Читать онлайн Навсегда в твоих объятиях, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Навсегда в твоих объятиях

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Скала над Тайроном в тот же миг взорвалась орудийным залпом. Теснившие Тайрона всадники вдруг бросились в разные стороны, точно стая перепуганных гусей. Лишь один остался на месте и попытался остановить еще двоих, готовых умчаться прочь вместе с остальными. В наступившей после залпа тишине он грозно прокричал:
— Ладислас велел вернуть эту парочку! А ну-ка сюда, вы, трусливые крысы! Привяжите их к своим коням, или, клянусь небом, я из вас самих душу выну!
Однако, оглянувшись на скалу, они увидели множество солдат, спускающихся в долину. Перед лицом новой угрозы разбойники поняли, что лучше подобру-поздорову уносить ноги. Они пришпорили коней и что есть мочи помчались к единственному выходу из ущелья. Но, едва достигнув цели, они остановили коней, развернулись и ринулись обратно, увидев, что Григорий со своими гусарами уже несется им навстречу и обнаженные клинки сверкают над их головами.
Между тем Тайрон крепко прижал к себе бесчувственное тело жены. Громко всхлипнув, он уткнулся лицом в ее шею и вдруг… Легкое, словно трепетание крыльев мотылька… Но, несомненно, это было именно оно! Биение пульса! Тайрон выпрямился и с радостью увидел, как задрожали длинные темные ресницы.
Зинаида медленно приходила в себя и, наконец, с тихим стоном открыла глаза. Когда же она попыталась улыбнуться, Тайрон всхлипнул от радости.
— Зинаида, сердечко мое! Я думал, ты умерла!
— А разве нет? — Она поморщилась, пытаясь пошевелиться. Все тело ныло. Наконец она нашла в себе силы шутливо заметить: — Если вы всегда так катаете, дам на лошади, сэр рыцарь, то я больше никогда не соглашусь на подобную прогулку с вами.
— С тобой все в порядке? — озабоченно спросил Тайрон.'
— Не-ет, — простонала Зинаида. — Во всяком случае, мне так не кажется! У меня все так болит, словно я уже умерла и попала в ад, ибо это никак не назовешь раем! Поверьте, сударь, я еще никогда в своей жизни не испытывала ничего подобного! Кажется, у меня не осталось ни одной целой косточки и ни одного живого места на всем теле!
— Но ты жива! — счастливо улыбнулся Тайрон. — Ты жива! Хвала небесам за это!
— Теперь мы поедем домой? — с надеждой спросила Зинаида. — Я бы с удовольствием забралась в нашу постель и отдохнула недельку-другую в твоих объятиях.
— Мы так и сделаем, любовь моя, как только мои люди разделаются с разбойниками.
Тайрон оглянулся и понял, что ситуация изменилась в их пользу. Большинство разбойников были разоружены, а остальные сдались сами. Все должно было кончиться с минуты на минуту.
Тайрон поднялся с земли и, с улыбкой глядя в блестящие от слез каре-зеленые глаза жены, произнес:
— Моя дражайшая Зинаида, ты — самая большая радость моей жизни. И я люблю тебя так, что и сказать невозможно.
— Я тоже люблю вас, сэр рыцарь! — ответила Зинида, задыхаясь от радости. Обвив руками шею мужа, она прижалась лбом к его щеке и проговорила: — Господин полковник Тайрон Райкрофт, я влюбилась в вас с той самой минуты, когда увидела. Помните, как вы мчались тогда, чтобы освободить меня? Тогда вы, господин муж, показались мне рыцарем в сверкающих доспехах.
Зинаида положила голову ему на плечо, и Тайрон понес ее к дому Ладисласа, куда солдаты сгоняли пленных разбойников. Ладислас с Петровым сидели рядом на ступеньках под надзором лейтенанта, который приковал пленников толстой цепью к столбику крыльца. Алена стояла возле Ладисласа на коленях, пытаясь остановить текущую у него из носа кровь. Атаман не сводил с нее глаз, словно понял в этот последний миг, что у них осталось совсем мало времени.
Внезапно Алена ахнула и поднялась, глядя в ту сторону, где сквозь узкий проход между обвалившимися камнями пробирался одинокий всадник. Когда он подъехал и остановился напротив дома, женщина поспешила к нему навстречу и, раскинув руки, радостно, закричала:
— Авар! Авар! О, как же я скучала по тебе, любимый мой братец!
Крепко обняв сестру, разведчик немного отодвинулся и, тронув ее большой живот, тихо спросил:
— Хочешь, чтобы я отомстил за тебя, сестра?
