Читать онлайн Пламя и цветок, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.03 (Голосов: 271)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Пламя и цветок

Читать онлайн

Аннотация

Юная Хэзер, невероятным образом оказавшаяся в руках капитана корабля Брэндона, подвергается ужасным испытаниям.
Жизнь диктует свои условия игры, и юная красавица попадает в водоворот невероятных приключений.
Чем же закончится этот неистовый роман о любви?..


Следующая страница

Глава 1

23 июня 1799 года
Несомненно, где-то в мире время стремительно неслось на крепких, широко распростертых крыльях, но здесь, в английской деревушке, оно тянулось медленно и мучительно, словно израненными ногами ступало по узкой и неровной тропе, ведущей через болота. Горячий воздух завис в душной неподвижности; над дорогой стояла пыль, напоминая о телеге, проехавшей здесь несколько часов назад. Маленькая ферма смиренно ютилась на краю болота, окутанная влажными испарениями. Крытая соломой хижина стояла под болезненно искривленными тисовыми деревьями, и теперь, когда ставни были открыты, а дверь распахнута настежь, казалось, хижина изумлена некой шуткой сомнительного свойства. Поблизости притулился давно требующий починки, грубо сколоченный амбар, а позади тощая пшеница тщетно отвоевывала лишние дюймы роста у болотистой почвы.
Сидя на кухне, Хэзер устало скребла картофелину тупым ножом. Уже два года она жила в этой хижине — два столь безрадостных года, что они зачеркнули все воспоминания о прошлом. Хэзер с трудом вызывала в памяти события тех счастливых времен до того, как ее привезли сюда: прежде ее мирные дни неторопливо сливались в годы, пока она росла, превращаясь из ребенка в юную девушку; тогда еще был жив ее отец; они занимали уютный дом в Лондоне, носили дорогую одежду, ели изысканную еду. Да, тогда все было по-другому. Хэзер не боялась даже, когда отец уходил по ночам, оставляя ее на попечение слуг. Она понимала, что он тоскует по умершей жене — ее матери — ласковой, прелестной девушке-ирландке. В браке с Ричардом она произвела на свет своего единственного ребенка. Хэзер не осуждала отца за пристрастие к азартным играм, жестокой забаве, лишившей его в конечном счете жизни и имущества. После смерти отца Хэзер приютили из милости ее единственные родственники — апатичный дядя и сварливая тетка.
Хэзер вытерла лоб, подумав о тетушке Фанни, возлежавшей сейчас в соседней комнате. Соломенный тюфяк на кровати сплющился под ее более чем щедрыми телесами. Фанни была не из тех женщин, общество которых можно назвать приятным. Казалось, ее раздражает любая мелочь. У Фанни не было подруг, она ни с кем не общалась, никого не любила. Ирландку, на которой был женат ее деверь, Фанни терпеть не могла. По ее мнению, все ирландцы были бунтовщиками, а склонность к беспорядкам у них в крови. Теперь всю свою ненависть она изливала на Хэзер. Не проходило и дня, чтобы Фанни не напомнила ей о том, что та наполовину ирландка. Предубеждение затуманивало рассудок Фанни, пока в конце концов она не уверовала, что Хэзер — ведьма, как и ее мать. Возможно, виной всему была зависть, ибо Фанни Симмонс никогда не считалась ни красавицей, ни просто миловидной женщиной, в то время как Бренна была удивительно красива и обаятельна. Стоило ей где-то появиться, и взоры всех присутствующих мужчин устремлялись на нее. Хэзер унаследовала от матери поразительную прелесть и красоту и вместе с ними — ненависть тетки.
Когда владельцы нескольких игорных домов потребовали уплатить проигрыш Ричарда, от его имущества почти ничего не осталось, не считая личных вещей и одежды. Фанни со всех ног бросилась в Лондон, заявила о своем праве на наследство и племянницу-сироту, прежде чем ее успели остановить. Фанни проклинала Ричарда за то, что тот ничего не оставил своему брату, но быстро утешилась, распродав последние вещи, оставив Хэзер единственное платье, которое с тех пор прятала от нее под замок, присвоив себе кругленькую сумму вырученных денег.
Хэзер распрямила ноющую спину и вздохнула.
— Хэзер Симмонс!
Эти слова раздались из соседней комнаты подобно грому. Кровать заскрипела, и вслед за тем на пороге появилась тетка.
— Лентяйка, прекрати витать в облаках и принимайся за дело! Ты думаешь, кто-нибудь сделает работу за тебя, пока ты сидишь сложа руки? Лучше бы тебя научили в пансионе чему-нибудь полезному, вместо того чтобы забивать голову глупыми бреднями и книгами!
Грузная женщина прошествовала по пыльному полу через комнату, и Хэзер невольно сжалась. Она уже знала, что последует дальше.
— Ты сидишь на шее единственных родственников! Твой отец был глупцом, иначе не скажешь, он сорил деньгами, думая только о себе, а всему виной была эта ирландская вертихвостка, на которой он женился! — Последние слова Фанни выплюнула с нескрываемым отвращением, словно худшего поступка и представить себе не могла. — Мы пытались было образумить его — куда там! Он даже слушать не хотел. Только и мечтал заполучить твою мать.
Хэзер устало приподняла голову, глядя на полосу солнечного света, пробивавшегося через распахнутую дверь и заслоненного необъятным телом тетки. Хэзер рассудком признавала правоту ее слов, однако ничто не могло запятнать ее детские воспоминания об отце.
— Он был хорошим отцом, — просто ответила Хэзер.
— Это уж кому как, милочка, — усмехнулась тетка. — По его милости ты осталась с носом, безо всякого приданого, а ведь тебе через месяц восемнадцать! Ни один мужчина не захочет взять тебя в жены, хотя, конечно, никто не откажется разделить с тобой постель. Но не беспокойся, я позабочусь, чтобы ты вела себя как полагается! Не хватало мне еще кормить твоих ублюдков! Люди здесь только этого и ждут — всем известно, какой женщиной была твоя мать.
Хэзер вздрогнула, но тетка не отступала, оглядывая девушку прищуренными глазами и грозя пальцем:
— Дьявол постарался, с умыслом сделав тебя похожей на нее! И в этом нет ничего удивительного, что ты уродилась в нее. Ведьма — вот кто она была! Она погубила твоего отца, так же как и ты погубишь любого мужчину, который только посмотрит в твою сторону. Сам Господь привел тебя ко мне: Он знал, что я спасу тебя от адского пламени! Я выполнила свой долг, распродав все твои наряды. Ты слишком тщеславна и горда, чтобы быть порядочной. Мои старые платья придутся тебе впору.
Хэзер сдержала усмешку. Не будь ей так грустно, она и впрямь бы рассмеялась. Старые платья тетки висели на Хэзер мешком, ибо Фанни была вдвое толще. Она пресекала даже попытки Хэзер ушить платья по фигуре, только разрешала подрубить подолы, чтобы девушка не путалась в них.
Тетка заметила пренебрежительную гримаску Хэзер, едва речь зашла о поношенных платьях, и вскипела:
— Неблагодарная дрянь! Ну-ка, ответь, где бы ты оказалась сейчас, если бы не я и не твой дядя? Будь твой отец поумнее, он давным-давно выдал бы тебя замуж, назначив хорошее приданое. Но нет, он считал, что замуж тебе слишком рано! А сейчас уже слишком поздно: ты останешься старой девой и девственницей, уж об этом-то я позабочусь!
Фанни удалилась в единственную комнату хижины, предупредив Хэзер, что если та не поторопится с делами, ее ждет наказание. Хэзер проворно задвигала пальцами. Вкус плетки ей уже был знаком. Красные полосы поперек спины не исчезали по нескольку дней. Казалось, эти отметины на белоснежной коже девушки доставляют Фанни особое удовольствие.
Опасаясь вновь привлечь внимание тетки, Хэзер не осмелилась даже вздохнуть, хотя от усталости едва держалась на ногах. Она поднялась еще до рассвета, готовясь к встрече долгожданного теткиного брата, и теперь сомневалась, что сил у нее хватит надолго. Несколько дней назад пришло письмо: брат сообщал Фанни, что вскоре приедет. Тетка велела Хэзер начать приготовления немедленно, при том, что сама и пальцем о палец не ударила. Хэзер знача, что тетка питает пылкую любовь к своему братцу. Она часто рассказывала о его успехах, и Хэзер догадывалась, что брат — единственное существо, которое хоть что-нибудь значит для тетки. Дядя Джон подтвердил догадки Хэзер, сообщив, что для брата Фанни готова на все. Будучи старше брата на десять лет, Фанни вырастила его, но тем не менее он не часто удостаивал сестру визитами. К тому времени как солнце огненным шаром зависло над горизонтом, Фанни оглядела свежеубранную комнату и приказала Хэзер вставить в подсвечники несколько свечей.
— Прошло уже пять лет с тех пор, как мы виделись с братцем, и я хочу встретить его как полагается. В Лондоне мой Уилли привык к роскоши. Он совсем не то, что твой дядя! У моего брата денег куры не клюют, а все потому что он умеет шевелить мозгами. — Для пущей выразительности тетка указала на собственную голову. — Нет, он не шатается по игорным домам, швыряя деньги на ветер, не болтает языком попусту, как твой дядя. Он умеет ловить удачу. Ему принадлежит самая лучшая лавка готового платья во всем Лондоне! У него есть даже управляющий!
Наконец тетка приказала Хэзер привести себя в порядок.
— Кстати, Хэзер, надень то платье, что подарил тебе отец. Не хочу, чтобы братец увидел тебя в этих обносках.
Хэзер обернулась с широко раскрытыми от изумления глазами. Уже два года ее розовое платье хранилось под замком, Хэзер запрещали даже притрагиваться к нему. А теперь тетка позволила надеть платье? Несмотря на то что этот поступок тетки был вызван ее желанием показаться перед братом, Хэзер заулыбалась. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как она в последний раз носила красивую одежду.
— Вижу, вижу, что ты довольна. Тебе лишь бы покрасоваться! — Фанни приблизилась к Хэзер и помахала пальцем перед самым ее носом. — Сатана вновь принялся за работу! Запомни, Господь знает, сколько сил я трачу на тебя! — Тетка вздохнула, словно утомившись от тяжкого бремени. — Лучше было бы выдать тебя замуж и сбыть с рук. Но мне жаль человека, который женится на тебе. Впрочем, без приданого на это нечего и надеяться. Тебе нужен суровый муж, который держал бы тебя в ежовых рукавицах да заставлял рожать по ребенку каждый год! Глядишь, это помогло бы очистить от скверны твою душу.
Хэзер пожала плечами, продолжая улыбаться. Она была не прочь заставить тетку поверить, что она действительно ведьма. Искушение было слишком велико, но Хэзер удержалась: последствия такого поступка могли быть непредсказуемыми.
— Да, еще одно, милочка: уложи косу вокруг головы. Так будет лучше. — Тетка злорадно усмехнулась, зная, что племянница предпочитает сама выбирать себе прически.
С лица Хэзер быстро исчезла улыбка, но она послушно кивнула головой и отвернулась. Тетка явно ожидала, что ее приказ будет воспринят с недовольством, но Хэзер взяла себя в руки и не доставила ей такого удовольствия.
В комнате Хэзер нырнула за занавеску, отгораживающую тесный угол. Она услышала, как тетка вышла за дверь, и только тогда позволила себе раздраженно вздохнуть. Хэзер злилась, но больше на саму себя, чем на тетку. Она всегда была слишком робкой, а в присутствии Фанни совсем терялась от страха.
В тесном закутке находились только самые необходимые вещи, однако Хэзер была рада и такому убежищу. Она вздохнула еще раз и зажгла огарок свечи, стоящий на шатком столе рядом с узкой веревочной койкой.
«Будь я посильнее и посмелее, — думала Хэзер, — я живо поставила бы ее на место. Вот бы осмелиться хоть когда-нибудь возразить ей! — Она сжала кулачок, и грустная улыбка пробежала по ее губам. — Нет, чтобы потягаться с ней, мне понадобилось бы стать сильнее самого Самсона!»
Она заранее приготовила кувшин с горячей водой и таз и теперь радовалась в предвкушении купания. С гримасой отвращения Хэзер стащила с себя ненавистное платье. Оставшись обнаженной, она выпрямилась и провела руками по стройному телу, морщась, когда задевала синяки и ссадины. Позавчера, когда Хэзер нечаянно опрокинула чашку с чаем, тетка пришла в ярость, беспощадно избив племянницу колючим веником.
Хэзер с трепетом вынула из сундука розовое платье и повесила его на виду. Вода словно смывала усталость, и девушка мылась до тех пор, пока ее кожа не порозовела. Намылив мочалку крохотным кусочком ароматного мыла, она яростно растиралась, наслаждаясь приятным запахом и видом белоснежной пены.
Завершив мытье, она осторожно надела платье поверх поношенной нижней кофточки. Два года назад платье было ей впору, но сейчас лиф туго обтянул грудь. Хэзер заглянула в слишком глубокий вырез с соблазнительно выступающими из него округлостями и поняла, что эту беду ничем не поправить: платье было единственным и времени на его переделку уже не оставалось.
Хэзер было приятно ощущать прикосновение мягкой ткани. Она принялась за волосы и расчесывала их до тех пор, пока они не заблестели. Отец всегда гордился ее волосами, часто гладил длинные пряди, и, как догадывалась Хэзер, когда-то он так гладил волосы ее матери. Не раз он смотрел на нее горящими глазами, бормоча имя жены, а спохватившись, отворачивался, вытирая слезы.
Подчиняясь приказу тетки, Хэзер заплела косу и обернула ее вокруг головы, но оставила несколько длинных локонов спадать на спину в роскошном беспорядке, а еще один локон с явным вызовом выпустила на виске. Она оглядела себя в осколок разбитого зеркала и кивнула. Было невозможно выглядеть лучше со столь скудными средствами.
Хэзер услышала, как кто-то вошел в хижину и прошелся по комнате и в тот же момент раздался знакомый лающий кашель. Она вышла из-за занавески, зная, что это вернулся дядя Джон. Он раскурил трубку и вновь закашлялся. По комнате поплыл сизый дым.
Джон Симмонс был несчастным человеком. Его единственной радостью в жизни были тщательно сберегаемые деньги; после сомнительного союза с теткой Фанни он махнул на себя рукой. Его рубашка была вечно заляпана жирными пятнами, под ногтями чернела грязь. Он уже давно утратил юношескую привлекательность. Теперь перед Хэзер стоял изможденный, жалкий мужчина, выглядевший гораздо старше своих лет. Его глаза подернулись мутной пленкой несбывшихся мечтаний и разбитых надежд, лицо выдавало долгие годы жизни под каблуком сварливой жены. Руки скрючились за годы бесплодного труда ради пропитания на этом болотистом клочке земли, непогода прорезала на лице глубокие морщины.
Он оглянулся, заметив необычно нарядную племянницу, и выражение неясной муки скользнуло по его лицу.
— Сегодня ты чудесно выглядишь, детка, думаю, в честь прибытия Уильяма? — Он уселся в кресло и улыбнулся.
— Тетя Фанни позволила мне переодеться, дядя, — ответила Хэзер.
Минуту он попыхивал трубкой, не сводя с девушки глаз.
— Да, так я и думал, — вздохнул он. — Она готова на все, лишь бы угодить братцу, хотя он того не стоит. Однажды Фанни отправилась в Лондон повидаться с ним, а Уильям даже отказался ее принять. Она, конечно, не осмелится напомнить ему об этом, и он будет удовлетворен. Еще бы, к чему ему такая родственница, если он водит дружбу с богачами!
Представляя собой не вполне точную копию собственной сестры, Уильям Корт оказался одного роста с Фанни и на голову выше Хэзер. Его фигура еще не расплылась, как у сестры, но было ясно, что с годами это различие исчезнет. Лицо Уильяма было багровым и одутловатым, с тяжелой челюстью и отвислой нижней губой, на которой постоянно блестела слюна. Уильям то и дело вытирал губу кружевным платком, издавая такие звуки, словно прочищал нос. Приветствуя Хэзер, он коснулся ее руки своей тошнотворно мягкой ладонью, а когда склонился над ней в поцелуе, Хэзер с трудом подавила дрожь отвращения.
Одежда Уильяма свидетельствовала о его утонченном вкусе, чего нельзя было сказать о манерах. Светло-серый с серебристым оттенком костюм, белая рубашка и чулки только подчеркивали багровый оттенок его обветренных рук и лица. Уильям Корт не привлек внимания Хэзер. Она заметила, что Уильям облачен в облегающие до неприличия панталоны, и поняла, что их задачей было выставить напоказ мужские достоинства обладателя этих панталон.
Он прибыл в наемном ландо с разодетым кучером, который сразу же принялся распрягать двух серых в яблоках лошадей. Хэзер заметила, с каким пренебрежением кучер взглянул на бедно одетых обитателей хижины. Да и убогий сарай был явно неподходящим местом для чистокровных рысаков. Но он никак не выразил своего раздражения и продолжал заниматься лошадьми и экипажем.
С прилизанными мышиного цвета волосами, в туго накрахмаленном платье и переднике, тетка Фанни выглядела словно неприступная крепость. Несмотря на всю свою неприязнь к изящным нарядам, этому дьявольскому соблазну, ей явно было приятно увидеть брата в дорогом костюме, и она хлопотала над ним, как клушка над цыпленком. Хэзер никогда еще не видела, чтобы тетка так заботливо относилась к кому-то. Уильям Корт был польщен столь радушным приемом. Хэзер не стала прислушиваться к причитаниям тетки и молчала до тех пор, пока за ужином разговор не зашел о последних лондонских новостях. Хэзер словно очнулась, надеясь услышать что-нибудь о прежних знакомых.
— Наполеон бежал, и все считают, что после поражения в Египте он вернется во Францию. Нельсон хорошо проучил его. Клянусь Иовом, теперь Наполеон призадумается, прежде чем тягаться с нашим флотом! — разглагольствовал Уильям.
Хэзер заметила, что Уильям говорит правильнее, чем его сестра, и подумала, что он явно окончил школу.
Тетка Фанни вытерла губы ладонью и подхватила:
— О чем только думал Питт, пожалев лягушатников? Теперь они сели ему на шею, в придачу к ирландцам! Перестрелять их надо, и кончено!
Хэзер прикусила губу.
— Ирландцы — да по мне, это сущие скоты, бестолочи! У них нет ни капли соображения! — продолжала тетка Фанни.
— Сейчас Питт пытается заключить с ними союз — может, это удастся в будущем году, — заметил дядя Джон.
— Разумеется, если они не перережут нам глотки!
Хэзер в замешательстве взглянула на дядю, встревоженная словами тетки. Джон опустил глаза и допил свой эль одним глотком. Вздохнув, он бросил взгляд на кувшин с элем, находящийся под неусыпной охраной Фанни, и отставил кружку.
— Янки ничем не лучше! Они перережут глотку кому угодно, даже не задумываясь! Помяните мое слово, нам еще придется воевать с ними, — возразил Джон, раскуривая трубку.
Уильям прищелкнул языком, и на его щеках заходили желваки.
