Читать онлайн Нерешительный поклонник, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.99 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Нерешительный поклонник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Саманта, дорогая сестричка, когда ты собираешься оказать мне честь, представив своему мужу? — потребовал Колтон со смехом. — Не желаю медлить ни секунды! Сейчас же познакомь меня с новым членом семьи.
— С радостью! — воскликнула Саманта, приспосабливаясь к неторопливой походке брата. — А ты почти совсем не хромаешь. Смотрю, ты уже освоился с тростью!
Колтон небрежно повел плечами.
— Другого ничего не оставалось. Либо учиться, либо постоянно спотыкаться о чертову штуку. Мне не слишком хотелось снова и снова выносить позор и боль падения. Вот и пришлось делать все возможное.
— Это твое первое ранение?
Колтон тихо фыркнул, и Саманта, вдруг осознала, как сильно тосковала по брату все это время.
— Нет, дорогая, но предыдущие были не столь тяжкими. Кроме того, они не гноились. Ты не представляешь, какой ужас пришлось мне пережить при известии, что мне должны отнять ногу, а в противном случае грозит смерть от гангрены. Я впервые узнал, что такое настоящий страх. Я много сражался, и постоянно существовала возможность не вернуться из боя. Но мне всегда было ясно, в какой стороне враг, и я всеми силами старался сохранить жизнь, как свою, так и подчиненных. Поэтому я был слишком занят, чтобы размышлять о холодном зловещем кошмаре, именуемом смертью. Но, узнав, что почти ничем нельзя остановить распространение инфекции, кроме как отсечь еще живую конечность, ощутил ужас. Именно это обстоятельство и побудило меня воспользоваться советом доброго сержанта, каким бы отвратительным ни казалось лекарство. Видишь ли, личинки едят только загнившую плоть…
— О, прошу тебя! Меня сейчас стошнит, — взмолилась Саманта, прижимая платочек ко рту. Ее затрясло при одной мысли о том, как близок был брат к краю пропасти. — Но каким бы ни было зелье, я безмерно рада, что оно помогло.
— От всего сердца готов согласиться с тобой, — кивнул Колтон.
Саманта предпочла не задумываться над тем, что за участь ждала бы брата, если средство оказалось бы бесполезным.
— Лучше скажи, Колтон, ты помнишь графа Рэдфорда?
— Разумеется. Он и отец были добрыми друзьями. Сразу же после твоей свадьбы матушка прислала мне письмо, где упомянула, что твой жених — второй из двух сыновей лорда Рэдфорда. Насколько мне известно, я был немного старше первого. Боюсь, что упустил возможность познакомиться с ними получше, пока еще жил дома, поскольку приятели постоянно требовали моего внимания.
Сестра, понимающе улыбнувшись, показала на высокого рыжеватого мужчину, вошедшего в дом последним под руку с молодой женщиной. Сейчас парочка о чем-то тихо беседовала, обмениваясь заговорщическими улыбками и лукавыми взглядами.
— Стюарт… или майор лорд Стюарт… или даже виконт, если предпочитаешь более формальное обращение. Почетный гость нашего сегодняшнего собрания. Поэтому он и выбирал маршрут. Похоже, он предпочитает холмистую местность. Адриане повезло, она знает округу как свои пять пальцев, а вот я… даже подниматься по склону, сидя в дамском седле, нелегко, но спускаться… я все время гадала, окажусь ли внизу с лошадью или без лошади. Знаешь, Колтон, я всегда удивлялась, что с твоим умением ты не записался в кавалерию, но теперь это не важно. Ты блестяще проявил себя в пехоте.
Она нежно погладила брата по руке, прежде чем вернуться к прежней теме.
— Кстати, сегодня у Стюарта день рождения и первый день, когда врачи разрешили ему ездить верхом. Теперь, когда ты дома, у нас двойной праздник.
— Похоже, я выбрал для возвращения самое подходящее время и смогу заново познакомиться со всеми гостями, тем более что единственный человек, которого я узнал сразу, — это матушка. Все такая же элегантная. Но особенно меня поразила Адриана. Даже после того, когда она назвала свое имя, я все еще не могу поверить собственным глазам.
— Хорошо еще, что она не отчитала тебя за грубые манеры! У Адрианы язык как бритва, особенно когда дело касается мужчин, пытающихся подобраться к ней поближе. Раньше она вообще действовала кулаками, подбив глаз не одному пылкому поклоннику, прежде чем ее отец торжественно изгонял провинившегося из поместья. Сколько таких уползло с поджатыми хвостами! Правда, немногие оказывались джентльменами и предпочитали винить в случившемся Адриану, хотя она никогда никого не поощряла.
Колтон поспешно поднес ладонь к губам, стараясь скрыть улыбку. Знай он, кто стоит перед ним, постарался бы вести себя осторожнее. Вероятно, то, что она уже успела с ним проделать, было попыткой отомстить за прошлые обиды.
— Ошибаешься, сестра, она и меня не пощадила! После ее наскока мне еще долго придется гадать, остался ли я вообще мужчиной!
Саманта с любопытством уставилась на брата, но Колтон не собирался ничего ей разъяснять. И поскольку интимные части его тела до сих пор болели так, словно попали в гладильный пресс, не мешало бы хорошенько поразмыслить, стоит ли снова приближаться к леди, не надев предварительно рыцарских доспехов.
Оставив Саманту недоумевать над его словами, он приблизился к рыжеватому мужчине, несколько минут назад гонявшемуся за сестрой, присутствие которого только сейчас обнаружили волкодавы. Очевидно было, что животные его любят, да и сам он, присев на корточки, гладил мохнатые спины.
Колтон с улыбкой протянул руку.
— Думаю, мне давно пора официально принять зятя в семью! Что скажете, Персиваль?
Довольное урчание собак немедленно стихло, едва молодой человек энергично вскочил и с готовностью принял протянутую руку.
— Спасибо, милорд. Счастлив, что вы вернулись.
— Никаких милордов, ясно? — шутливо запротестовал Колтон. — Теперь мы братья. Зовите меня по имени.
— Честь, которую я с радостью принимаю. И поверьте, буду крайне доволен, если будете звать меня Перси, как и все друзья.
— Следовательно, я могу считать себя в их числе, — кивнул Колтон.
Подошедшая Саманта вызывающе подбоченилась, будто кровно обидевшись на мужчин.
— Вижу, вы двое не нуждаетесь в представлениях! Колтон с шутливой укоризной покачал головой.
