Читать онлайн Навсегда в твоих объятиях, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Навсегда в твоих объятиях

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Тайрон не мог даже и помыслить о том, чтобы уехать из города, оставив Зинаиду в таком смятении после признания Николая. Он не стал бы винить ее, если бы она решила, что он ей больше не нужен. Чувствовал он себя так, как и тогда, когда Зинаида не задумываясь использовала его. И все же он не мог просто так уйти.
Первые лучи солнца проникли сквозь окошки, комната окрасилась розовым сиянием. Тайрон стоял возле кровати, глядя на спящую жену, и пытался припомнить, когда он оставался, равнодушен в ее присутствии. Его или волновало что-то, или он негодовал, но сердце его неизменно было в плену, а чувства — в полной зависимости от нее.
Он снова мечтал о ней всю эту ночь, и прижатые к его голой спине соблазнительные округлости заставляли его замирать от восторга. Она во сне стремилась к теплу, но Тайрон и думать, не смел, что она простила его и хочет заняться с ним любовью. Несмотря на то, что в последнее время они были неразлучны, он, как и прежде, желал ее, сравнивая себя с животным, возбужденным присутствием самки.
Он даже не удивлялся тому, что ему нравилось быть ее мужем. Пожалуй, с Ангелиной было совсем иначе. Первая его жена вела себя как-то по-детски, вечно соперничая с другими и требуя явных подтверждений его внимания и преданности. Она вешалась ему на шею, когда ему хотелось просто спокойно посидеть и поговорить, лезла целоваться и обниматься, когда они навещали его родителей. Должно быть, она с детства уверовала, что в состоянии повелевать всем на свете, даже любовью. Как единственную наследницу, Ангелину с младенчества баловали, и когда она вышла замуж, ее бесконечные претензии портили жизнь супругам. Если ей приходилось сопровождать мужа во время его визитов к друзьям или родным, она потом долго дулась и сетовала, что он любит не ее, а кого-то другого. Однажды она даже попыталась заставить Тайрона доказывать ей свою преданность и потребовала, чтобы он не обращал внимания ни на кого вокруг. Он ответил, что согласится, если только она сама откажется ради него от своих друзей и родных. Но она, конечно же, с негодованием воспротивилась. Скрепя сердце ей пришлось уступить мужу.
Зинаида была полной противоположностью Ангелине. Она была женственна и не покушалась на его права и привилегии. Лишь один раз она проявила ревность и недовольство, когда Алета попыталась соблазнить Тайрона, находясь при этом в спальне молодоженов. Ни одному здравомыслящему человеку и в голову не пришло бы оспаривать право Зинаиды чувствовать себя оскорбленной.
И вот сегодня Тайрон стоял рядом с супругой, борясь с желанием разбудить ее и сказать, как страстно он желает остаться с ней. И все же он держал себя в руках. Он был солдатом, и служба могла позвать его, куда и когда угодно. Возможно, ему не суждено вернуться уже из этого рейда против Ладисласа. Возможно, вскоре Зинаида останется вдовой. А если его убьют, то пусть лучше она думает о нем плохо. Так ей будет гораздо легче пережить любую боль и поскорее забыть его.
Тяжело вздохнув, Тайрон отошел от постели и, наконец, пошел умываться. Одевшись и причесавшись, он сел за стол вместе с Натальей.
— Сегодня вы очень сосредоточенны, полковник, — заметила боярыня. Хотя она считала Тайрона мужчиной, привыкшим повелевать, все же порой ей казалось, что он растерялся и не знает, что ему делать с молодой женой. — Вы чем-то обеспокоены?
Задумчиво выдохнув, Райкрофт откинулся на спинку стула:
— Чем ближе срок моего отъезда, тем отчетливее я чувствую, что не смогу бросить Зинаиду. Уж и не знаю, как все это получится.
Наташа внимательно посмотрела на англичанина:
— Сдается мне, полковник, что вы влюбились в нее. — Тайрон не удивился такому предположению.
— Так что же делать-то, а? — озабоченно спросил он. — Вчера майор Некрасов рассказал Зинаиде, что я в минуту помрачения вырвал у царя согласие на расторжение нашего брака, когда закончится мой контракт в Русском государстве… При том условии, что все это время мне удастся держаться от жены на расстоянии.
Наталья удивленно подняла брови:
— И вы действительно надеетесь осуществить эти намерения, полковник?
Он криво усмехнулся:
— Да куда там. Наш брак уже давно перестал быть формальностью, но после визита Николая Зинаида больше не желает иметь со мной дела.
— Со временем ее раненое самолюбие успокоится, — заверила боярыня. — Немного терпения, и все будет в порядке.
— Но у меня очень мало времени. Я скоро уеду из Москвы и не знаю, как долго буду отсутствовать. Несколько недель, а может, и месяцев. Трудно сказать заранее.
— Но возможно, Зинаида позволит вам оправдаться перед ней еще до вашего отъезда? Она и впрямь порой бывает упряма, но, в конце концов, поступает правильно. — Наталья положила руку ему на плечо и посоветовала: — Занимайтесь своей службой, как всегда, полковник, но не упускайте случая поговорить с женой. Не скрывайте правды и будьте готовы подтвердить, что хотите видеть Зинаиду своей женой, даже когда отправитесь к себе на родину. — Боярыня откинулась на спинку кресла и внимательно посмотрела в его озадаченное лицо: — Вы уже знаете, чем займетесь по возвращении? Вам удалось решить свои проблемы?
Тайрон принялся старательно разглаживать салфетку у себя на коленях.
— В Лондоне у меня есть дом. Что же касается моих проблем, то тут пока все по-старому. Хотя мой отец ни словом не обмолвился об этом в письмах, я боюсь, что родители убитого так меня и не простили. Ведь он был единственным их сыном. И все же я намерен вернуться на родину. — Тайрон поднял взгляд и встретился с темными глазами Натальи, которая пристально смотрела на него. — Как вы думаете, Зинаида согласится уехать туда… со мной?
Наталья ласково улыбнулась:
— Я думаю, ей везде будет хорошо с любимым. Между прочим, в Лондоне у нее есть тетка, сестра матери. Это единственная ее родня. Ванесса очень обрадуется приезду племянницы. Ну а я-то, конечно, буду без вас ужасно скучать.
Теперь уже Тайрон накрыл рукой тонкие пальцы боярыни:
— Мы будем ждать вас в гости, Наташа. Приехав, вы дадите нам возможность отплатить за вашу доброту и гостеприимство.