— Сейчас в Лондоне из-за них стало опасно — они ведут себя там как хозяева. Кое-кого из них уже завербовали, но теперь они стали осторожнее, держатся все вместе, а в город из порта выходят только толпами. Им совсем не по вкусу служить на британских кораблях. Да, это осторожный народ. Кое-кто имеет дерзость мнить себя джентльменом. К примеру, тот же Вашингтон. Теперь у них появился еще один выскочка, Адамс, и янки избрали его своим правителем. Это возмутительно! Но так продолжаться не может. Их прогонят отсюда, как собак!
Хэзер не была знакома с янки. Она просто радовалась тому, что тетя и мистер Корт отвлеклись от обсуждения ирландцев, и перестала слушать, поскольку разговор не касался лондонского общества или ее предков. Расспрашивать же Корта о Лондоне или выражать свое мнение Хэзер не решалась, боясь навлечь на себя гнев тетки, и поэтому с нетерпением дожидалась конца ужина.
Тетка Фанни вывела Хэзер из задумчивости, потянувшись под столом и сильно ущипнув ее за руку. Хэзер подскочила. Она потерла руку, где мгновенно проступило красное пятно, и взглянула на тетку, сдерживая слезы.
— Я спросила, не хочешь ли ты стать учительницей в школе леди Кабот. Брат считает, что ты смогла бы получить эту работу, — повторила Фанни.
Хэзер не поверила собственным ушам.
— Что?
Уильям Корт рассмеялся и объяснил:
— Я поддерживаю связи с этой школой и знаю, что им нужна молодая особа с хорошими манерами и правильной речью — словом, как у тебя. Пожалуй, ты им подойдешь, а поскольку ты училась в пансионе, это поможет делу. — Он вытер отвислую губу и продолжал: — Возможно, в будущем я смог бы устроить тебе достойную партию с одним из преуспевающих горожан. Жаль, если такая красавица будет прозябать на грязной ферме. Разумеется, в таком случае я обеспечу тебя недурным приданым, которое рассчитываю возместить с помощью твоего мужа. Небольшой обман, выгодный для каждого из нас, только и всего! Тебе необходимо приданое, а я заинтересован в ссудах. Никому другому незачем знать о нашем соглашении, и я знаю: ты достаточно умна, чтобы раздобыть деньги после свадьбы. Тебя устроит работа у леди Кабот?
Хэзер сомневалась в брачных планах Уильяма Корта, но стоило ей уехать подальше от этой фермы и тетки Фанни, и с этой жизнью будет покончено! Вновь оказаться в Лондоне — это было бы восхитительно! Если бы не жгучая боль в руке, она могла бы подумать, что видит сон.
— Отвечай же, детка. Ты согласна? — настаивал Уильям. Хэзер решила не упускать свой шанс.
— Это чрезвычайно любезное предложение с вашей стороны, сэр, и я буду счастлива его принять, — с трудом подавив восторг, проговорила она.
Уильям рассмеялся.
— Отлично! Замечательно! Ты не пожалеешь об этом! — Он с довольным видом потер руки. — Итак, завтра мы отправляемся в Лондон. Я отсутствовал слишком долго пора разобраться с делами. Ты успеешь собраться, детка? Уильям провел кружевным платком под носом и вновь промокнул толстую губу.
— Разумеется, сэр. Я буду готова, когда вы пожелаете, — отозвалась Хэзер.
— Отлично. Тогда все решено!
Хэзер убрала со стола, испытывая странное чувство от того что ее ужин оказался последним в этой хижине. Она была слишком поглощена своей радостью, чтобы заметить подозрительные взгляды тетки. Оказавшись в своем закутке Хэзер с восторгом подумала, что наконец-то освободится из цепких рук Фанни. Любая работа в Лондоне казалась ей блаженством по сравнению с жизнью рядом с этой женщиной. Наконец-то она избавится от грубых слов и незаслуженных попреков, а может, найдется человек, который станет заботиться о ней!
Хэзер не понадобились долгие сборы: надо было всего лишь одеться так, как этим вечером. Раздевшись, она скользнула под одеяло. Тонкое одеяло из грубой шерсти не защищало от холодного ночного ветра, но раздражало ее нежную кожу. Хэзер довольно хихикнула, вспомнив, что ей больше не придется укрываться этим одеялом. К тому же меньше чем через год начинался новый век, и Хэзер не раз гадала, принесет ли он ей счастье.
На следующий день они отправились в Лондон в экипаже Уильяма Корта, и Хэзер искренне радовалась этому путешествию. Был июнь, и все утопало в зелени, кругом распускались цветы. Когда два года назад Хэзер ехала с дядей на ферму, то ничего, кроме торфяников, не заметила. Теперь, на обратном пути в Лондон, та же местность казалась ей необыкновенно красивой и живописной.
Мистер Корт оказался любезным и внимательным спутником. Хэзер беседовала с ним о последних лондонских новостях, весело смеялась рассказам Уильяма о свите регента. Один раз она заметила, что Уильям пристально разглядывает ее, но, перехватив взгляд девушки, он поспешно отвернулся. На мгновение Хэзер испытала легкое беспокойство: в конце концов, Уильям приходился ей не законным опекуном, а просто дальним родственником. Но беспокойство вскоре рассеялось, и Хэзер решила, что причиной пристального взгляда ее спутника были его будущие брачные планы.
Предместий Лондона они достигли уже в сумерках. У Хэзер ныло все тело от ударов о стенки экипажа, которые она получала всякий раз, когда колеса соскальзывали в колдобины. Девушка с облегчением вздохнула, увидев, что они подъехали к лавке.
Внутри, на полках и прилавках, были разложены шелк, муслин, батист, бархат и атлас всех цветов и рисунков. Здесь было все, что только могло понадобиться женщине для элегантного платья. Огромный выбор тканей изумил Хэзер. С восторгом рассматривая ткани, она не заметила сидящего в лавке человека.
Уильям Корт рассмеялся, увидев, какими глазами Хэзер обводит комнату.
— Тебе еще хватит времени осмотреться здесь, милочка, а теперь познакомься с моим помощником, мистером Томасом Хинтом.
Хэзер обернулась и заметила странного маленького человечка, которого тут же сочла самым безобразным существом на свете. На его круглом лице выделялись выпученные глаза, нос был коротким, словно обрубленным, с подрагивающими ноздрями. Он постоянно облизывал языком тонкие потрескавшиеся губы. Уродливая, горбатая фигура Хинта была упрятана в дорогой алый шелк, заляпанный пятнами еды. Улыбка Хинта оказалась кривой, причем половина лица исказилась в напряженной, отвратительной гримасе. Хэзер решила, что Хинт выглядел бы лучше, если бы не пытался улыбнуться. Она не понимала, почему Уильям выбрал себе такого помощника — он скорее отпугивал покупателей.
— Местные жители привыкли к Томасу, — словно отвечая на ее мысли, произнес Уильям Корт. — У нас идет бойкая торговля, потому что они знают — мы оба знатоки своего дела, не правда ли, Томас?
Ответом ему было уклончивое бормотание.
— А теперь, милочка, я покажу тебе мои комнаты, — продолжал Уильям. — Надеюсь, они тебе понравятся.
Уильям провел Хэзер через лавку, к двери, скрытой под драпировками, а оттуда — в тесную комнату, единственным источником света в которой было узкое окно. Поднявшись по лестнице, они попали в сумрачный тесный коридор с единственной выходящей в него дверью. Это была массивная дверь с причудливой резьбой, резко контрастирующая с простотой отделки коридора. Улыбнувшись, Уильям открыл ее, и у Хэзер от неожиданности перехватило дыхание. Комната за дверью была уставлена настоящими шедеврами мебели в стиле хепплуайт и чиппендейл. Алая бархатная кушетка и два таких же кресла стояли на великолепном персидском ковре. Светлые стены были увешаны картинами и дорогими гобеленами, канделябры отбрасывали свет на алый бархат драпировок, их золотую бахрому и кисти. Хрупкие фарфоровые статуэтки окружали оловянный подсвечник, в глубине комнаты виднелся обеденный стол. Каждая вещь в комнате была тщательно подобрана, и, очевидно, их обладатель не постоял за ценой.
Уильям открыл дверь в глубине комнаты и пропустил Хэзер вперед. Ее внимание привлекла огромная кровать с четырьмя резными столбиками, накрытая голубым бархатным покрывалом. К кровати был придвинут маленький комод с подсвечником на нем и вазой со свежими фруктами, рядом поблескивал нож с серебряной ручкой.
— О, сэр, какая элегантная комната! — пробормотала Хэзер.
Уильям самодовольно хмыкнул и улыбнулся, наблюдая, как Хэзер подходит к зеркалу у постели.
— Я не прочь побаловать себя, милочка.
Если бы Хэзер в этот момент повернулась к Уильяму, она заметила бы то, что он изо всех сил старался скрыть. С похотливым выражением на лице он обвел взглядом стройную фигуру девушки, но успел взять себя в руки прежде, чем Хэзер обернулась к нему.
— Должно быть, ты проголодалась, Хэзер.
Подойдя к шкафу, Уильям распахнул дверцы. Он долго рылся среди платьев всех цветов и фасонов, пока не нашел среди них бежевое с кружевной отделкой, расшитое мелким блестящим бисером и лентами более темного оттенка. Это элегантное платье было явно не из дешевых.
— Надень это к ужину, милочка, — с улыбкой попросил Уильям. — Это платье было сшито для девушки, твоей ровесницы, но она так и не забрала свой заказ. Я часто размышлял, почему она так поступила. Это одно из лучших платьев, какие только есть у меня, думаю, она просто не могла его себе позволить. — Уильям оглядел Хэзер из-под полуприкрытых век. — Ладно, один теряет, другой находит — это мой подарок. Надень его сегодня же — ради меня. Подойдя к двери, он вновь оглянулся. — Я отправил Томаса к кухарке, велел поскорее подавать ужин. Стол вскоре будет накрыт, поэтому умоляю, Хэзер, не лишай меня своего общества надолго. Если тебе понадобятся другие предметы туалета, ты все найдешь в шкафу.
Хэзер смущенно улыбнулась, прижимая к себе драгоценное платье так, словно не могла поверить, что оно принадлежит ей. Когда Уильям закрыл за собой дверь, Хэзер повернулась к зеркалу, по-прежнему не выпуская платье из рук.
За два года, проведенных с теткой, Хэзер видела свое отражение только в тусклом осколке зеркала да в лужах на дороге. Она почти забыла, как выглядит собственное лицо, и теперь словно смотрела на портрет матери. Однако и сейчас она терялась в догадках, размышляя, почему люди считали Бренну красавицей. Для Хэзер подлинным воплощением красоты всегда были высокие белокожие и белокурые леди, принятые при дворе, а не хрупкая темноволосая женщина, так похожая на нее.
Хэзер смыла дорожную пыль и нашла в шкафу новую кофточку. Надевая ее, она вспыхнула, увидев в зеркале свое тело и чувствуя, что недостойна такой одежды. Сшитая из тончайшего батиста, почти прозрачная, эта кофточка не скрывала ровным счетом ничего, ее глубокий вырез сильно обнажал грудь. Хэзер привыкла к своей прежней, полудетской одежде и чувствовала себя неловко, но не могла представить себе, что наденет старую нижнюю кофточку под такое роскошное платье. Она усмехнулась себе.
Кто ее увидит? Только она сама и будет созерцать это воздушное одеяние, и никто другой.
При этой мысли Хэзер весело рассмеялась и занялась волосами. Собирая, выпуская и закалывая блестящие черные пряди, она соорудила себе модную прическу. Вместо привычного узла на затылке на ее спину теперь спускался каскад мягких длинных локонов. Полюбовавшись немного своим творением, Хэзер взяла нож и с помощью него превратила длинные тонкие пряди возле ушей в мягкие завитки. С удовлетворенной улыбкой Хэзер подумала о том, какой крик подняла бы тетка, какие ругательства припомнила бы увидев сейчас племянницу.
Вспомнив о тетке, Хэзер осторожно коснулась пальцем острия ножа, пробуя его, и тут же на пальце выступила капля крови. Поморщившись, Хэзер сунула палец в рот, отложила нож, отметив, что в будущем следует обращаться с ним осторожнее.
Бежевое платье привело ее в такое же изумление, как и надетое под него белье. В этом платье Хэзер выглядела не юной восемнадцатилетней девушкой, а женщиной в расцвете красоты. Но вместе с тем платье заставляло Хэзер испытать странное чувство. Как и кофточка, оно едва прикрывало грудь, а складки ткани создавали впечатление, что под платьем у нее ничего не надето. Хэзер казалась самой себе ведьмой, опытной соблазнительницей, женщиной, которая знает, как добиться внимания мужчины, а не робкой девушкой, какой была на самом деле.
Когда Хэзер вышла из спальни, Уильям уже ждал ее. Он тоже преобразился, сменив дорожный костюм на более роскошную и элегантную домашнюю одежду и пригладив короткие пряди волос вокруг круглого лица, отчего оно казалось еще круглее.
— Хэзер, дорогая, ты так прелестна, что мне остается только пожалеть об ушедшей молодости! Я слышал о красавицах, подобных тебе, но еще никогда не видел их собственными глазами.
Хэзер пробормотала в ответ слова благодарности, прежде чем ее внимание привлек накрытый стол. Комнату наполняли аппетитные запахи. Стол был сервирован хрусталем, китайским фарфором и серебром. На столе выстроились блюда с жареной дичью, рисом, креветками в масле, сладкими пирожками и засахаренными фруктами, в центре стоял графин с легким вином, а на буфете ждал своей очереди десерт.
Продолжая созерцать прелести Хэзер, Уильям уже не пытался скрыть похотливый взгляд. Несколько секунд он не мог оторвать жадных глаз от ее декольте, над которым приподнимались высокие округлости груди. Облизывая губы, он внимательно оглядел их, ему не терпелось узнать вкус этой нежной, юной плоти.
Уильям пододвинул Хэзер стул и улыбнулся.
— Садитесь вот сюда, леди, и позвольте вам помочь.
Хэзер послушалась и засмотрелась, как Уильям наполняет тарелку.
— Моя кухарка — неуловимое существо, — объяснил он, накладывая себе в тарелку щедрую порцию риса. — Она готовит еду с поразительной быстротой, так же стремительно накрывает на стол и убегает, прежде чем я успеваю ее заметить. Не знаю, когда она убирает со стола, я почти не вижу ее. Но скоро ты оценишь ее кулинарные способности.
Они принялись за еду, и Хэзер изумилась, видя, какое количество пищи поглощает ее собеседник. «Интересно, сможет ли он сдвинуться с места после такого обильного ужина?» — размышляла она. Его челюсти равномерно двигались, пережевывая еду; пожирая сладкие пирожки, он облизывал жирные пальцы и причмокивал. Несколько раз он сопровождал трапезу звучной отрыжкой, заставляя Хэзер вздрагивать.
— Начав работу у леди Кабот, ты получишь шанс познакомиться с мужчинами из высшего сословия, и при твоей красоте не пройдет и нескольких месяцев, как многие из них станут добиваться твоей руки.
Он ухмыльнулся, поглядывая на Хэзер поверх бокала.
— Вы чрезвычайно любезны, сэр, — учтиво ответила Хэзер. Она решила, что вино слегка развязало ее собеседнику язык, так как прекрасно понимала, что женские пансионы редко посещают мужчины, разве что по делу.
— Но я жду вознаграждения за свои услуги. — Он откровенно уставился на Хэзер, но она не заметила этого, поглядывая, как пляшет в руке Уильяма бокал. Он явно захмелел и даже, делая очередной глоток, пролил вино на подбородок и жилет. — Школа леди Кабот — совершенно особое заведение, прежде ты не бывала в таких, — продолжал он. — Мы с мадам — партнеры и заботимся о том, чтобы за дверями школы оказывались только самые хорошенькие из девушек. Все в школе должно быть на уровне, ибо ее посещают знатные гости, привыкшие к роскоши. По-моему, ты будешь для нас настоящей находкой.
Хэзер решила, что бедняга слишком перебрал, чтобы задумываться над своими словами. Она подавила зевок, сама чувствуя воздействие вина, и уже желала поскорее оказаться в постели.
Уильям рассмеялся.
— Боюсь, я утомил тебя болтовней, милочка. Я надеялся, что путешествие было для тебя не слишком трудным, и поэтому позволил себе завести эту длинную дружескую беседу, но теперь вижу, что нам придется продолжить ее завтра. — Он поднял руку, когда Хэзер попыталась возразить. — Нет-нет, и слышать не хочу! Отправляйся в постель. В сущности, я и сам не прочь оказаться в этом уютном местечке. Мне будет приятно знать, что ты спишь на моих мягких подушках.
Хэзер проскользнула в спальню, ощущая, как жар от выпитого вина растекается по каждой ее жилке, каждому нерву. Она слышала, как Уильям усмехнулся, когда она закрывала за собой дверь, и, прислонившись к ней, тоже рассмеялась в предвкушении новой, чудесной жизни.
— Скажите, леди Кабот, вам нравится мой наряд? Видели бы вы, в какие платья одевала меня тетка! — Она радостно закружилась перед зеркалом и низко поклонилась своему отражению.
Расхохотавшись, она распахнула дверцы шкафа, чтобы посмотреть другие платья, решив, что Уильям не станет возражать против такого осмотра. Хэзер всегда радовал вид изящной одежды, и потому теткины обноски были ей особенно ненавистны. Она выбрала несколько очаровательных платьев, приложила их к себе перед зеркалом и помечтала, как было бы хорошо, если бы они принадлежали ей.
Она не слышала, как открылась дверь, но, случайно обернувшись, застыла, увидев на пороге Уильяма, облаченного в халат. Ужасное подозрение стремительно переросло в уверенность. Хэзер словно прозрела: теперь она понимала, почему Уильям пошел на сделку с тетей Фанни. Уставившись на Уильяма, Хэзер стояла, чувствуя себя пойманной в ловушку. Она попалась, словно ягненок под нож мясника. На багровом лице Уильяма ярко горели глаза, отвратительная улыбка изгибала его толстые губы. Повернувшись, он запер за собой дверь и лениво поиграл ключом, прежде чем сунуть его в карман. Оглядев Хэзер, он, видимо, остался доволен ее испугом.
— Что вам угодно? — прошептала она. Его лицо исказила гримаса вожделения.
— Хочу получить вознаграждение за то, что увез тебя с этой нищей фермы. Ты так соблазнительна, что я не смог устоять, а при твоей доверчивости мне ничего не стоило увезти тебя от сестрицы. Когда ты мне наскучишь, я отправлю тебя к леди Кабот, жизнь в школе придется тебе по вкусу. Со временем, может быть, я даже позволю тебе выйти замуж за какого-нибудь богача, который увлечется тобой. — Он шагнул ближе. — Незачем беспокоиться, детка. Твой муж будет слегка разочарован, когда в первый раз окажется с тобой в постели, но жаловаться не станет.
Уильям сделал еще шаг, и Хэзер испуганно прижалась к столику у постели.
— Ты будешь моей, детка, — самодовольно продолжал Уильям. — Так что сопротивляться бесполезно, знаешь, я ведь слишком силен. Я не прочь насладиться своей силой, но предпочел бы полюбовную сделку.
Хэзер покачала головой.
— Нет, — в страхе выговорила она. — Нет, я никогда не буду вашей! Никогда!
