Читать онлайн Волк и голубка, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волк и голубка - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 257)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волк и голубка - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Волк и голубка

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 25

Вулфгар снова обвел взглядом холмы, и внезапно у него в голове словно эхом отозвались странные голоса. Рыцарь невольно прислушался. Слова звучали все отчетливее. «Рагнор! Эйслинн! Брайс! Даркенуолд!»
Имена повторялись одно за другим, и Вулфгар неожиданно понял намерения Рагнора. Гунн удивленно фыркнул, когда хозяин дернул поводья и, повернув коня, громко крикнул Болсгару:
— Оставайся здесь и проследи, чтобы этих людей похоронили. Они храбро сражались. Милберн, ты тоже задержись. Возьмите десять человек, пусть выроют могилы. Остальные, кто может держаться в седле, за мной!
Суэйн, Гауэйн и еще человек пятнадцать вскочили на коней. Среди них были и раненые, все еще не потерявшие желания стоять до конца. Они летели, как ветер, не давая коням роздыха, пока не остановились у дома. Вулфгар сразу заметил, что с башни не прокричал герольд, возвещая об их приезде, и что Эйслинн не выбежала встретить его. Стараясь не думать о худшем, он соскочил с коня и, бросив поводья Суэйну, вбежал в зал. Картина, представшая его глазам, была настолько ужасной, что кровь стыла в жилах. Такого он не ожидал. Зал был разгромлен, и тело дозорного лежало у входа в башню. На полу, в луже крови, распростерся Бофонт. На лестнице растянулся Керуик, и Хейлан осторожно промывала рваную рану, тянувшуюся от его лба до самого подбородка. Сакс по-прежнему сжимал рукоять древнего меча. На верхней площадке валялся еще один труп, по всей видимости, грабителя. Мидерд в отчаянии ломала руки, а Майда оцепенело скорчилась в темном углу.
— Это Гвинет! — завопила Хейлан. — Эта сука Гвинет открыла им дверь! И сбежала с ними!
Плечи женщины затряслись от рыданий.
— Они похитили леди Эйслинн и маленького Брайса.
Вулфгар словно окаменел. Он казался совсем спокойным, лишь лицо смертельно побледнело, а глаза сверкнули, как сталь. Даже Майда, жавшаяся у пустой колыбели, узрела в них смерть.
— Они забрали ребенка, — продолжала всхлипывать Хейлан, — и я слышала, как он сказал, что убьет его, если леди Эйслинн попытается чинить им препятствия.
— Кто, Хейлан? — мягко, чуть слышно осведомился Вулфгар. — Кто это говорил?
Она удивленно уставилась на него, но тут же поспешила ответить:
— Тот самый, что приезжал с королем, — Рагнор. С ним были еще один рыцарь и четыре воина. Бофонт прикончил одного, прежде чем его самого убили, а второго сразил меч: Керуика. Остальные забрали Эйслинн с малышом и скрылись.
Женщина отвернулась, чтобы перевязать рану Керуика. Все это время Майда, раскачиваясь из стороны в сторону, стонала и рвала на себе волосы. Вулфгар подошел к Хейлан и уставился на израненного шерифа.
— Керуик?
Молодой человек открыл глаза и слегка улыбнулся.
— Я пытался, господин, но их было слишком много. Я пытался…
— Успокойся, Керуик, — шепнул Вулфгар, положив руку ему на плечо. — Вот уже второй раз тебе приходится страдать за госпожу.
В зал ворвался разъяренный Суэйн с топором в руках.
— Они убили конюха. Молодого безоружного парнишку. Перерезали горло.
Он широко раскрыл глаза при виде Бофонта и тихо выругался. Вулфгар, стиснув зубы, смотрел на погибшего рыцаря. Однако, не дав Суэйну опомниться, он резко приказал:
— Разотри и накорми Гунна и своего коня. Мы уезжаем. Налегке. Без доспехов. Никаких вещей.
Викинг кивнул и вышел. Вулфгар обратился к Мидерд:
— Иди в кладовую и отрежь вяленой оленины. Мне нужны два небольших узелка с едой и два меха воды.
Она не успела и шагу сделать, как он взлетел по лестнице в спальню. Через несколько минут Вулфгар вновь появился, в шапочке и рубахе из мягкой оленьей кожи. На плечи была накинута безрукавка из волчьего меха, перетянутая поясом, с которого свисали двуручный меч и хорошо отточенный клинок. Поверх кожаных сапог были надеты обмотки из волчьего меха, затянутые подвязками крест-накрест, по обычаю викингов. Проходя мимо Хейлан и Керуика, наконец-то ухитрившегося сесть, Вулфгар тихо, но хрипло бросил:
— Я слишком долго медлил и вот теперь расплачиваюсь за свою беспечность. Пригляди за домом до моего возвращения, Керуик. Болсгар и мои рыцари тебе помогут.
Мидерд уже принесла все необходимое, и Вулфгар, не тратя больше слов, отправился на конюшню, где разделил припасы с Суэйном и одобрительно кивнул, увидев, что норвежец одет почти так же, как он, да еще успел захватить две торбы с ячменем. Они вскочили на коней и вскоре исчезли из виду.
Болсгар похоронил погибших и, погоняя лошадей, нагруженных трофеями, вернулся домой, где застал бледного измученного Керуика. Хейлан перевязала ему голову и сейчас сидела рядом, держа молодого сакса за руку. Старик выслушал рассказ Керуика. Лицо его потемнело от стыда и ярости.
— Узнать подобное о родной дочери! — простонал он. — Вулфгар, возможно, простит сестру, но не я. И если у него не поднимется рука, я сделаю все, чтобы наказать предательницу!
Он отправился к себе, но немного погодя вернулся, прихватив с собой лишь мешочек с солью, меч и длинный лук. Вскоре за ним тоже захлопнулась входная дверь.
Рагнор погонял коня так, словно сам сатана гнался за ним, и впадал в ярость при малейшей задержке. Эйслинн мучилась с Брайсом. Как выяснилось, заставить его сидеть смирно и одновременно управлять кобылой — задача почти невозможная. Она горько жаловалась, когда Рагнор бил ее лошадь кнутом, хотя понимала, что тот может не пощадить ни ее, ни малыша, если придет в бешенство.
Они старались держаться подальше от Лондона и норманнских патрулей. Рагнор дал им отдохнуть всего несколько часов и поднял с рассветом. Пришлось давиться холодной овсянкой и мчаться дальше. Хотя Эйслинн едва держалась на ногах, но все же радовалась, что передышки так коротки — Рагнор все чаще и чаще обращал на нее взгляд, и она понимала, что, будь у норманна больше времени, он нашел бы способ утолить свою давнюю похоть. Даже по ночам, лежа рядом с Гвинет, он посматривал на Эйслинн, а когда она кормила ребенка грудью, Рагнор под любым предлогом оказывался поблизости.
Брайс по большей части мирно спал у нее на руках, но, просыпаясь, начинал громко плакать, жалуясь на невозможность как следует размяться и поиграть. Рагнор с каждым часом становился все более невыносимым, и даже Гвинет, почти все время молчавшая, не раз подвергалась его жестоким насмешкам.
Эйслинн со своей стороны отказывалась понимать этого человека. Да, он может добраться до северных гор и вести тяжелую жизнь в унылых бесплодных землях, добывая пропитание набегами и воровством или присоединиться к этелингу Эдгару, но неужели думает, что Вулфгар стерпит обиду?
При воспоминании о муже на глаза Эйслинн навернулись слезы. Можно лишь надеяться, что он сумеет освободить их или выкупить. И еще на то, что Болсгар успел предупредить пасынка о ловушке. Невозможно вынести хвастовство Рагнора, гордившегося тем, что ему удалось поставить капкан на бастарда. Немыслимо ежеминутно трястись от страха, что Вулфгара больше нет в живых.
Солнце взошло высоко, и на дороге поднялась пыль. Брайс проснулся, немного поел и долго капризничал, не понимая, почему мать не позволяет ему порезвиться.
Рагнор повернулся в седле и угрожающе рявкнул:
— Заткни рот ублюдку!
