Читать онлайн Так велика моя любовь, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Так велика моя любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Алчность является для многих своего рода бедствием, так как в значительной степени мешает получать удовольствие. Скупому трудно истратить монетку, не испытав при этом сожаления из-за расставания с ней или исполненной тревоги надежды получить за это более крупное вознаграждение, что послужило бы оправданием столь тяжелой жертвы. Именно таким был Эдвард Стэмфорд, чье удовлетворение, вызванное удачным замужеством дочери, меркло, по мере того как росли радость и ликование всех присутствующих. Было ясно, что его вынужденная щедрость привела в восторг тех, кто пришел сюда с целью предаться чревоугодию. Даже веселой музыке оказалось не под силу улучшить его настроение. Смех и болтовня гостей только усиливали разъедавшее его душу сожаление, а вид тех, кто мирно посапывал, развалясь на стуле, больше не приносил ему утешения.
— Взгляните-ка на них! — презрительно бормотал Эдвард, разговаривая сам с собой. — Они так накачались моим вином, что готовы проглотить кружки. Я бы сэкономил кучу денег, если бы знал, что их так легко напоить.
Сердитый взгляд Эдварда медленно заскользил по залу и остановился на слуге Тейлоре, когда тот задержался у соседнего стола.
— Эй, ты! Хватит бездельничать, наполни мой кубок!
Слуга удивленно повернулся, вытерев при этом рот тыльной стороной ладони, но, увидев, что к нему обращается Эдвард, начал пятиться, бормоча себе под нос:
— Нацежу-ка я свежего эля, сквайр.
— Иди сюда! Не надо ничего цедить. — В бешенстве оттого, что ему отказываются подчиняться, Эдвард жестом приказал слуге вернуться. — Наливай то, что у тебя есть.
— Это не годится для вас, сквайр. — Голос Тейлора звучал глухо, потому что он запахнул края капюшона. — Там на самом дне один осадок. Я принесу свежего, крепкого эля, это уж точно, сквайр, — предложил он, продолжая пятиться. — Я обернусь в мгновение ока. — Не дав хозяину возможности выразить свой протест, Тейлор проскользнул между двумя пьяными гостями и исчез.
Заскрипев зубами от досады, Эдвард случайно опрокинул обитую кожей кружку и злобно выругался. Он схватил свою шляпу с пером, нахлобучил ее на голову и резко поднялся, собираясь кинуться за своенравным негодяем. Но в следующее мгновение им овладел смертельный ужас, ему показалось, будто на него обрушилась вселенная, — настолько велика была сила, которая мощными пульсирующими толчками раскалывала его череп изнутри. Замерев, он дождался, когда миновал первый приступ боли, потом осторожно, стараясь не сделать лишнего движения, обвел взглядом зал в поисках дерзкого слуги, которого был не в состоянии отпустить, не устроив ему хорошей трепки.
— Я прослежу, чтобы из него кишки вытряхнули, — процедил Эдвард.
Когда он оглядывал зал, в поле его зрения опять попала Илис, и его снова окатила волна ярости, вызванная возникшим предчувствием, что девушка станет причиной новой неприятности. Этот кутила, Девлин Хаксфорд, своим поведением в течение всего праздника только подчеркивавший свой интерес к девушке, решил заявить о себе крайне необычным образом и пытался вытащить Илис танцевать. Ему ни в коем случае нельзя было отказывать, так как оскорбление близкого родственника Реланда могло повлечь за собой довольно тяжелые последствия. Однако девчонка клонила именно к этому. По выражению ее лица было видно, что она готова разразиться грозной отповедью, и молодому человеку здорово повезет, если ему удастся вырваться от этой маленькой негодницы целым и невредимым.
Складка между бровями Эдварда стала глубже, и он, сразу же позабыв о тяжелом молоте, стучавшем в голове, принялся протискиваться между гостями. Он должен добраться до Илис, прежде чем она даст волю своему гневу и испортит весь праздник, что, как Эдвард выяснил на собственном опыте, было ей вполне под силу.
— Разве вам ничего не известно, сэр? Я не знаю ни одного па, — донесся до него голос племянницы.
Однако ее слова, резкие и нелюбезные, никак не повлияли на ревнивого Девлина, который и не думал отступать. С явным раздражением Илис стряхнула его руку со своего изящного запястья и, расправляя белоснежные манжеты, вперила в своего настойчивого поклонника равнодушный взгляд.
— К тому же сейчас, сэр, у меня нет желания учиться.
Деланно смеясь, Эдвард обнял племянницу за плечи и льстиво проговорил:
— Пойдем, девочка. Неужели ты заставила этого приятного юношу подумать, будто ты упрямая старая дева, да к тому же плохо воспитанная? Ба, да это молодой Девлин Хаксфорд. — Он убрал руку с ее плеч и, дав Илис время на то, чтобы она приняла к сведению его информацию, добавил: — Кузен Реланда.
Девушка ласково улыбнулась, на ее лице появилось извиняющееся выражение, и Девлин встрепенулся. Он отважился последовать примеру Эдварда и обвил рукой талию Илис.
— Простите меня, дядя, — проговорила она, стараясь осторожно высвободиться из объятия Девлина. — Даже если бы здесь присутствовал сын самой королевы, я посоветовала бы ему попытать счастья в другой заводи. — При этих словах она выставила локоть и уперла его в ребра прыткого шалопая, довольно ехидно добавив: — Мне надоело, что он цепляется за меня своими клешнями.
Эдвард с трудом сдержал себя, когда до него дошел смысл ее ответа. Сначала его глаза зажглись огнем ярости, потом потемнели. Он бросил тревожный взгляд на покрасневшего Девлина, который из соображений безопасности отступил. Молодой человек терпеливо ждал, что дядя заставит свою племянницу подчиниться, однако Эдвард хорошо знал, каковы будут последствия подобных действий. Девушка просто уйдет из дома, и он навсегда лишится надежды отыскать спрятанное золото.
Едва управляя собой, он вплотную наклонился к уху девушки, обдав ее при этом запахом винного перегара.
— Ты хочешь поссорить нас с Хаксфордами, детка? — свистящим шепотом произнес он. — Реланд до сих под рвет и мечет после вашей последней стычки, а теперь ты восстановила против себя еще одного Хаксфорда. Уверен, что ты будешь постоянно цапаться с Реландом, который теперь поселится в западном крыле.
— Разве вы, дядя, не просили меня проследить за тем, чтобы все слуги были заняты делом? — нежным голоском спросила Илис, напомнив Эдварду о его распоряжении. — Если бы не я, наемные работники уже давно опустошили бы ваши винные погреба и кладовки, — добавила она, затронув наиболее болезненную для него тему. — Но если вы считаете, что слуг можно оставить наедине с их страстью к обжорству, тогда я с удовольствием потанцую.
Эдвард озадаченно нахмурился, потом без всяких предисловий схватил молодого человека за руку и потянул за собой.
