Читать онлайн Так велика моя любовь, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Так велика моя любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Бывший маркиз сидел верхом на своем жеребце, опустив руки на луку седла. Под лесистым обрывом мирно текла река, сжатая покрытыми снегом берегами. Белые снежные шапки, укрывавшие сосны и ели, сверкали в лучах солнца. Изредка между деревьями пробегали зверьки, рыщущие в поисках пропитания.
Максим поднял голову и посмотрел на стаю птиц, порхавших в потоках воздуха. А над ними синело чистое небо. Редкие облачка отбрасывали слабую тень на землю. Но южный ветер, резкими порывами разносивший свое живительное тепло над укутанными снегом равнинами и лесами, не давал им покоя, подхватывал их и уносил с собой. Взгляд Максима медленно скользил от дерева к дереву, однако в мыслях он был далеко. Он видел перед собой горящие синие глаза, ниспадающие золотистой волной прекрасные волосы, бурно вздымающуюся грудь. Эти образы преследовали его. Собственными поступками он загнал себя в ловушку.
Из-за продолжительного воздержания его способность контролировать себя достигла предела, только нечеловеческим усилием воли, подавляя в себе страстное желание схватить Илис на руки и отнести в постель, он удерживал себя от того, чтобы сделать последний шаг, отделявший его от пропасти. Однако воспоминание о своей реакции на ее обнаженное тело и о высказанной угрозе овладеть ею силой вызвало у него болезненное сожаление.
Максим заставил свои мысли вернуться в более спокойное русло. Он задумался о некогда боготворимой им невесте. Ласковая, спокойная и сдержанная, она заслуживала его внимания! Никто не спорил, что по складу характера Арабелла являлась совершенным образцом благородства и безупречной красоты. Он всегда находил успокоение в воспоминаниях о том, как они вдвоем проводили время, напряжение, сковывавшее его, обязательно исчезало. Сейчас же он обнаружил, что все усилия воскресить в памяти облик Арабеллы, тщетны, ее лицо с лучистыми серыми глазами в обрамлении длинных шелковистых светло-каштановых волос получилось каким-то расплывчатым. А губы он вообще не мог представить. Ее нос и подбородок превратились в неясное пятно. Единственное, что осталось в его сознании, была слабая улыбка — согласие на его предложение руки и сердца, с которым он, как требовали правила, сначала обратился к Эдварду. Но эти воспоминания не всколыхнули никаких эмоций в его душе. Неужели Николас наделен сверхъестественной мудростью, если сумел понять, сколь бедна и мертвенна любовь Максима к Арабелле, в то время как сам он пребывал в твердой убежденности, что к действию его побуждает всепоглощающая страсть, достойная того, чтобы отдать за нее жизнь? Может, фон Райан прав в своем предположении? Может, именно жажда мести подвигнула его на похищение Арабеллы?
Осторожно, словно ему предстояло извлечь раскаленные докрасна угли из глубин своего сознания, Максим решил подвергнуть испытанию свою выдержку, вспомнив мимолетное видение, открывшееся ему из окна вчера утром, — соблазнительную грудь, обрамленную мехом, и соски, затвердевшие от холода. Однако воля подвела, и память увлекла его гораздо дальше, чем он рассчитывал, вызвав перед его внутренним взором целую вереницу образов. Он увидел губы своей пленницы, сначала плотно сжатые или изогнутые в презрительной усмешке, а потом мягкие и приоткрытые во сне. Каштановые, с медным отливом волосы, которые, разметавшись по подушке, образовывали вокруг ее головы золотой ореол. Ее синие глаза, то во сне прикрытые веками, опушенными длинными ресницами, то гневно смотревшие на него. Он представлял ее стройную шейку, начинавшуюся от такой соблазнительной впадинки на плече, ее округлые груди, обтянутые тонкой тканью сорочки в тот момент, когда она так отважно бросилась отстаивать свою правоту.
Осознав, какую бурю подняли в его душе эти образы, Максим выругался. Злость и ярость переплетались с желанием. Он боролся с растущим влечением, заставлявшим его ненавидеть самого себя и удивляться стремительности событий, так резко изменивших его жизнь. Кто она такая — эта язвительная девчонка, — чтобы мешать ему, проверять, испытывать его терпение, разрушать его планы? Она не нужна ему — ведь своей пленительной внешностью и соблазнительным телом она только смущает его. Он человек без родины, отщепенец, и прежде чем у него появится возможность вернуть состояние и положение в обществе, нужно привести в порядок дела или, во всяком случае, постараться это сделать. У него нет времени бороться со своим желанием, вынуждающим его охотиться за упрямой и своевольной кокеткой. Подобно маленькой мстительной птице, она опять набросится на него и наотрез откажется принимать его знаки внимания.
Внезапно вороной жеребец забеспокоился, как бы почувствовав раздражение хозяина. Максим пришпорил его, и тот рванул с места, дав выход переполнявшей его энергии. Он летел легким галопом, и от быстрой скачки сумбур, царивший в голове Максима, стал исчезать. Вскоре они спустились с холма и въехали в небольшой лесок. В этом месте ручей, выбравшись из-под камней, втекал в небольшое озеро с болотистыми пологими берегами, которые сейчас были покрыты снегом и льдом, сверкавшими в лучах солнца.
Пустив Эдди шагом, Максим заставил себя переключиться на охоту. Он направил жеребца к броду, где из холодной воды выступали камни, свидетельствовавшие о твердом дне. Перебравшись на противоположный берег, он спешился и привязал лошадь к древнему дубу, раскинувшему свои ветви над узкой поляной. Потом скинул с плеча лук и упер его одним концом в ногу, обутую в мягкий сапог. Приготовив тупую стрелу, он натренированным шагом крадучись двинулся к озеру, откуда раздавалось приглушенное гоготанье — это стая запоздалых гусей кормилась в прибрежных зарослях тростника. Натянув тетиву, Максим уверенной рукой послал стрелу. Подбитый гусак один раз взмахнул крыльями и, распластав их по воде, замер на поверхности.