— Да полно! — рассмеялась она и только рукой махнула. — Мне и самой так приятно жить рядом с вами. Я надеюсь еще немного порадоваться до вашего отъезда. Ведь без вас я превращусь в старую одинокую тетку!
— Что? — поразился Тайрон. — Это при таком-то количестве друзей? Ни за что не поверю.
— Зинаида дорога мне, как родная дочь, — сказала боярыня, и глаза ее заволокло слезами. — Вы оба — моя семья, и хотя у меня действительно полно замечательных друзей, но к Зинаиде я по-настоящему привязана.
Никто и никогда не сможет заменить мне ее. Мама Зинаиды была моей ближайшей подругой, почти как сестра, так что, мой дорогой полковник Райкрофт, придется вам извинить меня, если я слишком уж по-родительски опекала вас обоих. Тайрон улыбнулся:
— То есть как настоящая теща, да?
— Полковник! Проявляйте же хоть каплю уважения! — рассмеялась Наталья.
Закончив трапезу и даже не заглянув в спальню, Тайрон поехал на службу. Весь день прошел в приготовлениях к предстоящему рейду против Ладисласа. ТайрОн подробно обсуждал детали операции с Григорием и с Аваром, сидя с ними над картами и планами местности. Тем временем солдаты тоже готовились к походу: проверяли, чинили и собирали снаряжение, оружие и припасы.
Перед выступлением Тайрон решил дать людям трехдневный отдых с одним условием: чтобы по истечении этого срока все как один явились в полк трезвыми и готовыми к походу. Предполагалось, что операция продлится не менее полумесяца, а возможно, и дольше. За оставшиеся до отъезда три дня Тайрон надеялся поправить ситуацию в своей семье. Чувствуя, что Зинаида еще не смягчилась, он не стал говорить ей о том, что скоро ее покинет. В последнее время у нее вошло в привычку подолгу задерживаться в гардеробной, так что Тайрон успевал заснуть, и ему никак не удавалось поговорить с женой. Но он твердо решил сдерживаться, пока ему снова не удастся поймать эту жар-птицу.
Осторожно, чтобы не разбудить мужа, Зинаида присела на край кровати. Накануне он целый день трудился и теперь, конечно же, заслужил отдых. Пока Тайрон бодрствовал, она вела себя отчужденно, но зато когда он спал, доставляла себе удовольствие — тихонько сидела рядом и разглядывала мужа. Волосы у него заметно отросли и беспорядочными прядями падали на лоб и виски, из-за чего Тайрон походил на какого-то легендарного греческого бога.
В комнату уже пробиралась прохлада — в последнее время ночи стали заметно холоднее. Зинаида подвинулась к мужу. После того как их отношения наладились, он всегда спал на боку, повернувшись к ней лицом. Правда, после недавней размолвки сама Зинаида стала ложиться к мужу спиной, каждый раз демонстрируя ему свое безразличие, по крайней мере, пока он не засыпал. Лишь после этого она осмеливалась утешить свое сердце, глядя на любимые черты.
Зинаида осторожно укрыла плечи Тайрона одеялом. Должно быть, он почувствовал это, потому что глаза его медленно раскрылись и поначалу бессознательно поглядели на нее. Затем легкая улыбка заиграла на его губах. От этого сердце Зинаиды забилось сильнее, чем от любых слов. Какая-то странная радость всколыхнула все ее чувства. Даже дух захватило. Подвинувшись еще ближе к мужу, она положила голову на его подушку и нежным, влюбленным взором точно погладила.его лицо. Тайрон обнял ее и прижал к своему телу. Счастливо улыбаясь, она закрыла глаза, испытывая неподдельную радость от того, что снова оказалась в его объятиях.
В то утро Зинаида проснулась поздно и с удивлением обнаружила, что Тайрон до сих пор никуда не ушел и все еще занят чем-то в гардеробной. Набросив халат, Зинаида побежала в переднюю. Отперев дверь, она выскользнула из покоев и потихоньку притворила ее. Приказав Эли поскорее приготовить ванну, она поспешила вниз, чтобы опередить мужа, если он тоже решит искупаться.
Через несколько минут Зинаида уже сидела в ушате, как вдруг дверь у нее за спиной распахнулась. Она в тревоге оглянулась и увидела Тайрона, стремительно входившего в баню. Зинаида судорожным жестом велела Эли подать полотенце, а сама прикрыла груди руками.
— Не торопись, дорогая, — приближаясь неторопливым шагом, сказал супруг. Полные груди Зинаиды так и манили Тайрона. — У меня сегодня выходной, так что я никуда не спешу.
— Ах, вот оно что, — проговорила Зинаида, вставая из воды за большим полотенцем, которое держала перед ней служанка. — А я-то думала, почему ты до сих пор не ушел.
— Моим людям нужно немножко расслабиться перед тем, как мы выступим в поход. Да и сам я нуждаюсь в отдыхе.
— Ты бы предупредил меня. — Быстро вытершись маленьким полотенцем, пока Эли прикрывала ее от нескромных взоров мужа, Зинаида торопливо побрызгалась розовой водой и надела рубашку. — Я бы уже была готова.
Тайрон удовлетворенно улыбнулся. Ведь ему удалось именно то, к чему он стремился: застать ее врасплох. Если бы он предупредил жену, то наверняка, проснувшись, нашел бы ее уже одетой.
— Я не счел нужным нарушать ваш обычный распорядок, мадам. Просто подумал, что могу спуститься вниз и принять ванну вместе с вами.
Когда маленькая служанка в удивлении оглянулась, Тайрон улыбнулся:
— Эли, ты не принесешь еще кувшин горячей воды, чтобы подогреть ванну? Сегодня это будет весьма кстати.
Весело хихикнув, Эли поклонилась и помчалась исполнять приказ. Зинаида осталась наедине с мужем. Ее шелковая рубашка прилипла к влажному телу. Зрелище было столь восхитительно, что Тайрон, глядя на эти чудесные формы, едва не лишился рассудка. Но вошедшая с кувшином воды Эли вернула его к действительности.
— Пожалуй, я залезу в воду, пока она еще горячая, — вслух подумал Тайрон и снял халат.