— Нет! Нет! — горячо возразила она. — Авар, если бы можно было, я бы стала женой Ладисласа, только они говорят, что его отправят в Москву и, наверное, повесят.
— Судя по всему, что я о нем слышал, он именно это и заслужил, Алена. Я ничего не смогу для него сделать.
— Может, ему уже ничем и не поможешь, Авар, но все же я хочу стать его женой и дать ребенку его имя.
Авар быстро коснулся ее лба губами:
— Мне очень жаль, Алена.
Слегка кивнув, молодая женщина отступила и, поднявшись на крылечко, вошла в дом. Дверь медленно закрылась за ней, и в наступившей тишине все услышали ее тоскливые рыдания.
Авар подошел к командиру, который прикладывал холодный компресс к синяку на лбу Зинаиды:
— Полковник, я только что видел престранную вещь. Дозвольте взять с собой двух солдат и разобраться в обстановке.
Тайрон искоса посмотрел на него, не отрываясь от своего занятия:
— И что же это такое?
Авар быстро оглянулся, прикинув, сколько человек осталось в строю, после чего потер колючий подбородок и взглянул в испытующие голубые глаза полковника.
— Неподалеку от нас проходит целый полк солдат. И хотя все одеты в крестьянское платье, едут строем, как регулярное войско. Лишь их предводитель в форме, которая показалась мне знакомой. Второй одет в богатый боярский наряд. — Авар пожал плечами. — Я рискнул бы предположить, что это поляки.
— Да ты что? Поляки? Здесь?! — Тайрон оставил жену и удивленно уставился на своего разведчика. — И куда же, по-твоему, они путь держат?
— Они отсюда довольно далеко. А направляются в сторону Москвы.
— Мы должны остановить их!
— Это верно, полковник, но как? Их раза в два, а то и в три больше. И потом, у них две батареи пушек.
Тайрон подозвал к себе молодого капрала и указал на коня, которого в свое время увел у него Ладислас.
— Поменяй седло на этой лошади, — сказал он, — и поскорее! Мы с Аваром поедем прогуляться по окрестностям.
Вернувшись к Зинаиде, он осторожно подхватил ее на руки и понес в дом. Алена, свернувшаяся в углу на лавке, подняла на них заплаканные глаза, потом смущенно встала и жестом пригласила полковника положить туда Зинаиду.
— Я позабочусь о вашей жене, сударь. Не волнуйтесь за нее.
Тайрон уложил супругу на груду волчьих шкур и склонился, чтобы убрать спутанные волосы с ее лба.
— Мне придется уехать ненадолго с Аваром, моя дорогая. Пока меня не будет, постарайся отдохнуть. Я скоро вернусь.
Зинаида и Алена молча проводили его глазами. На пороге Тайрон задержался и бросил последний взгляд на жену. Через несколько мгновений обе женщины услышали топот копыт двух лошадей.
— Я слишком грязная, чтобы отдыхать, — пожаловалась Зинаида, приподнимаясь на локте и морщась от боли. — Мне бы умыться, если можно.
Алена указала на большой котел кипящей воды, висевший на крюке над очагом.
— Я собиралась постирать сегодня, но если хочешь, я налью тебе ушат. Может быть, тебе станет легче после теплой ванны.
— Кажется, за всю мою жизнь я не слышала лучшего предложения.
Зинаида медленно встала на ноги, страдальчески морщась от боли. После падения с лошади все тело у нее болело. Она вспомнила, что долго не могла прийти в себя, затем Тайрон поднял ее, она потеряла сознание и очнулась, лишь когда услышала его плач.
Наконец Зинаиде удалось выпрямиться. Казалось, будто только что она выиграла настоящее сражение с собой. Потом она долго отмокала в теплой ванне, которую они приготовили вместе с Аленой. Мало-помалу напряжение в мышцах спало, она вымыла волосы и нашла подходящий наряд в большом мешке, в который Ладислас сложил ее вещи. Они уже тащили ушат к выходу, чтобы вылить воду, как вдруг Алена ахнула и схватилась за живот.
— Пора, — напряженным голосом промолвила она. — Рожаю. — Взглянув на гостью, Алена увидела ее испуганные, широко распахнутые глаза. — Ты знаешь хоть, что надо делать?
— Да откуда?!
— Недалеко отсюда, в избушке на заливе, живет старушка. Она знает, что делать. Если бы кто-то мог поехать за ней…
— Конечно! — Позабыв о боли, которую причиняло ей каждое движение, Зинаида уже мчалась к выходу.
