Читать онлайн Волк и голубка, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волк и голубка - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 251)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волк и голубка - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Волк и голубка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Заупокойная служба подошла к концу, и Эйслинн, желая остаться одна, поднялась наверх. Но в спальне оказался Вулфгар. Он угрюмо глядел в окно, сжимая в руке свиток, привезенный Рагнором. Суэйн стоял у очага и носком сапога лениво забрасывал в огонь выпавшие угли. Оба оглянулись на звук ее шагов, и девушка, извинившись, хотела выйти, но Вулфгар покачал головой:
— Входи. Мы уже поговорили.
Эйслинн нерешительно вошла и закрыла за собой дверь, чувствуя тяжелые взгляды мужчин. Слегка покраснев, она поспешно отвернулась, но тут же услышала голос Вулфгара:
— Я все возлагаю на тебя, Суэйн.
— Да, сэр. Я стану охранять эти земли, как свои.
— Я в этом уверен.
— Как странно, Вулфгар… после стольких лет… мы всегда сражались вместе.
— Да, но долг зовет, и я должен знать, что оставляю дом в надежных руках. Надеюсь, ненадолго.
— Англичане — упрямые люди.
— Верно, — вздохнул Вулфгар, — но герцог еще упрямее.
Суэйн согласно кивнул и, поклонившись, вышел. Эйслинн, не глядя на Вулфгара, продолжала подбирать осколки рога, разбитого накануне. Она поискала разорванное платье-рубаху в надежде, что сумеет починить его, — у нее и без того почти не осталось нарядов. Но поиски оказались безуспешными.
— Господин, — осмелилась спросить девушка, — ты не видел моего платья? Оно валялось на полу.
— Я положил его на кровать.
Эйслинн обернулась и, перебрав подушки, пожала плечами:
— Его нигде нет.
— Наверное, Глинн унесла, — равнодушно бросил Вулфгар.
— Нет, она не вошла бы сюда без вашего позволения. Глинн вас очень боится.
— Оставь ты это платье, — раздраженно проворчал Вулфгар, — найдется где-нибудь.
— У меня их не так много, — пожаловалась Эйслинн. — И нет денег, чтобы купить полотно. Шерсть слишком груба и царапает кожу. А ты сказал, что не собираешься покупать мне одежду.
— Прекрати свое нытье. Сейчас ты похожа на тех приставал, что вечно вымаливают у мужчин монеты!
Подбородок. Эйслинн задрожал, и девушка отвернулась, чтобы скрыть эту слабость. Плакать о разорванном платье, когда родина лежит в руинах? Но сожалеет ли она о нарядах или о себе? Она, сильная, упрямая, решительная, теперь превратилась в жалкое беспомощное создание, и все по милости человека, ненавидящего женщин и даже в эту минуту сравнившего ее с продажной девкой!
Эйслинн проглотила слезы и гордо подняла голову.
— Господин, я ничего не прошу. Хочу только сохранить то немногое, что еще принадлежит мне.
И, замолчав, принялась прибирать комнату, пытаясь собраться с силами и прогнать дурное настроение. Наконец она выпрямилась и оцепенела под задумчивым взглядом серых глаз.
— Господин, — пробормотала она, — даю слово, я не просила тебя покупать мне одежду. Однако ты смотришь на меня так, словно готов высечь плетью. Неужели столь сильно ненавидишь?
— Ненавижу? — удивился Вулфгар. — С чего бы мне ненавидеть тебя, само воплощение мужского желания?
Мысли девушки лихорадочно заметались, но, как ни старалась она припомнить каждую мелочь из предыдущего разговора, не находила причин мрачного настроения Вулфгара. В тот же миг на ум пришли издевательские слова Paгнора, и Эйслинн задохнулась от ужаса.
— Боишься, что я ношу дитя другого мужчины, господин? — дерзко спросила она и увидела, как серые глаза потемнели, словно грозовые тучи. — Должно быть, тебе трудно смириться с тем, что в чреве у меня твой собственный ребенок, хотя ты никогда не узнаешь наверняка, кто его отец.
— Замолчи, — раздраженно бросил Вулфгар.
— Нет, сэр.
Эйслинн упрямо покачала головой, и непокорные локоны разметались по плечам.
— Я хочу знать правду. Что, если я беременна? Поведешь ли ты меня к алтарю, чтобы спасти невинную душу от участи, которая выпала на твою долю?
— Нет, Ты уже слышала мой ответ священнику. Эйслинн попыталась сглотнуть застрявший в горле ком.
— Ответь мне только на один вопрос, — с трудом выговорила она. — Уверен ли ты в том, что твоего ублюдка не произвела на свет другая несчастная? Были ли все твои любовницы бесплодны?
Его хмурое лицо сказало ей обо всем, и девушка не знала, смеяться ей или плакать.
— Ты насладился бы мной больше, будь я подобна остальным женщинам, верно? — Эйслинн подошла ближе и, стараясь казаться спокойной, добавила: — Я отчаянно надеюсь, что тоже окажусь бесплодной, поскольку тебя вряд ли обрадует появление моего ребенка.
Вулфгар поморщился, но промолчал, хотя слова девушки больно его укололи. Грубо притянув Эйслинн к себе, он зловещим взглядом впился в нее.
— Нравится это тебе или нет, Эйслинн, но не думай, что честь можно спасти, пожертвовав собой. Я слышал о женщинах, которые смерть предпочли позору. Но я считаю это глупостью.
— Глупостью? — мягко улыбнулась девушка. — А мне это кажется достойным поступком.
Вулфгар схватил ее за плечи и стал трясти, пока у Эйслинн не застучали зубы.
— Помоги мне Бог, девушка, я велю приковать тебя к моему поясу, лишь бы удостовериться, что ты ничего не сотворишь!
Эйслинн, рванувшись, отскочила и окинула его пронизывающим взглядом сквозь застилавшие глаза слезы.
— Не бойся, благородный лорд. Я дорожу своей жизнью. И если успела забеременеть, обязательно выношу дитя, признаешь ты его своим или нет.
— Я бы не хотел иметь твою смерть на совести, — с облегчением признался Вулфгар.
— И к тому же кто тогда будет твоей шлюхой? — с горечью бросила она.
— Эйслинн, — одернул он, — придержи язык. Я устал от бесконечных колкостей.
— Неужели, господин? Не думала, что столь грозный рыцарь испугается языка какой-то девчонки.
— Своим ты то и дело пускаешь кровь, — вспылил Вулфгар.
— Прошу прощения, сэр, — смиренно пробормотала она. — Мой господин сильно страдает?
— Господин! Господин! — передразнил он, не обращая внимания на издевательский тон. — Я сказал, как меня зовут! Эйслинн вскинула голову:
— Неужели ты позволишь рабыне звать тебя по имени?
— Я требую этого, Эйслинн! — воскликнул он, низко склоняясь перед ней.
— Как прикажешь… Вулфгар, — коротко кивнула девушка. Рыцарь шагнул к ней и, обняв, несколько секунд удерживал на месте.
— Ты выбрала участь рабыни по собственной воле, но я желаю видеть тебя иной. И пока я изливаю в тебя свое семя, все будет по-моему.
Он впился в ее уста, заглушая гневные слова. Эйслинн попыталась вырваться, но он стиснул ее безжалостной хваткой. Вулфгар уткнулся в ее шею, и Эйслинн почувствовала неумолимое давление его чресел и поняла, что сейчас безвольно отдастся его дерзким объятиям. Отчаянно стараясь овладеть собой, она тихо охнула:
— Госпо… Вулфгар! Ты делаешь мне больно!
Но вместо ответа он обрушил на нее дождь поцелуев. Когда их губы снова встретились, Эйслинн застонала и запрокинула голову.
— Пусти меня! — приказала она куда более разгневанная на себя, чем на него, потому что не могла усмирить бушующее в крови желание. — Пусти, говорю!
— Нет, — хрипло выдавил он и приник губами к ее груди. Обжигающее дыхание, казалось, опалило нежную кожу даже через ткань платья. Вулфгар наклонился, подхватил ее на руки и, не обращая внимания на бурные протесты, понес к постели и стал раздевать. Он разметал ее волосы по волчьим шкурам, пока огненные пряди не заструились, словно шелковые, а сам отступил и сбросил одежду, не отрывая глаз от ее сияющей наготы.
— Это неприлично! — охнула Эйслинн в приступе девичьей скромности. В свете дня их обнаженные тела, казалось, навсегда запечатлелись у нее в мозгу. Впервые она увидела его таким — воином с бронзовой кожей, языческим богом. Столь великолепное существо жаждет покорить каждая женщина!
— Ведь солнце еще высоко! — воскликнула она. Но Вулфгар, усмехнувшись, бросился на постель подле Эйслинн.