Максим выловил птицу, привязал ее за лапы к задней луке седла. Вдруг его внимание привлекло движение среди деревьев на той стороне ручья. Он пристально вгляделся в низкий подлесок, подступавший к самой воде, и увидел вышедшего на открытое пространство оленя-трехлетка. Убедившись, что вокруг все спокойно, он наклонил голову и принялся пить из ручья. Казалось, в лучах утреннего солнца, освещавшего своим живительным светом землю, все звуки и цвета проявлялись во всем своем совершенстве. Максим опустился на колено и, спрятавшись за шею Эдди, выстрелил. Стрела пронзила сердце оленя. Тот поперхнулся и ткнулся вперед, потом упал на колени и завалился на бок.
Судьба его добычи натолкнула Максима на печальные размышления. Если он не будет достаточно осторожным, то может пасть замертво, сраженный ядовитыми стрелами этой соблазнительной чертовки. Она будет водить его за нос точно так же, как этого неотесанного болвана фон Райана. И что ему тогда останется — кидаться на покрытые острыми скалами берега моря ярости или барахтаться между рифами отчаяния?
Уперев руки в бока, возмущенная Илис стояла посреди зала. Она уже было приготовилась опробовать остроту своего язычка на напыщенном гордеце, владельце и хозяине этой развалюхи, однако была страшно разочарована, когда оказалось, что он ушел.
— И куда же лорд Сеймур так торопился в столь ранний час? — суровым голосом обратилась она к Фичу.
— Его светлость ушел на охоту. Решил пополнить запас свежего мяса для повара, — ответил тот.
Он уже довольно долго общался с девушкой, чтобы почувствовать ее недовольство, и решил предпринять попытку улучшить настроение госпожи, обратив ее внимание на то, что условия их жизни претерпели значительные перемены к лучшему.
— Да, можете быть уверены, с его светлостью мы не будем голодать. Что касается вас, госпожа, хозяин велел сказать, что отвезет вас в Гамбург, когда вернется. Где-то после полудня. Настоятельно просил быть готовой.
— Как прикажет его светлость, — с притворной любезностью проговорила Илис.
Раздражение, звучавшее в ее ответе, заставило Фича насторожиться. Поспешно выдумав какой-то предлог, он вышел из дома, стремясь найти убежище в конюшне. Там, как и велел его светлость, он принялся чистить лошадь госпожи, надеясь, что лоснящаяся шерсть животного приведет Илис в доброе расположение духа и ему тем самым удастся предотвратить очередную стычку между хозяином и его подопечной.
У Илис не было ни малейшего желания возвращаться в свою спальню и надевать пышный наряд. До возвращения маркиза еще оставалось время, и девушка почувствовала, что крайне нуждается в прогулке, чтобы хоть немного отдохнуть от развалин.
Когда Илис надевала плащ, она вспомнила о приснившемся ей вчера ночью сне. Она не могла утверждать, что обладает даром предвидения, но знала, что будет верить в реальность приснившихся событий до тех пор, пока все не выяснит. У нее не было свидетельств того, что отца схватили ганзейцы, однако она не исключала подобную возможность, так как в течение нескольких месяцев перед похищением он довольно часто отправлялся в Стил-лиардс. Когда они будут проезжать по городам, ей надо быть очень внимательной и держать ушки на макушке в надежде, что нечаянно оброненное слово даст ключ к разгадке, где находится отец.
Накинув на голову шерстяной капюшон, Илис вышла во двор и огляделась. Хотя солнце светило ярко, отражаясь от стекол и снега, холодный ветер напоминал, что стоит декабрь. Девушка медленно спустилась по лестнице и направилась к воротам. Ее действия не вызвали никакого переполоха со стороны обитателей замка, и она, пройдя по мосту, двинулась по тропинке, которая шла вдоль рва. Высокая стена замка защищала ее от резких порывов пронизывающего ветра.
Она остановилась на вершине небольшого холма, увидев, что путь преграждают густые заросли ежевики и шиповника. Шапки снега пригнули ветви к земле, покрытой сухой прошлогодней травой. Вокруг, насколько хватало взгляда, не было никаких следов. Поняв, что здесь ей не пройти, Илис повернула назад, однако болезненный укол в лодыжке заставил ее резко остановиться. Она подняла юбку, чтобы вытащить из ботинка чертополох, и вздрогнула, когда острая колючка впилась ей в палец. Некоторое время она разглядывала ранку, а в ее голове уже зарождался дьявольский план. Ее губы медленно растянулись в злобной усмешке. Ей стало чрезвычайно интересно, как всемогущий владелец замка отреагирует на колючки в своей постели. О, как же сладостна будет месть, и не нужно будет подвергать себя опасности, и не нужно будет мучиться сомнениями, и не нужно будет спасаться бегством. Ей обеспечена полная безопасность, и толстый брус на двери ее спальни надежно защитит ее от вражеского вторжения.
Рассмеявшись во весь голос, Илис распустила шнурок и сбросила нижнюю юбку. Единственный способ быстро набрать побольше колючек — это протащить по зарослям ткань. К тому же это и наиболее безболезненный способ. В мгновение ока девушка собрала достаточно колючек для претворения своего плана и, скомкав нижнюю юбку, чтобы, не дай Бог, не уколоться, заспешила к замку. Надо торопиться. Максим может вернуться в любую минуту.
Илис опять пересекла двор и, убедившись, что Фича и Спен-са нет в зале, забежала в свою спальню, чтобы взять гребень, а потом бросилась на третий этаж. Она сдернула меховое одеяло, откинула простыню и принялась за работу. Тщательно отодрав от нижней юбки колючки, она разбросала их по матрацу, затем постелила простыню и расправила одеяло.
