Читать онлайн Навсегда в твоих объятиях, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Навсегда в твоих объятиях

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Князь Владимир Дмитриевич оказался толстым, седовласым и усатым мужчиной, разменявшим восьмой десяток. Он уже дважды овдовел и от обеих своих жен имел семерых сыновей. Теперь неугомонный старик искал себе третью жену, от которой снова можно было бы получить приплод. Хотя многие отцы в надежде как-нибудь добраться до княжьего наследства с удовольствием предоставили бы ему своих дочерей в невесты, почтенный старец был куда осторожнее и разборчивее вдовствующей королевы, опасающейся отдать все свои титулы и владения какому-нибудь недостойному проходимцу. Несмотря на седины, Владимир Дмитриевич был сильнее многих мужчин, вдвое моложе его, и куда охотнее, чем некоторые, рассуждал о мужских способностях. Судя по всему, он очень гордился своей неувядающей доблестью и, когда видел, что собеседник ценит это, настолько радовался, что забывал о всяких приличиях, в особенности если разговор заходил с юной привлекательной девицей. Тут уж он предавался откровенному и беззастенчивому хвастовству.
Потомки князя Владимира были рослыми молодыми парнями, склонными к буйным пирушкам и громким скандалам с драками. Они с трудом ладили даже между собой. Буквально из ничего они могли раздуть ссору с другими такими же грубиянами. Для них не существовало ничего приятнее, чем выйти победителями из драки, и не важно, с кем приходилось мериться силами — с врагами, приятелями или собственными родичами.
Анна Тарасовна знала, что, приглашая к себе князя Владимира вместе с его отпрысками, она искушает судьбу. При случае эта веселая семейка могла бы превратить солидный прием в настоящий кавардак, но княгиня не представляла, как можно позвать отца и забыть про его потомков. Старый князь нужен был Ивану, пожелавшему занять место священника в домовой церкви Владимира Дмитриевича. Совсем недавно оно вновь освободилось, когда князь выгнал прочь попа, нанятого всего два месяца назад. Иван нарочно прислушивался к жалобам Владимира Дмитриевича на то, сколь скудоумен оказался этот священник, осмелившийся судить самого хозяина за его излишества, не последним из которых было пристрастие к водке. Принимая во внимание богатства князя Владимира, Иван горячо поддержал идею Анны пригласить все его семейство.
Потому-то и нервничала хозяйка приема. Но Зинаида беспокоила ее не меньше. Если бы было возможно избавиться от присутствия этой девчонки, не возбудив любопытства гостей, либо знавших ее лично, либо помнивших Александра Зенькова, то Анна именно так и поступила бы. Ведь Зинаида, по ее мнению, способна произвести в обществе настоящий фурор. Многие из знавших боярышню никогда не сказали бы, что она может стать источником беспокойства, но Анна презирала такую логику. Она предвидела, что все ее планы могут развалиться прямо на глазах, а победительницей выйдет Зинаида. Ее красота может не только полностью приковать внимание Алексея, но и чрезмерно восхитить древнего Владимира.
Ужасно боясь хоть в чем-то предоставить Зинаиде свободу, Анна решила, пока не начали собираться гости, распорядиться насчет наиболее пристойного одеяния, в котором ее подопечной надлежит появиться на вечере. Но, войдя без стука в ее комнату, княгиня остановилась словно громом пораженная. Одетая в белоснежный наряд, Зинаида казалась сказочной снегурочкой.
Ненависть Анны к этой девчонке удесятерилась, если такое вообще было возможно. Княгиня прошла через комнату и остановилась перед Зинаидой:
— Если я только замечу, что ты вертишь хвостом и вьешься перед моими гостями, или услышу хоть одну жалобу на твое поведение, то обещаю, что не выпущу тебя из дому, покуда ты вполне не осознаешь всю недальновидность подобных действий. И не вздумай меня провоцировать! Хотя твой отец уделял мало внимания твоему воспитанию, я ожидаю, что ты будешь вести себя с кротостью и смирением, достойными русской девушки. Я ясно выражаюсь?
Зинаида решила не реагировать на запугивания:
— Как и всегда, княгиня, вы очень доходчиво растолковываете мне ваши требования.
Искра раздражения вспыхнула в серых глазах.
— Что это? Я слышу сарказм в твоем ответе? — Натянутая улыбка изогнула губы Зинаиды:
— Я всегда сдержанна в обществе, так что вам не стоило учить меня, как должна себя вести благородная девица. И потом, я уже не раз посещала подобные собрания и никогда не заставляла ни, своих родных, ни других присутствующих испытывать неловкость.
— А я не говорю о том, что считается порядочным на всяких там английских и французских приемах. Я говорю о сегодняшнем вечере в моем доме! — вспылила Анна. — Учти, я не стану терпеть твои коварные выходки с моими гостями!
— Но если вы, княгиня, настолько опасаетесь, что я вас опозорю, то почему бы вам просто не запереть меня и не успокоиться? — Зинаида сдерживалась из последних сил, а Анна продолжала с ненавистью смотреть на нее. — Поверьте, я с удовольствием посижу у себя.
Княгиня величаво распрямилась:
— К сожалению, мне пришлось пригласить нескольких твоих знакомых, добившихся определенного положения при дворе. Твое отсутствие будет замечено. — Анна раздраженно фыркнула. — Помнится, ты близко дружила с княжной Зельдой Павловной? Ее муж — военный, он не смог приехать, так что она придет со своими родителями. Ты наверняка знаешь их лучше, чем я.
Ободренная возможностью поболтать со своей юной подружкой, Зинаида успокоилась и вежливо согласилась со всеми требованиями княгини:
— Не волнуйтесь, сударыня. Я подчиняюсь.
— Я рада, что ты решила проявить благоразумие, — высокомерно ответила Анна.