— Это не имеет никакого значения, — заверил он. — По крайней мере между нами не будет больше секретов.
Девушка покраснела еще гуще, но во взгляде Вулфгара загорелось восхищение. Он осторожно погладил ее, поражаясь бархатистости и мягкости кожи.
Эйслинн поняла, что возврата к прошлому нет и остановить его нельзя. Но она, со своей стороны, была полна решимости оставаться равнодушной и ничем не выдать собственных желаний. Вулфгар достиг вершины наслаждения, но лишь поднявшись, выказал свое неудовольствие. Эйслинн подавила торжествующую улыбку и холодно встретила его взор.
— Мне кажется, милая, — тихо пробормотал он, проводя пальцем по ложбинке между ее грудями, — что ты противишься не мне, а себе. Но клянусь, придет время, когда при одном моем прикосновении ты будешь молить о ласке!
Эйслинн, притворившись, что не слышит, продолжала смотреть на него. Вулфгар задумчиво вздохнул и стал одеваться. Когда он вновь восторженно оглядел ее обнаженное тело, девушка вскочила и прикрылась волчьей шкурой. Вулфгар пожал плечами и рассмеялся. Одевшись, он подобрал разбросанную по полу одежду и протянул ее Эйслинн. Та многозначительно поглядела на дверь, давая понять, что ему пора уходить, но Вулфгар покачал головой, и улыбка тронула его губы.
— Нет, я пока остаюсь. Тебе придется привыкнуть ко мне, прелестная Эйслинн, и знай, я не позволю твоей скромности лишить меня удовольствия.
Девушка разъяренно уставилась на него и, вызывающе хмыкнув, уронила шкуру.
Как была, обнаженная, она грациозно направилась к очагу, не заметив, что серые глаза вновь загораются страстью. В это мгновение Вулфгар был донельзя потрясен собственными непривычными ощущениями.
Неожиданно снизу крикнули, что к Даркенуолду приближаются неизвестные, и Вулфгар, словно обрадовавшись непрошеному вмешательству, пристегнул меч и торопливо вышел. Эйслинн быстро натянула платья и, рассеянно откинув волосы за спину, покинула комнату. На лестнице она столкнулась с Рагнором. Он загородил ей дорогу, а как только девушка попыталась обойти его, расставил руки. Эйслинн смерила норманна уничтожающим взглядом.
— Позвать его или позволишь мне пройти? — сухо осведомилась она, увидев, что Вулфгар ожидает на пороге незваных гостей. — Разве Вулфгар не предупреждал, чтобы ты оставил меня в покое и не подвергал себя лишним унижениям, как в тот раз?
— Когда-нибудь я убью его, — прошептал Рагнор, но тут же улыбнувшись, коснулся ее длинного локона: — Я готов на смерть и позор, только бы быть рядом с тобой, малышка.
— И без сомнения, повесил бы меня на первом попавшемся суку, как только пресытился мною, — язвительно фыркнула она.
— Никогда, голубка, — усмехнулся Рагнор. — Я не стал бы так грубо с тобой обращаться.
— Я саксонка, — напомнила Эйслинн. — Почему же нет?
— Потому что ты прекрасна.
Он осторожно положил локон ей на грудь и не спешил убрать руку.
— Вижу, он неплохо развлекается. Щеки у тебя все еще пылают.
Побагровев от смущения, Эйслинн снова попробовала протиснуться мимо Рагнора, но он сжал ее пальцы.
— Не торопись.
— Немедленно оставь меня в покое! — разъяренно прошипела девушка.
— Неужели не скажешь на прощание ни единого доброго слова?
Эйслинн вопросительно подняла брови:
— Ты снова уезжаешь? Как скоро?
— Не волнуйся так, голубка. Ты ранишь меня своим равнодушием.
— Зато в твое отсутствие шанс вновь быть изнасилованной значительно снижается, — ехидно напомнила она. — Но признайся, зачем я тебе нужна? Разве там, куда ты едешь, нет женщин?
Рагнор наклонился ближе и шепнул, словно поверяя тайну:
— Они всего лишь шипы. А ты благоуханная роза. И не успела она отпрянуть, как он быстро прижался к ее губам и, отступив, прижал руку к сердцу:
— Я навсегда сохраню память об этом поцелуе, любовь моя.
Эйслинн надменно проплыла мимо него и подошла к двери. Во двор въехала крытая повозка в сопровождении рыцаря и остановилась рядом с одним из людей Вулфгара. Тот, спросив о чем-то седоков, махнул Вулфгару рукой. Повозка подъехала ближе, и Эйслинн увидела худую женщину со светлыми, почти белыми волосами. Лошадь оказалась старой и хромой, покрытой шрамами прежних битв, но при надлежащем уходе она могла бы стать поистине благородным животным. Доспехи рыцаря оказались ржавыми и старомодными. Сам незнакомец был крепкого сложения и длинноногим, ростом почти с Вулфгара. Его боевой конь в яблоках тоже знавал лучшие дни, и его шкуру припорошил густой слой дорожной пыли.
Наконец женщина натянула поводья и оглядела дом.
— Ты неплохо устроился, Вулфгар, — заметила она и, не дожидаясь помощи, спрыгнула на землю. — По крайней мере гораздо лучше, чем мы.
При виде столь фамильярного обращения сердце Эйслинн сжалось, и привычный страх снова вспыхнул в душе. Незнакомка подняла голову, и Эйслинн увидела прекрасное аристократическое лицо и белоснежную кожу. Женщине было лет тридцать, но она держалась гордо и надменно. Эйслинн затрепетала, гадая, в каких отношениях находится эта дама с Вулфгаром.
Старый рыцарь выпрямился и взмахам руки приветствовал Вулфгара. Норманн ответил тем же, и мужчины долго оценивающе разглядывали друг друга. Всадник воткнул в землю копье и снял шлем, явив взору копну седых длинных волос. Однако подбородок и щеки, недавно заросшие бородой, еще не успели загореть.
Эйслинн недоуменно нахмурилась. Как осмелился вооруженный сакс появиться в Даркенуолде? Правда, прежде она никогда не видела этого старика, а на щите его не красовался герб.
Вулфгар наконец заговорил, и девушке показалось, что в нем шла некая внутренняя борьба:
— Мой дом беден, а пища скудна, но вы здесь желанные гости.
Но старик по-прежнему оставался в седле, словно отвергая радушный прием.
— Нет, Вулфгар, мы ищем приюта не на неделю-другую. Рыцарь глядел куда-то вдаль, и слова, казалось, не шли у него с языка.
— Твои норманны прогнали меня с моей земли. Саксы считают меня предателем, потому что я не смог сражаться за Гарольда при Гастингсе. У меня почти не осталось родных, но я обнищал и не в силах содержать даже маленькую семью. Поэтому и приехал молить тебя о прибежище.
Вулфгар переступил с ноги на ногу и перевел взгляд с заходящего солнца на величественного всадника.
— И все же, — твердо повторил он, — вы здесь желанные гости.
Старик кивнул и на мгновение закрыл глаза, словно готовясь к дальнейшим испытаниям. Потом медленно повесил щит на копье, прислоненное к седлу, потер ноющее колено и попытался перекинуть ногу через высокую луку. Вулфгар бросился ему на помощь, но незнакомец только отмахнулся. Старый рыцарь с трудом повторил попытку, но тут же охнул, когда нога ударилась о круп лошади. Тогда к нему подошел Суэйн и, не обращая внимания на протесты, снял мужчину с седла, и поставил на землю. Старик улыбнулся викингу и прижал к его груди кулак. Викинг стиснул его огромной лапищей и грубо тряхнул.
— Суэйн! Добрый Суэйн! Ты все такой же!
— Немного постарел, друг мой, — ответил тот.
— Да, — задумчиво вздохнул незнакомец. — И я тоже. Женщина обратилась к Вулфгару:
— Мы умираем от жажды. Где можно напиться?
— В зале, — кивнул Вулфгар.
Второй раз за этот день Эйслинн спохватилась, в каком виде стоит перед незнакомыми людьми. Спутанные рыжие волосы и маленькие босые ступни, выглядывавшие из-под наспех накинутого платья, красноречиво свидетельствовали о том, как она провела последний час. Покраснев, девушка смущенно одернула юбки под насмешливым взглядом незнакомки. Суэйн равнодушно отвернулся, но светловолосая женщина подошла к крыльцу и снова с любопытством уставилась на Эйслинн. В этот момент к Эйслинн подошел Рагнор, и незнакомка высоко подняла брови, увидев снисходительную улыбку на лице рыцаря. Женщина уже приготовилась обратиться к Вулфгару за объяснением, но тот взбежал по ступенькам, взял Эйслинн за руку и привлек к себе.
— Это мадемуазель Эйслинн, — насмешливо объявил он, — дочь старого хозяина дома. Эйслинн, это моя сводная сестра Гвинет. — И, показав на рыцаря, добавил: — А это лорд Болсгар из Калленхема, ее отец.