Эйслинн тихо запела колыбельную, укачивая малыша, пока тот не задремал. Они оставили позади долины с широкими реками и оказались среди поросших вереском, усеянных холмами пустошей. По пути попалась заброшенная деревенька с полуразрушенными хижинами. Когда они проезжали через то, что год назад было деревенской площадью, из тени неожиданно выступила старая одноглазая ведьма с высохшей правой рукой. В левой она держала грубую деревянную миску, которую и протянула Рагнору.
— Подайте медный грош, ваша милость, — гнусаво завела она, криво улыбаясь. — Всего медяк для убогой, старой…
Рагнор попытался пнуть ее ногой, но та с поразительной ловкостью отскочила, Эйслинн придержала лошадь, и нищенка снова затянула свою песенку:
— Хотя бы монетку или кусочек хлеба, ваша милость…
Эйслинн, пожалев несчастную, бросила ей черствую краюху хлеба, сознавая при этом, что, по всей вероятности, отдает свой обед. Рагнор, презрительно фыркнув, проехал мимо, но внезапно остановился в конце площади, выхватил меч и обратился к Эйслинн:
— Это отродье нас задерживает, и два заложника мне ни к чему.
Эйслинн, прижав Брайса к груди, бесстрашно объявила:
— Ты дал слово, Рагнор. Но прежде чем ты попытаешься дотронуться до него, придется прикончить меня, и когда появится Вулфгар, у тебя вообще не останется заложников.
Из-под плаща показалась рука с крепко зажатым в ней клинком. Остальные всадники отъехали подальше, а Рагнор выругался, проклиная свою глупость и забывчивость. Как он мог оставить ей оружие?
Вашель скрестил руки на груди и ухмыльнулся:
— Что скажешь, кузен? Неужели позволишь этой заносчивой девчонке убить себя?
Гвинет, лучше всех знавшая Эйслинн, воспользовалась всеобщим замешательством и подстегнула лошадь. Серая в яблоках врезалась в кобылку Эйслинн, и Гвинет выхватила кинжал из ослабевших пальцев невестки, пока та старалась сохранить равновесие и не уронить сына. Выровняв наконец лошадку, Эйслинн полыхающими яростью глазами взглянула на сестру Вулфгара.
— Предательница! — прошипела она. — Вечная предательница! Бедняжка Гвинет!
Рагнор, рассмеявшись, сунул меч в ножны.
— Ах, голубка моя, неужели ты никогда не сдаешься? Я убью кого пожелаю, и не тебе меня остановить. Но я дал слово, и если ты не вынудишь меня от него отступить, не намереваюсь причинить зла мальчишке. Скорее уж стоит оставить его со старой клячей и дать ей за труды несколько монет и побольше припасов.
— Ни за что! — охнула Эйслинн. — Ты этого не сделаешь!
— Вон в той долине пасутся козы, — настаивал Рагнор. — У старухи будет вдоволь молока. И если, как ты говоришь, Вулфгар с Суэйном отправятся в погоню, обязательно найдут парнишку и вернут домой.
В Эйслинн вспыхнула крохотная надежда. Кроме того, ей легче будет сбежать одной, не обремененной младенцем.
Наконец, тяжело вздохнув и не вытирая струившихся по лицу слез, Эйслинн отдала сына Гвинет. Та понесла его к старухе, скорчившейся в пыли и жадно жующей корку хлеба. Брайс громко завопил удивительно зычным для такого маленького ребенка голосом, и даже издалека было видно, как радовалась Гвинет, кладя его на руки нищенке. Она долго торговалась и в конце концов отсчитала несколько монет и прибавила еды и небольшой мех с вином, а сама поскорее вернулась к маленькому отряду, оставив старуху удивленно смотреть им вслед.
Теперь началась настоящая гонка. Рагнор не щадил ни людей, ни животных. Вскоре кони покрылись пеной, стали ржать и задыхаться. Они остановились на тенистой поляне, расседлали измученных животных и пересели на свежих, украденных в конюшне Вулфгара.
Пока все отдыхали, Рагнор отвел Гвинет в сторону. Оба долго говорили о чем-то, весело смеясь, словно обменивались шутками. Когда новых коней наконец напоили и накормили, Эйслинн с трудом вскарабкалась в седло и с тяжелым сердцем наблюдала, как ее серая кобылка, отпущенная на волю, медленно трусит прочь. Рагнор подъехал ближе и со странной улыбкой взял у нее из рук поводья.
— Я немного поведу лошадь, голубка, на случай, если ты вдруг захочешь ее повернуть.
Он медленно поехал вперед, позволив обогнать себя остальным, но через несколько минут снова расхохотался:
— Кажется, Гвинет в очередной раз превзошла себя! Убедила старую клячу, что той скоро понадобится кто-нибудь просить за нее милостыню, и если хорошо обучить парнишку, тот может стать неплохим помощником.
Эйслинн ахнула, чувствуя, как внутри все сжалось от ледяного страха, но Рагнор неумолимо продолжал:
— Кроме того, Гвинет перед отъездом предупредила ведьму, что грозный норманнский рыцарь, возможно, будет спрашивать про мальчика, и тогда ей плохо придется.
Он ехидно хмыкнул и, прежде чем Эйслинн успела опомниться, послал коня в галоп, потащив за собой и ее лошадь. Она вцепилась в луку седла, стараясь не упасть, и когда они уже нагоняли отряд, Рагнор обернулся и крикнул:
— И не думай прыгать, Эйслинн! Переломаешь все кости, а если останешься в живых, я перекину тебя через седло, как мешок с зерном, и посмотрим, долго ли ты выдержишь подобный позор!
Эйслинн, оцепенев от страха и отчаяния, молча считала мили, которые оставляли между ней и Брайсом мелькающие копыта коней.
В эту ночь, как только она с трудом проглотила наспех подогретый у костра обед, ей связали руки и привязали к дереву. Сознавая свое полнейшее бессилие и безнадежность, совершенно измотанная, Эйслинн вскоре погрузилась в забытье.
Вулфгар и Суэйн ехали бок о бок. Два огромных боевых коня, освобожденные от доспехов и тяжелого оружия, мчались, как ветер. Всадники молчали, изредка перекидываясь словами и останавливаясь лишь у ферм и деревень, чтобы расспросить жителей и не потерять след. Однако от глаз внимательного наблюдателя не укрылось бы, что норвежец не выпускает из рук топора, а норманнский рыцарь сжимает рукоять меча.
В обоих чувствовались зловещая решимость и неуклонное стремление к цели. Во время короткого отдыха всадники каждый раз скармливали животным по две горсти зерна. Потом лошади пили и успевали немного пощипать траву, пока хозяева сами перекусывали вяленой олениной и дремали на солнце.
Уже за полночь какой-то крестьянин, услышав стук копыт, гадал, кто и по какому неотложному делу мчится во весь опор в столь поздний час. Вулфгар не знал усталости. Недаром он был закаленным воином, привыкшим к трудностям походной жизни. Только голова раскалывалась от грустных мыслей. Что, если Эйслинн и младенец уже мертвы?!
Сердце рыцаря сжалось от невыносимой тоски. Только сейчас, в минуту опасности, он понял, что любит Эйслинн больше всего на свете, больше собственной жизни. И, осознав эту ошеломляющую истину, Вулфгар неожиданно почувствовал себя счастливым, как никогда раньше.
Он улыбнулся и обратился к дремлющему в седле викингу. В чуть слышном голосе прозвучала такая смертельная угроза, что Суэйн встрепенулся и вгляделся в темноту, пытаясь рассмотреть лицо друга.
— Рагнор мой. Если мы наконец догоним их, запомни — Рагнор мой.
Вскоре следы стали более приметными — почерневшие кострища, примятая трава, где, должно быть, отдыхали женщины. Цель была близка, и рыцари продолжали подгонять коней, пролетая, словно демоны мщения, мимо путников, которые невольно останавливались и провожали их пристальными взглядами.
Наконец, достигнув гористой местности на северном побережье близ Шотландии, они с вершины холма мельком увидели шестерых всадников, причем лошадь одного явно вели в поводу. Могучие боевые кони, казалось, заразившись лихорадкой предстоящего боя, тревожно били копытами, несмотря на усталость.
Трое преследуемых слегка придержали коней, а рыцарь и две женщины не сбавляли хода. Похоже, отставшие посчитали, что справиться с двумя одинокими воинами ничего не стоит. Расстояние между ними все сокращалось, и по сигналу Вашеля они остановились, выхватили мечи и приготовились отразить нападение.