— Пойдем, Девлин, — вкрадчиво произнес он. — Здесь есть одна красотка, чьи способности не уступают твоим.
Взглянув на ошарашенного Хаксфорда, Илис с притворной покорностью сложила руки и опустила глаза. Краткое общение с Девлином только подтвердило ее уверенность в том, что он — грубый, ограниченный хам, который во всеуслышание хвастается своей доблестью, и это только доказывает, что он действительно родственник Реланда Хаксфорда.
Не теряя времени, Эдвард представил Девлина молоденькой хорошенькой вдове и сразу же вернулся к своей племяннице. Благоразумнее всего занять ее каким-нибудь делом и держать подальше от гостей, пока ему не пришлось расплачиваться за ее присутствие в зале.
— А теперь отведи Арабеллу в ее комнату. Поговори с ней, помоги подготовиться к приходу Реланда, а потом возвращайся сюда, ко мне. Я сам прослежу за тем, чтобы Реланда проводили наверх, независимо от того, способен он на что-то или нет. Пора заканчивать праздник, в противном случае я останусь без гроша.
Схватив кружку с подноса проходившего слуги, Эдвард, перестав обращать внимание на племянницу, одним махом опрокинул эль в глотку. Ему понадобится целый бочонок, чтобы обуздать ураган, поднявшийся у него в брюхе.
Новое указание дядюшки вызвало у Илис некоторую неуверенность. И дело было вовсе не в том, что она не знала, каким именно образом невеста должна встречать жениха. Просто девушке казалось, что Арабелле было бы гораздо полезнее выслушать совет более старшей, замужней женщины. Разве она способна хоть в малой степени приободрить невесту, когда сама девственна?
Взгляд Илис остановился на новобрачных. Арабелла была хрупка, как нежный цветок, высока и стройна, с шелковыми каштановыми волосами и светло-серыми глазами, в которых застыло грустное выражение. По характеру она была покладиста, и временами у нее не хватало храбрости противостоять чьему-либо напору. Реланд, в противоположность ей, был темноволос, его фигуру отличали широкая мускулистая грудь и узкие бедра. Однако, несмотря на привлекательную внешность и хорошие манеры, в нем угадывалась склонность к вспыльчивости и чрезмерному упрямству. Он тешил свое тщеславие, подвергая испытанию на стойкость тех, кто встречался на его пути, и взрывался непристойным хохотом каждый раз, когда его действия вызывали у людей страх. Короче говоря, Реланд вел себя как чванливый грубиян, но стоило ему убедиться в своем превосходстве, как он тут же менялся и снова превращался в джентльмена.
Илис в своих размышлениях вернулась к тому времени, когда впервые встретилась с графом. До нее доходили слухи о его надменности и властности задолго до ее появления в доме дядюшки, но она воспринимала их как пустую болтовню. До того дня, когда он влетел в ворота поместья на вороном жеребце маркиза, девушка видела его только издали. Эта лошадь попала к Реланду как свадебный подарок Эдварда. Напыщенность всадника вызвала у Илис отвращение. Она чувствовала, что он наслаждается тем, что его вид верхом на мощном животном вызывает у окружающих благоговейный страх. Как бы в подтверждение правильности создавшегося у девушки впечатления о нем, как о грубом хвастуне, он громогласно расхохотался, когда слуги бросились врассыпную из-под копыт жеребца.
Илис, которой даже в голову не пришло, что она может стать предметом оскорблений графа из-за того, что, подобно остальным, не испытывала ужаса перед ним, задержалась возле дверей дома, чтобы полюбоваться прекрасным животным. Она спокойно стояла и гладила кошку, которую держала на руках. Ее невозмутимость нанесла сокрушительный удар Реланду, лишив его хорошего настроения. Неудовлетворенный тем, что испугал всего лишь лакеев, горничных и поварят, граф осадил жеребца и направил его в сторону Илис. Она вспомнила, как была шокирована и встревожена, когда сообразила, что он бросает ей вызов. Но ее паника, казалось, только подстегнула его. Смех Реланда перерос в оглушающий хохот, имея целью привести ее в негодование. Но упрямство одержало в ней верх, и она не двинулась с места, не желая доставлять удовольствие этому человеку. Вид несущегося на нее грозного животного почти лишил ее самообладания, однако, несмотря на страстное желание убежать, какая-то сила заставила ее замереть, прижав испуганную и царапающуюся кошку к груди. В последний момент Реланд был вынужден резко натянуть поводья, и вставший на дыбы жеребец замахал копытами почти перед самым носом Илис, которая швырнула в него шипящую и орущую кошку.
Та в поисках надежной опоры яростно вонзила когти в морду лошади. Бедное животное, сведенное с ума болью, стало метаться, пытаясь избавиться от своего мучителя, а кошка, охваченная не меньшим ужасом, все сильнее впивалась в жеребца. Но что приключилось со всадником! Неготовый к такому повороту событий, Реланд взлетел высоко в воздух, беспомощно размахивая при этом руками и ногами, и рухнул спиной на землю. От удара у него перехватило дыхание, и в течение нескольких секунд им владел непередаваемый ужас оттого, что он не может вздохнуть. Наконец грозный рык, смешанный с проклятиями, возвестил о том, что ему это удалось, и он подобно гейзеру вскочил на ноги.
Оказавшись перед лицом новой опасности — стать предметом его необузданной ярости, — Илис шевельнулась было, готовая броситься в дом и спрятаться, однако усилием воли подавила в себе это желание. Но Реланд, заметив ее движение, рассудил иначе. Взбешенный тем, что какой-то девчонке удалось так унизить его, он решил отомстить ей, не учтя при этом, что за счет своей миниатюрности она гораздо проворнее, чем он. Девушка почувствовала его приближение и одновременно услышала его шаги. Улучив момент, она метнулась в сторону, проскочив под его занесенной для удара рукой. Реланд издал яростный стон, который перерос в рев, когда он, ринувшись за ней, споткнулся.
До Илис донесся громкий всплеск и еще более грозный вопль. Обернувшись, она увидела, что Реланд лежит в пруду, лицом вниз. Разбросав вокруг фонтан брызг, он сначала встал на колени, потом на ноги, доставив тем самым несказанное удовольствие слугам, ставшим свидетелями столь веселого зрелища, что они не смогли сдержать робкие смешки. Мокрые перья шляпы опали на лицо Реланда, закрыв его крючковатый нос и попав в рот, и он вынужден был отплевываться, чтобы вздохнуть полной грудью. Из его кожаных перчаток обрушились целые водопады, когда он поднял руки, чтобы убрать перья с лица, а с его пестрых галунов текли ручьи, образуя вокруг него лужицы. Мягкие сапоги, деталь туалета, которой он больше всего гордился, деформировались и превратили его ноги в некое подобие тумб, когда он выскочил из пруда.
