Читать онлайн Так велика моя любовь, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Так велика моя любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Буря свирепствовала шесть дней, а на седьмой небо прояснилось, но начался страшный мороз. Даже птице, отважившейся взлететь в скованные холодом высоты, не удалось бы различить высившийся на холме замок, если бы не темные столбы дыма, поднимавшиеся, казалось, прямо из высоченных сугробов. В нескольких лигах
type="note" l:href="#FbAutId_59">[59]
к северу, в свободном городе Любеке, в течение недели царил ужасный переполох, вызванный поисками преступников, которые совершили подлое убийство и нанесли огромный ущерб. Когда Хиллиарду сообщили, что на его корабле пожар, он бросился в доки. Увидев объятую пламенем караку, он издал яростный вопль. В его сознании уже складывался план мести, пока он наблюдал, как судно исчезает под водой. На поверхности остались только дымившиеся мачты, возвышавшиеся над почерневшими обломками, — грустное напоминание о некогда стремительном и мощном судне. Хиллиард поклялся, что виновные в этом не уйдут от наказания и будут преданы смерти.
Серая дымка, оставшаяся после пожара, еще долго витала над городом. Однако к концу второй недели горожане уже забыли о случившемся и занялись своими повседневными делами. Но только не ганзейцы. Помещения конторы постоянно оглашались гневным ревом Карра Хиллиарда, который просто кипел от злости на судьбу, клял на чем свет стоит погоду, ругал снег за то, что он выпал, лед — за то, что он замерз, ветер — за то, что он дует, и изливал свою ярость на тех, кто появлялся в поле его зрения, и вообще на всех, кто имел неосторожность оказаться поблизости. Мастера и купцы, посчитавшие необходимым посетить его контору, осторожно входили в зал и сразу же спешили убраться оттуда подальше, потому что глава Ганзы норовил достать своим тяжелым кулаком каждого, кто осмеливался подойти к нему. Тем же, кто давал ему хоть малейший повод для раздражения, можно было просто посочувствовать.
Зима медленно, тяжелой поступью приближалась к концу, испытывая терпение ганзейцев. Отсчет велся по неделям, дням… Нет! Мастера отсчитывали каждый час, обеспокоенно провожая взглядом песчинки, лениво просачивающиеся через горлышко песочных часов. А в замке Фаулдер дни пролетали с неимоверной скоростью. Казалось, даже буре не под силу было нарушить царившие там уют и спокойствие его обитателей. Помещения всегда были наполнены изысканными ароматами, поднимавшимися от кастрюль герра Дитриха, отовсюду доносился смех, слышались разговоры, вдыхавшие жизнь в отрезанный от мира замок. Установившаяся между всеми — за исключением одного человека — атмосфера товарищества как бы ускоряла те же песчинки времени. Это были дни всеобщей радости и взаимопонимания.
Никто не сомневался, что Хиллиард придет. Этот человек не допустит, чтобы публично нанесенное ему оскорбление осталось без возмездия, поэтому обитатели замка готовились к этому событию, обсуждая оборонительную тактику, проверяя самострелы, начищая и смазывая кинжалы и шпаги и размышляя над чертежом нового оружия. Пока стояла холодная погода, мужчины совершенствовали свое боевое искусство, всей душой отдаваясь этой военной игре, и зал постоянно наполнялся звоном клинков и громкими возгласами. Держась на безопасном расстоянии, Илис с интересом наблюдала за мужчинами, своим веселым смехом внося вклад в общий шум. Создавалось впечатление, что ее присутствие вдохновляет мужчин на шалости и озорство, и более молодые из них из кожи вон лезли, чтобы добиться ее похвалы. Максим не беспокоился, когда Джастин и Шербурн демонстрировали перед ней свое мастерство и отвагу, так как знал, что она полностью принадлежит ему. Джастин довольно часто начинал проказничать, атакуя Кеннета, но тот вполне добродушно принимал его поддразнивания и отвечал тем же.
А вечерами мужчины собирались в каком-нибудь отдаленном углу зала, подальше от прислушивавшейся фрау Ганс, и обсуждали план обороны. У Илис же вошло в привычку удаляться к себе в спальню и ждать мужа, и иногда, когда она принималась за вышивание или, в случае необходимости, штопала одежду мужчин, ее нежный голосок наполнял замок пением. Мягкая мелодия, казалось, снимала напряжение с мужчин, и они начинали говорить приглушенно, не желая спорами разрушать атмосферу умиротворенности. Максим и не догадывался, что приятный, способный успокоить его голос звучит для фрау Ганс подобно отвратительному скрежету. Брови экономки почти всегда, чем бы она ни занималась, были сердито сдвинуты, а губы беззвучно шевелились — это она давала себе страшные клятвы или молилась своим богам.
