Читать онлайн Навсегда в твоих объятиях, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Навсегда в твоих объятиях

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Зинаида остановилась на пороге веранды, чтобы взять себя в руки. Сказать, что ее фрегат, потерпев поражение, возвращается в порт, было бы еще слишком мягко. На самом деле все орудия были разбиты, а паруса, еще так недавно надутые самыми фантастическими планами, теперь повисли от сознания ее наивности.
Дрожа от сладострастного натиска Тайрона, Зинаида кое-как привела в порядок прическу, оправила платье и приготовилась предстать перед обществом. Памятуя о своем поражении, Зинаида боялась, что кто-нибудь поймет, какое сильное впечатление производит на нее Тайрон.
Если даже удастся пройти через залу с высоко поднятой головой, то наверху, в покоях, лицом к лицу с Натальей, она непременно себя выдаст. Предстояло снять с себя платье и отдать его подруге, но Зинаида опасалась, что грудь у нее до сих пор розовеет от ласк Тайрона. А если Наташа поймет, насколько преуспел английский полковник, то вся игра, почитай, пропала, так и не успев начаться. Тогда что ей останется, кроме брака с Владимиром?
Гордо вздернув подбородок, Зинаида вошла в дом и сразу отыскала взглядом Наталью. Боярыня через всю комнату смотрела на нее темными блестящими глазами. Слегка кивнув, Зинаида пошла к лестнице. На ступеньках она заторопилась и почти вбежала к себе. Сердечко ее колотилось от страха, ноги подкашивались.
Зинаида прислонилась к закрытой двери и постояла так, пока дрожь во всем теле немного не утихла. Наконец она прошла к окну, раздвинула портьеры и широко распростерла руки. Она нарочно дождалась, пока Алексей не вышел из тени и издевательски не отсалютовал в знак того, что он по-прежнему начеку. Тогда Зинаида задернула портьеры и победоносно улыбнулась.
До прихода Натальи она успела снять платье и надеть на себя другое, из темно-зеленого бархата, простое и элегантное. Не разделяя уверенности подруги, Зинаида еще накануне убрала скромную вставку из кружева, которая прежде прикрывала грудь. С таким соблазнительным декольте у Зинаиды не оставалось сомнений: она будет прочно удерживать внимание Тайрона до самого его дома. Но когда выяснилось, что поощрять его вовсе не требуется, Зинаида пожалела о том, что накануне убрала кружевную вставку. Поклонник с каждой минутой распалялся все сильнее, а ее собственная стойкость неуклонно убывала. Поэтому возникала опасность, что, когда Алексей доедет до квартиры полковника, Зинаида уже не будет девственницей.
Понимая, что перед Натальей надо сохранять самый достойный и непоколебимый вид, девушка завернулась в шаль. Ей не хотелось демонстрировать предательский румянец, который все еще мог оставаться у нее на груди. Столь же благоразумно, как она хранила секрет их первой встречи с Тайроном, Зинаида сочла необходимым умолчать обо всем, что случилось сегодня в саду. Ведь в противном случае подруга могла отказать ей в помощи.
Наталья помогла ей затянуть корсаж, после чего разделась. Как раз в это время с улицы донеслось мелодичное позвякивание маленьких колокольцев, возвестившее о возвращении экипажа.
— Должно быть, Степан приехал, — сказала Зинаида. — Я велела ему ждать у крыльца.
— Неужели он тебя может перепутать со мной? — встревожилась Наталья.
После того как полковник поведал ей о своем участии в смертельной дуэли, она не просто нервничала. Она была вне себя от ужаса, ведь Тайрон не объяснил, как именно умерла та женщина, из-за которой он дрался. Но Наталья понимала, что Зинаида твердо решилась довести свой замысел до конца. Напугав же подругу столь откровенными разоблачениями, скорее можно было навредить, чем помочь ей.
— Степан и не заподозрит, что вместо меня вышла ты. Роста мы примерно одинакового, и я сомневаюсь, чтобы он заметил подмену. Я уже сказала ему, что поеду кататься по городу при луне, так что ты можешь вообще не раскрывать рта. Тем более нельзя допустить, чтобы твой голос услышал Алексей.
— Адольф обещал побыть за хозяина, — сказала Наталья. — Я объяснила ему, что ты занедужила и нуждаешься в моей помощи. Он не удивится, что меня так долго нет. А поскольку никто не увидит нашего ухода из дома, то все должно пройти гладко. Где ты оставила Тайрона?
— Он ждет в саду. У него на улице извозчик, так что твой экипаж нам не понадобится.
Наталья подняла руки, и Зинаида надела ей через голову свое темно-синее платье.
— А он и в самом деле повел себя очень мило, пригласив тебя в свой дом и все такое…
— Да. — Зинаида не хотела поддерживать эту тему и начала затягивать шнурки на корсаже.
Через минуту Наталья придирчиво разглядывала себя в высоком зеркале.
— На расстоянии нас не отличит даже Алексей. — Боярыня восхищенно провела пальцами по сапфировому колье, но, подняв глаза, недовольно нахмурилась и дернула себя за прядь волос. — Но боюсь, эти седины выдадут меня с головой. У тебя нет какой-нибудь накидки?
— Вот, возьми. Это сгодится. — Зинаида протянула белый кружевной платок, который надевала как-то в присутствии Алексея. Подруга покрыла им свои волосы, после чего снова повернулась и с улыбкой спросила:
— Ну, как я выгляжу?
— Прекрасно, как всегда, — кивнула Зинаида. — А теперь подойди к окну и дождись, когда Алексей покажется из-под деревьев. Но только на улице не подпускай его слишком близко, не то он тебя узнает. Впрочем, когда князь увидит тебя и подумает, что это я сажусь в экипаж, ему наверняка захочется выяснить цель поездки, так что он отправится следом вместе со своими бандитами. А к тому времени когда Степан остановит лошадей, я уже буду у Тайрона.
— А Алексей знает, где живет полковник?
— Если и не знает, так скоро узнает, — резко ответила Зинаида.
Наталья задумчиво вздохнула и, протянув руку, коснулась ее щеки.
— Судя по сегодняшнему поведению англичанина, он вряд ли захочет надолго откладывать свое удовольствие. Тебе будет трудно сдерживать его до появления Алексея.
— Если я не сумею сделать это, то пенять буду только на себя, — пробормотала Зинаида и отвернулась.
Она удивилась тому, что ее решение держать этого человека на расстоянии постепенно угасает, и поняла, что необходимо собраться с духом, дабы добиться своего.
— Ну, мне пора, — вздохнула Наталья. Вдруг уголки ее губ проказливо приподнялись, и она предложила: — А может, лучше я поеду с Тайроном, а ты отправишься кататься по городу одна?
Зинаида рассмеялась:
— Сомневаюсь, что подобное изменение планов приведет к тому же результату.
Наталья притворилась обиженной:
— Но это же просто ужасно — ехать в карете без попутчика, а полковник так красив!
Не дождавшись ответа, она преувеличенно тяжело вздохнула и поправила платок на голове. Потом кокетливо приподняла подбородок и шагнула к окну, чтобы выглянуть на улицу. Зинаида прижалась к стене, чтобы случайно не попасться на глаза Алексею, и стояла так, пока шелковые портьеры снова не закрылись. Наталья губами коснулась щеки подруги, пристально посмотрела в каре-зеленые глаза и выскользнула из комнаты, обронив:
— Будь очень осторожна, моя дорогая.
Зинаида подождала, прислушиваясь, пока не отъедет экипаж. Лишь через минуту она решила, что теперь может выглянуть из-за портьеры. Сердце подпрыгнуло от радости: Алексей со своими наемниками тронулся следом за боярыней.
— Значит, подлый развратник надеется застигнуть меня врасплох, — проворчала Зинаида себе под нос. — Посмотрим, что он скажет, когда останется в дураках.
Набросив на плечи черный бархатный плащ и надвинув на голову капюшон, она спустилась по черной лестнице, что была возле хозяйских покоев, и, выйдя в сад, впорхнула прямо в распростертые объятия Тайрона.
— А я уж стал волноваться, вдруг ты вовсе не придешь, — с облегчением вздохнул он и крепко прижал к себе Зинаиду.
Она запрокинула голову и пылко встретила его ищущие губы. Казалось, поцелуй длился целую вечность. Но вот, наконец, Тайрон оторвался от Зинаиды и, схваив ее за руку, потащил к поджидавшему экипажу. Запаса русских слов ему как раз хватило, чтобы объяснить вознице, куда ехать. Потом он усадил прелестную спутницу в экипаж.
— А вы делаете успехи, полковник, — с улыбкой отметила Зинаида. — Теперь уже не нужно много воображения, чтобы понять вас.
Тайрон усмехнулся и опустил занавески, после чего зажег масляную лампу, прикрепленную к стенке возле дверцы.
— Если бы я мог предвидеть, что приеду сюда, то начал бы учить русский года три назад. Сейчас бы уже довольно сносно говорил по-русски. Признаться, это не самый легкий язык на свете. Я неплохо изъясняюсь по-французски, но все мои попытки понять, как говорят здесь, по большей части провалились. — Усевшись возле Зинаиды, он заглянул в ее блестящие глаза. — Но пока ты и государь понимаете меня, все остальное совершенно не важно. Я нашел тебя здесь, значит, приехал не зря.
