Читать онлайн Навсегда в твоих объятиях, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.48 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Навсегда в твоих объятиях

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Маятник часов мерно качался. Ночь сменила день, а день — ночь, и, наконец, настал решающий вечер. Зинаида волновалась, точно юная невеста накануне свадьбы. Ведь сегодня ей предстояло обмануть Тайрона, заманить любыми доступными средствами в свои сети. Не обладая искусством и способностями более опытных соблазнительниц, Зинаида толком не знала, как лучше приготовиться к этому предприятию! Она понимала, что ей придется положиться лишь нa собственную интуицию, но насчет наряда все же решила посоветоваться с Натальей. Темно-синее платье европейского покроя прекрасно оттеняло ее светлую кожу, а не очень глубокий вырез притягивал взоры мужчин.
— Если бы полковник Райкрофт млел при виде огромных грудей, — сказала боярыня, — то я сразу поняла бы, что ему не в диковинку бесстыжие шлюхи. Однако его взгляды прикованы к тебе. И не зря. Его вкусы в отношении женской красоты и нарядов и впрямь изысканны.
Зинаида подняла руку, словно затем, чтобы убрать со лба непокорную прядь, а на самом деле — чтобы скрыть прихлынувшую к щекам кровь. Она, конечно, ни за что не стала бы вслух оспаривать слова подруги, но ей уже давно было интересно, стал бы Тайрон Райкрофт так стараться, если бы однажды не увидел так много запретного.
— А ты уже сказала Эли о своих планах? — спросила боярыня, присаживаясь на лавку, когда Зинаида вышла из чана с водой и нырнула в большой бассейн, питавшийся от подземного источника. Ирландка только что вышла за забытым фиалковым бальзамом, которым предстояло умащивать тело госпожи, и поскольку покои Зинаиды располагались в самом дальнем конце усадьбы, то едва ли стоило слишком скоро ожидать ее возвращения. — Эли просто без ума от радости, что полковник Райкрофт придет сегодня к нам в гости. Вот я и подумала, а знает ли она о том, что ты собираешься с ним проделать?
— Ты хочешь, чтобы еще и она доводила меня своим брюзжанием? Кажется, этому не будет конца! И потом, разве это я собираюсь с ним что-то проделывать, Наташа? Скорее уж я позволяю ему делать что-то со мной! А ты так говоришь, словно я вешаюсь ему на шею. Но поверь, я серьезно рискую, даже просто оставаясь с полковником наедине.
Наталья подняла руку, чтобы прервать запальчивые речи подруги:
— Ну-ну, я больше не скажу ни слова. И так уж вижу, что тебя раздражают мои нравоучения.
— Да! — кивнув, согласилась Зинаида. — Заступаясь за этого англичанина, ты совсем не жалеешь меня.
Наталья склонилась вперед и, поставив локоть на колено, подперла рукой голову. Глядя в задумчивые глаза подруги, она сказала:
— Ты можешь бурно возмущаться моим отношением к нему, Зинаида. Но я вижу, каким мощным оружием ты располагаешь, и буквально дрожу, думая о том, какие разрушения могут произойти из-за тебя в жизни этого человека.
Зинаида густо покраснела и, досадливо простонав, скрылась под водой до самого подбородка.
— Но ты поступаешь нечестно, встав на его сторону.
— Напротив, моя дорогая. После того как ты решилась соблазнить его лишь ради того, чтобы сделать пешкой в своей игре, мне совсем не трудно сравнить твои действия с поступками опытной куртизанки. Только я опасаюсь, что твоя затея окажется куда более разрушительной. Во всяком случае, куртизанка не морочит голову. А ты? В тот момент, когда он попытается овладеть тобой, ты упорхнешь.
— Наташа, смилуйся! — взмолилась Зинаида. — Ты же бьешь в самое больное место!
— Вот и хорошо! — сказала боярыня, ткнув в сторону юной подруги уличающим перстом. — Разве не то же самое ты делаешь с ним?
Угрюмая тень легла на чело Зинаиды. Она устремила на Наталью тяжелый взгляд:
— Так он тебе настолько нравится?
— Да, настолько!
Зинаида обиженно вздернула подбородок, демонстрируя, как ранит ее постоянное ворчание подруги.
— Значит, я стала тебе противна из-за этой затеи? — Наталья подняла обе руки в знак своего поражения:
— Драгоценная моя Зинаида, я же понимаю, почему ты на все это решилась. — Покачав головой, боярыня добавила: — Просто не хочу, чтобы ты прошла мимо настоящей любви.
— Возможно, мне так и не суждено узнать, что могло бы получиться у нас с полковником Райкрофтом, — подавленно признала Зинаида. — Но зато я точно знаю, что не хочу выходить замуж за древнего старика, а потом всю жизнь избегать гнусных приставаний Алексея. Если я не отвоюю свободу, то меня ждет именно это. Разве ты не можешь понять и благословить меня в стремлении избежать такого конца?
— Нет, не могу. Но я буду молиться за тебя. Потому что вам обоим это пригодится… И тебе, и полковнику Райкрофту. Алексей может попытаться убить вас обоих.
— Ну, зачем говорить такие ужасы? — возмутилась Зинаида.
Наталья долго и задумчиво смотрела на подругу, а потом тяжело вздохнула:
— Зинаида, дитя мое, ты даже не представляешь, на что идешь.
В этот момент дверь распахнулась. Обе женщины оглянулись на вошедшую Эли.
— Ну, вот и я наконец-то, — запыхавшись, произнесла служанка. — И я сама все время бежала. Если бы этот дом был чуть-чуть побольше, вы бы просто поставили дом Анны прямо в центре, и все равно осталось бы место для танцев! Бедная Дуняша никогда такого двора не видала, не говоря про жилые комнаты, какие дали ей и маленькой Софье. Теперь они счастливая пара, будьте уверены в этом.