Долгий громкий боевой клич, почти вой, вырвался из горла Вулфгара, закончившись длинной тоскливой нотой, от которой зазевавшаяся лисица поспешно шмыгнула в нору. Огромный меч поднялся высоко в воздух и запел на ветру, а верный топор описал полный круг над головой викинга. Нудно-зловещий вой донесся и до Рагнора. Рыцарь натянул поводья, проклиная судьбу, — слишком хорошо ему был знаком клич Вулфгара и, еще того хуже, сам Вулфгар.
Воины, не останавливаясь, ринулись на троих противников. Оба привстали в седлах и наклонились вперед. Вулфгар сдавил коленями тяжело вздымающиеся бока Гунна и, оказавшись в нескольких шагах от фламандца, дернул поводья. Гунн взвился, передними копытами сбил с седла несчастного и стал топтать. Меч Вулфгара пронзил щит второго и отрубил руку оборонявшегося. Еще один удар — и все было кончено.
Гунн рывком освободился от лежавшего у ног трупа и быстро развернулся, но необходимости в новой стычке не было. Вашель с раздробленной ногой сидел в пыли, уставясь на Су-эйпа полным ненависти взглядом.
— За Бофонта! — проревел Суэйн, взмахнув топором. Вашель распростерся на земле, заплатив жизнью за верность Par-нору. Суэйн выдернул топор из шлема Вашеля и громко возблагодарил Вотана, правда, как выяснилось, несколько преждевременно. Его конь медленно опустился на колени. Из груди торчала рукоятка меча Вашеля. Суэйн с мучительной гримасой отступил, а лошадь забилась в судорогах. В светлых глазах норвежца стыла неизбывная боль. Его топор снова взметнулся, прекратив страдания преданного товарища.
Вулфгар спешился, вытер меч о плащ врага и ногой перевернул труп Вашеля. Невидящие глаза уставились в небо. Кровавый ручеек медленно стекал со лба. Вулфгар поглядел вслед исчезающим на горизонте всадникам.
— Я должен ехать, — сказал он. — Суэйн, похорони их и возвращайся в Даркенуолд. Если будет угодно Господу, я скоро буду там с Эйслинн и малышом.
Суэйн кивнул и напоследок посоветовал:
— Береги спину.
Они крепко пожали друг другу руки, и Вулфгар, вскочив на коня, исчез в облаке пыли.
Рагнор не тратил времени зря и поспешил увести женщин как можно дальше, насколько позволяла резвость коней, которым приходилось взбираться на холмы. Эйслинн ехала позади него, странно спокойная. Теперь, зная, что Вулфгар жив, она не смогла сдержать улыбки. На сердце внезапно потеплело. Увидев ее безмятежное лицо, Рагнор еще больше встревожился.
День близился к концу, но они все не останавливались. Лошади, покрытые пеной, стали спотыкаться. Всадники очутились на вершине скалы, выходившей на широкое озеро, блестевшее серебром в сгущавшихся сумерках. Они начали медленный крутой спуск. Дыхание вырывалось изо рта морозными клубами. Руки Эйслинн, вцепившейся в гриву, онемели от холода, но она не смела разжать пальцы из страха свалиться в каменистое ущелье. Перед ними открылась узкая полоса песка, ведущая к островку, на котором виднелись руины древней крепости пиктов
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
.
Рагнор направил коня к развалинам. Они остановились в большом дворе, огражденном с трех сторон низкой каменной стеной, а с севера — полуразрушенным храмом. Посреди двора возвышалась каменная плита, в углах которой были вбиты грубо выкованные петли, — похоже, именно здесь приносили людей в жертву языческим богам.
Рагнор стащил Эйслинн с седла и отнес к плите, предоставив Гвинет самой спешиться и привязать лошадей. Он снова связал запястья Эйслинн кожаными ремешками и прикрепил концы к петле. Заметив, что она дрожит от холода, он сбросил свой плащ и закутал ее, но не спешил отойти, разглядывая ее со странной смесью похоти и почтительности. Казалось, в эту секунду он невольно гадал, что могло бы произойти, повстречайся они при других обстоятельствах. Возможно, будь она рядом, весь мир лежал бы у его ног.
Рагнор снова вспомнил ту ночь, когда впервые увидел Эйслинн. Откуда ему было знать, что, всеми силами стараясь получить эту девушку, он прямиком направляется к собственной погибели? Теперь Вулфгар, по всей вероятности, сумев вырваться от Вашеля, идет по его следу, словно почуявший кровь волк.
Вулфгар почти загнал Гунна и, видя, что лошадь задыхается, спешился, скормил жеребцу остатки зерна и хорошенько растер его пустой торбой, а затем, развернув в том направлении, где остался Суэйн, легонько шлепнул по крупу. Гунн покорно зашагал по дороге. Вулфгар отправился дальше пешком, подкрепляясь на ходу вяленым мясом и запивая его водой. Он снял пояс с мечом и повесил на плечо, так что лезвие лежало на спине, а рукоять торчала за ухом, и за нее легко можно было схватиться при необходимости. Вулфгар шагал, опустив голову, стараясь не потерять неясную ниточку следов на твердой земле. Уже в сумерках он добрался до скалы, увидел остров, посредине которого горел костер. Начался прилив, и песчаный нанос почти исчез. К тому времени, как он спустился к подножию скалы, песок целиком покрывала вода. Рагнор сумел все рассчитать. Теперь подойти бесшумно будет невозможно.
Спрятавшись под скалой, Вулфгар дожидался восхода луны, продолжая жевать сухое мясо и наблюдая, как островок постепенно окутывает туман. Черные холмы, нависшие над озером, казались уродливыми сгорбленными ведьмами, подстерегавшими добычу. Вулфгар снова взобрался на скалу, с которой смог различить три фигуры — Гвинет, хлопотавшую у огня, Рагнора, стоявшего в том месте, откуда была хорошо видна песчаная отмель, и Эйслинн, обессилено скорчившуюся на каменной плите. А ребенок? Где он?
Вскоре оранжевый серп луны показался на небе, и вокруг немного посветлело. Час настал!
Вулфгар зловеще улыбнулся и, запрокинув голову, издал боевой клич — низкий стонущий вой, расколовший тишину и откликнувшийся эхом от холмов. Рагнор встревожено вскинул голову и оцепенел, словно расслышав в зловещем крике обещание неминуемой гибели. Эйслинн пристально всмотрелась в темноту. Она узнала зов Вулфгара, и все же по спине пробежал озноб. Перед мысленным взором встал огромный черный волк, смотревший на нее в ту далекую ночь у другого костра, зверь, в глазах которого светилась почти человеческая мудрость.
Гвинет, охнув, обернулась к Рагнору. Ее лицо в свете костра казалось смертельно бледным. Однако Рагнор, хищно растянув губы, ощерился, как пойманный в ловушку дикий зверь, и устремился к Эйслинн, на ходу выхватывая кинжал из ножен. Она, задохнувшись, вызывающе уставилась на него, ожидая, когда холодная сталь вонзится ей в грудь, но Рагнор молниеносно рассек ее путы и освободил одну руку. Эйслинн недоуменно уставилась на него, но он с жестокой усмешкой сунул в ножны клинок, поднял ее с камня и прижал к прикрытой кольчугой груди. Эйслинн, не сопротивляясь, безвольно обмякла в его объятиях. Рагнор медленно, ласкающе провел по ее щеке ладонью, впиваясь в нее зачарованным взором. Длинные загорелые пальцы железной хваткой сжали подбородок. Не обращая внимания на Гвинет, в потрясенном изумлении наблюдавшую за ними, Рагнор поцеловал Эйслинн жестким безжалостным поцелуем, смявшим нежные губы. Она попыталась оттолкнуть его, но он не отступал, лишь чуть приподнял голову, обжигая ее горячим дыханием.
— Клянусь, он не получит тебя, голубка, — хрипло пробормотал норманн. — Никогда не получит.
К ним приблизилась Гвинет, стараясь изобразить зазывную улыбку на усталом лице.
— Рагнор, любовь моя, что заставляет тебя дарить ей свою благосклонность? Неужто ты стараешься разжечь гнев в моем брате? Будь осторожен, дорогой, не стоит ласкать эту суку у него на глазах, он и так достаточно обозлен.