Вопль взбешенного Реланда испугал его жеребца, который резко попятился, потом, как бы в ожидании новой угрозы, тревожно огляделся и уставился на кошку, взобравшуюся на каменную стену, где та чувствовала себя в полной безопасности. Выйдя победителем из недавней схватки, она принялась умываться, лениво разглаживая лапой шерсть.
Реланд молча обвел всех медленным взглядом, который остановился на дерзкой девчонке, осмелившейся бросить ему вызов. Илис спокойно встретила его взгляд и весело улыбнулась, прекрасно сознавая при этом, что в его намерения, когда он двинулся к ней, входит загнать ее в угол сада.
Илис пятилась до тех пор, пока не уперлась спиной в стену. Она вынуждена была собрать всю свою храбрость, чтобы не дать его силе и угрожающему виду сломить ее дух. Проревев какое-то проклятие, Реланд схватил ее за ворот платья и начал неистово трясти. Отвага кошки в сражении с жеребцом померкла перед яростью лисицы, в которую превратилась девушка, бросившаяся на своего обидчика. Царапаясь, кусаясь, работая кулачками и норовя попасть в глаза, она была подобна дикому зверьку. Наконец тишину разорвал крик боли, изданный разгневанным графом.
— Ах ты, маленькая сучка! — заорал Реланд и отвел руку, чтобы ударить ее.
— Великий Боже! — воскликнул Эдвард, стоявший на галерее. — Что ты делаешь? — Ошарашенный тем, что увидел, он скатился с лестницы и с помощью слуг принялся раздирать сцепившихся противников. Это ему удалось только после того, как его племянница изо всех сил стукнула графа в голень.
— Ты грязное отродье, сын вислоухого проходимца! — ругалась она в совершенно несвойственной дамам манере. — Из какой дыры ты вылез?!
— Илис! Успокойся, девочка! — Эдвард был в шоке от того, что из уст его племянницы на графа сыпался поток столь ужасных оскорблений. — Это жених Арабеллы…
— Бедная Арабелла! — процедила Илис. — Очень может быть, что она вскоре зачахнет от грубости этого безмозглого болвана!
— Тише, детка, тише! — Эдвард в отчаянии сжал руки, пытаясь умиротворить своего будущего зятя. Ему еще никогда не приходилось попадать в положение, которое требовало от него столь полной собранности. Он не мог наказать племянницу из страха потерять ее состояние. Он также не мог отчитать графа из страха разозлить того еще сильнее. — Пожалуйста, Реланд, прости девочку. Она вне себя. Она моя родственница, только недавно приехала. Ты же видишь, что ей предстоит еще многому научиться. Умоляю тебя, уйми свою ярость, давай уладим это дело миром.
— Она искалечила моего жеребца!
Реланд взмахнул рукой, окатив всех целым фонтаном брызг, и указал на свою лошадь, которая, испугавшись резкого движения, вздернула морду. Ее нос был в глубоких царапинах, а на уздечке, подобно крохотным рубинам, сверкали капельки крови.
— У него навсегда останутся следы! — Будто бы внезапно вспомнив о себе, Реланд схватился за голову и застонал. — Она чуть не раскроила мне череп!
— Вам нечего было бояться, милорд, — с деланной заботой запротестовала Илис. — Он был пуст еще до того, как вы упали.
Окончательно выйдя из себя, Реланд выставил кулак и замахал им перед самым носом девушки.
— Ты, наглая дрянь! Ты, наверное, не знала, что Эдди может убить тебя, поэтому и осмелилась вылезти из болота! В следующий раз я позволю ему загнать тебя в трясину!
— Узнав, что вы собой представляете, милорд, — с сарказмом ответила Илис, — в следующий раз я буду более осторожно относиться к тому, что вы можете приказать своему жеребцу.
— Реланд, прости ее, — поспешно вмешался Эдвард. — Она просто не знает…
— Запомни наши имена, паршивка! — рявкнул граф, не обратив внимания на стенания своего будущего тестя. — Прячься, когда узнаешь, что прибыли Реланд Хаксфорд, граф Чедуик, и его Большой Эдди. Я тебя предупредил.
— Эдди… Большой Эдди… Эдди Реланд… Реланд — Большой Эдди…
Илис наклонила голову, как ребенок, который рассказывает стихотворение, и принялась жонглировать именами, давая понять, что на нее совершенно не подействовали ни он сам, ни его титул, ни его угроза.
— Вам дали отличного жеребца. Очевидно, он слишком хорош для вас. Я попытаюсь запомнить его.
Лицо Реланда потемнело, он поднял на девушку бешеный взгляд и собрался вновь кинуться на нее. Эдвард, пытаясь предотвратить очередное столкновение, взял молодого человека за локоть.
— Пойдем, сынок, — ласково проговорил он. — Давай выпьем по кружке эля и отдохнем у камина.
Эдвард жестом подозвал слугу, чтобы тот занялся Реландом, с которого продолжала капать вода, а когда графа увели, повернулся к Илис. Весь его облик свидетельствовал о том, что ее ждет хорошая головомойка. Так и случилось, когда Реланд оказался достаточно далеко.
— Ты лишилась рассудка? — грозно спросил Эдвард. — Ты хочешь разлучить с ним Арабеллу? — Эдвард умоляюще сложил руки. — Или ты хочешь испортить мои дела, унижая столь достойного молодого человека в моем доме?
— Во всем виноват он, нечего было фиглярничать! — стала защищаться Илис. — Он чуть не наехал на меня своей зверюгой! — Она указала рукой на жеребца, которого уводил грум. Конюх нежно гладил его по крупу, как будто успокаивал своего близкого друга. Жеребец фыркал ему в ответ и совсем не казался испуганным. — Разве для вас ничего не значит, что Реланд — сумасшедший?
— Ш-ш! — потребовал Эдвард и тревожно оглянулся через плечо, чтобы удостовериться, что граф уже скрылся в доме. — Как ты не понимаешь, детка? — Он схватил ее за руку и, наклонившись, зашептал: — Возможно, это последний шанс Арабеллы.
Илис отшатнулась, высвободила руку и ответила тоном, в котором слышалась едва сдерживаемая ярость:
— Лучше остаться старой девой, чем спать с таким, как он!
Резко повернувшись и подобрав юбки, Илис взбежала по лестнице прежде, чем дядюшка нашелся, что ответить. Он позвал ее, но она, сделав вид, будто не расслышала, вошла в зал и захлопнула за собой дверь. Спустя секунду ее каблучки застучали по коридору.
В течение нескольких последующих дней Эдвард не раз требовал, чтобы Илис извинилась перед графом, на что она сквозь сжатые зубы цедила, что лучше сядет на терновый куст, чем выполнит его требование. Пребывая в полном неведении относительно того, что она еще может выкинуть, и будучи уверенным, что она способна на самые невероятные поступки, Эдвард сдался и больше на нее не давил.
«И вот опять…» — подумала Илис, чувствуя непередаваемое отвращение к Реланду. Ей казалось, что данное ей поручение равносильно тому, чтобы готовить девственницу для жертвоприношения зверю, у которого от вожделения текут слюни. Она испытывала жгучую ненависть к этому негодяю и всем сердцем сочувствовала кузине.