Лишь спустя час Тайрон с Аваром вернулись и увидели, что Ладислас беспокойно мечется возле крыльца. Тайрон не стал ломать голову над странным поведением атамана, но, когда он направился к избе, лейтенант поспешил доложить о последних событиях:
— Простите, полковник, но там рожает женщина Ладисласа. Ваша жена велела нам оставаться снаружи. Мне думается, сэр, что это и к вам относится. — Молодой человек озадаченно наморщил лоб. — Но, разумеется, сэр, я должен повиноваться вашему приказу.
— Успокойтесь, лейтенант. В этих вопросах я не посмею перечить моей супруге.
Молодой офицер облегченно вздохнул и улыбнулся:
— Приятно слышать, сэр. Мне бы ужасно не хотелось огорчать госпожу Зинаиду, потому что я заверил ее, что не впущу в дом посторонних.
— Вот и отлично, лейтенант.
— Рад стараться, сэр.
Бросив взгляд на Ладисласа, Тайрон понял, что атаман в полной растерянности. Он даже подумал, что теперь разбойник демонстрирует ту сторону своего характера, которую до сих пор скрывал от всех и от самого себя?
— Следи за ним, — предупредил он лейтенанта. — Ладислас способен вырваться из любого плена.
— Можете на меня положиться, сэр!
Через двор к своему командиру прошел Григорий.
— Что вы нашли с Аваром?
— Целый полк польских лазутчиков, — ответил Тайрон, своему адъютанту, — переодетых в крестьянское платье.
— И что же нам делать, если нас в три раза меньше? — спросил помрачневший Григорий.
— Мы не успеем добраться до Москвы и соединиться с нашими частями, чтобы потом вернуться и встретить врага на подступах к городу. И потом, наш славный генерал добился, чтобы ему передали под командование все остальные подразделения на время моего отсутствия. Скорее всего, он отправил солдат выполнять какой-нибудь срочный приказ. Жаль, что я не увел с собой всех.
— Но ведь мы собирались действовать осторожно и неприметно, полковник, — возразил ему Григорий. — Мы хотели только захватить Ладисласа и его приспешников, что нам и удалось. Кто знал, что мы встретим более опасного врага? И все же я сомневаюсь, что эти наемники отважатся напасть на Москву столь малыми силами.
— Ты забыл, как они уже дважды пытались посадить своего ставленника на русский престол? Возможно, сейчас они решили напасть неожиданно и убить царя. И им это вполне может удаться, если генерал Вандергут имел глупость оставить город без охраны.
Ладислас, сидя на крыльце, прислушивался к разговору. Спустя какое-то время он с вызовом улыбнулся Тайрону:
— Ну что, англичанин, людишки треба? — Приподняв бровь, полковник спокойно ответил:
— Злорадствуешь, Ладислас? Ну, ничего. Учти только, что я не расположен с тобой церемониться.
— Ну, не такой уж я дурак, полковник, чтобы глумиться над тобой, особенно теперь, когда меня собираются отправить в Москву на казнь. — Ладислас пожал широкими плечами. — Скоро родится мой первенец, и я бы очень хотел, чтобы все было иначе, чтобы я мог по-другому распорядиться своей жизнью.
— Немного запоздалое раскаяние, Ладислас, тебе не кажется? — с сарказмом промолвил Тайрон. — Ты, наверное, мой ровесник, но я готов поспорить, что за всю свою жизнь ты ни разу не подумал о том, что можно жить честно. И вот теперь ты говоришь, что тебе ужасно жаль. Это, конечно, оттого, что тебя поймали. Но ты уж лучше, дружище, плачься кому-нибудь другому. Мне недосуг выслушивать твои причитания.
— Я прошу лишь минуту твоего времени, полковник, только и всего, — сказал Ладислас. — Вдруг тебя заинтересует то, что я скажу?
— Вряд ли, — резко ответил Тайрон.
— Как думаешь, кто эти переодетые крестьяне? — гнул свое Ладислас.
— Какая разница? Разбойники вроде вас!
— Да будет тебе, полковник, — с улыбкой проговорил атаман. — Разве я не предупреждал тебя, что ты заинтересуешься моим предложением? Но если ты уверен в том, что сумеешь своими силами обратить противника в бегство, то я, конечно, напрасно теряю время.
Тайрон раздраженно вздохнул:
— Ну и что же ты можешь сказать, Ладислас? Слушаю.
