Читать онлайн Нерешительный поклонник, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.99 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Нерешительный поклонник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Теперь, когда Колтон стал маркизом и владельцем поместья, ему полагались покои, достойные знатного лорда. Поэтому слуги до сих пор стелили белье, вытирали пыль, проветривали и раскладывали вещи в новых апартаментах на втором этаже. Когда полковник спросил Гаррисона, не найдется ли спокойного местечка для отдыха, дворецкий предложил его старую спальню.
Колтон не возражал: усталость давала о себе знать. Скорее бы сбросить одежду и растянуться на мягкой перине! После узких коек и топчанов в военных лагерях прежняя кровать покажется роскошью!
Поэтому он с легкой душой улегся на вовремя разостланную постель. Но хотя в дороге он почти не спал, сон куда-то пропал. В памяти вновь и вновь возникала та сцена в кабинете, когда отец объявил о его помолвке с шестилетней почти уродливой малышкой! Несмотря на то что Колтон знавал девушек куда красивее, с кем охотно бы обручился, отец почему-то обожал дочь ближайшего друга и соседа — худенькую девочку с огромными черными глазами. Как можно было ожидать каких-то перемен? Она всегда была такой, по контрасту с миниатюрными, светловолосыми, хорошенькими сестрами, к тому же почти его ровесницами. Адриана же казалась не чем иным, как невыразительной тенью среди своих исключительно красивых родственников. Зато она была самой трудолюбивой из детей и представлялась его отцу подходящей партией для единственного сына. И Седжуик так и не отступил от своего решения.
Колтон тогда так рассердился, что в тот же день уехал из дома и поступил в военную академию при поддержке лорда Алистера Дермота, дяди со стороны матери, признавшегося с лукавым блеском в глазах, что все эти годы мечтал пойти против воли зятя, интуицию которого многие из его друзей считали безошибочной. Дядя Алистер заявил, будто хочет доказать, что и Седжуик Уиндем способен ошибаться. Значит, и на этот раз ничего не вышло.
Следующие два года Колтон изучал военное искусство и в тысяча восемьсот первом году был направлен в Египет в чине младшего лейтенанта, в распоряжение генерал-лейтенанта сэра Аберкомба. Там он прославил себя во многих сражениях и смело вел своих людей в самую гущу битвы, когда вокруг кишели враги. За последующие четырнадцать лет, в течение которых с домом его связывали только дядя Алистер и письма от родных, его повысили в чине от младшего лейтенанта до полковника, и он получил полк в армии под командованием лорда Веллингтона. После битвы при Ватерлоо и поражения Наполеона Колтон дал понять, что собирается продолжить военную карьеру. Веллингтон был очень рад и заверил подчиненного, что, как только он оправится от ран, будет произведен в генералы еще до конца года. Но тут умер лорд Седжуик, и Колтон решил вернуться домой. Встав на ноги, он попросил отставки у Веллингтона и поклялся себе выполнить долг по отношению к семье. Несмотря на прошлые разногласия, он гордился отцом и его достижениями. Страшно было представить, что фамильный титул перейдет к другому и матери придется покинуть поместье!
Однако за все годы службы он ни разу не подумал об отвергнутой девушке как о возможной жене. Да, Колтон раскаивался в том, что обидел ее, но разве мог он поверить, что в один прекрасный день она превратится в чудо красоты? Когда она назвала свое имя, у него пол ушел из-под ног!
Но все же ее несравненная красота ничего не стоит, если в остальном они окажутся совершенно разными людьми! Пока что девушка держится сдержанно и внешне безразлично. Да и сам Колтон не может смириться с решением, принятым за него. Должно произойти нечто гораздо более значительное, чтобы он уступил и сделал так, как требовал отец.
Часа два спустя Саманта оставила Перси за разговором с леди Филаной и поднялась наверх поискать брата. Легонько постучав, она услышала запинающиеся шаги и стук трости. Дверь распахнулась, и на пороге возник брат в старой военной форме. С годами ткань стала более мягкой и льнула к широким плечам и узким бедрам.
— Надеюсь, я не потревожила тебя, — извинилась Саманта. Он неожиданно показался ей совсем чужим, и она пожалела, что пришла. — Ты спал?
— Нет, не удалось. Собирался вывести собак на прогулку. Нужно упражнять ногу. Если долго сидеть на одном месте, она затекает. Кстати, почему бы тебе не войти?
— Можно? — робко спросила сестра, сразу напомнив ему малышку Саманту.
— Конечно! Ты и не догадываешься, как часто я вспоминал о твоих вылазках в мою комнату! Каждый раз, когда ты просила починить сломанную игрушку или прочитать сказку, я чувствовал себя твоим защитником и опекуном! И теперь, после стольких лет, я счастлив, что ты ощутила потребность во мне.
Саманта оглядела комнату. Здесь совсем ничто не изменилось! Ребенком она боготворила брата и долго страдала после его отъезда. И сейчас, как бы ни старалась унять тревогу, все же мучилась дурным предчувствием новой разлуки. Он привык поступать как вздумается и, конечно, оскорбится, узнав, что кто-то пытается навязать ему свою волю.
— Ты представить не можешь, как я тосковала по тебе, Колтон, — призналась она с нерешительной улыбкой. — Временами мне бывало так одиноко, что хотелось забиться в угол и заплакать. А потом умер папа, и боль стала совсем невыносимой. Казалось, голос и смех папы звучат в каждой комнате. Знаешь, Колтон, ты похож на него не только внешне. Даже голоса у вас одинаковые. Глубокие и бархатистые.
— Дядя Алистер тоже часто на это жаловался, — усмехнулся он. — Подозреваю, что иногда он даже пугался при виде меня. Однажды назвал меня Седжуиком до того, как успел понять свою ошибку.
— Ах, милый дядя Алистер! — весело покачала головой Саманта. — Он такой душка!
Колтон никогда не думал о дяде как о «душке» и потому скептически улыбнулся.
— Главное, что он помог мне в беде. Наверное, потому что хотел насолить отцу.
— О нет, — покачала головой сестра. — Это он так забавлялся, притворяясь, будто вечно ссорится с папой. Иногда у них действительно бывали несогласия, и начинался такой яростный спор, что со стороны можно было подумать, будто они — злейшие враги. И все же стоило кому-то из посторонних нелестно отозваться об одном из них в присутствии другого, горе тому человеку! Должна признать, что тоже думала, как ты, пока не увидела дядю Алистера рыдающим на похоронах отца. Только тогда он признал, что не встречал более умного и благородного человека и никогда не был так счастлив, как в тот день, когда его сестра выходила за Седжуика.
Пораженный Колтон молча смотрел на сестру. Дядя Алистер всегда уверял, что зять слишком самоуверен и упрям. И что же теперь?!
— Похоже, — пробормотал он наконец, — дядя Алистер жаловался на отца только потому, что стремился меня утешить. Наверное, стоит отказаться от мысли, что он поддержал меня назло отцу?
— Вполне возможно, не хотел, чтобы ты был ему обязан. Брови Колтона взлетели.
— Мне следовало заподозрить неладное еще в ту ночь, когда я пришел отдать ему долг и он сказал, что приобрел небольшое поместье вблизи Брэдфорда-на-Эйвоне, чтобы почаще навещать сестру. Нужно было еще тогда задаться вопросом, как это он будет терпеть присутствие отца, если, по его словам, так его не любил.