Илис поспешила придать своему лицу приветливое выражение, заметив, что Арабелла смотрит по сторонам. Как бы побуждаемая некоей волшебной силой, она оглядывала зал, пока не увидела младшую сестру. Илис встретилась с ней взглядом и неуверенно кивнула в ответ на немой вопрос, возникший в глазах Арабеллы. По лицу невесты пробежала тень, потом она повернулась, что-то сказала своему мужу и пошла. Реланд проводил ее полным похотливого желания взглядом, потом торжествующе улыбнулся своим приятелям, воскресив в памяти Илис самодовольную ухмылку, игравшую на его губах во время их первой встречи. Создавалось впечатление, будто Арабелла стала еще одним из его приобретений, которое можно использовать в качестве кнута, чтобы повелевать окружающими.
Некоторые из стоявших рядом с Реландом мужчин принялись шумно балагурить по поводу того, что ему предстоит, и с каждой новой шуткой их веселье становилось все более буйным. На губах Арабеллы, которая с достоинством и спокойствием двигалась мимо добродушно поддразнивавших ее гостей, появилась слабая улыбка. Она молчала до тех пор, пока они с Илис не добрались до каменной лестницы, ведущей в западное крыло.
— Я окружена глупцами, — печально пробормотала Арабелла.
Илис удивленно взглянула на сестру, спрашивая себя, что в конце концов заставило ее обнаружить свое недовольство создавшейся ситуацией. Ведь Арабелле всегда, даже во время ссор и скандалов, когда ее отец разражался гневными тирадами, удавалось оставаться бесстрастной. К тому же она с готовностью согласилась на свадьбу с графом. Насколько было известно Илис, ее кузина никогда раньше не жаловалась на Реланда, хотя и бывали времена, когда трагические события, обрушившиеся на девушку, вызывали у нее досаду. Она была склонна к меланхолии, и даже Эдвард пытался хоть как-то облегчить ее страдания. Все вокруг уделяли ей внимание, пытаясь отвлечь от печальных мыслей, при этом никто не сомневался, что у Арабеллы есть все причины горевать.
— Что волнует тебя, Арабелла? Почему ты это сказала? — спросила ее сестра.
— О, Илис, постарайся понять меня. Реланд прекрасный и знатный мужчина… даже красивый…
Илис чувствовала неуверенность кузины и прекрасно понимала, что в душе юной невесты зародилась тревога. И в самом деле, если бы они поменялись ролями и именно Илис было бы суждено выйти замуж за графа, у нее появились бы тысячи поводов для беспокойства.
— На меня наложено проклятие, — продолжала Арабелла.
Она остановилась и прислонилась к каменной стене, совершенно не заботясь о том, что мнет отделанный драгоценностями ток, украшавший ее затейливо убранные волосы.
— Всех, кто просил моей руки, оторвала от меня какая-то трагедия. Где те, кто когда-то клялся мне в любви и верности? Все пали от руки жестокой судьбы. Все погибли. Когда первые двое скончались от какой-то неизвестной болезни, я посчитала это простым совпадением. Потом третий был убит ворами, напавшими на него на улице. Менее трех лет назад, во время пасхальной недели, произошло землетрясение, церковь рухнула, и камнем убило моего бедного Уильяма. Мы были обручены всего неделю. Пятый был похищен какими-то негодяями, и я уверена, что когда-нибудь его тело будет найдено. И наконец, шестой…
Изящные брови Илис изогнулись: так изумил ее печальный вздох кузины.
— Это был маркиз Бредбери? — мягко спросила она.
Арабелла медленно кивнула.
— Да… Максим… он был шестым.
Положив руку на локоть Арабеллы, Илис заметила:
— Но ведь ты не можешь скорбеть об изменнике и убийце.
Не ответив, Арабелла двинулась вверх по лестнице, потом, пройдя через коридор, вошла в свои апартаменты. Миновав переднюю, она остановилась возле камина в спальне, сдернула ток и отшвырнула его в сторону.
— Да, это так. Прегрешения маркиза были гораздо серьезнее, чем у других. Обвиненный в убийстве и тайном сговоре с Марией Стюарт против королевы, он заслужил того, чтобы его казнили. Вряд ли что-нибудь иное могло бы вызвать мою ненависть к нему.
Не зная, что ответить, Илис оглядела просторную спальню и спросила себя, что заставило человека, жившего когда-то в этих стенах, сохранять верность, которая стоила ему жизни. Что заставило его пойти против королевы… той самой королевы, которая с такой нежностью сравнивала его с другим Сеймуром, из ее юности? Томас Сеймур добился ее любви; неужели Максим Сеймур заслужил ее ненависть?
— Ты не права, Арабелла, на тебе нет никакого проклятия, — попыталась успокоить ее Илис. — Скорее можно сказать, что тебе посчастливилось избежать свадьбы с недостойными.
— Как мне объяснить тебе, сестренка? Ты молода, а я уже так устала… так стара.
— Стара? — удивленно переспросила Илис. — В двадцать пять? Нет, ты молода, Арабелла, у тебя вся жизнь впереди. Сегодня день твоей свадьбы… и ты должна приготовиться к приходу мужа.
Илис увидела слезы в серебристо-серых глазах. Даже тусклая улыбка не могла скрыть страданий Арабеллы. Но ничто не могло облегчить ее муки, никто не мог ничего изменить.
— Я должна немного побыть одна, — прошептала Арабелла, внезапно поддавшись отчаянию. — Постарайся задержать их, пока я не пришлю слугу.
— Твой отец просил меня помочь тебе, — пробормотала Илис. — Что мне ему сказать?
Арабелла взглянула в обеспокоенные глаза девушки и попыталась подбодрить ее:
— Попроси его дать мне немного побыть одной, чтобы я могла как можно лучше приготовить себя для Реланда. Всего немного… пока я не успокоюсь. Тогда ты вернешься и поможешь мне.
— Реланд довольно привлекателен, — заметила Илис, надеясь этими словами подбодрить сестру. — Тебе будут завидовать все девушки.
— Он не так красив, как те, кого я когда-то знала, — сдержанно ответила Арабелла.
Илис нахмурилась.
— Ты тоскуешь по погибшему, Арабелла?
В серых глазах появился некий намек на любопытство.
— По погибшему? О ком ты говоришь, Илис?
— О маркизе Бредбери, естественно, — ответила девушка. — Он все еще бередит твою душу?
— О, он был из тех, кто лишает девушек сна. — Арабелла задумчиво принялась гладить бархат платья. — Очень энергичный и красивый. Всегда почтительный, всегда… — Она заставила себя вернуться к действительности. — Хватит об этом! Я должна побыть одна. — Положив руки на плечи сестры, она развернула Илис к двери и, почувствовав, что та собирается протестовать, добавила: — Я просто прошу дать мне хоть чуточку времени, прежде чем придет мой муж. Это совсем немного.