— О, но разве Наталья не говорила, что я у нее гощу?
— Встреча с тобой стоила того, чтобы побывать в Московии, — пояснил Тайрон. — А насчет сегодняшнего вечера меня заранее предупредили, что ты тоже будешь. Я с нетерпением ждал этого момента и чуть не взбунтовался, когда генерал Вандергут попытался дать нам с Григорием одно поручение. Кажется, ему весьма не понравился наш отказ, но он не рискнул наказать нас, отправив на маневры. Опасается, что я пожалуюсь царю. — Едва заметная улыбка тронула губы полковника. — Конечно, я не стал говорить, что на мнение царя имею не больше влияния, чем на ход небесных светил.
— Но почему генерал не хотел тебя отпускать?
— Он боится, что какая-то мелкая сошка отнимет у него хоть каплю славы и почестей. Услышав, что мы с капитаном едем в боярский дом, он снова испугался за свою карьеру. Я, конечно, мог бы успокоить его и сказать, что единственной целью моей поездки является некая молодая боярышня, в которую я влюблен. Но он слишком разозлил меня, и я не стал облегчать его муки.
— Значит, этот самый генерал — твой непосредственный начальник?
— Да, и он крепко держится за свою должность. Зинаида с любопытством заглянула в лицо англичанина.
— А может, у него есть на то веские причины? — Тайрон задумчиво склонил голову.
— Полагаю, это лишь игра его воображения. Ведь до сих пор я не сделал ровно ничего, подрывающего его авторитет.
— Может, он знает о собственной несостоятельности и опасается, что скоро люди сами поймут разницу между ним и тобой?
Тайрону вовсе не хотелось обсуждать генерала Вандергута, особенно теперь, когда он сидел в крытом экипаже рядом с прекрасной спутницей. Обняв Зинаиду за плечи, он привлек ее к себе.
— Я едва дождался твоего возвращения, — прошептал он. — И стал уже думать, как бы мне разыскать тебя в доме. До сего дня я и не представлял себе, как долго тянется время.
Зинаида провела пальчиком вдоль его тонкого прямого носа, потом по едва заметным складкам в уголках улыбчивого рта и по губам.
— Ну а теперь как идет время, сударь?
— Боюсь, даже чересчур стремительно. — Большой палец Зинаиды погладил темную бровь, а остальные скользнули по худой щеке.
— И что же нужно сделать, чтобы остановить его?
— Останься со мной навеки.
Ласкающая рука замерла, глаза уставились в серьезные голубые глаза Тайрона.
— Я могу провести с тобой лишь пару часов. Мне надо вернуться до полуночи.
— Значит, каждый прошедший миг навсегда для меня потерян, — выдохнул Тайрон, уткнулся лицом в ее ладонь и запечатлел на ней горячий поцелуй. Затем поднял голову и спросил: — Что ж, придется поторопиться, не так ли?
— Умоляю, не надо, — со вздохом возразила Зинаида, когда его губы завладели ее губами. — Напротив, я хочу не спеша насладиться каждой минутой из тех, что мы проведем вместе, чтобы с нами навеки осталось это драгоценное воспоминание. Разве не приятнее полной мерой вкушать восторги любви?
Тайрон прижался губами к виску Зинаиды, где сильно билась голубая жилка.
— Твоя дальновидность покоряет меня, Зинаида. Но если не по собственному опыту, то откуда ты знаешь все это?
— От мамы, — пробормотала она, водя пальцем по шелковому кафтану Тайрона.
— Мудрая женщина. Должно быть, она очень любила твоего отца, если решилась оставить родину и навсегда уехать с ним в эту страну.
— Она не принесла большой жертвы, если учесть, что значил для нее отец. Мои родители были страстно влюблены друг в друга. — Новый горестный вздох слетел с уст Зинаиды. — Жаль, что они так рано меня покинули. Княгиня Анна — плохая замена маме, а князь Алексей и вовсе настоящий блудливый развратник. Уж лучше избегать знакомства с этим человеком. В его доме я жила в постоянном страхе, что он застанет меня врасплох. И хотя я благословляю то чудо, которое все же позволило мне избежать его похотливых намерений, мой опекун то и дело угрожал мне.
Тайрон внимательно посмотрел в милое лицо:
— Похотливых намерений? — Зинаида густо покраснела:
— Князь Алексей дал понять, что он хочет заполучить меня к себе в постель. Он угрожал мне всякими последствиями, если я откажу ему.
— Хотя трудно винить мужчину за эту страсть, но его методы отвратительны.
— Это верно. Я его просто возненавидела.
— А я буду ждать, пока ты придешь ко мне по своей воле, моя дорогая, — прошептал Тайрон. — Если мужчина принуждает женщину к близости, он упускает радость и удовольствие от ее добровольного соучастия.
Трепещущие ресницы Зинаиды опустились, и она снова отдалась жгучему пламенному поцелую. Прошло немало времени, прежде чем Тайрон распрямился.
— Это очень приятно, — призналась Зинаида тихим голосом.
— Значит, мои поцелуи тебя удовлетворяют?
— Нет, — возразила она, вновь подставляя Тайрону приоткрытые губы. — Они лишь заставляют меня желать большего.
И он напоил ее вожделение, сам жадно упиваясь сладким нектаром. Пока их языки вели чувственный танец, длинные пальцы Тайрона отыскали тесемки накидки и развязали их. Откинув широкий капюшон с головы Зинаиды, полковник спустил черный бархат с покатых плеч, и одеяние само упало на сиденье за ее спиной. Потом он отодвинулся немного, пожирая горящим взором Зинаиду. Полные груди в неверном свете лампы, казалось, с нетерпением ждали его ласк. Да, это стоило долгого томительного ожидания в саду!
Тайрон провел пальцем по ее плечу, затем по кромке лифа, обрисовывая одну из двух упругих возвышенностей, спускаясь в ложбинку и вновь поднимаясь на вторую грудь. Сердце Зинаиды гулко билось. Решимость вновь покинула ее. Тайрон игриво погладил сосок сквозь ткань, и тот мгновенно затвердел от возбуждения. Отдавшись неслыханному удовольствию, Зинаида неподвижно сидела, пока сладострастный жар не вспыхнул в ее лоне, и тут только она поняла, что чересчур увлеклась игрой, которую затеял Тайрон. Решив непременно остановить его, Зинаида подалась вперед, ища ласковый рот губами, но лишь подлила масла в огонь. Рука его обвилась вокруг ее стана и крепче прижала к широкой груди. Он накрыл ее губы своими и стал настойчиво обследовать языком влажную пещерку ее рта.
Наконец полковник усадил Зинаиду к себе на колени, но лишь прервав поцелуй, она поняла, что многочисленные пышные юбки больше их не разделяют. Теперь ее голые ягодицы касались обтянутого штанами колена Тайрона, и набухший твердый член требовательно упирался ей в бедро.
Зинаида попыталась встать, но Тайрон нежно удержал ее. Ничто не могло возбудить его до такой степени, как эта голая женская попка, прижатая к его бедрам.
— Мне нравится чувствовать тебя так близко, — прошептал он ей в ухо. — Ты мягкая и женственная. Даже во всех этих платьях и накидках ты менее прекрасна, чем в ослепительной наготе.
Он вновь поцеловал ее, вкушая опьяняющую сладость и ожидая такого же ответа. Постепенно Зинаида перестала бояться, позволила втягивать свой язычок в рот, а вскоре уже и сама с нетерпением встречала каждое проникновение его языка.
Наконец Тайрон оторвался от Зинаиды и снова провел рукой по ее груди, по этим чудесным холмам и долинам. Но на сей раз большой палец скользнул под шов лифа и оттянул ткань, обнажая плечо. Глаза Тайрона немедленно устремились за корсаж, который теперь немного отходил от тела.
Зинаида подалась вперед, лаская его мягкий, податливый рот быстрыми движениями языка. Однако вскоре, к великому своему огорчению, она поняла, что Тайрон просто расслабился и лишь пассивно принимает поцелуи. Смутившись, Зинаида сомкнула пальцы у него на затылке, а локти положила ему на грудь и всмотрелась в его лицо.
— Тебе надоели мои неуклюжие ласки? — спросила она шепотом, не зная, как расценивать эту странную безучастность.
Тайрон усмехнулся столь абсурдному предположению. Отрицательно покачав головой, он опустил глаза к пышным белым полушариям, поднимавшимся над узким лифом платья, и промолвил:
— В тебе меня чарует буквально все, Зинаида, хотя, признаться, в этот момент особенно пленительной кажется твоя грудь.
Глаза его сияли, точно яркие угли, и он снова завладел ее губами. Эта страсть уничтожала остатки ее воли. Однако Тайрон жаждал большего, чем просто пылкие поцелуи. Быстрым движением он стащил второй рукав платья. Потом, зацепив край корсажа пальцем, спустил его и рубашку пониже и в тот же миг обхватил всей ладонью обнажившуюся кремовую грудь. Когда же он нежно помассировал ее, Зинаида застыла в восторге. Затем, откинувшись на сиденье, Тайрон стал наслаждаться восхитительным зрелищем, открывшимся его взору. Зинаида молча уставилась на него, затаив дыхание и чувствуя, как неистово колотится ее сердце.