— Знаешь, дядя Алистер часто расспрашивал отца о ведении дел в поместье, словно проверял его знания. Сначала я думала, что он испытывает папино терпение, но на похоронах дядя признался, что действительно интересовался всеми этими вещами и знал, что всегда получит правильный ответ у зятя…
Саманта неожиданно всхлипнула и, вынув батистовый платочек, вытерла слезы.
— Ах, какая я сентиментальная дурочка!
— Ничего не скажешь, перехитрил меня дядя Алистер! — посетовал Колтон.
Саманта поспешила сменить тему, боясь, что опять расплачется:
— Как видишь, в Рэндвулф-Мэноре за эти годы почти ничто не изменилось. Конечно, твои новые покои куда роскошнее. Но я всегда считала старые спальни более уютными.
Она любовно провела пальцем по столу, за которым брат когда-то изучал языки, математику и географию. Учеником он был способным, но очень упрямым и, как объявил наставник, Малколм Гримм, часто испытывал его терпение, затевая бесконечные дискуссии. К чести наставника нужно сказать, что он никогда не стеснялся признать правоту ученика. Какое счастье, что брат вернулся!
— Знаешь, — начала она, — я с трудом тебя узнала сегодня. Приняла за гостя. Но тут вдруг поняла, что у тебя очень знакомое лицо. Конечно, ты унаследовал от папы не только внешность.
Колтон почему-то понял, что она имеет в виду его упрямство и жажду независимости.
— Думаю, что тогда нашла коса на камень. Никто из нас не хотел уступить.
Саманта обеспокоено прикусила губу, но все же решилась высказать то, что лежало на сердце:
— Меня очень волнует твой сегодняшний разговор с мамой. Она тебе все объяснила?
— Ты имеешь в виду подписанный отцом контракт?
Колтон потер затекшую шею. Честно говоря, он был совсем не против того, чтобы видеться с Адрианой и даже поухаживать за ней. Ему так недоставало женского общества, а дружба столь изысканного, утонченного создания окажет честь любому мужчине. И все же Колтон высоко ценил свою свободу и не спешил расстаться с ней сразу же после приезда домой. Ему не хотелось обижать Адриану и ее родителей, отказавшись выполнить отцовскую волю, но, возможно, так оно и произойдет, поскольку Колтон вовсе не был уверен, что скромная молодая дама такого строгого воспитания не надоест ему через месяц после свадьбы. Он давно уже старался избегать общества невинных девиц и их любящих родителей, пытавшихся поймать выгодного женишка для дочки. Многие из таких отцов были старшими по чину офицерами. Иногда во мраке ночи его навещали вдовы близких друзей, стремившиеся хоть как-то утолить скорбь и тоску одиночества.
Постоянная любовница у него была только одна — лондонская актриса, но, несмотря на то что связь продолжалась добрых пять лет, в городе он бывал наездами и не слишком часто, так что встречались они всего по несколько раз в году. Все же он не придавал особого значения отношениям с хорошенькой Пандорой Мейс. Его скорее удерживали рядом с ней привычка и тот факт, что холостые офицеры никогда не упоминали ее в числе своих побед. Сначала она понятия не имела, из какой семьи он происходит, и только когда в «Лондон газетт» появилась статья о его подвигах, узнала, что ее любовник — будущий маркиз. На все ее расспросы он коротко ответил, что поссорился с семьей. И хотя никогда не утверждал вслух, что женится только на женщине своего круга, про себя решил, что когда придет время обзавестись семьей, найдет порядочную девушку из общества и будет верен ей, чтобы не позорить наследников появлением безродных претендентов на наследство.
И вот сейчас нужно признаться, что он заинтригован Адрианой. Мало того, что она безупречно красива, ее фигурка может соблазнить святого! Стройная, легкая, женственно округлая, длинноногая, она распалила его воображение до такой степени, что Колтон не на шутку призадумался: а так ли уж плохо просыпаться рядом с ней каждое утро?
— Да, я говорю о контракте между тобой и Адрианой, — кивнула Саманта, обуреваемая дурными предчувствиями. И тут Колтон не выдержал. Разговоры о помолвке выводили его из себя:
— Очевидно, я последним узнаю о том, как тщательно спланировал отец мою будущую жизнь.
— Он сделал для тебя ровно столько же, сколько для меня, не больше и не меньше.
Колтон потрясение уставился на сестру. Эти двое казались такими влюбленными! Просто невозможно было поверить в брак по расчету!
— Хочешь сказать, что тебя насильно выдали замуж?
— Во всяком случае, я почти не знала Перси до свадьбы, а теперь, хотя ты можешь этому не верить, мы любим друг друга.
— И когда же пришла любовь? В первую брачную ночь? — издевательски бросил Колтон. Глаза Саманты загорелись негодованием. Он всегда давал понять, что не верит в браки и помолвки по расчету, а теперь его скептицизм буквально выплескивался наружу, как кипящая вода из котелка.
— Наша любовь начала расцветать во время его ухаживания за мной. С тех пор она стала еще сильнее. Теперь нам трудно представить, что было бы, если бы папа не устроил наше обручение.
— И я должен надеяться, что со мной и Адрианой случится то же самое?
— Сам знаешь, что мы с Адрианой близки, как сестры, — бросила обиженная до глубины души Саманта.
— Знаю, но каким образом это обстоятельство может повлиять на мое решение? По условиям контракта я обязан три месяца ухаживать за Адрианой и выполню волю отца, но больше никаких обещаний давать не собираюсь. Проще говоря, Саманта, нужно положиться на волю Господню. Будь что будет.
Саманта, прижав к груди кулачок, умоляюще взглянула на брата.
— Колтон… прошу тебя… заклинаю… постарайся не ранить Адриану. Пусть тебе не по душе поступок папы, но пойми, она ни в чем не виновата.
— Ты права, — задумчиво вздохнул брат. — Я постараюсь обдумать преимущества нашего совместного будущего.
Ничем не опозорю память отца, но, пока не буду полностью убежден, что мы с Адрианой сумеем полюбить друг друга, не стану давать никаких клятв, о которых позже пожалею. И не обменяюсь с ней брачными обетами только для того, чтобы угодить родным. И хотя собираюсь ухаживать за ней, все же учти, что из этого может ничего не выйти. Контракт был составлен без моего ведома, и Адриане лучше быть настороже, чтобы не повторилось прошлое, иначе мой отказ снова разобьет ей сердце.
Саманта поняла, что ее мольбы бесполезны. Она ничего не добилась. И теперь остается только ждать и надеяться. Время покажет, насколько был прав Седжуик Уиндем, утверждая, что Адриана и его сын предназначены друг для друга.
Она задумчиво склонила голову набок, глядя на своего красавца брата.
— Я хотела бы спросить тебя еще кое о чем. Не волнуйся, мой вопрос не имеет никакого отношения к Адриане. Просто хотелось бы кое-что узнать.
— С удовольствием отвечу на все твои вопросы, — кивнул Колтон.
— В начале года знакомые рассказали нам, что видели тебя в Лондоне. Мы были уверены, что после стольких лет отсутствия ты остановишься в нашем городском доме, тем более что тогда мы сами были в столице, но так и не дождались тебя. А ведь папа еще был жив и совершенно здоров. Почему же ты не захотел приехать?