Герра Дитриха, напротив, пение Илис только вдохновляло, и он начинал негромко ей подпевать. Если мелодия была легкой и веселой, он принимался отбивать ритм ложкой по котелку или перебирал ногами, словно танцуя. Иногда он ловил на себе удивленный взгляд Максима и отвечал ему радостной улыбкой и покачиванием головы, что должно было означать восхищение голосом госпожи.
Когда ярость снегопадов и ветров истощилась, мужчины прокопали дорожки в высоких сугробах, чтобы добраться до внешних стен, конюшни и развалин казармы и склада. Они долго рылись среди камней, пока не нашли все необходимое для создания нового оружия. Они отдирали доски и складывали их под навесом для просушки. Кусочки железа были собраны в ведра и поставлены рядом с бочонками с порохом. Они натаскали толстенных бревен и камней, в своем энтузиазме не оставив в покое ни одну надворную постройку.
В подвале склада были обнаружены глиняные котелки с салом, которое слили в огромные железные чаны. Чаны подвесили на металлические рамы, сконструированные Спенсом, и развели под ними огонь. Когда содержимое чанов остыло, их накрыли тяжелыми крышками, чтобы уберечь от влаги, а потом еще раз нагрели на медленном огне.
Спенс принял на себя обязанности кузнеца и, устроившись в конюшне, приступил к изготовлению наконечников для копий и стрел, а также тяжелых стрел для самострела. Искренняя любовь Спенса к животным и настороженное отношение к северному климату заставили его, пока хозяин находился в Любеке, несколько раз съездить в Гамбург и запастись фуражом и сеном. Поэтому буран никак не отразился на рационе животных и на чистоте в стойлах. Теперь же звон железа и рев огня в горне смешивались с удовлетворенным чавканьем, которое ласкало слух трепетно заботившегося о скотине Спенса.
В своих девичьих мечтах о любви Илис никогда не представляла, что какой-то Богом забытый замок, построенный на вершине холма и отрезанный от всего света глубокими сугробами, станет для нее раем. Многие вечера провела она, уютно устроившись на коленях у Максима, который сидел у камина. Накрывшись меховым покрывалом, они негромко разговаривали. Их беседы нередко нарушались долгим молчанием. Когда огонь в камине начинал гаснуть и холод загонял их в постель, они забирались в свое теплое гнездышко и проводили такие ночи… О! Никакой фантазии не хватило бы, чтобы представить эти ночи.
Но неизбежно приходило утро, дни складывались в недели, недели — в месяц, и наступало новое время года. Илис было грустно оттого, что время нельзя остановить. Впервые в жизни ее страшило приближение весны.
Прошел месяц, а замок все еще оставался недоступным. В скованном холодом пространстве за стенами замка царила морозная тишина, словно весь мир и его обитатели затаили дыхание в ожидании чего-то ужасного. Редкие порывы ветра качали ветви деревьев, сбрасывая с них снег, который, опадая, сверкал в лучах солнца. В зарослях летали птицы в поисках семян и замерзших ягод. По веткам скакали белки, а однажды к вскрывшемуся ручью осторожно приблизился одинокий олень.
С каждым днем, по мере того как солнце все выше поднималось над горизонтом, вытесняя суровую стужу, становилось все теплее. У Илис, наблюдавшей за тем, как пылинки медленно кружатся в танце, сверкая в солнечных лучах, проникавших в комнату через неровное стекло, по спине пробежали мурашки. Сегодня утром Максим затопил камин и вымылся. Пока она сама устраивалась в ванне, он успел вытереться и одеться. Поцеловав ее и ласково проведя рукой по ее намыленной спине, он ушел, сказав, что якобы собирается потренировать застоявшегося Эдди. И хотя сейчас в комнате было довольно тепло, Илис сотрясала дрожь. Где-то в нижней части живота образовался холодный комок, она слишком хорошо понимала, что началось патрулирование окрестностей замка.
Илис еще глубже погрузилась в воду и оглядела комнату, мысленно перебирая события последних месяцев. С тех пор как она покинула Англию, в ней многое изменилось. Она стала женщиной в самом широком смысле этого слова. Она наслаждалась своей любовью, переполнявшей ее сердце. Максим, будучи любящим, заботливым и нежным мужем, удовлетворял всем ее самым смелым запросам и требованиям. Огонь страсти, пылавший в его чувственной натуре, зажигал желание в ней самой. Одного его взгляда было достаточно, чтобы ее сердце забилось быстрее, но даже в этом не было необходимости. Стоило ей посмотреть на его широкую спину, увидеть его мускулистую фигуру, особенно когда он был раздет, и в ней уже поднималось приятное томление.