Тайрон изголодался по этим мягким восхитительным прелестям. Груди Зинаиды блестели, как атлас, в слабом свете лампы и манили, точно обильный пир после долгого воздержания. С первой встречи в бане полковник не мог забыть этого совершенства. Слишком часто в последнее время он пробуждался от своих сладострастных снов, и тело его было мокро от пота, а дыхание хрипло и неровно.
Зинаида выгнулась, так что роскошная грудь очутилась в свете неяркого светильника.
Тогда Тайрон склонил голову и с хищной жадностью принялся наслаждаться восхитительными округлостями. Зинаида с трудом переводила дух. Огонь, разгорающийся в лоне, теперь поднимался выше, становился жарче. Она сладострастно вздыхала всякий раз, когда язык Тайрона скользил по возбужденным розовым соскам. С каждым таким прикосновением она все ближе подходила к роковому обрыву… Но как ни странно, все страхи понемногу прошли.
Захваченная новыми ощущениями от всего того, что проделывал язык Тайрона, Зинаида не обратила внимания на действия его крепкой руки, которая, оставив грудь, тайно проникла под юбки. Лишь в тот миг, когда нарушены были самые запретные границы, она испуганно ахнула, поймала запястье Тайрона и попыталась встать, но он тут же наградил ее неистовым поцелуем. Этот поцелуй говорил о невыносимых муках сладострастия, но, сотрясаясь от пронзительного блаженства, Зинаида думала только о необходимости остановить его, пока она окончательно не растаяла. Высвободив губы, она взмолилась дрожащим шепотом:
— Прошу тебя! Ты не должен! Не здесь!
Но влажная горячая расщелина между ногами была слишком изумительна, слишком соблазнительна, чтобы Тайрон мог устоять. Он настаивал на своем и добился, чтобы Зинаида все же уступила и позволила ему идти дальше. Но когда она стала ерзать и попыталась вывернуться, избежать его ласкающей руки, он понял, что непременно причинит ей боль. А Тайрон был не так глуп и понимал, что, принудив Зинаиду, не доставит ей удовольствия. Приходилось терпеть, во всяком случае, пока.
Страшных усилий стоило ему отказаться, от этого наслаждения, но он подумал, что, проявив немного терпения, сделает из Зинаиды любовницу, которая будет дороже верной супруги. Он мечтал довести ее до таких вершин восторга, где ей уже не удастся сдерживать свои желания. Однако теперь он знал, что она была девственницей и, несомненно, именно поэтому боялась идти через мост, соединяющий боль и удовольствие.
— Ну же, Зинаида, — зашептал он, протянув над ее обнаженной грудью руку, чтобы прикрыть рукавом прелестные округлые формы. Он поднял с сиденья плащ и заботливо укутал им плечи Зинаиды. — Успокойся, любимая. Я не хотел тебя пугать.
Она еще дрожала, пережив настоящее потрясение от его смелого шага и не в состоянии внимать ему. Не глядя на Тайрона, Зинаида прикрыла платьем грудь и подняла спущенные с плеч рукава. Она боялась, что он вот-вот догадается об истинной причине ее страха. Ведь в тот миг, когда рука Тайрона так осмелела, Зинаида отчетливо осознала, что он хотел овладеть ею. Гордый сокол, с помощью которого она собиралась преодолеть пропасть своих проблем, становился неуправляемым. И если она не прекратит этот полет с резкими падениями и взлетами к облакам, то непременно станет его добычей в самое ближайшее время.
Тайрон вытащил из-под плаща завиток темных волос Зинаиды и уложил его поверх бархатного капюшона.
— Я прикасался к тебе, Зинаида, точно так, как любой муж или любовник прикасается к той, кого он обожает, — прошептал он, стараясь успокоить ее. — Это самое обычное дело в браке.
— Но мы не в браке! — проворчала Зинаида. Внезапно образ расстроенной матери встал перед ее мысленным взором.
— Ты чувствовала бы себя иначе, если бы мы были женаты? — спросил он и, немного помолчав, продолжил с обезоруживающей прямотой: — Мне кажется, ты желаешь нашего союза не меньше, чем я сам, хотя и не представляешь, чего следует ожидать. Драгоценная моя, если бы ты ответила мне такой же лаской, это было бы для меня настоящим счастьем, о котором только я смел, мечтать с первой нашей встречи.
Зинаида изумленно уставилась в лицо Тайрона. Он улыбнулся.
— Ты считаешь меня неприкасаемым? Нет, любовь моя, я всего лишь мужчина, и я хочу тебя не меньше, чем любящий муж хочет свою жену. Я мечтаю владеть тобой, любить тебя и надеюсь, что ты тоже этого хочешь. Ведь дарить друг другу удовольствие — это самое естественное в минуты близости. — Видя, что Зинаида расслабилась, он рассмеялся и прижал ее к себе. — Я думал, тебе известно, как это бывает.
— Я никогда прежде не была с мужчиной, — тихо ответила она.
— Теперь я знаю это наверняка, — выдохнул Тайрон. Он был и польщен и взволнован. — Я слишком поспешил, наверное. Я не хотел причинить тебе зло.
— Мама говорила, чего надо ждать в замужестве, но ее наставления были слишком общими, — прошептала Зинаида. — И едва ли она хотела увидеть меня в подобной ситуации. Она надеялась, что однажды я вступлю в честный брак и мой законный супруг объяснит мне остальные подробности.
— Я буду осторожен, как самый любящий муж, — пообещал Тайрон с невыразимой теплотой во взоре. — Я не посмею оскорбить тебя, Зинаида. Ведь нет ничего приятнее для мужчины, если любимая отвечает взаимностью.
Тайрон откинулся на спинку сиденья, а Зинаида прильнула к его груди. Мелодичное позвякивание колокольцев и мерный топот лошадиных копыт вселяли в душу небывалое умиротворение. Тайрон больще не пытался возобновлять свои ласки, хотя ему было нелегко побороть искушение и выбросить из головы воспоминание о ее женственной мягкости. Однако его терпение, казалось, побороло страхи Зинаиды, которая вскоре, повозившись на его груди, устроилась поуютнее и сладко вздохнула. Полковник улыбнулся, прижимаясь щекой ко лбу Зинаиды и испытывая несказанное наслаждение от ее доверчивости.
Экипаж качнулся и остановился перед двухэтажным, но совсем небольшим домиком в Немецкой слободе, который снимал Тайрон. Если бы, когда он приехал, на Кукуе было из чего выбирать, он бы снял квартиру поменьше, чтобы сэкономить на ренте, а заодно и на уборке дома. Почти лишенные мебели комнаты были тем не менее вполне чисты и уютны благодаря одной толстой немке, регулярно приходившей сюда убирать. Единственное, что не нравилось Тайрону, была необходимость общаться с маленькой колонией иноземцев, живущих в слободе. К тому же до казарм, где располагался его полк, было довольно далеко, а до дома, где жила Зинаида, и того дальше.
Выпрыгнув из экипажа, Тайрон помог выйти своей спутнице и расплатился с извозчиком. Зинаида перевела вознице просьбу полковника подождать пару часов в конце улицы, за что ему была обещана хорошая награда. Как только экипаж тронулся, англичанин подхватил Зинаиду на руки и поцеловал со всей страстью, которую ему до сих пор приходилось сдерживать. Не отрываясь от ее губ, он нетвердо зашагал к дому, и она рассмеялась.
— Я от тебя пьянею, — тихо пропел Тайрон ей на ухо.
— Трезвей поскорее, умоляю, не то ты совсем потеряешь дорогу, — попросила Зинаида, бросая взгляд через плечо на землю, чтобы увидеть, чем они рискуют. Тайрон нарочно шел по самому краешку вымощенной камнем тропинки, и, испугавшись, Зинаида обвила руками его шею.
Вдруг он громко рассмеялся и закружил ее, как бы показывая, что все это было сделано нарочно. Когда же он остановился, единственной реальностью в закружившемся вихрем мире оставались лишь его жаркие губы, ищущие ответа.
У двери Тайрон встал, чтобы отпереть замок, кляня хитроумное устройство за то, что оно имеет обыкновение в самый нужный момент ломаться. На сей раз, однако, замок быстро подался, и с благодарным вздохом полковник налег на дверь плечом. Ловко переступив через порог и прихлопнув дверь ногой, он закружился по темной комнате со своей ношей на руках. Остановившись возле дальней стены и прислонившись к ней спиной, он вдруг посерьезнел и опустил Зинаиду на пол.