— Я скажу об этом твоему отцу, — заявила Илис и с видимой неохотой направилась к выходу.
Осторожно притворив за собой дверь, она спросила себя, как ей завести разговор с Эдвардом и при этом не нанести ущерба тому, ради чего она делает это. Если ей удастся незаметно увести его из зала и поговорить, он может проявить некоторую снисходительность. Если же ей придется беседовать в присутствии гостей, собравшихся вокруг Эдварда, она будет вынуждена действовать более тонко, чтобы не ущемить его гордость.
Каменная лестница состояла из нескольких коротких пролетов, которые располагались под прямым углом вокруг центральной колонны, украшенной тонкой резьбой. Когда Илис проходила мимо светильников, пламя свечей колыхалось, и на стенах начинали плясать причудливые тени. От постоянного мелькания света у девушки закружилась голова. Она спешила, однако ей приходилось очень осторожно ставить ноги на ступеньки, чтобы не оступиться и не поскользнуться и избежать более быстрого, но и более болезненного спуска.
Внизу стоял невыносимый шум, звуки лютней, бубнов и арф смешивались с хохотом и громкими выкриками подвыпивших гостей, поэтому девушка не услышала, что кто-то торопливо поднимается ей навстречу. Они увидели друг друга в последний момент и попытались разминуться, но шагнули в одну сторону и столкнулись. Оттолкнувшись руками от крепкой мужской груди, Илис закачалась на самом краю ступеньки. Испугавшись, что сейчас кубарем скатится по лестнице, она тихо вскрикнула, но тут ее обхватила твердая рука. На мгновение девушка замерла, опершись на эту руку, потом длинные пальцы взяли ее за талию, приподняли и поставили на ступеньку. Илис не сразу сообразила, что у нее закрыты глаза, когда же она их открыла, то увидела перед собой грубый балахон слуги Тейлора. Капюшон сполз с его головы, и то, что предстало перед ее взором, отличалось от того, что она предполагала увидеть. Перед ней был вовсе не урод, а потрясающе красивый мужчина с рыжевато-каштановыми волосами и густой бородой, которая частично скрывала благородные черты его лица.
Мужчина обеспокоенно посмотрел на Илис и спросил:
— С вами порядок, хозяйка?
Илис неуверенно кивнула, пытаясь побороть охватившее ее смущение. Его руки отпустили ее талию, и он двинулся вверх по лестнице. И тут Илис пришла в себя.
— Эй! Что тебе надо? Какие у тебя дела в хозяйских покоях?
Мужчина остановился и медленно повернулся. Свет канделябра упал на его лицо. Казалось, зеленые глаза пронзили Илис насквозь, в их взгляде было столько упрямства и непокорности, что у нее на секунду перехватило дыхание.
— Вы! — воскликнула Илис, превозмогая гипнотическую силу этого взгляда.
Она поняла, что позволила себя одурачить, поверив, будто он является слугой. Тот, кто стоял перед ней, был точной копией портрета, спрятанного в кладовой восточного крыла. Было совершенно ясно, что художник оказался настоящим мастером, и теперь Максим Сеймур, маркиз Бредбери, необыкновенно красивый мужчина, стоял перед ней во плоти и крови.
— Вы… вы живы!
На мгновение он помрачнел, но потом заставил себя улыбнуться, обнажив при этом белоснежные ровные зубы. Вместо деревенского жаргона из его уст полилась правильная речь хорошо воспитанного джентльмена.
— Вы вынудили меня, сударыня, обнаружить то, что я решил скрыть. Полагаю, мне следует как можно быстрее уходить отсюда, пока вы не подняли тревогу.
Маркиз посмотрел на площадку верхнего этажа и разочарованно вздохнул, как бы расстроенный тем, что ему предстоит нечто неприятное. Он подошел к Илис, схватил ее за руку и потащил вниз. От быстрого бега у нее перехватило дыхание.
— Простите, но я не могу пока что отпустить вас, — извинился он. — Как только новость станет всем известна, вы будете вольны идти, куда вам заблагорассудится… Кстати, разве вы направлялись не вниз?
— Стойте! Пожалуйста! — задыхаясь, проговорила Илис, стараясь поспеть за ним. — Я не могу…
Лорд Сеймур остановился, обхватил ее одной рукой за плечи, а другой — под колени, поднял к своей груди и понесся по лестнице с такой легкостью, как будто она ничего не весила. Внизу он вошел в заполненный гостями зал. Слуги удалились на кухню, где ждали того момента, когда свадебная процессия двинется в комнату невесты. Гости лениво бродили по залу, казалось, они пребывают в каком-то полусне, словно в преддверии некоего важного события. Одни почти не отдавали себе отчета в том, что происходило вокруг, другие восприняли появление человека в грубой одежде как шутку.
Максим шагнул к ближайшему столу и бесцеремонно усадил Илис в стоявшее рядом глубокое кресло с высокой спинкой. Наклонившись к ней, он покачал перед ее носом длинным и изящным пальцем и устремил на нее жесткий взгляд.
— Заклинаю вас, мадам, сидите спокойно. Вы можете быть очень удивлены тем, что услышите.
Повернувшись, он схватил конец скатерти, покрывавшей дощатый стол, и изо всех сил дернул, при этом вся посуда с грохотом рухнула на пол.
— Эй! Добрые гости Бредбери-Холла! — крикнул он. — Вы сытно поели и выпили много хорошего вина, теперь вам нужно немного развлечься.
Гости медленно повернулись и бессмысленно уставились на него. В их глазах, устремленных на плохо одетого незнакомца, не было даже намека на узнавание. Все замолчали, удивленные новым поворотом событий, хотя затуманенное выпитым сознание гостей не могло с полной отчетливостью воспринимать происходившее.
— Это он! — наконец взволнованно воскликнул какой-то молодой человек. — Это он! Вернулся из ада!
По залу пронесся едва слышный шепот.
— Что ты говоришь? Кого ты имеешь в виду?
Молодой человек, всплеснув руками в отчаянии от всеобщей бестолковости, принялся распекать полусонных гостей:
— Кого, спрашиваете вы? Матерь Божья, разве вам не знаком этот мерзавец? Ведь это же маркиз Бредбери собственной персоной!
— Лорд Сеймур? — повторил какой-то мужчина, и его губы медленно растянулись в улыбке, прежде чем он рухнул лицом в тарелку.
У всех вырвался одновременный вздох, свидетельствовавший о том, что теперь все внимание присутствующих обращено на маркиза. Выражение его лица, на котором застыла довольная ухмылка, не изменилось, когда он оглядывал зал в поисках своего главного обвинителя.
— Нет! Нет! Не может быть! — раздался чей-то голос. — Маркиз мертв! Его убили!
Воцарившуюся тишину нарушил короткий смех, от которого у Илис по спине пробежали мурашки. Она вполне могла бы поверить, что Максим Сеймур отрастил рога специально для того, чтобы претворить в жизнь свой дьявольский замысел.