Уильям разразился жутким смехом, и Хэзер сжалась, поджидая удобный момент, чтобы сбежать. Лицо Уильяма побагровело еще сильнее от выпитого вина и от огня, сжигающего его изнутри. Бесстыдным взглядом он словно раздевал Хэзер, и она прижала руку к груди, желая защититься от его пронизывающих глаз. Улучив момент, Хэзер скользнула мимо него, но, несмотря на полноту, Уильям оказался проворным и успел схватить ее за талию. Прижав к столу спиной, он стиснул Хэзер в объятиях так, что у нее хрустнули кости. Влажные и липкие от вина губы впились в ее шею, вызывая тошноту. Хэзер отчаянно отбивалась, но ей не хватало сил, чтобы справиться с таким противником. Губы Уильяма поднимались все выше, она старалась отвернуться и оттолкнуть его, и Уильям навалился на нее всем телом, прижимая к столу. В его железных руках Хэзер едва могла дышать, ужасаясь при мысли, что ее кости не выдержат под таким напором. В панике она вспомнила, что на столе позади нее стоит массивный подсвечник, и потянулась за ним. Ей почти удалось схватить его, но она слишком поспешила, и подсвечник с грохотом упал на пол. Пальцы Хэзер нащупали нож, и она в отчаянии сжала его.
Уильям словно пожирал своими горячими слюнявыми поцелуями ее шею и грудь, не обращая внимания на то, что делает Хэзер, пока что-то острое не коснулось его тела. Увидев блестящий нож, он с удвоенной силой сжал руки Хэзер. С искаженным лицом, чуть не плача от боли в стиснутом запястье, она не выпускала нож. Уильям еще больше разъярился: эта девчонка решилась угрожать ему! Хэзер отбивалась изо всех сил. Грузное тело Уильяма прижимало ее к столу так, что спина, казалось, вот-вот сломается. Ее рука онемела, и Хэзер поняла, что нанести удар надо немедленно, иначе все пропало. Уильям высвободил руку и потянулся за ножом. Опасаясь самого худшего, Хэзер внезапно прекратила борьбу и упала на пол у его ног. От неожиданности Уильям Корт пошатнулся и растянулся рядом с ней, взревев от ярости. Стремительно извернувшись, Хэзер по неосторожности ткнула ножом ему в грудь, и вокруг него сразу же стало расплываться кровавое пятно.
— Вытащи… его… — задыхаясь, пробормотал Уильям. Хэзер склонилась и осторожно потянулась к ножу, но вдруг задрожала и отпрянула в слепом страхе, руками зажимая себе рот.
— Помоги мне! — простонал Уильям.
Хэзер в панике прикусила ладонь зубами и дико огляделась. Уильям стонал все громче. Если Уильям умрет… Страх и ярость вызвали у нее мучительную дрожь.
— Хэзер, помоги мне…
Голос Уильяма прервался, его подбородок задрожал, казалось, он задыхается.
Откуда-то из глубины души к Хэзер вернулись сила и спокойствие. Склонившись и испустив прерывистый вздох, она решительно взялась за нож, уперлась другой рукой в грудь Уильяма и потянула нож к себе. Мгновение лезвие не поддавалось, затем со скрежетом стало выходить. И тут же из раны хлынула кровь. Уильям потерял сознание. Схватив со стола салфетку, Хэзер расстегнула ему жилет и прижала ее к ране, мимоходом отметив, что почти не чувствует дыхания Уильяма. Она пыталась заметить в нем хотя бы какие-то признаки жизни, но, приложив ладонь к ноздрям, она не ощутила его дыхания и биения сердца. У Хэзер загудело в ушах. Паника снова охватила ее.
— Боже милостивый, что я наделала? — пробормотала она. Надо позвать на помощь! Эта мысль промелькнула в ее голове и тут же исчезла. Но кто поверит ей, чужой в этом городе? Ньюгейтская тюрьма переполнена женщинами, обвиненными в покушении на убийство. Никто не поверит, что это был всего лишь несчастный случай! Хэзер мгновенно представила себе сурового судью в длинном парике, сидящего на стуле с высокой спинкой. Внезапно оказалось, что у него лицо тетки Фанни и ее же голос выносит приговор: «…на рассвете завтрашнего дня обвиняемую надлежит вывести на Ньюгейтскую площадь и…»
Хэзер поспешно прогнала эту мысль, но эхо знакомого голоса привело ее в неописуемый ужас. Содрогаясь всем телом, она с трудом держалась на ногах. У нее разрывалась голова, долгое время она не могла даже думать, пока наконец выход не нашелся сам собой. Надо бежать отсюда.
Она должна просто сбежать. Нельзя оставаться здесь и ждать, когда труп Уильяма обнаружат. Надо спасаться. Подавляя отвращение, Хэзер обыскала карманы Уильяма и достала ключ. Теперь страх только придавал ей силы. Увязав собственное платье в узел, она бросилась к двери и застыла, не открывая ее и представляя, что ждет за дверью. Страх вновь завладел ею. Распахнув дверь, она пронеслась через гостиную, коридор, вниз по лестнице и к завешенной драпировками двери, ведущей в лавку. В коридоре послышались шаги, и Хэзер застыла на месте. Кто-то разыскивал ее. Она открыла дверь и побежала прочь, не позволяя себе оглянуться.
Даже оказавшись на улице, Хэзер не решилась повернуть голову. Она не знала, что делать дальше. Вероятно, надо запутать следы, чтобы преследователь потерял ее из виду. Но почему за спиной не слышно топота бегущих ног? Неужели ее сердце колотится так громко, что она больше ничего не слышит?
Хэзер бежала по улицам Лондона, мимо лавок и контор, мимо больших домов, которые казались настороженными и злобными чудовищами в темноте, мимо ветхих лачуг. Она не замечала, как люди смотрят ей вслед.
Вскоре она устала и, несмотря на страх, была вынуждена остановиться. Прислонившись к грубой каменной стене, она старалась справиться с дыханием, но каждый вздох болью отдавался в ее груди. Постепенно Хэзер ощутила характерный запах и поняла, что оказалась в порту. Подняв голову, она открыла глаза. Плотный туман повис над мощенной булыжником улицей, темнота словно мешала ей дышать. На перекрестке вдалеке горел фонарь, и Хэзер поспешила к нему, чувствуя, что не сможет покинуть этот крохотный кружок света и снова оказаться в темноте. Даже если бы у Хэзер осталось хоть немного смелости, она не знала бы, куда бежать дальше. Она слышала негромкие удары волн о причал, редкий скрип мачт и приглушенные голоса, но эти звуки доносились откуда-то из темноты.
— Вот она, клянусь Богом! Вот эта! Давай, Джордж, позови ее.
Хэзер вздрогнула и, обернувшись, увидела, что к ней направляются два матроса. Они явно знали ее — видимо, именно они преследовали Хэзер по улицам города. Почему-то Хэзер показалось, что один из матросов — мистер Хинт. Ее ноги словно вросли в землю, и ей ничего не оставалось, как дождаться, пока матросы подойдут поближе.
— Привет, мисс, — произнес тот, что был постарше, и улыбнулся своему спутнику. — Вот эта точно приглянется кэпу, верно, Дики?
Второй матрос провел кончиком языка по губам и бесцеремонно оглядел грудь Хэзер.
— Точно. Эта красотка будет ему в самый раз.
Хэзер задрожала под этим пристальным осмотром, но решила не выдавать свой страх, а держаться смело и стойко.
— Куда вы меня ведете? — смогла выговорить она. Дики рассмеялся и толкнул своего спутника в бок.
— Послушная девчонка! Да, она ему понравится. Хотел бы я быть на его месте!
— Это недалеко, мисс, — ответил матрос постарше. — Мы идем на торговое судно «Флитвуд».
Хэзер последовала за матросом, а второй зашагал за ее спиной, не оставляя ей надежды на бегство. Хэзер недоумевала, зачем ее ведут на борт судна. Должно быть, там находится судья. Но теперь это не имело значения, ее жизнь ничего не стоила. Робко поднявшись по трапу, она взялась за протянутую руку старшего матроса. Они прошли по палубе, матрос открыл какую-то дверь и после непродолжительного пути по темному коридору постучал в другую дверь и распахнул ее.
Как только они вошли в каюту капитана, сидящий в ней за столом человек поднялся. Не будь Хэзер такой растерянной, она заметила бы его высокую мускулистую фигуру и пронзительные зеленые глаза. Его светло-коричневые бриджи плотно облегали стройные ноги, расстегнутая белая рубашка обнажала грудь, поросшую черными волосами. В этом человеке было что-то от пирата или даже от самого дьявола — особенно это впечатление подчеркивали черные вьющиеся волосы и длинные бакенбарды, обрамляющие узкое лицо. Его нос был бы тонким и прямым, если бы не едва заметная горбинка пониже переносицы. В тусклом свете его волосы блестели, кожа была покрыта ровным загаром. Капитан улыбнулся, и его белые зубы сверкнули на смуглом лице, Скользящим, бестрепетным взглядом он обвел Хэзер с ног до головы.
— Ты славно поработал сегодня, Джордж. Должно быть, искать ее пришлось по всему городу.
— Нет, кэп, — ответил матрос. — Мы нашли ее у самой пристани, и она охотно пошла с нами.
Капитан кивнул и медленно, со всех сторон обошел неподвижно застывшую Хэзер, откровенно цинично оценивая все ее видимые достоинства. Хэзер пронзил холод, она прижала свой узелок к груди, чувствуя свою наготу под тонким платьем и мечтая в этот момент только об одном — быть одетой в толстый черный мешок, закрывающий ее от шеи до пят. Капитан на минуту замер перед ней и улыбнулся, не глядя в глаза. Хэзер склонила голову, покорно ожидая своей участи. Позади нее двое матросов усмехались, по-видимому, довольные собой.
Капитан отошел в сторону, подозвал матросов и заговорил с ними приглушенным голосом. Хэзер решилась осмотреть каюту. Внешне она казалась спокойной, но напряжение и страх лишили ее последних сил. Она продрогла и устала так, что едва не падала с ног. Каюта ничем не напоминала кабинет представителя закона, но Хэзер слишком мало знала о судах и поэтому полагала, что ее отправят отбывать наказание в какую-нибудь из колоний. Она не могла избавиться от мысли, что теперь она преступница, более того — убийца.
«О Боже, — думала она, — мне следовало бы вырасти в хлеву, никогда не знать обеспеченной жизни и не стремиться к ней, тогда бы и не попала за решетку. Я убила человека, меня поймали, и теперь я в руках правосудия и должна смириться с любой участью, уготованной мне, поскольку ничего не могу сказать в свое оправдание».
Эта мысль постоянно вертелась у нее в голове. Она не слышала, как матросы вышли, закрыв за собой дверь, и только голос стоящего перед ней человека вывел ее из глубоких раздумий. Он негромко рассмеялся и шутливо поклонился:
— Добро пожаловать, миледи. Повторяю, я спросил, как вас зовут.
— Хэзер, — еле слышно пробормотала она. — Хэзер Симмонс, сэр.
— Гм, Хэзер — «вереск»! Маленький соблазнительный цветок равнин, — вздохнул он. — Это чудесное имя вам подходит, миледи. А я — Брэндон Бирмингем. Друзья зовут меня Брэном. Вы ужинали сегодня?
Хэзер кивнула.
— Тогда, может быть, хотите вина — отличной мадеры? — продолжал капитан, указывая на один из стоящих на столе графинов.
Хэзер покачала головой, устремив глаза в пол. Тихо рассмеявшись, Брэндон подошел поближе, взял из рук Хэзер узелок, который она судорожно прижимала к груди, бросил его на ближайший стул и застыл, созерцая девушку так, что ее платье казалось только воздушной, полупрозрачной преградой для его взгляда. Гладкая кожа Хэзер при свете свечей выглядела розоватой. Брэндон видел перед собой маленькую женщину, грациозную и стройную, но с округлыми формами и полной грудью, соблазнительно выступающей из глубокого выреза платья. Грудь медленно поднималась и опадала в такт ее дыханию.
Он шагнул ближе и быстрым движением обнял ее за узкую талию, приподняв над полом, а затем накрыл ее губы поцелуем. Хэзер погрузилась в облако опьяняющей смеси запахов, напомнивших ей об отце. Хэзер была слишком изумлена, чтобы сопротивляться, и поникла в его руках. Она словно видела себя со стороны, с удивлением чувствовала, как чужой язык раздвигает ей губы и проникает в рот. Что-то приятное и незнакомое шевельнулось у нее внутри, и будь обстоятельства иными, она могла бы порадоваться прикосновению сильного, мускулистого мужского тела. Капитан отступил, еще улыбаясь, но пламя в его глазах постепенно разгоралось. Он протянул руки, и Хэзер вскрикнула, обнаружив, что платье падает с ее плеч. Долю секунды она смотрела на него, прежде чем поспешно начала натягивать его обратно, но сильные руки вновь обхватили ее, не давая пошевелиться. На этот раз Хэзер стала отбиваться, ибо внезапно прозрела и поняла, что он задумал. Она сразу заметила, в каком невыгодном положении оказалась. Если объятия Уильяма Корта показались ей железными, то этот человек словно весь был сделан из закаленной стали. Упираясь ладонями в его грудь, Хэзер тщетно пыталась высвободиться. От резких движений его рубашка упала с плеч, и теперь его заросшую волосами грудь от груди Хэзер отделяла только тонкая ткань кофточки. Каждый раз от прикосновения его губ у Хэзер перехватывало дыхание, страстные поцелуи жгли ее лицо и грудь. Она ощутила, как незнакомец завел руки ей за спину и легким движением развязал пояс кофточки, снимая ее. Обнаженная грудь Хэзер прижалась к его груди, и, в панике метнувшись прочь, Хэзер на мгновение освободилась. Он разразился гортанным смехом и воспользовался ее бегством, чтобы освободиться от сапог, рубашки и бриджей.
— Красивая игра, миледи, — усмехнулся он, — но победитель в ней известен заранее.
Его глаза зажглись страстью, как только он оглядел ничем не скрытые прелести Хэзер — они оказались соблазнительнее, чем он мог вообразить. Хэзер с ужасом взирала на обнаженного мужчину. Ее ноги словно вросли в пол. Едва он шагнул вперед, Хэзер с подавленным вскриком бросилась бежать, но тут же оказалась в осторожных, но крепких объятиях. Забившись, она вонзила зубы в руку незнакомца. Он вздрогнул от боли. Хэзер мгновенно рванулась в сторону, но в спешке споткнулась и упала на койку. И тут же незнакомец оказался над ней, пригвоздив своей тяжестью ее извивающееся под ним тело. Казалось, каждым движением Хэзер только помогает ему достичь желаемого. Ее волосы разметались и теперь душили ее.
— Нет! — умоляла она. — Оставьте меня в покое! Пустите меня!
Брэндон усмехнулся.
— О нет, плутовка! Только не сейчас! — пробормотал он ей в лицо.
Он приподнялся, и Хэзер облегченно вздохнула, но освобождение от его тяжести было слишком кратким. Она ощутила, как нечто твердое пробивается между ее бедер. В панике Хэзер подалась вперед, у нее вырвался резкий вскрик, и жгучая боль пронзила ее тело. Брэндон удивленно замер и взглянул на нее. Она обмякла на подушках, слабо покачивая головой. Нежно коснувшись ее щеки, он пробормотал что-то приглушенным, почти неслышным голосом, но глаза Хэзер были закрыты, и она не видела, как шевелятся его губы. Он осторожно обнял ее, целуя волосы и лоб, лаская все ее тело. Она лежала неподвижно. Долго сдерживаемая страсть Брэндона нарастала, и вскоре он вновь погрузился в нее. Хэзер казалось, что каждое движение разрывает ее надвое, слезы боли и отчаяния катились из глаз.
Через минуту, которая длилась для Хэзер бесконечно, Брэндон осторожно отстранился. Хэзер отвернулась к стене и лежала, сотрясаясь от тихих рыданий, прижимая к лицу угол одеяла.
Брэндон Бирмингем приподнялся и долго смотрел на кровавые пятна на простыне. Медленно обведя взглядом фигуру Хэзер, он отвернулся. Еще мгновение назад эти крутые бедра и стройные ноги принадлежали ему. Он уже потянулся, чтобы коснуться ее нежной кожи, но воздержался и вновь принялся размышлять над тем, что произошло. Он вспомнил, с каким спокойным, смиренным видом она вошла в каюту, ее легкое, скорее игривое сопротивление, когда он приблизился к ней, наконец, ее поведение в постели, а теперь рыдания и кровь на простынях. Неужели бедность подтолкнула ее к этому шагу? Но по одежде и манерам Хэзер невозможно назвать нищенкой, разве что ее руки, изящные и белые, были не так нежны, как полагается быть праздным рукам леди.
Он покачал головой, набросил халат и, подойдя к столу, налил себе бренди. Сделав большой глоток, он задумчиво уставился в окно. Брэндон был чужаком в этой стране, которую его родители когда-то называли родиной. Англия перестала быть их домом вскоре после брака, когда отец Брэндона, аристократ, но с задатками авантюриста, обратил свой благосклонный взор на Америку. Теперь его родители уже умерли: мать — от болотной лихорадки, а отец — несколько месяцев спустя, когда сломал шею, упав с обожаемого им, но необъезженного коня. Родители оставили после себя двоих сыновей и огромное состояние. Дом на плантации и земли были завещаны старшему сыну, а младшему, Джеффу, достались деньги и склады в Чарльстоне. Сын упрямого и своевольного отца и властной, но сдержанной матери, чье спокойствие было опорой для всей семьи, Брэндон Бирмингем вел бурную, полную приключений жизнь. Он неплохо учился, но по настоянию отца был отдан в юнги старому морскому волку. Брэндон многое узнал о море, кораблях и дальних странах, что позволило ему с возрастом заняться прибыльным делом. Однако море было не единственным, что интересовало его. До того как пуститься в плавание, он научился работать на плантации, изучил это дело как свои пять пальцев — от почвы до цен на выращенный урожай — и в будущем собирался вновь вести оседлую жизнь.
Сейчас, в тридцать пять лет, это стало мечтой Брэндона — поселиться на своей земле и жить тихими радостями. Прежде чем отплыть из Чарльстона, он решил, что это плавание будет для него последним. Теперь, когда во Франции начинались беспорядки, на большую прибыль от морской торговли было нечего и рассчитывать. И поэтому Брэндон намеревался всерьез заняться плантацией и наконец-то обзавестись семьей. Он вполне удовлетворится этим, так, по крайней мере, ему казалось.
Брэндон задумчиво улыбнулся. Странно, любовь к земле толкает человека на необъяснимые поступки. Он собирался жениться на Луизе Уэллс, хотя не любил ее и знал, что она ведет себя не совсем так, как подобает леди, по одной простой причине: он хотел вернуть земли, которые некогда принадлежали семейству Бирмингем, а затем перешли к Луизе. Король Георг даровал земли, ныне составившие владения Уэллсов и Бирмингемов, отцу Брэндона, и когда тот начал строить дом, то продал небольшой участок земли. Отец Брэндона разорвал все связи с Англией еще до войны и благодаря своему чину офицера сумел сохранить поместье. После смерти родителей Луиза Уэллс осталась одна, и ее земли пребывали в запустении. Она погрязла в долгах. За несколько лет она успела промотать оставленное отцом состояние и распродала все, кроме нескольких рабов, чтобы поддерживать видимость роскошной жизни, к которой она привыкла. Все торговцы в Чарльстоне уже давно отказали ей в кредите. Поэтому Луиза была на седьмом небе от счастья, когда сумела заполучить в женихи одного из самых богатых и завидных холостяков округи. Она прекрасно понимала, что приманкой была не она сама, а ее земля. Несколько раз Брэндон пытался купить ее у Луизы, это происходило всякий раз, когда она особенно нуждалась в деньгах, но она всегда отказывалась, умело ведя свою игру. Луиза разыгрывала девственницу, завлекая Брэндона в свою постель, однако он был не глуп, к тому же слышал о ней немало сплетен. И все же опыт Луизы в интимных делах не доставил Брэндону разочарования.