Колтону очень не хотелось еще больше расстраивать сестру. Не запрети ему отец появляться на глаза, пока он не согласится обсудить вопрос о помолвке с Адрианой, все могло быть иначе. И он, конечно же, провел бы отпуск с семьей.
— Прости, Саманта, но я был в Лондоне по важному делу, с поручением от лорда Веллингтона, и должен был постоянно находиться в главном штабе, чтобы курьеры могли легко меня разыскать. Вскоре Наполеон бежал с Эльбы, и меня срочно послали в Вену, к Веллингтону, обсудить создавшееся положение. Я был обязан выполнить приказ.
— Папа звал тебя перед смертью, — едва слышно прошептала Саманта, безуспешно пытаясь скрыть слезы, выступавшие на глазах каждый раз, когда она вспоминала тихие стоны отца, напрасно ожидавшего появления единственного сына.
Муки раскаяния, терзавшие Колтона с того дня, когда он узнал о смерти отца, лежали на его груди свинцовой тяжестью. И сейчас, обняв сестру, он выдохнул ей в волосы:
— Дорогая, прости меня. Когда пришла весть о болезни папы, нам предстояло важное сражение, и я не мог покинуть свой полк. Позже, после его смерти, я лежал в бреду и не знал, останусь ли жив. Прошло немало времени, прежде чем я встал с постели.
Поняв, какую боль причинила брату, Саманта немедленно опомнилась.
— Прости и ты меня. Ты и представить себе не можешь, как все мы счастливы видеть тебя. Слава Богу, что ты жив и здоров.
Обливаясь слезами, она, в свою очередь, обняла его.
— Мы с мамой ужасно волновались за тебя. Хотя папа не смел высказать свои опасения вслух, боясь нас расстроить, но тоже очень беспокоился. Несмотря на ваши разногласия, он так тебя любил!
Слова сестры разрывали сердце Колтона до такой степени, что ему с трудом удалось взять себя в руки. Он горячо любил отца, но ненавидел традицию, повелевающую родителям устраивать браки по расчету. Впрочем, неизвестно, что бы он сказал, будь сам отцом взрослого сына.
Адриана взбежала по широкой лестнице Рэндвулф-Мэнора, спеша принять ванну и переодеться перед ужином. Она не ожидала, что вернется так поздно, но мистер Фейрчайлд, прибывший за своей дочерью, рассыпался в таких пространных похвалах по адресу Фелисити, так расписывал благие изменения, произведенные им на фабрике, что никто из Саттонов не решился показаться грубым, перебив его бесконечную тираду. Наконец Стюарт, видя, что времени почти не остается, объяснил необходимость поспешить, вывел Адриану во двор, галантно усадил в ландо и велел Джозефу гнать что есть мочи.
И только тогда, упав на сиденье, дал волю веселью. Смех Адрианы долго вторил его собственному.
Ужин в обоих домах всегда подавался в одно время, так что у Адрианы оставалось немногим больше часа, чтобы принять ванну, переодеться и соорудить приличную прическу, прежде чем присоединиться к собравшимся в парадном зале и поднять бокал за здоровье Стюарта. Хорошо бы горничная Хельга помогла ей застегнуть платье! Адриана по опыту знала, какие у той проворные умелые руки.
Спальня, в которую буквально ворвалась Адриана, много лет назад была закреплена за ней. Разложив платье и белье на постели и поставив туфельки у дивана, она поспешила в ванную, которая в последнее время редко использовалась. В детстве Саманта требовала, чтобы Адриану селили поблизости, поэтому спальня была напротив узкой ванной комнаты. Раньше Колтону тоже приходилось пересекать коридор, чтобы попасть туда, но отныне, как хозяину дома, ему полагались покои с собственной ванной.
А вот Адриана так задержалась, что теперь надо поторопиться! И хочешь не хочешь, а мыться придется. После бешеной скачки сегодня утром от нее наверняка до сих пор попахивает конским потом. Кроме того, черный креповый туалет, отделанный бархатными фестонами по вырезу и подолу, совсем новый и очень ей идет. Прежде чем надевать атласную рубашку с кружевами и модное платье, просто необходимо полежать в воде, надушенной ее любимой эссенцией.
В маленьком очаге уже стоял наполненный водой котел. Сунув туда пальчик, Адриана с отчаянием обнаружила, что вода едва теплая. Значит, ей предстоит новое испытание: плескаться в почти холодной воде!
Тяжело вздохнув, Адриана подошла к ванне. И тут ее ожидал сюрприз! Ванна была наполовину полна горячей водой!
— О, Хельга, какая ты милая, — проворковала она, мысленно благословляя служанку. Наверное, та увидела ее из окна и решила помочь. Медная ванна была такой большой и высокой, что Адриана не могла сама забраться в нее и приходилось подставлять специальную лестничку.
Поспешно сбросив ботинки, амазонку, стащив чулки и белье и оставив все неопрятной грудой прямо на полу, она легла в благоухающую воду. Почему-то Хельга предпочла не слишком разбавлять ее, но какая разница, тем более что и ее собственная горничная Мод тоже делала воду погорячее.
Блаженно расслабившись, Адриана сложила мокрую тряпочку, прикрыла ею глаза от яркого света и погрузилась в воду до подбородка. Хватит мучиться мыслями о том, как поступит Колтон, узнав о помолвке.
Девушка заставила себя вспомнить роман, который читала прошлой ночью. По ее мнению, он оказался ужасно скучным и действовал лучше всякого снотворного. Вот и сейчас она почти погрузилась в дремоту, из которой ее вырвал громкий кашель.
— Спасибо, что приготовила мне ванну, Хельга, — сонно пробормотала она. — Просто божественно!
Но вместо добродушного ответа, который она ожидала услышать, кто-то снова кашлянул. На этот раз Адриана встревожилась и, смахнув с глаз тряпочку, растерянно воззрилась на высокого почти голого мужчину, стоявшего у ванны. Да-да, именно почти, потому что, кроме полотенца, обернутого вокруг бедер, на нем ничего не было. Мало того, ткань красноречиво топорщилась спереди. Адриана в страхе подскочила и, усевшись, обняла руками согнутые колени в тщетной попытке скрыть наготу от нового маркиза Рэндвулфа.
А Колтон, успевший преспокойно рассмотреть красавицу, пока та спала, даже не пытался скрыть веселую самоуверенную усмешку.
— Надеюсь, я не помешал, миледи. Чуть насмешливый тон незваного гостя мгновенно вывел Адриану из себя.
— Почему вы тут, а не в хозяйских покоях?
Вместо ответа Колтон почтительно поклонился, что казалось по меньшей мере абсурдным, учитывая скудость его одеяния.
— Простите, Адриана, но мне сказали, что ванна приготовлена здесь, — дружелюбно начал он, словно не она только сейчас кричала на него. — Знай я, что нам предстоит купаться вместе, поспешил бы сюда со всех ног, вместо того чтобы гулять с собаками.
— И не мечтайте! — воскликнула она, запустив в него мокрой губкой. К сожалению, снаряд попал не в лицо, а чуть ниже. В ту самую выпуклость, которая так отчетливо выделялась под полотенцем. Там губка и застряла. Колтон осторожно подцепил ее большим и указательным пальцами и, укоризненно покачивая головой, положил на бортик ванны.