— Так! Вы считали меня мертвым, а? — Максим сорвал со стены шпагу и вскочил на стол. — Прекрасные дамы и добрые господа, если вы считаете меня мертвым, тогда дайте мне пронзить вашу грудь этой шпагой, и вы убедитесь, может ли привидение причинить вам какой-нибудь вред. Подходите! — настаивал он, потом засмеялся, когда никто не вышел вперед. Он оглядел зал, и каждый чувствовал, как на затылке начинали шевелиться волосы, когда на нем останавливался тяжелый, обвиняющий взгляд маркиза. — Я не покинул вас, как бы хотелось некоторым… во всяком случае, не так, как они предполагали. Хотя меня действительно предали забвению. — Он пожал широкими плечами и прошелся по деревянной столешнице. — Правда и то, что я был ранен на мосту этими неповоротливыми увальнями, которые хотели помешать мне сбежать. Но я упал в реку и… как бы направляемый дланью ангела, попал в руки друга, который и вытащил меня из глубинного мрака. Так смотрите и слушайте меня, добрые люди! И несите во все концы весть, что Максим Тейлор Сеймур явился, чтобы отомстить вору, который с помощью лжи и наветов отобрал у него собственность и отдал его невесту другому. Я пришел сюда, чтобы получить то, что принадлежит мне, и убедиться, что справедливость восторжествовала. Ты слышишь меня, Эдвард Стэмфорд?
Максим перепрыгнул на другой стол и принялся носком сапога расшвыривать блюда, кружки и кубки. Гости в страхе шарахнулись. Тех, кто, споткнувшись, упал, охватила паника. Остальные же ошалело оглядывались по сторонам, не в силах сбросить овладевшее ими оцепенение. Слишком пьяные, чтобы спасаться бегством, они медленно опускались на стулья или прямо на пол.
— Схватить его! Не дайте ему сбежать! — закричал остановившийся в дверях Эдвард.
Несколько минут назад он вышел из зала, чтобы немного передохнуть, а когда вернулся, обнаружил, что перед гостями стоит человек, с которым, как он считал, ему уже не придется встречаться. И его охватило страстное желание окончательно разделаться с ним.
— Убейте его! Вы что, не слышите? Колите шпагой! Он убийца! Изменник! Королева вознаградит вас за него! — Эдвард рукой указал на тех, кто упал на пол. От его слов в душах людей вспыхнул страх. — Я обращаюсь к вам! Эти пустоголовые болваны одурманены крепким вином… — Он огляделся по сторонам, как бы требуя ответа. — Или это дело рук этого отвратительного мерзавца? Он всех нас отравил?
Испуганные возгласы и стоны свидетельствовали о том, что гости приняли на веру его слова. Илис силилась вспомнить, что делал маркиз у бочонка с вином, до того как она остановила его. Она представила две бутыли, из которых он наливал гостям вино, и подняла на него полный ужаса взгляд, почти поверив в слова дяди.
Несколько мужчин ринулись к маркизу, желая наказать его за столь страшный поступок, но Максим Сеймур положил руку на эфес шпаги и, посмеиваясь, спокойно ждал, пока они, спотыкаясь, доберутся до него. Казалось, он был совершенно уверен в себе, так как, покачав головой, принялся подзуживать их:
— Советую вам прежде хорошенько подумать, господа. Действительно, я добавил в ваше вино кое-какое снадобье, но вовсе не яд. Самый большой вред, который оно может причинить, заключается в том, что вы проспите всю ночь, но если же решитесь опробовать свое умение фехтовать, это будет вам дорого стоить. Я еще раз спрашиваю: согласны ли вы пойти на смерть ради этого иуды?
— Хватайте его! — с возрастающим беспокойством заорал Эдвард. — Вы не имеете права упустить его!
Один мужчина ринулся вперед, и раздался звон металла, когда Максим парировал его удар. Еще трое решились потягаться в мастерстве с маркизом, но тут же отступили. Легкость, с которой он защищался, убедила остальных в том, что не стоит слушать хозяина. Ведь в конце концов они пришли сюда, чтобы веселиться, а не сражаться с умелым фехтовальщиком.
— Разве мало горя вы принесли в этом дом? — закричала Илис, вскочив на ноги. Ее возмутило, что этому человеку удается держать в страхе весь зал и при этом делать свое грязное дело. — Неужели вы хотите испортить свадьбу Арабеллы, привнеся в нее еще больше горя и боли?
Тяжелый взгляд зеленых глаз устремился на нее.
— Это был мой дом, и сегодняшняя свадьба могла бы быть моей свадьбой, если бы не козни этого подлеца. Что, по-вашему, мне следует делать, сударыня? Без борьбы оставить все Эдварду Стэмфорду? — Его саркастический смех полностью опровергал возможность подобного решения. — Следите за мной и проверьте, пойду я на это или нет!
Охваченный паникой, Эдвард пришел в отчаяние.
— Неужели здесь нет ни одного храбреца, чтобы схватить его? — завопил он. — Он изменник! Он заслуживает смерти!
Жених Реланд, который пил гораздо больше остальных, оперся руками о стол и стал медленно подниматься. Гости мгновенно расступились, освободив пространство между двумя мужчинами. Он единственный из присутствующих был достойным противником маркизу.
— Арабелла — моя! — прогремел Реланд. Помотав головой, чтобы прогнать дурман, он грохнул кулаком о стол. — Я убью любого, кто попытается забрать ее у меня!
Эдвард торопливо дал знак одному из гостей, чтобы ему передали шпагу Реланда, и, как только она оказалась у него в руках, протянул ее своему зятю.
— Застигни его врасплох, если сможешь, — посоветовал он. — Маркиз очень хитер, это уж точно.
Граф пренебрежительно фыркнул:
— Ты, мелкий хорек, хочешь, чтобы я вместо тебя пустил ему кровь?
Внезапно Эдвард почувствовал, что его лоб покрывается испариной. Его губы беззвучно шевелились, пока он подыскивал подходящий ответ:
— Я… э-а… не могу… защищать… свою дочь, Реланд. Я плохой фехтовальщик по сравнению с его светлостью. — Он кивнул в сторону маркиза. — Это настоящий волк, Реланд, а тебе известно, что хорек не может драться с волком. Ты ему подходишь гораздо больше. Медведь против волка. Так и должно быть.
Задобренный тестем, Реланд, спотыкаясь, сделал несколько шагов, остановился, широко расставив ноги, обвел присутствующих пьяным взглядом. Маркиз ждал его со шпагой в руке, и, хотя расстояние между ними было небольшим, Реланду казалось, что он видит своего противника в конце длинного и узкого, погруженного во мрак коридора и что только там, где стоял маркиз, сияет свет, который тоже постепенно меркнет. Он чувствовал себя страшно уставшим. Его руки были слишком неподъемными. Нужно немного отдохнуть… всего минутку.
