Читать онлайн Пепел на ветру, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 43 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пепел на ветру - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пепел на ветру - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пепел на ветру - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Пепел на ветру

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 43

Всего минуту назад она неподвижно лежала на койке рядом с дочерью, окончательно сбитая с толку происходящим и почти утеряв всякую надежду на спасение. Услышав крик Коула, она мгновенно вскочила, и в этот момент в ее душе проснулась надежда — только для того, чтобы тут же исчезнуть, когда Ганн страшным ударом в челюсть опрокинул ее мужа на каменный пол. Прижавшись к прутьям решетки, Элайна со страхом смотрела, как чернокожий гигант подхватил Коула на руки, — она не сомневалась, что Ганн способен убить взрослого мужчину одним ударом громадной ручищи.
Миссис Гарт, пошептавшись с несколькими мужчинами, явившимися вместе с ней откуда-то из глубины пещеры, указала на дверь, в которую за минуту до этого вошел Коул. Затем раздался быстро удаляющийся топот ног по деревянной лестнице.
Бывшая экономка приблизилась к решетке, жестом велела Элайне отойти и вынула из кармана ключ. Заметив, что пленница не сводит глаз с распростертого на полу обмякшего тела, она усмехнулась:
— Ваш муж жив, миссис Латимер, просто лишился чувств. Ганн умеет быть осторожным, когда пожелает.
Как только дверь распахнулась, негр взвалил Коула на плечо и, войдя в клетку, бесцеремонно опустил свою ношу на пол. Элайна тут же бросилась к мужу, положила его голову к себе на колени и принялась с тревогой разглядывать синяк на его щеке. Ей было нечем помочь ему — тюремщики отказали ей даже в пище и воде, однако она благодарила Бога уже за то, что Глинис никто пока не причинил вреда. Малютка пососала грудь и уснула у матери на коленях.
Глядя, как молодая женщина нежно отводит волосы со лба мужа, миссис Гарт снова усмехнулась.
— Правильно, милочка, — процедила она, — позаботься о нем. А когда он придет в себя, можете поразвлечься, пока у вас еще есть время.
Элайна с трудом сдерживала негодование: теперь она уже не сомневалась, что главарем шайки, топившей пароходы, а теперь еще взявшей в заложники ее с мужем и ребенком, был хозяин Ганна, Жак Дюбонне.
Чувствуя полную беспомощность, Элайна с отчаянием посмотрела на свою тюремщицу. Женщина уже начала запирать клетку, но неожиданно Ганн удержал ее за плечо.
— Стой! — повелительно произнес он и быстро исчез в полутьме.
— Этот грязный негр слишком много себе позволяет, — пробормотала миссис Гарт. — Когда-нибудь он нас всех погубит…
Ганн вернулся с ведром, наполненным водой, и с охапкой полотенец. Толкнув дверь локтем, он поставил свою ношу на пол рядом с Элайной и выпрямился. В его глазах светилось скорее любопытство, нежели угроза. Протянув руку, он пощупал предплечье Элайны, легко охватив его пальцами, и довольно хмыкнул:
— Мальчишка — хорошая женщина! Сильная! Сначала родила девчонку, и это не все. Следующим будет мальчик. Большой и сильный, как Ганн!
Круто развернувшись, негр покинул клетку и быстро ушел в глубь пещеры, а миссис Гарт захлопнула дверь и заперла ее.
— Похоже, ты прямо-таки очаровала этого мужлана, — язвительно проговорила она. — Впервые слышу, как он произносит больше трех слов подряд. Так много Ганн говорит только с Жаком.
Элайна окунула полотенце в воду, выжала его и приложила к щеке мужа, а затем выпрямилась, решив предпринять попытку договориться с тюремщицей, пока не появился Дюбонне.
— Миссис Гарт, вы должны понять: если мой муж нашел дорогу сюда, значит, скоро к нам придут на помощь…
Женщина, казалось, уже готова была рассмеяться, и только мрачность окружающей обстановки удержала ее от этого.
— Если сюда кто-нибудь сунется, милочка, с ними будет то же, что и с твоим мужем. Впрочем, не важно. Думаю, с ними уже разбираются.
— И вы всерьез уверены, что сможете держать нас здесь вечно? — недоверчиво спросила Элайна. — Рассудите здраво, миссис Гарт…
— «Миссис Гарт», «миссис Гарт»! — передразнила ее бывшая экономка. — Как я ненавижу эту фамилию! Пришла пора вам называть меня как подобает — миссис Латимер.
На лице Элайны мелькнуло изумление, но она быстро справилась с собой.
— Вот как? Так, может, вас еще и зовут Робертой?
Глаза женщины вспыхнули.
— Не думала, что ты так глупа, — с презрением проговорила она. — Я не жена Коула Латимера, а его мачеха, Тамара Латимер, вторая жена Фредерика Латимера.
Ну конечно! Теперь Элайне стала ясна вся картина. Кто еще мог знать тайны этого дома лучше, чем та, для которой он был построен? Никто из мужчин семейства Латимер и не подозревал о потайном ходе в комнате Роберты, а точнее, в спальне, когда-то принадлежавшей Тамаре.
Теперь, когда разоблачение состоялось, опасения Элайны только усилились, но она не стала высказывать их вслух.
— Значит, это вы устраивали подозрительный шум по соседству с моей комнатой, пытаясь довести меня до помешательства? — Она пренебрежительно усмехнулась. — Надеюсь, теперь вам ясно — Элайну Макгарен не так-то легко запугать! Неужели вы и вправду думали выжить меня отсюда или разлучить нас с Коулом, заставив всех поверить, будто он сжег мое платье? Напрасная затея, миссис Гарт, — заключила она, намеренно назвав мачеху Коула прежним именем. — Вам не удалось запугать не только меня, но даже Минди. Вы ничтожество, такое же, как и ваш приятель Жак!
— Да ты и вправду глупа! — В голосе бывшей хозяйки дома зазвучало раздражение. — Тебе следовало бежать отсюда, пока была возможность, а еще лучше — вовсе не появляться здесь. В моих руках Коул давным-давно впал бы в тоску и спился, а я уж постаралась бы помочь ему в этом. Потом, случись какое-нибудь несчастье, уже никто не усомнился бы в том, что этот опустившийся человек погиб по своей вине, и тогда я вновь стала бы полновластной хозяйкой дома, который принадлежит мне по праву. И тут являешься ты. Когда, завладев мыслями Коула, ты заставила его вновь взяться за работу и уговорила превратить мой особняк в лечебницу для оборванцев, я была просто вне себя! — Глаза Тамары вспыхнули ненавистью. — Неужели ты думаешь, что я позволила бы кому-то хоть пальцем прикоснуться к стенам этого дома? — Последняя фраза прозвучала как пронзительный вопль.
— Вам следует бояться совсем другого, — отозвалась Элайна почти ласково. — Скоро ваше логово обнаружат и вам придется спасаться бегством. Полагаю, ваша шайка грабила корабли с тех самых пор, как вы нанялись сюда на работу. — Она многозначительно кивнула в сторону бочонков и ящиков. — Должна признать, из этой пещеры получился удобный склад. Но скажите, как вам это удалось? Должно быть, вы подводили корабли к входу и разгружали их по ночам, чтобы никто вас не увидел? А что стало с самими кораблями? Вы сжигали их или топили?