— Ай-ай-ай! Ну и характер у вас, дорогая! Похоже, он совсем не изменился с тех пор, как я покинул дом. И подумать только, я был готов принять ваше предложение!
— Шут гороховый! — взвизгнула она. — Вы в самом деле вообразили, будто я ждала вас?
Но Колтон только рассмеялся. Адриана в ответ пронзила его злобным взглядом и не отводила глаз, пока его веселье не улеглось, сменившись кривой усмешкой.
— Не можете же вы винить раненого офицера, только что вернувшегося с войны, за то, что он посмел надеяться… пусть и напрасно? К тому же вы самая соблазнительная женщина, которую я видел за… возможно, за всю мою жизнь.
— Сомневаюсь, что ваша мать вознамерилась стать хозяйкой публичного дома, милорд, и будь даже это так, я не согласилась бы стать его главной приманкой, — язвительно отрезала она.
Колтон невольно задался вопросом, уж не притворяется ли девица? Может, ее негодование — просто тактический ход? Ему не раз приходилось наблюдать уловки одиноких женщин и просто шлюх, следовавших за их лагерем. Многие пытались таким вот образом пробраться в постель Колтона, и, нужно признать, временами он почти поддавался искушению, но опасение стать жертвой болезни, которая, вероятно, будет терзать его до конца жизни, немедленно отрезвляло бравого офицера. Однако в случае с Адрианой ничего подобного ему не грозило: Саттоны, разумеется, всячески оберегали свою дочь. И все же, как он ни стремился стать первым в ее постели, сначала нужно поразмыслить, какую цену придется платить и что потребуют от него. Быть почти помолвленным — далеко не то, что быть помолвленным официально, и соблазн отдаться на волю желания был слишком велик, чтобы легко с ним справиться. Даже перспектива оказаться женатым на Адриане сейчас не пугала его. На какой-то момент он был готов отбросить всякое благоразумие и познать ее прелести, ибо такое совершенство встречается не часто. Его прошлые победы казались просто жалкими в сравнении с той, что ему предстоит одержать.
Войдя в ванную, Колтон сначала не заметил девушку. Только сбросив одежду и подойдя ближе, он увидел спящую нимфу и получил шанс без помех восхищаться ее женственными изгибами: округлыми розовыми грудями, гладким плоским животом, стройными бедрами и длинными ногами. Нужно признаться, ему не хотелось ее будить, и, если бы не угроза появления горничной, он с радостью наслаждался бы изумительным зрелищем до самого рассвета.
— Неужели в вас нет ни капельки сочувствия к моим мукам?
— Ни капельки, — спокойно подтвердила Адриана. — Но поскольку вы, кажется, склонны преувеличивать перенесенные испытания, с тем чтобы пробудить сострадание в окружающих, я сдаюсь и уступаю ванну вам.
Она оглянулась в поисках полотенца, но тут же сообразила, что именно оно сейчас скрывает чресла Колтона, позволяя соблюсти необходимый минимум приличий.
— Отвернитесь, олух вы этакий, а еще лучше закройте глаза, прежде чем они выскочат из орбит! Из-за вас мне даже нечем прикрыться!
Колтон тихо хмыкнул. Знай леди, сколько времени он простоял здесь, сразу поняла бы, что уже поздно думать о скромности.
— Это все равно что закрывать ворота после того, как всех лошадей украли. Заверяю, ничто не сотрет из моей памяти той прелестной сцены, которую я наблюдал несколько минут назад.
Несмотря на его неотступный взгляд, Адриана вцепилась в бортик ванны и глухо зарычала. Круглые груди на миг показались из воды, и теперь уже настала очередь Колтона стонать от неудовлетворенного желания. По опыту зная, какие муки его ждут, он почти пожалел о том, что успел увидеть, ибо теперь на всю жизнь запомнит ту, что предстала перед ним в костюме Евы.
Гадая, что за внезапная болезнь постигла наглеца, Адриана подняла голову, столкнулась с жадным взглядом серых глаз, буквально пожирающих ее наготу, и повелительно подняла руку.
— Посторонитесь, негодяй, и дайте мне пройти, — скомандовала она. — И не споткнитесь о свой болтающийся язык. У меня не хватает рук, чтобы прикрыться и одновременно переступить через борт этой проклятой ванны. Стараясь сохранить приличия, я скорее всего просто сломаю шею.
— Помощь вам не нужна? — осведомился Колтон, с надеждой протягивая руку. В этот момент он даже пошел бы на то, чтобы взять ее, и черт с ними, с последствиями! Иначе ему не залить пожара, бушующего в крови. И какого пожара! Вряд ли он когда-либо испытывал столь блаженную муку. И не будь истинным джентльменом, наверняка не оставил бы этому воплощению Венеры ни малейшей возможности сопротивляться. — Я охотно готов засвидетельствовать, что вижу перед собой смертную красавицу, а не божественное существо, которое пригрезилось мне во сне. Только коснувшись вас, я уверюсь, что это не игра моего вообра…
— Хорошая пощечина тоже послужит идеальным доказательством, — перебила Адриана. — Только попробуйте шевельнуться, Колтон Уиндем, и заработаете оплеуху.
Ответом ей был разочарованный вздох. Девушка величественно вышла из ванны, и у Колтона подогнулись колени при виде стройных бедер, длинных ног и темного гнездышка внизу живота. А соблазнительные округлости с розовыми вершинками! У него руки чесались ощутить их шелковистую тяжесть.
Но видимо, сегодня ему этого не суждено. И скоро он начнет испытывать адские терзания, когда проклятие долгого воздержания начнет раздирать его чресла. Он предпочел бы не испытывать ничего подобного… если леди согласится.
Колтон протянул руку и льстиво улыбнулся, пытаясь сразить ее своим обаянием. Он покорил немало женщин неотразимой улыбкой и ямочками на щеках.
— Так вы не сдадитесь, Адриана?
Вскинув брови, Адриана долго рассматривала загорелую руку, прежде чем вызывающе уставилась на него. Глаза ее вдруг загорелись ответным огнем. Волшебство его улыбки подействовало и на нее… но только на миг. Воспоминания о той сцене и его уничтожающих словах по-прежнему жгли ее и не позволяли смягчиться.
Поэтому в лицо Колтону полетел яростный шепот:
— Только дотроньтесь до меня, Колтон Уиндем, и я буду визжать, пока не прибежит ваша матушка. Это удовольствие я вам твердо обещаю.
— В таком случае, дорогая, я готов подчиниться, — сообщил он с неизменной ухмылкой и даже сумел изобразить нечто вроде поклона. — Не хотелось бы шокировать матушку видом наготы, особенно вашей, которую вы так изящно и грациозно демонстрируете.
— Демонстрирую! — задохнулась от злости Адриана. — Развратник! Можно подумать, вы не понимаете, что не дали мне иного выхода, когда случайно или намеренно вторглись сюда, пока я спала! Истинный джентльмен на вашем месте немедленно ретировался бы!
— Что? Ретироваться? И проигнорировать то, что искренне посчитал приглашением? — недоверчиво ухмыльнулся он. — Дорогая, столь соблазнительная женщина могла бы искусить и святого, не говоря уже о мужчине, который успел стать вашим пылким рабом.