Атаман быстро заговорил:
— Предположим, полковник, что мы с тобой объединили свои отряды, чтобы обратить неприятеля в бегство… — Поняв, что англичанин внимательно его слушает, Ладислас удовлетворенно улыбнулся. — Если поляки потерпят поражение и в этом деле поспособствуют мои ребята, то, возможно, царь соизволит простить нас… Разумеется, мы все дадим слово, что впредь станем жить честно.
Тайрон недоверчиво уставился на своего собеседника, не веря собственным ушам. Казалось весьма маловероятным, чтобы человек в такие годы начал все сначала. Все равно как если бы леопард перестал питаться мясом и стал, есть траву.
— И что же ты будешь делать? — хмыкнул Тайрон. — Коз доить, что ли? Ты же сам понимаешь, почему я не могу представить тебя занимающимся мирным ремеслом. Ты так долго жил разбоем, так долго командовал бандитами…
— Как и ты, полковник, — заметил Ладислас, пожимая плечами. — Возможно, я мог бы быть солдатом, как ты. Если уж наш царь нанимает иноземцев, почему бы ему не нанять и русского, умеющего воевать? Мы, конечно, не можем похвастать богатым оружием, как бояре, но зато умеем сражаться и убережем русские рубежи от неприятельского вторжения.
Тайрон недоверчиво приподнял бровь:
— А, получив свободу, ты не вернешься вновь к грабежам и убийствам?
Ладислас распростер руки, взывая к чувству справедливости англичанина:
— Я много лет воевал и был неплохим воином, полковник. На меня нападали, я защищался, но никогда не убивал, если только не пытались отнять мою жизнь. Я не убийца!
Тайрон пригвоздил его взглядом:
— И ты никогда никого не разрывал лошадьми?
— Да я просто пошутил, полковник! — усмехаясь, возразил Ладислас. — Порой необходимо припугнуть противника, чтобы не морочил мне голову. Не вижу в этом никакого вреда. Столь страшные угрозы удерживают иных людей от насилия. И потом, ты ведь мне кое-чем обязан за избавление от мерзавца Алексея. Ведь он и впрямь хотел тебя оскопить. — Разбойник бросил веселый взгляд на дом и, поглаживая подбородок, продолжал: — Кажется, полковник, тебе есть, за что меня благодарить. Твоя жена, похоже, весьма довольна тем, что ты ее супруг. Она не позволяла к себе прикоснуться и весьма убедительно угрожала, что скорее покончит с собой, чем отдастся мне. Если подумать, полковник, то лучше ей все-таки было очутиться у меня в плену, чем у Алексея. Наш добрый князюшка нанял меня, чтобы я украл ее и доставил к нему. Подумай об этом, полковник. Если бы я отказался, он нанял бы другого. Как знать, возможно, этот другой сослужил бы Алексею лучшую службу, чем я.
Григорий положил ладонь на руку командира, привлекая его внимание. Они отошли в сторону, где их не могли услышать. Ладислас пристально следил за ними издалека, надеясь, что решение будет принято в его пользу.
— О чем ты думаешь, полковник? — спросил Григорий. — Неужто, по-твоему, Ладисласу можно доверять?
— Не знаю. Но в нынешних обстоятельствах придется рискнуть.
— А что, если он объединится с противником против нас?
Тайрон нахмурил брови:
— Тогда нас, скорее всего, перебьют, но и Ладислас запомнит этот день на всю оставшуюся жизнь. Уж это я беру на себя.
Григорий кивнул, соглашаясь с решением командира, и вслед за ним вернулся к крыльцу.
— Не знаю, правда, почему я должен предоставлять тебе этот шанс, Ладислас, особенно учитывая все то зло, которое ты причинил мне, — заявил Тайрон. — Алексею, например, теперь уже прекрасно известно, что тебе нельзя доверять, но я согласен на-твое предложение… если только ты докажешь, что достоин моей снисходительности. Так вот тебе мои условия. Чем бы ни закончилось сегодняшнее дело, ты поедешь со мной в Москву, чтобы царь Михаил сам решил, помиловать тебя и твоих людей или нет. И если ты поможешь нам в борьбе с врагом, то я лично буду просить его величество, чтобы тебя немедленно освободили. Только знай, я не позволю себя дурачить! В тот же миг, когда я пожалею, что поверил тебе, ты умрешь. Понял?
— Понял, полковник.
— А теперь скажи, ты уверен в том, что твои люди последуют за тобой?
Ладислас ухмыльнулся:
— Я бы сказал, они просто ринутся за мной, если им дорога жизнь.
Тайрону этих слов было достаточно, и он велел лейтенанту освободить пленников. Когда Ладислас и Петров поднялись, полковник бросил:
— Садитесь на коней, соберите здесь своих. Мы отправляемся прямо сейчас.