— Эли, оставь нас! — потребовала Зинаида, видя, что Тайрон и не думает дожидаться, пока служанка выйдет. Старушка со всех ног бросилась прочь, и в тот же миг халат Тайрона упал на пол. С широкой улыбкой полковник погрузился в теплую ароматную воду и лениво поскреб грудь, не сводя глаз с жены, которая тут же принялась журить его: — Неужели ты успел так привыкнуть к здешним обычаям, что теперь без смущения оголяешься перед служанкой? Ты потряс бедную Эли! Я сомневаюсь, что она вообще когда-нибудь видела голого мужчину!
— Ну, наверное, ей уже пора, дорогая? — с насмешкой отвечал он.
Влажная ткань рубашки плотно облегала тело Зинаиды. Выглядело все это чрезвычайно соблазнительно, особенно для вожделеющего мужчины.
— Эли уже шестьдесят два! Не поздновато ли ей учиться? — засмеялась Зинаида. И потом, что же она, по-твоему, должна делать? Идти на улицу и ловить себе любовника на старости лет?
Тайрон пожал плечами:
— Разве угадаешь, когда окажешься с незнакомым мужчиной в бане? Если быть совсем неготовой к этому, то можно ведь и утонуть от испуга.
— Ах ты!
Видя, что он насмешливо улыбается, Зинаида огляделась в поисках какого-нибудь орудия возмездия и, выбрав кувшин с ледяной водой, выплеснула содержимое на голову мужа.
Тайрон ахнул и мгновенно выпрыгнул из ушата с намерением поймать прелестную обидчицу. Быстро моргая, чтобы хоть что-то увидеть, он бросился к Зинаиде.
Промчавшись к выходу и резко распахнув дверь, она выбежала из бани. За спиной слышалось шлепанье босых ног Тайрона. Оглянувшись, Зинаида с ужасом обнаружила, что он вышел следом за ней. Твердо решив убежать от него, она повернулась и сразу налетела на Наталью. Хозяйка дома испуганно вскрикнула, а Зинаида, ахнув от неожиданности, отпрянула назад и тут же наткнулась на мокрый торс мужа. Помня, что он выскочил, в чем мать родила, Зинаида постаралась закрыть его собой и даже выдавила улыбку.
— А я как раз шла к тебе, дорогая, — с улыбкой произнесла боярыня, слегка склоняя голову, чтобы получше разглядеть Тайрона. — Но вижу, что ты проводишь время в весьма приятной компании.
Зинаида из последних сил пыталась спасти скромность Тайрона, которой, по ее глубокому убеждению, в данный момент у него просто не было. Не найдясь с ответом, она промямлила:
— Ты, наверное, удивлена, Наташа, что Тайрон здесь?
— Ах, так вот кто это такой! — усмехнулась боярыня. — Признаться, я его не узнала без униформы. — Затем она обратилась прямо к Тайрону: — А я вас ждала за завтраком, полковник. Но, похоже, вы заняты более важными делами.
— У меня выходной, и я решил воспользоваться вашим советом, Наташа. Ведь это, может быть, последняя возможность перед отъездом.
— Что ж, желаю удачи, — сказала боярыня, но тут же нахмурилась, обратив внимание на мокрые пряди его волос: — Вас что, пытались утопить, полковник? Вид у вас весьма всклокоченный.
Зинаида со стыда даже зажмурилась, а Тайрон подбоченился и кивнул.
— Надеюсь, ты передумала уходить, дорогая. Теперь мы можем вернуться и продолжить наш разговор, — заявил он, видимо намереваясь стоять тут в таком виде, пока она ему не уступит. В отличие от супруги Тайрон нисколько не стеснялся своей наготы.
Зинаида ответила коротким кивком, не поднимая глаз.
— Как хочешь.
— Прекрасно! — сказал Тайрон и удовлетворенно улыбнулся. — Я буду ждать тебя, так что не задерживайся. Если мне придется снова идти на поиски, это может пагубно сказаться на нашей скромной Эли. — Кивнув Наталье, он повернулся и зашагал обратно в баню. Зинаида торопливо последовала за ним, стараясь прикрыть собой удалявшуюся фигуру мужа.
Все-таки увидев голую спину Тайрона, Наталья удивленно приподняла брови и не удержалась от замечания:
— А знаешь, дорогая, чем больше я смотрю на полковника, тем больше он напоминает мне моего последнего супруга.
Зинаида закатила глаза к небу и, с досадой застонав, помчалась следом за Тайроном.
Наталья помахала ей вслед.
Зинаида громко хлопнула дверью. Тайрон медленно направлялся к ушату с водой.
— У тебя есть совесть? — скрипнув зубами, спросила она.
Тайрон повернулся к жене:
— Я не собираюсь кутаться подобно монаху, лишь бы не задеть вашу деликатную натуру, мадам. И никто не убедит меня в том, что после своих трех браков Наталья не знает, как выглядит голый мужчина. А уж мне-то, во всяком случае, ни капли не стыдно, что я — мужчина.
— Да ты словно петух надутый тут расхаживаешь, демонстрируя всем свое хозяйство!
— А тебе-то что за дело до этого? Даже если я положу свое хозяйство на плаху, ты и глазом не моргнешь! Ты, наверное, решила поберечь свои мягкие ножны для чужого клинка!
Зинаида возмущенно воскликнула:
— Это неправда!
— Вот как? — Тайрон выразительно взмахнул рукой. — Но если не для меня и не для других мужчин, то признайтесь, мадам, для кого вы их бережете? Для себя? Так и будете вздыхать всю жизнь о былой непорочности?
— Ну конечно, нет! — Зинаида стремительно прошла мимо супруга, но, круто повернувшись к нему, снова заговорила: — Во всяком случае, я не кидаюсь туда-сюда, словно голодный хищник, в любую минуту готовый клюнуть добычу!
— Если я и кажусь тебе таким голодным хищником, то это лишь потому, что я действительно изголодался. Ведь ты прячешься от меня, словно за железным поясом целомудрия. И даже если я умру от желания, ты ни за что не отдашь мне ключ от него.
— Так ты бы хотел, чтобы я служила тебе в качестве обыкновенной шлюхи? — Зинаида смело шагнула к нему и слегка повела плечом, сбрасывая халат. — Ведь именно этого ты и добивался с самого начала, не так ли? Еще до свадьбы хотел уложить меня в постель, сделать своей любовницей! Мой дорогой полковник, должно быть, вы до сих пор ужасно огорчаетесь из-за того, что вам пришлось со мной обвенчаться? До меня дошли слухи, что года через три вы намерены расторгнуть этот брак. Таким образом, все рожденные в нем дети превратятся в бастардов.