— Лорд? — повторил Болсгар. — Нет, Вулфгар. Времена изменились. И теперь ты стал лордом, а я всего-навсего нищий рыцарь.
— Я много лет думал о тебе как о владельце Калленхема.
Ты должен простить меня.
Эйслинн улыбнулась старику, который, встревожено хмурясь, перевел взгляд с Вулфгара на нее.
— Прежний господин Даркенуолда был всегда рад гостям. Смело входи в дом.
Рагнор, выступив вперед, представился и склонился над рукой Гвинет. От прикосновения его пальцев холод, который она почувствовала при встрече, мгновенно вытеснило бурлящее наслаждение. Она улыбнулась, и Рагнор тотчас же понял, что одержал очередную победу. Повернувшись к Вулфгару, он усмехнулся:
— Ты не сказал нам, что у тебя в Англии есть родные, милорд. Вильгельму будет интересно узнать об этом.
— Не спешите к нему со своими сплетнями, сэр де Марте. Герцогу уже все известно, — заверил Вулфгар и, предупреждая дальнейшие расспросы, широко раскрыл дверь, а потом спустился с крыльца и встал рядом с Болсгаром. Положив руку старика себе на плечо, он помог Суэйну внести Болсгара в зал. Эйслинн поспешила подвинуть старику тяжелое кресло, и мужчины усадили его. Сакс поморщился от боли, когда Вулфгар осторожно положил его ногу на табурет, но тут же облегченно вздохнул, устраиваясь поудобнее. Керуик молча наблюдал, как Эйслинн, встав на колени перед Болсгаром, попыталась развязать кожаные обмотки, стянувшие его ногу. Узлы не поддавались, потому что нога распухла. Вынув маленький кинжал, девушка стала разрезать ремешки, но тут же поняла, что причиняет бедняге лишние мучения.
Вулфгар опустился на колени рядом с ней, вынул из ножен свой клинок и решительно расправился с обмотками. Эйслинн хотела снять лохмотья, но старик сделал отстраняющий жест.
— Вулфгар, уведи девушку. Не слишком приятное зрелище для молодых глаз.
Но Эйслинн покачала головой:
— Нет, сэр Болсгар. У меня крепкий желудок, и… — она смело взглянула на Вулфгара, — …не зря меня называют упрямицей. Я остаюсь.
Стальные глаза загорелись веселым блеском.
— Клянусь, она не лжет.
Эйслинн нахмурилась. Гвинет подобралась ближе и пристально уставилась на них. Майда принесла гостям еды и эля.
— И каково это, числиться среди победителей, Вулфгар? — осведомилась Гвинет.
Болсгар недовольно вскинул голову.
— Придержи язык, дочка.
Но Вулфгар безразлично пожал широкими плечами и вместе с Эйслинн склонился над стариком.
— Признаться, это лучше, нежели оказаться побежденным.
Гвинет мгновенно осеклась при виде ужасной гноящейся раны, скрытой под обмотками. Женщина поспешно отвернулась и позволила Рагнору отнести ее кубок и тарелку к столу, охотно внимая при этом комплиментам норманнского рыцаря.
Грязные обмотки так смердели, что даже Эйслинн задохнулась. Вулфгар придержал ее за плечо, но девушка превозмогла отвращение и продолжала снимать мокрые лохмотья.
— Скажи, что нужно делать, — попросил Вулфгар, заметив, как она побледнела.
— Нет, — мягко ответила девушка, — я сама. Подняв деревянное ведро, она повернулась к Керуику:
— Болото… ты знаешь место?
Молодой человек молча кивнул, и Эйслинн вручила ему ведро.
— Принеси мне черной грязи, да побольше.
Керуик выбежал из зала, и на этот раз никто не стал интересоваться его намерениями.
Вулфгар озабоченно уставился на отчима:
— Что случилось, лорд Болсгар? Эта рана нанесена рукой норманна?
— Нет, — вздохнул старик. — Будь это так, я бы гордился ею, но не враг, а я сам себя искалечил. Мой конь споткнулся и, падая, придавил мне ногу, прежде чем я успел отскочить. Острый камень разрезал обмотки и впился в плоть, и с тех пор я невыносимо страдаю.
— Почему ты не попросил кого-нибудь полечить ногу? — удивилась Эйслинн.
— Некого было просить.
Эйслинн взглянула на Гвинет, но промолчала, вспомнив при этом, как часто ей приходилось ухаживать за своим отцом. Неужели сестра Вулфгара столь бессердечна?
— Вулфгар, — велела она, — сними с огня котел с водой и принеси сюда. Мама, достань из сундука чистое полотно, а ты, Суэйн, положи тюфяк у очага.
Болсгар поднял брови и расплылся в улыбке, отметив, что даже викинг не осмелился возразить девушке, а бросился выполнять ее приказание. Сама Эйслинн прошла по залу, собирая с углов паутину. Вулфгар и Суэйн стащили со старика доспехи и уложили его поудобнее на покрытый шкурами тюфяк. Эйслинн вернулась и, приподняв его ногу, размотала до конца обмотки и подложила под нее мягкую козью шкуру. Потом взяла чистую тряпицу, разорвала надвое и застыла, сочувственно глядя на старика.
— Будет больно, милорд, — предупредила она. — Но это необходимо сделать.
Он успокоил ее улыбкой и жестом велел продолжать.
— Твои прикосновения столь легки, леди Эйслинн, что вряд ли ты можешь причинить невыносимые страдания.
Девушка налила кипятку в маленькую деревянную чашу и, намочив тряпку, стала промывать сочившуюся гноем и сукровицей рану. Старик дернул ногой. Эйслинн подняла глаза и увидела, что его лоб покрылся испариной, а пальцы судорожно стиснули тюфяк.
Она продолжала свое занятие до тех пор, пока в зале не появился запыхавшийся от бега Керуик с ведром скользкой черной жижи. Схватив еще одну чашу, Эйслинн бросила туда горсть зловонной грязи, добавила паутину, хорошенько перемешала и наложила толстым слоем на рану. Она обернула ногу мокрыми тряпками и замотала их сверху козьей шкурой. Наконец Эйслинн вытерла руки и обратилась к Болсгару:
— Держите ногу неподвижно, милорд. Если, конечно, не хотите остаток жизни проковылять на деревяшке.
Улыбнувшись, она поднялась и взглянула на Вулфгара.
— Сэру Болсгару не помешает выпить холодного пива.
Старик благодарно улыбнулся и, осушив протянутый рог, медленно закрыл глаза. Спустя несколько минут он уже крепко спал.
Рагнор покинул зал вместе с Вулфгаром и Суэйном, а Эйслинн, показав Гвинет ее спальню, собралась немного отдохнуть. Она вошла в комнату и долго смотрела на разбросанные шкуры, почти ощущая горячее тело Вулфгара. Тихо вскрикнув, девушка повернулась и шагнула к окну. В памяти всплыл оценивающий взгляд Гвинет. Не нужно быть колдуньей, чтобы понять, о чем та думала. Гвинет наблюдала за ними неотрывно, за исключением тех случаев, когда устремляла взор на Рагнора. Что она скажет вечером, когда Эйслинн усядется рядом с Вулфгаром, а потом отправится с ним в эту спальню? Но нет, он, конечно, не станет выставлять напоказ их связь! Однако сегодня днем Вулфгар взял ее за руку перед гостями, не обращая внимания ни на Гвинет, ни на окружающих. Другие мужчины наверняка постыдились бы показывать родным любовницу, да еще в таком виде!
Щеки Эйслинн загорелись от стыда.
Девушка расстроено покачала головой и закрыла руками уши, словно пытаясь заглушить злобный голос, звучавший в мозгу: «Распутница! Шлюха!»
Она решила немного отвлечься и, выглянув во двор, увидела на дальнем холме норманнов. Они, как и каждый день, упражнялись в воинском искусстве, но Эйслинн поспешно отвернулась, помня, как много ее земляков пало от руки этих неутомимых жестоких ратников.
Остаток дня она провела, убирая комнату и пытаясь привести себя в порядок: вплела в косы желтые ленты, надела платье-рубаху из мягкого желтого полотна и золотистое верхнее платье с длинными вышитыми рукавами. Бедра опоясывал металлический пояс, сбоку висел маленький, украшенный драгоценными камнями кинжал, символ ее более высокого, чем рабское, положения. Наряд довершила тонкая шелковая сетка для волос.
Со времени появления Вулфгара девушка ни разу не уделяла столько внимания своей внешности. Интересно, заметит ли он ее старания? От внимания Керуика и Майды эти перемены, конечно, не ускользнут, тем более что этот наряд Эйслинн берегла для венчания. Но поможет ли он ей победить упрямого уроженца Нормандии?