Тамара самодовольно усмехнулась:
— И то и другое, причем вместе со всем экипажем. При этих словах Элайне представилась груда обгоревших тел, истерзанных прежде ударами ножей и ружейных прикладов. Она вспомнила другой случай — с пароходом в Новом Орлеане и ранеными узниками-конфедератами. В тот раз тоже никто не спасся, а в резне обвинили Элайну Макгарен. За время своего пребывания в этом доме Роберта завладела деньгами, похищенными с парохода, — теми самыми, которые затем нашли в Брайер-Хилле, — несомненно, сюда они попали благодаря убийце садовника или одному из воров.
Элайна стала пристально вглядываться в лицо собеседницы. Ее тюремщица была невысокой, даже миниатюрной, в темноте эту женщину легко было спутать с молодой девушкой, а рыжий парик довершил бы впечатление. Неужели она и есть та самая воровка и убийца, которая выдавала себя за Элайну Макгарен? И что, если это она убила садовника?
— Вы действительно очень умны, Тамара, — произнесла Элайна, решив лестью выманить нужное ей признание. — Видимо, вам, как и мне, пришлось сменить немало разных обличий, чтобы выжить и добиться своего. У нас немало общего, мы много пережили, однако не сдались. А вот Роберта была совсем другой — ей всегда доставалось то, что принадлежало нам. Она обладала хитрой и коварной натурой: Коул был уже в моих руках, когда она отняла его у меня. Позднее обнаружилось, что у Роберты откуда-то появились деньги, но, похоже, она ограбила не Коула, а вас…
— Стерва! — прошипела Тамара. — Она раскрыла тайну зеркальной двери и пробралась сюда, когда здесь никого не было! Эти деньги мне пришлось везти из Нового Орлеана, а эта мерзавка сумела отпереть сундук и украсть их! Она обобрала нас! А потом ей удалось убить садовника, который увидел, как она пыталась спрятать добычу! — Не обратив никакого внимания на испуганный возглас Элайны, Тамара гневно продолжала: — Впрочем, этот тип тоже любил совать нос куда не следует, и он дорого поплатился за это. Роберта лестью обвела его вокруг пальца, а когда он потребовал поделиться награбленным, даже согласилась лечь с ним в постель, лишь бы усыпить его бдительность! Мерзавка! Она затащила его в мою постель — ту самую постель, которую я купила для себя. Я всю ночь стояла за зеркальной дверью и слушала, как они занимались любовью, а потом обсуждали, каким способом лучше поделить мои деньги. Вот тогда-то Роберта и уговорила садовника вырыть яму в розарии, уверяя, что там будет надежнее всего спрятать награбленное! — Тамара запрокинула голову и громко расхохоталась. — Этот олух даже не понял, что роет могилу самому себе! Я и потом наблюдала за ними и все видела. Сверток с деньгами лежал рядом, а садовник рассовывал купюры по карманам — якобы как плату за работу. В это время Роберта подкралась к нему сзади и размозжила ему череп лопатой. Он сам рухнул в яму, избавив эту ленивую тварь от необходимости сталкивать его вниз, она только забросала яму землей и воткнула сверху куст роз. Потом маленькая дрянь с моими деньгами отправилась к старому дому и спрятала их, сунув в нишу в дымоходе. Должно быть, еще никогда в жизни ей не приходилось так трудиться. Едва она покинула дом, я забрала деньги, но она все-таки захватила с собой почти двадцать тысяч. А через несколько недель Роберта узнала, что беременна, и стала умолять меня, преданную экономку, чтобы я подсказала, кто может помочь ей избавиться от ребенка. Я назвала имя шарлатана, к которому не решился бы обратиться ни один здравомыслящий человек в городе. Как я и предполагала, Роберта вскоре умерла. Туда ей и дорога. — Элайна медленно окунула полотенце в ведро с водой и снова приложила компресс к щеке мужа, затем подняла глаза.
— Что же теперь будет с нами?
На лице Тамары появилась зловещая улыбка.
— Ты, дорогая моя Элайна, станешь нянькой и кормилицей собственного ребенка, а я, объявив себя бабушкой, вновь стану хозяйкой в этом доме. И уж можешь мне поверить, больше здесь никогда не будет ни больниц, ни любовных гнездышек!
— А как же мой муж? Все-таки это его дом.
— Его? — Тамара истерически захохотала. — Этот дом мой, я сама обставила его! Он принадлежит мне — весь, до последнего кирпича. Больше Коул Латимер не сможет мне помешать — он погибнет при загадочных обстоятельствах, и я позабочусь о том, чтобы наследство перешло к ближайшей родственнице — его ребенку, а сама стану опекуншей.
Элайну охватила дрожь. Она опустила глаза и постаралась овладеть собой.
— А эта пещера — видимо, она каждый раз помогала вам осуществлять ваши планы?
— Разумеется! — Тамара обвела взглядом мрачные стены. — Мой муж был слишком занят со своими пациентами, чтобы наблюдать за строительством. Здесь, в этой глуши, я вовсе не собиралась погибнуть от рук кровожадных дикарей, потому и велела проделать потайной ход из своей спальни в пещеру. Фредерик охотно давал мне деньги, не спрашивая, как я их потрачу, но когда я сбежала, он лишил меня наследства, и мне пришлось на время расстаться с моим домом. Само собой, теперь этот особняк формально будет принадлежать ребенку, но твоя дочь станет лишь пешкой в моей игре. Дом был и останется моим. Так что не заблуждайся, дорогая: для меня ты не представляешь никакого интереса. Если тебе взбредет в голову отказаться от моих условий, я легко найду кого-нибудь другого.
— Вижу, вы все предусмотрели! — Голос Элайны звучал почти спокойно, хотя ее сердце отчаянно колотилось, а на лбу проступил холодный пот. Больше всего несчастную женщину пугала участь, уготованная ее мужу. — Одного я не могу понять — почему вы не остались здесь? В таком случае вам не пришлось бы идти на убийство, чтобы заполучить дом…
Тамара взглянула на свои белые манжеты, сорвала их с рукавов и швырнула на пол, словно не желая больше вспоминать о том, что еще совсем недавно была служанкой.
— Фредерик Латимер видел во мне только мать своего ребенка, а я мечтала о большем: о славе, о богатстве! Конечно, муж был богат, но он терпеть не мог принимать гостей и не понимал, как приятно сорить деньгами! — Она надменно усмехнулась. — Однажды я встретила обаятельного красавца мужчину, задиру, игрока, и влюбилась в него. О, видела бы ты нас тогда! Благодаря нам эта вонючая река ожила — от самого истока до устья! Но нам помешал ребенок — нет, не этого человека, а Фредерика Латимера! Видишь ли, когда я сбежала отсюда, я была беременна. Но я заставила Гарри поверить, что это его ребенок, и то же самое говорила самому малышу. Мы с Гарри были заодно. Я подавала ему знак, когда мне в игорном зале удавалось подсмотреть карты его партнеров. Конечно, он обошелся бы и без моей помощи — он мог вытащить из колоды любую карту, однако этот человек не любил рисковать понапрасну…