— Интересно, сколько женщин вам удалось завлечь подобными излияниями, милорд? — съехидничала Адриана. — Должно быть, вам встречались одни простушки, легко попадавшиеся на удочку дешевых комплиментов.
Колтон воздержался от достойного ответа. Не стоит хвастаться своими победами! Если девица не склонна поддаваться на лесть, значит, действительно не похожа на тех женщин, с которыми ему приходилось иметь дело. Недаром то, что достается легко, не слишком ценится! Ее равнодушие к знакам его внимания еще больше подогревало интерес Колтона, и без того полыхавший лесным пожаром.
Пожав плечами, он отступил, и Адриана только сейчас заметила фиолетовый сморщенный шрам, тянувшийся к внутренней стороне бедра. Но взгляд ее был прикован к выпуклости под полотенцем. Иногда ей из окна своей спальни удавалось увидеть, как Улисс обслуживает кобыл в полях за домом. Разумеется, никто не знал об этом. Страшно подумать, как была бы шокирована мать, стань ей известны занятия дочери!
Тогда дерзкое копье казалось Адриане необходимой прелюдией к соединению двух разнополых существ. Даже скрытое полотенцем, оно представляло немалую угрозу, лишавшую ее спокойствия… и в то же время пробуждавшую странное приятное возбуждение в самой сердцевине ее естества.
Сегодня она впервые увидела почти голого мужчину. После свадьбы ее девичье любопытство будет удовлетворено, и все же нельзя отрицать, что иногда она гадала, какое зрелище ждет ее в брачную ночь.
Внезапно осознав, что Колтон откровенно ухмыляется, как завзятый распутник, девушка смущенно покраснела и обвила себя руками.
— Неужели у вас нет ни малейшего стыда, сэр?
— Почему? Потому что я не скрываю своей мужской уязвимости и желания к самой прекрасной и совершенной на свете женщине?
— Скажите мне одно, — потребовала она. — Сколько вы проторчали здесь, пожирая меня глазами, прежде чем решили разбудить?
Потребовалось поистине геркулесово усилие, чтобы Кол-тон отвел взгляд от точеных ножек и упругой попки.
— Достаточно долго, чтобы никогда не забыть виденное сегодня вечером. Поймите, было просто невозможно не пожирать вас глазами. Даю слово, что никогда не встречал женщину, которая была бы прекраснее без одежды, чем в нарядном платье! Вид Венеры, спящей в моей ванне, пробудил дремлющего дракона, который не успокоится, пока прелестная дева не склонится к моим мольбам! Ах, если бы вы пожалели меня и смягчились, я бы наконец почувствовал, что меня здесь действительно ждали!
— Пожалуйста, простите за то, что когда-то считала вас джентльменом, — отрезала Адриана. — Вы с успехом показали себя законченным ловеласом. Мало вам было глазеть на меня спящую и склонять к разврату, вы еще умудрились схватить единственное в ванной полотенце. Еще одно доказательство того, что вам следовало подольше оставаться под крышей родного дома и выучиться приличным манерам, вместо того чтобы вести разгульную жизнь.
— Прошу прощения, Адриана, но я посчитал, что вас оскорбит вид мужской наготы, и старался пощадить вашу девственную скромность. Примите мои искренние извинения за то, что прежде всего не подумал о ваших нуждах. — И, снова поклонившись, сорвал с бедер полотенце и протянул ей. — По крайней мере теперь оно нагрелось.
Адриана тихо ахнула, в ужасе глядя на неоспоримое доказательство его страсти. Немного опомнившись, она резко отвернулась. Щеки бедняжки горели огнем.
Колтон, подойдя сзади, заглянул через ее плечо. Темно-розовые, гордо торчащие соски показались ему такими соблазнительными, что он едва удержался, чтобы не провести по ним пальцем. Благоговейно. Нежно.
— Неужели после таких гневных речей, дорогая, — прошептал он, — вы заставите меня поверить, будто полотенце вам вовсе не нужно?
— Прошу вас оставить меня в покое, — раздраженно прошипела она, но, обернувшись, обнаружила, что его лицо совсем рядом, и невозможно не посмотреть в его сияющие теплом глаза. Они заворожили ее еще до того, как его взгляд упал на ее губы, а рука легла на талию. На какое-то безумное мгновение Адриане показалось, что он ее поцелует, ибо его голова клонилась все ниже.
Собрав всю силу воли, она вырвалась и с достоинством заявила:
— Если не возражаете, милорд, я пойду одеваться, пока мы еще не опоздали к ужину.
— Колтон, — настаивал он. — Для вас я Колтон. Это цена, которую я требую за вашу свободу.
— А что вы сделаете, если я закричу? — осведомилась она, задирая изящный носик.
— Буду восхищаться чудесным зрелищем, пока не набегут посторонние.
Адриана закатила глаза при мысли об унижении, которое ждет ее, если сюда ворвется кто-то еще. Тяжкий вздох возвестил о капитуляции.
— Если вы так хотите… Колтон.
Он с тихим смешком ретировался, снова восторгаясь ее округлой попкой.
— Ну что же, как бы мне ни хотелось держать вас в плену, все же вы правы. Пора. Мне еще нужно успеть искупаться, и, поскольку вы заняли ванну, а у слуг нет времени приготовить другую, я воспользуюсь тем, что осталось.
Он был ужасно разочарован, когда она завернулась в полотенце. Но стоило ей обернуться, как он решил, что Пандора Мейс и вполовину не была столь привлекательна, как эта девушка, заткнувшая кончик полотенца в ложбинку между грудями.
— Может, вам помочь приготовиться к ужину дорогая? Хельга хлопочет на кухне — одна из судомоек сегодня заболела. Подозреваю, всему виной избыток французского бренди: Гаррисон сказал, что нашел осколки хрустального графина на полу в гостиной. Так что сегодня Хельга никак не сумеет застегнуть вам платье, и я к вашим услугам. И хотя искушение будет почти что невыносимым, обещаю не рассматривать вас слишком пристально.
Адриана, раздраженно скрипнув зубами, с силой ударила его кулаком в живот, но только ушибла пальцы и вскрикнула от неожиданности, чем несказанно развеселила противника. Вне себя от ярости, она потерла ноющую руку и прошествовала в соседнюю комнату. На пороге она обернулась, желая убедиться, что Колтон не пойдет следом, но он уже направлялся к ванне. Взгляд Адрианы притянуло небольшое родимое пятно в виде летящей чайки, выделявшееся на правой ягодице.
Плеснув в ванну ведро горячей воды, Колтон снова обернулся во всем великолепии своей наготы, и уже знакомая проклятая улыбка искривила его губы.
— Как! Вы еще здесь? А мне казалось, что вы спешите покинуть мое общество!
Не опасайся Адриана чужих глаз, наверняка накричала бы на него, обозвав всеми гадкими прозвищами из ее ограниченного арсенала ругательств. Но вместо этого только сверкнула глазами и так громко хлопнула дверью, что едва не сорвала ее с петель. Увы, от удара она снова распахнулась, и пришлось закрывать ее вторично. На этот раз она ясно услышала щелчок задвижки.