— Матушка подробно писала о вашей свадьбе, а сегодня во время разговора сумела освежить мою память. Похоже, дорогая, она в восторге от твоей семейной жизни и задается только одним вопросом: будут ли у нее когда-нибудь внуки?
Заметив, что жена ошеломленно приоткрыла рот, Перси откинул голову и зычно рассмеялся.
— Похоже, дорогая, твой брат переходит прямо к делу! Саманта своенравно вскинула голову.
— «Дорогая, дорогая, дорогая»… будь я женщиной подозрительной, сразу решила бы, что вы уже успели попробовать папин портвейн или его любимое бренди!
— Для этого еще будет время после ужина, дорогая. Я и сам не прочь пропустить стаканчик бренди перед сном, — заверил Колтон, потрепав ее по плечу.
Перси, сразу став серьезным, обратился к нему:
— Вы представить не можете, какое облегчение для всех нас знать, что вы вернулись живым и почти невредимым! Саманта настаивала, чтобы я сообщал ей обо всех сражениях, в которых вы участвовали, сразу же после прибытия во дворец очередного курьера с депешами. Хорошо, что наш городской дом стоит неподалеку и я мог сразу же принести ей последние новости, а она — отправить весточку матери. Сознание постоянной опасности, грозившей вам, держало всех нас в напряжении. Ваше имя было постоянно на устах у всех, особенно у вашего отца. Хочу заверить, что ваши родители невероятно гордились подвигами сына. Мало того…
Он хитро улыбнулся брату, на что в ответ Стюарт настороженно нахмурился.
— Бедняге Стюарту далеко до ваших героических деяний… Не услышав ничего подозрительного, тот медленно приблизился и с кривоватой улыбкой заметил:
— Когда-нибудь, Перси, тебе, возможно, самому придется испытать ужасы битвы, когда над головой свистят ядра и пули. Такому молокососу, как ты, слишком долго пришлось служить эмиссаром под крылышком принца-регента, но уверяю, от тебя потребуют куда большего, если вдруг Наполеон сумеет вернуться.
— Не дай Бог, — тихо, почти про себя, пробормотал Колтон. Перси сделал вид, что потрясен оскорблением.
— Как! Мой собственный брат безжалостно принижает мои героические усилия держать его высочество в курсе передвижения наших войск? «Молокосос»!
И, гордо выпрямившись во весь свой немалый рост, он оскорблено оглядел старшего Берка.
— Ты понятия не имеешь, как опасны подводные камни дипломатии. Иначе воздержался бы от столь злобной клеветы.
Саманта успокаивающе погладила мужа по руке.
— Не расстраивай своего бедного брата, дорогой. Он и без того много вытерпел, когда свинцовое ядро ударилось в дерево и огромные щепки вонзились в его несчастную плоть! Вне всякого сомнения, теперь рев пушек повергает его в дрожь после того, что он вынес в руках хирургов, отнюдь не спешивших вытащить острые занозы. Чудом будет, если Стюарт не надерет тебе уши за дерзкие попытки умалить его героическую доблесть!
Деверь отвесил ей поклон, не вполне удавшийся из-за резкого напоминания о едва зажившей ране, отзывавшейся болезненными судорогами в самое неподходящее время.
— Спасибо, дорогая Саманта. Я бесконечно счастлив получить очередное доказательство везения Перси. Непонятно, как такая женщина, как вы, снизошла до него! С первого взгляда видно, кто в этой семье наделен умом, а кому его не хватает от рождения.
И, игнорируя горячие протесты брата, сухо объяснил, какие неприятности ему пришлось пережить.
— Рана уже зажила, но моя гордость вряд ли когда-нибудь исцелится. Проклятый неудачник! Мало того, что многие думают обо мне самое худшее, даже собственный брат хихикает, как деревенский дурачок, едва речь заходит о том, куда именно меня ранили. Хотя я постоянно пытаюсь объяснить, что в тот момент наступал, а не бежал с поля боя, и друзья, и мой брат по-прежнему недоверчиво посмеиваются. Бесчувственные олухи, и больше никто! И уж конечно, никакие они не друзья! Что же касается вас, милорд, для меня большая честь возобновить наше знакомство. Веллингтон часто отзывался о вас с похвалой, и никто не сомневается, что вы честно служили нашей стране не только при Ватерлоо, но и на других полях сражений. Судя по донесениям, ваш полк показал себя с самой лучшей стороны.
— О, так получилось, что под моим началом служили люди редкого мужества. Как бы ни расхваливали меня командиры, я всем обязан их храбрости, которая помогла нам победить врага.
— Да, они стали блестящим примером истинной отваги, — согласился Стюарт, — но я не раз слышал, как ваши люди клялись, что именно вы смело вели их в самую гущу схватки и вдохновляли на подвиги. Они были ужасно разочарованы, когда вы не смогли сами прибыть во дворец, чтобы получить свои медали, но, насколько я понял, вам помешало ранение. Поверьте, немногие офицеры получали такие блестящие аттестации от своих подчиненных, как вы в тот день.
Колтон, смущенный столь беззастенчивыми похвалами, бормотал благодарности, одновременно размышляя, как бы поскорее перевести разговор на другую тему. И тут заметил молодого человека, так возмущавшегося его недостойным обращением с Адрианой. Он успел ретироваться в дальний конец холла. Что же, возможно, это к лучшему. Кто знает, что могли с ним сделать волкодавы!
Но даже на расстоянии Колтон ощущал злобу, полыхавшую в светло-зеленых глазах. Злобу, явно рожденную ревностью к Адриане. Что же, учитывая исключительную красоту девушки, в этом нет ничего необычного.
Колтон был убежден, что этот человек — не кто иной, как Роджер Элстон, о котором рассказывала сегодня мать. Роджер Элстон, отчаянно пытавшийся завоевать сердце и руку Адрианы. По мнению Колтона, бедняга окончательно потерял голову.
Отвернувшись от Элстона, он оказался лицом к лицу с молодой блондинкой, незаметно подобравшейся поближе.
— Прошу простить меня, мисс, надеюсь, мы не утомили вас своими разговорами о войне.
— О нет, милорд, — возразила Фелисити Фейрчайлд, едва дыша от волнения. Не каждый день дочери бухгалтера доводится беседовать с титулованным лордом. Она до сих пор не верит собственному счастью! — Наоборот! Сердце замирает, когда слушаешь рассказы о воинских доблестях!