— Я не собирался этого делать! — горячо возразил Тайрон, оборачивая полотенце вокруг бедер. — Если тебе не достаточно моего слова, то я готов подписать любые документы о том, что все мои потомки будут носить имя Райкрофт! Может, это хоть немного утолит твой гнев?
Зинаида задумалась:
— Может быть.
— Так что же тебе еще нужно?
— Что может быть крепче тех клятв, которые ты дал под венцом? Вот и посмотрим, останешься, ли ты верен им. Лишь время покажет, насколько ты честен и благороден.
— Тогда давай пойдем вместе к царю, и я при тебе попрошу его забыть о той моей просьбе. Я уже однажды сделал это, но если ты настаиваешь, готов повторить.
Зинаида подняла на него любопытный взгляд:
— Это правда?
— Иначе я бы не предлагал.
— Увидеть — значит поверить. — Она вскинула голову, как ребенок, увлекшийся игрой. — Ну, уж раз на то пошло, то мне, пожалуй, можно успокоиться.
— Так мы могли бы помириться до того, как я уеду на поиски Ладисласа? Не исключено, что ты избавишься от меня еще до окончания этого месяца, а наш спор потеряет всякий смысл.
У Зинаиды похолодело сердце, и она впилась взглядом в его лицо:
— Ты должен вернуться невредимым, полковник Райкрофт, слышишь?
— Я постараюсь, мадам, но ничего не могу гарантировать. — Взяв халат, Тайрон перебросил его через плечо и умоляюще посмотрел на жену: — Я бы хотел провести с тобой все то время, что остается до моего отъезда. Ведь нам предстоит разлука на месяц, а может, и больше.
Потрясенная Зинаида послушно кивнула, но когда Тайрон двинулся к выходу, забеспокоилась, ведь полотенце, как ей казалось, весьма ненадежный покров.
— И ты пойдешь наверх в таком виде?
— Да! — решительно заявил Тайрон.
Боясь разозлить мужа, Зинаида зашагала рука об руку с ним вверх по лестнице. Когда они вошли в спальню, Тайрон запер двери и сразу прошел в гардеробную. Вернулся он с ножницами.
— Я ха-чу па-стри-ца, — по слогам старательно проговорил он русские слова. — Мож-на па-ка-ро-че за-ди.
Зинаида лукаво прищурилась.
— Только сзади? — спросила она по-английски. — А по бокам не надо?
— Мож-на па-ка-ро-че па ба-кам, па-жа-лу-ста.
— О, да вы делаете успехи, полковник!
— Бал-шо-е спа-сии-ба, — протянул он. Зинаида рассмеялась и покрепче завязала пояс своего халата.
— Что ж, пожалуйста. — Указав ножницами на кресло возле окна, она велела: — Садись вон туда. Там посветлее будет.
Тайрон повиновался. Уже сидя в кресле, он снова обратил внимание на облегающий ее фигуру халат. Зинаида шагнула к нему, и он с трудом удержался на месте. Казалось, он так и не дождется, когда же закончится стрижка. Ужасно хотелось обнять жену и заняться с ней любовью.
Зинаида живо принялась за работу, расчесав густые пряди гребешком:
— Э-э, да ты оброс. Придется постараться хорошенько.
Тайрон с любопытством приподнял бровь:
— А вы прежде стригли кого-нибудь, мадам?
— Да. Своего отца пару-тройку раз, но обычно он просил об этом своего слугу.
Тайрон искоса взглянул на супругу:
— У него были причины для таких предпочтений? — Зинаида скривила губы, пряча улыбку:
— Да нет. Во всяком случае, он мне их не объяснял. Я, правда, подозреваю, что он передумал после того, как потерял одно ухо.
И она нарочно щелкнула ножницами прямо над ухом у Тайрона. Муж сморщился и отпрянул. Зинаида рассмеялась.
— Осторожнее, мадам, — сказал он. — Мнепригодятся оба, чтобы вовремя услышать мерзавца Ладисласа.
— Ну конечно, сэр. И потом, для чего мне одноухий муж?
Встав между бедрами супруга, она запустила пальцы в его волосы, приподняла локон и отстригла. Прядь упала на полотенце, но целая россыпь отдельных мелких волосков усыпала голые плечи Тайрона.
— После этого мне придется снова принимать ванну, — сказал он, смахивая волоски.
Зинаида склонилась и стала ровнять ему челку, от старания даже высунув язык. Наконец выпрямившись, она улыбнулась:
— Это тебе за то, что ты помешал мне.
— Да, я помешал, мадам, но баня — весьма удобное место, чтобы заниматься любовью. Мы вместе туда вернемся, как только вы закончите.
Зинаида усмехнулась:
— Я не хочу, чтобы вся прислуга знала, что мы занимаемся любовью в бане. Особенно после того, как мы уже один раз вышли оттуда. Что про нас подумают?
— Так ты готова начать прямо здесь? — спросил Тайрон, обхватив ладонью ее ягодицы и притянув к себе.
Зинаида резко качнула бедрами. Рука Тайрона соскользнула, а брови поднялись в удивлении — в тот же миг обнаженные груди буквально выпрыгнули из разреза халата.
— Предупреждаю вас, сэр, вы сейчас у меня в руках, и я без малейших колебаний обрею вашу голову, чтобы все эти девицы, которые увивались за вами после парада, разом от вас отстали.
— Ты можешь еще раз так сделать? — попросил Тайрон, развязывая пояс халата.
— Соблюдай приличия, не то пожалеешь, — предупредила Зинаида, шлепнув его по рукам.
— Ну, нет, для этого ты слишком красива, — проговорил Тайрон низким, хрипловатым голосом. Склонившись вперед, он отодвинул ткань и попытался взять сосок ртом.
— Я сказала, соблюдай приличия! — Зинаида ущипнула его за волосы на груди.
Тайрон сморщился, но меньше всего ей хотелось в эту минуту растаять от блаженства и дать ему понять, что она готова уступить его пылкой страсти.
Потирая пострадавшее место, Тайрон пожаловался:
— Вот так ты и вырвешь сердце из моей груди. — Зинаида снова запахнула халат и завязала пояс покрепче.
— Но и вы, сэр, в состоянии вырвать мое сердце. А я между тем ума не приложу, как мне реагировать на ваши заигрывания, если наш брак в любой момент может быть расторгнут.