Илис на цыпочках подкралась к двери, прислушалась и только после этого покинула комнату. Пора уже было одеваться для поездки в Гамбург, и она торопливо натянула на себя платье. Ее так и распирало от радости за свою проделку. Она была счастлива и преисполнена дерзких замыслов, когда вскоре к ней постучался Максим.
— Иду, — откликнулась Илис и, подхватив плащ, распахнула дверь.
Она остановилась на пороге. Взгляд Максима медленно скользил по девушке, подмечая мельчайшие детали ее туалета. Их глаза встретились, и она, вопросительно подняв бровь, заметила:
— Милорд, когда в следующий раз будете раздевать меня, оставьте хотя бы рубашку. В коридоре очень холодно.
— Я просто восхищаюсь вашим платьем, — стал оправдываться Максим. «И тем, что под ним», — добавил внутренний голос.
— Я понимаю, что эта одежда предназначалась для Арабеллы, — уколола его Илис, стремясь разозлить. — Но, учитывая сложившиеся обстоятельства, она, я уверена, ничего не имеет против этого, так как для покупки столь дорогих туалетов у нее есть муж.
Максим нахмурился. Ему было неприятно напоминание об Арабелле, но, как ни странно, по совершенно иной причине, чем он предполагал. Его мучило сознание вины. Словно он повернулся спиной ко всему тому, что делал ради Арабеллы. Однако именно она с готовностью приняла предложение другого сразу же, как пришло сообщение о его смерти. Ведь если быть до конца честным с самим собой, она недолго оплакивала его.
Максим коротко кивнул в сторону лестницы:
— Мы можем идти?
Илис проскользнула мимо него и заторопилась вниз. Максим ошарашенно смотрел ей вслед, удивленный такой спешкой. Перескакивая через несколько ступенек, он мгновенно догнал ее, но Илис не решилась поднять на него глаза, так как боялась, что он заметит в них нечто похожее на восхищение. Действительно, в зеленом, отделанном кожей дублете и пышных панталонах он выглядел просто потрясающе, и Илис, уверенная, что у нее есть все причины ненавидеть этого человека, вынуждена была признать, что красивее мужчины она в жизни не встречала.
— Позвольте мне, — задержавшись перед дверью, попросил Максим и взял у нее из рук плащ. Накинув его на плечи Илис, он прошел мимо нее и с поклоном распахнул дверь.
Девушка была удивлена его великосветскими манерами и любезностью и почувствовала некоторую неловкость оттого, что ей открылась эта сторона его характера. Гораздо проще держать его на расстоянии и вести себя отчужденно, когда он неистовствует или читает ей нудные проповеди. Благодарно кивнув, она поспешно проскочила мимо Максима и остановилась на лестнице. Максим задержался на секунду, чтобы надеть плащ, и спустился по каменным ступеням.
Фич, державший Эдди, отдал хозяину повод и бросился в конюшню, чтобы привести лошадь для госпожи. Жеребец приветственно фыркнул, и Максим ласково погладил его по бархатному носу. Его пальцы нащупали какие-то царапины, и он наклонился, чтобы получше рассмотреть их. Вдоль носа шли четыре тонкие полосы, расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга. Они были похожи на следы когтей какого-то небольшого животного.
— Что это такое? — спросил он, обращаясь к жеребцу. — Что у тебя там произошло, приятель? У тебя такой вид, словно ты дрался с кошкой.
Эдди завращал глазами, и Илис показалось, что он с осуждением уставился на нее. Она пожала плечами, тут же отбросив мысль о том, что это возможно, натянула перчатки и спустилась вниз. Услышав шаги Фича, она оглянулась и изумилась от того, что увидела. Естественно, любая дама посчитала бы для себя зазорным ехать на низкорослой, коротконогой, косматой белой кобыле, которую она нарекла Ангелом, особенно рядом с вороным красавцем жеребцом, но сейчас это животное, украшенное крохотными колокольчиками и яркими лентами, вплетенными в непослушную жесткую гриву, выглядело просто уродливо.
Это зрелище заставило Максима забыть о хороших манерах, и он расхохотался во все горло. Остановил его озадаченный взгляд Фича, и он сообразил, что бедняга, должно быть, трудился все утро, стремясь вычистить кобылу и как можно достойнее украсить ее для госпожи.
Хохот Максима еще больше распалил Илис, и она дала бы выход своей ярости, если бы не понимала, что Фич хотел сделать ей приятное. Она не могла ранить его доброе сердце. Однако ей страшно хотелось излить свою злобу на этого «благородного» лорда, и, бросив на него уничтожающий взгляд, Илис милостиво протянула слуге руку.
Расположившись в седле, девушка расправила плащ и юбку, потом взяла у Фича повод. Взмахнув небольшим хлыстом, она пустила кобылу быстрым шагом и проехала мимо Максима. Маленькие копыта процокали по мосту, и прошло еще несколько мгновений, прежде чем прогромыхала тяжелая поступь Эдди. Поравнявшись с Илис, Максим хмыкнул, проехал немного вперед и заставил жеребца приноровиться к шагу кобылы. Время от времени маркиз оглядывался, и тут же раздавался его громогласный, хохот, эхом отлетавший от холмов.
Ветер постепенно утих, а вместе с ним прекратились приступы веселья Максима; солнце стояло высоко, день был теплым. Снег намок и проминался под копытами Эдди. Коротконогая кобылка, на которой ехала Илис, следовала за ним, и при каждом шаге из-под ее маленьких копыт выплескивался фонтан снежной жижи, так что спустя некоторое время брюхо и ноги лошади лишились своей первозданной белизны.