Ладислас помялся, оглядываясь на двери, но все же решился обратиться к англичанину с просьбой:
— Полковник, я хотел бы переговорить с Аленой. Если мне не суждено вернуться, я хочу, чтобы она знала, что я пытался начать новую жизнь.
Тайрон распахнул дверь и попросил Зинаиду и повитуху выйти на крыльцо. Ладислас благодарно кивнул и прошел внутрь. Прикрыв за ним дверь, Тайрон протянул руку Зинаиде. Не в силах найти слов, чтобы сказать ей, что он снова уезжает и может не вернуться живым, Тайрон крепко обнял жену и держал так долго-долго. Растущее в нем уныние передалось ей. Зинаиде достаточно было взглянуть на солдат, готовивших оружие, чтобы понять все.
— Ты опять уезжаешь? — тревожно спросила она, заглядывая в лицо мужа. Посмотрев через плечо Тайрона, она увидела, что разбойнику тоже возвращают его оружие. — Что заставило тебя вступить в союз с этими головорезами?
— Мы обнаружили вражеский полк неподалеку отсюда. Кажется, они направляются к Москве. Я думаю, они намереваются обманом проникнуть в Кремль и либо убить царя, либо пленить его. Они уже не в первый раз пытаются победить эту страну такими способами.
— Но как же они собираются это осуществить? — изумленно спросила Зинаида.
— Обманом и бесстыдным нахальством. Если у них есть шпионы и сообщники в Кремле, то им удастся незаметно проникнуть туда.
— Будь осторожнее, — попросила Зинаида, снова нежно прижимаясь к мужу. — Ты еще не подарил мне ребенка, но, если нам суждено никогда больше не встретиться на этом свете, я бы очень хотела, чтобы частичка тебя осталась со мной.
Тайрон поцеловал ее мягкие губы и улыбнулся:
— У нас было так мало времени, любимая, однако я верю, что нам будет дарована долгая жизнь, чтобы я смог убедить тебя в своей любви и преданности.
Ладислас уже выходил из дома, и, увидев его, Тайрон в последний раз крепко поцеловал жену, а потом стремительно прошел по крыльцу и спустился по ступеньками. Остановившись у одного коня, оба мужчины заметно смутились.
— Это мой жеребец! — взяв поводья, заявил Тайрон. — Ты своего коня пристрелил, не так ли?
— Но ведь мы поменялись, — попытался спорить Ладислас. — Ты мне своего, я тебе — своего.
— Но твой конь погиб! — Тайрон встал между разбойником и лошадью и, вскочив в седло, улыбнулся, тогда, как атаман возмущенно заворчал. — С нынешнего дня тебе придется ограничиться своей собственностью. Я не собираюсь более делиться с тобой.
Тайрон развернул нетерпеливо переступавшего ногами коня, и тот взмахнул хвостом прямо перед лицом атамана. Приняв у подъехавшего Григория шлем, Тайрон водрузил его себе на голову и взмахнул рукой, призывая солдат следовать за ним. Петров, смеясь, подвел атаману косматую лошадку. Ладислас тихо шептал ругательства вслед удалявшемуся англичанину.
— Может, этот скакун и не так хорош, как пристреленный, — склонил сияющую лысину Петров, кивая на лошадку, и улыбнулся, — но уж лучше плохо ехать, чем хорошо идти.
Иноземный полк перевалил холм и был уже в середине долины, когда первый предупредительный залп разорвал тишину. Неприятельские воины страшно удивились, когда перед ними откуда ни возьмись, появились конные, хорошо вооруженные гусары и встали поперек дороги, уходившей на следующий холм. Пока они приходили в себя, на гребне холма показались пушки. Командир медленно поднял саблю.
Отчаянно торопясь, иноземцы попытались выставить для стрельбы свои орудия. Имея явное численное преимущество, они хотели атаковать незадачливого противника и обратить его в бегство. Из нестройных рядов раздалось несколько мушкетных выстрелов — двое гусар упали на землю. В следующую же секунду русские пушки рявкнули оглушительным залпом. Второй залп вполне отплатил за потерю первых гусар. Богато разодетый иноземец заорал на командира. Тот в раздражении и ярости выкрикивал команду за командой. Подчиненные, обнажив клинки, пришпорили коней и помчались в атаку, но русская пушка снова выплюнула свинцовое ядро, и оно угодило в благородного поляка.