Наталья улыбнулась:
— Ваша Дуня оказалась прекрасной стряпухой. Для меня это настоящая находка. Вскоре наши гости оценят ее искусство.
— Елизавета готовит не хуже, но ее талант в доме у Анны пропадает зря, — вмешалась Зинаида, стараясь отвлечься от предстоящей встречи с Тайроном Райкрофтом. Старая служанка подошла к краю бассейна, и хозяйка вдруг предложила: — Почему бы тебе сегодня вечером не навестить Елизавету, Эли? Она бы с удовольствием узнала о том, что с сестрой все в порядке. Степан отвезет тебя, а потом заедет, чтобы доставить сюда.
— Прекрасная идея, моя драгоценность, но только, если ты не возразишь, я хочу прежде хоть одним глазком взглянуть на полковника Райкрофта. Мне ужасно интересно, как он смотрится, одетый во все это красивое. Он ведь самый большой красавец из всех, кого я видела после твоего папы.
Зинаида уже устала от славословий в адрес англичанина и потому не смогла не возразить:
— Боюсь, сегодня в своих чрезмерных похвалах ты превзошла себя, Эли. У него прекрасная фигура, тут я с тобой согласна, но едва ли с таким лицом можно стать настоящим сердцеедом.
Наталья в удивлении взглянула на свою дорогую гостью. Боярыня искренне не могла понять, кто же, по мнению юной подруги, действительно красив, если не полковник.
Между тем час прибытия гостей неумолимо приближался. За несколько минут до их появления Наталья сошла вниз, в длинную прихожую. Когда Зинаида присоединилась к ней и расправила широкие юбки, хозяйка дома с одобрительной улыбкой кивнула.
— Ну что, я прошла проверку? — спросила Зинаида, очаровательно улыбаясь, и медленно повернулась, показывая наряд.
— Восхитительно! — ахнула Наталья. — Это мамино ожерелье удивительно идет к твоей коже. А уж платье просто великолепно, моя дорогая!
Невысокий, с зубчатым краем кружевной воротник, какие носили при Елизавете Английской, украшенный редкими крошечными жемчужинками, выгодно подчеркивал темно-синий цвет самого платья и искусную прическу его обладательницы. Кружевная вставка лифа, как казалось издали, даже слишком целомудренно прикрывала грудь, но при более близком рассмотрении была намного соблазнительнее, ибо позволяла разглядеть прелестные полушария, вздымающиеся над тугим синим корсажем. Внушительное колье из больших сапфиров и бриллиантов было декорировано жемчужными слезинками, а посередине, в искусной оправе, располагалась довольно большая жемчужина, весьма удачно лежавшая в ложбинке между грудями.
— Боюсь, бедный полковник совсем потеряет рассудок, когда тебя увидит, — заметила Наталья. — Наверное, он сразу превратится в беззащитного ягненка.
— Ну, Наташа, пожалуйста, прекрати! — взмолилась Зинаида. — Я уже и так не знаю, что мне делать! — И она взглянула на старшую подругу из-под насупленных бровей, прелестно надув губки, точно обиженный ребенок. — Глядя, как ты меня поучаешь, кто-нибудь может подумать, что ты моя мама.
Наталья запрокинула голову и весело рассмеялась. Отсмеявшись, она лучистыми добрыми глазами посмотрела в серьезные глаза Зинаиды.
— Но если моя материнская забота о тебе так заметна, Зинаида, то неужели ты не понимаешь, что для меня важнее всего твое счастье? Именно поэтому я прошу тебя быть поосторожнее с полковником Райкрофтом.
Звон колокольцев с улицы возвестил о прибытии экипажа. Вскоре послышались голоса нескольких мужчин. Зинаида заставила себя улыбнуться Наталье:
— Я сделаю все возможное, чтобы смягчить удар для полковника Райкрофта.
Наталья величественно кивнула и пошла к двери, чтобы приветствовать первых гостей. Пока что она удовлетворилась этим обещанием Зинаиды.
Еще через четверть часа в сени вошел полковник вместе со своим адъютантом Григорием Тверским. Русский офицер был в красном шелковом кафтане и выглядел вполне молодцевато. Англичанин оделся по европейской моде в богатый бархатный камзол, штаны до колен и чулки — все угольно-черного цвета. Лишь белоснежные кружевные манжеты да широкий воротник оживляли эту строгость. В противоположность красочным нарядам бояр элегантная простота этого костюма казалась весьма сдержанной. Но даже так Тайрон выглядел изумительно.
Затейливо расписанный сводчатый потолок над лестницей был подсвечен свечами. Гости по очереди подходили к Наталье Андреевне, которая приветствовала их возле арки, украшавшей вход в главную залу. Эта комната с изразцовой печью и богатыми резными панелями на стенах была произведением искусства. Эли караулила на площадке между двумя маршами, где и увидел ее Тайрон, как только переступил порог. К превеликому удовольствию служанки, он вежливо поклонился ей;
— Ваша улыбка озаряет этот вечер, Эли Маккабе. До сих пор ничто на свете так не радовало моего сердца.
— О, но еще порадовает, полковник, помните мое слово, — пропела она весело и побежала наверх, чтобы захватить шаль. Собственными глазами увидев, как красив сегодня благородный джентльмен, ирландка со спокойной душой могла отправляться к Елизавете.
— Не мудрено, что Эли так вас любит, полковник, — приветливо улыбаясь, молвила Наталья. — Ваше имя ласкает ее слух, а ваше обаяние довершает все остальное. Вы стали ей по-настоящему дороги. Тем более она уверена, что в ваших жилах течет ирландская кровь.
— Моя бабка действительно ирландка, — улыбнувшись, признался Тайрон. — Она-то меня и вырастила, поскольку мама часто уходила с отцом в плавание.