Прислонившись к решетке, Тамара задумчиво уставилась на носок своей узкой черной туфельки.
— Как-то раз одному из его клиентов понадобилась женщина, и меня поставили на кон. С тех пор я стала ублажать проигравших, чтобы даже у тех, кто догадывался о мошенничестве, не появилось желание донести на нас в полицию. — Она с вызовом вскинула голову. — После этого почти все они уходили от нас довольными и счастливыми. Но Гарри был вспыльчив, он не терпел обвинений в мошенничестве. Однажды ночью он бросил вызов одному креолу в Новом Орлеане, и после этого его вытащили из реки с пулей во лбу, а я осталась одна с годовалым малышом. Но к тому времени я уже сама умела играть в карты и, если клиенты не возражали, обычно выигрывала партию-другую. Когда же я поняла, что этим мне не прокормиться, я стала искать другой способ заработать себе на хлеб и, накопив денег, поселилась вместе с ребенком в маленьком городке в Луизиане. Там я постаралась научить сына всему, что знала сама. Мы с ним очень близки, нам есть что вспомнить… — Тамара на мгновение задумалась и пожала плечами. — Когда мне сообщили, что Фредерик умер, я приехала сюда за наследством, в надежде, что его сын не вернется с войны — это избавило бы меня от лишних хлопот. Видишь ли, мы с Фредериком так и не успели развестись, и, объявив себя безутешной вдовой, я смогла бы разжалобить любого судью. Однако теперь, из-за появления на свет твоего ребенка, мне придется убедить власти, что я обожаю младенцев и буду во всем исходить из интересов Глинис — так мне будет гораздо проще завладеть всем имуществом и восстановить свои права. Впрочем, я заболталась. Скоро мой сын будет здесь. Побудь пока одна, Элайна, только не уходи далеко.
Громко расхохотавшись своей шутке, Тамара быстро направилась в ту сторону, куда ушел Ганн, а Элайна склонилась над мужем. Она не могла сдержать слезы при мысли о том, что скоро ей придется его оплакивать, и, стараясь навсегда запомнить дорогое ей лицо, нежно провела ладонью по худой щеке.
Неожиданно Коул пошевелился и застонал. Элайна нагнулась к нему.
— С возвращением, милый, — прошептала она.
— Элайна! — Он с трудом сел, затем осторожно ощупал челюсть и стал вглядываться в полутемную пещеру, заваленную ящиками с награбленным. — Похоже, все это время мы жили по соседству с теми, кого так долго искали…
— Так оно и есть, — грустно подтвердила Элайна. — Но самого главного ты еще не знаешь. Эти люди убийцы, и их здесь множество.
— Значит, нам пора выбираться отсюда. — Коул с трудом поднялся на ноги и, взявшись за решетку, с силой потряс ее. — Правда, как это сделать, я пока не знаю.
Глинис завозилась и захныкала на койке. Элайна взяла ее на руки и прижала к себе. Жестом подозвав мужа, она приникла к его груди.
— Они хотят убить тебя, — взволнованно прошептала она, — а потом собираются завладеть домом…
Коул осторожно приложил пальцы к ее губам.
— Не тревожься, любимая, скоро здесь будут Саул и Оли. Надеюсь, они прихватят с собой еще кого-нибудь.
Но развеять опасения Элайны было не так-то легко.
— Эти негодяи поставили стражу у дверей и на лестнице!
— Тогда нам остается только ждать, что будет дальше. И все же я уверен: Саул сумеет постоять за себя, а Оли ему поможет. Наших похитителей ждет непредвиденный сюрприз. — Коул ободряюще похлопал жену по плечу. — И разделаться со мной им будет не так-то легко!
Взяв на руки дочь, он вдруг спохватился:
— Кажется, ее забыли перепеленать!
— Значит, вот что тебя беспокоит в первую очередь? — Элайна рассмеялась, но тут же замолкла и смахнула с ресниц слезы. И все же на душе у нее стало немного спокойнее — теперь, когда Коул был рядом, положение уже не казалось ей столь безнадежным. Приподняв юбку, она оторвала полосу ткани, свернула ее на коленях и взяла у мужа малышку, а затем, перепеленав Глинис, снова отдала ее отцу.
Пока Коул пытался убаюкать дочь, Элайна, осторожно положив подбородок ему на плечо, снова заговорила приглушенным шепотом:
— Пожалуй, сегодня мы встретим еще одного давнего знакомого… Ганн — тебе знакомо это имя?
— Ганн? — Коул осторожно ощупал челюсть. — Ну еще бы! Как я могу про него забыть? Из этого громилы получился бы неплохой врач — никогда не видел, чтобы столь сильный удар не оставил почти никаких следов.
— Интересно, Дюбонне того же мнения? — Элайна с сочувствием посмотрела на мужа.
В это время плач Глинис перешел в надрывный крик. Малышка утихла только после того, как Элайна, взяв ее на руки и робко оглянувшись в сторону решетки, расстегнула платье. Почувствовав близость соска, Глинис немедленно успокоилась и жадно ухватилась за него губами, уперевшись кулачком в материнскую грудь.
Внимательно оглядев помещение, в котором они были заточены, Коул принялся рассуждать вслух:
— Странно… До сих пор я и не подозревал об этой пещере. Впрочем, отчего-то красная комната мне всегда казалась подозрительной, и я редко заходил туда, даже когда там жила Роберта.
— Это она убила садовника, от которого ждала ребенка. Миссис Гарт все видела.
Коул почти не удивился этому известию.
— Должно быть, у Роберты уже не оставалось выбора.
— Садовник увидел, как она прятала украденные деньги, и потребовал свою долю.
— Я охотно верю миссис Гарт: как только речь заходила о деньгах, Роберта становилась просто одержимой.
— Только не говори об этом моим родственникам, — попросила Элайна.
— Разумеется. Потрясение для них было бы слишком велико.
— Кстати, ты должен знать еще кое-что. Про миссис Гарт, — негромко произнесла Элайна, заметив, что мачеха Коула бесшумно, словно привидение, появившись из тьмы, расхаживает по пещере, заглядывая в ящики. — На самом деле она…
Элайна не успела договорить, потому что в этот момент в глубине пещеры раздался издевательский смех.
— Жак Дюбонне! — Элайна поспешно прикрыла головку Глинис и свою обнаженную грудь углом детского одеяльца, с дрожью наблюдая за тем, как француз направляется к их клетке. Краем глаза она заметила, как Коул напрягся и на его щеках заходили желваки.
— Ба, кого я вижу! — Жак остановился у дверей в камеру и театральным жестом протянул руки к пленникам. — Мистер и миссис Латимер, не так ли? Как приятно встретить старых друзей здесь, в моей скромной обители! Разумеется, малютка Глинис тоже с вами, прильнула к материнской груди… Моя обожаемая Элайна, не смущайтесь, дорогая, — ваш вид доставляет мне одно только удовольствие. Глаза Коула сверкнули.