Гусары замерли на холме и поджидали противника, мчавшегося навстречу. Атакующие без труда преодолели первые несколько метров склона, но в этот момент заметили какое-то движение на флангах. Оказалось, еще две группы всадников, одетых во что попало, неровным строем мчались на них. И вот, повинуясь взмаху сабли своего командира, ожили гусары. Они помчались в атаку вслед за ним, а он полетел вперед с таким диким гиканьем, что кровь стыла в жилах и у своих, и у чужих. Неприятельские солдаты быстро поняли, что противостоять таким силам они не смогут. Они попытались было развернуть лошадей и скрыться, но обнаружили, что окружены — сзади подходил еще один отряд разношерстно экипированных людей.
Двое одетых в темное людей крались между деревьями под кремлевской стеной, как вдруг увидели телегу с фуражом, направлявшуюся к Боровицким воротам. Двое неизвестных прибавили шагу и очутились у ворот, как раз когда телега остановилась перед сторожевым постом. Пока крестьянин, очевидно, давно знакомый с охранниками, разговаривал с ними, две темные тени незаметно проскользнули внутрь.
Остановившись в условленном месте, они замерли, ожидая, когда пробьют часы. С последним ударом от Благовещенского собора отделилась еще одна тень — кто-то маленький осторожно приблизился к вошедшим в Кремль.
— Что вы тут делаете в этот вечерний час? — тихо спросил голос из-под большого капюшона.
— Мы пришли за изысканным блюдом, которое так любят все цари.
«Малыш» кивнул: Разве больше всего на свете цари не любят сидеть на троне?
Теперь все трое сгрудились, и «малыш» понизил голос до шепота:
— Вы проинструктировали своих людей?
Тот, у которого был грубый голос, заговорил:
— В назначенный час они устроят переполох. Все солдаты царя отправятся тушить пожары в разных концах Москвы, а царь с патриархом пойдут молиться в Благовещенский собор. Мы объединимся с остальными и перебьем стражу, которая будет охранять собор. Потом зарежем патриарха и царя и, захватив Кремль, посадим на трон своего государя, который велит казнить непокорных ему бояр.
— Отлично! Полагаю, ваши люди в Кремле уже готовы выступить?
— Да, конечно, мой господин.
— Все остальное тоже готово?
— Что именно?
— Вы уже позаботились о безопасности нового государя? Есть в Кремле такое место, где он сможет прятаться до того момента, когда можно будет выйти к народу?
Этот вопрос был встречен смущенным молчанием. Маленький человечек начал нервничать. Окончательно выйдя из себя из-за несообразительности этих простофиль, он сбросил с головы капюшон плаща и с гневной гримасой двинулся на собеседников. Ударив кулаком в грудь самого высокого из двух, он сказал:
— Вы, дурачье! Ведь он же — самая главная часть плана! Где он?
— Там, где и должно быть настоящему претенденту на престол, Иван Воронской, — наконец ответил высокий.
Иван остолбенел. Человек говорил по-русски с сильным английским акцентом. Священник похолодел от ужаса, как только вспомнил, где и при каких обстоятельствах он в последний раз слышал этот акцент.
— Райкрофт!
Высокий человек подошел к Воронскому и сбросил капюшон.
— Да, Иван, это полковник Райкрофт. К вашим услугам. — Тайрон указал рукой на своего спутника и отрекомендовал его: — А это мой добрый друг и товарищ по оружию, капитан Григорий Тверской. Ваши польские друзья обнаружены на подступах к Москве, и я боюсь, что нечаянно угодил пушечным ядром прямо в вашего нового царя. В общем, жаль, конечно, беднягу. Я уверен, что царю Михаилу больше понравилось бы, если бы вас всех обезглавили.
Иван выхватил кинжал и попытался ударить, но его тут же схватили за запястье и вывернули руку так, что он вскрикнул от боли. Почти бережно Тайрон забрал нож из рук врага. Иван сморщился от боли и негодования. Со стороны Грановитой палаты донеслись голоса стражников, и вскоре послышались команды начальников сторожевых постов, приказывавших выяснить причину шума.
Сердце у Ивана едва не выскочило из груди, как только он понял, что ему не удастся ускользнуть из этой ловушки. И все те богатства, которые ему посулили за предательство, вмиг превратились в дым.
— У меня много золота! Я отдам вам все, если вы отпустите меня! — взмолился Иван — он хотел скрыться, пока дворцовая стража не подошла к ним. — Это гораздо больше, чем вы оба сумеете накопить за всю свою жизнь! Пожалуйста, отпустите меня!
— И сколько же получит княгиня Анна? Она ведь твоя пособница, не так ли? — спросил Тайрон.