— Но я уже предлагал тебе гарантии. Что же я еще могу сделать? — Немного озадаченный тем, что ему снова приходится пускаться в объяснения, Тайрон отодвинул от себя жену и встал с кресла. — Может быть, ты запамятовала, но ведь ты сама присутствовала в тот момент, когда я просил царя забыть о моей просьбе.
— Садись! — Зинаида снова толкнула его в кресло. — Я еще не закончила тебя стричь. — Ее не удовлетворяли эти объяснения. Она ждала большего, того, что он никак не хотел ей говорить.
— Почему бы тебе не побрить меня наголо, да и дело с концом?! — недовольно проворчал Тайрон. Ему уже было совсем не до стрижки.
Зинаида пристально посмотрела на его колени, где лежало полотенце. Ярость, кажется, лишь сильнее возбудила его.
— Вряд ли ты вытерпишь.
— Черти и преисподняя! — вспылил муж, прикрывая полотенцем причинное место. — Ты хочешь, чтобы его разорвало?
— И не чертыхайся, пожалуйста, — надулась Зинаида. — Я твоя жена, а не кавалерист из твоего полка.
— Мне не нужно напоминать об этом, мадам, — парировал он. — Среди моих подчиненных нет ни одного столь же очаровательного… И столь же непокорного.
— О, я уверена, что никто из них не посмеет вас ослушаться! От этих гневных тирад просто уши завянут у всякого, кто пропустит хоть одно ваше слово. Но жена — это особая статья. Так что извольте больше не чертыхаться в моем присутствии.
— Ну, если мы собираемся провести так целый день, то я лучше отправлюсь в полк, — проворчал Тайрон, снова поднимаясь на ноги.
Зинаида положила руку мужу на грудь и, усаживая его на место, приблизилась вплотную. Ей не хотелось, чтобы он уходил, особенно в таком настроении. Она тихонько провела пальцами по его плечу и прошептала:
— Я же говорю, что не закончила, Тай. Пожалуйста, посиди еще немножко.
Досадливо стиснув зубы, он вытерпел всю процедуру до конца. От ее попреков и нежелания слушать разумные доводы у него испортилось настроение. Он так надеялся, что оставшееся до его отъезда время им удастся провести более приятно, но теперь это уже казалось невозможным.
Не обращая внимания на надутый вид мужа, Зинаида работала ножницами над его ухом. Она и не думала о том, что халат ее распахнулся и теперь глаза Тайрона жадно пожирают ее тело. Между тем, довольная результатом своей работы, Зинаида устроилась поудобнее — встала, пропустив его колено между своих ног, и подровняла висок. Потом обошла сзади, подстригла затылок, снова зашла сбоку, теперь с другой стороны. Закончив с бакенбардами, она села на колено Тайрона, чтобы полюбоваться его обновленным видом.
— Ну вот! — сказала она, даже не подумав о том, что ее голое колено прикоснулось к его возбужденной плоти. Погладив его по стриженым волосам, Зинаида добавила: — Выглядишь прекрасно!
— Теперь мне можно пошевелиться? — спросил муж, ласково проводя ладонью по ее бедру.
Словно очнувшись от дремы, Зинаида взглянула в его голубые глаза, и ее отзывчивое сердце забилось сильнее.
— Если хочешь…
Тайрон склонился к ней и принялся осыпать ее губы горячими поцелуями, развязывая пояс ее халата и стаскивая его с плеч жены. Потом ладони его стали медленно подниматься с бедер Зинаиды вверх, к груди, пока не легли на два белоснежных полушария. И вот уже нетерпеливый язык стал скользить по соску. У Зинаиды захватило дух. Она прикрыла глаза и предалась неге, в которую погружали ее ласки мужа.
За восточными окошками, над тонкой полоской облаков стояло солнце, и в его неярком сиянии белоснежная грудь Зинаиды резко контрастировала с загорелым лицом Тайрона, который просто творил чудеса губами и языком. Зинаида тем временем провела рукой по стройному стану мужа, по плоскому, твердому животу — и обхватила возбужденную мужскую плоть. Тайрон на миг прикрыл веки, а когда снова открыл их, встретился взглядом с женой. Зинаида между тем хотела оторваться от гипнотического взора голубых глаз, боясь утонуть в этих бездонных озерах, но, когда приоткрытый рот Тайрона снова завладел ее губами, она поняла, что готова уступить всем его желаниям. Он быстро приподнял ее и усадил к себе на колени. Волна небывалого удовольствия пронеслась по телу Зинаиды от его вторжения, и оба они долго наслаждались объятиями и поцелуями, прикосновениями друг к другу, как наслаждаются только пылкие влюбленные. Потом ее бедра задвигались. Сначала медленно, потом все быстрее, пока огненная лавина не подхватила обоих любовников и не понесла к сверкающей вершине блаженства.
Лишь к полудню счастливая пара спустилась в нижнюю залу к Наталье. Хозяйка дома не могла не заметить перемены в их отношениях. Молодожены явно не желали даже ненадолго отходить друг от друга. Они все время держались за руки и обменивались пристальными взглядами, непонятными окружающим. Только Наталья-то их понимала. Ведь она и сама пережила когда-то такие же чувства. Ласковые взоры Зинаиды красноречиво говорили о том, как влюблена она в своего мужа. Наталья видела и все больше убеждалась в том, что это не мимолетное увлечение. Что же до Тайрона, то он был совершенно очарован. Глаза его ловили каждое движение Зинаиды, каждую улыбку, каждый вопрошающий взгляд. Он отвечал ей, спрашивал ее мнения, с интересом слушал, что она говорит, а сам тем временем сплетал свои пальцы с ее пальцами или обнимал за плечи, прижимая к себе. И ни один из них, ни капли не смущался, демонстрируя нежность к другому, и все втроем весело смеялись: Наташа — потому, что ей нравилось смотреть на влюбленных, а сами они — от захватившего их счастья.
Вот и сейчас Наталью не удивило, что молодые удалились к себе. Она тут же предупредила Эли, чтобы та не заходила в спальню, пока ее не позовут. Лишь к середине следующего дня госпожа вызвала служанку в баню. Впервые в жизни Зинаида смутилась своей наготы, оказавшись перед женщиной. Зато когда несколько минут спустя пришел Тайрон, простыня ей уже не понадобилась. Напротив, Эли сразу же отправили наверх, где она занялась приготовлением платья для своей хозяйки, весело напевая от радости.