Землю окутали сумерки, когда Эйслинн наконец вышла в зал. Там уже были расставлены и накрыты столы, однако мужчины до сих пор не вернулись. Гвинет спустилась вниз, и Эйслинн заметила, что она причесалась, но так и не сменила грязного дорожного платья. По-видимому, Эйслинн зря прихорашивалась. Получается, она хочет похвастаться перед гостьей. Не будь ее мысли настолько заняты Вулфгаром, никогда не поступила бы так. Но теперь уже поздно что-то менять.
Заслышав шаги, Гвинет обернулась и пристально оглядела девушку с ног до головы, не упустив из виду ни маленьких туфелек, ни красивой шелковой сетки.
— Вижу, что тебе норманны по крайней мере оставили смену одежды, — прошипела она. — Правда, я не дарила им свои милости, как некоторые.
Эйслинн вспыхнула от бешеной ярости, но сдержалась и не задала просившийся на язык вопрос, каким образом Гвинет оказалась среди немногих счастливиц, ухитрившихся избежать насилия захватчиков-норманнов. Они, без сомнения, знали и чтили ее, как сестру Вулфгара, но смеет ли она издеваться над теми, кто был обесчещен не по своей воле?
Эйслинн подошла к очагу, где по-прежнему спал старик. Несколько минут девушка смотрела на него, чувствуя, как сострадание к этому обездоленному саксу вытесняет гнев и горечь.
В этот момент в зале появился Хэм и приблизился к хозяйке.
— Госпожа, ужин готов. Что нам делать?
— Бедный Хэм, — улыбнулась девушка, — ты не привык к норманнским обычаям. Аккуратность и точность моего отца избаловали тебя.
— Этим норманнам не мешало бы поучиться аккуратности, — твердо объявила Гвинет. — Пусть глодают холодные кости, но я предпочитаю горячую еду. Принеси мне ужин, да побыстрее.
Эйслинн перевела взгляд на женщину и невозмутимо ответила:
— В обычае этого дома, леди Гвинет, дожидаться хозяина, если, конечно, он не предупредил, что задержится. Я не опозорю господина неуместной спешкой.
Гвинет хотела возразить, но Хэм уже исчез. Женщина капризно нахмурилась.
— Крепостным Даркенуолда следует преподать урок почтительности.
— Они всегда были превосходными слугами, — покачала головой Эйслинн, защищая юношу. Тишину нарушил конский топот, и девушка, распахнув дверь, подождала, пока Вулфгар спешится и поднимется на крыльцо. Он подошел к ней, а остальные повели лошадей на конюшню. Окинув взглядом точеную фигурку, рыцарь пробормотал, не скрывая своего восхищения:
— Ты оказываешь мне честь, дорогая. Не думал, что ты можешь стать еще красивее, однако теперь вижу, что и совершенство нуждается в драгоценном обрамлении.
Эйслинн слегка покраснела, зная, что Гвинет ловит каждое слово. Вулфгар нагнулся, чтобы поцеловать девушку в губы, но она смущенно отстранилась и показала на Гвинет:
— Твоя сестра проголодалась, господин. Скоро ли появятся твои люди?
— Господин? — Вулфгар недоуменно поднял брови. — Быстро же ты все забыла, Эйслинн.
Девушка бросила на него умоляющий взгляд.
— Тебя так долго не было, — начала она, пытаясь отвлечь Вулфгара. — Мы уже гадали, не лучше ли поужинать, не дожидаясь вас.
Вулфгар проворчал что-то, насупился и шагнул к очагу. Он встал спиной к огню, расставив ноги, заложив руки за спину, и не сводил угрюмого взгляда с Эйслинн, занятой последними приготовлениями к ужину. Девушка прошла в комнату рядом с залом, служившую кухней, и велела подавать блюда. Она вернулась в тот самый миг, когда заворочался Болсгар, и, опустившись на колени, приложила руку ко лбу старика. Небольшой жар, решила она и дала ему напиться. Болсгар с благодарным вздохом откинулся на шкуры и, оглядевшись, увидел сначала дочь, а потом и Вулфгара. Внезапно норманнский рыцарь отвернулся от них и коснулся носком сапога тлеющего полена.
— Ты ничего не сказал о моей матери, сэр, — вдруг произнес он. — Что с ней? Здорова ли она?
— Умерла год назад, в декабре, — помолчав, ответил старик.
— Я ничего не знал, — шепнул Вулфгар. Образ матери навеки запечатлелся в его памяти в тот день, когда он навсегда уехал вместе с Суэйном. Поэтому Вулфгар сразу узнал сестру: они были похожи с матерью как две капли воды.
— Мы сообщили о ее смерти Роберу в Нормандию, — объяснил Болсгар.
— Я не видел дядюшку десять лет, — спокойно ответил Вулфгар, отрешившись от мучительных воспоминаний о матери. — Робер всегда считал меня ненужным бременем.
— Ему хорошо платили за заботу о тебе. Роберу следовало бы цените это.
— Да, — презрительно фыркнул Вулфгар, — большие деньги позволяли ему наливаться каждый день пивом и сплетничать, что его сестрица наставила рога саксу и что его племянник не кто иной, как отродье неизвестного норманна! Его, казалось, забавляло, что ни один мужчина не признал меня своим сыном.
— Но тебя воспитали, как законнорожденного! И даже посвятили в рыцари! — напомнил старик.
— Да, — вздохнул Вулфгар. — Робер сделал меня своим пажом и велел выучить всему, что необходимо воину, но лишь после того как Суэйн напомнил ему об обязанностях и хорошенько пригрозил.
Старик кивнул:
— Робер всегда был человеком легкомысленным, так что не стоило надеяться на большее. Хорошо, что я послал с тобой Суэйна.
Лицо Вулфгара словно на глазах осунулось.
— Неужели он так ненавидел меня, что не мог вынести моего присутствия?
Сердце Эйслинн разрывалось от жалости к Вулфгару. Никогда еще она не видела его таким растерянным. Девушка заметила, что глаза Болсгара сверкают от непролитых слез, однако на благородном лице не дрогнул ни один мускул.
— Узнав правду, я некоторое время тебя ненавидел, — признался старик. — Смертельная обида — сознавать, что не ты зачал такого прекрасного сына. Я считал тебя своим первенцем и гордился тобой, пренебрегая младшим сыном. Ты держался в седле куда увереннее и был намного сильнее его, и казалось, в твоих жилах текла сама жизнь. Тот слабый вялый мальчишка, который родился потом, не стал для меня утешением. Ты был плотью от плоти моей, я любил тебя больше, чем самого себя.
— До тех пор, пока мать не призналась, что я родился от какого-то норманна, чье имя она отказалась назвать, — с горечью пробормотал Вулфгар.
— Она хотела восстановить справедливость. Я восторгался бастардом больше, чем законными детьми, а она не могла этого вынести. И была готова покрыть себя позором, только бы им было хорошо. Не надо ее осуждать. Нет, это моя злоба разлучила нас с тобой. Ты, кто был моей тенью, радостью и счастьем, не сын чресел моих! Я открыл сердце другому сыну, и он вырос сильным и крепким… но погиб во цвете лет. Я бы с радостью умер вместо него. Но все, что мне осталось, — забота о сварливой девице, язык которой еще острее, чем был у матери.
Сакс замолчал, задумчиво глядя в огонь. Эйслинн всей душой жалела мальчика, отвергнутого сначала матерью, а потом человеком, которого он считал отцом. Ей хотелось коснуться его щеки и излечить боль. Она впервые видела его таким беззащитным — Вулфгар всегда казался несгибаемым и непобедимым, как неприступная крепость. Возможно ли затронуть его сердце?
Девушка уселась в большое кресло перед огнем, чтобы получше рассмотреть Вулфгара.
— Мы отослали тебя на родину матери, не зная, каким ты вернешься, — хрипло выговорил Болсгар. — Ты знал, что твой брат погиб в сражении при Сенлаке?
Вулфгар, вскинувшись, пристально посмотрел на старика. Гвинет, сверкая глазами, подступила к нему.
— Да, норманнские грабители убили его. Убили моего брата!
— Норманнские грабители? — повторил Вулфгар, поднимая брови. — Ты, конечно, имеешь в виду меня?.
— Ты сам это сказал! — вздернула подбородок Гвинет.
— Берегись, сестрица, — почти нежно улыбнулся он, — долг побежденных — угождать победителю. Неплохо бы тебе взять пример с моей Эйслинн. — Он приблизился к девушке и, положив руку ей на плечо, принялся играть тяжелой медной косой. — Она так прекрасно разыгрывает роль жертвы, что иногда я даже сомневаюсь в том, действительно ли чего-то добился.
Уголки губ Эйслинн поднялись в улыбке, но никто, кроме Вулфгара, этого не заметил. Он осторожно погладил щеку девушки.
— Да, сестра, тебе не помешает взять несколько уроков покорности у Эйслинн.
Гвинет, затрепетав от ярости, шагнула к нему. Вулфгар с насмешкой наблюдал, как она сжимает губы, а глаза превращаются в щелки.