Зинаиду так и подмывало сказать, что ей лучше бы обратить внимание на собственное поведение. Но, прекрасно понимая, что эти обвинения лишь вовлекут их в дальнейшую перебранку, она промолчала.
Анна тяжело вздохнула:
— Совершенно против своей воли я вынуждена была послать приглашение и боярыне Наталье.
На лице Зинаиды вспыхнула радость. Княгиня нарочно не стала останавливаться на тех причинах, которые вынудили ее на такой поступок. Она надеялась с помощью Натальи отвлечь внимание гостей от Зинаиды.
— Вижу, ты рада. Ну и радуйся на здоровье. Похоже, вы с ней одного поля ягоды.
Зинаида поняла, что княгиня хочет этим оскорбить ее, но она, конечно, и не думала обижаться. Улыбнувшись, боярышня поклонилась.
— Вы оказываете мне большую честь, сударыня.
Княгиня совсем не благородно фыркнула и зашагала к выходу. Вдруг она остановилась и оглянулась. Богато расшитый жемчугом сарафан и кокошник Зинаиды были прекраснее, чем все, что доводилось видеть Анне до сих пор. И хотя ей пришлось щедро тряхнуть тугим кошельком, чтобы сшить свой желтый с золотом наряд, сейчас она с удивлением поняла, что и в мыслях не смогла приблизиться к такому ослепительному изяществу. Как бы ей ни хотелось, она не посмела заставить Зинаиду переодеться. Подобное распоряжение обнаружило бы всю глубину ее зависти. Теперь ей оставалось одно: задержать подопечную в светлице и надеяться, что, когда она присоединится к гостям, те не станут обращать на нее особого внимания.
— Не торопись вниз, Зинаида. Гости только начинают подъезжать. Пройдет еще немало времени, пока все соберутся. Тем более Наталья говорила, что прибудет позже.
Анна вышла, не дав Зинаиде времени на ответ. Она ужасно боялась Натальи и все время напряженно думала, найдет ли в себе силы, чтобы забыть о ненависти хотя бы ради того, чтобы вежливо поприветствовать гостью.
Зинаида оставалась у себя еще около часу, прекрасно понимая, что ее задержка лишь на руку опекунше. Когда же она, наконец, вышла из комнаты и подошла к лестнице, путь ей внезапно преградил Алексей, вышедший навстречу из темного угла. Он самоуверенно ухмылялся. Видимо, давно уже ждал ее появления. У Зинаиды оставался только один путь — отступать наверх. Но князь стал подниматься, слегка приоткрыв красные губы в небрежной чувственной улыбке, намекавшей на его разгоравшуюся похоть.
— Я хотел поговорить с тобой, Зинаида, — вкрадчиво произнес он, слегка коснувшись еще незажившего носа костяшкой пальца, словно напоминая о том, как глупо она поступила, причинив ему боль. — Наверное, кое-кого из мужчин и оскорбила бы такая решимость любым способом отстоять свою девственность, моя дорогая. Но ты не похожа на большинство женщин. В твоей ситуации тебе, конечно, есть чего опасаться. Предположим, что нас застали вместе и ты заслужила презрение своих друзей и ненависть Анны. Должен согласиться, жуткая перспектива. Но пойми, этот позор — совсем незначительная неприятность по сравнению с теми последствиями, которые тебя ожидают, если ты будешь продолжать мне отказывать…
Зинаида устала от угроз. Речи княгини уже истощили ее терпение. Она попыталась молча пройти мимо князя, но он схватил ее за руку и снова развернул к себе. Сердце ее бешено забилось. Зинаида подняла глаза и уставилась в насмешливое лицо Алексея. Ее холодность и самообладание, казалось, бесили его. Он резко толкнул Зинаиду, и она ударилась о стену. В глазах у нее потемнело. Зинаида покачнулась, держась за голову, словно пыталась остановить закрутившуюся карусель. Алексей подошел и, ухмыляясь, почти ласково взял ее за горло, однако лишь затем, чтобы грубо прижать к стене.
— Не торопись, моя лебедушка, — пошутил он и склонился к Зинаиде. — Там тебя еще долго не хватятся. Анна поглощена своим Иваном, так что мы свободно можем насладиться друг другом.
Зинаида вцепилась ногтями в длинные пальцы князя, сжавшиеся вокруг шитого серебром воротника. Дышать становилось все труднее, и, обуреваемая тревогой, она попыталась освободиться. Но Алексей усилил хватку, и до Зинаиды точно издалека донесся его издевательский смешок.
— Ну, видишь? Я в два счета докажу тебе, что упорствовать глупо. Если ты мне не уступишь, моя красавица, придется объяснить, чем ты рискуешь в этом случае.
Внезапно Алексей ослабил хватку и отступил немного — Зинаиде пришлось, чтобы не упасть, опереться на стену. Хватая воздух ртом, она прижимала дрожащую руку к горлу, но так и не могла сойти с места, а ее мучитель снова склонился к ней.
— Я был бы нежен с тобой там, в избушке дровосека, Зинаида, но теперь уже мне невтерпеж. Я хочу поскорее покончить с этим делом. — Схватив ее за запястья, он прижал руки Зинаиды к стене и неторопливо осмотрел ее лицо. — Да-а, ты излучаешь неземное сияние и остаешься неприступна, словно девственная королева… Снегурочка. Кажется, так они тебя называют, да? Во всяком случае, я слышал от кого-то такие речи. Боярышня Зинаида Зенькова — Снежная королева. Ледяная девственница! Неужели ты и впрямь так холодна, как они говорят? Или растаешь в моих объятиях, превратившись в жар-птицу, в поисках которой я рыскаю по всему свету?