— Чем же он занимался?
— Когда-то торговал и сам ходил в чужие страны, а теперь владеет маленьким торговым флотом.
— Так он не солдат? — удивилась Наталья. — Я почему-то представляла его себе таким же гордым кавалером,как и вы сами,полковник. Но разве не у своего отца вы научились так великолепно держаться в седле?
— Моя бабушка Меган обожает лошадей, миледи, — ответил офицер, блеснув белозубой улыбкой. — Едва мать успела отнять меня от груди, как я очутился в седле. И даже теперь, в свои семьдесят три года, бабушка каждое утро совершает часовую верховую прогулку.
— И она не возражает против того, что вы живете в чужой стране? Разве ей не хотелось бы жить рядом с вами, тем более на склоне лет?
— Да, но боюсь, сейчас это невозможно. Во всяком случае, пока.
Наталья с интересом взглянула на Тайрона:
— Это прозвучало как-то слишком мрачно, полковник.
Тайрон не видел причин отрицать серьезность своего положения.
— Я убил человека на дуэли, а поскольку его родственники обладают и знатностью, и властью, тогда как у моих есть лишь состояние, то мне посоветовали покинуть родину, пока они не поостынут немного или не поймут…
— Не поймут? — У Натальи даже дух захватило от удивления.
— Это была ссора из-за женщины, — чистосердечно признался полковник.
— О! — Наталья сильно побледнела. — Так вы склонны ссориться из-за женщин, полковник?
— Не слишком часто, миледи.
— Ну а она? Неужели так просто согласилась отпустить вас?
— Теперь ей уже все равно. Она умерла незадолго до того, как я покинул Англию.
— Как печально, полковник. Должно быть, вы очень ее любили.
— Некогда я был глубоко убежден, что моя преданность выдержит любые испытания. — Он криво ухмыльнулся. — Я ошибался.
Наталья не отважилась на дальнейшие расспросы. Она догадалась о нежелании полковника говорить на эту тему. Робкая улыбка появилась на губах боярыни, когда она повернулась к его товарищу:
— Как мило, что вы приехали, капитан Тверской. Кажется, с двумя моими гостями вы уже знакомы. Сегодня здесь князь Жерков с дочерью Татьяной. Если не ошибаюсь, они ваши бывшие соседи, да?
Офицер просиял:
— Ну конечно, сударыня. Эту семью я знаю уже много лет. Но прошу вас, моя госпожа, я был бы весьма польщен, если вы стали звать меня по имени, Григорием.
— Благодарю вас, Григорий, — вежливо ответила она и тут же попросила обоих офицеров: — А вы тогда, пожалуйста, зовите меня Натальей.
— Только в том случае, если вы будете называть меня Тайроном, миледи, — улыбнувшись, отозвался полковник.
Боярыня согласно кивнула:
— Хорошо, Тайрон. — И легко прикоснулась рукой к его рукаву. — Вы не побудете в одиночестве, пока я вернусь? Жерковы с нетерпением ждут своего старого друга, и я обещала привести его, как только он войдет в дом. А вас, полковник, я намерена официально представить одной моей юной гостье.
Тайрон улыбнулся, предвкушая главную встречу:
— Буду с нетерпением ждать вашего возвращения, миледи.
Подведя капитана Тверского к князю и его прекрасной дочери, Наталья вернулась к англичанину. Взяв его под руку, боярыня повела гостя к столам с едой, возле которых стояла Зинаида, как раз в это время помогавшая двум старым вдовушкам взять закуски и налить смородиновой водки.
— Можно тебя на минутку, Зинаида? — обратилась к ней старшая подруга, указывая глазами на офицера. Зинаида извинилась перед престарелыми дамами и отошла от них. — Я знаю, что вы уже встречались, полковник, — сказала англичанину Наталья, — но, как мне рассказывали, без всяких приличествующих такому знакомству формальностей.
С усилием улыбнувшись, Зинаида покрепче сжала свой кубок с вином, чтобы дрожащие руки не выдали волнения. Внутри же она трепетала, с ужасом предвидя тот момент, когда глаза их встретятся, и оттягивала его, как могла, медленно поднимая взор от башмаков с пряжками к шитому тесьмой камзолу, обрисовывавшему гибкий стройный стан и широкие плечи. Наконец она добралась до губ, которые нынче вовсе не были искажены синяками или опухолью. Ослепительные белые зубы сверкнули в проказливой улыбке, и, затаив дыхание, Зинаида заглянула в поразительно красивые голубые глаза, сиявшие восторгом. Невольно рот у нее приоткрылся.
Наталья представила своего гостя:
— Зинаида, это сэр Тайрон Райкрофт, полковник Гусарского полка его величества…
Тайрон галантно поклонился:
— Счастлив нашему официальному знакомству, боярышня.
Зинаида закрыла рот и поспешно замахала веером, стараясь скрыть смущение.
— Знаете, полковник Райкрофт, а я бы вас не узнала, — с трудом переводя дух, вымолвила она. Эти точеные черты лица взволновали ее. К тому же он показался ей даже выше прежнего. Во всяком случае, раньше она не обращала внимания на его рост. Сердце у нее быстро забилось, и, окончательно смешавшись, Зинаида уточнила: — В последний раз, когда мы виделись, вы были в синяках… и потом, тогда я вас как следует, не разглядела… Я имею в виду этот дождь и все такое… Я тогда так сильно промокла, что почти совсем ничего не замечала.
Поблескивавшие в голубых глазах Тайрона озорные искорки разгорелись настоящим огнем:
— В последнюю нашу встречу, боярышня, мы оба слишком промокли, но все же не до такой степени, как в первую.