— Ты хочешь еще что-то добавить, Гвинет? — осведомился он.
Грудь женщины бурно вздымалась.
— Да, — прошипела Гвинет. — Жаль, братец, что Фолсуорт, а не ты остался лежать на поле брани! — И, не обращая внимания на молящий взор Болсгара, продолжала: — Знай, что я презираю и тебя, и то обстоятельство, что вынудило просить прибежища в твоем доме, лишь бы пережить эти ужасные времена. — Она повернулась к потрясенной Эйслинн и добавила: — Ты, кажется, решил сделать эту девку примером для всех нас! Взгляни только, как она одета! Совсем не похоже на наряды, которые носят женщины несчастной Англии, не так ли?
— Благодари Бога, что я еще жив, сестрица, — процедил Вулфгар, — иначе, боюсь, тебе пришлось бы спать на сырой земле и питаться объедками.
— Что это? — раздался голос, и на пороге вырос Рагнор в сопровождении воинов. — Неужели семейная ссора? Ай-яй-яй.
Он быстрым восхищенным взглядом окинул блистающую красотой Эйслинн, прежде чем взять руки Гвинет и поднести их к своей груди.
— Ах, сладостная Гвинет, неужели свирепый Вулфгар показал свои клыки? Умоляю, леди, не судите его манеры или позвольте мне усмирить его, поскольку я не могу вынести оскорблений вашей красоте и грации.
Гвинет, сухо улыбнувшись, ответила:
— Вполне естественно, что брат скорее найдет недостатки у сестры, чем в едва знакомом человеке.
— Даже будь я вашим старым возлюбленным, — хрипло пробормотал Рагнор, склоняясь над ее рукой, — не осмелился бы в чем-то вас упрекнуть.
Женщина, залившись краской, отстранилась.
— Вы слишком много берете на себя, сэр рыцарь, предполагая, что мы можем стать любовниками.
Выпрямившись, Рагнор хищно улыбнулся:
— Смею ли я надеяться, мадемуазель?
Гвинет нервно взглянула на Вулфгара, спокойно наблюдавшего за ними. Сжав пальцы Эйслинн, он поднял ее с кресла и показал сестре на главный стол:
— Давай поужинаем без споров, Гвинет, тем более что теперь нам придется видеться гораздо чаще.
Гвинет резко отвернулась и позволила Рагнору отвести себя к столу. Усадив девушку, он наклонился над ней, лаская ее взглядом.
— Вы тревожите мое сердце и разжигаете во мне страсть. Как я могу заслужить вашу доброту? Я навсегда останусь вашим рабом.
— Сэр де Марте, речи ваши чересчур дерзки, — пролепетала Гвинет, опустив глаза. — Вы забываете, что мой родной брат был убит норманнами и я сама не питаю к ним особой любви.
Рагнор, устроившийся на соседнем стуле, возразил:
— Но, мадемуазель, вы, конечно, не вините всех норманнов в смерти вашего брата! Мы связаны клятвой верности Вильгельму. Осуждайте за содеянное герцога, не меня!
— Мать моя была норманнкой, — тихо призналась Гвинет. — Я любила ее.
— И потому не должны ненавидеть меня, — умоляюще шепнул Рагнор.
— Я не питаю к вам ненависти, — выдохнула девушка. Чужеземец сверкнул белозубой улыбкой.
— Миледи, вы сделали меня самым счастливым человеком на земле! — воскликнул он, сжимая ее руку.
Гвинет смущенно отвернулась, наблюдая, как Вулфгар пододвигает стул для Эйслинн. Взгляд ее похолодел. Она презрительно посмотрела на молодую женщину, чувствуя, как душу точит червь ревности и ненависти.
— Ты не говорил нам, что женился, братец, — хмыкнула она.
— Женился? Нет, — покачал головой Вулфгар. — Почему ты так решила?
— Значит, эта Эйслинн не наша родня? Судя по тем почестям, какие ты ей оказываешь, я посчитала ее твоей любимой женой.
Рагнор язвительно усмехнулся и уставился на Эйслинн, ответившую ему ледяным взглядом. Тогда он нагнулся к уху Гвинет, чтобы развлечь ее забавным анекдотом. Та мгновенно разразилась веселым смехом.
Эйслинн крепко сжала кулаки, едва удерживаясь от взрыва ярости. Она потеряла аппетит и жаждала очутиться как можно дальше от этих людей. Мясо, положенное Вулфгаром ей на тарелку, осталось нетронутым, а кубок с вином — полным.
Вулфгар, заметив, что она не ест, учтиво произнес:
— Жареный кабан сегодня особенно вкусен, Эйслинн. Почему бы тебе его не попробовать?
— Я не голодна, — ответила девушка.
— Ты похудеешь, если не будешь есть, — мягко упрекнул он, отрезая себе кусок свинины. — А я предпочитаю пухленьких женщин. Правда, про тебя не скажешь, что ты слишком костлява, но зато не столь крепка, как следовало бы.
— Я достаточно сильна, — покачала головой Эйслинн. Рыжеватые брови удивленно взметнулись вверх:
— Неужели? Я бы никогда не подумал, судя по тому слабому сопротивлению, которое ты оказала всего несколько часов назад. — Он потер грудь и, коварно улыбнувшись, добавил: — Будь я проклят, если не хотел бы увидеть под собой прежнюю ведьму, а не манерную вялую куклу! Скажи, милая, не скрывается ли под этим прелестным обличьем еще одна женщина, та, которую нельзя назвать строптивицей, но, несомненно, гораздо более резвая, чем сегодняшняя Эйслинн?
Девушка не знала куда деваться от смущения.
— Господин, твоя сестра! Она услышит… уже сейчас она гадает, кто мы друг для друга. Не лучше ли обращаться со мной более сдержанно?
— То есть заставить тебя украдкой пробираться в спальню под покровом темноты? — засмеялся он, пожирая Эйслинн глазами. — Я умру от нетерпения.
— Мне не до смеха, — укорила она. — Твои родные уже и без того подозревают, что мы любовники. Хочешь, чтобы они в этом убедились?
— Объявить об этом сейчас или позже? — весело осведомился Вулфгар.
— О, ты невозможен! — в сердцах воскликнула Эйслинн.
Гвинет, немедленно забыв о Рагноре, посмотрела в их сторону. Когда она снова обернулась к рыцарю, Эйслинн наклонилась к Вулфгару:
— Неужели тебе все равно, что они подумают? Ведь это твоя семья.
— Семья? — проворчал Вулфгар. — Нет у меня семьи. Ты уже знаешь, как относится ко мне сестра. Мне безразлично ее одобрение или неодобрение. Ты моя, и я не брошу тебя в угоду своим родственникам.
— Но и не женишься, — тихо добавила Эйслинн.
— Я такой, какой есть. Ты принадлежишь мне, и этого достаточно.
Он отвел глаза, готовясь выдержать бой с Эйслинн, но, не дождавшись ответа, повернул голову и утонул в бездонных фиалковых озерах. Вулфгар как зачарованный не мог отвести взгляда, пока девушка не рассмеялась, и мелодичные звуки разом прогнали волшебство.
— Да, Вулфгар, я твоя рабыня, — едва слышно шепнула она. — И если этого довольно для тебя, значит, и для меня тоже.
Рыцарь все еще ошеломленно размышлял над ее словами, но тут вмешалась Гвинет.
— Вулфгар, надеюсь, ты не собираешься всю зиму кормить этих норманнов? — осведомилась она, обводя рукой зал. — Боюсь, как бы нам не пришлось голодать!
Вулфгар оглядел два десятка мужчин, жадно уничтожавших бесценные припасы Даркенуолда.
— Их даже больше, но остальные объезжают владения дозором. Охраняют замок от грабителей и воров. Защищают моих людей и тебя. Никогда не жалей для них хлеба.
Гвинет негодующе выпрямилась и окинула брата брезгливым взглядом. Еще один упрямец, не лучше Болсгара. Неужели ни у кого из них не хватает ума сохранить нажитое?
Немного погодя Эйслинн поднялась и, извинившись перед Вулфгаром, отправилась поухаживать за Болсгаром. Она снова намочила повязки у него на ноге, велела Керуику всю ночь поддерживать огонь в очаге, чтобы старик не простудился, и приглядывать за ним. А если Болсгару станет хуже, пусть немедленно позовут ее.
— Послать Майду за тобой? — спросил Керуик, пристально глядя на девушку.
Эйслинн тяжело вздохнула.
— У меня нет секретов. Даже самая презренная шлюха имеет тайные грешки, но я… о моих деяниях, кажется, трубит вся округа. Ничто не мешает прийти тебе.
— О какой тайне идет речь, если твой возлюбленный так откровенен? — резко бросил он. На щеке нервно задергалась жилка. — Чего ты ожидаешь от меня? Чтобы я считал тебя замужней женщиной?
Эйслинн, покачав головой, развела руками.
— Керуик, прошлого не вернуть. Мы никогда не станем мужем и женой. Забудь, что когда-то я была твоей нареченной. Между нами выросла стена.
— Не стена, Эйслинн. Мужчина, — горько бросил он.
— Но он не отпускает меня, — пожала плечами девушка.