Адриане страшно не хотелось встречаться с Колтоном за ужином, поэтому она до последней минуты медлила в своей комнате, но время шло, и ей ничего не оставалось делать, кроме как спуститься. Остальные уже собрались в гостиной. Колтон стоял у камина с бокалом вина в руке. При виде Адрианы глаза его загорелись. Медленно, с явным удовольствием оглядел он ее от черных шелковых туфелек до нежных округлостей, видневшихся в вырезе платья, и забранных наверх, украшенных черным пером волос. Ощущая, что ее только что раздели догола, Адриана отвернулась и отошла в дальний конец комнаты. Но тут Саманта, оказавшаяся рядом с братом, потянула носом и поморщилась.
— Что это у тебя, Колтон?
Колтон недоуменно оглядел свой костюм, но, не найдя ничего необычного, удивился:
— А что такого? Это лучшее, что у меня имеется, пока не приедет лондонский портной.
— Да нет же, Колтон, — хихикнула Саманта. — Просто я никогда не думала, что тебе нравится душиться женскими духами! Если нос меня не обманывает, это очень похоже на те, что любит Адриана. Кажется, у вас одинаковые вкусы!
Все взгляды обратились к брюнетке, которая с показным спокойствием осушила бокал, прежде чем поставить его на поднос проходящего лакея и тут же взять другой. Старательно отводя глаза, она ждала ответа Колтона, и хотя опасалась, что ему вздумается опозорить ее, все же была слишком храбра, чтобы поджать хвост и сбежать.
— Досадная ошибка, дорогая Саманта, — пробормотал Колтон, — которую я не успел исправить. Служанка налила в ванну душистого масла, а вскипятить воду времени не было. Я слишком долго гулял с собаками и слишком нуждался в ванне, чтобы обращать внимание на подобные мелочи. Мало того, даже не понял, что кто-то уже успел искупаться в ванной рядом с моей старой комнатой.
— Чудо еще, что ты не наткнулся на кое-что, куда более шокирующее, чем флакон масла для ванн. Адриана вот уже несколько лет пользуется этой ванной! Это ее духи! Правда, мне больше нравится, когда аромат исходит от нее!
— Совершенно с тобой согласен. На мой вкус он слишком сладок, хотя от Адрианы исходит божественное благоухание.
— Счастлива слышать это, — парировала сестра, — а то уже я начала волноваться, уж не изменила ли война твои пристрастия!
Заметив подошедшего Стюарта, Колтон протянул руку.
— Хочу присоединиться к пожеланиям ваших друзей, Стюарт, и поздравить вас с днем рождения. Надеюсь, что мы будем еще много-много лет отмечать этот праздник вместе!
Виконт дружески тряхнул протянутую руку.
— Пользуясь случаем, приглашаю вас вместе с небольшой компанией моих приятелей на охоту. Будем очень рады видеть вас в нашем кругу.
Колтон картинно поморщился и покачал головой:
— Как вы понимаете, мне пока еще трудно ездить верхом, но я охотно приму приглашение, как только нога окончательно заживет.
— Не так давно я и сам страдал от невозможности сесть в седло, — признался Стюарт. — Клянусь, что больше в жизни не лягу на живот! Пришлось целые дни проводить в этой недостойной позе!
Мужчины дружно засмеялись.
— И поскольку вы теперь наш родственник и почти член семьи, — добавил Колтон, когда веселье поутихло, — следует чаще заезжать в Рэндвулф-Мэнор. С удовольствием послушаю истории о сражениях, в которых вы участвовали.
— Буду рад разделить их с вами, — кивнул виконт, — и надеюсь, что вы тоже поведаете нам о своих подвигах. И раз уж мы разговорились, позвольте выразить свою радость по поводу того, что вы решились принять титул. У Латама есть свои достоинства, но, боюсь, недостатков куда больше. Кроме того, ваши сестра и матушка, хоть и старались казаться веселыми и спокойными, все же очень опасались, что вы не вернетесь.
— Я изо всех сил постараюсь больше не расстраивать их, — пообещал Колтон, — и если Господу будет угодно, останусь дома навсегда.
— За это нужно поднять бокалы! — вмешался Перси, обнимая жену за талию. — За маркиза Рэндвулфа! Счастья ему и долгой жизни!
— Присоединяюсь! — воскликнул Стюарт, салютуя Колтону бокалом.
Адриана молча подняла свой и почувствовала нежный взгляд маркиза. Их глаза встретились, и едва Адриана задалась вопросом, о чем думает Колтон, как его взгляд опустился ниже, чувственно лаская грудь, и она решила, что лучше ей не знать его мыслей.
Поспешно отвернувшись, чтобы окружающие не заметили этой сцены, Колтон поблагодарил всех, и когда Стюарт вознамерился отойти, еще раз пожал ему руку. Саманта, Филана и Перси окружили именинника. Брат похлопал Стюарта по спине, женщины расцеловали в обе щеки. Сам же Стюарт то и дело посматривал на другой конец комнаты, но раскрасневшаяся девушка, казалось, ничего не замечала. Наконец он приблизился к Адриане с двумя бокалами в руках и протянул ей один. Свой, опустевший, она уже успела отставить.
— Сегодня вечером вы просто неотразимы, миледи, но, судя по тому, как растерянно оглядываетесь, вам просто необходимо очередное возлияние.
— Верно, — храбро улыбнулась Адриана. — Нынешний день был богат событиями.
— Одно из которых особенно памятно, — заметил маркиз, подойдя ближе. От него не ускользнул интерес Стюарта к девушке, и он решил вмешаться, тем более что не мог забыть прелестное тело, влажно поблескивающее в свете керосиновых ламп.
— Я узнал от матери, что мы почти обручены, Адриана. Стюарт изумленно моргнул и отступил.
— Прошу прощения, милорд. Я понятия не имел…
— Собственно говоря, я услышал об этом сегодня днем, — пояснил Колтон, сам не понимая, почему захлопнул дверь перед носом Стюарта, едва тот собрался поухаживать за Адрианой. Ведь он по-прежнему не мог смириться с замыслом отца и не хотел слышать о помолвке. Как же объяснить раздражение, охватившее его при виде виконта, протянувшего девушке бокал? Когда он испытывал такую ревность к женщине? Подобные эмоции были ему чужды… по крайней мере до этого момента.
— Не опасайтесь, что оскорбили лорда Колтона, — любезно сообщила Адриана, прежде чем одарить маркиза улыбкой. В ее глазах стыли льдинки, голос звучал сухо. — Дело в том, что у него есть время подумать и только потом решиться на помолвку. Бедняжке придется целых три месяца ухаживать за мной, что, судя по прошлому опыту, станет для него невыносимой пыткой. Вряд ли он отважится скрепить брачный договор в церкви, тем более что именно это было причиной его столь долгого отсутствия.
— Даже если это и так, миледи, — тихо ответил Стюарт, — честь обязывает меня дать ему время, прежде чем самому добиваться вашей благосклонности. Могу лишь сказать, что завидую столь исключительной возможности, которая ему выпала.
Адриана с улыбкой наклонила голову:
— Спасибо, Стюарт. Я не забуду вашей доброты. Но стоило виконту удалиться, как она с нескрываемым презрением уставилась на Колтона.
— Не согласитесь ли объяснить, зачем сочли нужным сказать Стюарту о договоре, хотя сами знаете, что не слишком стремитесь ухаживать за мной? Или вам доставляет удовольствие отпугивать моих поклонников по каким-то, неясным мне причинам?! Интересно, чем я заслужила вашу ненависть?