Морщинка пересекла его лоб. Странно, он родился и вырос в семье, где ревность и собственнические чувства супругов друг к другу были особенно сильны, он унаследовал все черты характера своего отца, но теперь даже не испытывал ненависти к мужчинам, делившим прежде ложе с его невестой. Неужели он был слишком холоден и бесчувствен, чтобы ревновать эту женщину? Он внимательнее относился к этой женщине, чем к любой другой, но все же это нельзя было назвать любовью. Если бы он хоть раз ощутил укол ревности, когда Луиза флиртовала с другими мужчинами, дело обстояло бы иначе, он смог бы надеяться, что полюбит ее. Но поскольку Брэндон знал Луизу всю жизнь, целых тридцать два года, он сомневался, что брак что-либо изменит.
Узнав о помолвке, Джефф счел его безумцем. Может, он был прав, но Брэндон настоял на своем — если он и не унаследовал ревнивый нрав отца, то в недостатке упрямства обвинить его было невозможно. С первых лет жизни в нем проявились отцовские решительность и своеволие. Даже после смерти родителей, получив процветающую плантацию и состояние, Брэндон не сидел сложа руки. Вместо этого он попросил Джеффа присмотреть за плантацией, купил корабль и отправился в плавание, умножая свое богатство и богатство брата.
Брэндон оглянулся на койку, затем шагнул и остановился рядом с ней. Девушка перестала рыдать и заснула, но ее сон был беспокойным — казалось, ее просто сморила усталость. Брэндон потянулся, осторожно накрыл Хэзер одеялом.
Меньше всего он ожидал, что в эту ночь у него в каюте окажется девственница. Зная, сколько хлопот бывает с ними, Брэндон придерживался правила избегать «порядочных» девушек, проводя досуг с искушенными, беспечными созданиями из публичных домов, дорогими и дешевыми. Этой ночью, едва прибыв в порт после долгого плавания через океан, он отпустил команду на берег поразвлечься и оставил на борту только своего слугу Джорджа и матроса Дики. Но собственное желание оказалось неудержимым, и Брэндон приказал Джорджу найти для него какую-нибудь подругу на ночь, подчеркнув, что она должна быть опрятной и миловидной. Нет, он не ожидал провести эту ночь с девственницей, к тому же с такой прелестной. Брэндону было странно видеть здесь эту девушку. Такие, как она, обычно терпеливо ждут свадьбы, пользуясь силой своей красоты, чтобы приворожить мужчину. Как еще Брэндон сумел бы дожить в холостяках до тридцати пяти лет, если бы не знал повадки подобных девиц и не избегал их? Но теперь, когда его холостяцкая жизнь подходила к концу, а впереди ждал брак с опытной женщиной, ему неожиданно досталось юное и невинное создание, поведение которого было полнейшей загадкой.
Брэндон покачал головой, сбросил халат на стул, задул свечи и вытянулся на койке рядом с Хэзер. Последнее, о чем он успел подумать перед сном — об аромате ее кожи и приятном тепле лежащего рядом тела.
Первые лучи солнца осветили небо на востоке, когда Хэзер вздрогнула, открыла глаза и огляделась. Она пошевелилась и почувствовала, что ее волосы придавила рука Брэндона. Второй рукой он обнимал ее за грудь, а его колено лежало между ее ног. Хэзер осторожно попыталась высвободиться, но тем самым только разбудила его. Она испуганно прикрыла глаза и попыталась дышать ровно, как во сне.
Брэндон открыл глаза и внимательно вгляделся в лицо девушки. Длинные, густые ресницы отбрасывали тень на ее слегка порозовевшие щеки, тонкие веки прикрывали глаза. Брэндон хорошо помнил эти ясные сапфировые глаза: их разрез приковывал внимание, как и мягкие брови, похожие на два распахнутых крыла. Ее губы были изящно очерченными, розовыми и соблазнительно пухлыми, нос — прямым и тонким. Луиза позеленела бы от зависти, если бы ей довелось повстречаться с этой девушкой. При этой мысли Брэндон улыбнулся. Его невеста несказанно гордилась своей красотой и вряд ли пожелала бы отступить на второе место после этой нимфы. Кое-кто считал Луизу самой красивой женщиной Чарльстона, хотя недостатка в красавицах там не было. Брэндон не придавал этому значения. На золотистые волосы Луизы и огромные карие глаза было приятно смотреть, ее высокую, пышную фигуру — приятно ощущать в объятиях, но появись в Чарльстоне Хэзер с ее хрупкой и чарующей красотой, и ни у одного из мужчин не осталось бы сомнения в ее превосходстве.
Склонившись, Брэндон поцеловал ее в ухо и слегка прикусил мочку. От этого прикосновения Хэзер открыла глаза.
— Доброе утро, дорогая, — нежно прошептал Брэндон и приподнялся, чтобы поцеловать ее в губы.
Хэзер лежала неподвижно, боясь каким-нибудь неосторожным движением разбудить его страсть. Но Брэндону это не потребовалось: пламя в его чреслах уже разгорелось и с каждым моментом становилось все жарче. Он покрыл поцелуями ее губы, глаза, шею и стал целовать и покусывать ее плечо, оставляя отметины зубов и вызывая у Хэзер дрожь. Она ужаснулась, когда Брэндон прижался колючей бородой к ее розовому соску и принялся легко дразнить его языком.
— Не надо! — прошептала она. — Прошу вас, не надо!
Он улыбнулся и поднял голову.
— Тебе еще придется привыкнуть к моим ласкам, детка.
Хэзер отпрянула и попыталась увернуться.
— Нет, прошу вас, нет! Не надо мучить меня! Пожалуйста, отпустите! — взмолилась она.
— На этот раз я не стану тебя мучить, дорогая, — прошептал он ей на ухо, покрывая его поцелуями.
Почувствовав вес его тела, Хэзер начала яростно сопротивляться. Плотно сжимая колени, она отталкивала и царапала Брэндона везде, куда только могла дотянуться, но ее усилия были настолько тщетными, что он рассмеялся, наслаждаясь ее борьбой.
— Сегодня утром у вас прибавилось сил, миледи.
Осторожно сжав вместе ее руки, Брэндон завел их за голову Хэзер, легко удерживая одной рукой. Другой рукой он накрыл ее грудь и ласкал до тех пор, пока Хэзер не стала отбиваться с удвоенной силой. Надавливая коленом на ее бедра, он заставил их раскрыться, и Хэзер вновь ощутила, как он проникает в нее.
На этот раз она не плакала, но отчаяние сменилось ненавистью и страхом. Когда Брэндон отстранился, она поспешила отодвинуться подальше и забилась в угол кровати, глядя на него широко распахнутыми, наполненными болью и страхом глазами раненого олененка. Брэндон придвинулся поближе и потянулся к ее щеке, желая утешить, но Хэзер отпрянула от его руки, как от раскаленного железа. Брэндон с удивлением понял, что напугал ее. Нахмурившись, он провел ладонью по ее волосам, расправляя шелковые пряди, сбившиеся в мягкий клубок.
— Ты возбудила мое любопытство, Хэзер, — мягко проговорил он. — Несколько часов назад я отнял у тебя сокровище, достойное громадного выкупа, а между тем ты бродила по улицам, как простая шлюха, и, как я слышал, охотно пришла сюда, даже не называя суммы, не намекнув мне, что ты еще девушка, и не попыталась совершить со мной сделку. Твое платье стоит недешево — уличные потаскухи не могут позволить себе такой роскоши, и ручаюсь, ты принадлежишь совсем к другому сословию — так что я даже не могу себе представить, почему ты так легко торговала своей девственностью. Ведь ты могла ничего не получить взамен.
Хэзер молча воззрилась на него, не в силах понять его слов.
— Похоже, ты родилась в знатной семье и не принадлежишь к тем женщинам, для которых поздние прогулки по улицам — единственное ремесло. Ты красива особой, редкостной красотой — на свете мало найдется подобных женщин, на тебе дорогая одежда, и потом… — размышлял Брэндон вслух, разглядывая ее ладонь, — …у тебя нежные руки. — Он легко провел пальцем по ладони и поцеловал ее. Переведя взгляд на лицо Хэзер, он негромко продолжал: — Прошлой ночью, когда ты появилась здесь, ты была спокойна и сдержанна, но несколько минут назад ты всеми силами отбивалась как безумная, не позволяя мне любить тебя.
Пока он говорил, мысли Хэзер лихорадочно метались. Значит, он не судья? Боже милостивый, какой ценой она заплатила за страх! Лучше бы она осталась в доме Уильяма, дождалась бы прихода полиции, чем оказаться здесь, стать навсегда опозоренной. А может, ей вообще не следовало приезжать в столицу.
— Тебе незачем бояться, Хэзер. Я позабочусь о тебе, ты будешь жить в роскоши. Только вчера я вернулся из Каролины и теперь долго пробуду в порту. Все это время ты останешься со мной. А потом, прежде чем уехать, я найду тебе дом…
Его перебил взрыв пронзительного, истерического смеха — Хэзер окончательно поняла, в каком положении оказалась. Ее смех постепенно перешел в рыдания, по лицу полились слезы. Она опустила голову, и волосы упали с плеч, закрывая грудь. Слезы капали на ее руки, сложенные на коленях, рыдания сотрясали хрупкое тело. Наконец она подняла голову и посмотрела на Брэндона покрасневшими глазами.
— Я не торговала собой на улицах, — выговорила она. — Я просто потерялась и не могла найти дорогу.
Долгое время Брэндон в удивленном молчании разглядывал ее.
— Но ведь ты пошла с моими людьми! — нахмурившись, воскликнул он.
Хэзер покачала головой. Он ничего не понимал, ничего не знал о ней. Он — всего лишь капитан корабля из чужой страны. Она поперхнулась слезами и поклялась, что он никогда не узнает о ее преступлении.
— Мне показалось, что их послали разыскать меня. Я отстала от своего кузена и заблудилась, поэтому решила, что этих людей прислал кузен.
Хэзер прислонилась головой к стене, и слезы, скатываясь влажными дорожками по ее щекам, потекли на обнаженную грудь, содрогавшуюся от безмолвного плача. Глядя на эти белые округлые холмы, Брэндон нахмурился еще сильнее, размышляя, какими могут быть последствия его поступка. Возможно, эта женщина — родственница какой-нибудь высокопоставленной особы. Он почти чувствовал, как холодная сталь топора прикасается к шее. Поднявшись с постели, он застыл, повернувшись спиной к Хэзер.
— Кто твои родители? — хрипло спросил он. — Я не сомневаюсь, что ты знатного происхождения. У такой красивой девушки с достойными манерами должно быть много друзей при дворе.
Она устало покачала головой, не отрывая ее от стены.
— Мои родители умерли, и я никогда не бывала при дворе.
Брэндон подошел к ее платью, лежащему на полу, поднял его и обернулся.
— Должно быть, ты богата. Такое платье стоит недешево.
Взглянув на платье, Хэзер вновь рассмеялась.
— У меня нет ни фартинга, сэр. Это платье подарил мне кузен. Мне приходится работать, чтобы прокормиться.
Брэндон внимательно рассматривал блестящий бисер, которым было расшито платье.
— Значит, твой кузен заботится о тебе? Он попытается разыскать тебя?
Хэзер помолчала, вновь ощущая свою наготу.
— Нет, — пробормотала она. — Вряд ли. Мой кузен не из тех людей, которые способны о ком-либо заботиться.
Брэндон облегченно вздохнул и повесил платье на спинку стула. Подойдя к умывальнику, он принялся за утренний туалет. Обернувшись несколько минут спустя, он увидел, что девушка поднялась с койки, и неторопливо оглядел ее, любуясь изящными изгибами ее тела. Почувствовав его взгляд, Хэзер сжала руки на груди, словно пытаясь спрятаться. Брэндон негромко рассмеялся, повернулся к зеркалу и начал бриться, пока Хэзер судорожно вытаскивала из узелка свою старую кофточку.
— Тогда почему бы тебе не остаться со мной, Хэзер, и не стать моей любовницей? Я нашел бы тебе дом в городе, где бы ты смогла вести спокойную жизнь, а я — проводить свободное время. Я обеспечу тебя так, что тебе не придется искать других мужчин, — впрочем, этого я тебе так или иначе не позволю. Возможно, в будущем я захочу вернуться сюда, и мне понадобится компаньонка. Мне было бы приятно знать, что об этом больше не придется беспокоиться.
На мгновение ненависть к этому человеку почти ошеломила Хэзер. Это чувство превосходило все, какие она испытывала прежде. Его пренебрежение, все, что произошло между ними, приводило Хэзер в такую ярость, что она еле сдерживала желание закричать, броситься на Брэндона и в кровь расцарапать ему лицо. Но, увидев вдруг, что Брэндон повернулся спиной к ней и к двери, Хэзер решила найти лучший выход. Одетая в старую кофточку, она прикусила губу, чтобы сдержать ее дрожь, и взяла со стула платье. Прижав к себе узелок, она осторожно шагнула к двери, чувствуя, что ее сердце готово выскочить из груди, помедлила и сделала еще шаг.
— Хэзер! — резко окликнул Брэндон, оборачиваясь и одним махом разбивая все ее надежды на спасение. Хэзер обернулась, увидела его горящие зеленые глаза, заметила бритву в его руке и похолодела от страха.
— Неужели ты думаешь, что я позволю тебе ускользнуть? Нет, ты слишком хороша, чтобы искать тебе замену, и у меня нет ни малейшего намерения выпускать тебя из рук.
Мертвенное спокойствие его низкого голоса было более пугающим, чем визгливые крики тетки Фанни. Хэзер задрожала, ее лицо покрыла бледность. Брэндон подхватил ремень, и шорох бритвы по коже заставил сердце Хэзер заколотиться с удвоенной силой. Широко раскрыв глаза, она в ужасе отшатнулась. Сатанинская усмешка скривила губы Брэндона, он щелкнул пальцами и указал на койку.
— Вернись вон туда.
Хэзер беспрекословно подчинилась приказу, боясь даже гадать, что сделает Брэндон, если она посмеет ослушаться его. Прижимая к себе узелок, она села на койку и уставилась на Брэндона, словно ожидая наказания. Он вытер лицо, подошел к койке и несколько минут молча разглядывал девушку. Затем, бросив полотенце на стул, он отобрал у Хэзер узелок и указал на ее кофточку.
— Сними ее.
Хэзер проглотила колючий ком в горле. Взглянув на фигуру Брэндона, она задрожала еще сильнее.
— Пожалуйста… — начала она.
— Я слишком нетерпелив, Хэзер, — угрожающе произнес он.
Трясущимися пальцами Хэзер развязала ленты и расстегнула крохотные пуговки на груди. Подхватив кофточку за подол, она принялась стягивать ее через голову, стыдливо оглянувшись на Брэндона и почти чувствуя кожей его горящий взгляд.
— А теперь ложись, — приказал он.
Хэзер легла на койку, и ее сердце замерло от страха и дурного предчувствия. Она попыталась прикрыться руками, находя свою наготу унизительной.
— Не смей, — остановил ее Брэндон. Он шагнул к койке и убрал с груди ее дрожащие руки.
— Разве вам было мало отнять единственное, что принадлежало мне? — прошептала она. — Неужели вам так нравится мучить меня?
— Тебе придется смириться с участью любовницы, дорогая, и научиться всем тонкостям этого ремесла. И первое, что я хочу доказать тебе, — это занятие не всегда бывает мучительным. Ты противилась мне дважды, и в последний раз от этого стало хуже только тебе самой. На этот раз ты расслабишься и позволишь мне сделать то, что я захочу, и хотя сейчас ты вряд ли получишь удовольствие, но поймешь, что я сказал правду.
— Нет! Нет! — закричала она, пытаясь вырваться, но Брэндон крепко сжал ее руки.
— Успокойся.
Он снова приказывал, а она повиновалась. Вместе со страхом в душе Хэзер росла ненависть, вызывая неудержимую дрожь.
— Значит, вот как вы обращаетесь со своей женой? — в отчаянии спросила она.
— Я не женат, детка. — Он улыбнулся и склонился к ее губам.
Хэзер лежала в напряженном ожидании. Но вместо того чтобы грубо овладеть ею, Брэндон начал ласкать ее тело, мягкими движениями поглаживал груди и покрывал их поцелуями.
— Расслабься, — прошептал он. — Просто лежи спокойно и не пытайся сопротивляться. Потом ты узнаешь, как доставить удовольствие мужчине, а пока просто лежи.
У Хэзер в голове все смешалось, казалось, она внезапно забыла все слова до единого. Лежа и покоряясь его ласкам, она вспоминала прошлую жизнь, словно перед смертью, пытаясь понять, чем заслужила такую жестокую участь. Даже бесконечные попреки тетки Фанни было куда лучше слушать, чем лежать здесь, покоряясь мужским рукам. Она поймана в ловушку! Загнана в угол! Как аппетитная, поджаристая дичь, она должна дожидаться на блюде, пока не будет наточен нож, которым ее разрежут. Но что будет, когда закончится это пиршество? Очередной стол? Очередной ужин? И так без конца? Наверняка даже самой несчастной добыче не приходится терпеть такую пытку дважды.
Ее бедра раздвинулись сами собой, и она не смогла подавить вздох.
— Тише, детка, — прошептал он.
Хэзер крепко зажмурилась и решила не выдавать свой страх. Ей не оставалось ничего, кроме как подчиниться этому человеку. Закончив свое дело, он прошептал ей на ухо:
— Вам все еще больно, миледи?
Она не открыла глаза и отвернулась. Ей была ненавистна даже мысль об этом человеке. Он зашевелился, вынуждая ее ответить.
— На этот раз я тоже причинил тебе боль?
— Нет, — пробормотала Хэзер.
Брэндон тихо рассмеялся и выпустил ее. Он сел с ней рядом и накрыл простыней.
— Похоже, из тебя получится страстная любовница, детка, — заметил он, пробегая ладонью по изгибу ее бедра и талии, — а причина твоего сопротивления — просто неопытность. Скоро ты узнаешь, что такое наслаждение, а пока научись терпеть и смиряться.
— Никогда! — почти выкрикнула Хэзер. — Я ненавижу вас! Презираю! Я никогда, никогда не смирюсь!
— Тебе придется смириться, — рассмеялся он и встал. — Когда-нибудь ты сама позовешь меня.
Она фыркнула и повернулась к нему спиной, рывком натягивая простыню на плечо. Брэндон усмехнулся и протянул руку, лаская ее ягодицы.
— Подожди, Хэзер, мы еще узнаем, кто из нас прав.
Гнев овладел ею: этот человек был непоколебимо уверен в ее будущем! Он уже все решил! А что оставалось ей? Молить его о милосердии бесполезно. Но возможность сбежать упускать не следовало.
При этой мысли она усмехнулась и слегка воспрянула духом. Рано или поздно такая возможность ей представится, и она не замедлит воспользоваться ею. Мысль о побеге успокоила ее и позволила расслабиться на подушках. Хэзер прислушивалась, как Брэндон ходит по каюте за ее спиной. Внезапно ее веки отяжелели, и сон прогнал все мысли — даже самые утешительные.
Проснувшись, Хэзер первым делом открыла глаза. В каюте было тихо, на койке рядом никого не оказалось, но, повернувшись, она увидела, что Брэндон сидит за столом с пером в руке, просматривая толстые книги. Он был одет и, казалось, совсем забыл о ней, поглощенный работой. Хэзер почувствовала себя мебелью, которой ни к чему уделять внимание. Она тихо наблюдала за Брэндоном и не смогла бы отрицать, что его внешность внушает ей восторженный трепет. Возможно, она могла бы даже полюбить такого мужчину. Но никогда в своих невинных мечтах Хэзер не предполагала, что любовь явится к ней вместе с насилием или что ей придется подавлять свою волю, чтобы удовлетворять чужую похоть.
— Тебе уже лучше? — спросил Брэндон, почувствовав ее взгляд. Он улыбнулся и встал. — Должно быть, ты голодна. Я ждал, чтобы позавтракать вместе с тобой.
Хэзер присела на край кровати, прижав простыню к груди и чувствуя, как волосы в беспорядке свисают ей на плечи.