Улыбка тронула губы Илис. Она намеренно вызвала в памяти образ мужа — широкие плечи, мускулистая грудь, узкие бедра, длинные ноги. Когда у мужчины такая внешность, трудно не восхищаться им. Он всегда ухмылялся, когда ловил ее преисполненный любопытства взгляд, и его глаза начинали блестеть, в них появлялось многозначительное выражение. Его нежные уроки любви пробуждали в ней неистовую страсть, заставляли ее тело гореть в бешеном огне.
Внезапно у Илис расширились глаза, и она резко села. Наклонив голову, она принялась медленно считать на пальцах. Неужели это возможно? Она посчитала еще раз, более внимательно. Неужели это правда?
Какая же она глупая, если сомневается! Остерегайся постели и страстных ласк мужчины! Ведь именно такими словами пожилые дамы предупреждают своих дочерей. Но там, где царит любовь, все несет в себе удовольствие… даже этот крохотный и уже такой дорогой комочек зародившейся жизни.
На ее лице появилась загадочная улыбка, когда она принялась вспоминать о тех многочисленных ситуациях, при которых это чудо могло стать реальностью. Трудно, конечно, с точностью определить день и час, но ведь в этом нет надобности. Каждое воспоминание стоило того, чтобы бережно хранить его.
Прошла еще одна неделя, преисполненная идиллического спокойствия и умиротворения. Продолжительность дня увеличилась, поэтому мужчины больше времени проводили вне дома. Они патрулировали замок и изредка охотились. Их осторожность распространилась до того, что было решено поставить часового у ворот, и Фич и Спенс по очереди выполняли эту ответственную обязанность.
Однажды утром Илис спустилась в кухню и обнаружила, что мужчины уже успели позавтракать и теперь заняты чем-то во дворе. Она сидела возле очага и неспешно пила чай, когда внезапно дверь распахнулась и в зале послышались торопливые шаги. Ее вопросительный взгляд заставил сэра Кеннета остановиться.
— Прошу прощения, миледи, я… э-э… — Он еще несколько мгновений что-то смущенно бормотал, не в силах найти подходящее объяснение своей спешке. В конце концов он взял себя в руки и твердо произнес: — Я не хотел беспокоить вас, миледи. Я просто хотел захватить щит и шпагу.
Мысли Илис, которая сразу же подумала о страшном людоеде Хиллиарде, собрались в мрачную тучу.
— Что-то случилось? Уже… — Ее язык словно закостенел, неспособный произнести ненавистное имя. — Кто-то прибыл?
— Вам нечего тревожиться, миледи, — попытался успокоить ее сэр Кеннет. — Ничего существенного. Просто потерялась одна из лошадей, да и фрау Ганс куда-то пропала. Его светлость седлает коней. Мы хотим пройти по следу, чтобы выяснить… ну, чтобы выяснить, в каком состоянии дорога.
Коротенькая пауза в его фразе сказала Илис больше, чем входило в намерения рыцаря.
— Вы считаете, что бегство фрау Ганс повлечет за собой неприятности?
Сэр Кеннет прокашлялся и постарался увильнуть от четкого ответа:
— Осторожность никогда не помешает, миледи.
— Естественно, — согласилась Илис. — И у нас есть все причины остерегаться фрау Ганс. Боюсь, она никогда не была на нашей стороне.
— Его светлость придерживается того же мнения, миледи, — признался сэр Кеннет. — У него были подозрения, что она сбежит, он не исключал такой возможности.
Илис молча обдумывала услышанное. Она знала, что ее муж редко забывает о мелочах. До их отъезда в Любек он относился к экономке с полным безразличием… но вскоре после возвращения стал проявлять осторожность. Стоило фрау Ганс приблизиться к мужчинам, обсуждавшим какую-нибудь проблему, он обязательно переводил разговор на другую тему или замолкал и ждал, пока она не отойдет. У него уже вошло в привычку ставить у дверей Фича или Спенса, когда он собирал мужчин на совет в свою спальню. За недолгую супружескую жизнь Илис поняла, что ее муж не из тех, кого можно легко захватить врасплох. Поединок с Густавом показал, насколько он хитер и дальновиден, но главная опасность для противников таилась в его храбрости, в его решительности идти до конца, при этом апломб, сопровождавший его действия, и точность наносимого удара приводили всех в крайнее изумление. Поэтому Илис не без гордости заключила, что скорее стоит пожалеть тех, кто осмелится бросить вызов ее мужу.
— Не надо волноваться из-за Хиллиарда, — вывел ее из задумчивости сэр Кеннет. — Таким, как он, не под силу одолеть вашего мужа. Помяните мое слово, миледи.
Убежденность, звучавшая в его голосе, заставила Илис улыбнуться:
— С удовольствием, сэр Кеннет. Спасибо.
— Всегда к вашим услугам, миледи.
Он взбежал по лестнице и, вернувшись через несколько минут в зал, вышел из замка. Стук копыт по бревенчатому мосту и скрип опускаемой решетки возвестили об их отъезде.