— Предупреждаю, князь! — прохрипела Зинаида. Горло еще саднило, да и голова кружилась. Она прикрыла глаза. Лишь через несколько мгновений ей удалось окончательно прийти в себя, и взор ее тотчас же гневно сверкнул: — Предупреждаю, вам придется убить меня прямо здесь и сейчас, потому что я никогда не буду вашей! А если вы намерены продолжать ваши гнусные происки, то учтите, я буду кричать изо всех сил. Я подниму на ноги весь дом и навлеку на вашу голову все возможные беды. Клянусь, я сделаю это!
— Ах, Зинаида, да когда же ты поймешь? — упрекнул ее Алексей, скорбно качая головой. — У тебя нет иного выхода, как только уступить мне. — Он решил, что будет нелишним еще разок продемонстрировать свою силу. Скользнув ладонью ей под затылок, он жестоко сдавил горло Зинаиды, заставив ее приподняться на цыпочки. Темные глаза его впились в потемневшие от боли глаза Зинаиды. — А будешь продолжать сопротивление, моя милая, клянусь, я позабочусь о том, чтобы тебя выдали за первого попавшегося слабоумного старикана. Может, будучи связанной узами такого брака, ты поймешь, чем хороша близость с более молодым и умелым мужчиной. — И он подкрепил последние слова, сильно притиснув Зинаиду к стене и прижавшись к ее бедрам своими.
— Уйди! — вскрикнула она, упираясь обеими руками ему в грудь. — Оставь меня, убирайся!
— Я тебя оставлю! — рявкнул князь, отбросил руки Зинаида и крепко прижал ее к себе. С необузданной жадностью его красный рот впился в ее губы.
Охваченная слепой яростью, Зинаида протянула руку назад, нащупала тяжелый подсвечник, висевший на стене над ее головой, и в следующий миг он, шипя и треща свечками, обрушился на голову князя.
Оглушенный Алексей пошатнулся и прижал руку ко лбу. Красная пелена застлала глаза, мешая видеть. Зинаида не стала дожидаться, пока насильник придет в себя. Вырвавшись, она кинулась вниз по лестнице, спотыкаясь на ходу, но вдруг заметила Бориса. Увидев, как странно она бежит, лакей остановился и удивленно повернулся в ее сторону.
Хотя Зинаиду до сих пор трясло от пережитого нападения, она взяла себя в руки, восстановила дыхание и продолжила путь с неторопливой грацией. При этом она держала ухо востро: не слышно ли за спиной тяжелых шагов?
Оказавшись внизу, боярышня прошла в кухню. Она знала, что здесь можно не опасаться Алексея, любопытных взглядов Анны или ее гостей. Стараясь держаться спиной к Елизавете, Зинаида утирала слезы и сморкалась в платок, который вручила ей повариха. Елизавета не посмела задавать вопросы. Лишь сунула в дрожащую руку боярышни стакан вина. Зинаида выпила его, и отчаянная дрожь понемногу стихла.
Придя в себя, она привела в порядок платье. Это было куда проще, чем избавиться от повреждений, причиненных сильной рукой Алексея ее горлу — там что-то жгло, мешая говорить.
Гораздо позже, чем сама она предполагала, Зинаида вышла в залу. Наряженный в свой лучший черный шелковый кафтан, Иван красовался перед очарованной Анной и теми, кто лебезил перед царской родственницей. Другие же гости, не столь щедрые на похвалы, молча следили за происходящим со стороны.
Зинаида остановилась неподалеку и, разглядывая толпу гостей, заприметила свою подругу Зельду, стоявшую вместе с родителями в противоположном конце комнаты. Судя по их виду, они были вовсе не в восторге от разглагольствований Ивана.
— Говорю вам, друзья мои, мы загнаны в тупик, — с невероятным пафосом вещал он. — Из-за этого мира со Швецией мы утратили выход к Балтике, а теперь проклятые иноземцы прибирают к рукам всю торговлю в Новгороде и других важных городах. Каким-то чудом они добились права рыбачить на Белом озере, и я готов поспорить, что вскоре в нашей собственной стране будет больше лютеран, чем православных. Если мы в ближайшее время не окажем сопротивления, то уже в наших внуках будет столько же шведской крови, сколько и русской! Запомните мои слова!
Смущенные голоса слились в недовольный ропот, но никто не осмелился вслух осуждать ту власть, которая позволила шведам так коварно проникнуть в Русское государство. Князь Баженов, однако, был достаточно отважен, чтобы выступить против Ивана.
— Но ведь именно с помощью шведов царь Михаил добился мира с Польшей после многих лет войны. Так что же теперь вы предлагаете? — язвительно поинтересовался он. — Повернуть оружие против Швеции?
Иван насторожился, поняв, что престарелый князь лоялен к царю.
— Прежде всего, мы не должны ничего делать супротив воли государя. Ведь в чем черпает силу и мужество каждое русское сердце, если не в могуществе престола?! — Воронской немного помолчал, наблюдая за реакцией публики, и, соединив кончики коротких толстых пальцев, словно задумался. — Но возможно, если попросить совета у настоящего стратега, который достаточно сведущ в таких делах, то мы оказались бы вооружены дипломатией и тактикой, способными помочь нам противостоять шведам?
— Вы хотите сказать, что патриарх Филарет недостаточно умен для этого? — снова съязвил князь Баженов.
Иван с самым невинным видом развел руками:
— Разве две головы не лучше, чем одна? Старший из собеседников подозрительно прищурился:
— И где же, по-вашему, сударь, достойный кандидат на эту должность? Уж не себя ли вы имеете в виду?
— Я лишь верноподданный государя, — ответил священник со смирением и скромностью. — И все же, если бы мне пришлось, я смог бы предложить подходящие решения, чтобы облегчить положение моих соотечественников.
— Не сомневаюсь! — резко ответил князь Баженов. — Кажется, вы знаете ответы на все вопросы. Только вот интересно, куда могут завести нас ваши светлые идеи?