— Я хочу одеться, — пробормотала она, опасливо поглядывая, как Брэндон направляется к ней.
Он улыбнулся.
— Как пожелаешь, детка. — Он оглядел ее. — Тебе нужна моя помощь?
Хэзер стремительно прижалась к стене, чтобы оказаться подальше от его рук.
— Не трогайте меня! — вскрикнула она.
— Ага, вижу, мой котенок опять выпустил коготки. — Брэндон взглянул ей прямо в глаза. — Может, стоит погладить тебя, детка?
— Я закричу, — шепотом предупредила Хэзер.
Белые зубы Брэндона блеснули, когда он потянулся, взял ее за руки и притянул к себе. Его взгляд зачаровывал Хэзер.
— Думаешь, это тебе поможет? — словно забавляясь, поинтересовался он. — Матросы предпочитают держаться подальше от моей каюты, когда я развлекаюсь, пока я не позову их. Кроме того, дорогая, я легко могу прекратить ваши крики — поцелуями.
Хэзер передернулась, а Брэндон только рассмеялся. Обхватив за талию, он поставил ее на ноги.
— Вы весьма соблазнительны, миледи, но времени преподать вам второй урок у меня нет. Слуга ждет, чтобы принести завтрак.
Открыв сундук, стоящий у постели, Брэндон извлек оттуда мужской халат и протянул Хэзер.
— Пожалуй, он будет великоват, но пока мне больше нечего предложить тебе. — Он улыбнулся. — Сегодня днем мы отправимся покупать тебе одежду. Если ты похожа на остальных женщин, это занятие придется тебе по вкусу.
Хэзер поспешно запахнула халат и почти утонула в нем. Несомненно, халат принадлежал Брэндону и для нее был чересчур велик. Рукава закрывали руки до кончиков пальцев, подол волочился по полу, и Хэзер пришлось поднимать его на целый фут, чтобы не запнуться.
Улыбка играла на губах Брэндона, пока он наблюдал за ней. Он помог Хэзер подвернуть рукава.
— Если только можно ревновать к одежде, миледи, то сейчас я испытываю это чувство, и если бы мой халат был живым, я считал бы, что он приобрел неплохое состояние.
Хэзер нервно огляделась.
— Вы позволите мне остаться одной, чтобы умыться, сэр? — Она запахнула халат и добавила шепотом: — Пожалуйста.
Он шутливо поклонился и улыбнулся.
— Любое из ваших желаний — закон для меня, миледи. Груз на корабле требует моего внимания, и потому я ненадолго покину вас.
Хэзер наблюдала, как Брэндон направляется к двери. На пороге он оглянулся и, одарив ее дьявольской усмешкой, тут же скрылся.
Хэзер испустила облегченный вздох и подошла к умывальнику. Она терла все тело до тех пор, пока кожа не порозовела. Сейчас она мечтала о дымящейся ванне, в которую можно погрузиться по шею и смыть все напоминания о прикосновениях этого человека, смыть запах его пота, смешанного с ее собственным, ощущение его рук, воспоминание о ласкающих поцелуях — все. Уничтожить все доказательства, что когда-то она принадлежала ему.
Холодная вода несколько оживила Хэзер, а когда она надела свою старую кофточку и розовое платье, то почувствовала себя еще лучше. Она пальцами распутала волосы и положила халат Брэндона в сундук, заметив внутри другую, тщательно сложенную дорогую одежду. Хэзер не удалось даже тайком посмеяться над вкусом этого янки.
Туалет был закончен, и, чтобы отвлечься от мрачных мыслей и чем-то занять себя, она принялась наводить порядок в каюте. Одежда Брэндона была разбросана повсюду, на стуле небрежно висело ее бежевое платье. Разорванная кофточка лежала на полу. Подняв ее, Хэзер поняла, что зашить ее уже невозможно.
«Еще одно дело рук этого человека», — подумала она.
С нарастающим гневом она подошла к койке и принялась застилать ее, пока не заметила кровавые пятна на простынях и не поняла, что это ее кровь, доказательство ее былой девственности. В ярости сорвав простыни с постели, Хэзер швырнула их на пол.
Оглянувшись на тихий смешок, она очутилась лицом к лицу с Брэндоном, стоящим на пороге. Он вошел незаметно. Переведя взгляд с рассерженного лица Хэзер на простыни у ее ног, он потянулся, закрыл дверь и прислонился к ней. Его насмешливая улыбка окончательно вывела Хэзер из себя. Она отвернулась и услышала его смех. Он смеялся над ней! Этот человек был ей поистине отвратителен.
Брэндон шагнул к Хэзер и, обняв за талию, привлек к себе.
— Неужели ты думала, что надолго останешься девственницей с таким лицом и такой фигурой? — пробормотал он ей на ухо. — Ты создана для любви, и я только рад тому, что попробовал тебя прежде, чем это сделал бы другой мужчина. И я не испытываю угрызений совести за то, что ты доставила мне удовольствие. Прошу, не вини меня в том, что твоя красота вызвала у меня желание обладать ею, это случилось бы с любым мужчиной. Видите ли, миледи, по правде говоря, я — ваш узник, попавший в плен ваших чар.
Хэзер вздрогнула, и сердце ее бешено забилось, когда Брэндон прижался губами к ее шее.
— Неужели у вас нет совести? — прошептала она. — Разве для вас ничего не значит мое желание? Я не желаю становиться вашей любовницей.
— Если ты не хочешь этого сейчас, дорогая, то захочешь позднее. Стоит отпустить тебя сейчас, и мы больше не увидимся. Если бы мы встретились при других обстоятельствах, я смог бы увлечь тебя, привязать к себе нежными словами. Но наша встреча была неожиданной, я напугал тебя, и как птица стремится прочь от ловца, так и ты попытаешься сбежать от меня. Чтобы удержать тебя, я должен доказать, что быть моей любовницей не так уж плохо. Ты получишь все, что только пожелаешь.
— Я немало слышала о янки, — язвительно ответила Хэзер, — но даже не подозревала, что эти сплетни окажутся еще страшнее, пока не встретилась с вами.
Откинув голову, он весело рассмеялся.
— Вы заговорили как истая англичанка, миледи.
Хэзер сердито повернулась к нему лицом.
— Объясните, зачем я вам нужна? — потребовала она. — Ведь на свете есть множество других девушек, согласных на все, что вы пожелаете! Разве оказаться в постели с женщиной, способной по достоинству оценить вас, менее приятно, чем быть с той, которой ненавистно даже ваше лицо?
Ее гнев вызвал у Брэндона усмешку.
— У вас острый язычок, миледи, — вы задели меня за живое. Но причины моего желания довольно просты: взгляни на себя — женщину, подобную тебе, отыскать нелегко. Ты словно свежий весенний ветерок после ночи, проведенной в душной таверне.
Он сел к столу, откинулся на спинку стула и оглядел Хэзер.
— Ты возбуждаешь мое желание, Хэзер, ты — настоящая жемчужина среди булыжников. К тому же меня привлекает возможность завоевать тебя. Меня еще никогда не отвергали.
— А жаль, — мстительно отозвалась Хэзер, — иначе вы научились бы вести себя, как подобает джентльмену.
У Брэндона блеснули глаза.
— Благодаря тебе, дорогая, я узнал, что желание способно заставить меня забыть о хороших манерах.
Хэзер раздраженно отвернулась — не было смысла продолжать разговор с этим надменным, самодовольным негодяем. В игре он следовал только своим правилам. Она не могла бы выразить словами чувство, которое испытывала к нему. Она твердо знала только одно: она должна бежать от этого человека, из его отвратительной каюты во что бы то ни стало.
Спустя несколько минут в каюту вошел Джордж с большим подносом. Улыбаясь Хэзер, он поставил поднос на стол, но Хэзер отвернулась, и слуга вопросительно и смущенно взглянул на капитана. Улыбка изогнула губы Брэндона, и он ободряюще кивнул слуге. Когда стол был накрыт, Брэндон придвинул к нему стул для Хэзер.
— Вы позволите? — насмешливо осведомился он. — Вряд ли я смогу есть, если ты будешь стоять, уставившись на меня. Ну, садись и будь для разнообразия хорошей девочкой.
Искоса поглядывая на них, Джордж нахмурился и торопливо разлил кофе по кружкам. Хэзер с недовольным видом села на место и бросила салфетку себе на колени. Она предпочитала чай, поэтому, сделав глоток кофе, скривилась и отставила чашку. Подняв голову, она увидела, что Брэндон наблюдает за ней с насмешливой улыбкой.
Промолчав, Хэзер набросилась на бифштекс так, словно намеревалась четвертовать его — в сущности, это было еще слишком мягко сказано. На ее взгляд, мясо было приготовлено странно: не вареное, не обжаренное маленькими кусочками, а просто протушенное в собственном соку, почти сырое. Но, попробовав кусочек, она сочла мясо довольно вкусным. Однако аппетита не было, и она просто принялась ковырять еду вилкой.
Минуту Джордж в нерешительности наблюдал за ней, желая угодить и не зная, как это сделать. Наконец он повернулся, чтобы уйти, но заметил простыни на полу и нагнулся, чтобы подобрать их. Увидев пятна крови, он быстро взглянул на капитана, перевел глаза на спину Хэзер и снова на Брэндона, и тот кивнул в ответ на его невысказанный вопрос. У слуги слегка расширились глаза, он поспешно собрал простыни и торопливо вышел.
Брэндон небрежно резал мясо, забавляясь раздражением Хэзер.
— Я не стану терпеть ни твоего раздражения за столом, Хэзер, — спокойно сообщил он, — ни невежливого обращения с моими слугами. В их присутствии ты должна вести себя, как подобает леди.
Страх вспыхнул в душе Хэзер, ее тело словно вмиг лишилось силы. Она поняла, что не может проглотить ни кусочка. Сложив руки на коленях, она уставилась на них, чтобы не встречаться взглядом с Брэндоном.
За чашкой кофе Брэндон продолжал разглядывать ее, на этот раз остановив внимание на розовом платье. Это платье было сшито для совсем юной девушки, и Брэндон почувствовал неловкость, словно похитил ребенка из колыбели. Единственным подтверждением тому, что это не так, был тутой лиф, очерчивающий полную грудь и свидетельствующий, что перед ним не ребенок. По мнению Брэндона, такие платья едва ли подходили его любовнице, а тем более старая кофточка, которую он видел на Хэзер прежде.
Покончив с едой, Брэндон вернулся к письменному столу и склонился над книгами, а Хэзер, не зная, чем себя занять, стала вышагивать от окна до противоположной стены каюты. На время Брэндон вышел и отсутствовал так долго, что Хэзер уже решилась бежать, даже приоткрыла дверь, но, услышав его голос в коридоре, поспешно захлопнула ее. Брэндон с насмешливой улыбкой оглянулся на этот звук.
Когда Джордж принес обед, Хэзер держалась вежливо, но сдержанно. Мысленно она проклинала этого человека.
Насытившись, Брэндон отодвинулся на стуле, и Хэзер вновь почувствовала на себе его пристальный взгляд. В комнате воцарилось молчание. Она тяжело вздохнула и отвернулась, заметив, что желание Брэндона пробуждается вновь. Сердце ее сжалось.
— Подойди сюда, Хэзер. — Голос его был низким и хрипловатым от страсти.
Она словно примерзла к стулу. Подходить к нему нельзя, надо оставаться на своем месте. Не станет же он принуждать ее силой!
— Нет, — неуверенно пробормотала она и покачала головой.
Прикрыв глаза, он задумчиво улыбнулся.
— Меня восхищает твоя смелость, дорогая, но неужели ты считаешь сопротивление разумным? Ты отлично знаешь, что у тебя не хватит сил. Разве не лучше будет признать поражение и смириться со своей участью?
Хэзер содрогнулась от ужаса. Смелость покинула ее. Она медленно поднялась, нервно прикусив нижнюю губу, и подошла к нему. Брэндон беспечно улыбнулся, притянул ее к себе и посадил на колено. Хэзер застыла, ощущая прикосновение его губ к шее.
— Не бойся, — прошептал он. — Я не причиню тебе боли.
Он нашел ее дрожащие губы и заставил их приоткрыться, крепко обняв ее. Одна его рука покоилась на спине Хэзер, другая ласкала бедро. С подавленным рыданием Хэзер упала к нему на грудь. Его поцелуи казались бесконечными. Рука соскользнула с бедра и медленно двинулась к его внутренней стороне, и Хэзер застонала. Но объятия Брэндона оставались стальными. Он поцеловал ее в уголок рта, затем в подбородок и ухо.
— Не противься, — пробормотал он. — Просто почувствуй удовольствие.
— Не могу, — вырвалось у Хэзер.
— Нет, можешь.
Его губы целовали ее шею, неторопливо ласкали грудь Хэзер, перемещаясь от ложбинки к соскам, отчетливо выступившим под тканью платья. Дыхание Брэндона участилось, его пальцы жгли кожу Хэзер, как раскаленное железо. Возбужденный, он расстегнул ее лиф и покрыл страстными поцелуями обнаженную грудь.
В это время послышался осторожный стук в дверь, и тень досады пробежала по лицу Брэндона. Хэзер поспешно запахнула платье на груди и попыталась соскользнуть с его колена, но Брэндон прижал ее еще крепче. Его голос не оставлял сомнений — Брэндон был в ярости.
— Входите, черт бы вас побрал!
На пороге каюты появился Джордж с красным от смущения лицом. Он неловко переступал с ноги на ногу.
— Прошу прощения, капитан, но прибыл посыльный от торговца, который желает поговорить о грузе. Этот человек говорит, что готов купить много риса и индиго — если, конечно, вы с ним поладите.
— Он желает поговорить со мной? — почти недоверчиво переспросил Брэндон. — Тогда какого же черта он не явился на «Флитвуд» сам, как другие торговцы?
— Посыльный говорит, что этот человек — калека, капитан, — ответил слуга. — Если вы не против, посыльный посмотрит товар и отвезет вас к торговцу.
Брэндон выругался шепотом и помрачнел еще больше.
— Попроси мистера Бонифейса заняться им, Джордж. А затем пришли посыльного сюда.
Джордж кивнул и вышел, прикрыв дверь, а Брэндон неохотно отпустил Хэзер. Она бросилась к подоконнику и торопливо оправила одежду, пока Брэндон вновь уселся за стол. Почувствовав его взгляд, Хэзер покраснела.
Позднее появился посыльный, и Хэзер отвернулась к окну, устроившись на подоконнике. То, что ее видели в каюте капитана Бирмингема, приводило Хэзер в отчаяние. Ее лицо горело от стыда, ей хотелось провалиться сквозь землю.
Лодка посыльного покачивалась на волнах. «А ведь вода может разом все решить, и смерть в ее мокрых объятиях не будет мучительнее жизни», — подумала Хэзер. Склонившись, она пристально взглянула в темные воды, не замечая, что посыльный уже ушел, а Брэндон стоит рядом с ней. Он положил руку ей на плечо, и Хэзер вздрогнула. Тихо рассмеявшись, Брэндон присел с ней рядом и поправил локон, упавший на грудь.
— Боюсь, мне придется покинуть тебя на несколько часов, Хэзер, но я вернусь, как только смогу. Джордж присмотрит за тобой, и прошу, не усложняй его задачу. Он слишком мягкосердечен с дамами, что бы ты ни подумала о нем прошлой ночью. Я сообщил ему, что по возвращении хочу застать тебя здесь, так что не пытайся бежать. Если тебе это удастся, он поплатится шкурой, а я все равно найду тебя, даже если потребуется перевернуть весь Лондон.
— Мне нет дела до вашего слуги, — зло выпалила Хэзер. — Но если мне представится возможность сбежать, я воспользуюсь ею.
Брэндон поднял бровь.
— В таком случае, Хэзер, я возьму тебя с собой.
Ее охватила паника.
— Не надо! — вскрикнула она. — Умоляю, не надо, иначе я умру от стыда! Прошу вас! Если хотите, я пока займусь чтением.
Брэндон с любопытством оглядел ее.
— Ты умеешь читать? — спросил он.
— Да, — тихо отозвалась Хэзер.
Он улыбнулся: в те времена мало женщин умели читать, и Брэндон еще больше проникся уважением к этой девушке.
— Отлично, — наконец сказал он. — Я оставлю тебя здесь, а сам заеду к портнихе, чтобы одеть тебя так, как подобает моей спутнице. А теперь встань, дай посмотреть, какого ты роста.
Хэзер нехотя послушалась и медленно повернулась перед ним. Брэндон окинул ее оценивающим взглядом.
— Ты стройна, как былинка.
— Некоторые считают, что я тощая, — заметила Хэзер, вспомнив оскорбительные замечания тетки.
Брэндон засмеялся:
— Представляю себе завистливую старую каргу, которая так говорит! Вероятно, она вся заплыла жиром.
Улыбка вспыхнула на лице Хэзер, когда Брэндон попытался описать ее тетку, и хотя эта улыбка исчезла так же быстро, как и появилась, она не осталась незамеченной.
— Ага! — усмехнулся Брэндон. — Я так и знал, что раньше или позже заставлю тебя улыбнуться.
Хэзер отвернулась и вскинула голову.
— Рядом с вами у меня мало причин для радости.
— Все начинается снова, да? — заметил он. — У вас чересчур изменчивый нрав, миледи. — Поднявшись, он подошел поближе. — Ну-ка, посмотрим, остался ли лед на твоих губах — ему уже давно пора растаять. Поцелуй меня, как положено любовнице, — на большее мне не хватит времени.
Хэзер с облегчением вздохнула, услышав, что Брэндон не сможет предаться излюбленному занятию. Она поняла, что лучше не вызывать у Брэндона каких-либо подозрений. Решительно повернувшись, она обняла его за шею и притянула к себе. Брэндон приподнял бровь, удивившись новой смене ее настроения, и Хэзер поспешно прижалась к его рту теплыми, влажными губами, изображая продолжительный и страстный поцелуй.
Брэндон ощутил сладкий вкус ее губ, возбуждающую близость ее тела, и все разумные мысли вылетели у него из головы. Обняв Хэзер, он прижал ее к себе, наслаждаясь ее неожиданной покорностью. Все его существо требовало большего. Эта девушка была слишком соблазнительной, ее губы — слишком теплыми, а тело вызывало неукротимое желание. Мысль об отъезде вызвала у Брэндона досаду.
— Вряд ли я смогу куда-нибудь отправиться после такого поцелуя, — хрипло заметил он, с усилием отстраняясь от Хэзер.
Она покраснела. Поцелуй привел ее в изумление: оказалось, что это не столь отвратительное занятие.
— Теперь придется задержаться с отъездом. Эти тесные бриджи не оставляют простора воображению, — усмехнулся Брэндон.
Хэзер невинно опустила глаза и внезапно почувствовала сожаление. Покраснев еще больше, она отвернулась, едва подавив восклицание.
Брэндон усмехнулся, задумчиво вздохнул и стал одеваться, бормоча: — Будь у меня время, мадам…
Хэзер принялась собирать со стола грязную посуду, проклиная Брэндона последними словами. Она решила, что этот человек не просто отвратителен, он совершенно невыносим.
Брэндон покончил с одеждой, когда Хэзер раздраженно обернулась к нему. При всей своей ненависти она не могла не признать, что перед ней поразительно красивый мужчина. Его одежда была сшита по последней моде и подчеркивала его высокую, широкоплечую фигуру. Бриджи облегали ноги, как вторая кожа, и не скрывали ни одного из достоинств.
«Он так хорош, что, вероятно, женщинам приходится бороться за право остаться с ним», — с горечью подумала Хэзер.
Шагнув вперед, Брэндон в небрежной, но собственнической и интимной манере запечатлел на ее губах легкий поцелуй и провел ладонью по спине.
— Я скоро вернусь, дорогая, — улыбнулся он.
Хэзер едва сдержалась, чтобы не завизжать от ярости. Она следила, как Брэндон удаляется, слишком погруженный в свои мысли, чтобы заметить выражение ее лица. Дверь закрылась, послышался щелчок ключа в замке. В неудержимом порыве Хэзер смахнула со стола посуду, и та разлетелась по каюте.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлин



Это просто удивительный роман! Он настолько красив,что я перечитывала его снова и снова! Я советую его прочитать!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинСветлана
25.04.2011, 17.31





Категорически не согласна с предыдущим читателем! Я еле его дочитала. Нудятина одна. Одна героиня чего стоит - хроническая плакса. На миллиметр только косо посмотришь на неё - сходу "из глаз брызнули слёзы" (цитата из романа!). Совсем взбесило, что она отдала шантажисту украшения, подаренные мужем, которые принадлежали ЕГО матери!!! И опять таки: "Из её глаз невольно брызнули слёзы, передавая драгоценности..."(цитата)!!!!!!!!! Раз ты его так любишь, и он любит тебя, иди и признайся, что тебя шантажируют, и он тебе поможет. Но нет - слезами "брызгать" кто будет?! Ещё один эпизод взбесил. Именно взбесил! К ним приехала его бывшая любовница: сначала вольяжно уселась, потом приказным тоном сказала героине принести ей выпить и таким же тоном, что ей надо поговорить с её мужем наедине. И она - подхватила ребёнка и ПЛАЧА вышла!!! Ну что за безхребетность. Да и герой не особо понравился - непонятный какой-то. В общем, роман откровенно вывел меня из себя, своими героями. Впервые в жизни читала роман 5 дней. ЖАЛЬ ПОТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ. Уважаемые читательницы, посоветую вам не тратить время зря.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинПсихолог
18.10.2011, 2.28