Сообразив, что пренебрегает обязанностями хозяйки, Саманта поспешила исправить положение:
— Пожалуйста, простите мой промах, мисс Фейрчайлд! Боюсь, я совершенно потеряла голову, увидев брата, и до сих пор не могу опомниться. Позвольте представить: Колтон Уиндем. А это мисс Фелисити Фейрчайлд.
Фелисити низко присела в реверансе перед новым маркизом.
— Какая честь познакомиться с таким известным человеком!
— О, мисс Фелисити, честь принадлежит исключительно мне! — откликнулся Колтон, низко кланяясь, несмотря на то что спина после утомительного путешествия в экипаже почти не гнулась. Мышцы иногда еще затекали — сказывалось недавнее ранение.
— Мисс Фейрчайлд — внучка Сэмюела Глэдстоуна, — пояснила Саманта. — Ты, наверное, помнишь его, Колтон?
— Разумеется. Фабрикант и владелец Стеновер-Хауса. Наша семья гостила там каждый сочельник. Я еще помню, какие пиры он устраивал для своих друзей и соседей.
— Вот уже несколько месяцев как он тяжело болен, так что миссис Джейн… — Саманта вопросительно уставилась на брата. — Надеюсь, ты помнишь и его дочь?
— Да, но мы, естественно, давно не виделись. Она уехала в Лондон задолго до того, как я покинул дом.
— Мистер Фейрчайлд работал в какой-то лондонской конторе, пока миссис Джейн не настояла на переезде в Брэдфорд, где она может ухаживать за отцом. Не дай Бог, случись что с мистером Гладстоном, фабрика перейдет ей.
Колтон вежливо кивнул хорошенькой блондинке.
— Печально слышать о болезни вашего дедушки, мисс Фейрчайлд. Мои мать и сестра часто писали о его добрых делах. Мистер Гладстон — человек редкостной души.
— Должна признаться, что мы очень редко навещали дедушку, пока жили в Лондоне, — мило улыбнулась Фелисити, — но, переехав в Брэдфорд, я поняла, каких преданных друзей он приобрел с годами. Просто поразительно, сколько титулованных особ приезжают справиться о его здоровье. Именно таким образом я познакомилась с вашей сестрой и леди Адрианой.
Саманта взяла брата под руку.
— Все мы очень рады, что здоровье мистера Гладстона значительно улучшилось после переезда его родных в Брэдфорд. Если Господь даст, мы вскоре увидим его здоровым и бодрым.
— Дедушке очень хотелось бы услышать о ваших подвигах, милорд, — просительно улыбнулась Фелисити. — Не проходит и дня, чтобы он не принял друга, знакомого или просто служащего — поболтать или поиграть в шахматы. Он будет счастлив побеседовать с вами.
— Уверен, что такое времяпрепровождение пошло ему на пользу, — учтиво заметил Колтон.
— Да, я просто поражена той добротой, которую проявили к нему ваша сестра и леди Адриана. В Лондоне мы никогда бы не смогли встречаться с людьми вашего положения. И все же леди Саманта и леди Адриана отнеслись ко мне как к равной. Будь я мудрее, наверняка распознала бы в них ангелов милосердия.
— Мисс Фейрчайлд, — рассмеялся Колтон, — уверяю, что вы не первое создание, которое эти ангелы приняли под свое крыло. Леди Адриана и моя сестра подружились еще до того, как младшая из них научилась говорить, и могу заверить, что обе отличались жалостливым и добрым сердцем. И их гостеприимство распространялось не только на людей. Пока я еще жил дома, они всеми силами старались вылечить и призреть больных, раненых и убогих животных, и если кто-то при этом умирал, горю не было конца. Если бы вы только знали, какую странную коллекцию собрали эти ангелы!
— Стыдись, Колтон! — упрекнула Саманта. — Мисс Фелисити примет твои речи на свой счет!
— Но, мисс Фейрчайлд, — возразил Колтон, прижимая руку к сердцу, — я не хотел вас обидеть! Разве можно сравнивать вас и тех мохнатых и пернатых тварей, которых моя сестра и ее подруга приносили домой! Уверен, что в вашем случае они решили для разнообразия оказать помощь кому-то из детей человеческих.
Он глянул на стоящую неподалеку Адриану и получил в ответ такой мрачный взгляд, что невольно вспомнил о той девочке с огромными глазами, чье сердце так легкомысленно разбил. Разве он мог знать, что она вместе с родителями приехала как раз в тот момент, когда он произносил пламенную речь перед отцом, отказываясь обручиться с Адрианой. А Гаррисон попросил подождать их в гостиной, куда доносилось каждое сказанное в кабинете слово.
Колтон протянул руку, приглашая ее подойти ближе.
— Присоединяйтесь к нам, Адриана! Стоя там, вы напоминаете мне о той девочке, которая всегда держалась поодаль, когда я говорил с сестрой, словно молила включить ее в разговор. Но с тех пор многое переменилось, и я умоляю вас не сердиться на меня. Даю слово, я рад видеть вас и обещаю впредь стать совсем другим.
Нерешительная улыбка тронула уголки губ Адрианы, и, когда она, хоть и неохотно, подчинилась, он обнял ее за плечи.
— Моя сестра обняла меня и сказала, что рада моему возвращению. Могу я надеяться, что и вы испытываете те же чувства?
— Добро пожаловать домой, милорд, — пробормотала она.
— Ну же, обнимите меня, — попросил он, словно обращаясь к прежнему шестилетнему ребенку. — И поцелуйте! Непременно!
Ее очевидные колебания заставили его чуть свести брови.
— Неужели боитесь? Меня? Не может быть! Куда девалась та маленькая девочка, чья отвага заслужила восхищение моего отца?!
Заметив, что глаза всех присутствующих устремлены на нее, Адриана набрала в грудь воздуха, чтобы не дрогнуть. Разве могут они понять, что в ее жизни был только один человек, который ранил ее так глубоко, что рубец до сих пор ныл? Может, поэтому она не подпускала к себе поклонников?
Адриана робко положила ему руку на плечо. Колтон наклонился, и она под одобрительный смех гостей скользнула губами по загорелой щеке.
— Ну вот, так лучше, — кивнул Колтон, прежде чем выпрямиться. Подняв голову, Адриана встретилась с настойчивым взглядом серых глаз и не смогла отвести своих. Довольная улыбка заиграла на губах Колтона.
— Теперь я в самом деле чувствую, что вернулся домой, — хрипло прошептал он.
— Так вот как нужно добиваться поцелуя хорошенькой девушки, — смеясь, провозгласил Стюарт. — Оставьте этого негодяя, дорогая, и идите ко мне. Хотя я и не знал вас с детства, все же успел довольно близко познакомиться с вами. Разве на меня не приятнее смотреть?