В лесу, расположенном вдоль дороги, стояла полная тишина, нарушаемая звяканьем колокольчиков. Звук нельзя было назвать неприятным, и раздражение Илис мало-помалу улетучилось. Она стала получать удовольствие от поездки. Хотя грозный эскорт фон Райана поселил в ее душе страх перед опасностями, подстерегающими путешественника, сейчас она чувствовала себя на удивление спокойно, и ей хотелось понять, откуда же проистекает это ощущение. Возможно, в последнее время она так много пережила, что уже свыклась с опасностью. Или все дело в присутствии этого мужчины?
К его седлу были приторочены мощный английский лук и колчан со стрелами. С пояса свисал меч, и во всех его движениях, в том, как он прямо держал спину, сквозили напряженность и готовность вступить в бой. Да и одного взгляда на вороного жеребца было бы достаточно, чтобы заронить тревогу в самую черствую душу. Огромные копыта поднимались и опускались с пугающей равномерностью, однако в его шаге чувствовалась необычайная легкость, которая давала только малое представление о том, на что он способен.
Илис сосредоточилась на всаднике. Хотя создавалось впечатление, что Максима ничего не беспокоит, девушка заметила, что он постоянно настороже и пристально всматривается в заросли, где может таиться опасность. Если из кустов взлетала птица, его взгляд следовал за ней. Если качалась ветка, он обязательно должен был удостовериться, что это всего лишь ветер. Илис размышляла над причиной его молчаливости. Видимо, он считает себя ответственным за ее безопасность и комфорт, поэтому довольно часто оглядывается, чтобы убедиться, все ли в порядке.
Илис съежилась, вспомнив, что под простыней его ждут колючки, но тут же отмахнулась от мимолетного укола совести. Он заслуживал гораздо большего наказания. Чтобы убедиться, что возмездие настигло его, она будет с нетерпением ждать ночи.
Максим отъехал немного в сторону и остановил Эдди. Когда Илис приблизилась, маркиз пустил своего жеребца рядом.
— У вас все в порядке, Илис? — заботливо осведомился Максим и, уловив ее кивок, продолжил расспросы: — Вам тепло? Вам удобно? — Илис опять кивнула и промолчала. — Прекрасно, но если вам что-либо понадобится, просто позовите меня. — И Эдди, словно самостоятельно приняв верное решение, вновь занял свое место впереди.
— Потрясающе, — вздохнула Илис, наблюдая за этой парой.
Лошадь и всадник казались единым целым. Но когда на жеребце ездил Реланд, все его команды обычно сопровождались резким рывком за повод или болезненным ударом каблуков. Граф часто надевал шпоры и тяжелые латные рукавицы под предлогом, будто бы необходимо смирить буйный нрав Эдди и сломать его сопротивление. Ведь Реланд всегда испытывал удовлетворение и гордился собой, когда ему удавалось вызвать страх у тех, кто слушал его бахвальство. «Нужно обладать смелостью и железной рукой, чтобы управлять такой зверюгой».
И вот сейчас перед «ей был человек, который легким натягиванием повода опроверг утверждение Реланда о необходимости жесткой руки. Он не применял шпоры, однако жеребец был послушен. Казалось, он рад чувствовать на себе вес своего хозяина и счастлив находиться в его обществе.
«Будь он так же ласков с женщиной, она бы, без сомнения, с готовностью ответила ему, — весело подумала Илис. — Только, естественно, не я. — Она даже мысленно не допускала подобной возможности. — С меня достаточно мешков, веревок и сундуков. На меня бы его ухищрения не подействовали».
Она перевела взгляд с Эдди на широкие плечи всадника. «Кажется, перед лицом опасности Максим чувствует себя гораздо свободнее, — сказала себе Илис, — чем когда сталкивается с потребностями самой обычной девушки. Если бы только он мог понять мои…»
Внезапно она одернула себя. «Максим? Уже второй раз за сегодняшний день я назвала его по имени. Как же так? Неужели мои мысли предают меня? Неужели мое сердце смягчилось?»
Илис попыталась представить, как она, одетая в роскошное платье, и он, в костюме с богатой отделкой, входят в огромный, изысканно украшенный зал. Ее рука лежит на его руке. Она почти услышала, как мгновенно стих шум, увидела, как глаза всех присутствующих устремились на них. Дамы взволнованно переговариваются, восхищаясь ее спутником. Илис охватила целая буря эмоций, ее глаза загорелись. Она поняла, каков будет ответ, еще до того, как яркий румянец залил ее щеки. Испугавшись, она выбросила мысль из головы, прежде чем та успела облечься в слова.
Озадаченная девушка отвела взгляд от Максима и устремила глаза на стайку птиц, взлетевшую с куста. Она намеренно воскресила в памяти все оскорбления и принялась смаковать каждый случай, пока не ощутила, как в ней поднимаются теперь уже желанные чувства — злость и негодование. И только слабый голосок, звучавший из глубины ее души, призывал к осторожности. Нет, она будет холить и лелеять эту жгучую ненависть, и если хочет, чтобы он получил по заслугам, то не должна позволять себе увлекаться подобными мыслями.
Они добрались до окраины Гамбурга и вскоре окунулись в присущую любому городу суету. Максим ехал рядом е Илис. Поплутав по узеньким улочкам с покрытыми слякотью мостовыми, они остановились в квартале с множеством небольших магазинчиков. Илис совсем не хотелось спешиваться, потому что она боялась испортить туфли и запачкать подол платья. Вчерашний снегопад и сегодняшнее яркое солнце превратили улицы в сплошное грязное месиво. И сейчас ей бы совсем не помешала пара башмаков на толстой подошве. Однако у нее не оставалось иного выхода, кроме как спешиться, причем сделать это по возможности более грациозно.