Рагнор пожал плечами, и громкий смех эхом прокатился по холмам, медленно замирая вдалеке. Он встал за спиной Эйслинн и привлек ее к себе, глядя во мрак.
— Вулфгар, подойди и взгляни на свою подругу! — окликнул он и, стащив с женщины плащ, оставил ее в одном бархатном платье, а сам с намеренной неспешностью сжал ее груди. Его могучие руки ласкали нежные полушария, словно рыцарь хотел еще сильнее помучить человека, наблюдавшего за этой сценой под прикрытием черной скалы.
— Смотри, Вулфгар, бастард Даркенуолда! — завопил Рагнор. — Она вновь моя, как и раньше! Приди и возьми ее, если можешь!
Но ему ответила тишина, и Эйслинн услышала лишь тяжелое дыхание Рагнора. Она с криком стала вырываться, но не сумела сравниться силой с похитителем. Рагнор злобно хмыкнул и дерзко погладил округлые бедра.
— Рагнор! — охнула Гвинет, поняв намерения возлюбленного. — Зачем ты терзаешь меня?
— Оставь меня в покое! — рявкнул он. — Уйди! Его рука скользнула по животу Эйслинн, и та в негодовании отпрянула.
— Может, взять ее у тебя на глазах, бастард? — смеясь прокричал Рагнор.
Но ответа по-прежнему не было. Тишина становилась все напряженнее. Рагнор продолжал ласкать Эйслинн, пока не понял, что ничего этим не добьется, Вулфгар не даст волю ярости и не позволит завлечь себя в ловушку.
— С этим еще успеется, — прошептал Рагнор на ухо пленнице. — Прежде всего нужно покончить с твоим мужем.
Он снова привязал ее запястье, но уже к противоположной петле, так что Эйслинн осталась стоять с распростертыми руками и не могла пошевелиться.
Гвинет, что-то нежно воркуя, приникла к любовнику, но тот раздраженно вырвался.
— Убирайся, сука! — прорычал он, брезгливо сплюнув. — Я испробовал сладость небесного меда! Неужели же теперь предпочту объятия тощей дворняжки? Иди, продавай свои костлявые прелести на улицах, может, там на них найдутся охотники!
Гвинет в отчаянии уставилась на возлюбленного, не в силах поверить такому бессердечию.
— Рагнор, милый, успокойся! Скоро тебе придется встретиться с Вулфгаром, и это плохой знак — срывать насильно поцелуй с уст той, кто отвергает тебя. Позволь мне перед смертельным поединком дать тебе залог своей любви.
Она с мольбой протянула руки, но Рагнор яростно вскинулся:
— Молчать!
И, приблизившись к огню, подкинул дров и снова всмотрелся в холмы. Однако Гвинет, рыдая, подбежала к нему и попыталась обнять.
— Нет, любимый! Ты познал мою страсть! Зачем тебе эта тварь? Возьми с собой и мою преданность!
Рагнор с силой оттолкнул ее, но Гвинет возвращалась вновь и вновь. Он с громким проклятием набросился на нее, размахивая подобранной с земли палкой. Гвинет пошатнулась и отлетела к стене. С глухим, ужасающим стуком она ударилась головой о камни, на которых мгновенно стало расползаться темное пятно. Гвинет кое-как встала на четвереньки. Густая багряная струйка показалась в светлых волосах, пятная почти белые пряди. Гвинет тихо застонала, а Рагнор отшвырнул палку. Она отскочила от стены и ударила Гвинет по спине.
— Скройся с глаз, унылая кляча! — прошипел он. — Ты мне больше ни к чему.
Гвинет потащилась к каменному порталу и исчезла. Рагнор презрительно сплюнул ей вслед и снова всмотрелся в смутно видневшийся берег, пытаясь разглядеть Вулфгара. Ничего. Но Рагнор продолжал упрямо вышагивать вдоль кромки воды, словно чувствовал близость противника. Наконец он с проклятием вскочил в седло и начал объезжать руины, то и дело наклоняясь в поисках следов. Неожиданно норманн натянул поводья, наткнувшись на валявшееся у берега бревно и широкий мокрый след, ведущий в лабиринт разбросанных по земле булыжников. Немного подумав, Рагнор послал лошадь в противоположный конец острова и скрылся в темноте.
Снова воцарилась тишина, прерываемая только нервным топотом остальных коней, привязанных на площади. Эйслинн затаила дыхание, стараясь услышать хоть какой-то звук — доказательство присутствия Вулфгара, но вдруг из мрака раздался его насмешливый голос:
— Рагнор, гнусный вор и грабитель! Выходи, испробуй остроту моего меча! Только такой трус с черным сердцем может вечно воевать с детьми и женщинами! Выходи и сразись с мужчиной!
Сердце Эйслинн тревожно заколотилось.
— Вулфгар! Покажись, бастард, и я сделаю то же самое! — отозвался Рагнор. — Хочу увидеть тебя лицом к лицу!
И тут Рагнор удивленно охнул при виде Вулфгара, поднявшегося посреди двора, словно из-под земли. Сейчас в неясном свете костра он напоминал зловещий черный призрак, явившийся, чтобы вершить праведную месть. Вулфгар выхватил длинный меч из ножен и потряс им над головой:
— Выходи, вор! Выходи, и скрестим мечи! Или я должен обыскивать развалины в поисках тебя?
Из темноты вылетел боевой конь Рагнора, Эйслинн в ужасе вскрикнула, вообразив, что сейчас он раздавит ее, и тщетно попыталась вырваться. Но ремешки оказались чересчур крепкими, и она лишь растерла до крови руки, однако не закричала, боясь отвлечь Вулфгара.
Рагнор взмахнул булавой с длинными, острыми шипами. Нужно убить врага, прежде чем он опомнится. Вулфгар выждал, пока оружие взовьется в воздух, но тут же нырнул вправо, перед самой мордой коня. Усеянный шипами шар просвистел над его головой. Вулфгар быстро перекатился по земле и, когда конь промчался мимо, рубанул мечом по его задним ногам, подрезав сухожилия. Животное громко вскрикнуло от боли и рухнуло на холодные камни.
Рагнор успел спрыгнуть с седла и повернулся, по-прежнему держа в руках булаву. Однако он понимал, что ему не устоять против опытного воина, и поэтому с силой швырнул оружие в Вулфгара. Тот легко увернулся, но мгновенная передышка дала Рагнору возможность вынуть свой меч и приготовиться. Темные глаза сверкали ненавистью, и Рагнор явно приободрился, узрев, что на Вулфгаре нет доспехов, а в руках — всего лишь двуручный меч. Любой меткий удар может навсегда искалечить и даже прикончить бастарда. Безногий воин ни на что не пригоден, и перед мысленным взором Рагнора промелькнуло чудесное видение — великий Вулфгар, просящий милостыню на улицах.
Рассмеявшись, Рагнор заслонился щитом и бросился в бой, но Вулфгар быстро отступил, оставив широкую зазубрину на краю щита норманна.
Теперь Рагнор был вынужден отбиваться от мощных ударов, предназначенных, однако, скорее утомить, чем нанести смертельную рану. Наконец вес стальных доспехов и щита стал сказываться, и Рагнор все больше уставал. Происходящее очень напоминало недавний турнир — Вулфгар ни разу не открылся. Тоскливая сосущая тяжесть в желудке подсказала Рагнору, что бой идет не на жизнь, а на смерть. Он отбивался уже куда медленнее, ощущая, как струйки пота ползут по телу. Вулфгар взял меч в обе руки. Схватка разгоралась, но меч Вулфгара неизменно скользил по стали и ни разу не задел соперника.
Впрочем, Рагнор видел, что и Вулфгару нелегко. На нем не было доспехов, и приходилось парировать каждый удар и стараться ранить врага. Вулфгар отступил, прежде чем Рагнор успел вонзить меч в его ничем не защищенную ногу. Но лезвие скользнуло по обмоткам и пропороло сапог. Через разрез просочились капли крови. Рагнор торжествующе заревел и высоко поднял меч, видя, что Вулфгар упал на колено. Эйслинн в ужасе съежилась, но Вулфгар понял намерение Рагнора и, не поднимаясь, развернул свой меч плоской стороной. Таким образом он не только отразил удар, но и выбил оружие из рук Рагнора. При этом его собственный клинок прорезал тунику и безрукавку. Из раненого плеча хлынула кровь, но Вулфгар, не обращая внимания на боль, нанес ответный удар и отсек руку Рагнора. Тот отшатнулся, завопил и, зажав обрубок, перескочил через костер. При виде медленно приближающегося Вулфгара, замахнувшегося мечом, норманн смертельно побледнел и помчался к дверному проему полуразрушенной стены, но на мгновение остановился. Из горла у него вырвался клокочущий звук. Рагнор схватился за косяк, чтобы не упасть. Эйслинн вопросительно взглянула на мужа, готового прикончить врага. Тот быстро подошел к ней и перерезал ремни на ее руках, стараясь, однако, не спускать взгляда с соперника.