Колтон с улыбкой покачал головой и сжал локоть Адрианы.
— Оставайтесь здесь, дорогая, — посоветовал он. — Вам нужна моя преданная защита, а майор, сразу видно, — настоящий повеса, которого должны остерегаться юные девы.
Услышав издевательский смешок майора, Колтон крепче обнял даму за плечи и ответил на вызов торжествующей улыбкой. Голова сладко кружилась от нежного аромата роз, казавшегося неотъемлемой частью юной дамы. Опустив голову к полям ее шляпы, он жадно вдохнул пьянящее благоухание.
— Этот аромат напоминает мне о розарии матушки. Как вы думаете, в это время года еще остались бутоны? Буду счастлив, если согласитесь проводить меня туда.
Щеки Адрианы загорелись. К ее стыду, мучитель заметил это и провел пальцем по нежной коже.
— По-моему, вы краснеете, Адриана.
Хотя Колтон точно так же вел бы себя, даже вспомнив о молодом человеке, вбежавшем в дом вслед за Адрианой, вскоре стало очевидным, что его фамильярное обращение с девушкой совершенно истощило терпение назойливого поклонника. Сверкая глазами, Роджер в несколько шагов пересек холл.
Звон металлических подковок о мрамор мгновенно привлек внимание Колтона. Надменно вскинув брови, он обернулся. Рядом немедленно появились волкодавы и улеглись у ног хозяина и девушки.
Столь вызывающее поведение незнакомца по отношению к хозяину дома могло вызвать гнев любого, но Колтон посчитал выходку Роджера особенно наглой еще и потому, что тот твердо вознамерился разлучить его с женщиной, которую он знал с колыбели.
Вполне способный защитить себя без вмешательства волкодавов, Колтон все же считал, что Роджеру Элстону пора понять этот факт. Безумная страсть этого человека переходила все границы. Его единственной целью было отпугнуть всех остальных обожателей Адрианы. Значит, его нужно остановить. И потом… Колтон так давно не вдыхал запах женщины, а этот казался особенно манящим. Даже сейчас воспоминание о стройной женственной фигурке, прижавшейся к нему, будило воображение и воспламеняло желание.
Повернувшись боком, Колтон тяжело оперся о трость и поспешно направился в глубь дома, где распахнул двери, ведущие из утренней гостиной на веранду. По его свистку собаки ринулись вперед и помчались по направлению к дальнему лесу. Снова прикрыв двери, Колтон прохромал назад и встал лицом к лицу с возможным соперником.
— Вы хотели что-то обсудить со мной, мистер Элстон? — резко осведомился он.
Роджер, пораженный тем, что совершенно незнакомый человек знает его имя, сообразил, однако, что кто-то из семейства Уиндемов, скорее всего маркиза, успел что-то рассказать ему. Но что именно?
Это ему вряд ли дано узнать. И хотя он уже открыл рот, чтобы ответить на вызов, все же осекся, неожиданно сообразив, что глаза присутствующих устремлены на него. Очевидно, всем не терпелось узнать, чем закончится эта сцена.
Яростно скрипнув зубами, Роджер мотнул головой, как запертый в тесное стойло бык, и пробурчал:
— В общем, не очень.
— Вот и прекрасно. В таком случае будьте любезны дать мне пройти. Я должен закончить разговор с леди Адрианой, — бросил Колтон, с откровенной скукой рассматривая противника, чем еще больше взъерошил его перышки. Странно… лицо, обрамленное густой гривой непокорных каштановых локонов, казалось совсем юным. Колтон почти ожидал увидеть пушок на бледных щеках, но понял свою ошибку, заметив порез от бритвы.
Роджер густо покраснел под равнодушным взглядом маркиза, но, в душе кипя от бешенства, сохранял каменное молчание. Ничего не остается, кроме как игнорировать этого чванливого аристократишку!
Он неловко повернулся лицом к темноволосой красавице. Но как ему ни хотелось протянуть руку и коснуться ее, он не смел — из страха получить отпор. Да и предъявить права на высокородную даму, особенно в присутствии знатного лорда, было верхом безумия!
За всю свою жизнь у Роджера накопилось немало причин жаловаться на свое низкое происхождение, а сейчас тем более, когда возникла реальная угроза потерять Адриану. Уступить человеку, имевшему все, включая брачный контракт с леди! Хотя красавица с самого детства ни в чем не нуждалась, все же не слишком гордилась своим положением. Правда, она не давала ему никакой надежды на то, что ее чувства со временем станут более пылкими, как бы он ни уверял в обратном своего отца, которого уговорил дать денег на новую одежду. Костюмы, вполне подобающие приютскому наставнику, казались поистине жалкими в обществе местных дворян и не раз давали ему повод для стыда. Но теперь Роджер боялся, что все расходы пошли прахом, ибо прелестная брюнетка по-прежнему держала его на расстоянии, относясь любезно, но прохладно.
Он все же решился протянуть руку, стараясь не дотронуться до нее из опасения, что девушка отстранится.
— Нам не пора, миледи?
Колтон перевел взгляд на Адриану. Что она скажет на дерзкое предложение уйти?
Под его настойчивым взором она гордо вскинула подбородок, словно призывая его оспорить столь недостойную дружбу с простолюдином.
Колтон мгновенно ощетинился: реакция столь же тревожная, как в тот день, когда хирурги признались, что ему скорее всего предстоит потерять ногу. Он никогда не считал себя снобом и почти полжизни провел среди солдат, вместе с ними шел сквозь снег, дождь, холод и грязь и много раз засыпал среди тех, кто называл его «милорд полковник». Он и сам не знал, что так бесило его в Роджере Элстоне. Слишком мало они были знакомы, чтобы определить причину. Вряд ли дело в одной ревности. За много лет его отсутствия девушка стала совершенно ему чужой. Но неизвестно почему он с первого взгляда невзлюбил ее поклонника.
Безмолвный вызов леди воскресил надежды Роджера. Слишком редко Адриана поощряла его, и теперь желание сделать ее своей возродилось в нем с новой силой. Но стоило ему попробовать взять ее за руку, как Адриана отпрянула и посмотрела словно сквозь него. Ледяной озноб прошел по спине Роджера. Судя по всему, ей вовсе не понравилась попытка предъявить на нее права. Впрочем, она точно так же не собиралась оправдываться перед маркизом за свои отношения с сыном суконщика.