Беспокойство, которое снедало Зинаиду с самого начала ее хитроумной кампании, снова вернулось, как только она попала в гнездо этого хищного сокола. И хотя угроза превратиться в его жертву должна была беспокоить скромную благовоспитанную девицу прежде всего, Зинаида все сильнее боялась собственной жажды, с которой мечтала о даруемых им удовольствиях. Даже когда Тайрон потянулся губами к ее рту, Зинаиде пришлось собраться с духом, чтобы противостоять приливу восторга. Поцелуи его были настолько сладки, что она рисковала с невероятной быстротой очутиться в его постели. Ощущая ласковые движения его языка, она упивалась таким блаженством, которое не в состоянии описать ни один художник. Словно осторожной кистью, Тайрон аккуратно наносил мазок за мазком на роскошное полотно чувственного удовольствия, лаская Зинаиду, пока она вновь не прильнула к нему, сгорая от нетерпения.
Внезапно тела их одновременно напряглись, а губы слились в сладостном поцелуе. Когда Тайрон поднял ее юбки, а потом подхватил под ягодицы и усадил верхом к себе на колени, Зинаида рассеянно подумала о том, что все ее намерения пошли прахом. С каждым мгновением Зинаиде было все труднее сохранять ясность мыслей, потому что теперь она жаждала лишь одного: удовлетворить свое жгучее желание. Если она надеялась остаться девицей, ей следовало срочно потушить разгорающийся внизу живота пожар. Иначе всем замыслам и планам — конец.
— Дай мне хоть миг, чтобы отдышаться, — взмолилась Зинаида. Помятые юбки опустились, позволяя отчасти обрести утраченную уверенность. Зинаида погладила грудь Тайрона, словно осаживая нетерпеливого жеребца, который возбудился, почуяв молодую кобылу. Но этим уже невозможно было унять его жажду.
Стиснув зубы, Тайрон снова подавил зов плоти и, взяв руку Зинаиды, запечатлел на ней почтительный поцелуй. Затем, отпустив боярышню, он прошел по комнате и зажег несколько свечей. Перед Зинаидой предстала почти пустая холостяцкая комната.
Она окинула взглядом скудную меблировку — несколько высоких стульев, два стола, обеденный и письменный, да пара высоких застекленных шкафчиков…
Тайрон повел рукой, демонстрируя скромный интерьер:
— Здесь довольно чисто, хотя и не совсем уютно на взгляд женщины.
— Тут все именно так, как я себе представляла, — тихо ответила Зинаида, гораздо больше заинтересованная этим человеком, чем предметами, его окружавшими. Свеча, которую он держал в руке, позволяла разглядеть гордый профиль и красивые глаза, в которых плясали отраженные огоньки. И вдруг она с удивлением поняла, что не может припомнить больше ни одного мужчины, чья внешность была бы ей приятнее, чем лицо Тайрона. И уж тем более никто до сих пор не вызывал у нее такого чувственного восторга. Она вспомнила, как екнуло сердце, когда он обнимал ее минуту назад, и удивилась тому, какую власть имеет над ней англичанин.
Отвернувшись, Зинаида попыталась отогнать от себя эти мысли.
— Странно… Ведь ты — солдат на службе у нашего государя. Приехал всего на несколько лет, а после вернешься на родину. Но, несмотря на это, содержишь свое жилище в прекрасном состоянии.
— Я плачу одной женщине, чтобы она убирала тут и готовила для меня, — сказал Тайрон, отставив подсвечник. Потом вернулся к Зинаиде и, сняв плащ с ее плеч, повесил его на спинку ближайшего стула. Ослепленный безупречной красотой кремовой шелковистой кожи, он погладил округлое плечо. Взгляд его упал за корсаж, стремясь разглядеть ничем не прикрытую грудь. — Моя помощница приходит на час-два каждый день, — продолжал Тайрон, — но к моему возвращению ее уже тут не бывает. Если бы она не была тяжелее меня на целый пуд, я бы подумал, что она меня опасается.
— Наверное, мне тоже следует тебя опасаться, — выдохнула Зинаида, дрожа от удовольствия. Заметив, как заблестели его глаза, она попыталась собраться с мыслями и напомнить себе, что ее ожидает через девять месяцев, если сейчас она позволит ему все. — Ведь я едва тебя знаю, и вот я здесь, наедине с тобой.
Тайрон поцеловал ее в лоб.
— В бане ты меня тоже боялась? — Зинаида покачала головой:
— Нет, я просто сильно разозлилась, потому что ты даже не попытался предупредить меня о своем присутствии.
Тайрон с насмешкой посмотрел ей в лицо:
— А ты разве позволила бы мне остаться?
— Конечно, нет.
— Тогда должна понимать, почему я ничего не сказал. Соблазн подглядеть за тобой оказался сильнее. Даже теперь мне хотелось бы увидеть тебя, как тогда, и обнимать тебя, как в том бассейне. Тебе никто не говорил, как ты прекрасна, когда твоя кожа блестит от капель влаги?
Зинаиду вновь охватила тревога, и она отвернулась. Поцелуи Тайрона лишали ее воли, и она поняла, что надо оградить себя от их чар. Но очень скоро стало понятно, что она не сумеет противостоять тем удовольствиям, о которых мечтала, к которым уже стремилась.
Шагнув ближе, Тайрон прижался к девушке сзади своим длинным, мускулистым телом и обвил ее руками под грудью. Ноги у Зинаиды подкосились, а пульс участился. Она положила голову ему на плечо. Тайрон стал целовать ее шею — у нее перехватило дыхание.
Теперь его глазам открывалось поистине чудное зрелище, и он от души наслаждался видом пышной груди, бурно вздымавшейся над кромкой узкого лифа. Хотя соблазнительные вершины были сокрыты под тканью платья, кое-что он мог видеть в расщелину между двумя высокими холмиками. Нежная светлая кожа неудержимо манила, постепенно распаляя Тайрона. Глядя на эти роскошные прелести, он заговорил:
— Твоя грудь сладка, точно мед в сотах, и так мягка и пленительна, что я не могу удержаться, чтобы не ласкать ее… и тебя.
Зинаида дала волю воображению. Казалось, просто невозможно пережить все это и не превратиться в распутницу. Она напомнила себе, что приехала не ради того, чтобы стать жертвой его жадной страсти, и вздрогнула от предвкушения, когда руки Тайрона медленно скользнули по ее телу и замерли под мышками.
Тайрон заметил эту легкую дрожь.
— Ты боишься меня, Зинаида?
— До сих пор я так не думала, — ответила та и замерла — длинные пальцы Тайрона обхватили обе груди и принялись играть с их вершинами.
Она в сладострастном удовольствии прикрыла веки и отдалась во власть чудесных ощущений, которые возбуждала в ней эта ласка. Но когда Тайрон запустил большие пальцы под платье, чтобы без помех коснуться сосков, Зинаида отпрянула и бросила взгляд через плечо.
— А теперь боюсь.
— Может быть, бокал вина успокоит твои страхи? — предположил Тайрон, быстро расстегну: камзол и прошел к застекленному шкафчику. По пути он повесил снятую одежду на спинку кресла и, пока доставал с верхней полки бутылки, внимательно обследуя каждую, рубашка чуть выползла у него из-за пояса. Наконец он выбрал вино и, вспомнив, что оба они ничего не ели весь вечер, достал тарелку с приготовленной служанкой долмой. Сам он очень полюбил эти голубцы с виноградными листьями. При иных обстоятельствах он непременно устроил бы небольшой ужин.
Когда Тайрон вернулся к Зинаиде с небольшим кубком вина, она не могла не заметить изменений в его облике. Глаза ее невольно устремились за расстегнутый ворот рубашки. Мускулистая грудь была загорелая, слегка поросшая кудрявыми волосками. Как ни странно, зрелище стало для нее почти привычным, поскольку она часто фантазировала на эту тему. Теперь она видела все наяву и сразу вспомнила тот миг, когда прижималась к его обнаженному торсу. Воспоминание казалось столь же явственным и опасным для ее спокойствия, как и сам этот мужчина.
Тайрон покорил ее своей мужественностью, и, наверное, потому все остальные рядом с ним сильно проигрывали. Зинаида не раз уже с чисто девичьим любопытством задумывалась о различных представителях мужского пола. Сейчас, с высоты прожитых дет и опыта, приобретенного в многочисленных путешествиях, она понимала, что полковник мог дать сто очков вперед каждому из ее знакомых. Например, князь Алексей вообще предстал бы безнравственным и потасканным, не говоря уже о седовласом старце Владимире. С момента своей помолвки с кривоногим стариком девушка часто вспоминала англичанина, причем всякий раз — обнаженным. Теперь же, когда полковник стоял перед ней наяву, это испытание оказалось не из легких.
Тайрон поднес кубок Зинаиде.
— Будем пить вместе, — прошептал он. — От твоих губ оно станет слаще.
Дрожащими пальцами девушка подняла бокал, отпила глоточек и вернула Тайрону. Залпом выпив остатки, он склонился с хитрой улыбкой и принялся неспешно ласкать ее рот, делясь напитком и заставляя Зинаиду хихикать от восторга. Отшатнувшись, она вытерла подбородок, на который упало несколько капель, и сразу же решила, что Тайрон не единственный, кто умеет играть в такие игры. Откусив кусочек долмы, она принялась его жевать. Райкрофт смотрел на нее сияющими глазами, а потом, приблизившись, обхватил ее рот губами. Было ясно, что ему хочется наслаждаться не только долмой…
Некоторое время спустя он прервал поцелуй и взглянул в два прозрачных озера, какими казались ее глаза. Губы девушки блестели и снова манили к себе. На миг, освободившись от чар Зинаиды, Тайрон кивнул в сторону узкой лестницы, ведущей в темноту верхнего этажа:
— Я поднимусь и зажгу заранее свечи. — Зинаида проследила за его жестом:
— А что там, наверху?