Реланд Хаксфорд рухнул на колени, его голова свесилась. Он оперся на руки, упрямо пытаясь удержаться, но в следующее мгновение, подобно раненому медведю, повалился на пол.
Эдвард подскочил к нему. Выхватив у Реланда шпагу, он высоко поднял ее.
— Кто примет вызов? Кто из вас, Хаксфордов, отважится подобрать шпагу, выпавшую из рук вашего родственника?
Но никто не отозвался, а Девлин, стоявший возле двери, с издевкой усмехнулся и заметил:
— Шпага у тебя, сквайр. Ты примешь вызов.
Эдвард изумленно уставился на Девлина, уверенный, что тот лишился рассудка. Но издевка, написанная на лице молодого человека, убедила его в обратном. Опустив глаза, он с ужасом посмотрел на оружие, которое держал в руке, и понял, что никто не будет защищать его. Он тревожно взглянул на человека, которого ославил как предателя. Даже дерзкая улыбка маркиза, открыто глумившегося над ним, не прибавила ему смелости, чтобы поднять шпагу и сразить своего противника.
Максим негромко засмеялся, чем нанес безжалостный удар по достоинству Эдварда.
— Иди-ка сюда, Эдвард, — поддразнивал он. — Разве ты потерял вкус к кровопусканию? Я здесь и готов встретить твой удар.
Страх сдавил грудь Илис, наблюдавшей за двумя мужчинами, ледяной холод ужаса разлился по ее телу. Ее трясло, сердце бешено стучало, потому что она прекрасно знала, каков будет исход поединка, если маркизу удастся спровоцировать ее дядюшку. Не вызывало сомнения, что лорд Сеймур намеревается убить его.
Ей было мучительно больно от подобной несправедливости, и внезапно она поняла, что единственного человека, способного остановить Сеймура, просто нет в зале.
Приподняв тяжелые юбки почти до самых колен, Илис выскочила из зала и бросилась вверх по лестнице. Дверь в покои Арабеллы была приоткрыта, и, не постучавшись, Илис ворвалась внутрь. Она собиралась было позвать сестру, но ее голос прозвучал не громче шепота, и в ее душе пронесся целый ураган чувств, когда она огляделась по сторонам.
Передняя была погружена во мрак, прорезаемый лишь слабым светом, падавшим из двери в спальню.
Стояла полная тишина. Арабеллы нигде не было видно. Из спальни не доносилось ни звука.
Со свечей специально сняли нагар. Запах горячего воска все еще стоял в комнате.
Илис охватило недоброе предчувствие, когда она бросилась в спальню. Там горела единственная свеча, плясавший в камине огонь бросал золотые отсветы на стены, а падавшие на пол тени от кресел с высокой спинкой казались необычайно длинными. Бархатный полог над массивной кроватью был откинут, открывая богато расшитое одеяло. Ничто не указывало на то, что в этой комнате находится невеста, которая ждет своего жениха.
Выйдя на балкон, Илис оглядела сад, пристально всматриваясь в причудливые ночные тени. Ее внимание привлекло чье-то мелодичное насвистывание, и она увидела Квентина, направлявшегося в зал. Она не заметила, как он уходил, но весь его вид, его спокойствие свидетельствовали о том, что он не подозревает о случившемся. К тому же он никогда не пришел бы на выручку Эдварду, так как ненавидел его не меньше, чем Максим Сеймур.
Илис скользнула в комнату. Если она сейчас не разыщет кузину, Эдвард будет вынужден ответить на вызов маркиза, и тогда тот удовлетворит свою жажду мести.
Несмотря на тепло, излучаемое камином, Илис охватила внезапная дрожь, и что-то заставило ее поднять глаза. Она увидела свою тень, падавшую на противоположную стену, а рядом, с обеих сторон, — еще две тени, явно принадлежащие мужчинам, которые подкрадывались к ней.
В комнате кто-то был! Илис метнулась вперед, увернувшись от рук, пытавшихся схватить ее. Раздавшийся за ее спиной звук только доказывал, что тени не были плодом воображения. На том месте, где она только что стояла, боролись два человека, их злобное бормотание нарушало царившую тишину.
— Черт бы тебя побрал, Фич! Ты сломаешь мне нос! Пошли!
— Она убегает! Лови ее!
Высокая тень бросилась за Илис, которая, подобно испуганной лани, увернулась, но тут же наскочила на второго. Удивленный не менее ее, мужчина покачнулся и обхватил девушку своими огромными лапищами, сбив при этом ток. Спустя мгновение лицо Илис было прижато к жесткой шерстяной куртке разбойника. В нос ей ударил запах пота, смешанный с вонью жареной рыбы. Испуганная тем, что может ожидать ее, она стала отчаянно вырываться, однако хватка мощных рук не ослабевала. Случайно Илис задела свое ожерелье, нитка порвалась, и драгоценные жемчужины посыпались на пол, однако это не остановило ее. Внезапно мозолистая рука зажала ей рот — тут же раздался стон, когда Илис впилась зубами в шершавую ладонь. Разбойник отдернул руку, и девушка, набрав в грудь побольше воздуха, уже собралась позвать на помощь, как в рот ей воткнули скомканную тряпку.
Илис опустила острый каблучок своей туфельки на одетую в мягкий сапог ступню и тут же со всей силы пихнула разбойника в живот. Как только девушка, которая была не из тех, кто падает в обморок при первом признаке опасности или сдается без борьбы, осознала, чго свободна, она попыталась сбежать, но не успела сделать и шагу, как на нее накинули сдернутую с окна штору. Отчаяние и страх переросли в ярость. В этот самый момент мускулистая рука обвилась вокруг ее шеи и так сильно прижала к лицу плотную ткань, что Илис не смогла дышать. Чем больше она сопротивлялась, тем сильнее ей сдавливали горло, однако, как только она немного угомонилась, хватка ослабла. Девушка со всей ясностью осознала, что выхода нет, что, так или иначе, победа останется за разбойниками.
— Спенс, где ты? — спросил тот, кого назвали Фичем. — Давай убираться отсюда.
Сзади послышались торопливые шаги.
— Я не могу найти плащ этой дамы.
— Придется везти ее в том, что на ней. Давай убираться отсюда, пока кто-нибудь не пришел.
Илис связали толстым шнуром от шторы, потом сильные руки подняли ее и перекинули через широкое плечо. Спеленутая, она беспомощно моталась из стороны в сторону, напоминая гуся. Она могла только стонать и извиваться, выражая тем самым свой протест. Разбойники вышли на балкон и спустились по наружной лестнице в сад. Как только они ступили на землю, их охватило беспокойство, и они заторопились. От сильной тряски у Илис перехватило дыхание. Похитители пробрались через живую изгородь, окружавшую сад. Внезапно девушка почувствовала, что летит в воздухе, и из ее горла уже готов был вырваться крик, от которого она едва не задохнулась, но тут последовал глухой удар, и Илис возблагодарила Бога, что упала на кучу соломы. Послышались лошадиное фырканье и беспокойный перестук копыт, и она догадалась, что находится в повозке. Кучер резким голосом прикрикнул на лошадь, потом на Илис навалили солому. Когда ее похитители забирались в повозку, та кренилась и скрипела. Они развалились на куче соломы, придавив девушку своим весом, почти полностью лишив ее воздуха и способности шевельнуться. Раздался возглас кучера, и повозка медленно двинулась с места. По всей видимости, похитители намеренно не стали торопиться, и Илис с отчаянием была вынуждена признать, что надежды на спасение мало.