— О! — чуть слышно охнула Зинаида и снова быстро заработала веером. Хотя в доме было совсем не жарко, она едва не задыхалась от волнения и ужаса. Наконец Зинаида решилась искоса посмотреть на Наталью. Она пыталась угадать, что сумеет извлечь из последнего замечания англичанина ее подруга, но и, обнаружив, что та не заметила ничего непристойного, Зинаида не смогла успокоить свое отчаянно колотящееся сердце. — Ну, не важно, — быстро проговорила она, чтобы прервать повисшую паузу. — Все это кажется уже таким далеким! Ведь прошло много недель.
— Неужели? — Голос Тайрона звучал мягко и вкрадчиво, а глаза, казалось, смотрели в самую душу. — А я думал, что все случилось лишь вчера. Впрочем, ведь я переживаю это снова и снова каждый день… каждую ночь… и даже каждый час.
Зинаида готова была сквозь землю провалиться, но, посмотрев на Наталью и обнаружив, что та с удовлетворением улыбается, поняла, что хозяйка дома в полном восторге от умения полковника сводить с ума и прорывать любую оборону.
Стиснув зубы и собравшись с духом, Зинаида легонько постучала сложенным веером по руке Тайрона, как бы упрекая его за смелый намек:
— Пусть ваше воображение немного отдохнет, полковник. Кажется, оно слишком разыгралось.
Тайрон лукаво улыбнулся:
— Уверяю вас, боярышня, что мое воображение неизменно направлено на тот же самый объект.
Зинаида без труда догадывалась, о чем он грезит, и почти не сомневалась, что в этих фантазиях уже раз двадцать была изнасилована. Зинаида взяла себя в руки и слегка провела веером по руке полковника. О, если б она могла дать волю своим истинным чувствам! С каким бы наслаждением она отхлестала его по щекам этим самым изящным предметом, чтобы сводящая с ума улыбка сползла с его губ! За свое нахальное поведение негодяй заслуживал оплеухи, однако такие действия отнюдь не помогли бы ей в достижении поставленной цели.
— Вы так часто приходили мне на помощь, полковник. Я уже сбилась со счета. Могу лишь надеяться, что вы так же добры и в ваших фантазиях, и мне не придется сетовать на вашу грубость.
Тайрон мягко усмехнулся. Его грезы были настолько чувственными, что рассказывать о них молоденькой невинной девушке не представлялось никакой возможности.
— Порой я бывал жертвой собственных иллюзий, боярышня, но примите мои уверения в совершенной преданности вам.
— Едва ли уверений достаточно, — отвечала Зинаида, чаруя его обезоруживающей капризной гримаской. Ее ни капли не убедили эти отговорки, и она хотела добиться большего. — Мне нужны доказательства, полковник, и поскольку в последнее время я вас почти не видела, то вы, наверное, без труда поймете мои опасения. А вдруг вы просто играете мной?
Наталья чуть глаза не выпучила. Ей не верилось, что она присутствует при таком отчаянном флирте. Теперь она нисколько не сомневалась в том, что англичанину следует остерегаться, и не могла спокойно наблюдать за происходящим, молча стоя рядом. Зинаида была во всеоружии, причем нацелила это оружие прямо в сердце обожателя. Опасаясь, что ей удастся сохранить нейтралитет, Наталья решила оставить их, искренне надеясь, что замысел Зинаиды не приведет к новой кровавой дуэли.
— Вы не присмотрите за Зинаидой, Тайрон? Я обещала Анне, что буду беречь ее. — Боярыня улыбнулась и слегка пожала плечами. — Однако никогда не говорила, что буду делать это в одиночку.
Улыбка снова заиграла на губах офицера, почти ослепив боярыню, которая повидала на своем веку немало красавцев. Она только надеялась, что, когда все кончится, этому прекрасному представителю мужской породы не придется отплыть обратно в Англию на первом же корабле благодаря ее молоденькой подруге.
— Для меня нет большего удовольствия, чем целиком посвятить себя этой задаче, любезная Наталья, — с радостью ответил он.
Боярыня сочувственно потрепала его по руке:
— Берегите себя, Тайрон. — Он кивнул:
— Могу заверить вас, сударыня, что я всю мою жизнь старался делать именно это.
— Так, пожалуйста, и продолжайте, — ободряюще сказала она и бросила многозначительный взгляд в сторону Зинаиды. Потом присоединилась к пожилым дамам, которые, потягивая вино, уже хихикали, как молоденькие девицы, вспоминая стародавние времена.
Тайрон с восторгом принял этот подарок судьбы. Долго не имея возможности общаться с Зинаидой, он теперь от души наслаждался ее обществом.
— Должен признаться, вы действительно занимали все мои мысли и мечты, сударыня, — вздохнул он. — Ни один нормальный мужчина не забыл бы то, что посчастливилось увидеть мне.
Зинаиду до глубины души возмутило его нахальное напоминание:
— Я не привыкла раздеваться перед мужчинами, полковник, и учтите, мне вовсе не понравится, если вы станете рассказывать кому-нибудь о том случае в бане или о вашем визите в мои покои.
— Не волнуйтесь, Зинаида. Я буду по-прежнему усердно хранить все наши с вами секреты, — мягко заверил он.
— Я была слишком взволнована, полковник, — призналась она. — Понимаете, моя мама, англичанка, привила мне стойкое отвращение к купанию на виду у всех. Вы оказались первым мужчиной, который застал меня в такой пикантной ситуации.
Голубые глаза Тайрона ярко засверкали:
— Я рад, что никто больше не видел те сокровища, которые довелось видеть мне.
Зинаида ни разу не встречала человека с такими необыкновенными глазами. Они были вовсе не серыми, как показалось ей в лесу и в полумраке бани. В свете свечей они приобрели почти лазурный оттенок с переходом в более глубокий сапфировый. На фоне загорелого лица они казались еще ярче, еще живее. Солнце, сделавшее темнее его кожу, в то же время высветлило аккуратно подстриженные волосы. Более светлые пряди росли на макушке и блестели на висках. Зинаида в который раз убедилась, что Тайрон Райкрофт и впрямь очень красив.