Саманта, стремясь укрепить положение подруги в семье Уиндемов, воспользовалась напряженной ситуацией, чтобы дать понять брату, каким успехом пользуется Адриана не только у аристократов, но и у обычных людей, сознающих тщетность их устремлений. Она давно уже поняла, что Роджер не остановится ни перед чем, лишь бы получить Адриану, как бы ни протестовала последняя против столь невероятного предположения.
— Колтон, я забыла представить тебе еще одного гостя. Мистер Роджер Элстон. Он уже почти год как знаком с Адрианой и часто сопровождает ее в поездках по округе. Следуя ее наставлениям, он превратился в опытного наездника. Скоро закончит обучение и станет управлять сукновальней своего отца. Той самой, что когда-то принадлежала мистеру Уинтеру.
— Уинтеру? — повторил Колтон, не в силах вспомнить имя. Бурлившее в нем раздражение мешало сосредоточиться. — Прости, не могу припомнить.
— Томас Уинтер. Когда-то он владел большой сукновальней в окрестностях Брэдфорда. Ты, возможно, часто проезжал мимо, не замечая ее. Детей у мистера Уинтера не было, и, овдовев, он жил один, пока четыре-пять лет назад не женился на очень приятной женщине из Лондона. После его смерти вдова унаследовала все и вышла замуж за Эдмунда Элстона, отца Роджера. Бедняжка, вскоре после этого она заболела и умерла. Став единоличным владельцем сукновальни, мистер Элстон послал за своим сыном и заставил изучать ремесло.
Несмотря на все растущую неприязнь к этому человеку, Колтон вежливо протянул руку.
— Добро пожаловать в Рэндвулф-Мэнор, мистер Элстон.
Роджер, с неохотой пожав руку хозяина, к своему величайшему изумлению, обнаружил, что пальцы, сжимавшие его собственные, куда более сильны и мозолисты. Ничего подобного от аристократа ожидать не приходилось. Очевидно, размахивать шпагой не такой уж легкий труд, как кажется со стороны!
— Битва при Ватерлоо оказалась величайшей победой для Веллингтона, — сухо заметил он. — Любой офицер должен считать честью служить под его началом.
— Совершенно верно, мистер Элстон, — согласился Кол-тон так же сухо. — Но не стоит забывать о гении генерала фон Блюхера. Не будь его, сомнительно, чтобы англичанам удалось так быстро сломить сопротивление Наполеона. Два этих военачальника, объединив армии, оказались силой, перед которой узурпатор не смог устоять.
— Что бы там ни говорили, а будь Веллингтон единственным главнокомандующим, готов держать пари, мы сломили бы французов еще раньше! — провозгласил Элстон.
Колтон покачал головой, гадая, уж не намеренно ли тот провоцирует его. Все же любопытно узнать, откуда Элстон это взял.
— Простите, сэр, но разве вы собственными глазами наблюдали наши… схватки с французами?
Роджер предпочел уклониться от пристального взгляда маркиза и принялся усердно щелкать пальцами по рукаву, словно сбрасывая невидимые пылинки.
— Если бы не тяжелая неизлечимая болезнь, которая терзает меня с самой юности, я бы с радостью отдал все силы службе отечеству. И уж поверьте, с наслаждением прикончил бы пару-другую лягушатников.
Лицо Колтона затуманилось при мысли о бесцельно погубленных жизнях, и не только в битве под Ватерлоо, но и в других сражениях этой ужасной войны.
— Это непрерывная кровавая бойня, — тяжело вздохнул он. — К моей величайшей скорби, я потерял многих друзей, а вспоминая о тысячах павших французов, могу только посочувствовать несчастным родителям, женам и детям, оставшимся без сыновей, мужей и отцов. Как печально, что столько людей нашли свою смерть ради амбиций одного человека.
Адриана изучала красивое лицо того, кому она была обещана много лет назад, и видела грусть в его глазах. Грусть, которой не было в юности. Казалось, целый век прошел с тех пор, как она подслушала его яростные протесты. Если бы тогда он согласился жениться на ней, они обвенчались бы вскоре после того, как ей исполнилось семнадцать. Но он поссорился с отцом и уехал из дома. А вот что будет теперь? Не хотела бы она оказаться рядом, когда Колтон узнает, что лорд Седжуик настоял на своем и подписал документы, обязывающие сына получше узнать невесту, прежде чем будет объявлено о помолвке. Если тогда ее уши горели после уничтожающих слов Колтона, на этот раз они, наверное, просто отвалятся!
— Англичанам суждено было выиграть, — напыщенно объявил Роджер, нюхая табак: привычка, которую он приобрел в подражание денди из общества. Правда, в последнее время он заподозрил, что никто из мужчин в этой комнате не увлекался подобными вещами. Мало того, каждый раз, вынимая табакерку, он ловил снисходительные улыбки присутствующих.
Стараясь держаться с достоинством, он поднес к носу платочек, громко чихнул, спрятал маленькую эмалевую табакерку, вытер слезящиеся глаза и растянул губы в насильственной улыбке.
— Как говорится, милорд, правое дело всегда восторжествует!
— Увы, но в жизни не всегда так бывает, мистер Элстон. Кроме того, я не могу с уверенностью утверждать, что англичане во всем правы.
Роджер от неожиданности растерялся. Он никогда не был за пределами Англии и привык считать, что все иностранцы жалки и ничтожны по сравнению с его соотечественниками.
— По-моему, милорд, с вашей стороны крайне непатриотично сомневаться в превосходстве собственной отчизны. В конце концов, мы величайшая в мире нация.
— Слишком много англичан, веривших тому, что правое дело должно торжествовать, — грустно улыбнулся Колтон, — были похоронены прямо на полях сражений. Я знаю это потому, что среди них было немало моих знакомых и я помогал их хоронить.
Роджер насмешливо скривил губы. За год он достаточно наслушался историй о смелости и мужестве Колтона Уиндема. Завидуя такой славе, он тем не менее невольно восхищался полковником. И все же мало-помалу в нем росла искренняя ненависть, возросшая еще более, когда он узнал, что покойный лорд Седжуик выбрал прелестную Адриану в жены единственному сыну. Неизбежность их встречи еще больше подогревала его злобу. Пусть все считают лорда Уиндема героем, у Роджера насчет него есть собственное мнение! Уиндему далеко до отважного крестоносца, который направляет своего боевого коня в самую гущу битвы и разит врагов направо и налево.
Презрительно усмехнувшись, Роджер громко бросил:
— А какой логикой руководствовались вы, идя в бой, милорд?