Рагнор прислонился к стене и медленно повернулся к ним лицом. Рот удивленно приоткрылся, глаза были устремлены куда-то вниз. И тут они с ужасом увидели, что из груди у него торчит усыпанная драгоценными камнями рукоятка кинжала Эйслинн. Тонкое лезвие легко проникло между звеньями кольчуги, и как только Рагнор попытался вытащить его здоровой рукой, из раны забил маленький красный фонтанчик.
— Эта сука прикончила меня, — в ужасе пробормотал он. Его колени подкосились; он упал на землю лицом вверх и остался недвижим. Послышался шорох, и из темноты, спотыкаясь, выступила Гвинет. На виске у нее расплылся уродливый синяк, особенно заметный на бледном осунувшемся лице. Она долго смотрела на Рагнора, а когда повернулась к Эйслинн и Вулфгару, они не узнали былой Гвинет в этой зловещей маске. Тонкая струйка крови бежала у нее из уха и еще одна — из носа. Глаза ничего не выражали, но всем своим видом несчастная, казалось, молила о прощении.
— Он говорил, что любит меня, и взял все, что я могла дать, а потом отшвырнул, как грязную…
Гвинет всхлипнула и шагнула к ним, но споткнулась и упала на землю, рыдая и извиваясь в мучительных судорогах. Эйслинн подлетела к золовке и положила голову со спутанными светлыми волосами себе на колени.
— О Эйслинн, какой я была дурой, — прошептала Гвинет. — Не слушала никого, кроме собственного тщеславия. Прости меня, я слишком долго издевалась над тобой в надежде занять почетное место в доме брата. Но оно никогда не принадлежало мне. А какова участь бастарда?
Вулфгар встал в ногах у сестры, и та, подняв глаза, слабо улыбнулась.
— Я не могла вынести мысли, что придется жить у тебя из милости и сносить издевки окружающих, хотя ты сумел внушить им уважение к бастарду.
Она кашлянула, и в уголках губ запузырилась красная слюна.
— Наша мать стремилась причинить боль своему мужу и не побоялась оболгать невинного. — Гвинет опустила веки и тяжело вздохнула. — На смертном одре она умоляла меня признаться тебе во всем и рассказать о причиненной несправедливости, но я не смогла. Струсила. Но теперь наконец ты все узнаешь. Ты не бастард, Вулфгар, а истинный сын Болсгара. Да, это я и мой погибший брат должны были жить с клеймом незаконнорожденных. Мы были зачаты ее любовником, пока Болсгар храбро сражался за короля. Прости меня, Вулфгар. — Она снова кашлянула. — О Боже, отпусти мои грехи. Прошу…
Гвинет глубоко вздохнула, вытянулась и застыла. Вулфгар встал на колени и молча смотрел, как Эйслинн вытирает кровь и грязь с безмятежного лица сестры. Наконец он хрипло пробормотал:
— Надеюсь, она обрела покой. Пусть знает, что я простил ее. Главное бремя греха лежит на матери, из подлой мести принесшей нам столько страданий.
— Я прощу ее, только если мы исправим еще одно ужасное деяние! Гвинет отдала нашего сына, какой-то нищенке, просившей милостыню в заброшенной деревеньке.
Вулфгар поднялся с искаженным от гнева лицом и, подойдя к двум оставшимся лошадям, схватил с земли седло, но неожиданно замер при воспоминании о хищных чайках, прилетающих с рассветом. Нельзя допустить, чтобы выбеленные обглоданные кости его сестры валялись на песке!
Бросив седло на землю, он повернулся к Эйслинн.
— Еще одна ночь ничего не значит.
Он расстелил шкуры подальше от трупов, привлек жену к себе и хорошенько укрыл плащом от пронзительного ветра, завывающего в руинах. Эйслинн положила голову ему на плечо, наслаждаясь ощущением безопасности в объятиях мужа. Оба так измучились, что мгновенно заснули.
Первые лучи солнца, пронизавшие небо на востоке, застали их уже на ногах, и, пока Эйслинн готовила еду, Вулфгар вырыл в песке две неглубокие могилы. Он похоронил Рагнора вместе с его щитом, мечом и седлом и вложил в руки Гвинет маленький кинжал острием вниз, так что рукоятка образовала крест. Пришлось потрудиться, чтобы закрыть могилы каменными плитами, дабы уберечь тела от волчьих зубов. Напоследок Вулфгар хотел произнести над могилами подобающие слова, но не смог их найти, и поэтому отвернулся и направился седлать коней. Они наскоро поели и отправились в путь.
Оба нещадно подгоняли коней, пока не достигли разрушенной деревеньки. Обыскав все, они нашли убогую хижину. Но угли в очаге остыли, а солома из тюфяка валялась на полу. Старуха, по всей видимости, покинула жилище, не оставив следов. Они объехали все окрестные деревни, расспрашивая о нищенке, но никто не встречал ее на дороге.
Второй день клонился к вечеру, и сумерки все сгущались. Они сделали круг и вновь возвратились туда, откуда начали поиски. Эйслинн в отчаянии застонала и медленно опустилась на землю, сотрясаясь от рыданий. Вулфгар нагнулся и нежно поднял жену, отводя со лба растрепанные волосы. Это несчастье сломило Эйслинн. Она мешком обвисла у него на руках, выплакивая тоску. Прошло немало времени, прежде чем слезы наконец иссякли. Грудь и надорванное горло болели от рыданий. Вулфгар осторожно подхватил ее на руки и отнес в прохладу разрушенной стены, а сам разжег небольшой костер, чтобы прогнать леденящий холод надвигающейся ночи. Закат окрасил небо в багровый цвет, вскоре, однако, померкший, и на темно-синей канве неба стали одна за другой вспыхивать звезды, нависавшие так низко, что казалось, можно было их коснуться. Вулфгар повернулся к тупо глядевшей в огонь Эйслинн и, встав перед ней на колени, сжал маленькие ладони, словно хотел перелить в них свою силу. Но в фиалковых глазах не было ничего, кроме невыносимой боли потери.
— Мой сын, Вулфгар, — простонала она. — Мне нужен мой сын.
Беззвучные рыдания снова сотрясли ее плечи, и Вулфгар сел рядом с женой, притянул ее к себе на колени и начал укачивать, как ребенка.
— Я мало знаю о любви, Эйслинн, — тихо выдавил он, — всю жизнь она ускользала от меня. Чувства матери, которые я так и не смог завоевать. Отцовская любовь, грубо отнятая у маленького одинокого мальчика. Я скрывал от всех свою любовь с рвением нищего, копившего жалкие медяки, но теперь она горит во мне, не находя выхода.
Вулфгар взглянул в глаза Эйслинн и увидел, что она смотрит на него уже совсем по-другому, внимательно и неверяще. Он осторожно навил на палец медный локон.
— Первая любовь, Любовь моего сердца, не предавай меня. Не покидай. Возьми все и стань частью моей души. Выноси мою любовь в себе, как ты носила дитя, и с радостным криком произведи на свет, и мы вместе будем упиваться ею! Я предлагаю тебе свою жизнь, свою любовь, руку и меч, глаза и сердце. Возьми и не оставляй даже самой малой толики. И если ты откажешься от них и отбросишь с презрением, значит, я мертв и мне останется лишь скитаться по лесам и выть, подобно одинокому волку, на луну.
Эйслинн улыбнулась, и он скрепил их союз поцелуем.
— У нас будут еще сыновья, а может, и дочери, и ни один человек не усомнится в том, кто их отец.
Эйслинн обняла его и, снова всхлипнув, пробормотала:
— Я люблю тебя, Вулфгар. Держи меня. Прижми к себе и не отпускай!
— Я тоже люблю тебя, Эйслинн, — выдохнул он. — Наслаждайся моей любовью. Пусть она станет твоей силой.
Эйслинн откинулась назад и легла ему на руки, осторожно гладя мужа по щеке.