— Видимо, тогда в отеле вы не восприняли мое предупреждение всерьез…
— А о чем, бишь, мы говорили, дайте вспомнить… — Жак притворился, будто напряженно припоминает подробности. — Ах да, кажется, о том, что меня будут судить, не так ли? — Дождавшись, когда Коул кивнет, он жизнерадостно рассмеялся. — А вот это мы еще посмотрим, уважаемый доктор!
Дюбонне прислонился к прутьям решетки и, картинным жестом стащив перчатку с правой руки, поднял вверх изуродованную обожженную ладонь.
— Это подарок от вашей жены, месье. А вот и еще один. — Он сорвал шляпу и отвел волосы в сторону, демонстрируя искалеченное левое ухо. — Помните нашу последнюю встречу в Новом Орлеане, Элайна? Кажется, вы тогда сказали, что покончите с собой, если я осмелюсь прикоснуться к вам? Что ж, сейчас мы это проверим. На этот раз я сумею вас проучить, и, если только вы не подчинитесь, ваш муж умрет в страшных муках.
Элайна вздрогнула и крепче прижалась к Коулу.
— Не сомневаюсь, что только на это вы и способны, — Коул усмехнулся, — воевать с беззащитными женщинами. Должно быть, именно так вы добились своего благополучия?
На миг Дюбонне лишился самообладания, но тут же оправился и продолжил как ни в чем не бывало:
— Конечно, насчет вашего мужа у нас есть и другие планы, и чем скорее вы поможете нам, Элайна, тем будет лучше для него. А вы — не хотите ли вновь увидеть мои рекомендательные письма, месье доктор? Вот они. — Жак вынул из кармана сверток и бросил его в клетку. — Полистайте их на досуге. А вот и еще кое-что. — Он извлек новую бумагу. — Этого хватит, чтобы убедить любого судью. Вот указ о помиловании в Мексике, вот еще один — из Франции. Видите? Меня все простили. — Он звонко расхохотался. — Теперь вы понимаете, почему я так уверен в успехе? Я построил свою империю — такую могущественную, что никто не посмеет меня пальцем тронуть! Хотя она выстроена на развалинах состояния Латимеров, нельзя забывать, что вы оба слишком многое отняли у меня: Элайна — руку и ухо, а вы, доктор, — женщину, которую я желал. Признаюсь, меня так и подмывает оскопить вас за это.
Встретившись с невозмутимым взглядом Коула, Дюбонне умолк, не зная, чем еще досадить своему давнему врагу. Некоторое время он расхаживал взад-вперед, задумчиво потирая подбородок.
— Что-то вы слишком уж самоуверенны, месье Латимер, — неожиданно снова раздался его голос. — Неужели все еще надеетесь, что вас спасут? Может, вы ждете помощи вот от этого человека?
Торжествующий хохот Жака заглушил слабый вскрик Элайны: четверо мужчин внесли в пещеру связанного Саула с кляпом во рту, еще несколько головорезов шли рядом, держа в руках увесистые дубинки. Судя по его виду, Саул сильно пострадал: кровь сочилась из раны у него на виске, правый глаз заплыл. Когда один из бандитов отпер клетку, двое других бесцеремонно швырнули в нее нового пленника, и дверь вновь захлопнулась.
Коул не мешкая подошел к слуге и принялся осматривать его раны.
— Не тратьте время попусту, месье, — равнодушно промолвил Жак. — К утру он уже будет мертв. Мои люди позаботятся об этом.
— К утру вы тоже можете умереть, месье Дюбонне, — спокойно ответил Коул, развязывая веревки на руках Саула и вынимая кляп.
— Вы так уверены, месье?
Коул загадочно усмехнулся:
— Если уж слабая девушка сумела изувечить вас, несмотря на целую армию охранников, то чего же бояться мне?
Удар пришелся точно в цель. Раздраженным жестом отпустив своих людей, Жак собрался что-то сказать, но тут послышались легкие шаги, шорох тафты, и, словно адское привидение, из тьмы появилась Тамара.
— Итак, наконец-то все в сборе! — Дюбонне торжествующе засмеялся.
Искоса взглянув на своего компаньона, бывшая миссис Гарт принялась нервно вышагивать вдоль решетки.
— Обстоятельства складываются как нельзя лучше. Когда-то, узнав, что доктор не утонул, я подумала, что для нас все потеряно, однако мы все же сумели справиться с ним, и уж на этот раз осечки не допустим.
Коул удивленно поднял голову:
— Значит, это вы чуть не утопили меня тогда в Новом Орлеане?
Женщина приподняла брови и слегка пожала плечами:
— Мы пытались убить одним ударом двух зайцев. Когда я узнала, что вы прибыли в город, а потом услышала о смерти вашего отца, то решила, что нельзя упускать такой случай. К тому же благодаря вашему мундиру мы пробрались в госпиталь и освободили пленников, чтобы раз и навсегда погубить репутацию Элайны Макгарен. Нам хотелось заполучить ее поместье, и мы почти добились своего.
Все это было так неожиданно, что Коул даже растерялся.
— Вам сообщили о смерти моего отца? Но почему вас так интересовала его судьба?
— Коул! — окликнула его Элайна, но Тамара перебила ее:
— Не утруждайте себя, миссис Латимер. Я все объясню сама.
— Объясните что? — Коул с напряжением ждал ответа.
— Спокойнее, молодой человек, сейчас вы все узнаете. Разумеется, вы меня не помните, так как в то время были еще ребенком. С тех пор утекло много воды, но, смею вас заверить, я почти не изменилась.
Коул озадаченно вглядывался в лицо женщины:
— Вы уверены, что мы знакомы, мадам?
— Ну да, конечно, только мы встречались очень давно, поэтому нет ничего удивительного в том, что вы не помните свою мачеху…
— Неужели Тамара?! — Изумлению Коула не было предела.
Женщина кивнула:
— На этот раз вы не ошиблись.
— Но как вы оказались заодно с этой шайкой мерзавцев? — Коул перевел взгляд на Жака. — С этим ничтожеством?
Тамара вскинула голову:
— Это, как вы выразились, ничтожество — мой сын. Элайна вскрикнула, а Коул презрительно прищурился:
— Надеюсь хотя бы, что мы с ним не родственники.
— Еще чего! — Жак пренебрежительно хмыкнул и выпятил грудь.
— Послушай, Джек, — мягко начала Тамара, — пришло время…
Взгляд Дюбонне полыхнул огнем.
— Мое имя Жак, и прошу не называть меня иначе!
Женщина нетерпеливо махнула рукой!
— О, Джек, ты так похож на Гарри!
— Анри! — возмущенно поправил Жак. — Моего отца звали Анри Дюбонне!
Тамара опустила глаза.
— Прости, но у Гарри не было детей.
Жак вздрогнул, однако его изумление тут же сменилось яростью.
— Ты хочешь сказать, мы с ним… Мы с этим… — Он бросил на Коула взгляд, полный ненависти.
— Вы с Коулом сводные братья, — устало подтвердила Тамара. — У вас один и тот же отец, а вот матери разные.
— Что-о-о? — Лицо Жака стало красным, а щеки надулись так, что казалось, вот-вот лопнут. — Но как ты посмела? Почему все эти годы ты уверяла меня, что мой отец — Анри?
В ответ Тамара только пожала плечами:
— Пока Фредерик был жив, говорить тебе правду просто не имело смысла — он никогда не признал бы тебя своим сыном, не поверил бы ни мне, ни тебе. К счастью, ты не похож на него и унаследовал мою внешность. Я сразу поняла, что ты будешь только страдать, зная, кто твой отец, поэтому и выбрала самый легкий путь.