Не в силах игнорировать явный вызов, Колтон пренебрежительно оглядел соперника. Учитывая, что тот был почти на полголовы ниже и весил стоуна
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
на два меньше, нетрудно предположить, что он не только дерзок, но и нагл. Впрочем, может быть, щенок посчитал Колтона инвалидом только потому, что тот опирается на палку?
— Логика весьма проста, мистер Элстон: убивать или быть убитым. Я обучал своих людей быть беспощадными в разгар боя. Иного способа выжить просто не было. Я сам боролся отчаянно, не только чтобы сохранить жизнь, как свою, так и жизни солдат, но и чтобы победить врага. Каким-то чудом мне удалось пройти войну, но многие, очень многие остались лежать на полях сражений, и мы с моими людьми благодарны Господу за милосердие.
— Пойдемте, — поспешно позвала Саманта, почувствовав враждебность Колтона по отношению к гостю. Кажется, она недооценила степень решимости Элстона во что бы то ни стало завоевать Адриану, поскольку тот явно не в состоянии скрыть досаду. Пытаясь успокоить брата, она крепко стиснула его ладонь и очаровательно улыбнулась:
— Все эти разговоры о войне и убийствах окончательно расстроят наш праздник, если вы оба немедленно не замолчите.
Колтон, скрывая собственное раздражение, спокойно объяснил:
— Извини, дорогая, война оставила на мне свою метку. Если когда-то у меня был талант вести светскую беседу, теперь он совершенно исчез. Я жил и дышал войной так долго, что больше почти ни о чем не могу говорить. Вероятно, со стороны меня можно посчитать надоедливым занудой.
— Сомневаюсь, — усмехнулась Саманта, помня, каким обаятельным человеком всегда считался ее брат. Впрочем, в любом случае она всегда будет на его стороне…
Воочию убедившись, каким пламенем могут полыхать глаза хозяина, Роджер поспешно ретировался в самое безопасное место — за спину Адрианы. Не стоит сердить ее новыми проявлениями ревности. Как ни пытался он предъявить на нее права, давно уже понял, что под внешней женственной мягкостью скрывается твердый характер, способный легко поставить его на колени. Если он произнесет еще хоть слово, она наверняка прогонит его с глаз долой.
Поняв, что дальнейшей ссоры не последует, Фелисити облегченно вздохнула, тем более что теперь можно было попробовать привлечь внимание маркиза. Она так и сделала, проявив доброту и участие, что, по ее мнению, выгодно контрастировало с упрямым отказом леди Адрианы обращаться с маркизом запросто, называя его по имени.
— Милорд, не покажется ли чересчур дерзким с моей стороны, если мы покончим с формальностями и вы будете звать меня просто Фелисити?
Адриана, не удержавшись, бросила косой взгляд на парочку. Блондинка сделала удачный ход. Ну какой мужчина может противиться столь нежной просьбе, а тем более тот, кто до последнего времени жил в суровых условиях солдатского лагеря и был лишен женского общества?
— Мисс Фелисити, — покачал головой Колтон, приправляя свой ответ сухим поклоном и обаятельной улыбкой, — как ни чудесно звучит ваше имя, все же будет куда приличнее, если я буду обращаться к вам, Как полагается в обществе, особенно если учесть, как ослепляет бедных поклонников ваша красота.
— О, вы слишком добры, милорд.
Другая бы девушка на ее месте поддалась искушению залиться краской удовольствия. Фелисити только скромно опустила ресницы. Бесчисленные часы упражнений перед зеркалом позволяли ей в один миг принять подобающее случаю выражение. Недаром она оттачивала манеры и много внимания уделяла внешности в надежде привлечь титулованного лорда, который на ней женится. Эту идею внушил ей отец, несмотря на все попытки матери спустить дочь с небес на землю.
Все же результат ее стратегического хода оказался не таким, какого она ожидала, особенно если вспомнить, как долго уговаривал лорд Уиндем Адриану. Теперь придется попросить обеих женщин о том же, иначе все поймут, что она вешается ему на шею.
По-прежнему не поднимая глаз, она смиренно обратилась к Саманте:
— Я потрясена добротой, как вашей, так и леди Саттон, по отношению ко мне. Вряд ли я сумею по достоинству отплатить вам тем же. Но знайте, что я глубоко благодарна за вашу благосклонность и буду счастлива, если и вы станете звать меня по имени.
Помня о предыдущем разговоре между братом и Адрианой, Саманта поспешила ответить за себя и подругу:
— Мы тоже будем рады покончить с формальностями, мисс Фелисити, и просим вас сделать то же самое.
— Спасибо, леди Саманта, — прошептала Фелисити, приседая и мысленно поздравляя себя с первой победой. Выросшая в Лондоне, она была здесь еще более чужой, чем Роджер Элстон, но теплый прием леди Адрианы и леди Саманты помог ей попасть в высшее общество. Неделю назад обе девушки сопровождали своих матерей, решивших навестить больного. Они привезли вкусный бульон, пирожки и редкие травы в подарок Сэмюелу Гладстону, считавшемуся кем-то вроде патриарха Брэдфорда-на-Эйвоне. Саманта и Адриана тепло приветствовали Фелисити и, выслушав ее жалобы на одинокую жизнь, без друзей и знакомых, пригласили на прогулку. Если бы ее замысел не удался, шансы попасть в Рэндвулф-Мэнор и общество аристократов были бы ничтожны. Кто из лондонских приятелей поверил бы, что она так скоро после переезда будет вращаться среди знатных людей и запросто беседовать с маркизом, одна внешность которого может по праву считаться неотразимой! Вот он, человек, который способен открыть для нее двери в мир аристократов!
Перси глянул на брата, гадая, как тот отнесется к очевидному увлечению хорошенькой блондинки их хозяином. А ведь, получив приглашение, Стюарт был недоволен тем, что в их круг затесалась простолюдинка, и в штыки принял сообщение о том, что именно ему выпало ее сопровождать. Он даже проговорился, что хочет держаться поближе к Адриане. Позже Стюарт неохотно согласился присмотреть за девушкой, обещая брату всяческие кары, если та не оправдает его ожиданий. Правда, увидев Фелисити, принялся с энтузиазмом выполнять свои обязанности и даже шепотом поблагодарил Перси за доставленное удовольствие познакомиться со столь божественным созданием.