Совершенно с вами не согласна! Книга просто потрясающая! Слезы у нее постоянно были от того что, тетка долго истязала ее! Естественно затравленная девушка постоянно думает что все вокруг желают ей зла! Я прочитала эту книгу уже наверное раз пятьдесят и в отличие от остальных романов она не надоедает!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинNaisy
8.11.2011, 10.46





Замечательный роман!!! Перечитывала несколько раз и каждый раз новые впечатления !!! Читайте и Вам понравится !!!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинМарина
11.11.2011, 18.39





отличный роман! читается легко и быстро!)
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинфаина
22.01.2012, 19.20





Этот роман просто прелесть, я уже несколько раз перечитывала!!! "Пламя и цветок" мой любимый роман. Советую еще прочитать "Раковое сокровище"
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлиндина
26.02.2012, 18.47





Прекрасный роман!!! Я его перечитывала несколько раз!!! Я сама еще юна, но прочитала уже 25 романов разных писательниц. Еще советую прочитать романы К. Коултер "Невеста-обманщица", "Строптивая невеста", Невеста-наследница" - мои самые любимые романы!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинМарианн
2.06.2012, 16.41





первый роман ,который купила сама лет этак в 16. до сих пор помню все в деталях..да, Хезэр местами аж чересчур чувствительна.. но не всем же героиням из книги в книгу быть милыми, мягкими, и в то же время на редкость смелыми и бесстрашными...rnв общем, очень миленький романчик, хотя кое-где мне кажется исторические погрешности.. перечитывала раз 5-6, потому рекомендую.. читается легко и запоем. очень хороший роман!
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинюля
27.10.2012, 20.29





Очень красивая история Любви!!!Читала этот роман несколько лет назад,запомнила именно его,Рада,что просчитала снова историю настоящей и искренней Любви!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинАЛЛА
22.11.2012, 2.41





Прекрасный роман,его читаешь с таким наслаждением,переживая за героев.Как бы хотелось оказаться на месте Хэзер.Прекрасная Хэзер и мужественно благородный Брендон.В наше время редко встретишь таких мужчин.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинАлександра
14.01.2013, 10.50





Хороший роман,хотя слегка растянут.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинНИКА*
19.02.2013, 16.44





Роман про их сына намного лучше, этот затянут чересчур. Но весьма неплох.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛале
13.03.2013, 22.40





Мне понравился. ставлю оценку 9.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинДи.
17.03.2013, 16.24





Это самый первый роман в моей жизни. Раньше никогда не читала романов думала что мне не понравиться. Но после него я стала к ним относиться по-другому и уже не раз его прочла и не разу не пожалела. Советую не пожалеете потраченного времени!!!!!!!!!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинСетик.
22.04.2013, 8.35





Я просто влюбилась в эту замечательную книгу.А какие здесь гл.герои просто дух захватывает,они оба достойны друг друга (красивы,страстные,гордые):Брендон отважный мужественный и у него есть харизма.Я тоже всем советую прочесть,вот это точно не пожалеете.Замечательный,жизненный,эмоционально сильный роман.Читала на одном дыхание,читается легко,Я даже не заметила как время пролетело, за 5часов прочла всю книгу я совершила рекорд,ой девченки что говорить! я до сих пор под сильным впечетлением!!! 10/10 высший класс.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛуна
22.05.2013, 12.14





Пламя и цветок это самый лучший роман!Я очень рада и счастлива что не прошла мимо и прочла эту замечательную интересную на 100% книгу.Здесь присуствуют прекрасные трепетные отношение страсть гордость любовь и очень сильные чувства гл.героев друг другу.Уважаемые мои читательницы не пройдите мимо прочитайте не пожалеете искренне советую от всей души!!! Роману 10/10 высший пилотаж...
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинАкуся
24.05.2013, 9.39





Роман великолепный! Понравилось на все 100! Начало жестокое, но насколько я знаю в те времена даже с женами так обращались, так что пойдет, зато счастье навалилось в двойне. Перечитывала роман несколько раз, мне там так Джеффри нравится) скоро начну читать продолжения книги..
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинРадость
27.06.2013, 8.10





Одна из моих любимых книг.Могу дочитать и неустанно начать снова и снова.Потрясающая книга.Любовь,нежность и накал страстей.Она хрупкая и нежная,он сильный и ласковый,супер сочетание двух ярких личностей.Это книга не оставит вас равнодушными.Особо впечетлительные сюжеты,готовьте платочки...Супер роман!!!10/10!!!!!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинПерова
8.07.2013, 16.14