— Моя спальня, — ответил Тайрон, с удивлением увидев, что она дрожит. — Там намного удобнее, чем здесь, Зинаида. — Он обвел рукой обставленную комнату. — Впрочем, ты и сама видишь…
— Конечно, — согласилась она.
Стремительно приближался тот момент, когда Тайрон уложит ее на свою холостяцкую кровать и лишит девственности. Зинаида поразилась, осознав, что ей остается все меньше времени, чтобы передумать. И все же она не ушла. Ей вдруг стало ясно, что ее кокетство вот-вот приведет к осуществлению его желаний, а отнюдь не ее собственных. Очутившись перед лицом опасности, которую сама же и накликала, Зинаида не смела, посмотреть в глаза Тайрону.
Он же был слишком чуток к любимой женщине, чтобы не заметить даже легкого изменения ее настроения. Хотя его и озадачили внезапная застенчивость и охладевший пыл Зинаиды, вскоре он понял, что она с самого начала вовсе не хотела заниматься с ним любовью. Теперь он сомневался даже в том, что его поцелуи развеют ее страхи, и счел за благо позволить ей собраться с мыслями и еще раз взвесить свое решение.
Однако он боялся даже на миг допустить мысль о том, что может остаться без ее милой компании, без ее пленительного тела, и, подходя к ступенькам, на всякий случай предупредил:
— Я вернусь сию же минуту.
Звук его шагов, легкий скрип деревянных ступенек постепенно стихли, и Зинаида осталась наедине со своими сомнениями. Игра подходила к концу. В ней проснулась совесть. Неужто в угоду дьявольским замыслам она с легкостью забыла о правдивости, чести, скромности и доброте?! Все, чем так дорожили и что так почитали оба ее родителя, было повергнуто в прах ее вероломным, скандальным поведением. Она сознательно проделала весь этот путь, способный привести в ужас любую скромницу. И все лишь оттого, что хотела выйти замуж по любви.
Зинаида угрюмо думала, что выбранный ею способ нельзя назвать подобающим. Она нарочно искушала мужчину, который, как она видела, ее желает, и завлекала его в ловушку. Кроме того, хитроумный план непременно должен был уничтожить все надежды другого мужчины, стремившегося сделать ее своей законной супругой. Но с какой стати она отказывается терпеть тяготы того пути, что ей уготован? Почему другие женщины могут, а она нет? Много лет назад Наташа тоже вышла замуж за старика, зато потом дождалась настоящей любви, которой очень дорожила. «Почему же я не могу поступить подобным образом?» — так и кричала душа Зинаиды. Отчего она столь упряма, что готова пренебречь приличиями, лишь бы поступить по-своему? Разве нет в ней ни капли сочувствия к тем, кого она может ранить?
Неожиданно увидев себя как бы со стороны, Зинаида с сожалением поняла, что образ этот ей вовсе не нравится — образ избалованной, неразборчивой в средствах боярышни, вознамерившейся во что бы то ни стало добиться своего. Она готова была, бессердечно использовав страсть нетерпеливого поклонника, заманить его в капкан, из которого тот не сможет выбраться невредимым, а все потому, что не желает выходить замуж за старика. Ею овладело сильнейшее отвращение к собственному коварному замыслу, теперь ей остается только бежать.
Зинаида мысленно встряхнулась, словно выходя из оцепенения. Что она тут делает? Как могла она настолько забыться, что презрела все внушенные еще родителями моральные ценности? Откуда взялась мысль о том, что она имеет право выйти замуж по собственному выбору? Как могла она решиться на бесчестный поступок, лишь бы получить желанную свободу?
Зинаида почти физически чувствовала, как тяжесть самообвинения наваливается ей на плечи, и даже сгорбилась. Она думала о Тайроне, который будет стоять на крыльце своего дома, пораженный ее предательством, и никак не могла избавиться от этого образа. Ведь он же человек! У него есть чувства! Он наверняка пострадает из-за ее каприза!
Но что же ей теперь делать? Как отказаться от всего, что она задумала? Только бежать!
Зинаида сморщилась, точно от боли, и сделала несколько неверных шагов к двери. Рыдания теснили ее грудь. Вдруг, нерешительно замявшись, она остановилась. Ей стало ясно, чего будет стоить это бегство. Какая-то часть ее существа толкала к выходу, но вторая умоляла подумать о последствиях и все же остаться.
Паника нарастала. Она окинула потемневшим взглядом черный бархатный камзол, висевший на спинке стула, и застонала, понимая, что план ее теперь неосуществим. Наташа говорила правду. Полковник не заслуживает того, чтобы его поймала в сети хитрая женщина. Надо бежать, пока Алексей не приехал!
Сквозь подавляемые рыдания Зинаида услышала, что Тайрон спускается, схватила свой плащ и помчалась к выходу. Но пока она возилась с замком, ее остановил оклик:
— Зинаида…
Она круто обернулась и уставилась на поклонника ничего не видящими от слез глазами. Он стоял на последней ступеньке лестницы, положив руку на низкую перекладину над головой, и смотрел на нее. В лице его читалась боль, которая тут же отозвалась в ее сердце. Зинаиде было больно и за него, и за себя. Но теперь уже все равно. Она должна бежать отсюда!
— Не уходи, — прохрипел Тайрон. — Не покидай меня…
Девушка пыталась найти в себе силы возражать, но голос изменил ей. Она смогла лишь открыть, и тут же закрыть рот, стараясь отыскать оправдание своему побегу.
— Останься со мной. Пожалуйста…
Эта мольба пронзила ее сердце. Плащ выскользнул из руки, и она сделала несколько неуверенных шагов к своему поклоннику.
— Нам надо поторопиться! Я срочно должна ехать… — И в то же мгновение он очутился рядом, подхватил ее на руки и в три прыжка поднялся на верхнюю площадку, куда сквозь приоткрытую дверь спальни сочился свет. Очутившись в комнате, Зинаида окинула ее взглядом. Большая, грубо сработанная кровать с пологом стояла посередине. Покрывало было отвернуто, а простыни явно чисты. Узкие занавески на двух окошках Тайрон предусмотрительно задернул. Большой зеркальный шкаф, стул и бритвенный прибор с умывальным тазом и самым простеньким кувшином — вот и вся роскошь холостяцкой спальни.
Едва ноги Зинаиды коснулись пола, как губы Тайрона уже накрыли ее рот в яростном, властном поцелуе, который заставил начисто позабыть обо всем. Пока их губы и языки сливались в буйной страсти, пальцы Тайрона торопливо распускали шнурки на корсаже ее платья. Потом, постепенно сдвигая одежду ниже, он осыпал каждую частичку ее тела пламенными поцелуями.
Зинаида втянула сквозь зубы воздух, когда язык поклонника принялся жадно скользить по двум холмикам ее груди. Изнемогая от страсти, она выгнула спину, добровольно подставляя его губам свои спелые плоды. Тайрон не заставил себя ждать, и пока сладострастный рот трудился над одной грудью, вторую сжимала его ладонь. Казалось, будто настоящее пламя лижет чувствительные соски. Жаркие угли страсти разгорались в женском лоне. Этой мощной чувственной атаке, этой сладкой необходимости отказаться от собственных планов, этим плотским радостям Зинаида не могла больше противиться.
Наконец Тайрон оставил в покое напряженные соски и освободил от одежды руки Зинаиды, покрывая их жадными поцелуями. Платье вместе с рубашкой собралось на бедрах в большой ком. Тайрон опустился на колени, чтобы преодолеть и это препятствие. Теперь уже сама Зинаида попала под влияние его страсти и наклонилась снять рубашку с его плеч. От этого ее перламутровая грудь соблазнительно приблизилась к лицу полковника.
Быстро сняв рубашку и отбросив ее в сторону, Тайрон со сдавленным стоном наслаждения обхватил ладонями белоснежные полушария.
Зинаида не знала, куда девать руки, и, стремясь доставить удовольствие своему любовнику, погладила рельефные мускулы на его спине и плечах. Под ее ладонями они напряглись, и тогда она обвила Тайрона за шею, прижимая к своей груди его голову. Тайрон глухо застонал от удовольствия. Он жадно схватил сосок, почти целиком вобрав его в рот. Зинаида замерла, изнемогая от восхитительной пульсирующей дрожи, пронзившей ее тело.
Рука Тайрона скользнула по ее спине и устремилась под одежды, чтобы коснуться ягодиц. Приподнимая Зинаиду, он встал на ноги и начал стаскивать платье с ее бедер. Наконец, обнажив прекрасное тело и поставив девушку на ноги, Тайрон стал раздеваться сам, пожирая Зинаиду глазами.