— А я уж подумала, что Анне удалось напугать вас, — хитро улыбнулась Зинаида.
Голубые глаза сверкнули озорством:
— Она лишь укрепила меня в намерении обратиться к государю.
— Скажите же, сударь, насколько вы преуспели в вашем начинании? — спросила Зинаида, торопливо ставя до половины наполненный кубок на соседний столик, чтобы дрожащие руки не выдали ее волнения.
— Я не знаю, — хрипло отозвался Тайрон, чей взгляд пытался проникнуть сквозь прозрачную ткань. Юная грудь Зинаиды, казалось, сама сияла и была по-прежнему соблазнительна. — Государь еще не ответил на мое прошение.
Хотя и прежде у Зинаиды были поклонники, но сегодняшняя беседа походила на некий волшебный нектар, которого она ни разу не пробовала. Густое пьянящее зелье пробуждало дремлющие чувства, волновало кровь. Наслаждаясь этим новым, неописуемым возбуждением, Зинаида задумчиво провела пальчиком по краю кубка.
— И о чем же вы просили государя, полковник?
— Я просил позволения стать вашим кавалером. — С этими словами Тайрон склонился, чтобы взять кубок, а заодно еще разок бросить взгляд на декольте Зинаиды. Выпрямившись, он устремил на нее ласковый взор и отпил глоток вина. — Это правда, миледи. Вы стали самым большим желанием моего сердца.
Зинаида расправила кружевную манжету Тайрона, слегка, словно бы случайно, коснувшись пальцами его красивой руки:
— А можно спросить, скольким девушкам вы говорили то же самое, полковник?
— Спросите, — шепнул Тайрон, делая шаг навстречу, — и я отвечу: «Ни одной».
— И как же вам удалось избежать брачных уз? Насколько я понимаю, вам уже лет примерно…
— Тридцать два, сударыня, — проговорил он, с наслаждением вдыхая аромат ее духов.
— О, пожалуй, в этом возрасте пора бы обзавестись семьей… Тем более что вы, несомненно, были столь же галантны с другими девушками, как и со мной. Впрочем, они, должно быть, преследовали вас без всякой надежды завладеть вашим сердцем?
— Мне нравится самому быть преследователем, сударыня.
— Ах, так, значит, вы все-таки увлекались? — осмелилась спросить Зинаида.
Под его внимательным взглядом она чувствовала себя птичкой, зажатой в руке птицелова.
— Но есть ли на свете иной предмет, достойный такого обожания, как вы? — выдохнул Тайрон. — Даже если есть, я его не заметил.
— Так вы и впрямь настроены решительно?
— Да, — без колебаний шепнул Тайрон и шагнул к ней.
Синее сияние его глаз коснулось губ Зинаиды, словно жаркий поцелуй, и она, не отдавая себе отчета, уступила этой необычной ласке, слегка приоткрыв рот. Она не ведала, каким колдовством он ее очаровал, и только молча наблюдала, как он пробует вино, пригубив кубок с того же края, откуда пила она.
— О, какой прекрасный напиток, — вздохнул Тайрон. — Кажется, прошло уже много лет с тех пор, как я пробовал нечто подобное в вашем экипаже.
Зинаида оторвалась от его проницательного взгляда и быстро оглядела комнату, стараясь подавить чудесное волнение в груди. Даже если бы она залпом осушила несколько бокалов вина, то и тогда голова у нее кружилась бы меньше.
Гости боярыни Натальи были увлечены оживленными разговорами. Казалось, что и те собеседники, которым еще не исполнилось двадцати, и те, которые были в три раза старше, — все они отличались жизнелюбием и оптимизмом, и потому у всех находились общие темы для беседы. Злостных же сплетников в этот дом просто никогда не приглашали.
Тайрон наклонился над Зинаидой, чтобы поставить кубок на столик. Почувствовав, что его бархатный рукав беззастенчиво прикоснулся к ее обнаженной груди, Зинаида тихонько ахнула и отшатнулась. Ее внутренний голос говорил ей, что это прикосновение отнюдь не случайно. Восхитительная дрожь пробежала по ее телу.
Полковник вызывающе приподнял темную бровь, словно провоцируя ее на упрек за этот коварный жест. Несомненно, оба прекрасно понимали, что она нарочно его дразнит. Наконец Зинаида с неохотой признала неприятную истину: англичанин не был неопытным юнцом, которого можно завлекать ободряющими речами и кокетливыми улыбками. Он разбирался в этой игре намного лучше и воспринял нынешнее поведение Зинаиды как приглашение. Поняв это, Зинаида задалась вопросом, разумно ли было выбирать такого мужчину для осуществления своих планов? Если Тайрон Райкрофт насквозь видит все ее ухищрения, то, как можно надеяться, что ей удастся заманить его в ловушку и при этом остаться невредимой? Ведь совершенно ясно, что он решительно вознамерился навязать ей самые неприемлемые условия.
Весь замысел вдруг показался ей неудачным. Тайрон продвигался к цели быстрее и успешнее, чем осмеливалась она, все еще наивно пытаясь избежать опасности. Судя по тому проворству, с которым полковник шел к победе, Зинаида рисковала лишиться невинности еще до того, как они доберутся до его квартиры.
— Мне нужно ненадолго уйти, — извиняющимся тоном проговорила она, поняв, что надо еще разок все обдумать. Надо было снова собраться с духом, а сейчас Зинаида чувствовала себя, словно под артиллерийским обстрелом.