Пытаясь оттянуть столь неприятный момент, Илис оглядывалась по сторонам в поисках сухого островка. К пей подошел Максим, и она подняла на него хмурый взгляд.
— Вам нужна помощь? — с озорной улыбкой осведомился он.
Озабоченность, отражавшаяся на лице девушки, моментально сменилась насмешкой.
— А вы предлагаете?
— Да, мадам, предлагаю.
Ее тревога сразу же улетучилась.
— Тогда я с радостью принимаю ее.
Максим сдернул с головы берет и отвесил галантный поклон, шаркнув при этом ногой.
— К вашим услугам, прекрасная дама.
Его губы растянулись в задорной улыбке, обнажив белоснежные зубы. Надев берет, он подхватил Илис на руки и прижал ее к груди. Внезапно он попятился, и под его сапогами зачавкала грязь.
У Илис перехватило дыхание, и она зажмурилась, решив, что сейчас рухнет в эту мерзкую жижу, но мир вновь обрел устойчивость. Она осторожно приоткрыла веки и в опасной близости от своего лица увидела зеленые глаза, которые пристально разглядывали ее. Максим тонул в глубокой синеве ее глаз, и вдруг Илис осознала, что ее руки обвивают его шею, — очевидно, она обняла его в тот момент, когда испугалась, что упадет.
Увидев, что краска заливает ее лицо, Максим едва заметно кивнул и нежным голосом, который, еще сильнее смутил девушку, произнес:
— Счастлив служить вам, мадам.
Илис убрала с его шеи правую руку, но левой продолжала обнимать его. Своим телом она чувствовала, как на груди у него перекатываются упругие мышцы. Совершенно непроизвольно она вновь представила ту картину, что так взволновала ее в начале пути, и стала совсем пунцовой под пристальным взглядом Максима.
Они подошли к магазину, и Максим, не отпуская девушку, откинул щеколду и плечом открыл дверь. Войдя внутрь, он с заботливостью, которая породила в сердце Илис самый настоящий ураган, поставил ее на пол. Она на секунду отвела глаза, но тут же усилием воли овладела собой, по кусочкам собрав разлетевшееся вдребезги самообладание. Теперь Илис была преисполнена решимости устремить на Максима ставший обычным капризный взгляд, однако когда она посмотрела на него, горевшее в ее глазах недовольство погасло, потому что он вложил в ее руку увесистый кошелек.
— Этого должно хватить, чтобы вы купили себе вполне приемлемую одежду на ближайшее время, — пробормотал он.
Илис пристально всматривалась в его лицо, однако оно не выражало ничего, что могло бы вызвать у нее раздражение. Ни сарказма, ни насмешки, которые она ожидала увидеть. Напротив, его радостные глаза светились нежностью и заботой, когда он накрыл ее ручку, державшую кошелек, своими огромными ладонями.
— Я вынужден просить вас ограничиться содержимым этого кошелька и набраться терпения на некоторое время, пока у меня не появится возможность купить вам более богатый гардероб.
— Вам нет надобности тратить на меня свои деньги, милорд, — ответила Илис, вновь скрываясь за привычной отчужденностью. — Будучи вашей пленницей, я не рассчитываю на подарки.
Сложив руки за спиной, Максим слегка наклонился к девушке.
— Если вы не соблазнитесь каким-нибудь заморским нарядом, уверен, ваши покупки не будут пустой тратой денег. Как бы то ни было, выбор остается на вашей совести, а также то, что за этим последует. Любое платье будет лучше, чем те лохмотья, в которых вы ходите по замку. Мне бы хотелось видеть вас в более красивых платьях.
Заслышав тяжелые шаги, Максим повернулся, чтобы поздороваться с крупной женщиной, вошедшей в комнату:
— Guten Tag, фрау Райнхардт. Mein Name ist
type="note" l:href="#FbAutId_25">[25]
Максим Сеймур. Ich sei Freund mil Kapitan
type="note" l:href="#FbAutId_26">[26]
фон Райан…
— Конечно же! — на хорошем английском ответила женщина и, от души рассмеявшись, добавила: — Рада познакомиться с вами. Мы недавно разговаривали с капитаном фон Райаном, и он предупредил меня, что вы можете заехать.
— Предупредительность фон Райана не имеет границ, — продолжал обмен любезностями Максим. — Он понимает толк в высоком качестве и горячо рекомендовал вас.
Лицо женщины зарделось от удовольствия. Мадам Райнхардт, истинная англичанка в душе, три года назад овдовела, и хотя счет годам постоянно рос, она не состарилась сердцем, которое сохранило способность поддаваться обаянию английского джентльмена, особенно такого, чья красота заставляла немало женщин восторженно смотреть ему вслед.
— Капитан чрезвычайно добр, как и вы, сэр. — Она рукой указала на платье и плащ Илис. — Я помню, когда капитан фон Райан заказал эти вещи. Приятно, что они смогли проявиться во всем своем великолепии.
— Имея такое неоспоримое свидетельство вашего таланта, мадам, мы решили обратиться к вам за помощью в том, чтобы приобрести еще несколько платьев. Вы возьмете на себя труд обеспечить эту даму всем необходимым? — спросил Максим.
— Конечно, сэр. Она ваша… — Мадам Райнхардт так и подмывало удовлетворить свое любопытство, но правила приличия заставили ее одуматься. Только полная дура могла позволить себе распустить язык, лишив себя тем самым выгодного заказа.
— В настоящий момент находится на моем попечении. — Максим прочистил горло и принялся щупать свернутую в рулон ткань. — Случилось… э-э… так, что она — естественно, не по своей вине — оказалась вдали от своего дяди. — Повернувшись и взяв вдову под локоть, он одарил ее такой сияющей улыбкой, что в памяти женщины сразу же возникли наиболее приятные моменты собственной семейной жизни и она напрочь забыла, о чем только что шла речь. — Ради безопасности юной дамы, — приглушенным голосом добавил Максим, — мне бы хотелось, чтобы до моего возвращения она оставалась с вами.