— Вы ошибаетесь, дорогая, — заверил Колтон учтиво. — Но зачем зря подавать надежды бедному Стюарту, когда у нас еще есть три месяца, за которые мы вполне успеем решить, хотим ли стать мужем и женой? Я, во всяком случае, твердо намерен выждать весь этот срок, чтобы точно определить, насколько был прав отец в своих предсказаниях. В конце концов, это оговорено условиями контракта, не так ли?
— С чего бы это такой интерес к пугалу огородному? — холодно осведомилась Адриана.
Она бросает ему в лицо его же собственные слова! Колтон выразительно прижал руку к сердцу.
— Простите мне это оскорбление, брошенное в ярости, и предназначавшееся скорее моему отцу, чем вам. Говоря это, я не знал, что вы сидите в соседней комнате. Поверьте, я никогда бы не оскорбил вас сознательно. В любом случае это гнусная ложь. Стоит взглянуть на вас, чтобы убедиться в существовании Божественного Создателя, поскольку вы слишком красивы, чтобы явиться в этот мир всего лишь по счастливой случайности.
Адриана покраснела и поднесла к губам бокал, чтобы скрыть смущение.
— Вероятно, нам стоит забыть прошлое, — предложила она. — Мне больно думать о вашей размолвке с отцом из-за меня. Хотя вам, возможно, трудно это понять, но я его любила.
— Адриана, — пылко прошептал Колтон, — значит, вы меня простили?
Хотя она решила, что простой улыбки будет достаточно, в наступившем молчании его глаза, казалось, смотрели ей в душу. Не в силах вынести его взгляд, она коротко кивнула:
— Да, разумеется. Я давно вас простила. Невозможно питать неприязнь к человеку, зная, какой опасности тот подвергался ежедневно. Вы были мне как брат, и я переживала бы почти как ваши родные, случись с вами самое страшное.
— Увидев вас сегодня, сначала в амазонке, а потом без нее, не представляете, как я рад, что вы не моя сестра! Плохо бы мне пришлось, возжелай я родственницу так же сильно, как вас, после нашей встречи в ванной комнате. Вряд ли удастся забыть то совершенство, которое предстало передо мной. Ваши груди словно вылепил гениальный скульптор, что же до всего остального… уверен, вам нет равных.
Адриана стыдливо опустила глаза и осушила бокал. Рядом появился Гаррисон, и она судорожно схватила с подноса новый.
— Вижу, милорд, вы стали настоящим ценителем женской наготы? — парировала она.
— Позвольте заверить, дорогая, что из всех, кого я видел, вы самая прекрасная.
— Спасибо и на этом, — сухо пробормотала она.
— Что же касается вашего опыта, — продолжал Колтон, улыбаясь, — судя по вашему потрясенному лицу, там, в ванной, это было ваше первое впечатление от обнаженного мужчины.
— Вряд ли я стала бы хвастаться подобными встречами, даже если вы и ошиблись бы, сэр, — бросила Адриана, снова припав к бокалу в надежде на успокоительное воздействие вина.
Заметив, как дрожит ее тонкая рука, Колтон посмотрел в темные глаза. Правда, она тут же отвела взгляд.
— Значит, мой вид не отпугнул вас?
— Ну конечно, нет, — пробормотала она, поспешно отступая, в напрасной попытке оказаться подальше от жестокого собеседника. — А почему вы спрашиваете?
— Потому что вы дрожите Адриана, и, вероятно, воображаете худшее. Поверьте, расставшись с невинностью, вы познаете истинное наслаждение в объятиях мужа. И если желание моего отца исполнится, я обещаю вам блаженство, которого вы пока что и представить не в состоянии.
Она нервно глотнула вина, и он склонился к ее уху:
— Позвольте вам напомнить, Адриана, что не стоит так много пить, иначе вы захмелеете. И пусть вас не расстраивает увиденное. Восторги любви так же приятны для женщины, как и для мужчины.
— Вот как? — прошипела Адриана. — Да будет вам известно, что любую леди на моем месте расстроили бы такие разговоры. Вряд ли подобные темы способствуют душевному спокойствию.
— Тут вы правы, но слияние наших тел в любовном экстазе творит настоящие чудеса там, где речь идет о приятном расслаблении. И я готов дать вам урок того, что происходит в постели между мужчиной и женщиной. Собственно говоря, и не один.
— Да замолчите вы! — прошипела она, заметив, что он беззастенчиво заглядывает в ее декольте. — И перестаньте пожирать меня глазами! Мы еще не женаты и, учитывая ваше отношение ко мне, вряд ли поженимся!
— Кто знает, — усмехнулся Колтон, — а вдруг я забуду свое отвращение к бракам по расчету и возьму вас в жены, только чтобы показать, какие наслаждения ждут нас после брака?
— О, как же вы хитры, милорд, — уничтожающе хмыкнула Адриана. — Задумали смягчить мое сердце и затащить в постель, между делом упомянув о браке? Но я не так доверчива, как вы, может быть, считаете! И поверьте, прежде чем снова увидите меня нагой, придется произнести обеты перед алтарем!
— А вы, прелестная дама, согласны дать мне эти обеты? — поинтересовался Колтон, весело блестя глазами. Адриана приняла задумчивый вид:
— Мои родители, несомненно, были бы довольны выполнением контракта. Но поскольку я не верю, что вы готовы взять меня в жены, то и не ожидаю, что венчание вообще состоится.
— Думаю, награди я вас ребенком, пришлось бы жениться, чтобы спасти вашу репутацию, — сообщил Колтон.
Едва не потеряв сознания при этой мысли, Адриана залпом выпила вино.
— Не будете ли так добры принести мне еще немного? Очень трудно вести подобные беседы на трезвую голову. Уголки его губ чуть приподнялись.
— Откровенно говоря, Адриана, я считаю, что с вас довольно. Я даже боюсь оставить вас одну. Вам нужно немного побыть на свежем воздухе. Пойдемте, я провожу вас в сад, — добавил он, предлагая ей руку.
— Нет, спасибо, — поспешно отказалась Адриана. Можно только представить, как рвется он поскорее соединиться с ней в укромном уголке сада! — Со мной все хорошо. Просто нужно немного посидеть. Пойду-ка я в салон, подожду там, пока не пригласят к ужину.
— Я вас не покину! — объявил Колтон, беря ее за локоть и поворачивая к двери. Вошедший в этот момент Гаррисон торжественно объявил, что ужин подан. — Слишком поздно, — пробормотал Колтон. — Сейчас я поведу вас к столу.
— Зачем трудиться, когда вам положено вести к столу матушку, — запротестовала Адриана, стараясь освободиться.
— Поскольку я насмерть вас перепугал, то и несу некоторую ответственность за ваше теперешнее состояние, — ухмыльнулся Колтон, притягивая ее поближе. Адриана попыталась вырваться, и тогда он наклонился и тихо выдохнул:
— Кроме того, матушка будет довольна, видя нас вместе, так что если хотите спокойно провести вечер, перестаньте сопротивляться и позвольте мне немного побыть с вами. Скоро вы от меня избавитесь.