Оставшись одна в зале, Илис почувствовала, что напряжение отпускает ее. Ее радовало, что больше не придется терпеть нахмуренные взгляды и недовольные гримасы фрау Ганс. По мере приближения вечера ее настроение улучшалось. Преисполнившись энтузиазма, Илис накинула плащ и надела старые сапожки. Стоявший на страже у ворот Шербурн начал было спорить с ней, но она так жалобно упрашивала выпустить ее, обещая не уходить далеко от замка, что он сдался и принялся крутить ворот подъемного механизма.
Илис направилась на восток вдоль стены, где солнце расчистило в сугробах узенькую тропинку. В нежном южном ветерке чувствовался запах весны, и Илис откинула капюшон и подставила лицо теплым лучам. Она простояла так некоторое время и собралась было идти дальше, но внезапно ее внимание привлекло какое-то яркое пятно у самого основания стены. Наклонившись и приглядевшись, она увидела, что из трещины выглядывали зеленые листочки, согретые солнцем. А между листочками… Илис встала на колени. Да! Это был белый цветок, такой крохотный, что казалось, будто он извинялся за свое дерзкое появление. Сняв перчатку, Илис осторожно сорвала его.
Однажды, много лет назад, она набрала целую охапку полевых цветов, сплела из них венок и водрузила его на темноволосую голову отца. Мысли девушки унеслись к далеким и милым сердцу воспоминаниям, которые как бы дразнили ее, на мгновение приоткрывая дверцу в другое время и в другую страну. Из прошлого возникла узкая полоска берега с возвышавшимися над ним скалами со множеством пещер. На берег накатывались волны, верша свой извечный бег. Неожиданно Илис наполнило восхитительное ощущение свободы, и она словно почувствовала, как бежит босиком по мокрому песку, а отец догоняет ее. Память подняла на поверхность сознания туманную пустошь с редкими островками деревьев, большой дом, старые развалины, где они сидели и наблюдали за лениво плывшими в вышине облаками. Отец любил это место и много раз звал ее побродить по пустоши, обследовать — пещеры ведь она так любила лазать по ним в детстве, — насладиться прикосновением нежного ветерка к коже или просто посидеть на камнях. Странно, что за несколько месяцев до похищения им завладела настоятельная потребность вернуться к их старому дому, в то место, с которым были связаны самые приятные воспоминания. Он даже взял с нее слово, что после его смерти она обязательно побывает там, заберет портрет матери, который долгие годы висел в доме, и повторит все, что они обычно делали, когда приезжали туда вместе.
Илис подняла голову, как бы услышав голос из прошлого. Казалось, он эхом отдается в ее сознании. Вернись. Вернись. Вернись. Вернись.
Раздавшийся на башне крик привлек ее внимание, и она посмотрела вверх. Издали донесся ответный крик. Поставив козырьком руку, чтобы прикрыть глаза от слепящего яркого снега, Илис увидела двух всадников, скакавших по дороге. Ее сердце учащенно забилось, когда в одном из них она узнала знакомый силуэт Максима. Приподняв юбки, Илис бросилась к воротам. Грохот копыт по мосту напугал щебетавших вокруг птиц, но для нее он был радостной песнью, наполнявшей душу восторгом. Всадники въехали на двор, и Илис ускорила бег.
Максим развернул Эдди, услышав позади себя стук каблучков. Перед отъездом он предупредил Шербурна, чтобы тот следил, не появится ли Хиллиард, поэтому сейчас был несказанно удивлен, увидев бегущую по мосту жену. Первым его побуждением было отчитать рыцаря, но когда Илис, запыхавшаяся, немного растрепанная, но такая прекрасная и желанная, приблизилась к нему, его сердце дрогнуло. Румяная, с блестевшими золотом волосами, рассыпанными по спине, она являла собой восхитительную картину. Он уже не мог думать ни о каких упреках, когда перед ним стояла его красавица жена.
Максим спешился и, сбросив шлем, раскрыл ей объятия. Прижав Илис к себе, он закружился, и она рассмеялась счастливым смехом. Максим остановился и нашел ее губы, совершенно забыв, что они не одни. Прошла долгая — бесконечная — минута, прежде чем они вновь спустились на землю.
Сэр Кеннет поднял забрало и вытер рот тыльной стороной рукавицы. Он смотрел на эту пару со смешанным чувством зависти и восхищения, в его голове крутилась мысль, что маркиз, который потерял титул, земли и собственность, оказался необычайно везучим.
Максим ослабил объятия, и руки Илис медленно соскользнули с его шеи. Он увидел, что в се глазах появилась печаль, когда она вытянула перед ним руку и раскрыла кулачок, в котором был зажат крохотный цветочек. Девушка снова подняла на него глаза, и на этот раз за печалью крылся страх.
— Пришла весна, — грустно прошептала она. — Зверь, наверное, уже близко?
Максим снял кожаную рукавицу и погладил жену по щеке, наслаждаясь нежностью ее прохладной кожи.
— В Любеке мы были на территории Хиллиарда и все равно выиграли. Здесь же, — он кивнул в сторону узкой дороги, — наши владения.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин



Прекрасный роман, романтические отношения главных героев умиляют, легко читается
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинOlga
6.11.2011, 17.39





не дочитала, вроде и неплохой роман, но как-то не зацепил, немного дурноватая героиня, 5 из 10
Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлинира
23.09.2012, 0.56





одна из моих любимых писательниц. но то ли первый, то ли стареет...первые пару глав цепляют, но слабо( историческое описание детальное, но местами аж чересчур - вроде ждешь чувст ,а читаешь этнографию.. хотя люблю такое, но тут вот явно ни к селу, ник городу... про развитие чувств - вот как-то несколько стандартно, плюс на фоне этнографии... еле дочитала до 20-й.. вот после 20-й пошло - наконец появилась та Вудивисс ,которуя я обожаю!! конечно постепенно все и сразу)) и детектив и предательство, и шпионаж и убивства и все сразу)))вот середине - точно 5 из 10, а концу - 8,5 -9 из 10 ))
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинЮля
26.10.2012, 21.24





одна из моих любимых писательниц. но то ли первый, то ли стареет...первые пару глав цепляют, но слабо( историческое описание детальное, но местами аж чересчур - вроде ждешь чувст ,а читаешь этнографию.. хотя люблю такое, но тут вот явно ни к селу, ник городу... про развитие чувств - вот как-то несколько стандартно, плюс на фоне этнографии... еле дочитала до 20-й.. вот после 20-й пошло - наконец появилась та Вудивисс ,которуя я обожаю!! конечно постепенно все и сразу)) и детектив и предательство, и шпионаж и убивства и все сразу)))вот середине - точно 5 из 10, а концу - 8,5 -9 из 10 ))
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинЮля
26.10.2012, 21.24





начало было интересным, интригующим. И всё........... Еле дочитала
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинТатьяна
15.06.2013, 18.38





Читала этот роман давно. Надолго запомнился. По моему мнению, так это самый лучший роман у Вудивисс (не считая "Ускользающее пламя"). Отличные диалоги, великолепные герои, красивые чувства) Очень романтично и страстно)
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинНаталья
8.08.2014, 20.47





Знаю, что пишу не в тему, но помогите, пожалуйста, вспомнить название книги и автора (если возможно). Сюжет рыцарского романа такой: в войне против соседа-народа пало маленькое государство в Европе. Принцесса этого государства принимает решение выйти замуж за жестокого короля варварского народа, что бы уберечь свой народ от рабского гнета . Сопровождать принцессу будет рыцарь, которого папа-король этой принцессы возвратил из изгнания. Между принцессой и рыцарем вспыхивает роман.
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинНаташа
1.09.2014, 12.39





Роман хороший. Активный. Описаний многовато, но можно пропустить. А вот конец скомкан.
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинИрина
20.12.2014, 1.01





Хороший роман, но слишком затянут. Было интересно только их история любви. Максим и его жена просто чудо. Я ей даже позавидовала. Хотела бы иметь такого МУЖА.
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинИлона
29.08.2015, 19.14





Отличный роман!!! 10 баллов!
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинМари
18.12.2015, 11.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100