Зинаида скромно присела на край постели и стала снимать чулки, исподтишка то и дело, бросая любопытные взгляды на раздевавшегося поклонника. Широкие плечи, мускулистая грудь и плоский твердый живот — все было точь-в-точь таким, каким ей запомнилось, но, глянув на горделиво восставшее естество, она вспыхнула.
Заметив ее робкие взоры, Тайрон заглянул в лицо Зинаиды.
— Не смущайся, милая, — прошептал он ласково. — Смотри на меня сколько угодно. Мне это очень приятно. Ты даже можешь потрогать меня, если захочешь.
Зинаиду немало смутило подобное предложение. Тайрон же думал, как заставить ее расслабиться.
— Мне не стыдно быть мужчиной и желать тебя, Зинаида. Я отдаю тебе все: мое тело, мой ум, мою преданность…
Тайрон взял ее за руку и провел ладонью Зинаиды по всему своему телу: по рельефным мускулам и крепким сухожилиям, по волосатой груди и сбегающей по животу темной дорожке волос к гордо вздыбленному мужскому достоинству.
Зинаида издала изумленный возглас, когда он сомкнул ее пальцы на своем могучем жезле, и с трудом перевела дух — горячее пламя распространялось по всему телу от руки, сжимавшей пульсирующую мужскую плоть. И хотя спустя миг она отвернулась, ей никак не удавалось забыться.
— Посмотри на меня, — ласково потребовал Тайрон.
— Не могу, — прошептала она.
Тогда, подняв ей, подбородок свободной рукой, Тайрон заглянул в глаза:
— Тебе так неприятно ко мне прикасаться, милая?
Зинаида в растерянности прикусила губу, но решила не врать и покачала головой. Еще ни разу она не переживала ничего, что до такой степени взволновало и смутило бы ее.
— Но если мы любовники, моя милая, то ты должна знать, как доставить мне удовольствие, — мягко принялся убеждать он. — Разве ты не хочешь меня послушаться?
Зинаида нехотя бросила быстрый любопытный взгляд и тут же крепко зажмурилась. Однако теперь его возбужденная плоть так и стояла у нее перед глазами.
Прошла, наверное, целая вечность, прежде чем Зинаида успокоилась и снова открыла глаза. Она теперь смотрела прямо на него, и постепенно Тайрон ослабил свою хватку, чувствуя ее растущую готовность внимать науке любви. И он стал двигать ее рукой, приучая к самым интимным местам своего тела.
— Довольно, — наконец прохрипел он, понимая, как опасно слишком долго подвергать себя столь сильным искусам.
Вскоре губы его снова жадно набросились на прелестную грудь, и на сей раз, Зинаида замирала и тихо ахала от каждого прикосновения его языка. И вот удовольствие стало таким нестерпимым, что она забыла обо всем на свете, кроме своего желания. Ища способ утолить эту неописуемую жажду, она тесно прижалась к Тайрону. Он с готовностью обнял ее и приподнял, так что влажная мягкая женская плоть оказалась прямо напротив его жезла. Огонь страсти вспыхнул сильнее, и Зинаида инстинктивно попыталась потушить его старыми, как сам мир движениями тела, жаждущего плотских утех. Жгучее удовольствие начинало овладевать всем ее естеством. Она понимала, что они находятся пока еще лишь в самом начале долгого пути, который приведет к их полному соединению.
— Скорее, — взмолилась она шепотом, снова обхватывая твердый жезл пальцами. Теперь ею руководила лишь жажда удовлетворения, простая и безыскусная.
— Осторожнее, Зинаида, — предупредил Тайрон. Девушка продолжала увлекать его к постели. — Это удовольствие может показаться тебе слишком сильным.
Но Зинаида была вся во власти овладевшего ею желания. Отпустив Тайрона, она опрокинулась на кровать и поползла, извиваясь на спине, по пахнущей свежестью простыне к подушкам. Тайрон последовал за ней и, подхватив рукой, уложил ее посередине кровати. Осыпая ее страстными поцелуями, он медленно опустился между раздвинутыми бедрами и рукой осторожно развел шелковистые мягкие складки. Зинаида повернула голову и прикусила губу, когда в нее вторглась твердая мужская плоть и стала нежно пробовать на прочность тонкий щит ее невинности. Вдруг это орудие мужского сладострастия двинулось вперед и пронзило ее болью, заставившей резко дернуться. Тайрон мгновенно утратил смелость и, подавшись назад, дал Зинаиде время, чтобы успокоиться, целуя и лаская ее.
— О, прости меня, — со слезами в голосе зашептала она, замирая от чудесных прикосновений. — Я и не думала, что так струшу.
— Тише, любимая, — попросил Тайрон.
На сей раз, Зинаида полностью отдалась его ласкам. Она жаждала совокупления так же страстно, как и Тайрон. Она положила ладонь ему на грудь:
— Можно мне снова тебя потрогать?
— Не теперь, любимая, — отвечал Тайрон, слишком распаленный, чтобы пережить ее сладкие, потрясающие ласки. — Позволь мне доставить удовольствие тебе, а потом я и сам предамся наслаждению.
В следующий миг смущение Зинаиды затмили новые, стремительно нарастающие чувства. Могучие волны блаженства захлестнули ее с головой, и она начала извиваться, упиваясь этими ласками. Выгнувшись навстречу Тайрону и безмолвно предлагая себя, она вскоре уже вводила твердую горячую плоть в свой потаенный грот.
Сжав ее ягодицы обеими руками, Тайрон ворвался в нее, и звонкий вскрик ознаменовал тот момент, когда рухнул оплот ее девственности. Но Зинаида сразу же стала искать его губы своими, чтобы нежные поцелуи избавили ее от этой боли. Тайрон удовлетворил ее изысканнейшей игрой губ и языка, несмотря на все нарастающий экстаз. Он наносил сильные, уверенные удары, возбуждая любимую, пока она не начала приподниматься ему навстречу. По мере того как Зинаида приближалась к изумительной кульминации их единения, тихие постанывания постепенно становились громче. Но вдруг откуда-то донесся быстро приближающийся шум и неумолимо возвратил полковника к реальности.
— Что это? — прошептала Зинаида, приподняв голову и вслушиваясь. Глаза ее расширились, когда она поняла, что по улице, ведущей к дому Тайрона, гремят копыта лошадей, несущих целый отряд всадников.
— Кто-то едет! — недовольно проворчал он и откатился к краю кровати.
Зинаида тоже разочарованно простонала. Схватив одежду, Тайрон рывком натянул штаны и поспешно завязал их на поясе.
— Одевайся, Зинаида! — поторопил он, когда лошади остановились возле дома. — Быстрее!
Она молча смотрела на него, только сейчас осознав, что натворила. Несмотря на то, что намерения ее изменились, все получилось точно так, как она хотела. В следующую минуту Алексей прикажет своим людям сломать дверь, и Тайрона обвинят как раз в том грехе, который она ему фактически навязала.
Увидев перепуганные глаза девушки, англичанин схватил ее за обе руки и встряхнул, приговаривая:
— Боже правый, женщина, да что с тобой? Ты не понимаешь? Возле дома чужие люди, которые наверняка собираются сюда войти! Я не смогу защищать нас, если ты будешь сидеть перед ними совершенно нагая! Они, скорее всего, просто убьют меня, чтобы только до тебя добраться.
Он тотчас поставил Зинаиду на ноги и собрал ее вещи. Бросив их на кровать, чтобы удобнее было дотянуться, встряхнул ее рубашку, и как раз в этот миг тяжелый кулак гулко застучал в дверь, и приглушенный расстоянием голос прокричал:
— Полковник Райкрофт! Я должен поговорить с вами!
— Подними руки, — приказал Тайрон нетерпеливым шепотом.
Зинаида подчинилась, и, быстро натянув на нее рубашку, Тайрон расправил ее на стройном теле.
— Я сама! — заявила она, как только он стал застегивать крошечные пуговки на груди. — А ты лучше беги отсюда поскорее!
— Что?! Оставить тебя одну с этими мужиками? — рассмеялся Тайрон. — Если я и побегу отсюда, Зинаида, то только вместе с тобой.
Снизу донеслось дребезжание сломанного замка, сопровождаемое громким вопросом:
— Полковник Райкрофт, вы дома?
После нового натиска стало ясно, что дверь долго не выдержит. Тяжелые кулаки замолотили по ней, требуя отпереть.
— Полковник Райкрофт, мы знаем, что вы тут! — Тайрон шагнул к двери спальни и крикнул в сторону лестницы:
— Сейчас спущусь! Я уже одеваюсь.
— Сию секунду, полковник! — послышался ответ. — Я знаю, что боярышня Зинаида с вами! Если вы немедленно не отопрете, мои люди сломают дверь!
— Это Алексей! — прошептала Зинаида. Взглянув в вопросительные глаза Тайрона, она густо покраснела и пожала плечами. — Он нанял людей, чтобы следить за домом Натальи Андреевны.
— Боже мой, Зинаида! Ну почему ты не сказала раньше? Мы бы поехали куда-нибудь еще. — Тайрон ласково повернул ее к кровати. — Надевай платье и туфли. Надо выбираться отсюда. И поскорее!