— Конечно, мастер Сеймур. На улице так много опасностей, подстерегающих красивую молодую даму, если у нее нет подобающего эскорта.
Максим не осмеливался смотреть на свою подопечную из боязни встретиться с ее осуждающим взглядом.
— Как я вижу, вы понимаете, почему так необходимо сторожить ее. Временами она может быть чрезвычайно упряма.
— Да, сэр. Вам не стоит беспокоиться.
— Прекрасно, тогда я покидаю вас. — Он повернулся к Илис, которая сердито сдвинутыми бровями и суровым взглядом давала ясно ему понять, насколько ей отвратительны его методы. — Будьте послушной девочкой, — предостерег он и, наклонившись, чмокнул ее в щеку. Потом взял ее за руку и почувствовал, как она напряглась. — Я постараюсь вернуться как можно быстрее.
— О, я уверена, мы спокойно обойдемся без вас, мой господин, — заверила его Илис. — Вам незачем торопиться.
— Действительно, сэр, — согласилась мадам Райнхардт. — Не спешите.
Максим с сомнением взглянул на девушку и, увидев ее невинную улыбку, ощутил странную тревогу. Он уже открыл рот, чтобы еще раз предостеречь ее, но потом решил, что это только ухудшит дело и еще ярче разожжет недобрый огонь, горевший в глубине синих глаз. Когда дверь за Максимом закрылась, Илис опустила его кошелек в свой собственный. Медленно стягивая перчатки, она смотрела в окно и следила, как он взял под уздцы Эдди и перепачканную с головы до ног кобылу и повел их за собой, оставив ей единственный способ бежать — уйти пешком, «Всегда подозрителен, — подумала она. — Посторонний может решить, что он держит меня в плену.
Она резко повернулась к мадам Райнхардт.
— Я хотела бы кое-что передать капитану фон Райану. У вас есть посыльный?
Вдова сжала руки, чтобы не выказывать своего беспокойства. У нее возникло ощущение, что настойчивость, звучавшая в голосе молодой женщины, не сулила ничего хорошего интересам мастера Сеймура.
— По… полагаю, можно послать соседского мальчика…
— Отлично! Я заплачу, сколько потребуется.
Илис легким движением плеч скинула плащ и бросила его на спинку стула. Заметив, что мадам Райнхардт пребывает в нерешительности, она со смехом положила руку на локоть вдовы.
— Мадам Райнхардт, все объясняется очень просто. Хотя в настоящий момент лорд Сеймур является моим… гм… опекуном, капитан фон Райан занимается моими финансовыми делами. И если я собираюсь платить за свои наряды, то должна связаться с ним. Пожалуйста, пошлите мальчика, и давайте приступим к делу.
Облегченно вздохнув, мадам Райнхардт торопливо вышла из магазина. Отыскав мальчишку и пообещав ему небольшое вознаграждение, она отправила его с поручением. Когда она вернулась в магазин, то обнаружила, что новая клиентка уже роется в шкафу, расположенном в отдаленном углу комнаты, где хранилось главное достояние вдовы. Сообразив, что забыла запереть его, портниха разозлилась, потому что девчонка добралась до самых ценных и дорогостоящих тканей, которые были отложены для туалетов наиболее богатых клиенток. Усомнившись в платежеспособности заказчицы, мадам Райнхардт принесла несколько рулонов более дешевых тканей.
— Вот это очень подойдет вам, моя дорогая.
Илис снизошла до того, чтобы исследовать то, что разложила перед ней вдова, но осмотр каждого рулона заканчивался твер-дым отказом.
— Мне больше нравится вон то, — наконец произнесла она, указав на тончайшие шелка, плисовые бархаты и роскошные пар-чи, сложенные в шкафу. — Эти ткани вызывают у вас какие-то затруднения?
— О, моя дорогая, только их цена представляет собой целую проблему! Эти ткани стоят очень дорого! Вы уверены, что сможете заплатить?
Отойдя в сторону, Илис достала из-под юбки кошелек и отсчитала несколько соверенов.
— Вот задаток, — заявила она. — Капитан фон Райан подтвердит, что я в состоянии выплатить остальную сумму.
Взяв монеты и ощутив мягкое прикосновение золота, портниха на глаз прикинула их вес. Она отвернулась, чтобы попробовать их на зуб, и затаив дыхание пересчитала, предварительно тщательно ощупав. Все были новенькими и настоящими. Она подняла загоревшиеся глаза.
— Задаток? Да этой суммы хватит лишь на перчатки из тех тканей.
— Я прекрасно знаю, что можно купить на подобную сумму, мадам, но мне хотелось бы приодеться. Я слишком давно не обновляла свой гардероб и собираюсь как можно скорее исправить положение. — Изобразив застенчивую улыбку, она придвинулась к портнихе и как бы по секрету сообщила: — Видите ли, за мной ухаживают два довольно состоятельных поклонника, и я — полагаю, вы способны понять меня — не могу выглядеть как нищенка, когда нахожусь в их обществе. В противном случае не исключена вероятность того, что они усомнятся в моей искренности.
В ее словах была лишь доля правды. Николас на самом деле был состоятелен и всей душой стремился ухаживать за ней. Прежде Илис, всегда носившая одежду только высокого качества, отличалась некоторой консервативностью в выборе туалетов, покупая платья исключительно из темных тканей и неброских фасонов. Сейчас же ее охватило желание изменить свой стиль. Самой себе она объяснила это тем, что неизвестно, в каких ситуациях может оказаться, когда пустится на поиски отца, поэтому нужно иметь универсальный гардероб. К примеру, если Николас представит ее каким-нибудь более влиятельным членам Ганзейского союза, она должна быть одета в подобающее платье. Кто знает, что принесет такая встреча, какие сведения ей удастся раздобыть?