Жак поморщился:
— Мне следовало заподозрить неладное еще тогда, когда ты приказала утопить месье доктора в реке.
— Как видишь, я знала, что делала. Зато теперь благодаря ребенку Элайны мы получим все состояние Латимеров. А с его матерью ты можешь не церемониться: поступай с ней как пожелаешь — она твоя.
— Черта с два! — рявкнул Коул. — Только через мой труп!
Мысль о том, что теперь наконец-то Элайна будет принадлежать ему, мгновенно изменила настроение Жака.
— Наше дело очень легко уладить, доктор. Элайна будет моей, а вы умрете. Видите, как просто. — Дюбонне в упор посмотрел на сводного брата. — Это случится сегодня, еще до конца дня. Так что, мадам, ждите и готовьтесь.
Дрожащими пальцами Элайна застегнула лиф платья, а Жак снова повернулся к матери:
— Поторопи наших, иначе мы не успеем нагнать пароход у поворота реки — он везет ценный груз, который я не хочу потерять. Чем больше нам достанется, тем богаче мы станем, не так ли?
— Надо бы оставить здесь пару стражников — на случай, если этот верзила придет в себя. — Тамара указала на Саула.
— Согласен. — Жак кивнул. — Пусть Ганн тоже останется здесь. Остальные — за дело: наши люди на борту уже предупреждены о нападении.
Когда его мать ушла отдавать распоряжения, Жак со снисходительной усмешкой обернулся к пленникам:
— Позвольте принести вам мои извинения: долг напоминает о себе в самые неподходящие минуты. — Он удалился со злорадным хохотом, а Элайна в отчаянии прижалась к мужу, который шептал ей слова утешения, стараясь сдержать дрожь.
В этот момент Саул пришел в себя. Оглядевшись, он виновато произнес:
— Мистер Коул, простите, что так вышло. Они поджидали меня…
— А Оли? — шепотом спросил Коул.
— Он шел следом за мной и, услышав шум, сразу бросился наутек. Надеюсь, ему удастся привести подмогу.
— Вот видишь, жена, у нас еще есть надежда!
— Хотелось бы в это верить! — Всхлипнув, Элайна уткнулась лицом в грудь мужу. — Если с тобой что-нибудь случится, я тоже не буду жить…
— Успокойся, дорогая! — Коул погладил ее по голове. — Не унывай. Я не допущу, чтобы эти мерзавцы взяли верх над нами.
В тишине пещеры гулко зазвучали шаги, возле решетки появился Ганн, облаченный в парчовый жилет, с поблескивающим «винчестером» в руках. Увидев его, Коул неожиданно подумал о том, что жилет явно принадлежал человеку более хрупкого сложения, чем Ганн, — скорее такому, как Жак.
Застыв перед клеткой, Ганн склонил голову набок и пристально оглядел Саула. Затем он отложил ружье, просунул руку сквозь прутья решетки и похлопал своего черного собрата по плечу.
— А ты здоровяк! — одобрительно заметил чернокожий гигант. — Такой же, как Ганн!
Некоторое время он продолжал задумчиво смотреть на Саула, словно мысленно спорил с самим собой, и наконец, взявшись за два соседних прута, напряг мускулы, пытаясь развести их в стороны. Прутья не поддались, и неф довольно усмехнулся:
— Ганн не может. Теперь попробуй ты!
Саул с готовностью взялся за прутья и повторил попытку, но тщетно. Наконец он устало опустил руки, а Ганн, рассмеявшись, отошел в сторону в полной уверенности, что теперь уж пленники никуда не денутся.
До того момента, когда Тамара и ее сын вернулись, прошло немало времени, и Элайне оставалось лишь надеяться, что Оли с подмогой успеет явиться вовремя, чтобы спасти их. Пока же, находясь под неусыпным надзором Ганна, пленники не могли даже попробовать открыть замок.
Подойдя вместе с Жаком к клетке, Ганн и еще двое бандитов направили дула «винчестеров» на пленников. Увидев это, Коул и Элайна переглянулись, а Саул поспешно встал на ноги, предвидя, что вскоре начнется кровопролитие.
Неожиданно Тамара протиснулась между мужчинами и отперла замок.
— Давай сюда девочку, — потребовала она и протянула руку к Глинис. В отчаянии Элайна прижала к себе ребенка с такой силой, что девочка проснулась и расплакалась.
С досадой отступив, Тамара приказала Ганну:
— Если миссис Латимер не подчинится, застрели его. — Она указала на Коула. — Сначала стреляй в ноги, чтобы его жена могла получить как можно больше удовольствия. Его смерть должна быть медленной. — Помолчав минуту, Тамара задумчиво добавила: — А если доктор Латимер или чернокожий посмеют шевельнуться, стреляй в эту шлюху, понял? Убей ее. — Заметив жгучую ненависть в глазах Элайны, Тамара грязно выругалась, а затем подвела итог: — Как видишь, милочка, незаменимых людей не бывает. Мне нужен только ребенок, так что о нем можешь не беспокоиться. Ну же, давай его сюда.
Губы Элайны задрожали, она осторожно положила Глинис на протянутые руки своей мучительницы, и та быстро отошла, а на ее место встал Жак.
— Она получила то, чего добивалась, — он кивнул в сторону матери, — и теперь я возьму то, что по праву принадлежит мне.
Элайна прижалась к мужу, с вызовом глядя в горящие похотью глаза врага.
— Разве ты уже забыла, что я сказал только что? — Жак довольно усмехнулся. — Если ты не подчинишься, месье доктор погибнет немедленно.
— Иди к черту! — выкрикнул Коул. — Так просто ты ее не получишь. Сначала тебе придется пристрелить меня!
В ответ Жак равнодушно пожал плечами:
— Тогда, дорогая моя Элайна, прикажи своему чернокожему ублюдку придержать твоего мужа, чтобы он смог прожить еще одну ночь. А если ты сейчас же не выйдешь отсюда, я и в самом деле пристрелю их обоих.
У Элайны вырвался стон отчаяния: она уже давно поняла, что Дюбонне не постесняется привести свою угрозу в исполнение. Двое его сообщников продолжали держать под прицелом обитателей клетки, бдительно следя за каждым их движением. Но если ради спасения Коула требовалось подчиниться воле насильника, Элайна была готова и на это. К тому же она прекрасно понимала, что важнее всего сейчас выиграть время.
Дрожа, она высвободилась из объятий Коула, а когда он вновь сделал попытку привлечь ее к себе, спряталась за спиной чернокожего слуги.
— Держи его, Саул! — приказала она, глотая слезы. — Прошу тебя, сделай это, если не хочешь, чтобы он погиб.
Пальцы Саула схватили Коула за руки так, словно их сжали стальные клещи.
— Простите, хозяин, я сделаю то, что сказала мисс Элайна.
Жак снова поманил Элайну к себе:
— Сюда, сюда, миссис Латимер.
— Нет! — Коул попытался высвободиться. — Попробуй только прикоснуться к ней, и я убью тебя, мерзавец!
Взглянув на мужа сквозь пелену слез, Элайна повернулась и медленно вышла из клетки.
— Элайна, не смей!
Ключ в железной двери повернулся со зловещим скрежетом. Только теперь Саул отпустил своего пленника, и Коул, бросившись к решетке, принялся яростно трясти ее.