— Могу я помочь вам, сударыня? — с подчеркнутой вежливостью спросил Тайрон. Он заметил, как сильно поразило Зинаиду его прикосновение, и даже подумал, не ошибся ли, решив, что она его соблазняет. — Вы, кажется… чем-то обеспокоены?
Зинаида быстро подняла руку, чтобы не дать ему приблизиться. Она должна сохранять ясную голову, иначе все пропало. Сейчас нужно поскорее улизнуть в безопасное место, где она вновь обретет отвагу. Зинаида покачала головой и попыталась проскользнуть мимо.
— Я должна идти.
— Возможно, бокал вина успокоит вас, — предположил Тайрон, поймав ее пальцы и запечатлев на них нежный поцелуй.
Ему не хотелось, чтобы она ушла. Он вовсе не был уверен, что она вернется. А если Зинаида ускользнет от него сейчас, то едва ли впредь соизволит с ним встретиться.
— Я должна идти! — Зинаида поразилась тому, как дрожали ее пальцы. Вырвав руку, она уперлась ладонью в его широкую грудь. — Пожалуйста, пропустите меня, полковник.
— А вы, правда, вернетесь? — Он вопросительно посмотрел на нее. — Или мне стоит вообще забыть о том, что мы встречались?
Отчаяние и разочарование, прозвучавшие в его голосе, тронули сердце Зинаиды. Она удивленно посмотрела на него и вдруг поняла, что для Тайрона Райкрофта это вовсе не очередное случайное увлечение. Он был настроен весьма решительно.
Зинаида почувствовала, что паника понемногу проходит. Действительно, разве решится мужчина принуждать женщину, если он боится потерять ее? Кокетливая улыбка изогнула ее губы, и она провела пальчиком по шелковому шнуру, украшавшему его камзол:
— Мне нужно всего несколько минут, полковник, вот и все. Но я обязательно вернусь. Обещаю вам, — шепнула она. — Вы будете ждать меня?
— Сколько потребуется, — ответил Тайрон, склонившись над ее рукой.
Зинаида жарко вспыхнула от прикосновения его теплых губ. Невероятное волнение наполняло ее сердце нежностью и странной радостью. Она тоже придвинулась ближе и ласково провела рукой по его стриженой голове. Когда же он выпрямился и посмотрел ей в лицо, Зинаида отшатнулась и румянец залил ее щеки. Невнятно пробормотав что-то, она ушла, а Тайрон изумленно смотрел ей вслед.
Отсутствие Эли дало Зинаиде возможность побыть в одиночестве, о котором она так мечтала. Зинаида надеялась прояснить мысли, но продолжала метаться по комнате, словно зверь в клетке, не находя разумного объяснения своим переживаниям. Уж если одно только присутствие полковника внушило ей такую нежность и вскружило голову, то, значит, никогда она не будет счастлива с Владимиром.
Распахнув окошко, Зинаида высунулась наружу и оглядела усеянное звездами небо. Ей хотелось освежить ночной прохладой пылающие лицо и руки. Но едва луна показалась из-за облака, какое-то движение на противоположной стороне улицы привлекло внимание Зинаиды. Отгородившись ладонями от света ярких свечей в комнате, она разглядела во тьме две стоящие рядом фигуры. В следующий миг Зинаида признала в человеке, который был пониже, князя Алексея. Второй, отличавшийся огромным ростом, был, наверное, одним из его наемников, однако внешность его почему-то встревожила Зинаиду. Хотя на голове этого мужчины была монгольская шапка, его мощная фигура показалась ей знакомой.
Алексей шагнул вперед и нахально подбоченился. Убедившись в том, что Зинаида смотрит именно на него, он запрокинул голову и громко расхохотался. Зинаида напряглась и замерла, точно ошпаренная этим неприятным звуком. Он смеялся над ней! Насмехался над всеми ее планами и надеждами!
И в следующий миг Зинаида вновь обрела утраченную было решимость. Как настоящая соблазнительница, Зинаида уделила много внимания своей внешности, приготовившись к более ответственной и сложной части игры. Она перешнуровала корсаж, потуже затянув талию и слегка распустив верх. Не важно, сколь опытен Тайрон в отношениях с прекрасным полом. Теперь она твердо решилась показать ему, что такое настоящая женщина. И если Наташа не ошибалась, предостерегая насчет опасности слишком распалять поклонника, то Зинаида готова была поклясться, что заставит его дрожать от нетерпения, пока он не потеряет голову и не помчится домой, унося ее на руках.
Оглядев себя с ног до головы в высокое зеркало, боярышня решила, что теперь она в полном порядке. Наверное, ни один морской фрегат никогда не был так готов к битве, как она к своему предстоящему триумфу. Но прелестные орудия женского очарования нацеливались на необычную жертву. Ведь Зинаида собиралась покорить не юного смельчака, а весьма искушенного зрелого мужчину.
Она не спеша, спускалась по лестнице, пытаясь разглядеть то, что происходило в зале. Гости были увлечены беседой.
Тайрон Райкрофт присоединился к небольшому мужскому кружку, но, судя по тому, как скоро он заметил Зинаиду, ему действительно не терпелось дождаться ее возвращения. Откланявшись, он зашагал сквозь толпу гостей, не сводя жадных, внимательных глаз с Зинаиды, словно какой-нибудь одержимый коллекционер — с драгоценного живописного полотна. Зинаида, конечно, знала, что он насквозь видит все ее уловки. Когда глаза его остановились на ее волосах, Зинаида поняла, что Тайрон вспоминает, как струились мокрые пряди по ее обнаженной спине. Когда жадный взгляд спустился к груди, ей показалось, что он рисует в своем воображении два блестящих от воды белоснежных полушария. И когда он скользнул взором по мягким складкам длинной юбки, Зинаида поняла, что он пытается воскресить в памяти увиденные однажды стройные ноги.