Кроме того, она руководствовалась еще и личными причинами, однако ей было трудно уяснить для себя их суть. В отличие от Илис Арабелла всегда уделяла особое внимание своей внешности. Но насмешливый тон маркиза и его утверждение, что она якобы не способна заменить свою кузину, задели девушку за живое. Ей страстно хотелось запихнуть эти слова обратно ему в глотку. Ее раздражало, что он с такой легкостью отмахнулся от нее, словно она не достойна мужского внимания. Он ясно дал понять, что желает ее исключительно для удовлетворения своих низменных потребностей, но вовсе не для того, чтобы любить ее и поклоняться ей, — по всей видимости, он удостаивал этой чести немногих женщин.
А тем временем у мадам Райнхардт разыгралось воображение, и она преисполнилась энтузиазма. Такая молоденькая красавица способна привлечь внимание целой толпы обожателей, и не будет ничего удивительного в том, что ей удастся подцепить богатого муженька. Вполне естественно, что в том случае, если их знакомство закончится свадьбой, муж захочет как можно шикарнее разодеть свою жену. Следовательно, ее магазинчик получит дополнительный доход.
— Вы считаете, что в состоянии справиться с подобной задачей? — осведомилась Илис.
Фрау Райнхардт гордо расправила широкие плечи.
— Во всем Гамбурге и за пределами его нет более умелой швеи.
Илис разгладила руками свое синее платье.
— Я вижу, что вы очень талантливы, мадам. Ваши способности не вызывают у меня сомнения. Я хотела бы узнать, сможете ли вы сшить весь гардероб к концу месяца. Понимаю, срок небольшой, но мне совершенно нечего надеть.
— Я приложу все усилия, — заверила ее мадам Райнхардт. — Вполне возможно, я не смогу так скоро закончить всю работу — все зависит от того, что именно вы закажете, — однако вам нечего беспокоиться, раздетой вы не останетесь.
— Я полагаюсь на вас, мадам.
— Вы не будете разочарованы, дорогая, уверяю вас.
— Тогда давайте начнем, — предложила Илис. — Мне нужно зайти еще в несколько магазинов.
— Но мастер Сеймур… он сказал, что вы должны оставаться здесь…
Звонкий смех девушки свидетельствовал о том, насколько абсурдно даже предполагать такое.
— Если хотите, можете сопровождать меня, мадам, но я намереваюсь купить себе туфли, шляпки и прочие мелочи. И ничто не сможет помешать мне.
Смиренно сложив руки, мадам Райнхардт отказалась от дальнейшего спора. Было совершенно очевидно, что эту девушку не так-то легко разубедить. Можно даже пожалеть тех несчастных, кто отважится на это.
Прошло несколько часов, прежде чем разыскали Николаса фон Райана. Он сразу же откликнулся на призыв и, обшарив множество магазинов с облагодетельствованными Илис владельцами, нашел ее у башмачника, где она выбирала тонкую кожу для дамских сапожек. Ее заказ вызвал у хозяина бурю восторга, и он с готовностью согласился сшить сапожки в срочном порядке и прислать их в замок Фаулдер для примерки.
Николас с улыбкой наблюдал, как башмачник с благодарностью осыпает поцелуями изящную ручку девушки.
— Своим посещением фы осчастливили его, фрейлейн, — заметил капитан, когда они отправились к выходу из магазина. Он пощупал мех отделки на ее плаще и добавил: — А я-то думал, что наконец фстретил женщину, которая способна сохранить свое состояние, а не растрачивать его на фсякие мелочи.
— Мелочи! О чем вы говорите, Николас? — возразила Илис. — У меня нет абсолютно ничего, кроме того, что на мне. Если бы я сдерживала себя в своих покупках, то ходила бы раздетой!
Николас опустил голову, живо представив себе подобную картину. Ради такого зрелища он готов обойти хоть полсвета.
— Максим несет полную ответственность за фаше благополучие. Пусть он обеспечит фас фсем необходимым.
Челюсти Илис сжались.
— Обойдусь без его помощи, — с упрямой настойчивостью процедила она. — Кстати, вспомнила… — Она вытащила кошелек, который дал ей Максим. — Мне бы хотелось, чтобы вы вложили эти деньги под высокие проценты, которые можно было бы получить через короткий срок. Это возможно?
Николас печально развел руками.
— Я избаловал фас, фрейлейн.
Уголки губ Илис приподнялись в очаровательной улыбке.
— Вы абсолютно правы. — Она положила руку ему на локоть. — Вы принесли мне огромную сумму — я даже не надеялась получить такую отдачу от вложенных средств. Допускаю, что тогда вы проявили исключительную щедрость, поэтому вполне могу понять вас, если сейчас получу отказ.
— Отказ? — с горячностью переспросил капитан, накрывая ее руку своей. — Дорогая моя Илис, я не скажу «нет», даже если фы потребуете у меня мое сердце. Я с радостью отдам его фам.
Девушка отодвинулась от него и сложила руки. Восхищение, промелькнувшее в бледно-голубых глазах, вызвало у нее неловкость, которую она не могла объяснить. Когда Николас приезжал в замок Фаулдер, она, возможно, вела себя излишне оживленно, что поощряло его ухаживания, но тогда ею владело одно стремление — стереть насмешку с лица Максима, продемонстрировать ему, что другой мужчина желает ее не меньше, чем он Арабеллу. Но стоило Максиму покинуть замок, как весь ее пыл угас, словно только его присутствие вдохновляло ее на радушие и сердечность по отношению к Николасу.
Когда они вышли на улицу, Илис опять столкнулась с той же проблемой, что и по прибытии в город.