— А кого сейчас не интересует то же самое? — возразил Иван. — Ведь и нынче нас ведет воля одного-единственного человека. Разве это придает вам уверенности? Неужели вы искренне полагаете, что цели патриарха Филарета совпадают с интересами нашего государства?
Князь громко высморкался, демонстрируя свою неприязнь к собеседнику. Через минуту, извинившись перед Анной, он вместе с женой и дочерью поспешил откланяться, сославшись на необходимость завтра рано поутру быть у государя.
Устремляясь за родителями, Зельда оглянулась в поисках Зинаиды и обрадованно улыбнулась, когда та, наконец, шагнула к ней из толпы.
— Я надеялась, что у нас будет время поговорить, дорогая, — с сожалением шепнула Зельда, когда подруги обнялись. — Мой муж рассказывал мне кое-что, что может быть тебе интересно. Василий справлялся, известно ли тебе о слухах, которые гуляют по Кремлю. Он хотел, чтобы я спросила об этом у тебя. Жаль, что мы не успели поговорить. Как видишь, мы уже уезжаем. Отец просто вне себя от злости. Этот Иван Воронской не внушил отцу никаких симпатий!
— Мы увидимся при первом удобном случае, — пообещала Зинаида слегка хриплым тихим голосом. — Тогда и поговорим.
— Береги себя, — ответила Зельда, коснувшись губами щеки подруги.
Глядя с порога, Зинаида видела, как князь Баженов усадил своих дам, и экипаж тронулся. Борис терпеливо ждал, пока боярышня пройдет в дом, после чего закрыл за ней дверь. Постояв на пороге залы и послушав непрестанно бубнившего Ивана, Зинаида решила, что речи его слишком предосудительны, и ушла в столовую, где надеялась найти какую-нибудь еду, которая не будет раздражать поврежденное горло.
Но едва она вошла, как ее окружили семеро молодых людей. Они были похожи друг на друга и ростом, и могучим телосложением, и лицом. У троих волосы были посветлее, а у четверых, что помладше, — потемнее. Даже одновременно засверкавшие белозубые улыбки намекали на кровное родство.
— Очаровательно! — сказал один из парней и, преувеличенно вздохнув, в шутку покачнулся и упал на руки своего соседа.
— Захватывающе! Совершенно ослепительно! — восхитился другой.
— Позвольте представиться, боярышня, — обратился к Зинаиде самый высокий. — Князь Федор Владимирович, старший сын князя Владимира Дмитриевича. А это, — он повел рукой в сторону остальных молодцов, — мои братья: Игорь, Петр, Степан, Василий, Никита и Сергей, самый младший.
Когда он называл имена, молодые люди по очереди широко улыбались и щелкали каблуками, слегка кивая. Как старший, Федор взял на себя главную роль, пока остальные молча толпились вокруг.
— А вас как зовут, боярышня? — спросил он, и семь шей нетерпеливо вытянулись в ожидании ответа.
Приветливо улыбаясь, Зинаида поклонилась и, стараясь не хрипеть, тихо представилась:
— Боярышня Зинаида Александровна Зенькова. Недавно из Нижнего Новгорода.
Сергей быстро выбежал вперед.
— А у вас есть сестры? — торопливо спросил он и, поведя плечами, пожаловался: — Ведь нас так много, а вы одна.
В первый раз за весь этот вечер Зинаида от всей души улыбнулась. Тоже пожав плечами, она ответила:
— К сожалению, нет, князь Сергей. Судьба распорядилась, чтобы я осталась единственным ребенком в семье.
— А ваш муж? — Молодой человек с любопытством приподнял темную бровь и, не смея вздохнуть, ждал ответа. — Где он?
Боярышня весело рассмеялась:
— Прошу прощения, любезный князь, но я не замужем.
— Жаль! — посетовал он и счастливо усмехнулся. Потом, оправив кафтан, шагнул ближе и с особым почтением поклонился: — Позвольте, сударыня, выразить восхищение вашей красотой. За все свои двадцать лет я никогда не видел столь прекрасной девицы. Вы окажете мне огромную честь, если позволите сопровождать вас…
В тот же миг его отпихнул темноглазый Степан. Он тепло улыбнулся Зинаиде и занял место, на котором только что отвешивал поклоны его младший брат.
— Сергей еще мальчишка, сударыня, совсем несмышленыш. Я же старше его на десять лет. Должен признать, что я тоже никогда не встречал подобной лучезарной красоты. Уверен, вы согласитесь, что я куда красивее Сергея.
— Ха! — усмехнулся неповоротливый Игорь и отодвинул Степана одной рукой, отчего тот едва не упал. Погладив красивую бороду, силач принял позу храбреца и посмотрел на Зинаиду яркими голубыми глазами. — Никто из моих братьев не может сравниться со мной в опытности… — вызывающе приподняв бровь, он оглядел родственников и добавил: — и в красоте.
В ответ на его заявление раздался дружный гогот. Братья явно отнеслись скептически к его словам и тут же принялись доказывать друг другу что-то. За устной перебранкой последовала небольшая потасовка.
— Врешь! Я красивее!
— Ну-ну! Неужели ты думаешь, что боярышня поверит в такие враки? Да стоит ей увидеть меня…
— Да, да, жаль только, что свою красоту ты оставил дома. Любая задница краше твоей толстой морды!
Зинаида готова была хихикнуть, но вместо этого ахнула, увидев, что оскорбленный врезал кулаком прямо в нос обидчику. Братья, очевидно, вздумали кончить дело дракой. Остановил их только грозный голос, донесшийся с порога. Зинаида поразилась, какое впечатление произвел на братьев этот звук. Наверное, даже ушат ледяной воды оказался бы менее действенным средством. Внезапно засуетившись, братья расступились, чтобы дать дорогу старику, который пошел по образовавшемуся коридору легкой походкой, слегка вразвалочку, словно всю жизнь провел на палубе корабля. Даже полковник Райкрофт и Ладислас не могли сравниться с этим человеком в росте. Он, наверное, был на полголовы выше их обоих. Зинаида с трудом скрыла свое удивление, когда седовласый старик приблизился к ней. Остановившись возле Сергея, он положил огромную ладонь на плечо парня.