Но сейчас почему-то не возражал против того, что Фелисити бросает на Колтона кокетливые взгляды, поскольку сам только и смотрел на девушку, сердце которой надеялся завоевать. Что же, трудно его винить. Любой мужчина посчитал бы Адриану завидной невестой, и, кажется, Стюарт присоединился к кругу ее обожателей.
Видя, что ситуация обостряется, Перси призадумался. Саманта наверняка будет шокирована, узнав о таком повороте событий, ибо только одного мужчину его жена считала достойным своей лучшей подруги. Своего брата, Колтона Уиндема.
Но что ни говори, а Фелисити тоже неплоха. Совсем неплоха: золотистые волосы, голубые глаза и губы, на первый взгляд казавшиеся чересчур мягкими и полными, но если присмотреться, могли считаться вполне привлекательными.
Именно об этом размышлял вышеупомянутый джентльмен, продолжая разглядывать Фелисити. Легкие пряди обрамляли юное лицо под широкополой шляпкой, завязанной под подбородком лентой в тон глазам. А жеманная улыбка подтверждала, что почти любые его знаки внимания будут с радостью приняты. Однако, к собственному удивлению, он обнаружил, что сравнивает обеих девушек и сравнение отнюдь не в пользу блондинки.
— Позвольте выразить соболезнования по поводу кончины вашего родителя, милорд, — пробормотала Фелисити с сочувствующей гримаской. Нужно же отвлечь его от леди Адрианы! Он и так слишком долго с ней беседовал! Впрочем, даже если принять во внимание его титул, богатство и внешность, Фелисити все равно не сомневалась, что способна восторжествовать над любой соперницей! Именно о таком счастливом шансе твердил ей отец, умоляя сохранять достоинство и не подарить свою невинность какому-нибудь презренному негодяю низкого происхождения.
— Я знаю, как вас опечалила весть о его смерти. Но ради блага ваших родных и друзей вы просто обязаны вступить во владение наследством.
— Как хорошо снова оказаться дома. Я слишком долго жил вдалеке, — кивнул Колтон, вспоминая, как дрогнуло сердце при виде величественного особняка, казавшегося драгоценностью из светлого камня, выделявшейся на фоне зелени лесов и полей. Выстроенное на невысоком холме трехэтажное здание было окружено аккуратно подстриженными кустами живой изгороди и цветочными клумбами. Знакомые горгульи, львы и каменные вазы приветствовали его неторопливое восхождение к изящно изогнутому портику, за которым темнела массивная дверь. К его изумлению, за последние шестнадцать лет здесь ничто не переменилось.
Колтон огляделся, отметив, что Роджера нигде не видно. Ушел? Ну и счастливого пути. Правда, не стоит слишком надеяться, что тот вообще убрался восвояси. Наверняка отыскал укромный уголок, где кипит от злобы и строит планы, как отвоевать Адриану.
— Должен признаться, — объяснил он вслух Фелисити, — я не узнал бы собственную сестру, не окликни она меня. Когда я уезжал, она была еще совсем ребенком, не говоря уже о леди Адриане. А теперь, по словам матушки, старшая дочь Саттонов уже замужем и сама стала матерью. Даже странно немного, что леди Адриана еще свободна.
Адриана все это время пристально смотрела на него, но, похоже, не слышала ни слова. Только краснела все гуще. Кол-тон еще раз поразился необычайным переменам, произошедшим в его отсутствие. Как могла маленькая худышка, больше всего похожая на огородное пугало, стать изысканным, безупречно красивым созданием?
Почувствовав ее намеренную отчужденность, он тяжело вздохнул.
— Боюсь, леди Адриана так и не простила меня, упрямого и своевольного юнца, который, воспротивившись желаниям отца, покинул дом.
И хотя его замечание вызвало смех не только Фелисити, но и тех, кто стоял рядом, сам Колтон вовсе не собирался упражняться в остроумии. Скорее пытался вымолить прощение за то, что так сильно обидел ни в чем не повинного ребенка. Пусть идея помолвки принадлежала не ему, но вылетев из кабинета после ссоры с отцом, он очутился лицом к лицу с ошеломленными Саттонами и встретился взглядом с широко распахнутыми глазами девочки. Его по-прежнему жжет стыд, испытанный в ту минуту. Стыд за свои жестокие, несправедливые слова. Он понимал, что обидел прекрасных людей, но больше всего ему не давал покоя тот потрясенный взгляд Адрианы. Задолго до этого случая он узнал, что она боготворит его не меньше, чем родная сестра, возможно, потому, что своих братьев у нее не было. Адриана считала его своим защитником, и, действительно, он не раз спасал их от неприятностей.
В ту роковую минуту Колтон, растерявшись от неожиданности, мог только пробормотать извинения, прежде чем поспешно выскочить за дверь, не в состоянии видеть несчастного ребенка.
И вот сейчас Саманта, как любящая сестра, попыталась просветить брата, прежде чем тот узнает ожидавшие его новости.
— Сомневаюсь, что Адриана часто думала о тебе за последние годы. Просто было некогда: слишком много поклонников добивались ее внимания.
Адриана украдкой толкнула ее локтем в знак того, что дальше продолжать не стоит, но Саманта твердо решила дать брату тему для размышлений. Она почти жалела, что Роджера нет в комнате: ему тоже следует напомнить, что он всего-навсего ничтожная рыбешка в огромной реке и, если он решит потягаться со знатными людьми, его просто проглотят, ибо поблизости всегда плещется какая-нибудь крупная щука-хищница.
— Ее обожатели просто стаями слетаются к Саттонам. И каждый надеется, что выбор Адрианы падет именно на него. Но увы, до сих пор все их мольбы оставались без ответа.
На этот раз в сторону Саманты был брошен разъяренный взгляд, но та беззаботно пожала плечами, демонстрируя полную невинность своих намерений.
— Что же, это правда, и кому это знать, как не Адриане!
Невзирая на негодующее фырканье последней, которая пыталась убедить весь мир в обратном, Колтон сообразил, что сестре не терпится поставить его на место. Даже ему собственная улыбка показалась невеселой.
— Я хорошо понимаю, почему мужчины без ума от леди Адрианы. В жизни не видел такой красоты!
Фелисити мысленно поморщилась. С чего это вдруг знатный и богатый джентльмен, наверняка обладающий большим жизненным опытом, без смущения признается в том, что предпочитает капризную несговорчивую брюнетку общительной златовласой блондинке?!
Адриане тоже не понравилось, что ее во всеуслышание обсуждают, как некий редкий неодушевленный предмет. Пожав плечами, она изобразила какое-то подобие улыбки.