Наталья отказалась от приглашения Тайрона присоединиться к ним на прогулке. Она уже прежде обещала Адольфу провести весь день с ним и его дочерью. Но, оставшись наедине с молодой супругой, Тайрон был огорчен лишь одним обстоятельством — неизбежно грядущим расставанием. Степан погонял лошадей, а они с Зинаидой обсуждали все, что не успели обсудить: порой — серьезные вещи, порой — чувственно откровенные и возбуждающие. Тайрон внимательно слушал, когда она рассказывала ему о своем детстве и когда стала строить планы: какие подарки они заранее приготовят на Святки для маленькой Софьи, Эли и Наташи.
День пролетал за днем. По мере того как приближалась дата его отъезда, Тайрон все чаще погружался в задумчивость. За годы военной службы он успел привыкнуть к тому, что может не вернуться из любой кампании, но теперь ему хотелось возвратиться… Хотелось рассказать Зинаиде, что его семья с радостью примет ее, если ей захочется поехать в Англию. Теперь, когда у них мог появиться наследник, Тайрон не хотел, чтобы его родители или бабушка получили известие о его гибели, так и не узнав ни о его жене, ни об их ребенке. Сегодня, лежа в постели, он воспользовался случаем и стал говорить, что, если его убьют, Зинаида непременно должна сама поехать к его родным в Англию. Но эти слова наполнили ее сердце ужасом. С минуту она испуганно смотрела ему в лицо. Всю радость словно ветром сдуло.
— Я не переживу этого, Тай, — вымолвила Зинаида сквозь слезы. — Ты обязан вернуться ко мне.
— Я сделаю все, что смогу, — прошептал он, прижимаясь к ее лбу губами. — Теперь, когда я обрел тебя, я буду молиться о счастливом возвращении.
— Но ты должен! Должен!
— Осуши слезы, дорогая, — ласково успокоил он, — а не то люди увидят их и подумают, чего доброго, что я тебя обидел.
Зинаида рассмеялась этому немыслимому предположению и, выпрямившись, промокнула покрасневшие глаза платочком, а потом высморкалась и подняла глаза на вопросительно, улыбавшегося мужа:
— Ну что, так лучше?
Внезапно поняв, что ему предстоит пережить в разлуке с любимой, Тайрон снова крепко прижал ее и жадно поцеловал в губы.
— Я буду молиться, чтобы разлука пролетела быстро, — проговорил он, оторвавшись от нее. — Я и думать не могу о том, что придется уехать от тебя, не видеть тебя, не прикасаться к тебе…
Прижимаясь к его груди, Зинаида держалась из последних сил:
— Через месяц-другой все закончится, и я снова обниму тебя. А теперь нам нужно быть смелыми и молиться, чтобы беда тебя миновала.
Тайрон выглянул из окошка. Степан остановил экипаж на Красной площади. Полковник нетерпеливо сказал:
— У нас осталось так мало времени, чтобы побыть вместе. Давай не будем терять его здесь, где я не могу обнимать или целовать тебя так, как мне хотелось бы. Давай вернемся домой, и поскорее.
Зинаида вложила дрожащую ладонь в его руку и с трудом удержалась от слез:
— Мы недолго, мой драгоценный.
Рука об руку супруги поспешили между торговыми рядами. Степан и Джозеф ждали их у экипажа. Быстро выбрав подарки — золотое ожерелье для Натальи, ночную рубашку с кружевами и вязаную шаль для Эли, платье для Дуняши и куклу с ярко раскрашенным деревянным кукольным домиком для Софьи, — влюбленная пара вернулась к экипажу.
Тайрон подсадил Зинаиду в экипаж и уже собирался влезть следом, как вдруг заметил своего адъютанта, махавшего ему издали руками. Григорий стоял на большом расстоянии, их разделяла толпа, но он пытался привлечь внимание командира. Пообещав жене скоро вернуться, Тайрон подошел к нему.
— А ты выглядишь намного счастливее, чем раньше, дружище, — с улыбкой заметил Григорий. — Кажется, у тебя все уладилось?
Тайрон настороженно нахмурился. Он чувствовал, что Григория что-то тревожит, но что именно, никак не мог понять.
— Выкладывай. Почему сам не подошел? — Лицо капитана сразу помрачнело:
— Я думал, твоей жене не стоит слушать такие вещи. А между тем не мешает тебя предупредить. Алета беременна, а генерал Вандергут в ярости. Он клянется, что ребенок не его.
— Откуда у него такая уверенность?
— Да они, похоже, давно уже не спят вместе. Ходят слухи, что он чем-то болен и не может удовлетворить свою ненасытную супругу.
— Болен? — удивился Тайрон. — Ты хочешь сказать… Григорий поднял руку, чтобы остановить поток вопросов, готовых сорваться с языка полковника.
— Еще я слышал, что жена заставила-таки его признаться, от какой девицы он подцепил эту заразу. Выходит, генерал и сам не слишком-то хранил верность Алете.
— Два сапога — пара, — вслух подумал Тайрон.
— Но это не главное, — продолжал Григорий, — Алета сеет слухи по городу, что ты — отец ее ребенка.
— Вот сучка! — воскликнул полковник и чуть не зарычал с досады, представив себе, что эти слухи могут дойти до Зинаиды. — Она лжет!
— Да я-то знаю, но генерал Вандергут, кажется, поверил ей и теперь разыскивает тебя. Лучше бы нам поскорее отбыть из города.
— Да, но что я скажу Зинаиде? Ведь пока меня не будет, ей непременно кто-нибудь насплетничает.
— Согласен. Лучше тебе предупредить ее самому, чем позволить, кому бы то ни было ранить ее. Как ты думаешь, она тебе поверит?
— Должна поверить!
Сидя в экипаже, Зинаида решила не терять времени и посмотреть купленные подарки. Темный силуэт закрыл узкий дверной проем, и она подняла глаза, готовясь улыбкой встретить мужа. Но веселое приветствие замерло на устах, когда Зинаида увидела перед собой темные блестящие глаза Алексея.
— Зинаида, моя прелестная Снегурочка, — хрипло проговорил он. — Я не думал, что это возможно, но ты стала еще красивее. Неужели ты в таком восхищении от своего мужа? Кажется, я вижу сияние влюбленных глаз? Так что же? Может, ты теперь почувствуешь ко мне благодарность хотя бы за то, что я оставил твоему супругу самое дорогое его достояние?
Ледяной взор Зинаиды выражал глубочайшее презрение.
— Я ужасно рада, что Ладислас и его величество удержали тебя от этого гнусного преступления, князь Алексей. Но скажи, почему это ты так осмелел практически на глазах у моего мужа?