— Что это тут за потасовка? — прорычал он низким голосом, внимательно рассматривая Зинаиду.
— У боярышни Зеньковой нет сестер, батюшка, — ответил молодой человек. — Вот мы и поспорили, кто из нас станет ее кавалером.
— Вот как?
Зинаида уже заинтересовала старика, а слова сына еще сильнее воодушевили его. Хотя на его вкус она была немного худощава, тем не менее, везде, где положено, у нее были округлости, а также достаточный рост, чтобы его необычайно длинному телу было удобно… Неожиданно пришедшая в голову идея понравилась Владимиру, и, ярко блестя глазами, он провел указательным пальцем по густым усам, поправляя закрученные кончики. Он обаятельно улыбался, демонстрируя полный набор белоснежных зубов.
— С вашего позволения, сударыня, князь Владимир. А это, как вы уже наверняка догадались, мои сыновья. Они представились вам?
— Да, князь, — ответила Зинаида и поклонилась. Глянув через плечо Владимира, она увидела Анну и приготовилась к неприятностям. Княгиня прокладывала себе путь через толпу гостей, скопившихся в дверях столовой и с интересом наблюдавших за княжьими шалостями.
— Что тут происходит? — спросила Анна, стараясь говорить повежливее, но, так и не преуспев в этом. Что бы ни случилось, она склонна была считать виновницей Зинаиду. Боярышне оставалось лишь догадываться, какое наказание уготовано ей за этот проступок.
— Мы с сыновьями знакомимся с этой прелестной девицей, — объяснил Владимир. — Могу я узнать, почему нам прежде ничего о ней не говорили?
Придумывая оправдание, Анна несколько раз открыла и закрыла рот и, наконец, робко улыбнувшись, ответила:
— Я не знала, что вы пожелаете с ней встретиться.
— Чушь! Какому мужчине не захочется познакомиться с такой красавицей? По крайней мере, уж она-то не наскучит мне до слез!
В его последних словах был явный намек на разглагольствования Ивана, а заодно и решительный отпор всем попыткам Анны склонить его на сторону этого скучного священника. Хотя в сравнении со многими другими мужчинами князя можно было считать древним старцем, но он покуда оставался в здравом уме. Все слышанное в этот вечер от Ивана неприятно насторожило его.
Несмотря на временное поражение, Аняа принужденно улыбнулась и с предельной вежливостью, на которую была способна, обратилась к Зинаиде:
— Кажется, я видела у крыльца экипаж Натальи. Не встретишь ли ты ее, моя дорогая?
— Да, конечно. — Зинаида поклонилась бодрому старику. — С вашего позволения, князь Владимир, приехала моя давняя подруга. Мне бы очень хотелось повидаться с ней.
Одарив ее улыбкой, старик согласно кивнул. Зинаида быстро проскользнула между гостями, на ходу приветствуя друзей и знакомых. Когда она вышла в сени, Алексей только-только спускался вниз. Хотя никаких внешних признаков ранения не было, шел он очень осторожно, словно боялся, что его голова оторвется и покатится с плеч. В ответ на робкий взгляд Зинаиды князь угрожающе сверкнул глазами, не оставляя сомнений в том, что не успокоится, пока не добьется либо отмщения, либо того, к чему стремился изначально.
— Зинаида, мое дорогое дитя! — с веселым смехом воскликнула Наталья, появившаяся на пороге. — Поди-ка сюда и дай посмотреть на тебя!
Холодно встретив грозный взгляд Алексея, Зинаида отвернулась от него и поспешила, раскрыв объятия, навстречу гостье:
— Наташа, как ты чудесно выглядишь! — Старшая подруга со смехом закружила младшую.
Черный с серебряной вышивкой сарафан не только оттенял фарфорово-белую кожу Натальи, но и подчеркивал обрамленные темными ресницами черные глаза. Волосы ее уже тронула легкая седина, но сейчас их покрывали блестящая серебристая вуаль и кокошник с филигранными украшениями и драгоценными камнями.
— Чудесно! — воскликнула Зинаида, разглядывая подругу.
Внезапно она вспомнила, какую вражду питает Анна к Наталье, и поняла, что источник этого чувства — обычная женская зависть. Хотя княгиня была года на три моложе, ее блеклые, невыразительные черты давно увяли, а боярыня Наталья все еще сохраняла свою яркую красу. И пускай на лице ее уже появились морщинки, кожа по-прежнему мерцала мягким молодым блеском. В этом возрасте любая женщина не отказалась бы так выглядеть.
— Ах, ну что же это была за неделя! — ласково усмехаясь, сказала Наталья. — Мне посчастливилось узнать такие любопытные новости!
— Если это о князе Алексее, то, пожалуйста, избавь меня от них, — взмолилась Зинаида, — Я его уже ненавижу!
— О, я не стала бы утомлять тебя сплетнями об этом распутнике, моя дорогая. То, что я слышала, намного восхитительнее, чем любое из его похождений.
— Зельда тоже хотела поделиться со мной какими-то новостями, но ей пришлось уйти, прежде чем она успела рассказать мне их. — Зинаида просунула руку под локоть Натальи и повела ее в один из тихих уголков большой залы. — А теперь вот еще ты влетаешь в дом, явно чем-то окрыленная. Уж не выбрал ли царь Михаил себе невесту?