— Это твои чары удерживают его! — вскинулся Керуик. — А теперь ты еще и наряжаешься, чтобы привлечь его. Если бы ты не умывалась, не умащивала себя благовониями, он быстро бы нашел себе другую. Но ты слишком тщеславна, чтобы позволить этому случиться.
Девушка разразилась веселым хохотом. Керуик побагровел, но она все не успокаивалась. Молодой человек опасливо оглянулся на Вулфгара и увидел его мрачно сведенные брови.
— Эйслинн, — процедил Керуик, — прекрати это безумие! Хочешь, чтобы меня опять высекли?
Эйслинн попыталась успокоиться, но лишь беспомощно засмеялась.
— Прости, Керуик, — охнула она, — не знаю, что на меня нашло.
— Ты издеваешься надо мной, — пробурчал он, скрестив руки на груди. — И все из-за моей одежды! Ты хотела бы, чтобы я походил на твоего норманнского любовника! Он вечно красуется, как петух на рассвете! Но у меня ничего не осталось — все отобрано! Что прикажешь носить жалкому рабу?
Эйслинн, мгновенно став серьезной, положила руку ему на плечо.
— Дело не в твоей бедной одежде, Керуик, просто ты совсем за собой не следишь — не умываешься и не причесываешься.
Юноша с сожалением отстранился:
— Твой возлюбленный наблюдает за нами, а у меня нет желания почувствовать, как псы разрывают мою плоть острыми зубами, а по спине гуляет кнут. Подойди к нему и успокой. Девушка кивнула и, встав на колени перед Болсгаром, получше укрыла старика волчьими шкурами. Тот ответил ей усталой улыбкой.
— Ты слишком добра и снисходительна к моим почтенным годам, леди Эйслинн, Твоя красота и нежные руки осветили мою жизнь.
— Боюсь, лихорадка ослабила твой ум, сэр рыцарь, — усмехнулась саксонка.
Болсгар прикоснулся к ее руке губами и со вздохом откинулся на подушки. Эйслинн поднялась и, не глядя на Керуика, подошла к Вулфгару. Рагнор не отрывал от нее глаз, пока девушка не остановилась за спинкой его стула, откуда могла исподтишка рассматривать Вулфгара. Насытившийся и немного успокоившийся, он односложно отвечал на бесчисленные расспросы сестры о его владениях и положении при дворе герцога Вильгельма. Гвинет пеняла брату на чрезмерную снисходительность к здешним крепостным, слишком грубым и непочтительным, и утверждала, что необходимо держать их в ежовых рукавицах. Вулфгар, выслушав последний совет, медленно перевел взгляд на Рагнора, развалившегося на стуле и, очевидно, довольного собой и словами Гвинет.
— Я рад, что ты обладаешь способностью выносить столь быстрые суждения, Гвинет, — бросил Вулфгар, но его сарказм остался незамеченным.
— Ты скоро поймешь, что я очень проницательна, братец, — заявила она, глядя на Эйслинн с понимающей усмешкой.
Вулфгар пожал плечами и, взяв девушку за руку, привлек к себе.
— Мне нечего скрывать. Все знают, как я живу и веду хозяйство.
И, к раздражению Гвинет, стал рассеянно играть тонкими пальцами Эйслинн и гладить ее руку. Девушка смущенно сжалась и покраснела. Самоуверенная улыбка Застыла на губах Рагнора; он поспешно наполнил рог до краев. Гвинет от возмущения и гнева начала заикаться, и Эйслинн невольно задалась вопросом — уж не новую ли игру затеял Вулфгар. Он с усмешкой поднялся и, обняв Эйслинн за плечи, шутливо бросил молодому рыцарю Гауэйну, хваставшемуся своей победой в сегодняшнем состязании:
— Дело не в твоем умении, парень, а в твоем смазливом личике. При виде тебя каждый воин думает, что встретил милую девушку, и не смеет дотронуться до прелестного видения.
Стены зала задрожали от хохота, и даже Гауэйн, краснея, улыбнулся. Вулфгар нежно провел костяшками пальцев по ладони Эйслинн, продолжая добродушно пререкаться со своими людьми, и девушка не заметила устремленного на нее злобного взгляда Гвинет. Обладай этот взгляд способностью убивать, девушка упала бы замертво. Глаза Гвинет еще больше сузились от ненависти, когда Вулфгар, обняв Эйслинн за талию, стал вместе с ней подниматься по ступенькам.
— Что он нашел в этой потаскухе?! — взорвалась женщина, откидываясь на спинку стула и надувая губы, как избалованный ребенок, которому не уделили должного внимания.
Рагнор неохотно отвлекся от созерцания тонкой фигурки в желтом и залпом прикончил эль. Однако уже через мгновение он овладел собой и, склонившись к Гвинет, даже выдавил чарующую улыбку.
— Не могу сказать, миледи, ибо вы затмили красотой всех женщин и я думаю только о вас. О, если бы я обрел счастье ощущать ваше обнаженное тело, жадно прижатое к моему, познал бы радости рая!
Гвинет тихо рассмеялась:
— Сэр де Марте, я начинаю бояться за свою добродетель.
— У меня мало времени, — признался Рагнор с лукавой улыбкой. — Завтра я должен ехать в лагерь Вильгельма.
Лицо женщины разочарованно вытянулось, и Рагнор, заметив это, ухмыльнулся:
— Не бойтесь, прелестница, я вернусь даже со смертного одра.
— Вот как! — в ужасе вскричала Гвинет. — Но куда вы едете?! И насколько это опасно?
— Признаться, всякое может случиться. Нас, норманнов, англичане не слишком-то жалуют. Они собираются избрать нового короля в обход прав Вильгельма. Необходимо убедить их в неразумности такого поступка.
— Вы храбро сражаетесь за своего повелителя, в то время как мой брат развлекается с этой дрянью. У него нет чести!
— Она просто скрашивает ему последние часы перед разлукой, — пожал плечами Рагнор.
— Вулфгар едет с вами? — поразилась Гвинет.
— Нет, через несколько дней. Увы участь моя, вероятно, решится куда скорее, и никому нет дела.
— Мне вы не безразличны, — выдохнула женщина. Рагнор прижал ее руку к своей груди.
— О любимая, сколь сладки ваши слова! Чувствуете, как бьется сердце?! Знайте же, что я жажду вас! Пойдемте со мной на лужок и позвольте расстелить мой плащ на земле для нас обоих! Клянусь, что не трону вас, лишь позвольте мне заключить вас в объятия и любоваться этим прекрасным личиком!
— Вы умеете убеждать, сэр рыцарь, — пробормотала Гвинет, краснея. Рагнор еще крепче стиснул ее пальцы.
— Мадемуазель, я не в силах устоять перед вашей красотой. Скажите, что придете. И дадите мне на прощание маленький залог вашей доброты.
— Я не должна так поступать, — слабо отбивалась Гвинет.
— Ни один человек не узнает. Ваш отец спит. Брат забавляется с любовницей. Скажите да, любимая.
Гвинет едва заметно кивнула.
— Вы не пожалеете о своем великодушии, — нежно шепнул Рагнор. — Я удалюсь первым и все приготовлю, а потом буду ждать вас. Умоляю, не задерживайтесь.
Он страстно припал к ее руке, передавая женщине свое возбуждение, и, поднявшись, поспешил к двери.
Вулфгар устало прислонился к косяку и с благодарностью заметил, что лохань с горячей водой уже готова.
— Ты хозяйничаешь с такой легкостью, будто всю жизнь этим занималась, — заметил он, начиная раздеваться.
Эйслинн с улыбкой оглянулась. В глазах сверкнули лукавые искорки.
— Мама с детства готовила меня к роли хозяйки дома.
— Да, из тебя вышла прекрасная рабыня, — проворчал Вулфгар.
Эйслинн сухо усмехнулась:
— Неужели, господин? Отец сказал как-то, что меня невозможно усмирить.
— Он был прав, — кивнул Вулфгар и, удовлетворенно вздохнув, сел в лохань. — Однако я не хотел бы ничего менять.
— Так ты намереваешься производить на свет незаконных сыновей? — вскинулась Эйслинн.
— Пока ты не доказала своей способности родить бастарда, дорогая.
— Прошло слишком мало времени, господин, — ухмыльнулась Эйслинн, снимая верхнее платье. — Не стоит тешить себя пустыми надеждами. Большинство женщин отличаются плодовитостью. До сих пор тебе просто везло, вот и все.
— Скорее, я был очень осторожен, — поправил он. — Перед тем как поддаться чарам женщины, я имею привычку справляться, много ли у нее детей.
— Но меня ты не спрашивал, — напомнила Эйслинн.
— Просто ты сама не знаешь, можешь ли родить. Это главный недостаток девственниц.
— Значит, у тебя никогда не было целомудренной девушки?
— Я в них не нуждаюсь.
— Хочешь похвастаться, что пожелай ты, и любая девушка будет твоей? — осторожно осведомилась Эйслинн.
— Женщины не очень-то разборчивы. Я мог бы иметь любую.