Алексей немного смутился и нервно огляделся вокруг, после чего скорчил недоверчивую мину и промолвил:
— Полноте, Зинаида, не нужно лгать. Разве мужчина осмелится оставить жену в одиночестве в таком месте, где на нее могут посягнуть любые подлые мерзавцы?
— Но я не одна, — напомнила она, указав рукой в сторону кучера и лакея. — Степан и Джозеф совсем рядом, и если я закричу, то они меня в обиду не дадут.
— Тебе бы следовало понимать, — сказал Алексей, поцокав языком, — что я немедленно велю отсечь им руки, если они осмелятся хотя бы прикоснуться ко мне.
Взгляд Зинаиды стал еще холоднее и жестче.
— Разве его величество не предупредил тебя после того, как ты высек Тайрона? Если ты снова дерзнешь сотворить что-то подобное, то смею заверить, что царь Михаил узнает обо всем лично от меня. Но скажи, неужто ты и впрямь решил дождаться здесь моего мужа? Или снова будешь трусливо удирать, едва завидев его?
— Я сомневаюсь, что он вообще здесь, детка, так что оставь свои хитрые уловки, потому что я не собираюсь уходить. — Шмыгнув внутрь экипажа, Алексей уселся напротив Зинаиды и долго смотрел на нее. — Ты знаешь, Зинаида, что и теперь еще можешь меня соблазнить. А ты вполне достойна тех усилий, которые мне придется сделать над собой, чтобы тебя простить.
— Пожалуйста, Алексей! Не стоит так себя принуждать! — с сарказмом отвечала она. — Лучше облагодетельствуй меня своим гневом!
— Я слышал, твой муж скоро собирается уехать. Тебе же нужен будет мужчина, чтобы скрасить одиночество?
— Для чего мне искать чужого внимания, если я замужем за самым прекрасным человеком на свете?
— О, ты все еще так наивна, моя дорогая. — Князь взирал на нее с непоколебимой самоуверенностью. — Ничего, побыв немного со мной, ты поймешь, что такое настоящий мужчина.
— Настоящий мужчина! — фыркнула Зинаида. — Это ты, что ли, надутый блеющий осел?! Да ты даже понятия не имеешь о том, что означают эти слова! Неужели правда считаешь, что о мужчине судят по количеству шлюх, которых он уложил в свою постель? Чем ты лучше грязного борова, который думает только о том, как удовлетворить свои гнусные инстинкты!
— Вижу, ты так и не научилась следить за своим языком, Зинаида, — с нескрываемым раздражением произнес Алексей. — Если думаешь, что я не сумею наказать тебя, то ты сильно ошибаешься. Да я заставлю ползать тебя на коленях!
Склонясь к ней с прищуренными глазами и дьявольской улыбкой, он грубо схватил ее за запястье и стал сдавливать его, несмотря на болезненную гримасу девушки.
— Помнишь, как мы ехали в ту ночь в экипаже? Что ж, на сей раз, я придумаю кое-что получше, чем просто оскопить твоего муженька, моя дорогая, и заметь, мне вовсе не придется за это отвечать. Дело в том, что в Русском государстве немало людей, которые терпеть не могут иноземцев и с удовольствием выпустят кишки любому, кто попадется им в руки. Мне лишь останется намекнуть на то, какую большую услугу они окажут своей родине, если выманят полковника Райкрофта из города. — Алексей пожал широкими плечами. — Разумеется, после этого он уже не вернется обратно, а ты останешься вдовой…
В экипаже стало темно, и князь, оглянувшись, увидел темную фигуру, закрывшую свет. Он отпрянул, удивленно вскрикнув.
— Так ты говорил… — прервал его Тайрон и с размаху ударил кулаком.
Удар пришелся в скулу, и Алексей отлетел к противоположной дверце, стукнулся затылком о стенку возле окошка, после чего торопливо принялся искать выход. Когда же Тайрон вскочил на подножку и, схватив его за красный кафтан, потащил к себе, князь испуганно закричал.
Он судорожно пытался найти точку опоры, чтобы хоть как-то противостоять железной хватке противника. Руки его крепко обвились вокруг колен Зинаиды. Он тщетно сопротивлялся неумолимой силе, тащившей его к выходу. Искаженное гримасой ужаса и боли лицо поднялось к Зинаиде, стремившейся высвободиться из его рук.
— Предупреждаю! На сей раз я не просто оскоплю твоего мужа! Бродячие псы будут глодать его кости! Зинаида-а-а, помоги-и-и!
Встряхнув князя за воротник, Тайрон оторвал его, наконец, от жены и прорычал в самое ухо:
— Ты, хнычущий трус! Где же твоя храбрость теперь, когда Ладисласа нет рядом?
Князь отчаянно цеплялся за дверь, а Тайрон все тянул его вон, сквозь дверной проем и, наконец, вышвырнул из экипажа. Пролетев некоторое расстояние по воздуху, Алексей шлепнулся в лужу помоев, только что выплеснутых продавцом овощей из соседней лавки, потом встал на ноги и, оглядев свое платье с налипшими очистками, подхватился и помчался прочь.
— Полковник Райкрофт! — рявкнул кто-то поблизости, и, круто обернувшись, Тайрон увидел генерала Вандергута, спешившего к нему с искаженным от гнева лицом. — Это что еще за выходки?! Вы с ума сошли?!
— Этот человек оскорбил мою жену! — Генерал Вандергут разъярился пуще прежнего:
— Да как вы смеете набрасываться на русского боярина, когда вас самого следовало бы выпороть на конюшне?! Пожалуй, я вынужден буду предать вас военному суду за такое поведение!
— За мое поведение? — Тайрон удивленно выгнул бровь. — И в чем же мой проступок, сэр?
— Вы только что избили этого боярина! — кричал Вандергут, указывая пальцем в сторону убежавшего князя.
— Он еще и не такое заслужил! Он оскорбил мою супругу! Мне следовало шею ему свернуть!
— Царь непременно услышит об этом!
— Отлично! Вы расскажете обо всем царю? Что ж, может быть, на сей раз, он велит снести этому негодяю голову! Ведь он уже предупреждал эту мерзкую жабу. Больше ему это с рук не сойдет!
— Вам тоже, полковник, если я расскажу ему, что вы наделали! — гневно предупредил генерал.
— Да что я такого сделал? Всего лишь защитил свою жену! — возмутился Тайрон.