— Княгиня Анна? Да она всего лишь поручительница, с помощью которой я получил поддержку богатых бояр.
Григорий вцепился в гладкие волосенки священника и поднял к себе его востроносенькое личико.
— Так что же, русские дворяне тоже обещали тебе золото?
— Нет! Нет! Но поверьте, вам и так хватит наполнить сундуки до краев! Эти глупцы и слышать не хотят о том, чтобы поляк занял трон. Кажется, они предпочитают, чтобы страной правила эта тряпичная кукла.
— Да какой же дурак по доброй воле согласится на польского царя? — возразил Тайрон. — Что же до твоего золота, мне кажется, я смогу ответить и за себя, и за Григория. Видишь ли, мы с ним вполне довольны жизнью и благодарим небо за то, что наши головы пока еще крепко сидят у нас на плечах, чего никак не скажешь о твоей.
Иван Воронской сразу же сник, словно все горести мира обрушились на его несчастную голову. Его жалобные всхлипывания перешли в отчаянные стоны. Между тем уже стали слышны быстро приближавшиеся шаги стражников.
— Что тут происходит? — спросил офицер и вынул саблю из ножен. Присматриваясь к фигурам в плащах, он остановился и отрывисто проговорил: — Что вы тут делаете?
— Ждем вас, — серьезно ответил Тайрон, как только, подняв голову, узнал майора Некрасова.
— Полковник Райкрофт! Я думал, вас нет в Москве!
— И ошиблись, — ответил Тайрон и кивком указал на священника, которого крепко держал за запястье. — Мы остановили на подступах к Москве польский отряд, который должен был помочь этому человеку свергнуть царя и патриарха. Мы нарочно разместились в предместье, чтобы никто в городе не узнал о нашем возвращении. Шпионов может оказаться гораздо больше, чем мы подозреваем. Мы же приехали отыскать лишь одного, того, кто должен был встретить поляков. Они не смогли назвать имя предателя, так что пришлось нам самим его разыскивать. Кажется, вы с ним уже встречались, когда сопровождали госпожу Зинаиду в Москву. Теперь он — ваш пленник.
Николай прищурился на клирика, который ощерился и зашипел, точно гадюка, пойманная за хвост. Майор тотчас понял, что своим нынешним поведением этот человек самым наилучшим образом выказал свой истинный характер.
Николай жестом приказал своим людям подойти и взять пленника под стражу. Как только солдаты взяли Ивана за руки, он принялся отчаянно извиваться и вырываться, точно пойманный волк. Наконец им удалось подавить его сопротивление и увести прочь.
Проводив их глазами, Николай неохотно обернулся к англичанину:
— Полковник, я обязан сообщить вам очень неприятное известие. Вскоре после вашего отъезда из города госпожу Зинаиду похитили какие-то люди, по описанию весьма похожие на Ладисласа и его сообщников. Боярыня Наталья Андреевна говорит, что пропажу вашей супруги обнаружили лишь на другое утро, а охрана, которую вы наняли, была найдена связанной в саду. Тогда было уже поздно прочесывать окрестности. Мне очень жаль.
— Успокойтесь, майор, — ответил Тайрон. — Сейчас моя жена находится в безопасности, в нашем лагере возле города.
Николай был удивлен:
— Учитывая, как мечтал Ладислас овладеть ею, я не верил, что мы еще когда-нибудь ее увидим. И как же вам удалось отбить ее?
— Повезло оказаться в нужное время в нужном месте, — едва заметно улыбнулся Тайрон. — Вы, должно быть, будете рады услышать, что Ладислас решил покончить с прошлым и пришел вместе с нами, чтобы просить прощения у царя. Сейчас он тоже находится в моем лагере и залечивает рану. У него родился сын, и он был счастлив. Если бы он не помог нам вместе со своими людьми, мы бы ни за что не остановили захватчиков.
— Ладислас здесь? В вашем стане? Неужели, правда? — Тайрон улыбнулся:
— Я знаю, что это звучит невероятно, майор, но Григорий может подтвердить мои слова.
— Я бы и сам не поверил, — сказал капитан, — но кажется, Ладислас без памяти влюблен в сестренку нашего разведчика. Теперь, когда он стал отцом, ему, должно быть, хочется для своего сына лучшей доли, чем та, что выпала ему. О Ладисласе неплохо заботились нанятые его отцом учителя, но сам отец, польский магнат, отказался признать его за сына. Ладислас предложил матери своего сына выйти за него, словно он уже помилован. И еще надеется получить возможность заняться честным трудом. — Некрасов усмехнулся и заговорил совсем иным тоном:
— Полковник Райкрофт! Я не знаю, известно ли вам, что генерал Вандергут настоял на выведении оставшейся части вашего полка из города вместе с другими подразделениями вроде бы для того, чтобы устроить им смотр.