— Элайна! Господи, Элайна! — Он с силой рванул дверь клетки, осыпая Жака яростными проклятиями, но тот лишь ухмылялся, равнодушно глядя на мучения своего врага.
— Вы свободны. — Дюбонне махнул рукой в сторону охраны. — Надеюсь, теперь он отсюда никуда не денется, а если понадобится, я вас позову. Итак, миссис Латимер…
Элайна растерянно застыла посреди пещеры. Слезы текли по ее щекам, капая на платье и оставляя на нем влажные пятна. Ей было невыносимо слышать мучительные стоны мужа, в отчаянии пытавшегося разжать прутья. Если бы усилием воли можно было убивать своих врагов, Коул, несомненно, сделал бы это.
Тем временем Жак грубо схватил пленницу за руку и притянул к себе, а затем, рванув ей волосы на затылке, заставил заглянуть ему в глаза.
— Мерзавец, ненавижу тебя! — прошипела Элайна сквозь зубы. — Если я согласилась покинуть клетку, то лишь потому, что ты угрожал моему мужу. Однако знай: мое мнение о тебе не изменилось — ты мне отвратителен!
Вспыхнув, Жак замахнулся и ударил Элайну по щеке с такой силой, что она чуть не упала.
— Будь ты проклят, ублюдок! — взревел Коул, побагровев от ярости.
Поняв всю бесполезность сопротивления, Элайна медленно выпрямилась, ощущая привкус крови во рту, и Жак, стиснув ей руку, потащил ее за собой в маленькую нишу, скрытую в глубине пещеры, где, освещенный висящим на стене фонарем, лежал соломенный тюфяк. Толкнув на него свою жертву, Дюбонне начал с ухмылкой развязывать галстук.
С силой обезумевшего зверя Коул вцепился в прутья. Мгновение чернокожий слуга следил за ним с благоговением, изумленный свирепостью этого человека: лицо его хозяина пылало гневом и неукротимой решимостью. Саул даже подумал, что сейчас Коул, пожалуй, способен сдвинуть с места землю.
Не тратя больше времени на раздумья, гигант поспешил на помощь Коулу. Он видел, что прутья решетки уже чуть-чуть разошлись после мощных усилий Ганна и, возможно, еще не все было потеряно.
Металл застонал, когда оба — хозяин и слуга — крепче взялись за прутья и налегли на них, при этом громадные мышцы на обнаженных руках Саула вздулись, точно узлы на стволе старого дерева.
Наконец один прут, не выдержав, с жалобным стоном согнулся и выскочил из гнезда, чуть не сбив пленников с ног, и Коул мгновенно принялся протискиваться в образовавшуюся щель. Если Саул не сможет последовать его примеру, значит, он вернется за ним после того, как Элайна будет спасена.
Неожиданно внимание Коула привлек тихий шорох у дверей, и из темноты выскользнула Минди. Пленник с удивлением увидел, что крохотная девочка держит в руке его «ремингтон».
— А где Оли? — быстро нагнувшись, прошептал он.
— У еки. Там много юдей — Ои, Пите — все. Они деутся…
Коул передал пистолет Саулу и бросился в глубь пещеры. Насколько он мог понять из слов девочки, слуги, находившиеся в доме, спустились к реке и теперь сражались с сообщниками Жака. Исход схватки оставался неясным, но похоже, никто из злоумышленников внутри пещеры пока даже не подозревал о нападении.
Когда впереди забрезжил слабый свет, Коул прибавил шагу, а потом побежал: треск ткани и приглушенные крики жены пробудили в нем холодную, безжалостную ярость, проникшую во все поры его тела. Заметив Жака Дюбонне, с трудом удерживавшего вырывавшуюся из его рук Элайну, Коул в один гигантский прыжок преодолел разделявшее их расстояние. Дюбонне вскрикнул, выпустив из рук свою жертву, испуганно попятился, но все же сумел уклониться от удара.
Придерживая на груди разорванную кофточку, Элайна прислонилась к каменной стене и, всхлипывая, наблюдала за схваткой двух соперников, сцепившихся в смертельном поединке. Лицо Жака превратилось в ужасную маску ненависти, изо рта вылетало зловонное дыхание. Хотя он был невысок и худощав, безумная ярость и страх поддерживали его силы, однако, когда Коул нанес ему стремительный удар кулаком в челюсть, Жак пошатнулся и рухнул на землю.
Не теряя ни секунды, Коул поспешил к Элайне, но в это время из глубины пещеры раздался выстрел. Понимая, что Саулу грозит опасность, Коул схватил Элайну за руку и быстро повлек ее за собой.
Очутившись в большой пещере и обнаружив, что Саул держит под прицелом Ганна и Тамару, они замерли.
— Болваны! — взвизгнула Тамара. — Сейчас сюда придут наши люди! Вам не спастись!
— Ну, это мы еще посмотрим! — мрачно проговорил Саул. — А теперь отдайте дитя матери.
Тамара нерешительно взглянула на Элайну, а затем протянула ей ребенка.
— Все равно вам конец! — Лицо Тамары потемнело от злобы. — Еще до рассвета девочка снова окажется у меня.
— Только через мой труп, — решительно заявила Элай-на, крепко прижимая к себе дочь.
Неожиданно по пещере разнесся устрашающий рев, и Ганн, прислонив «винчестер» к штабелю ящиков, потрясая кулаками, вышел из темноты.
— Стой, Саул! Ганн победит тебя! Если нет — вы свободны.
— Скорее убей его, олух! — выкрикнула Тамара. — Убей, или мой сын убьет тебя!
— Нет! — Чернокожий гигант грозно сверкнул глазами. — Саул сразится с Ганном один на один!
Саул не раздумывая бросил револьвер Коулу, и тот отступил, прикрыв собой Элайну. Потом чернокожий боец сорвал с себя рубашку и отшвырнул ее в сторону. В свою очередь Ганн разорвал жилет и стряхнул его с плеч.
Этот жест словно послужил сигналом, и противники ринулись навстречу друг другу. Сойдясь, они сцепились в яростной схватке, а затем принялись наносить друг другу удары, от каждого из которых давно треснули бы кости более слабого человека.
Широко расставив ноги, они жадно хватали ртом воздух, напрягая мышцы и выгибая спины.
Внезапно Саул извернулся и, ухватив Ганна за руку, попытался сбить его с ног. Чернокожий гигант пошатнулся, но устоял. Саул все сильнее выворачивал ему руку. И вдруг неожиданно его противник застонал от боли, а рука его повисла как плеть.
Когда верный слуга Жака рухнул на пол, Саул в изнеможении присел, опустив голову. Его грудь тяжело вздымалась. Ганн отполз в сторону, схватился одной рукой за ящики и с трудом выпрямился.
Услышав шорох за спиной, Элайна вскрикнула, предупреждая мужа об опасности. Обернувшись, Коул увидел, что из глубины пещеры к ним, держа ружье наперевес, спешит Жак, на ходу направляя дуло на Элайну. Он успел ударить по стволу ружья как раз вовремя — по пещере раскатилось гулкое эхо выстрела. Из простреленного бочонка заструилась нефть. Выстрелы, прозвучавшие следом, сбили с крюка фонарь, и нефть вмиг запылала. Огонь стал медленно подбираться к складу пороха.
Не мешкая Коул вырвал у противника ружье и замахнулся: удар его кулака пришелся в лицо Жака, и тот, тоненько заскулив, зажал ладонью окровавленный рот.
Внезапно черная рука схватила Дюбонне и оттащила прочь. Здоровой рукой Ганн крепко обхватил его, не давая ему высвободиться.