— О нет, моя дорогая. — Наталья склонилась к подруге с видом заговорщицы, но тут подошел Борис с серебряным подносом, и ей пришлось еще некоторое время потерпеть. Взяв кубок вина, боярыня поблагодарила слугу и, лишь когда он отошел, снова повернулась к молодой подруге: — Ты не представляешь, какое волнение было в Кремле! Все только и говорят о некоем англичанине…
Прелестные губки Зинаиды удивленно приоткрылись. Несмотря на учащенное сердцебиение, она совладала с голосом и спросила:
— Ты говоришь о полковнике Райкрофте? — Озадаченно насупившись, Наталья ответила тоже вопросом:
— Постой-ка, а это, случайно, не тот офицер, который спас тебя от поляка-разбойника по имени… как его там? Ладислас, кажется?
Зинаида подозрительно покосилась на собеседницу. Наталья была очень довольна собой. Она только и ждала удобного случая, чтобы перейти к самому главному разговору.
— Откуда ты знаешь про Ладисласа? Не помню, чтобы я тебе о нем рассказывала.
Наталья скорбно покачала головой и удрученно вздохнула:
— А ведь я действительно узнала обо всем последней. Насколько мало ты мне доверяешь!
Дурные предчувствия Зинаиды усилились.
— Просто мне неприятно вспоминать об этом случае.
— Ну вот, а я уже слышала кое-что о наглом разбойнике, — заверила ее Наталья. — Кажется, после нападения на твою карету его несколько раз видели в Москве, но ему все время удавалось ускользнуть от царских солдат. Ходят слухи, что Ладислас жаждет отомстить англичанину за свое поражение.
Зинаида сидела точно на пороховой бочке. Стремясь уйти от решающего разговора, она сказала:
— Полковник Райкрофт, наверное, с удовольствием принял бы его вызов, лишь бы вернуть украденного Ладисласом коня. Но боюсь, их встреча превратится в такое состязание, на которое лучше не смотреть слабонервным особам.
— Вряд ли, моя дорогая, полковник много думает теперь о Ладисласе, — рискнула предположить Наталья. — Мне кажется, у него на уме кое-что поважнее.
Зинаида искоса бросила взгляд на боярыню, не зная, сумеет ли спокойно выслушать те новости, которыми ее подруга явно спешила поделиться. Должно быть, намного разумнее было бы уйти от этого разговора, остаться в неведении насчет того, о чем говорят все вокруг. И все же она не удержалась и робко спросила:
— Что же может быть для него важнее поимки Ладисласа?
— Как же, а его прошение к царю? — лучезарно улыбнулась Наталья.
Зинаида перевела дух и повторила с осторожным любопытством:
— Прошение к царю?
С трудом скрывая радость, боярыня в то же время получала странное удовольствие, наблюдая замешательство своей юной подруги.
— Ну, ты меня просто удивляешь, Зинаида. Ты, похоже, единственная, кто не слышал о прошении полковника Райкрофта. — Она пожала плечами. — Впрочем, мне следовало бы помнить, что Анна держит тебя взаперти. А жаль.
— Но почему прошение этого иноземного полковника должно меня так интересовать?
Старшая подруга приподняла брови и посмотрела на Зинаиду с притворным удивлением:
— А как же? Ведь он просил о дозволении ухаживать за тобой.
Зинаида прижала дрожащую руку к горлу, чувствуя, как горячая краска заливает щеки.
— Нет, он бы не посмел…
Наталья не ожидала, что внешне такая спокойная и даже холодная девушка столь внезапно смутится, узнав о смелых намерениях отважного кавалера. Но подобная реакция внушила боярыне надежду, что этому человеку все же удастся разогреть кровь прекрасной Снегурочки.
— Уже посмел! — нетерпеливо заверила она. — И притом, насколько мне известно, сделал это весьма убедительно! Он объяснил, что впервые повстречал тебя, когда спас от банды разбойников, а потом спросил, не запрещают ли ему русские законы быть твоим кавалером.
Сердце Зинаиды бешено забилось. Она чуть слышно сказала:
— Все, я пропала!
— Напротив, моя дорогая. Михаил ответил полковнику Райкрофту, что займется его прошением и рассмотрит все факты. Но, к сожалению, с тех пор о ходе этого дела никто ничего не знает. Ведь, кажется, вскоре после полковника Райкрофта майор Николай Некрасов обратился к царю с той же самой просьбой. Осмелюсь предположить, что, услышав о поступке англичанина, наш офицер и сам решил заявить права на твое внимание. Все думали, что скоро эти двое станут ближайшими друзьями, но вдруг выяснилось, что они не могут поделить тебя.
Зинаида даже застонала от досады, представив, как эти двое ухажеров досаждают царю своими просьбами, словно ему больше не о чем думать.
— Да как они посмели, не спросив меня, упоминать мое имя перед государем?!
Наталья смотрела на юную подругу с нескрываемым удивлением:
— Неужели ты настолько привыкла к иноземным обычаям, Зинаида, что совсем забыла наши порядки? Тебе бы следовало знать, что на Руси девушку спрашивают о таких вещах в последнюю очередь. И потом, если бы хоть один, или полковник Райкрофт, или майор Некрасов, верил, что князь Алексей одобрит его намерения, он пошел бы прямо к нему. Но Анна дала понять, особенно англичанину, что он отнюдь не желанный гость в этом доме. Вот он и обратился к высшей власти, — боярыня усмехнулась, — то есть к Самому царю. Майор же Некрасов лишь последовал его примеру.
— Но я не давала полковнику Райкрофту никакого повода! — воскликнула Зинаида.
Однако как только эти слова сорвались с ее уст, она поняла, что это не совсем правда. Разве не сама она говорила Тайрону, что ему больше не следует приходить, ссылаясь лишь на запрет Анны? Разве не сама она впустила его в свою опочивальню посреди ночи, не позвав никого на помощь? Разве не сама она дала ему свой портрет, да потом еще подставила губы для поцелуя?