— Боюсь, ваша сестра, лорд Уиндем, склонна преувеличивать количество джентльменов, готовых ухаживать за мной. Позже вы поймете, что Саманта не прочь приукрасить действительность, особенно когда хочет доказать свою правоту.
Приглушенный смешок Перси только подтвердил убежденность Адрианы в том, что он тоже успел познакомиться с характером жены. Саманта, учуяв неладное, немедленно подбоченилась и окинула подругу и мужа раздосадованным взглядом, чем вызвала новый взрыв смеха.
Предоставив Перси возможность отбиваться от града негодующих вопросов жены, Адриана вернулась к прежней теме и быстро положила конец заблуждению Колтона относительно того, что, вероятно, не услышала начала беседы.
— Вы говорили о моих сестрах, милорд? Должна сказать, что Жаклин живет в Лондоне и уже родила двоих детей, мальчика и девочку. Мы готовимся к свадьбе Мэлоры, назначенной на конец месяца, и хотя мы считали, что специально приглашать друзей нет нужды, я позабочусь о том, чтобы вы получили приглашение. Мэлора расстроится, если не увидит вас до того, как уедет с сэром Харолдом в свадебное путешествие. Они будут жить в его корнуольском поместье и вернутся в Уэйкфилд только в последнюю неделю октября, когда мои родители обычно дают бал в честь начала охотничьего сезона. Приедут все соседи, и будет очень весело. Сначала пир, потом танцы и игры для тех, кто любит подобные занятия. Вам, вероятно, давно не приходилось развлекаться.
— Меня не было так долго, — усмехнулся Колтон, — что, наверное, вам придется представить меня своим родителям. Адриана с улыбкой подняла бровь.
— Вы правы, милорд. Кажется, я вас тоже не знаю.
— А я в первую секунду подумал, что вы собираетесь дать мне пощечину за прошлые обиды, — шутливо признался он. — На будущее я стану остерегаться вашей мести.
Щеки Адрианы снова заполыхали с такой силой, что она про себя поблагодарила внучку фабриканта, немедленно выступившую вперед, чтобы снова завладеть вниманием маркиза. Со стороны можно подумать, что блондинка увлечена лордом Уиндемом… или его титулом.
А Фелисити Фейрчайлд и впрямь хотела оценить свои шансы. Попадется ли лорд Уиндем на удочку?
— Когда мы будем иметь честь познакомиться с новой маркизой, милорд?
Колтон не усомнился бы в ее искренности, если бы не нервная улыбочка, кривившая уголки губ: верный признак заинтересованности дамы.
— Пока что ни одна женщина, если не считать моей матушки, мисс Фелисити, не имеет права на этот титул.
Фелисити, изо всех сил пытаясь скрыть ликование, скромно пробормотала:
— Должно быть, я ошиблась, полагая, что подобные браки заключаются в юности.
Адриана, опасаясь не столько неуместных рассуждений девушки, сколько весьма реальной угрозы разоблачения планов двух друзей и соседей, затаила дыхание. Хотя заключение Фелисити было абсолютно точным, в этом случае Колтон Уиндем последним узнает о том, что произошло в его отсутствие.
Саманта заметила необычайное смущение подруги и вспомнила, как яростно отстаивал брат свою свободу. Приходится только гадать, как воспримет он кое-какие новости теперь, после смерти отца. Если он еще не понял, что отец желал ему добра, значит, должен понять сейчас. Адриана была ей сестрой, которой Саманта никогда не имела, и уж очень не хотелось отдавать ее в чужую семью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлин



Хороший роман,читается легко.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинАнна
5.02.2012, 21.00





Интересный роман. Замечательно прописан характер главного злодея серийного отравителя. Заслуживает гораздо высшей оценки, чем 6,3.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинВ.З.,65л.
17.01.2013, 11.51





Незамысловатый сюжет, но роман понравился.Понравилась главная героиня, давно о таких не читала.Умная, гордая, с чувством полного достоинства, поставила на место своего жениха.А то чаще в романах описывали дам, которые сами не знают чего хотят.Получила огромное удовольствие от прочитанного.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинВ.А.
27.02.2013, 23.57





Непонятно почему, больше 6 баллов не засчитывается, хотя пыталась несколько раз прибавить по 10 баллов.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинВ.А.
3.03.2013, 16.34





Меня роман, честно сказать, утомил,очень длинно.Больше этого автора читать чтото не хочется.....
Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлинлиля
22.03.2013, 12.23





Меня роман, честно сказать, утомил,очень длинно.Больше этого автора читать чтото не хочется.....
Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлинлиля
22.03.2013, 12.23





Сюжет который подчиняется высказыванию "От ненависти до любви всего один шаг" мне понравится всегда!) Не скажу что этот роман входит в число моих любимых, но имеет свою необычность. Огорчает что у них не было пышной свадьбы... А Роджер! Это вообще ужас какой человек, который вечно клянчить к себе милость окружающих и пользуется добротой и жалостью, очень жаль что таких людей и в реальной жизни не мало! Было жалко Фелисити, хотя она меня страшно взбесила своим поведением в начале романе. Но нужно ее поблагодарить, ведь именно она раскрыла все преступления своего мужа, но и получила она свое счастье сполна) к сожалению хоть и прочитала роман 3 дня назад, но полностью сюжет уже не помню. Роман одноразовый! Но это мое мнение, а у всех взгляды разные) Желаю приятного чтения!)
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинРадость
23.07.2013, 13.12





Сюжет интересный, герои понравились, хотя можно было обойтись без всех этих отравлений.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинКэт
25.07.2013, 10.26





Роман меня не зацепил,читала очень отрешенно. А ведь этот жанр должен полностью вовлечь читателя в происходящее и заставлять переживать все вместе с героями!!!
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинАнюта
23.11.2014, 14.56





Этот роман меня удивил какой-то несообразностью что ли.Во-первых переживания Адрианы,что Колтон её отверг.ЕЙ ЖЕ 6 ЛЕТ БЫЛО !! Во вторых,я сильно сомневаюсь,что такого ,как Роджер,даже близко подпустили к высшему обществу.Ну хоть бы дружили в детстве,или знакомы были,а то бац и в дамках.Странно. А в общем книга понравилась.
Нерешительный поклонник - Вудивисс КэтлинЛюдмила
15.06.2015, 10.44





neploxo, na 7
Нерешительный поклонник - Вудивисс Кэтлинerika
26.11.2015, 19.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100