Отстой. Роман, який так починається, не може закінчитися добре. Що ж тут мужнього і романтичного? Він її згвалтував, на ранок ще раз згвалтував, а дізнавшись що нікому її захистити зрадів і вирішив зробити з неї шльондру для себе і ще раз в той же день її взяв силою ще й каже тобі сподобається. Що б він не робив далі, це вже не буде мати значення - він не мужик, а мразь, інакше не скажеш. Читати цей роман нераджу нікому, ну хіба що мазохістам.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЮля
8.07.2013, 17.27





Очень милый роман!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинTasha
9.07.2013, 22.50





очень интересно, это первая книга где ГГ тихая,скромная,нежная девушка, а не истеричка!Хотя концовка немного затянута. 9 и10
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЯНА
22.07.2013, 10.25





Роман отличный просто гг.слишком чувствительная....
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинRia
25.07.2013, 0.12





хороший роман.но гг и правда слишком много слез лила
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛисёнок
7.11.2013, 12.03





хороший роман.но гг и правда слишком много слез лила
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛисёнок
7.11.2013, 12.03





подскажите пожалуйста .книгу:г-ня подстраивает свадьбу сводной сестры и гг(не хочет выходить замуж за незнакомца и по договору)через год г-ня приезжает к ним в гости.гг влюбляется в г-ню.но он женат.потом его умирает родами и тут он узнает что был обманут...потом любовь морковь
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлиня
7.11.2013, 22.49





Для Я-Книга Бертрис Смолл-Пленница судьбы
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинАлла
26.11.2013, 21.52





очень понравился роман!понравилась героиня- нежная скромная девушка. ГГ- мужественный, резкий, сильный, а как он таял от нее-приятно было читать
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинJane
13.03.2014, 15.50





подскажите пожалуйсио может кто читал книгу там где гг и гг-ня друзья детства потом он проиграл состаяние потом приобрел свои игорный клуб хотел отомстить кокому то родственнику кто его обыграл женился на подруге детства ради денег а в конце она выйграла у этого родственника гг все состаяние ! подскажите если кто знает название или автора там еще должна быть другая часть!!!!
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинolga
16.03.2014, 9.49





Супер. Все романы Вудивисс Кэтлин отличные. Читаются легко, сюжет захватывает с первой страницы, хочется читать и читать.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинТаня
19.03.2014, 5.18





Роман просто отличный. Читайте и наслаждайтесь.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинТатьяна
1.07.2014, 22.50





Роман не понравился. Читается очень долго из-за тупости героев. Главная героиня бесхребетная дура, которая слова поперек вставить не может. Постоянно плачет, боится всех и вся. И что удивляет, все мужчины страстно желают её, потому что у неё красивая внешность. Абсурд. Типичная Мэри Сью. Главный герой тоже не идеал. Мне он, если честно, надоел. Беспричинные вспышки ярости. Так же все женщины вокруг сходят по нему с ума. А в конце романа он стал, как верный сторожевой пес чести своей жены. Начал сдувать с неё пылинки. Если в начале романа он был ещё более менее мужественным, то к концу превратился в тряпку. Очень пожалела, что потратила столько времени на этот роман.rnЕсли ставить оценку, то 0/10
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинEugenia
5.07.2014, 16.10





Сюжет не нов: юная девственница попадает на корабль и капитан ее имеет, в данном случае - насилует. И этот альфа-самец, уже старик ( старше героини на 18 лет) не разобрал ее невинности, принял ее за проститутку. Трудно поверить и в то, что после этого он не имел никаких баб в течение года, а в постели с Хизер спал только для того, чтобы согреться. Ха! Ха! Автор что, с мужской натурой совсем не знакома... А так, в целом, роман интересен, читается легко ,живо, захватывающе.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинВ.З.,66л.
11.09.2014, 9.49





Роман понравился)))пока не дочитала,спать не легла))))
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЖасмин
22.12.2014, 7.14





Да, начало скучнообещающее и раздражающее.
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинцветочек
26.01.2015, 21.34





Так себе
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинАлана
12.04.2015, 2.47





Так себе
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинАлана
12.04.2015, 2.47





Как можно восхищаться романом, где "герой" трижды насилует героиню в первой же главе? Первый раз якобы ошибся, хотя ему кричали нет и прочее. Но и после этого не успокоился.
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинлера
22.05.2015, 22.26





Абсолютно согласна с комментариями психолога. Бесхребетность героини вызывает изумление. Роман полная ерунда, не теряйте времени.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЕлена
6.08.2015, 6.08





Всем приветик!!!))) Мне роман понравился . Только в конце смутило , что они хотели сделать это прямо в доме убитой((( Но во всем роман хороший . Пожалуйста посоветуйте ещё какой- нибудь роман , где гг-я тихая , скромная , а герой настоящий мужчина
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛюбовь
20.08.2015, 19.22





Да, дорогие читатели, не проходите мимо, посоветуйте Любови другие романы, где героиня жертва, а герой насильник и чмо. Потому что данный роман именно про них. Нет, ну как же мало вам клушам надо - вытри об вас ноги разок другой, и вы уже влюбились. Тьфу.
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинbitchslap
20.08.2015, 21.14





Уважаемая bitchslap, если в вашем понимании настоящий мужчина - это чмо и насильник , то я имела в виду совсем другое . А насчёт героини разве я написала , что она должна быть клушей?.Я, лишь ,написала , что она должна быть скромной и тихой.rnИ ещё ,вы видимо не читали про настоящих насильников и уродов.Вот просто почитайте "Холод его дыхания" автора Гамос.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛюбовь
23.08.2015, 6.55





Уважаемая bitchslap, если в вашем понимании настоящий мужчина - это чмо и насильник , то я имела в виду совсем другое . А насчёт героини разве я написала , что она должна быть клушей?.Я, лишь ,написала , что она должна быть скромной и тихой.rnИ ещё ,вы видимо не читали про настоящих насильников и уродов.Вот просто почитайте "Холод его дыхания" автора Гамос.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛюбовь
23.08.2015, 6.55





вы серьезно мне советуете роман. где герой еще большее чмо, чем здесь? ахаха, типа чмо в сравнении познается что ли? Насильник - тот, для кого "нет", значит "да". Про героиню я написала, что она жертва. А клуши - те, для кого такие отношения - идеал любви. привет.
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинbitchslap
23.08.2015, 10.06





Уважаемая bitchslap, если в вашем понимании настоящий мужчина - это чмо и насильник , то я имела в виду совсем другое . А насчёт героини разве я написала , что она должна быть клушей?.Я, лишь ,написала , что она должна быть скромной и тихой.rnИ ещё ,вы видимо не читали про настоящих насильников и уродов.Вот просто почитайте "Холод его дыхания" автора Гамос.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛюбовь
23.08.2015, 6.55





Уважаемая bitchslap, если в вашем понимании настоящий мужчина - это чмо и насильник , то я имела в виду совсем другое . А насчёт героини разве я написала , что она должна быть клушей?.Я, лишь ,написала , что она должна быть скромной и тихой.rnИ ещё ,вы видимо не читали про настоящих насильников и уродов.Вот просто почитайте "Холод его дыхания" автора Гамос.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛюбовь
23.08.2015, 6.55





вы серьезно мне советуете роман. где герой еще большее чмо, чем здесь? ахаха, типа чмо в сравнении познается что ли? Насильник - тот, для кого "нет", значит "да". Про героиню я написала, что она жертва. А клуши - те, для кого такие отношения - идеал любви. привет.
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинbitchslap
23.08.2015, 19.24





Здравствуйте, ну если в вашем понимании тихая и скромная - это жертва , то для меня это значит совсем другое.Теперь насчёт героя . Разве он такое чмо? Да, в начале герой совершил ошибку , но его тоже можно понять ,ведь он ее за шлюху принял. Если честно ,мне самой не очень понравилось как он себя вёл , когда про ребенка узнал . Однако потом ведь он изменился
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛюбовь
24.08.2015, 13.59





Любовь, вы наивны? "Принял за шлюху", поэтому можно ее брать, даже если она говорит "нет", плачет, вырывается? "Прости, дорогая, я думал, ты шлюха, а они дают всем подряд, от тебя ведь не убудет". Еще раз для наивных девочек: насильник - тот для кого "нет", значит "да". Нравятся такие самцы - ну ОК. Они ведь "потом изменятся", да? Сказки дядюшки Ау.
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинbitchslap
24.08.2015, 15.01





Ещё раз здравствуйте, конечно ,в силу своего возраста я и наивна .А романы , на мой взгляд , для того и существуют, чтобы люди верили в сказки.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛюбовь
24.08.2015, 18.26





Я сегодня добрая, посоветую вам Джужит Макнот, а именно "Уитни" и "Раз и навсегда". Там, вы не поверите, герои тоже насилуют своих любимых "невинных" девушек, приняв их за "шлюх" (ну в тогдашнем мужском понимании этого слова: не девственница=шлюха). Героини плачут, читательницы пищат от восторга. Героини просят у героев прощения, за что солнце не встает на западе, читательницы рыдают от счастья. Я, честно, думаю, что вам понравится.
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинbitchslap
24.08.2015, 19.08





Ой не надо макнот советовать, она извращенка. Почитайте стюарт энн "танец теней" или "повелитель тьмы". Конфетки, а не романы. Вот где душой отдыхаешь, погружаясь в сказку.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинУчительша
24.08.2015, 19.31





Здравствуйте Учительша , спасибо за совет обязательно прочту.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛюбовь
25.08.2015, 21.30





Гг любит свою жену страстно, и это очень нравится
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинИлона
27.08.2015, 10.02





Роман оставил двоякое впечатление.в начале романа у ггероя постоянно меняется настроение,как направление ветра;а ггероиня готова расплакаться по любому поводу(будь то слово или взгляд).большая часть романа ни о чем,описывается какая-то фигня.зато в последних двух главах начинается самая движуха.второй раз точно б не стала переситывать.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЮстиция
27.08.2015, 22.34





Любовь, я бы посоветовала вам следующие романы: Б.Джойс "Пламя невинности", С.Джеймс "Любовь под луной", "Избранница"; П.Гэфни "Лили", "Роковое сходство"; С.Холлидей "Рассвет страсти"; Л.Карлайл "Укрощенный дьявол", "Один маленький грех"; Г.Фоули "Надменный лорд"; Т.Медейрос "Укротительница привидений", "Ваша до рассвета", Э.Холли "Запретный плод", Р.Бекнел "Украденная любовь", К.Робардс "Грешное желание", Д.Маллинз "Три ночи". На мой взгляд,это одни из самых стоящих к прочтению романов, размещенных на этом сайте.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинJane
31.08.2015, 19.16





Jane ,спасибо за помощь сейчас начну читать "Надменный лорд"
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинЛюбовь
1.09.2015, 17.31





Кстати, я ошиблась, у Г.Фоули "Надменный лорд"-романчик так себе, я имела в виду превосходный роман "Мой пылкий лорд"!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинJane
1.09.2015, 19.12





Да уж.... Начало многообещающее, потом эти изнасилования (несколько раз!) , первый раз такое читаю в ЛР, похож на Остров Страсти Роберт Карен, но там как-то помягче все и можно понять и принять, но это... затем полная мутотень, и тупость героини, первый раз читаю роман с такой безхребетной героиней, бред!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинКира
7.09.2015, 12.51





Ой, девочки! О чем вы пишете? В первой же главе ГГ изнасиловал девочку вдвое младше его! И каким бы он расчудесным не стал потом, он неоднократно в первой же главе насиловал ее, не смотря на ее слезы, отказы и просьбы, прикрываясь идеей "научить ее любви".
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинГалина
8.10.2015, 19.17





Пресный какой-то романчик, ничем не зацепил.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинАнна
27.10.2015, 9.21





не очень, я читала, только потому что ждала когда же они признаются друг другу в любви, но потом так затянуто, что читала по диагонали 7 из 10
Пламя и цветок - Вудивисс Кэтлинpenelopa
9.12.2015, 19.14





Не перестаю удивляться такой странности в комментах. Вместо того, чтобы признать, что герой - подлец и насильник, но возбуждает их (читательниц) и является сексуальной фантазией, они его видят как ИДЕАЛЬНОГО мужчину. "мужественно благородный Брендон.В наше время редко встретишь таких мужчин." Что??? Вы думаете, мало таких парней лет 35, которые не прочь завалить силой молодую целку в койку, а потом трепать ей нервы и пить кровушку?? Зачем обманывать себя, придумывая оправдания для ГГ, когда можно просто признать, что нравятся подонки (ну по крайней мере в книжках)? Может есть среди читателей на сайте психолог, который в этом разбирается...
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинГде Фрейд, когда он нам так нужен?
6.02.2016, 14.52





Кошмар, а не книга.Ггой мразь , далеко за 30 , бороду отрастил , ума не нажил,и героня тоже что-то не очень, из эмоций ана испытывает только страх , испуг , неуверенлсть , грусть(сама специально проверяла ) сюжет избит , ГГи плоские
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинПривет
18.02.2016, 22.26





Первую главу не дочитала. Просто не смогла. ЧТО ЭТО ЗА БРЕД?rnРоман отвратителен. Не знаю, что там дальше, но явно ничего хорошего. rnЕдиницу поставить и то жалко.rnЯ все сказала.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинНегодница
26.03.2016, 17.56





Первую главу не дочитала. Просто не смогла. ЧТО ЭТО ЗА БРЕД?rnРоман отвратителен. Не знаю, что там дальше, но явно ничего хорошего. rnЕдиницу поставить и то жалко.rnЯ все сказала.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинНегодница
26.03.2016, 17.56





Первую главу не дочитала. Просто не смогла. ЧТО ЭТО ЗА БРЕД?rnРоман отвратителен. Не знаю, что там дальше, но явно ничего хорошего. rnЕдиницу поставить и то жалко.rnЯ все сказала.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинНегодница
26.03.2016, 17.56





Первую главу не дочитала. Просто не смогла. ЧТО ЭТО ЗА БРЕД?rnРоман отвратителен. Не знаю, что там дальше, но явно ничего хорошего. rnЕдиницу поставить и то жалко.rnЯ все сказала.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинНегодница
26.03.2016, 17.56





Негодница! Негодница! Негодница! Негодница!
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинНегодница.
1.04.2016, 15.15





Застегивал, значит, он ей платье, застегивал - вот она и влюбилась... Ничем иначе вдруг вспыхнувшее чувство героини к герою-насильнику объяснить не могу. Растянуто до невозможности, говорят об одном и том же. Одно сплошное восхищение красавице героине, невозможной трусихе и плаксе от всех, в т.ч. от главного героя. Вот только от него мысленно, ведь он пригрозил ее "наказать" и больше не НАСИЛОВАТЬ - пускай мучается мерзавка! И ведь, действительно, мучается!))) Ох, не дочитала.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинНаталия
3.10.2016, 9.57





Одна из любимых книг К.Вудивисс.
Пламя и цветок - Вудивисс КэтлинShanna
5.12.2016, 11.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100