— О, — задохнулась Эйслинн, — как ты самоуверен! А я… я одна из твоих многочисленных шлюх.
Вулфгар уставился на нее непроницаемым взглядом, лениво растираясь намыленной тканью.
— Скажем, пока ты кажешься мне самой привлекательной, милая.
— Возможно, потому, что я не так стара, как остальные, — отрезала девушка и, шагнув к лохани, встала в вызывающую позу, дотрагиваясь до груди, бедер, талии, словно перечисляя все то, чем наградила ее природа. — Видишь, грудь у меня еще не отвисла, и ноги не кривые. Талия тонкая, а подбородок не исчез в складках жира. Что-то, несомненно, соблазнило тебя овладеть мной без обычных предосторожностей.
Серые глаза весело блеснули. Вулфгар протянул руку и молниеносным движением усадил Эйслинн в лохань. Девушка с криком попыталась вырваться.
— Мое платье, — всхлипывала она, оттягивая мокрую ткань от тела. — Ты испортил мое лучшее платье!
Но Вулфгар лишь громче рассмеялся и приблизился к ней.
— Боюсь, ты лопнешь от тщеславия, если я признаюсь, что никогда не встречал такой красавицы, как ты, или что ты способна навеки очаровать любого мужчину. Да, да, не стоит делать тебе столь откровенные признания, а то зазнаешься.
Он стиснул пальцы, несмотря на то что девушка яростно начала отбиваться.
— Ты, пожалуй, станешь чересчур самоуверенной и посчитаешь, что я никогда не взгляну на другую женщину, потому что нахожу тебя более желанной, чем остальных. Но, поверь, я окажу тебе большую услугу, предупредив: не привязывайся ко мне. Не плачь и не цепляйся за меня, когда на смену тебе придет соперница. Ненавижу оковы, которые трудно разорвать. Не влюбляйся в меня, Эйслинн: ничего, кроме боли, это тебе не принесет.
Девушка уставилась на него блестящими от непролитых слез глазами.
— Не тревожься, ты последний человек во всем христианском мире, в которого я могла бы влюбиться.
— Вот и хорошо, — кивнул Вулфгар.
— Если ты презираешь всех женщин, почему остерег меня? Ты всем говоришь эти слова?
Норманн разжал руки и поудобнее уселся в лохани.
— Нет, ты первая. Просто мне жаль твою молодость и нежность.
Эйслинн, задумчиво вздохнув, положила руки ему на грудь и заглянула в глаза.
— Но я все-таки женщина, Вулфгар. Почему ты добрее ко мне, чем к остальным? Наверное, питаешь ко мне больше чувств.
Она осторожно провела тоненьким пальчиком по шраму, пересекавшему его щеку.
— Берегись, господин, как бы не влюбиться в меня. Вулфгар подхватил девушку и поспешно поставил на пол.
— Я не любил, не люблю и не буду любить ни одной женщины, — спокойно объявил он. — Пока что ты развлекаешь меня, вот и все.
— А кто будет после меня, господин?
— Любая, на кого упадет взгляд, — пожал плечами Вулфгар.
Эйслинн метнулась в темный угол и поскорее закрыла руками уши, трепеща от бессильного гнева. Он никогда не позволит ей взять верх! Играет с ней, как кот с мышкой, и близко не подпускает к своему сердцу! Издевается и смеется над женщинами, не теряя хладнокровия, пока те в ужасе не бегут от его оскорблений. Но она крепкий орешек! Вулфгар еще не испытал ее терпения, не распознал глубин ее натуры, не учел твердости характера. Между ними разгорелась настоящая битва. И пока он предупреждает ее об опасностях любви, Эйслинн ищет слабое место в его хваленом панцире ненависти.
Вздрагивая от холода, она сбросила мокрое платье-рубашку, быстро юркнула в постель и натянула волчьи шкуры до самого подбородка. Когда Вулфгар через несколько минут присоединился к ней, Эйслинн притворилась спящей и отвернулась от него. Однако она почувствовала его пристальный взгляд и улыбнулась, гадая, что он сейчас сделает.
Ей не пришлось томиться в неизвестности. Он перевернул ее на спину, и девушка уставилась в горящие страстью серые глаза.
— Мадемуазель, вы не спите, — поддразнил он.
— Это имеет какое-то значение? — с сарказмом осведомилась она.
Вулфгар, покачав головой, почти коснулся ее губ своими.
— Нет.
Гвинет ступила на освещенную луной поляну и охнула от неожиданности, когда чья-то рука сжала ее плечо. Женщина испуганно вздрогнула, вспомнив грубых неотесанных мужланов, наполнивших зал за ужином, но при виде улыбающегося Рагнора облегченно вздохнула.
— Ты пришла, — рассмеялся он.
— Да, сэр, я здесь.
Рагнор подхватил ее на руки и быстро понес в глубь леса. Сердце Гвинет бешено заколотилось. Она нервно захихикала, обвила руками его шею, чувствуя себя маленькой и беспомощной в сильных мужских объятиях.
— Ты заставляешь меня терять рассудок, — прошептала она ему на ухо. — Трудно поверить, что сегодня утром мы встретились впервые.
Рагнор остановился и, опустив руку, позволил ей медленно соскользнуть на землю.
— Неужели и вправду всего лишь сегодня? — хрипло спросил он, прижимая к себе ее покорное костлявое тело. — Я думал, минули века с той минуты, как я покинул тебя в зале.
У Гвинет закружилась голова.
— О нет, всего-навсего годы, дорогой.
Он яростно прижался к ее устам, словно стремясь раздавить их в жгучем поцелуе, а его ловкие руки меж тем стянули с нее одежду и мягко подтолкнули Гвинет на разостланный плащ. Лаская маленькие груди, Рагнор представлял себе куда более полные упругие холмики, нежную сливочно-белую кожу и кудрявые медно-золотистые пряди, соблазнительно разметавшиеся по точеным плечам. Но вспомнив, что в эту минуту Вулфгар, возможно, наслаждается прелестями этого восхитительного создания, Рагнор раздраженно дернулся, заставив Гвинет испуганно вскрикнуть.
— Что там? Кто-то идет?! — охнула она, лихорадочно пытаясь прикрыться плащом. Но Рагнор снова обнял ее.
— О нет, это игра лунного света.
Немного успокоившись, Гвинет просунула руку ему под тунику и погладила мускулистую грудь.
— Да ты еще одет, сэр, — посетовала она. — Боюсь, у тебя в сравнении со мной все преимущества. Не забудь, я очень любознательна.
Рагнор улыбнулся и стал раздеваться.
— Вот так уже лучше, — одобрительно пробормотала Гвинет. — Как ты красив, дорогой. Темен, как теплая земля, и силен, словно дуб. Никогда не думала, что мужчина может быть столь прекрасен!
Его руки скользнули по ее телу, разжигая пламя страсти.
— Будь нежен со мной, — прошептала она, откидываясь на плащ. Ее светлые глаза сверкали сейчас, как звезды в ночи, блистающие и далекие, но как только Рагнор закрыл ее собой, веки медленно смежились.
Когда Рагнор наконец сел, обхватив руками поднятые колени и глядя туда, где во мраке мерцал слабый свет, пробивающийся из окна хозяйской спальни, в лесу раздался волчий вой. В светлом квадрате появился силуэт мужчины, сгибавшего и разгибавшего руки. Рагнор ухмыльнулся. Похоже, сегодня Вулфгару не до развлечений. Но тут же со вздохом отметил, что усталость не помешала ему самому забыться в объятиях Гвинет.
Темная тень повернулась к тому месту, где стояла кровать. Рыцарь явственно представил разбросанные по подушке ярко-рыжие волосы и маленькое овальное личико совершенной красоты.
Боже, как безумно он жаждет мести! Временами Рагнор чувствовал, что его желание вот-вот исполнится, но свершение задуманного все ускользало, и судьба, словно женщина, спящая сейчас наверху, была неприступна и изменчива.
При мысли об Эйслинн в крови вновь вспыхнуло пламя. Воспоминания о ней преследовали его неотступно, и Рагнор сознавал, что не успокоится, пока она не будет принадлежать ему. И тогда он отплатит Вулфгару за все унижения. Даже если бастард равнодушен к Эйслинн, пострадает его гордость, а это уже хорошо.
— О чем ты думаешь? — тихо прошептала Гвинет, коснувшись его спины.
Рагнор обернулся и снова обнял ее.
— О том, какое счастье ты мне подарила. Теперь я могу спокойно отправляться к Вильгельму, зная, что ты моя навсегда. — Он прижал к себе замерзшую Гвинет и игриво спросил: — Ты дрожишь от холода, милая, или от неистовства нашей любви?
Гвинет обняла худыми руками шею Рагнора и припала к нему.
— И то и другое, сердце мое. И то и другое.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волк и голубка - Вудивисс Кэтлин