— Поедем, — умоляюще попросила она. — Я не могу оставаться здесь еще одну ночь. Вернемся в Даркенуолд. Мне необходимо видеть родные лица.
— Хорошо, — кивнул Вулфгар и принялся затаптывать огонь.
Они подошли к лошадям, и Эйслинн с сожалением потерла ноющий зад.
— Боюсь, я уже никогда не смогу наслаждаться верховой ездой, как раньше.
Вулфгар остановился и задумчиво поглядел на жену.
— Сегодня, утоляя жажду у реки, я кое-что заметил. Думаю, это значительно облегчит путешествие. Пойдем, здесь недалеко.
Он поманил жену за собой, не выпуская, однако, поводья коней. Вскоре они оказались в ивовой рощице. Вулфгар развел низко нависшие ветви и, показав ей лодку, длинное, узкое, выдолбленное из ствола суденышко, низко поклонился.
— Ваша королевская баржа, миледи.
Эйслинн недоуменно нахмурилась, но Вулфгар улыбнулся:
— Эта речка впадает в другую, пошире, огибающую болото возле Даркенуолда.
Эйслинн почувствовала невыразимое облегчение, что больше не придется садиться на лошадь. Вулергар отпустил коней и сложил сбрую на носу лодки. Усадив Эйслинн в середине, где она могла удобно опираться на седло, он укрыл жену плащом и столкнул лодку на воду, а сам взял в руки короткое весло.
Время словно прекратило свой бег. Эйслинн задремала, но вскоре пробудилась и лежала молча, изредка трогая низко склонившиеся к воде косы плакучих ив. Сквозь голые сучья дубов виднелись звезды, и багровая луна постепенно бледнела, превращаясь сначала в золотую, а потом в бледно-желтую. Эйслинн снова погрузилась в дремоту. Так продолжалось всю ночь: недолгий сон, потом пробуждение, и Вулфгар, ни на секунду не выпускающий из рук весла.
Вулфгар чувствовал себя совершенно опустошенным. Сын, которого он только начинал любить, был навеки потерян, и он, возможно, никогда не увидит задорного рыжего хохолка и синих глаз. Боль затопила теперь уже беззащитное сердце, но Вулфгар упрямо греб, пока боль в руках не вытеснила мучительные мысли.
Первые лучи солнца осветили знакомый дуб на холме, сонный городок с черневшим на фоне посветлевшего неба силуэтом большого дома и почти достроенный замок Даркенуолд. Лодка заскрипела по песку, и Вулфгар ступил в воду, чтобы вытащить ее на берег. Вернувшись, он взял жену на руки и не отпускал до тех пор, пока не вышел на твердую, усыпанную листьями землю. Узкая тропинка вилась сквозь заросли. Вулфгар крепко сжимал руку Эйслинн. Дорога была ему хорошо знакома. Когда-то в такое же, правда, немного более теплое ноябрьское утро он пробирался верхом на Гунне через этот лес и наконец набрел на ослепительно прекрасную девушку, купавшуюся в холодном ручье. Как летит время! Радость залечивает раны, а боль убивает счастье в сердцах людей.
Эйслинн, вздохнув, подняла на него усталый взгляд. Они подошли к дому, и Вулфгар широко распахнул дверь.
Муж с женой переступили порог и недоуменно огляделись, ошеломленные ярким светом и шумом. Все были в сборе, и никто, казалось, не скучал по исчезнувшим хозяевам. Болсгар и Сузим о чем-то громко спорили с Гауэйном и Милберном, а Хейлан нежно ухаживала за сидевшим в кресле Керуиком. Голова и нога молодого человека были перевязаны, что, впрочем, нисколько не портило его настроения. В темном углу, спиной к остальным сидела Майда, тоже не обратившая внимания на вновь прибывших.
Представшая взору картина была совершенно необычной для дома, в котором должны были царить тишина и тоска, особенно в такой ранний час. Эйслинн и Вулфгару не хотелось омрачать столь жизнерадостное расположение духа окружающих грустными новостями, однако они оказались у очага, прежде чем Болсгар заметил их и, приветливо махнув рукой, поднялся на ноги.
— Вот и вы! Наконец-то! — промолвил он. — Хорошо! Прекрасно! Часовые с башни видели, как вы подходили к дому. — Бросив мимолетный взгляд на Эйслинн, он удовлетворенно кивнул. — Вижу, дочь моя, этот влюбленный негодяй не успел причинить тебе зла. А ты, Вулфгар? Надеюсь, прикончил его? Я слишком дорожу обществом этой милой девушки и не перенесу, если подлый грабитель снова отнимет ее у меня.
Вулфгар отрицательно покачал головой, но не успел он все объяснить, как вмешался Суэйн.
— Что это? — проревел он. — Неужели я не могу доверить вам, зеленым юнцам, простого дела? — Он с оглушительным смехом наградил Болсгара дружеским хлопком по плечу, так что несчастный долго не мог отдышаться. — Придется нам с тобой пуститься в погоню и закончить начатое. Возможно, на сей раз у тебя не будет повода медлить.
Вулфгар переводил взгляд с одного на другого, но не мог и слова вставить.
— Да, — ехидно заметил Болсгар. — Но я буду вынужден, судя по всему, поработать мечом, поскольку ты, кажется, и пальцем не пошевелишь, чтобы мне помочь!
— Ах ты, старый саксонский боевой конь! Неужели не заметил, что я изо всех сил пытался удержать этого похотливого жеребца подальше от тощих кляч, которых отпустил на свободу Рагнор. Проезжая мимо тебя, я только и смог, что махнуть рукой. — Обернувшись к Вулфгару он объяснил: — Я остановился на ночлег, и Гунн разбудил меня на рассвете, ткнувшись холодным носом в лицо.
Суэйн хмыкнул, искоса поглядев на Глинн, мешавшую суп в котле у очага, и громко продолжал:
— Сначала мне пригрезилось, что я целуюсь с хорошенькой девчонкой, но тут этот проклятый мерин так громко фыркнул, что я проснулся и погнал назад весь табун. Остальные лошадки оказались кобылами, и твой упрямый мул, Вулфгар, едва не прикончил меня в своем рвении, особенно когда мне удалось отыскать серую в яблоках, ту, что ты купил для леди Эйслинн. А сей злобный сакс утверждает, что я оставил его в беде.
— Весьма шаткий предлог, — проворчал Болсгар, — ты сам видел, что я сгибался под драгоценным бременем!
— Но в чем дело? — удивился Вулфгар. — Почему вам так туго пришлось?
— Да так, позаботились о кое-каком имуществе, которое вы оставили в спешке, — пожал плечами старик.
Вулфгар хотел расспросить его подробнее, но в разговор снова вмешался Суэйн:
— Что случилось с этим подлецом Рагнором? Он успел сбежать в северные земли вместе с Гвинет?
— Нет, — пробормотал Вулфгар. — Они прикончили друг друга.
Болсгар печально покачал головой и хрипло прошептал:
— Ах, Гвинет, бедная девочка. Может, она наконец обрела покой.
Старик шмыгнул носом и вытер лицо рукавом.
Короткое скорбное молчание затопило дом, и Эйслинн устало прислонилась к мужу, который обнял ее за плечи и прижал к себе. Она не могла разделить всеобщего веселья, на душе было пусто и холодно. Эйслинн обвела глазами домашних: наконец-то подружившихся Керуика и Хейлан, Мидерд и Глинн, и Майду, все еще жавшуюся в углу.
Суэйн громко откашлялся, нарушая тишину.
— Мы похоронили доброго Бофонта.
— Да, — подтвердил Гауэйн, поднимаясь с кресла. — Но мы втроем, да еще святой отец едва уговорили викинга не класть тело в лодку и не устраивать погребального костра.
— Клянусь Богом, — хмыкнул Милберн, — нам это стоило немалых трудов, но мы все-таки настояли на своем.
— Да, — согласился Болсгар. — Правда, пришлось положить в могилу побольше эля и вина, чтобы прогнать зимний холод.
— Вы правильно сделали, что почтили нашего верного друга, — пробормотал Вулфгар. — Сегодня отдыхайте, а завтра я, Суэйн, Милберн и Гауэйн вновь вместе поедем по дорогам разыскивать старуху нищенку с высохшей рукой.
— Зачем тебе эта грязная ведьма? Она обберет тебя до нитки, — заверил Болсгар.
Вулфгар с удивлением воззрился на старика.
— Ты знаешь ее? — встревожено спросил он и заметил при этом, как насторожилась Эйслинн. Есть ли хоть крупица надежды, что Болсгар приведет их к нищенке, а возможно, и ребенку?