Зинаида затрепетала под его неторопливым, пристальным взором. Шагнув на последнюю ступеньку, она попыталась отогнать тревожные мысли, смешивавшиеся с воспоминаниями об их первой встрече, когда он поднял ее из темной глубины бассейна и она прижалась к его мускулистому телу. Сердце у нее заныло от воспоминаний о том моменте, когда Тайрон привлек ее к своей крепкой груди. Перед мысленным взором Зинаиды появился упругий, плоский живот с темной дорожкой волос.
Зинаида глубоко вздохнула и медленно выдохнула, взволнованная этими непристойными переживаниями. Надо было как-то намекнуть на них, в то же время, не переступая тех границ, за которыми уже трудно будет повернуть назад. Ощущая прокатывающиеся по телу жаркие волны, Зинаида старалась продемонстрировать безмятежность, подобающую настоящей Снежной королеве, хотя внутри у нее все дрожало от ужаса: а вдруг она сама попадется в собственные сети соблазна?
Тайрон обнял ее за талию. Зинаида чуть не вскрикнула, когда длинные пальцы англичанина тронули кружева у нее на спине.
— Вы стали еще прекраснее, чем сто лет назад, когда покинули меня, — выдохнул Тайрон, немного подавшись вперед, чтобы насладиться ее свежим ароматом. — Или за этот долгий срок я просто забыл некоторые детали?
Зинаида взмахнула шелковистыми ресницами. Даже стоя на ступеньку выше, она должна была поднимать глаза, чтобы взглянуть ему в лицо.
— Ни разу не встречала столь внимательного мужчину, способного заметить даже те небольшие улучшения, которые дама производит со своей внешностью, — ласково проворковала она. — Но разве вы станете винить меня за стремление вам понравиться?
Сердце ее забилось сильнее, когда пальцы Тайрона замерли на узелке корсажной шнуровки, словно он хотел проверить ее надежность. Если бы они были наедине, то он мог бы отважиться и на большее.
— Посмеет ли кто-нибудь оспаривать совершенство? — Улыбка Тайрона стала еще шире. — Поверьте, Зинаида, я окончательно покорен вами. Мне жаль только, что мы не одни. Тогда бы я смог на деле доказать вам, как жажду вашего расположения.
Поняв, что ее уловка удалась, но при этом сама она попала под обаяние Тайрона, Зинаида как можно непринужденнее спросила:
— Вы хотите увезти меня к себе, полковник? — Легко коснувшись губами ее волос, он положил ладонь ей на спину и осторожно привлек Зинаиду к себе.
— Хотя я не надеюсь на ваше милостивое согласие, должен признать, что это самое сокровенное мое желание. При мысли о том, чтобы остаться с вами наедине, я схожу с ума от восторга, потому что до сих пор не могу забыть о той счастливой встрече в бассейне и мечтаю о повторении.
У Зинаиды засосало под ложечкой, но, несмотря на это, она поздравила себя с победой. Тонкая рука, коснувшись широкой груди полковника, заметно задрожала. Легкий аромат мужских духов кружил голову Зинаиды, словно крепкое зелье, и лишал воли. Так просто было прижаться к Тайрону и испытать неземное блаженство. И все же Зинаида преодолела соблазн и отстранилась.
— Этого надо остерегаться, сударь, — пробормотала она без всякого кокетства. — Однажды вы позволили мне уйти невредимой, но я не думаю, что вы будете так же великодушны и во второй раз.
— Да, действительно. Маловероятно, что я снова смогу похвастаться таким же самообладанием. — Он улыбнулся уже знакомой соблазнительной улыбкой. — И все же, если подобный случай вновь повторится, я надеюсь, что вы, наконец, станете называть меня по имени. После всего, что между нами было, Зинаида, разве это не естественно? И разве вам так трудно выговорить имя Тайрон? А если хотите, Тай или Тайри, как зовет меня моя бабушка.
— Тай… Тайри… Тайрон… — Зинаида перебрала все эти имена, словно попробовала каждое из них на вкус. — Пока мы не познакомились ближе, лучше все-таки Тайрон.
— В ваших устах мое имя звучит слаще меда. — Глаза его остановились на ее губах, отчего у Зинаиды захватило дух. — Когда же я вспоминаю их чудный вкус, меня обуревает желание поцеловать вас так, чтобы вы убедились в силе моей страсти. И потом, я бы хотел научить вас целоваться.
Щеки Зинаиды заалели как маков цвет. И хотя от молодой девицы и не следовало ожидать особой искушенности, она не желала, чтобы он думал о ней как о несмышленом ребенке и противопоставлял другим женщинам, с которыми был близок.
— А разве меня нужно учить? — Тайрон умильно улыбнулся:
— Я стал бы ревновать, если б было иначе. — Зинаида смотрела на него открытым, испытующим взглядом.
— Тогда и мне следует ревновать вас к вашим учителям?
— Не стоит, моя милая, — успокоил Тайрон. — С момента нашей первой встречи я ваш раб.
— Хотелось бы мне знать, чьим рабом вы являетесь на самом деле, Тайрон, — сказала она. — Если действительно моим, тогда странно, что в последнее время я так мало вижу вас.
С искренним сожалением Тайрон прижал руку к груди:
— Эти жалобы следует адресовать царю, которому я обязан службой. Но, даже находясь перед вашим государем, я все время в мыслях устремлялся к вам.
— Я кое-что о вас слышала и не вполне уверена в том, что вы говорите, — решилась уколоть его Зинаида.
Проницательный Тайрон поспешил сменить разговор, чувствуя, что Зинаиду слишком интересуют его прежние увлечения.
— Хотя я предпочел бы спрятать вас от всех мужских взоров, кроме своего собственного, мне придется познакомить вас с моим ближайшим другом.