Адриана тоже на это надеялась, но, как выяснилось чуть позже, напрасно. По обычаю почетное место маркизы Рэндвулф находилось во главе стола. Так было при жизни лорда Седжуика, так скорее всего должно остаться при новом маркизе. Адриана и представить не могла, что Колтон подведет ее к стулу рядом со своим собственным, но именно это и случилось. Вторым соседом Адрианы оказался Стюарт. Саманта и Перси устроились напротив. Филана заняла привычное место в конце стола.
Все блюда были исключительно вкусны, а разговоры занимательны, но Адриана почти ничего не ела и все время молчала. Выпитое вино ударило ей в голову, но, к счастью, немного притупило чувства, что было даже к лучшему, потому что Колтон весь ужин не сводил с нее глаз. Платье было слабой защитой от его жадных взоров, под которыми она ощущала себя обнаженной, как и в ванной. Нервы, казалось, были натянуты, как тугие струны.
Обед действительно оказался превосходным. Кухарка превзошла себя, несмотря на то что новая судомойка, втайне потягивавшая бренди покойного лорда, так набралась, что ее пришлось везти домой. Конюх и его сын, втащившие женщину в убогую хижину, вернулись с мрачным рассказом о трех малышах, старшему из которых не было и шести лет, заброшенных, тощих, грязных и оборванных. Гаррисон, выслушав печальное повествование, кивнул и пообещал обо всем рассказать новому хозяину.
А собравшиеся в гостиной тем временем дарили подарки имениннику. Одни вызывали дружный смех, другие — довольные улыбки мужчин. Перси попросил местного кузнеца выковать тяжелый щит для защиты задних частей брата, и объяснил, как его пристегивать, если Стюарт вздумает вновь идти на войну. Адриана сшила стеганую бархатную попонку, чтобы класть на седло, и хотя подарок вызвал немало шуток, все же вполне мог пригодиться в холодные месяцы, особенно тому, кто страдает от последствий весьма специфичной раны.
Саманта же изготовила пару жестких флажков с вышитыми стрелами.
Когда вечер подошел к концу, Колтон учтиво помог Адриане надеть плащ. Будь у нее выбор, она предпочла бы Гаррисона, поскольку маркиз не торопился отойти и беззастенчиво шарил взглядом в вырезе ее платья. Адриана, случайно оглянувшись, вспыхнула и подняла брови. Но Колтон, и не подумавший извиниться, только улыбнулся и поднял ее капюшон.
— Слишком соблазнительное зрелище для несчастных мужчин, — прошептал он, — особенно для того, кому повезло увидеть все. Поверьте, я наслаждался, глядя на вас.
— Это было очевидно еще тогда, в ванной, — отрезала она.
— Ш-ш-ш, — прошептал он. — А вдруг кто-то услышит и посчитает, что мы принимали ванну вместе, тем более что и пахнет от нас одинаково!
Адриана подняла глаза к небу, гадая, зачем она вообще стремилась, чтобы последнее слово осталась за ней, когда первые шестнадцать лет своей жизни этот человек провел, оттачивая свое остроумие. Трудно, правда, сказать, занимался ли он чем-то в этом роде вторые шестнадцать.
— Адриана, — с улыбкой заметила подошедшая Филана, — пожалуйста, уведомите своих родителей, что когда мой сын соберется навестить Уэйкфилд, я буду его сопровождать.
Адриана насторожилась. Ей показалось, или она действительно расслышала в голосе маркизы незнакомые твердые нотки? Колтон только предположил возможность подобного визита, а леди Филана говорит о нем, как о деле решенном. Правда, она — всегда желанная гостья в Уэйкфилд-Мэноре, и Саттоны считали ее лучшей из всех женщин на свете.
— Разумеется, миледи. Папа вернется из Лондона поздно, но я сейчас же все расскажу маме. Мы обязательно уточним дату и время. Если вы будете заняты, приезжайте, когда пожелаете.
— Спасибо, дитя мое.
Филана отступила, позволив сыну проводить Адриану во двор, где уже стояло фамильное ландо. Просто поверить невозможно, что вечер прошел так гладко. Эти двое — прекрасная пара, и Адриана достаточно высока, чтобы дополнить, а не подчеркнуть рост Колтона. Большинство женщин, включая Мэлору и Жаклин, кажутся рядом с ним просто карлицами. Уж очень отец и сын похожи, и не только лицом, но и фигурой. Даже после стольких лет и поколений кровь викингов, которая течет в жилах Уиндемов, дает о себе знать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлин



Хороший роман,читается легко.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинАнна
5.02.2012, 21.00





Интересный роман. Замечательно прописан характер главного злодея серийного отравителя. Заслуживает гораздо высшей оценки, чем 6,3.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинВ.З.,65л.
17.01.2013, 11.51





Незамысловатый сюжет, но роман понравился.Понравилась главная героиня, давно о таких не читала.Умная, гордая, с чувством полного достоинства, поставила на место своего жениха.А то чаще в романах описывали дам, которые сами не знают чего хотят.Получила огромное удовольствие от прочитанного.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинВ.А.
27.02.2013, 23.57





Непонятно почему, больше 6 баллов не засчитывается, хотя пыталась несколько раз прибавить по 10 баллов.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинВ.А.
3.03.2013, 16.34





Меня роман, честно сказать, утомил,очень длинно.Больше этого автора читать чтото не хочется.....
Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлинлиля
22.03.2013, 12.23





Меня роман, честно сказать, утомил,очень длинно.Больше этого автора читать чтото не хочется.....
Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлинлиля
22.03.2013, 12.23





Сюжет который подчиняется высказыванию "От ненависти до любви всего один шаг" мне понравится всегда!) Не скажу что этот роман входит в число моих любимых, но имеет свою необычность. Огорчает что у них не было пышной свадьбы... А Роджер! Это вообще ужас какой человек, который вечно клянчить к себе милость окружающих и пользуется добротой и жалостью, очень жаль что таких людей и в реальной жизни не мало! Было жалко Фелисити, хотя она меня страшно взбесила своим поведением в начале романе. Но нужно ее поблагодарить, ведь именно она раскрыла все преступления своего мужа, но и получила она свое счастье сполна) к сожалению хоть и прочитала роман 3 дня назад, но полностью сюжет уже не помню. Роман одноразовый! Но это мое мнение, а у всех взгляды разные) Желаю приятного чтения!)
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинРадость
23.07.2013, 13.12





Сюжет интересный, герои понравились, хотя можно было обойтись без всех этих отравлений.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинКэт
25.07.2013, 10.26





Роман меня не зацепил,читала очень отрешенно. А ведь этот жанр должен полностью вовлечь читателя в происходящее и заставлять переживать все вместе с героями!!!
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинАнюта
23.11.2014, 14.56





Этот роман меня удивил какой-то несообразностью что ли.Во-первых переживания Адрианы,что Колтон её отверг.ЕЙ ЖЕ 6 ЛЕТ БЫЛО !! Во вторых,я сильно сомневаюсь,что такого ,как Роджер,даже близко подпустили к высшему обществу.Ну хоть бы дружили в детстве,или знакомы были,а то бац и в дамках.Странно. А в общем книга понравилась.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинЛюдмила
15.06.2015, 10.44





neploxo, na 7
Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлинerika
26.11.2015, 19.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100