— Встретил как-то раз, — отозвался старик. — Она продала мне кое-какой товар и при этом безбожно торговалась, поскольку никак не хотела с ним расставаться. Пришлось выложить горсть серебра и пригрозить мечом, прежде чем удалось ее уговорить.
Вулфгар подозрительно нахмурился:
— О каком товаре ты говоришь?
— Майда! — окликнул Болсгар.
— Что тебе? — раздраженно ответила та, словно обидевшись на бесцеремонное обращение.
— Неси товар сюда! Нужно научить эту парочку не разбрасываться в следующий раз так беззаботно своим имуществом. Да, Майда, скорее давай моего внука!
Эйслинн резко вскинула голову, а Вулфгар потрясение уставился на отца. Майда наконец поднялась и повернулась к ним лицом. На руках у нее лежал ребенок. При виде крохотной рыжей головенки Эйслинн радостно вскрикнула и, не вытирая катившихся по лицу слез, выхватила сына у Майды. Прижав его к груди, она закружилась по комнате под одобрительные возгласы широко улыбавшихся домочадцев. Вулфгар засмеялся, но Брайс, которому не понравилось, что его так сильно стиснули, громко запротестовал.
— Дорогая, осторожнее. Он не вынесет столь страстной любви.
— О Вулфгар! Вулфгар! — весело закричала Эйслинн, подбегая к мужу и не находя слов, чтобы выразить, как счастлива.
Вулфгар нежно улыбнулся жене, сознавая, что впервые за эти дни с плеч упало тяжкое бремя. Он взял сына у матери и высоко подбросил, к полному восторгу радостно завизжавшего Брайса. Только Майда неодобрительно покачала головой:
— Этот малыш скоро пожалеет, что обрел такого родителя! Поосторожнее с моим внуком!
Вулфгар уставился на нее, сомневаясь, в своем ли она уме, и покрепче сжал малыша, однако заметил, что Майда тоже переменилась. Стройная, с гордо поднятой головой, она ничем не напоминала забитую старуху, а лицо носило следы былой красоты, и Вулфгар лишь сейчас понял, от кого Эйслинн унаследовала свою прелесть.
— Почему ты так уверена, будто именно я его отец? — осведомился он.
— Он твой сын, в этом нет никакого сомнения, — вмешался Болсгар. — Как ты — мой.
Вулфгар вопрошающе поднял брови, но старик откинул пеленку Брайса, открыв красноватое родимое пятно на ягодице.
— Это фамильная родинка. У меня тоже есть такая. Надеюсь, ты поверишь мне на слово, без доказательств. Малыш в дороге обмочился, пришлось менять ему одежку, и, увидев это пятнышко, я понял, что ты — мой сын, а Брайс — мой внук.
— Но у меня нет такой метки, — недоуменно пробормотал Вулфгар.
— Как и у моего отца, — пожал плечами Болсгар. — Она передается через поколение, от деда к внуку.
— Гвинет открыла, что я действительно твой сын, — выдохнул Вулфгар. — А наша мать на смертном одре призналась, что родила ее и Фолсуорта от любовника.
Болсгар тяжело вздохнул:
— Возможно, если бы я пореже оставлял вашу матушку и меньше скитался после войны, все могло бы быть иначе. Теперь ясно, что я всем вам причинил одно лишь горе.
Вулфгар сжал его плечо и улыбнулся:
— Я нашел отца и потерял расположение Вильгельма, но ни о чем не жалею. Похоже, я обрел неоценимое богатство.
Брайс, сидевший на руках у отца, удивленно огляделся блестевшими любопытством глазами и сунул в рот кулачок. Майда, нежно воркуя, протянула было руку, чтобы приласкать его, но тут же искоса посмотрела на Вулфгара:
— Я нисколько не сомневалась, кто его отец, Вулфгар. Неужели ты никогда в жизни не познал девственницу?
— Что? — вскинулся Вулфгар. — Да ты, кажется, опять рехнулась, женщина. Рагнор… Майда злорадно усмехнулась:
— Он неплохо управился с тем оружием, которое Рагнор так и не смог поднять в ту ночь, верно, дитя мое? А надутый норманнский петушок хвастался тем, что никогда не имел…
— Мама, — умоляюще прошептала Эйслинн. Майда сняла с пояса маленький сверток и помахала им перед глазами дочери:
— Знаешь, что это такое?
Эйслинн недоуменно уставилась на мешочек и внезапно засмеялась:
— О мама, как ты осмелилась?
— Эйслинн, о чем она толкует? — непонимающе допрашивал Вулфгар.
— Сонная трава, любимый, — улыбнулась Эйслинн, глядя на мужа обожающими глазами.
— Верно, — согласилась Майда. — В ту ночь, когда Рагнор хотел взять ее силой, я подсыпала зелья в вино. Для него! Только для него! Но он заставил Эйслинн тоже пить. Я тайком спряталась в спальне и все видела. Он разорвал ее одежду и повалил на постель, а сам… упал на нее… но прежде чем их тела соединились, оба заснули мертвым сном и проспали до самого утра, пока мне не удалось разбудить дочь. Я убила бы его, если бы не боялась, что его люди обратят свой гнев на Эйслинн и покончат с ней.
Но Вулфгар продолжал грозно хмуриться:
— Должны быть и другие доказательства.
— Я их скрыла, — засмеялась Майда, сверкнув глазами. — Порванная тобой рубаха с пятнами девической крови. Я подобрала ее и спрятала.
— Мать! — рассерженно перебила Эйслинн. — Почему ты заставила меня сомневаться столько месяцев?!
Майда обернулась к дочери и гордо вскинула голову. Сейчас она казалась лишь немного старше самой Эйслинн и почти такой же прекрасной.
— Потому что я считала его норманном, а ты немедленно побежала бы к нему с новостями. Теперь же, когда выяснилось, что он наполовину сакс, я решила во всем признаться.
Вулфгар наконец дал волю смеху. Прошло немало времени, прежде чем он успокоился и пробормотал:
— Бедняга Рагнор, он так и не узнал.
Эйслинн бросилась на шею мужу, и Майда едва успела забрать у него ребенка. Вулфгар сжал жену в объятиях и оглядел зал, чувствуя дружеское участие и теплоту этого дома, с самого детства знакомые Эйслинн. Вулфгар смотрел на Милберна и Гауэйна, сражавшихся рядом с ним в самых отчаянных битвах, Суэйна, воспитавшего отверженного мальчика, Болсгара, вновь обретенного отца, Майду, Мидерд, Глинн, Хэма, Сенхерста, Хейлан и Керуика. Друзей и соратников.
Весело улыбнувшись, он еще раз взглянул на парочку:
— Разрешаю тебе жениться на вдове, Керуик! Через несколько дней строительство замка будет завершено, и мы устроим празднество. Самое подходящее время для свадьбы!
Керуик сжал руку Хейлан и расплылся в улыбке:
— Да, господин, если, конечно, к тому времени я смогу подняться.
Хейлан низко присела перед Эйслинн и Вулфгаром.
— Он встанет, — заверила она. — Или ему придется лечить рану похуже, чем эта!
Вулфгар, снова засмеявшись, потащил Эйслинн к выходу. Она слегка вздрогнула на холодном ветру, и муж прижал ее к груди, согревая своим теплом. Они вместе направились через двор к замку, но по дороге остановились у древнего дуба. Вулфгар, не выпуская Эйслинн из объятий, сел, прислонился спиной к стволу и приник горячими губами к нежной шее.
— Никогда не думал, что смогу так любить женщину, — выдохнул он. — Ты держишь весь мой мир в своей ладони.
Эйслинн улыбнулась, зарывшись лицом в волчий мех его безрукавки.
— Давно уже пора было понять это.
Она повернулась и посмотрела на замок, поднимавшийся над Даркенуолдом, словно великан стражник, охраняющий эти земли.
— Здесь наши сыновья будут в безопасности, — прошептал Вулфгар ей на ухо.
— Да, много наших сыновей, — кивнула Эйслинн. Она указала на флюгер, укрепленный на самой высокой башне: — Смотри!
Огромный железный волк, выкованный Гевином, вертелся во все стороны, словно учуяв запах добычи. Несколько минут Вулфгар молча присматривался к нему.
— Пусть этот зверь вынюхивает ветры войны, — тихо выговорил он наконец. — Я обрел покой здесь, с тобой. И больше не намереваюсь рыскать по лесу и искать битв. Отныне я Вулфгар из Даркенуолда.
Он снова обнял жену, и их тени слились в одну, под ярким светом солнца нового дня.
Даркенуолд навсегда стал местом безмятежного счастья и радости для Вулфгара и Эйслинн.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Волк и голубка - Вудивисс Кэтлин