— Саул свободен! Ганн держит клятву! Пусть уходят! Мы остаемся здесь.
Дюбонне попытался что-то сказать, но Ганн схватил его за горло, и тело хозяина в его руке мгновенно обмякло. Жак медленно осел на землю, голова его на сломанной шее нелепо запрокинулась.
С презрением отбросив свою жертву, Ганн махнул рукой Саулу:
— Теперь уходи!
Саул поспешно подчинился, и Коул быстро обвел глазами пещеру. Мачехи нигде не было видно, но зато он заметил новую угрозу: пламя уже почти подобралось к бочонкам с порохом. Подбежав к Элайне, которая все это время стояла неподвижно, крепко прижимая к себе Глинис, он увлек ее за собой.
Позади них из глубины пещеры донесся оглушительный грохот, а затем словно горячая волна прошла над их головами.
С лихорадочной поспешностью они поднимались по лестнице: Минди, крепко державшаяся за Саула, и Элайна с Глинис на руках шли впереди Коула, а сзади их подгоняли громоподобный треск и вылетавшие из глубины туннеля снопы искр.
— Дверь выбило взрывом! — прокричал Коул. — Надо выбираться отсюда, иначе мы изжаримся заживо!
Элайна уже и сама поняла это: она задыхалась, у нее кололо в боку, но все же ей еще кое-как удавалось переставлять дрожащие ноги. Подняться по крутой лестнице оказалось гораздо труднее, чем спуститься, и если бы не Коул, подталкивавший ее сзади, она бы уже давно опустилась на одну из ступенек.
Внезапно из пещеры повалил удушливый дым, от которого у всех начали слезиться глаза. Но самое скверное ждало их впереди: зеркальная дверь оказалась запертой! Элайна свободной рукой нашарила потайной выступ, но когда Коул нажал на него, ничего не произошло. Присмотревшись, беглецы увидели, что тросы, протянутые к двери, повисли — они были аккуратно перепилены.
— Тамара! — догадался Коул. Ему следовало раньше подумать об этом, ведь она первой покинула пещеру!
— Значит, мы снова в ловушке! — Элайна уже готова была зарыдать, как вдруг Саул, отступив на несколько шагов, разбежался и ударил ногой куда-то в темноту. Злополучная дверь распахнулась. Один за другим они ввалились в комнату Роберты, жадно вдыхая свежий воздух, но, услышав тревожный звон колокола, бросились на улицу.
Оли, Бреггар, Питер и шериф стояли возле повозки, в которой вплотную друг к другу сидели люди Дюбонне, руки их были связаны за спиной.
Заметив Коула, Оли со всех ног бросился к нему и принялся сбивчиво объяснять:
— Когда Саула схватили, я сразу послал Питера за шерифом и доктором Дарви. Нам пришлось драться, пока не подоспел шериф.
— Все в порядке, Оли. — Коул постарался успокоить слугу. — Теперь мы в безопасности, а негодяи в руках правосудия.
В этот момент гигантские языки пламени начали вздыматься в небо над утесом, свидетельствуя о том, что огонь вырвался из пещеры наружу. Рев пожара был таким сильным, что заглушил все звуки вокруг. Неожиданно пламя взметнулось над крышей дома с восточной стороны и тут же, рассыпая вокруг искры, перекинулось на западную башенку. Стекла в окнах мгновенно раскалились докрасна, затем побелели и рассыпались, превратившись каждое в отдельный очаг пожара.
И тут Бреггар, схватив Коула за руку, указал куда-то вверх. Высоко над ними, в окне под самой крышей, женская фигура исполняла жуткий танец. Длинные черные волосы неистово развевал ветер, подол платья, взлетая до колен, тут же снова опадал к ее ногам. Заметив отчаянную танцовщицу, несколько зрителей со страхом прошептали имя Роберты, и только трое спасшихся из пещеры сразу поняли, кто в безумном порыве кружится наверху. Размахивая руками, Тамара что-то крикнула, запрокинув голову к небу. Бросив взгляд вниз, она увидела побелевшие от ужаса лица людей и погрозила кулаком. Ее вопли были настолько пронзительными, что даже перекрывали рев пламени:
— Отныне дом Латимеров навсегда принадлежит мне: вам не отнять его у меня, и никому из вас он не достанется!
— Да она спятила! — крикнул кто-то.
Обернувшись, Коул увидел, что рядом с ним стоит Мартин Холваг, а чуть поодаль — Кэролайн.
— Я знала, что это случится! — причитала мисс Дарви. — В дневнике Роберты сказано, где спрятано сокровище, — оно где-то там, в доме, но дом в огне!
— Так это вы украли дневник Роберты? — Даже в этот драматический момент Элайна не могла скрыть удивления.
— Он лежал на виду, его мог взять кто угодно, — захныкала Кэролайн.
— На виду в моей спальне!
— Откуда мне было знать, что она ваша, — в этом проклятом доме все вечно попадали куда-нибудь не туда…
— Так, значит, вот почему вы ворвались к нам той ночью? — подключился к разговору Коул. — Вы искали чужие деньги?
Кэролайн плаксиво сморщилась и бросила отчаянный взгляд на брата, надеясь найти у него сочувствие, однако Бреггар не произнес ни звука и, отвернувшись, направился прочь.
Между тем пожар разгорался все сильнее. Огонь уже всецело завладел домом. Неожиданно всем стоящим вокруг на миг показалось, что крыша приподнялась, словно под ней заворочалось в агонии некое живое существо, и вдруг она рухнула внутрь под аккомпанемент жуткого, как порождение сил тьмы, хохота Тамары, тут же потонувшего в реве пламени.
Когда все вокруг стихло, супруги Латимер медленно побрели к старому дому, и всю дорогу Элайна крепко прижимала дочь к груди.
Войдя в дом, они поднялись в большую спальню, из ее окна был виден только красноватый отблеск над верхушками деревьев — это догорало их прежнее жилище. Однако никто из них больше не сокрушался о потере. Пока Коул с удовольствием наблюдал, как его малютка-дочь рассматривает пальчики на ногах, Элайна боязливо положила перед ним на постель сверток с купюрами.
— Что это? — Коул в изумлении вскинул голову.
Щеки Элайны порозовели.
— Помнишь те две тысячи, которые ты предлагал мне в Новом Орлеане?
Он кивнул.
— Миссис Хоторн сохранила оставшиеся деньги для меня и привезла сюда.
— Оставшиеся?
— Здесь теперь не две тысячи, — объяснила Элайна. — Миссис Хоторн пришлось потратить немного, чтобы купить платья, которые я привезла сюда. Видишь ли, они вовсе не были поношенными…
Коул недоверчиво рассмеялся:
— Ты хочешь сказать, что, отказываясь носить одежду, купленную мной, ты все равно надевала платья, приобретенные на мои деньги?
Элайна кивнула.
— Тогда я даже не подозревала об этом. Надеюсь, ты простишь меня за глупость и гордыню?
— Родная моя, — Коул усмехнулся и привлек Элайну к себе, — благодаря тебе моя жизнь наполнилась таким счастьем, о котором прежде я не смел даже мечтать. Разве я могу сердиться на тебя? Мне остается лишь радоваться тому, что мы встретились и теперь будем всегда вместе.
— Таковы и мои намерения, милорд янки, — прошептала Элайна, касаясь его губ. — И это мое самое заветное желание!