— Его светлость увел лошадей и вынудил меня ходить пешком. Я окончательно испорчу туфли, если решусь перейти на ту сторону улицы.
— Не тревожьтесь, моя дорогая. Я фозьму портшез, чтобы фы ф полной безопасности добрались до гостиницы, — предложил Николас. — Там мы могли бы пообедать и дождаться возвращения Максима.
— Да вы ясновидящий, Николас, — весело заключила девушка. — Я просто умираю от голода.
— Как, с моим-то поваром? — Капитан с хохотом отверг такую возможность. — Nein! Nein! С его талантом, фрейлейн, фы можете стать только крепче здоровьем. — Немного отодвинувшись, он с задорным блеском в глазах принялся рассматривать ее фигуру. — Видимо, мне придется забрать герра Дитриха, Он способен разрушить то совершенство, которое околдовало меня.
— Как вам не стыдно, — упрекнула его Илис. — Вы говорите скорее как распущенный повеса, чем как ганзейский капитан, ведущий строгий образ жизни.
— Ach! Фы раскрыли мои карты — что я могу фам на это сказать? Что я справедливый судья ф том, что касается барышень, и что фы лучшая среди них?
— Вы — справедливый судья? — весело переспросила Илис. — Или вам просто жалко бедняжку, которую лишили дома?
Засунув большие пальцы рук за отделанный драгоценными камнями ремень, Николас закинул голову и громко прокричал:
— Разве у меня нет глаз, чтобы увидеть, что фы — прекраснейшая из женщин, удостаивавших меня своим обществом?
Илис почувствовала, что краснеет. Она смущенно обвела взглядом прохожих, остановившихся, чтобы поглазеть на них. Да, благодаря своему зычному голосу ганзейский капитан мог запросто, овладевать вниманием людей.
— Давайте двинемся дальше, Николас. Боюсь, мы вызываем у горожан излишнее любопытство.
— Просто они очарованы фидом прекрасной драгоценности, — заверил ее Николас. — Ее красота смягчает сердца мужчин, которым посчастливилось хоть одним глазком фзглянуть на нее.
Илис негромко рассмеялась.
— Тогда скажите, Николас, почему же его светлость так ненавидит меня?
— Ха, да он слепой. Он тоскует по той, которая навсегда потеряна для него, и не фидит, что держит в руках настоящее сокровище. Если бы у меня было фремя, я бы фразумил его, но боюсь, из-за его упрямства фсе мои попытки окончились бы неудачей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлин



Прекрасный роман, романтические отношения главных героев умиляют, легко читается
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинOlga
6.11.2011, 17.39





не дочитала, вроде и неплохой роман, но как-то не зацепил, немного дурноватая героиня, 5 из 10
Так велика моя любовь - Вудивисс Кэтлинира
23.09.2012, 0.56





одна из моих любимых писательниц. но то ли первый, то ли стареет...первые пару глав цепляют, но слабо( историческое описание детальное, но местами аж чересчур - вроде ждешь чувст ,а читаешь этнографию.. хотя люблю такое, но тут вот явно ни к селу, ник городу... про развитие чувств - вот как-то несколько стандартно, плюс на фоне этнографии... еле дочитала до 20-й.. вот после 20-й пошло - наконец появилась та Вудивисс ,которуя я обожаю!! конечно постепенно все и сразу)) и детектив и предательство, и шпионаж и убивства и все сразу)))вот середине - точно 5 из 10, а концу - 8,5 -9 из 10 ))
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинЮля
26.10.2012, 21.24





одна из моих любимых писательниц. но то ли первый, то ли стареет...первые пару глав цепляют, но слабо( историческое описание детальное, но местами аж чересчур - вроде ждешь чувст ,а читаешь этнографию.. хотя люблю такое, но тут вот явно ни к селу, ник городу... про развитие чувств - вот как-то несколько стандартно, плюс на фоне этнографии... еле дочитала до 20-й.. вот после 20-й пошло - наконец появилась та Вудивисс ,которуя я обожаю!! конечно постепенно все и сразу)) и детектив и предательство, и шпионаж и убивства и все сразу)))вот середине - точно 5 из 10, а концу - 8,5 -9 из 10 ))
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинЮля
26.10.2012, 21.24





начало было интересным, интригующим. И всё........... Еле дочитала
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинТатьяна
15.06.2013, 18.38





Читала этот роман давно. Надолго запомнился. По моему мнению, так это самый лучший роман у Вудивисс (не считая "Ускользающее пламя"). Отличные диалоги, великолепные герои, красивые чувства) Очень романтично и страстно)
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинНаталья
8.08.2014, 20.47





Знаю, что пишу не в тему, но помогите, пожалуйста, вспомнить название книги и автора (если возможно). Сюжет рыцарского романа такой: в войне против соседа-народа пало маленькое государство в Европе. Принцесса этого государства принимает решение выйти замуж за жестокого короля варварского народа, что бы уберечь свой народ от рабского гнета . Сопровождать принцессу будет рыцарь, которого папа-король этой принцессы возвратил из изгнания. Между принцессой и рыцарем вспыхивает роман.
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинНаташа
1.09.2014, 12.39





Роман хороший. Активный. Описаний многовато, но можно пропустить. А вот конец скомкан.
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинИрина
20.12.2014, 1.01





Хороший роман, но слишком затянут. Было интересно только их история любви. Максим и его жена просто чудо. Я ей даже позавидовала. Хотела бы иметь такого МУЖА.
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинИлона
29.08.2015, 19.14





Отличный роман!!! 10 баллов!
Так велика моя любовь - Вудивисс КэтлинМари
18.12.2015, 11.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100