Книга замечательная. Такое впечатление, что сама попала в эпоху рыцарей,где соблюдался кодекс чести и доблести. Прочитала несколько раз. Вообще книги этого автора очень увлекательные и захватывающие. Прочитайте,не пожалеете потраченного время.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАнжелика
22.11.2011, 19.49





Замечательная книга! Прочитайте! не пожалеете!!!
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинлюдмила
20.01.2012, 22.05





прочитайте эту книгу,вы не пожалеете потраченного времени. любовь,верность,сострадание - всё есть здесь.написано легким и сочным языком,читаешь и как будто сама учавствуешь во всех событиях,так что мой совет - читайте,читайте,читайте!
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинГалина
25.02.2012, 17.23





Очень даже неплохо.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинОльга
16.04.2012, 19.34





восхитительная любовь
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинанжелочка
27.11.2012, 14.07





Мне что-то не очень... Хрень. Почитайте Симону Вилар.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинОксана
7.12.2012, 16.50





В общем хороший роман.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинНИКА*
2.02.2013, 21.26





А мне понравился. Суть- Почему ты медлишь и разыгрываешь из себя дурака? Этот вопрос можно задать многим мужчинам. Ему еще повезло, потому, что его женщина вообще против него не выступала, она из него могла бы...
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинБелла
28.03.2013, 15.30





Не навязываю своего мнения, мне не нравится, когда насилуют, унижают,а потом вдруг меду ними любовь.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАся
29.03.2013, 14.36





Не навязываю своего мнения, мне не нравится, когда насилуют, унижают,а потом вдруг меду ними любовь.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАся
29.03.2013, 14.36





Первый роман который я читала ровно неделю. В начале очень все растянуто и нудно.6 из 10
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинТатьяна
11.04.2013, 9.53





Великолепный роман. Читаю не первый раз. очень захватывающий. Все книги автора великолепны. Советую не пожалеете.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинЕкатерика
22.04.2013, 8.23





Замечательный роман!Прочитала уже несколько раз и еще буду перечитывать.Захватывающая история любви во времена рыцарства, восхитительная любовь. 10 баллов. Читайте не пожалеете.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАлена
27.04.2013, 5.23





Не плохо мне понравился роман 9 из 10 советую почитать "Зимние костры" Линдсей Джоанны.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинСолнышко.
6.05.2013, 8.30





Очень хороший роман. Вообще не скучное произведение. Как можно писать что нудный не прнимаю. Столько эмоций и переживаний.
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлиннека я
6.06.2013, 8.36





Второй раз читаю эту книгу... Замечательная... мне она очень нравиться. спасибо автору.
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинелена
20.06.2013, 13.40





Интересный роман, легко читается, неожиданный конец. Но длинновато.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинКэт
23.07.2013, 0.27





Полностью согласна с мнением Аси!
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинК
23.07.2013, 1.20





Даже не знаю что сказать... rnВ начале не могла читать без удивления, неужели в те времена не уважали хотя бы возраст человека. Отношение к матери Эйслинн в романе уж слишком "добры", даже Вулфгар называет ее "Старой клячей". Хотя к концу выясняется что она та еще хитрая леди, всех провела и обеспечила роману фантастическую концовку. А я как раз опечалилась что Вулфгар у Эйслинн не первый (как-то это в голове не укладывалось, ведь обычно всегда героини описываются как "чистые создания"). Не могу сказать сказать что не люблю романы Вудивисс Кэтлин (я прочитала 7 романов и скоро прочитаю остальные). Но "Волк и голубка" меня просто ошеломили!!! Хоть и читаешь не в слух, а про себя, но у меня уши вяли от своего внутреннего голоса. Я впервые так много "красивых" слов в одном романе прочитала. А еще представляла себе как это все сочиняла сама Кэтлин. И пришла к выводу что сочиняя роман она была не в самом лучшем настроении... Но как бы там ни было роман хороший, стойкость Эйслинн достойна восхищения! Советую прочитать роман, потому что подобных необычных я еще не читала)
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинРадость
23.07.2013, 12.41





Начало интригующее , но с середины бред полный. А конец вообще сказка, как индийское кино! Вообщем, 6/10. Да, насилие опять, но с другой стороны время такое было. Трудно представить завоевание без слез и потерь.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинОлеся
24.07.2013, 0.19





ничего почитать можно
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлиннека я
27.08.2013, 13.42





Отличный роман!Обязательно читайте.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинНаталья 66
26.12.2013, 18.20





Наталья, а ну-ка гляну. Вдруг да произойдет чудо: найду что-то что переплюнет моих любимцев... Потом отпишуся.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАлина
26.12.2013, 19.10





Не, чуда не произошло. Но я верю, что однажды произойдет. А здесь...Примитивно. Финал предсказуемый. Язык топорный. Четыре из десяти. Увы мне.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинАлина
9.01.2014, 16.05





Ой, ну слишком замудренный роман. Долгий. Мне не понравилось, что все восторгаются только красотой гл.героини, а как же иные качества, которые тоже могут вызвать восхищение у мужчин. Они совсем не раскрыты. Гл. Герой опытный любовник не смог распознать девственница ли г.г.а она, что не почувствовала боли.так себе.
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинмария
11.03.2014, 23.29





Роман отличный. Читайте, читайте, читайте.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинТатьяна
22.03.2014, 13.04





Это был первый роман в моей жизни. Когда читала впервые, мне очень понравилось, теперь прочитала во второй(много лет спустя), и поняла, что не очень: нудновато. Да и все прямо-таки влюблены поголовно в главную героиню: так не бывает в жизни. И неужели так напыщенно люди общались между собой, да и очень уж откровенничали друг с другом: говорили все в лицо. Сейчас люди, что ли, не такие наивные и свое мнение больше при себе держат. 5 из 10.
Волк и голубка - Вудивисс Кэтлинюлия
19.05.2014, 22.08





Роман о средневековье. Суровые нормандские завоеватели. Девы, которые завоевывают завоевателей. Кто любит такое читать - советую. Мне очень понравилось.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинШанель.
8.03.2016, 15.46





очень интересный роман !10б !
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинОльчик
3.11.2016, 19.36





Отзывы очень хорошие, но прочитала достаточное колличество книг и мне книга показалась очень нудной. 7 из 10
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинРегина
8.11.2016, 13.52





Отзывы очень хорошие, но прочитала достаточное колличество книг и мне книга показалась очень нудной. 7 из 10
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинРегина
8.11.2016, 13.52





Zamechatelnaya kniga...sovetuyu vsem poklonnikam Kathleen E. Woodiwis.
Волк и голубка - Вудивисс КэтлинShanna
5.12.2016, 11.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100