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пепел на ветру - Вудивисс Кэтлин

Разделы:
ПлачО мой дом,Моя солнечная земляЛюбящих людейИ бесконечных мирных дней;Увы, ты исчезла,Смятая железной пятой войны.Многоногий червь бездумно ползет по моей земле,Оставляя за собойМешанину сломанных судебИ безжизненных тел… Ты, мой дом, покинул меня,И теперь я одинок,Словно лист, который влечет бурный поток.Куда бы я ни ступал,Я вижу лишь отчаяние и слышуНенавистный запах войны,Едкий запах пепла,Дымящегося на ветру!

ЧАСТЬ I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

ЧАСТЬ II

Глава 26Глава 27Глава 28Глава 29Глава 30Глава 31Глава 32Глава 33Глава 34Глава 35Глава 36Глава 37Глава 38Глава 39Глава 40Глава 41Глава 42Глава 43ЭпилогПлач

Ваши комментарии
к роману Пепел на ветру - Вудивисс Кэтлин



Обожаю этот роман !!!! Это был мой 1 роман!!!
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинКатя
19.05.2012, 14.09





Получила удовольствие от прочтения романа.
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинЖанна
12.07.2012, 14.59





Захватывающим роман. Мне понравился.
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинАнна
15.07.2012, 8.03





много ерунды, но в целом читать можно. где-то на 7.
Пепел на ветру - Вудивисс Кэтлинsvetlia4ok
7.08.2012, 14.43





Классный роман, один из моих любимых!
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинTammy
27.12.2012, 20.16





Классный роман, один из моих любимых!
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинTammy
27.12.2012, 20.16





nachali za zdravie a gde to s seredini romana bred sivoi kobili
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинSarina
29.12.2012, 0.03





так интересно начинался...а с середины уже слишком надуманно , в конце совснм плагиат -виктория холт госпожа замка м- вообщем не супер на 7
Пепел на ветру - Вудивисс Кэтлинтатьяна
29.12.2012, 23.41





Начало очень хорошее,ну в общем можно читать.По крайней мере не жалко потраченного времени.
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинТАТЬЯНА
1.01.2013, 16.15





Хороший, красивый романчик:))
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинЛале
12.03.2013, 18.59





Роман хороший, но не отличный. Где-то 7/10
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинЕкатерина
7.02.2014, 14.56





гражданская война в америке.кто любит читайте.концовка романа слишком закручена.гг горда чрезмерно.7из10
Пепел на ветру - Вудивисс Кэтлинтатьяна
5.07.2014, 15.25





Интересный большой роман( 900 стр.) с массой действующих лиц. В романе, как и в жизни, алчные потаскухи отхватывают себе благородных состоятельных мужчин. Меня также задела сцена, когда бывшая любовница-шляпница пришла качать права к законной жене- как это из жизни! Видела такое в реальности. Что касается мачехи ( тоже шлюха), так они везде одинаковы, даже в Африке. Советую к прочтению.
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинВ.З.,66л.
12.09.2014, 11.07





Да, этот роман будет посильнее чем "Унесенные ветром". Жаль что его не экранизировали. Я получила огромное удовольствие. В нем было удачно достигнуто победоносное трио: жизнь, любовь и приключения. Очень жаль, что роман не предпочло прочитать большое количество читательниц.
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинБелла
2.11.2014, 8.50





Очень понравилась первая часть романа, очень. В ней есть все , что нужно для любовного романа. А вторая часть "подкачала", в ней много надуманного. И с "Унесенные ветром" этот роман не сравнить. Нельзя сравнивать такие романы, как "Война и мир" с современными боевиками, "Поющие в терновнике" с современными любовными романами, потому что это КЛАССИКА! И сейчас так искренне, так чувственно никто не пишет! Но этот роман советую прочесть, захватывает.
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.12.2014, 15.11





Кому как. Не цепляет
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинФайзула
11.10.2015, 19.48





Героиня просто бесит своим упрямством.Очень затянуто 6/10
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинЕ
25.10.2015, 17.20





Разные чувства возникали во время прочтения этого романа. Но в конце почувствовала огромное удовлетворение от прочитанного! Обязательно читайте-очень интересный сюжет, хорошие, не "прилизанные" главные герои, неожиданная развязка. В каких- то моментах действительно перекликается с "Унесенными ветром". И очень зацепили стмхи в послесловии "Плач" 10 баллов!
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинМари
1.12.2015, 9.50





Маразм!Тягомотина!
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинSimona
4.12.2015, 12.01





Такое хорошее начало. И так много лишнего в конце. Начинала читать с воодушевлением, а потом... Куча второстепенных героев, какая-то мешанина событий. Весь кайф от чтения пропал.
Пепел на ветру - Вудивисс КэтлинElen
13.11.2016, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
ПлачО мой дом,Моя солнечная земляЛюбящих людейИ бесконечных мирных дней;Увы, ты исчезла,Смятая железной пятой войны.Многоногий червь бездумно ползет по моей земле,Оставляя за собойМешанину сломанных судебИ безжизненных тел… Ты, мой дом, покинул меня,И теперь я одинок,Словно лист, который влечет бурный поток.Куда бы я ни ступал,Я вижу лишь отчаяние и слышуНенавистный запах войны,Едкий запах пепла,Дымящегося на ветру!

ЧАСТЬ I

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25

ЧАСТЬ II

Глава 26Глава 27Глава 28Глава 29Глава 30Глава 31Глава 32Глава 33Глава 34Глава 35Глава 36Глава 37Глава 38Глава 39Глава 40Глава 41Глава 42Глава 43ЭпилогПлач

Rambler's Top100