Кучер сделал резкий поворот, и повозка выехала к дому. Хотя Илис недолго жила в Бредбери, она смогла определить, что деревянные колеса повозки катят по главной аллее, так как тряска почти прекратилась. Ее раздирало желание закричать и дать знать всем домочадцам о похищении, однако она понимала всю безнадежность этого шага. Сквозь скрип повозки она различила щебет соловья, и ее удивило, что птица оказалась здесь в холодную зимнюю ночь.
Услышав отдаленный скрип, Максим Сеймур замер и слегка повернул голову. Почти никто не заметил этого движения. Он взглянул на обливавшегося потом Эдварда и, насмешливо улыбнувшись, произнес:
— Волк дает тебе отсрочку, хорек. Теперь у меня есть то, за чем я пришел и за что тебе придется очень дорого заплатить.
Максим спрыгнул со стола и обвел взглядом зал. Мало кто из мужчин был способен преследовать его, однако некоторые из них были полны решимости оказать сопротивление. Те, кто остался верен Эдварду, собирались возобновить борьбу.
— Он убегает! Не дайте ему уйти! Он предал королеву!
Максим сорвал бархатную штору и, раскрутив ее, швырнул в тех, кто отважился преследовать его. Потом схватил стол и опрокинул его на барахтавшуюся кучу. Подскочив к следующему столу, лорд Сеймур принялся метать в преследователей тарелки и бутыли. Казалось, ему ужасно весело. Подбежав к двери, он отсалютовал Эдварду шпагой.
— На этот раз я прощаюсь с тобой, сквайр. Уверен, что вы не будете долго грустить по поводу моего ухода. Вот тебе напоминание о том, что я вернусь. Соберись с силами к этому дню, убеги подальше и тогда надейся, что я не найду тебя.
Его рука метнулась вверх, и шпага воткнулась острием в доску потолка.
— Прощай, сквайр, — проговорил он с учтивым поклоном.
Эдвард поднял глаза. Казалось, блики света, отражаясь от трепещущей шпаги, околдовали его. Когда лезвие замерло, он осмотрелся и понял, что его враг ушел.
— За ним! — закричал он. Оглядевшись, он увидел, что никто не отреагировал на его призыв. — Вы хотите, чтобы королева решила, будто мы струсили перед этим человеком? Она отрубит нам головы, если мы не попытаемся остановить его!
Наконец тяжелый стол оттащили в сторону, и неудачливые преследователи, в соусе и объедках, оставшихся после жаркого из черных дроздов, стали подниматься, страшно мешая при этом друг другу. С отвращением отряхнувшись, они, спотыкаясь, двинулись за Эдвардом, который уже успел дойти до двери в сад.
Когда они вышли из дома, их внимание привлек стук копыт, донесшийся с главной аллеи, тянувшейся перед домом. Под пологом голых ветвей росших вдоль аллеи деревьев они увидели темный силуэт всадника верхом на вороном жеребце, некогда принадлежавшем Реланду.
Эдвард, следивший взглядом за удалявшимся всадником, громко выругался, потом повернулся к окружавшим его людям и заорал:
— На коней! На коней! Нельзя дать ему уйти!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин



Прекрасный роман, романтические отношения главных героев умиляют, легко читается
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинOlga
6.11.2011, 17.39





не дочитала, вроде и неплохой роман, но как-то не зацепил, немного дурноватая героиня, 5 из 10
Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлинира
23.09.2012, 0.56





одна из моих любимых писательниц. но то ли первый, то ли стареет...первые пару глав цепляют, но слабо( историческое описание детальное, но местами аж чересчур - вроде ждешь чувст ,а читаешь этнографию.. хотя люблю такое, но тут вот явно ни к селу, ник городу... про развитие чувств - вот как-то несколько стандартно, плюс на фоне этнографии... еле дочитала до 20-й.. вот после 20-й пошло - наконец появилась та Вудивисс ,которуя я обожаю!! конечно постепенно все и сразу)) и детектив и предательство, и шпионаж и убивства и все сразу)))вот середине - точно 5 из 10, а концу - 8,5 -9 из 10 ))
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинЮля
26.10.2012, 21.24





одна из моих любимых писательниц. но то ли первый, то ли стареет...первые пару глав цепляют, но слабо( историческое описание детальное, но местами аж чересчур - вроде ждешь чувст ,а читаешь этнографию.. хотя люблю такое, но тут вот явно ни к селу, ник городу... про развитие чувств - вот как-то несколько стандартно, плюс на фоне этнографии... еле дочитала до 20-й.. вот после 20-й пошло - наконец появилась та Вудивисс ,которуя я обожаю!! конечно постепенно все и сразу)) и детектив и предательство, и шпионаж и убивства и все сразу)))вот середине - точно 5 из 10, а концу - 8,5 -9 из 10 ))
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинЮля
26.10.2012, 21.24





начало было интересным, интригующим. И всё........... Еле дочитала
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинТатьяна
15.06.2013, 18.38





Читала этот роман давно. Надолго запомнился. По моему мнению, так это самый лучший роман у Вудивисс (не считая "Ускользающее пламя"). Отличные диалоги, великолепные герои, красивые чувства) Очень романтично и страстно)
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинНаталья
8.08.2014, 20.47





Знаю, что пишу не в тему, но помогите, пожалуйста, вспомнить название книги и автора (если возможно). Сюжет рыцарского романа такой: в войне против соседа-народа пало маленькое государство в Европе. Принцесса этого государства принимает решение выйти замуж за жестокого короля варварского народа, что бы уберечь свой народ от рабского гнета . Сопровождать принцессу будет рыцарь, которого папа-король этой принцессы возвратил из изгнания. Между принцессой и рыцарем вспыхивает роман.
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинНаташа
1.09.2014, 12.39





Роман хороший. Активный. Описаний многовато, но можно пропустить. А вот конец скомкан.
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинИрина
20.12.2014, 1.01





Хороший роман, но слишком затянут. Было интересно только их история любви. Максим и его жена просто чудо. Я ей даже позавидовала. Хотела бы иметь такого МУЖА.
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинИлона
29.08.2015, 19.14





Отличный роман!!! 10 баллов!
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинМари
18.12.2015, 11.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100