Тайрон приготовился услышать плохую весть и переглянулся с Григорием.
— И что?
— Дело в том, что, насколько я понимаю, генералу Вандергуту и в голову не приходило, чего можно ждать от казаков, если их как следует разозлить…
— Продолжайте, майор, — нетерпеливо потребовал Тайрон, когда Некрасов остановился. — Что случилось?
— Сначала все шло нормально, полковник. Ваши люди хотели дать отпор, но генерал Вандергут струсил и приказал вашему полку отступать, да и сам пошел следом, делая жалкие попытки отбиться от казаков. А они между тем буквально наступали ему на пятки. А пока генерал уносил ноги, казаки подбирали все, что он побросал по пути: не только мушкеты, но и пушки. Казаки встали лагерем у стен города и принялись тревожить жителей пушечной пальбой. Правда, почти ничего не порушили. Ушли они отсюда не более чем три дня назад. Снялись и отправились искать новую добычу. С тех пор генерал от всех скрывается. Кажется, он смущен и, возможно, напуган. Даже носа никуда не кажет.
Григорий разразился хохотом, даже не пытаясь сдерживаться, так что Некрасов недовольно покосился в его сторону. Лишь через мгновение Тайрон смог заговорить, не боясь, что его тоже разберет неуместное веселье.
— Что ж, похоже, в наше отсутствие тут было нескучно, — с издевкой промолвил он.
Николай удивленно наблюдал за англичанином, который, казалось, с трудом сдерживал улыбку.
— Кажется, вам понравилась эта новость, полковник? Я думал, что вы с генералом дружите — ведь Вандергут тоже иноземец, и ваш командир, и все такое…
— Я не выбираю друзей по национальности или служебному положению, майор. — С этими словами Тайрон обнял Григория за плечи и крепко прижал к себе. — Вот настоящий товарищ. Вот кем я по-настоящему дорожу. А генерал Вандергут… это всего лишь знакомый, да и то не самый приятный.
Тайрон быстро отсалютовал майору, и они, с Григорием смеясь, удалились. Удивленно улыбаясь, майор Некрасов направился к Грановитой палате, чтобы доложить царю все, о чем узнал от полковника Райкрофта. Скоро ему надо было сопровождать царя в Благовещенский собор, где он должен был встретиться с патриархом. Наверняка, узнав о том, что теперь его жизни ничто не угрожает, царь захочет помолиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин



очень красивый роман,интересный сюжет. прочитала на одном дыхании
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинелена
2.08.2012, 11.59





Есть менее затянутый вариант этой книги. Называется Навеки-навсегда.Тоже самое ,но компактнее.Мне этот понравился больше.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНатали
6.12.2012, 15.21





А мне не очень понравилось, под конец стало откровенно скучно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНаталья
23.05.2013, 20.14





Роман впитан риском и страстью,читала с большим трепетом.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинЛеля
4.07.2013, 19.59





Не зацепил.Наивно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинEdit
2.12.2013, 20.37





Прочитала этот роман еще в лет 16,так он мне понравился,что до сегодняшнего дня это одно из любимейших моих произведений.и постоянно перечитываю его. Только книга называлась "Навеки-навсегда". Очень переживала за гг Зину,роман читается на одном дыхании. Советую прочитать))
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинОльга
2.08.2014, 12.02





Очень интересный роман. Единсьвенное, что раздражало - ну прям все хотят Зинаиду! Прям единственная женщина на Москву. А отношения главных героев очень яркие и страстные.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинleka
3.08.2014, 21.55





Когда иностранка пишет роман о России, без ляпов не обойтись. Конечно, заниматься любовью в бассейне весьма приятно, но не было из в России, даже у царя. Пусть бы полковник наблюдал за купанием главной героини в верхней темной полки парилки, прикрывшись дубовым веничком. Да и не смогли бы сразу обвенчать иноверца с православной: кому-то надо было сменить веру. А так - очень интересный авантюрно-любовный роман. 800 стр. прочла за сутки с большим удовольствием.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинВ.З.,66л.
12.09.2014, 10.52





Не стреляйте в пианиста: он играет как может!
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинTanja1
17.01.2015, 23.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100