Книга замечательная. Такое впечатление, что сама попала в эпоху рыцарей,где соблюдался кодекс чести и доблести. Прочитала несколько раз. Вообще книги этого автора очень увлекательные и захватывающие. Прочитайте,не пожалеете потраченного время.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАнжелика
22.11.2011, 19.49





Замечательная книга! Прочитайте! не пожалеете!!!
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинлюдмила
20.01.2012, 22.05





прочитайте эту книгу,вы не пожалеете потраченного времени. любовь,верность,сострадание - всё есть здесь.написано легким и сочным языком,читаешь и как будто сама учавствуешь во всех событиях,так что мой совет - читайте,читайте,читайте!
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинГалина
25.02.2012, 17.23





Очень даже неплохо.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинОльга
16.04.2012, 19.34





восхитительная любовь
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинанжелочка
27.11.2012, 14.07





Мне что-то не очень... Хрень. Почитайте Симону Вилар.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинОксана
7.12.2012, 16.50





В общем хороший роман.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинНИКА*
2.02.2013, 21.26





А мне понравился. Суть- Почему ты медлишь и разыгрываешь из себя дурака? Этот вопрос можно задать многим мужчинам. Ему еще повезло, потому, что его женщина вообще против него не выступала, она из него могла бы...
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинБелла
28.03.2013, 15.30





Не навязываю своего мнения, мне не нравится, когда насилуют, унижают,а потом вдруг меду ними любовь.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАся
29.03.2013, 14.36





Не навязываю своего мнения, мне не нравится, когда насилуют, унижают,а потом вдруг меду ними любовь.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАся
29.03.2013, 14.36





Первый роман который я читала ровно неделю. В начале очень все растянуто и нудно.6 из 10
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинТатьяна
11.04.2013, 9.53





Великолепный роман. Читаю не первый раз. очень захватывающий. Все книги автора великолепны. Советую не пожалеете.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинЕкатерика
22.04.2013, 8.23





Замечательный роман!Прочитала уже несколько раз и еще буду перечитывать.Захватывающая история любви во времена рыцарства, восхитительная любовь. 10 баллов. Читайте не пожалеете.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАлена
27.04.2013, 5.23





Не плохо мне понравился роман 9 из 10 советую почитать "Зимние костры" Линдсей Джоанны.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинСолнышко.
6.05.2013, 8.30





Очень хороший роман. Вообще не скучное произведение. Как можно писать что нудный не прнимаю. Столько эмоций и переживаний.
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлиннека я
6.06.2013, 8.36





Второй раз читаю эту книгу... Замечательная... мне она очень нравиться. спасибо автору.
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинелена
20.06.2013, 13.40





Интересный роман, легко читается, неожиданный конец. Но длинновато.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинКэт
23.07.2013, 0.27





Полностью согласна с мнением Аси!
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинК
23.07.2013, 1.20





Даже не знаю что сказать... rnВ начале не могла читать без удивления, неужели в те времена не уважали хотя бы возраст человека. Отношение к матери Эйслинн в романе уж слишком "добры", даже Вулфгар называет ее "Старой клячей". Хотя к концу выясняется что она та еще хитрая леди, всех провела и обеспечила роману фантастическую концовку. А я как раз опечалилась что Вулфгар у Эйслинн не первый (как-то это в голове не укладывалось, ведь обычно всегда героини описываются как "чистые создания"). Не могу сказать сказать что не люблю романы Вудивисс Кэтлин (я прочитала 7 романов и скоро прочитаю остальные). Но "Волк и голубка" меня просто ошеломили!!! Хоть и читаешь не в слух, а про себя, но у меня уши вяли от своего внутреннего голоса. Я впервые так много "красивых" слов в одном романе прочитала. А еще представляла себе как это все сочиняла сама Кэтлин. И пришла к выводу что сочиняя роман она была не в самом лучшем настроении... Но как бы там ни было роман хороший, стойкость Эйслинн достойна восхищения! Советую прочитать роман, потому что подобных необычных я еще не читала)
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинРадость
23.07.2013, 12.41





Начало интригующее , но с середины бред полный. А конец вообще сказка, как индийское кино! Вообщем, 6/10. Да, насилие опять, но с другой стороны время такое было. Трудно представить завоевание без слез и потерь.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинОлеся
24.07.2013, 0.19





ничего почитать можно
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлиннека я
27.08.2013, 13.42





Отличный роман!Обязательно читайте.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинНаталья 66
26.12.2013, 18.20





Наталья, а ну-ка гляну. Вдруг да произойдет чудо: найду что-то что переплюнет моих любимцев... Потом отпишуся.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАлина
26.12.2013, 19.10





Не, чуда не произошло. Но я верю, что однажды произойдет. А здесь...Примитивно. Финал предсказуемый. Язык топорный. Четыре из десяти. Увы мне.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАлина
9.01.2014, 16.05





Ой, ну слишком замудренный роман. Долгий. Мне не понравилось, что все восторгаются только красотой гл.героини, а как же иные качества, которые тоже могут вызвать восхищение у мужчин. Они совсем не раскрыты. Гл. Герой опытный любовник не смог распознать девственница ли г.г.а она, что не почувствовала боли.так себе.
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинмария
11.03.2014, 23.29





Роман отличный. Читайте, читайте, читайте.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинТатьяна
22.03.2014, 13.04





Это был первый роман в моей жизни. Когда читала впервые, мне очень понравилось, теперь прочитала во второй(много лет спустя), и поняла, что не очень: нудновато. Да и все прямо-таки влюблены поголовно в главную героиню: так не бывает в жизни. И неужели так напыщенно люди общались между собой, да и очень уж откровенничали друг с другом: говорили все в лицо. Сейчас люди, что ли, не такие наивные и свое мнение больше при себе держат. 5 из 10.
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинюлия
19.05.2014, 22.08





Роман о средневековье. Суровые нормандские завоеватели. Девы, которые завоевывают завоевателей. Кто любит такое читать - советую. Мне очень понравилось.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинШанель.
8.03.2016, 15.46





очень интересный роман !10б !
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинОльчик
3.11.2016, 19.36





Отзывы очень хорошие, но прочитала достаточное колличество книг и мне книга показалась очень нудной. 7 из 10
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинРегина
8.11.2016, 13.52





Отзывы очень хорошие, но прочитала достаточное колличество книг и мне книга показалась очень нудной. 7 из 10
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинРегина
8.11.2016, 13.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100