Наталья заметила, что Зинаида говорит только об англичанине, не вспоминая о русском майоре. Это могло означать одно из двух: либо Николай оказался тем счастливчиком, который снискал расположение Зинаиды, и она даже не думала скрывать этого, либо Зинаида никогда не видела в нем серьезного претендента. Наталье непременно нужно было понять, какое из этих предположений верно.
— Так, значит, ты давала повод майору Некрасову?
— Конечно, нет! — оскорбилась Зинаида. — Он друг, и не больше!
Наталья удовлетворенно улыбнулась:
— Но такой мужчина, как полковник Райкрофт, не нуждается в поводах. Он просто добивается своей цели, а нынче его целью являешься ты, моя дорогая.
— Я его почти не знаю! — упрямилась Зинаида.
— Да что ты такое говоришь, дитя мое? Разве не он спас тебя от негодного Ладисласа? Разве не он во время ливня донес тебя на руках до экипажа? — Наталья довольно улыбнулась, видя, что щеки Зинаиды вновь жарко вспыхнули. — Мне показалось, что ты, напротив, очень хорошо с ним знакома, ведь ты не стала возражать, когда он поднял тебя на руки. Неужто ты позволила бы такое незнакомцу?
— Нет, — неуверенно пробормотала Зинаида.
— Выходит, вы уже с ним встречались.
— Но лишь мимоходом! — Зинаида из последних сил пыталась убедить Наталью. — И никогда нарочно!
Старшая подруга с улыбкой кивнула:
— Видимо, этого оказалось достаточно, чтобы пробудить интерес полковника.
— Ничего, я дам ему отставку, — решительно заявила Зинаида, одновременно стараясь убедить себя в том, что именно это ей и следует сделать.
— Ах, как досадно! — Задумчиво вздыхая, Наталья попыталась изобразить огорчение. — Должна тебе признаться, я принадлежу к числу тех дам, которые от него без ума. С тех пор как прахом первого Лжедмитрия выстрелили из пушки, в Москве еще ни один мужчина не производил такого шума. Признаюсь тебе, Зинаида, полковник Райкрофт меня волнует! — Как бы размечтавшись, Наталья постучала кончиками пальцев по своему кубку. — А ты видела, как он сидит на лошади? — Боярыня заранее знала ответ, но поспешила продолжить свою речь: — Спина прямая, как шомпол, а движения плавные, ладные, словно они с конем — единое целое. Ты представляешь себе, каков этот мужчина в постели?
Вспомнив, как прижималось к ней его крепкое обнаженное тело, Зинаида зарделась:
— Конечно, нет!
Наталья не обратила внимания на ее слова. Гораздо убедительнее ей казался яркий румянец на щеках подруги. Видимо, Зинаида как раз весьма живо представляла себе то, о чем боялась говорить. С другой стороны, она слишком горячо возражала, чтобы можно было поверить в ее искренность.
— Ну вот! Оказывается, ты действительно о нем думала.
Зинаида снова изумленно приоткрыла рот, глядя на улыбающуюся Наталью, после чего призналась:
— Да, но только время от времени.
— Ах, Зинаида, — вздохнула Наталья, — будь я лет на двадцать моложе, уж я бы непременно увела у тебя этакого кавалера.
Боярышня удивленно воззрилась на подругу. Та была лет на десять старше англичанина, но при этом достаточно привлекательна, чтобы добиться его внимания, если бы только задалась такой целью. Даже у более молодой, но менее опытной девицы, безнадежно влюбленной в поклонника Натальи, были бы все основания беспокоиться. Скорее всего, это соперничество закончилось бы в пользу красавицы боярыни, даже не начавшись.
— Если только я найду в себе силы смягчиться и допустить полковника к дружеским отношениям, то я немедленно представлю его тебе, — предложила Зинаида.
— В этом нет никакой необходимости, моя дорогая, — заверила ее Наталья, хмыкнув. — Мы уже знакомы. Князь Жерков представил нас после того, как на днях полковник Райкрофт участвовал в смотре войск в Кремле. О, это было величественное зрелище! Вот бы и тебе посмотреть! Я была совершенно очарована искусством полковника и его солдат. Царю, кажется, тоже понравилось. Во всяком случае, вид у него был весьма довольный.
— Когда это было? — осторожно поинтересовалась Зинаида, начиная догадываться, что в тот день она видела Райкрофта.
Наталья едва заметно улыбнулась, стараясь сохранять невозмутимый вид:
— Не помню точно, дорогая, но в тот день я и тебя видела неподалеку от Красной площади. Возможно, ты приезжала в Китай-город за покупками? Ты, случайно, была тогда не в крестьянском платье?
Зинаиде захотелось зарычать от досады. Похоже, Наталья видела и ту безобразную сцену, за которой наблюдал весь рынок.
— Да, я была там, но тебя не заметила.
— Это не имеет значения, — сказала Наталья, от которой не укрылось огорчение подруги. — Гораздо важнее, что я получила возможность пригласить полковника к себе на будущей неделе вместе с несколькими другими офицерами и моими ближайшими друзьями. Будет князь Жерков, и, конечно же, ты тоже приглашена, моя дорогая. Я очень надеюсь, что тебе удастся убедить Анну отпустить тебя на этот вечер. Я слышала, что она наконец-то решила отправиться к больному отцу. Если это так, то, быть может, ты будешь гостить у меня, когда полковник придет ко мне в гости. Твое присутствие на этом вечере, несомненно, воодушевит нашего красавца.
Зинаида приподняла бровь и посмотрела на старшую подругу:
— Так тебе нужна моя компания или общество этого полковника?