Вандергут презрительно хмыкнул:
— Вы сами знаете, в чем ваша вина. Если честно, я бы предпочел, чтобы вас все же оскопили.
Тайрон вышел из себя;
— Кое-кто уже пытался.
— Очевидно, он потерпел неудачу, — отвечал старик. — Или все же он сделал это, но уже после того, как вы соблазнили мою жену?
Загорелые щеки Тайрона потемнели от гневного румянца.
— Я только что узнал о положении Алеты, генерал. Но я тут совершенно ни при чем.
— Алета говорит, что виновны вы, и за это оскорбление, полковник, я добьюсь, чтобы вас лишили чина и отправили с позором на родину.
Тайрон тихо выругался. Алета все-таки сумела отомстить ему. Несомненно, она пыталась взять реванш за то, что он отверг ее, но ему вовсе не светило проглотить подобные обвинения и даже не попытаться защититься.
— Я бы предложил вам, генерал, разобраться, прежде чем делать такие заявления. Тем самым вы спасли бы и себя самого, и вашу жену от большого бесчестья.
Генерал Винсент Вандергут покраснел до корней волос, пытаясь найти подходящий ответ. Ему хотелось еще, и напугать своего подчиненного, но, увидев стальной блеск его голубых глаз, он лишь гневно зашипел.
— Теперь мне пора, генерал, — решительно заявил Тайрон, — но если вы хотите и дальше обсуждать это дело, то учтите, у меня есть свидетели. Несколько офицеров видели своими глазами, как я вынужден был отбиваться от настойчивых домогательств вашей супруги. Ее поведение — не моего ума дело, но я не позволю ей своими наветами ломать мою жизнь. — Коротко кивнув, Тайрон произнес: — Всего хорошего, генерал.
— Это еще не все, полковник Райкрофт! — взвился разъяренный Винсент Вандергут. — Вы ответите мне за это!
Не обращая внимания на его угрозы, Тайрон отвернулся и жестом велел Степану приготовиться, после чего влез в экипаж и уселся возле жены. Экипаж тронулся, а Тайрон выругался сквозь зубы:
— Кажется, у этой бабы вместо языка настоящее ядовитое змеиное жало.
Зинаида посмотрела на мужа:
— Ты о чем?
— Алета ждет ребенка, — тяжело вздыхая, промолвил Тайрон, — а генерал Вандергут отрицает свое отцовство. Она пустила слух, что во всем виноват я. Наверное, жаждет мести. — Тайрон заглянул в тревожные глаза жены: — Но это неправда, Зинаида. Клянусь тебе, что я не прикасался к этой женщине, разве только для того, чтобы оттолкнуть ее.
Придвинувшись к мужу, Зинаида доверчиво уткнулась лбом ему в шею и прошептала:
— Я верю тебе, Тай.
Приподняв рукой, подбородок жены, Тайрон запечатлел на ее губах нежный поцелуй. Оторвавшись от нее, он ласково посмотрел ей в глаза:
— Я уже говорил, мадам, как сильно люблю вас? — Каре-зеленые глаза затуманились слезами.
— Это правда, Тай?
— Да. Я даже не могу припомнить времени, когда бы не был влюблен в тебя. Лишь ради тебя билось мое сердце с тех самых пор, как мы встретились тогда в бассейне.
— Ах, мой дорогой, мой драгоценный полковник, — выдохнула Зинаида.
Экипаж покатил с площади, а молодожены замерли, тесно прижавшись друг к другу. Наконец Зинаида решилась нарушить молчание:
— До Алексея дошли слухи, что ты скоро уедешь. И он решил снова попытаться заполучить меня.
Тайрон в удивлении воззрился на жену и увидел, что она не на шутку взволнована. Обняв Зинаиду за плечи, он прижал ее к груди и стал утешать, как мог:
— Я выставлю вокруг дома солдат, чтобы они тебя охраняли. Алексей не настолько храбр, чтобы рискнуть сражаться с вооруженными стражниками. Он становится храбрым, только если за спиной у него целый полк.
Зинаида улыбнулась:
— Я буду ужасно скучать без вас, господин полковник.
— А я оставлю тебе свое сердце, — прошептал он, лаская лицо жены губами. — Береги его.
— Я никогда не предам тебя, Тай, — пообещала она и вновь устроилась на его груди. Проведя пальчиком по его губам и подбородку, она снова подняла сияющие глаза: — Я люблю тебя, мой полковник.
Их губы слились в поцелуе, который скрепил их слова прочнее любой печати. В тот вечер они удалились наверх гораздо раньше, чем обычно, и ночь? пролетела для них во взаимных ласках и нежности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин



очень красивый роман,интересный сюжет. прочитала на одном дыхании
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинелена
2.08.2012, 11.59





Есть менее затянутый вариант этой книги. Называется Навеки-навсегда.Тоже самое ,но компактнее.Мне этот понравился больше.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНатали
6.12.2012, 15.21





А мне не очень понравилось, под конец стало откровенно скучно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНаталья
23.05.2013, 20.14





Роман впитан риском и страстью,читала с большим трепетом.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинЛеля
4.07.2013, 19.59





Не зацепил.Наивно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинEdit
2.12.2013, 20.37





Прочитала этот роман еще в лет 16,так он мне понравился,что до сегодняшнего дня это одно из любимейших моих произведений.и постоянно перечитываю его. Только книга называлась "Навеки-навсегда". Очень переживала за гг Зину,роман читается на одном дыхании. Советую прочитать))
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинОльга
2.08.2014, 12.02





Очень интересный роман. Единсьвенное, что раздражало - ну прям все хотят Зинаиду! Прям единственная женщина на Москву. А отношения главных героев очень яркие и страстные.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинleka
3.08.2014, 21.55





Когда иностранка пишет роман о России, без ляпов не обойтись. Конечно, заниматься любовью в бассейне весьма приятно, но не было из в России, даже у царя. Пусть бы полковник наблюдал за купанием главной героини в верхней темной полки парилки, прикрывшись дубовым веничком. Да и не смогли бы сразу обвенчать иноверца с православной: кому-то надо было сменить веру. А так - очень интересный авантюрно-любовный роман. 800 стр. прочла за сутки с большим удовольствием.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинВ.З.,66л.
12.09.2014, 10.52





Не стреляйте в пианиста: он играет как может!
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинTanja1
17.01.2015, 23.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100