Новые громкие удары незамедлительно подтвердили правоту его последних слов. В следующий миг опять раздался грохот — снаружи вновь проверяли прочность двери.
Зинаида заторопилась, а Тайрон мгновенно натянул кожаные бриджи, сапоги и рубашку. Пристегнув шпагу, он схватил девушку за руку и торопливо повел вниз по лестнице. Затем на миг остановился, поднял с пола плащ Зинаиды, накинул ей на плечи и повел к черному ходу.
Вытащив шпагу из ножен, он приложил палец к губам и жестом приказал Зинаиде оставаться на месте.
Она кивнула, и тогда он осторожно отодвинул засов и толкнул дверь. Затем вышел за порог и, остановившись со шпагой наготове, внимательно всмотрелся в тени, пока внезапно не увидел справа от себя, на деревянной бочке, что стояла рядом с домом, дородного мужика. Словно яркая молния пронзила сумерки — это шпага Тайрона сверкнула, предотвращая удар занесенного топора. Человек вскрикнул, и на этот звук подскочил еще кто-то, чье нападение Тайрону также удалось отразить. Но из-за дома уже бежали остальные — топот ног слышался все отчетливее. Пришлось отказаться от мысли сбежать черным ходом. Тайрон быстро отступил, захлопнув и заперев на засов заднюю дверь.
— Поднимайся! — Он резко кивнул в сторону спальни и добавил: — Я попробую задержать их тут.
— Оставь меня и уходи! — отчаянно закричала Зинаида.
— Делай, как я велю! — рявкнул Тайрон. — Не можешь же ты сама себя защищать!
Девушку разозлил его командный тон, она сжала кулаки и заговорила снова, теперь погромче, чтобы он услышал ее сквозь яростный грохот, доносившийся от обеих дверей:
— Послушай же меня, Тайрон Райкрофт! Я знаю, что говорю!
— Ну да? И отдать тебя в руки Алексея? Иди, я сказал!
Яростно зарычав, Зинаида круто развернулась, и как раз в этот миг парадная дверь с треском рухнула на пол, а следом за ней — несколько здоровяков. Зинаида вмиг взлетела по ступенькам — за своей спиной она услышала рев Алексея, выкрикивавшего ее имя. Тайрон встал на пути нападающих, давая ей возможность скрыться.
— Хватайте его! — скомандовал Алексей, указывая на англичанина.
Тайрон насмешливо хмыкнул:
— А сами боитесь, что ли, милорд?
С полдюжины мужчин ринулись исполнять приказ князя, но вынуждены были отступить.
— Кошель серебра тому, кто его схватит! — гремел Алексей, возбужденный упорством полковника. — Вы же сами хотели до него добраться! Вот он, перед вами! Хватайте же его!
Тайрон не успел ответить — целая дюжина головорезов бросилась к нему, заставляя отступить наверх и скрыться за дверью спальни. Бросив шпагу на кровать, англичанин придвинул тяжелый шкаф, чтобы забаррикадировать вход. Зинаида в удивлении смотрела, как, взяв маленький стульчик, он выбил стекло. Затем вернулся к кровати и, сорвав простыню, завязал на одном конце узел, после чего снова подошел к окну. Под ним был узкий карниз, на котором, однако, вполне мог стоять даже мужчина. Тайрон высунулся наружу и внимательно огляделся.
Повернувшись.к Зинаиде, он велел ей подойти ближе:
— Я спущу тебя на землю по этой простыне, а потом вылезу сам. — Дверь содрогалась под яростными ударами, и Тайрон вынужден был повысить голос: — Если я не успею, беги к вознице и вели гнать к дому Натальи! Поняла?
— Поняла, Тайрон, но я умоляю тебя, беги! Живо подхватив девушку, он поставил ее на карниз за окно и крепко сжал рукой ее запястье. Вдруг снизу донесся громкий хохот. Тайрон высунулся наружу. Огромный детина с длинными усами и оселедцем на бритой голове выступил из тьмы, широко раскинув руки:
— Ого, полковник Райкрофт! Вот мы и снова встретились! Как ты добр, дружище, что бросаешь мне эту девку! — заржал здоровяк и поманил обеими руками. — Ну что, сладкая голубка? Сейчас и я отведаю ее прелестей.
— Петров! — в ужасе ахнула Зинаида и оглянулась на Тайрона. — Значит, и Ладислас где-то здесь!
Полковник тихо ругнулся и иронично проворчал:
— Ну и дружки у твоего опекуна! — Он стащил Зинаиду в комнату. — Боюсь, князь Алексей действительно перекрыл нам все пути к отступлению. И ведь догадался же нанять этих разбойников, чтобы они меня разыскали! Они жаждут мести. Наверняка Алексей прежде всего подумал об этом, когда связывался с ними.
— Но как он их разыскал? — Зинаида была озадачена.
— Этот вопрос я бы задал самому Алексею, если бы имел такую возможность.
— Ты сможешь бежать, если оставишь меня, — сказала она. — Неужели не попытаешься? Алексей не отдаст меня этим людям, если будет знать, что ты непременно все расскажешь царю.
Тайрон поморщился:
— У Алексея, к сожалению, может не оказаться выхода, когда эти бандиты во главе с Ладисласом припрут его к стенке. Ведь главарь банды уже положил на тебя глаз когда-то. На сей раз, может статься, он не остановится, пока не получит тебя.
— Пожалуйста, послушай, Тайрон, — в отчаянии взмолилась Зинаида. — Я ненавижу и Алексея, и Ладисласа, и если ты меня оставишь, то сможешь потом отбить у каких угодно бандитов. Ведь ты уже однажды вырвал меня из рук Ладисласа. Разве у тебя не получится снова?
Тайрон приподнял бровь, размышляя над ее предложением. Если оба они попадутся, то ему предстоит защищаться от превосходящих по силе противников, жаждущих растерзать его. Бандиты закуют его в железо или станут охранять так бдительно, что он не сумеет спасти Зинаиду.
— Я смог бы вернуться уже через час, — задумчиво проговорил он. — У меня неподалеку живут друзья, английские офицеры. Если только удастся миновать людей Ладисласа, то я уверен, что мои товарищи мне помогут.
Тем временем под непрекращающимися ударами деревянный засов расшатался и стал сдавать, Тайрон снова схватил шпагу. Вдруг взгляд его привлекли красные пятна на простыне. Он замер, глядя на них, а потом, повернувшись к Зинаиде, запечатлел быстрый поцелуй на ее губах.
— Я закончу то, что не успел сегодня, — пообещал он горячим шепотом. — Сбереги себя.
Зинаида улыбнулась сквозь слезы:
— Будь осторожен!
— Передай Алексею и Ладисласу, что я убью их обоих, если они тебя обидят, — сказал Тайрон и шагнул к окну.
Отсалютовав Зинаиде, он вылез наружу, она же подбежала к окошку и с замиранием сердца увидела, как он встал на карниз, широко расставив ноги, потом сунул пальцы в рот и свистнул так оглушительно, что она ахнула. На этот свист мгновенно явился Петров. Теперь он был единственным зрителем и слушателем, и Тайрон расстарался для него вовсю. Здоровенный детина даже голову запрокинул и рот раскрыл от удивления, когда англичанин отвесил ему вежливый поклон.
— Как мило с твоей стороны, что ты являешься по первому свистку, Петров. Поймай меня, если сможешь, — усмехнулся Тайрон и полетел прямо на бандита, который не успел отпрыгнуть назад. Зинаида зажала рот рукой, стараясь не вскрикнуть, но все равно любой звук, который она могла издать, был бы заглушён громким, перепуганным ревом Петрова. Он так и рухнул под тяжестью полковника.
Смягчив таким образом удар о мягкое пузо разбойника, Тайрон решил, что Петров ему больше не опасен, и нанес ему сильный удар в челюсть. Вяло помотав головой, он замер. Тайрон с удовлетворением вскочил на ноги и отряхнулся, словно нечаянно упал. Повернувшись к окну, он улыбнулся и еще раз вежливо поклонился. На сей раз — даме своего сердца. Она смотрела вниз, крепко зажав рот обеими руками, но уже через мгновение прижала ладони к щекам и облегченно рассмеялась.
Похлопав в ладоши, Зинаида затем увидела, что он, наконец, помчался к ближайшему соседнему дому. Она старательно всматривалась во тьму, пока высокая фигура Тайрона окончательно не скрылась из виду.
Шкаф между тем сдвинулся с места под сильным натиском нападавших, и еще через мгновение Зинаида увидела перед собой тех, кто рвался в комнату. Впереди был Ладислас с саблей наголо. Он остановился на пороге и стал высматривать англичанина. Сорвав с головы мохнатую шапку, он прошагал по комнате и на миг остановился у кровати, глядя на перепачканную кровью простыню. Ледяные глаза его скользнули по Зинаиде, а с нее, прищурившись до злобных щелочек, — на развевающиеся занавески. Подбежав к окну, он высунулся наружу и обнаружил на земле распростертое тело своего дружка.