— Вы оба нужны мне! — не смутившись, ответила Наталья и положила руку на плечо молодой подруги, с улыбкой успокаивая ее. — Только, пожалуйста, не будь так неприступна и холодна. Ведь если я еще раз услышу, что тебя заклеймили этим ужасным прозвищем Снежная королева, то мне придется отказаться от всех попыток найти тебе достойного мужа. Однажды я сказала твоему отцу: «Александр, девочке пора замуж, не то она будет слишком стара, чтобы иметь детей!» А он мне ответил: «Брось ворчать, Наташа. Я жду, пока она влюбится». О Господи! — Боярыня в отчаянном жесте вскинула руки, а потом склонилась к Зинаиде, чтобы поделиться женским секретом: — Да ты сразу же влюбишься, моя дорогая, как только станешь зачинать детей с полковником Райкрофтом. Готова поспорить, что ты не останешься так же холодна, когда очутишься с ним в постели.
— Наташа, ты невыносима! — ответила Зинаида и в который раз густо покраснела.
Старшая подруга задумчиво вздохнула:
— Так же говорил мой последний муж, с которым мы прожили дольше, чем с другими. — Глаза ее засветились от дорогих воспоминаний. — Но при этом боярин Емельян Андреев, — она с удовольствием произнесла любимое имя, — ни разу, насколько мне известно, всерьез не увлекся другой за все время нашего супружества.
Зинаида догадывалась, что Наталья любила своего последнего мужа больше, чем первых двух, и при мысли об этой супружеской преданности у нее теплело на сердце.
— Если я когда и выйду замуж, Наташа, то непременно обращусь к тебе за советом. Тебе известно немало секретов, как сделать мужа счастливым и спокойным.
Наталья рассмеялась:
— Возможно, я и подскажу тебе кое-что. — Немного поразмыслив, она утвердительно кивнула: — Наверное, даже очень много. Чтобы ты знала, как удержать внимание супруга. И если я одобрю твой выбор, то непременно поделюсь всеми женскими секретами.
Зинаида немедленно почуяла подвох:
— И ты, разумеется, будешь руководить мной в соответствии с твоим собственным вкусом?
— Ну конечно, моя дорогая. — Уголки ее губ хитро приподнялись. — А начну я с того, что приглашу полковника Райкрофта к себе в гости, чтобы он мог спокойно поговорить с тобой. — Тут боярыня подняла руку, чтобы предотвратить все возможные возражения. — Разве я многого прошу? В конце концов, полковник Райкрофт спас тебя от этого бандита. Неужто ты не чувствуешь благодарности к этому человеку?
— Да ведь ты будешь терзать меня, пока я не соглашусь, — преувеличенно вздохнула Зинаида, уступая после столь упорного сопротивления. — Куда же мне деваться? Но предупреждаю, что все это против моего желания. Учти!
Наталья удовлетворенно скрестила на груди руки:
— Что ж, поглядим, насколько серьезно твое презрение к этому человеку, моя дорогая.
— Хотя я всегда видела, что ты в душе настоящая сваха, Наташа, но твои нынешние усилия ни к чему не приведут, — заверила ее Зинаида. — Прежде всего Анна никогда не позволит полковнику быть моим кавалером. Она ненавидит иностранцев. Улыбка Натальи стала шире:
— Как я уже сказала, этот человек снискал внимание царя. Говорят, государь был так заинтересован и удивлен всеми этими маневрами, атаками и маршами, которые в тот день показал полковник и его воины, что теперь регулярно ходит на кремлевскую стену наблюдать за учениями. Учитывая все это, моя дорогая, неужели ты считаешь, что царь сможет долго отказывать полковнику в исполнении заветной мечты? Дражайшая моя Зинаида, я не думаю, что Анне удастся убедить государя отклонить прошение англичанина.
— Да ты и впрямь без ума от этого человека, — упрекнула подругу Зинаида, удивляясь смелости женщины, которая открыто выказывает подобное восхищение персоной противоположного пола. Зинаида и не думала, что в возрасте Натальи вообще возможны такие увлечения.
Боярыня немного подумала, после чего возразила:
— Скорее уж я им увлечена, моя дорогая. Я полагаю, что люди, подобные полковнику Райкрофту, встречаются не часто. — Она кивнула, как бы в подтверждение собственных слов. — Да, такие редко встречаются.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин



очень красивый роман,интересный сюжет. прочитала на одном дыхании
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинелена
2.08.2012, 11.59





Есть менее затянутый вариант этой книги. Называется Навеки-навсегда.Тоже самое ,но компактнее.Мне этот понравился больше.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНатали
6.12.2012, 15.21





А мне не очень понравилось, под конец стало откровенно скучно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНаталья
23.05.2013, 20.14





Роман впитан риском и страстью,читала с большим трепетом.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинЛеля
4.07.2013, 19.59





Не зацепил.Наивно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинEdit
2.12.2013, 20.37





Прочитала этот роман еще в лет 16,так он мне понравился,что до сегодняшнего дня это одно из любимейших моих произведений.и постоянно перечитываю его. Только книга называлась "Навеки-навсегда". Очень переживала за гг Зину,роман читается на одном дыхании. Советую прочитать))
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинОльга
2.08.2014, 12.02





Очень интересный роман. Единсьвенное, что раздражало - ну прям все хотят Зинаиду! Прям единственная женщина на Москву. А отношения главных героев очень яркие и страстные.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинleka
3.08.2014, 21.55





Когда иностранка пишет роман о России, без ляпов не обойтись. Конечно, заниматься любовью в бассейне весьма приятно, но не было из в России, даже у царя. Пусть бы полковник наблюдал за купанием главной героини в верхней темной полки парилки, прикрывшись дубовым веничком. Да и не смогли бы сразу обвенчать иноверца с православной: кому-то надо было сменить веру. А так - очень интересный авантюрно-любовный роман. 800 стр. прочла за сутки с большим удовольствием.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинВ.З.,66л.
12.09.2014, 10.52





Не стреляйте в пианиста: он играет как может!
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинTanja1
17.01.2015, 23.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100