Зинаида вздернула подбородок и высокомерно оглядела подошедшего к ней разбойника. — Ты опоздал. Англичанин ушел.
— Сам вижу, боярышня. Зато он забыл тут одну прелестную безделушку. — Он взглянул на закутанную в плащ Зинаиду, протянул руку и задумчиво помусолил пальцами мягкий темный завиток ее волос. — Что ж, значит, ты позволила моему врагу попользоваться твоими сокровищами, красотка? Я прощу тебя, но только если скажешь, куда он сбежал.
— Неужто ты на это надеешься? — фыркнула Зинаида. — Да ты такой же чурбан, как и твой дружок, что валяется под окном.
В двери вместе с эскортом из четверых широкоплечих молодцов протолкался Алексей.
— Не тратьте напрасно времени. От нее все равно не добьешься ответа, — произнес он, блеснув глазами на Зинаиду. — Она ни за что не скажет, куда подевался ее любовник. Вам придется самим его разыскать. — И, указав пальцем на двери, князь прокричал в спины мчавшимся исполнять его повеление разбойникам: — Помните! Щедро награжу того, кто его изловит!
Алексей послушал, как затихают торопливые шаги на лестнице, после чего с вызовом повернулся к Ладисласу, который даже не подумал двинуться с места:
— Ну а ты? Ты собираешься помогать своим людям прочесывать окрестности в поисках англичанина или намерен поохотиться на него в одиночку? — Князь взглянул на здоровенного бандита: — Только не говори мне, что ты его испугался.
Ладислас, в свою очередь, решил поглумиться над насмешником:
— Здесь лишь один трус, и я смотрю как раз на него. — Жестокая обида вспыхнула в темных глазах князя.
— Насколько мне известно, в тот день, когда ты напал на поезд боярышни Зинаиды, как только появился этот англичанин, ты сбежал.
— Поосторожнее, — предупредил его гигант. — Если одним князем в этом городе станет меньше, никто и не заметит.
Зинаида оглядела обоих. У нее появилась надежда. Ведь хотя они заодно, их, очевидно, обуревает дух соперничества. Если спровоцировать между ними ссору, они, возможно, даже забудут о том, что вместе ловили врага, так что Тайрону удастся понадежнее укрыться.
— А твой наемник не слишком уважает твое княжеское достоинство, Алексей. Впрочем, кажется, он ведь тоже благородных кровей, хотя и сомнительного происхождения. Так он уже давно тебе служит?
Предводитель шайки громко фыркнул.
— Никто не назовет Ладисласа своим слугой! — прорычал он. — Твой любезный князь сам разыскал меня в Китай-городе, когда прослышал, что я навожу справки об англичанине. Иначе, боярышня, ты бы и не увидела нас вместе.
— Так вы, значит, собираетесь убить полковника Райкрофта? — осторожно спросила Зинаида.
— Я отдам его в полное распоряжение князя, когда получу награду, — с насмешливой улыбкой ответил Ладислас. — Все равно, сударыня, тебе не с кем будет больше баловаться, когда мы покончим с твоим любезным полковником.
— Если только сподобитесь поймать его, — вмешался Алексей с затаенной злобой в голосе. — Но я уверен, что время уже упущено.
Ладислас криво ухмыльнулся:
— Я сказал, что мы его поймаем, значит, поймаем. — С этими словами главарь шайки вышел из спальни.
Под окном раздался вскоре его громогласный рык. Он пытался привести в чувство Петрова.
Алексей окинул комнату презрительным взглядом. Ему явно не нравилась простая скудная обстановка. Но вдруг глаза его вспыхнули яростью — он заметил темные пятна на белой льняной простыне. Грязно, ругнувшись, он круто развернулся к Зинаиде и отвесил ей такую звонкую пощечину, что девушка пошатнулась и чуть не упала, стукнувшись головой о стену.
— Ах ты, сука! — вне себя от гнева заорал Алексей. — Значит, все-таки сделала это! Отдалась этому гнусному негодяю!
Зинаида беспомощно моргала глазами, пытаясь сфокусировать взгляд на своем противнике. Голова у нее разламывалась, все чувства вмиг притупились. Все же боярышня сумела насмешливо посмотреть на князя, хотя из уголка разбитого рта у нее текла кровь.
— Только что я отдалась Тайрону Райкрофту с одной лишь целью — помешать твоим планам, но с этих пор я буду старательно и жадно искать его расположения, потому что у него столько мужских достоинств, что тебе и не снилось!
— Он за это поплатится! — вскричал Алексей, задетый таким пренебрежением. Его спесь вмиг улетучилась, едва он понял, что Зинаида благоволила к этому иноземцу, тогда как ему, благородному русскому князю, упорно отказывала все время, пока жила в его доме! Вдобавок она еще заявляет, что теперь и сама с удовольствием будет ублажать другого. — Из-за тебя, Зинаида, этому англичанину предстоят такие пытки, которые не под силу его жалкому телу!
Внезапно смутное предчувствие беды овладело сердцем боярышни. Она ни минуты не сомневалась, что Алексей прибегнет к пыткам, лишь бы отомстить обидчику. Но когда она вспоминала, как здорово дерется Тайрон, ей казалось невероятным, чтобы его смог кто-нибудь одолеть. Эта уверенность в его военном искусстве успокаивала, и Зинаида даже посмела похвастать:
— Да ты сначала излови его. Вряд ли твои наемники справятся с такой задачкой.
Алексей усмехнулся:
— Я думаю иначе, моя дорогая, потому что Ладислас и его люди возненавидели твоего англичанина почти так же сильно, как я сам. Так что его поимка — лишь дело времени. Они могут залечь и притаиться, пока он не появится, а потом просто набросятся на добычу, словно голодные псы, выпущенные из клетки. — Склонившись к лицу Зинаиды, князь обдал ее жарким дыханием. — А как только твой любовничек попадется мне в руки, моя дорогая, уж я позабочусь, чтобы он навеки запомнил эту ночь. Для начала я сдеру с него кожу, а затем сделаю так, что он больше никогда не сможет поиметь ни тебя, ни любую другую женщину.
Неподалеку от дома вдоль узкой тропинки росли густые деревья, под ветвями которых была непроглядная темень. Отсюда-то Тайрон и приглядывался к широкой, изрезанной колеями дороге. Пристально осмотрев улицу, он не обошел вниманием и прилегающую рощицу. Ни одной движущейся тени нигде не было видно. Не шевелился даже возница, заснувший невдалеке на козлах своего экипажа. Тайрон тихонько достал шпагу из ножен и выбрался из-под деревьев, после чего остановился и еще раз внимательно огляделся. Тревога не покидала его с той минуты, как он вошел в этот лесок. Он чувствовал, что что-то не так, хотя, видя перед собой открытое пространство дороги, не мог приметить ни единого движения или даже тени, которая предупредила бы его о чьем-то присутствии. Однако Тайрон привык доверяться своей интуиции. Он отступил назад и готов был незаметно скрыться, как вдруг что-то пребольно ударило его по голове. Он опустился на колени, и мириады блестящих цветных звездочек закружились перед глазами, а потом медленно растворились в плотном сером тумане. Сквозь густую пелену он с трудом различал чью-то темную фигуру: кто-то шагнул к нему и злобно замахнулся рукой. У Тайрона не было сил, чтобы защититься от сокрушительного удара, и он потерял сознание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин



очень красивый роман,интересный сюжет. прочитала на одном дыхании
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинелена
2.08.2012, 11.59





Есть менее затянутый вариант этой книги. Называется Навеки-навсегда.Тоже самое ,но компактнее.Мне этот понравился больше.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНатали
6.12.2012, 15.21





А мне не очень понравилось, под конец стало откровенно скучно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНаталья
23.05.2013, 20.14





Роман впитан риском и страстью,читала с большим трепетом.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинЛеля
4.07.2013, 19.59





Не зацепил.Наивно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинEdit
2.12.2013, 20.37





Прочитала этот роман еще в лет 16,так он мне понравился,что до сегодняшнего дня это одно из любимейших моих произведений.и постоянно перечитываю его. Только книга называлась "Навеки-навсегда". Очень переживала за гг Зину,роман читается на одном дыхании. Советую прочитать))
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинОльга
2.08.2014, 12.02





Очень интересный роман. Единсьвенное, что раздражало - ну прям все хотят Зинаиду! Прям единственная женщина на Москву. А отношения главных героев очень яркие и страстные.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинleka
3.08.2014, 21.55





Когда иностранка пишет роман о России, без ляпов не обойтись. Конечно, заниматься любовью в бассейне весьма приятно, но не было из в России, даже у царя. Пусть бы полковник наблюдал за купанием главной героини в верхней темной полки парилки, прикрывшись дубовым веничком. Да и не смогли бы сразу обвенчать иноверца с православной: кому-то надо было сменить веру. А так - очень интересный авантюрно-любовный роман. 800 стр. прочла за сутки с большим удовольствием.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинВ.З.,66л.
12.09.2014, 10.52





Не стреляйте в пианиста: он играет как может!
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинTanja1
17.01.2015, 23.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100