Поддерживая ее под локоть, Райкрофт помог ей спуститься с последней ступеньки лестницы, а потом повел к входу в залу. Здесь он махнул рукой молодому офицеру, с которым приехал и который стоял сейчас рядом с князем и княжной Жерковыми. Увидев призывный жест Тайрона, молодой человек извинился перед собеседниками и подошел к полковнику.
— Позвольте представить моего адъютанта капитана Григория Тверского, — негромко, но внушительно сказал Тайрон. — Григорий, познакомься. Это боярышня Зинаида Зенькова.
Красивый молодец ловко поклонился.
— Для меня большая честь быть вам представленным, сударыня, — вежливо ответил он по-английски, чтобы не смущать своего друга и начальника. — Вы, наверное, меня не помните, поскольку впервые мы встретились в тот день, когда вас взял в плен Ладислас, но мне повезло оказаться среди тех, кто пришел к вам на помощь. Впрочем, разумеется, все лавры принадлежат полковнику Райкрофту. Ведь это он приказал проверить, почему стреляют на лесной дороге.
— Я так благодарна вам, капитан, — ответила Зинаида, — и, конечно, вашему командиру за его высокое чувство долга.
Григорий бросил на начальника лукавый взгляд:
— Должно быть, вы еще не знаете, моя госпожа, но полковник Райкрофт был невероятно счастлив выручить вас из беды. И хотя всего за пару дней до того он оказал такие же услуги нескольким боярышням, на которых бандиты напали прямо на постоялом дворе, он, заметьте, старательно избегал визита к ним и встречи с их батюшкой.
Тайрон возмущенно глянул на товарища, но потом, улыбнувшись, тоже не преминул подтрунить над ним:
— Среди этих сестриц была одна совершенно особая девушка. Она с трудом проходила в двери, но ужасно хотела заполучить нашего Григория в супруги. Так вот, чтобы спастись от нее, он прятался в коптильне, пока наконец прелестная девица не оставила свои попытки и не уехала вместе с сестрами.
— Да, к моему глубокому облегчению, — хмыкнул капитан.
Тайрон заметил, что из залы на Григория внимательно смотрит княжна Татьяна, и сказал:
— Мне кажется, что здесь есть девушка, которая скучает без вашего общества, друг мой. Похоже, вы умеете привораживать юных красавиц.
Григорий неуверенно обернулся, и сразу улыбка его стала шире, а глаза засияли. Татьяна смотрела на него с нескрываемой тоской. Он обратился к полковнику:
— Поскольку завтра мы не несем службу, я согласился принять предложение князя Жеркова и провести этот вечер в его доме. Я поеду с ними, так что теперь извозчик целиком в вашем распоряжении.
Тайрон посмотрел вслед другу, торопившемуся вернуться к предмету своего поклонения.
— Кажется, княжна понравилась Григорию больше, чем другие девушки, — произнес он, обратившись к Зинаиде. — Иначе он забился бы в конюшню.
— Так я должна радоваться, что вы тут со мной, а не прячетесь по сараям, полковник?
Тайрон взглянул на нее сияющими глазами.
— На вашем месте, Зинаида, я не забывал бы, что в данном случае кавалер преследует даму, а не наоборот. Проще говоря, — улыбнулся он, — я просто жажду назвать вас госпожой моего сердца.
Зинаида почувствовала, как его пальцы сплелись с ее пальцами, и поразилась собственному небывалому возбуждению. Однако она решила еще немного подразнить полковника, мягко отвергая его притязания:
— Но мне мало простых уверений, сударь. — Тайрон властно привлек Зинаиду к себе. У нее перехватило дыхание, когда он склонился к ее уху.
— Разве вам нужны еще какие-то свидетельства после всех моих отчаянных попыток увидеться с вами, сударыня? — жарко прошептал он. — Однако для этого требуется более уединенное место. Здесь таких нет. Если же вы согласитесь пойти со мной, то я безотлагательно представлю вам все доказательства.
И Тайрон повел Зинаиду через залу. Сквозь распахнутые в сад двери сюда доносился аромат поздних цветов, но дрожь, охватившая Зинаиду, не имела ничего общего с ночной прохладой. Внутренний голос напомнил ей о предостережениях Натальи. Тайрон отнюдь не был похож на покорного поклонника, которого можно манить, завлекать лукавыми улыбочками и кокетливыми взорами, обещая плотское удовлетворение, а потом бросить под любым, даже самым нелепым предлогом. Так почему же она игнорирует предупреждающие знаки и, закрыв глаза, рискует собственной невинностью, а возможно, и самой жизнью, вводя в заблуждение человека, искренне и страстно стремящегося к ней?
Тайрон взял ее дрожащую руку и, привлекая к себе, легко коснулся губами лба, словно бабочка пощекотала крылом. Такой нежности Зинаида не ожидала, и, как ни опасна была затеянная ею игра, в этот сладкий миг страхи понемногу улеглись. Расслабившись в его объятиях, Зинаида легко вздохнула. Ей не хотелось думать о том, что будет дальше.
Тайрон оглянулся — возле выхода на веранду появилась еще одна пара. Теперь уединение, к которому так стремился полковник, было нарушено. Раздраженно поморщившись, он взял Зинаиду за руку, увел под сень крылечка и, повернувшись к ней, окинул нежным взглядом слабо освещенное девичье лицо.
— Вы, кажется, настолько изголодались по дамскому обществу, что готовы проглотить меня вместо ужина, Тайрон? — спросила Зинаида дрожащим шепотом.
— Я просто мечтаю остаться с вами наедине, — хрипло пробормотал он. — А до тех пор, пока мы не найдем подходящего места, мне придется пожирать вас глазами.
Встав на цыпочки, Зинаида почти прижалась губами к самому его уху и, надеясь, что он не заметит дрожи в ее голосе, прошептала:
— Вы уже видели здешний сад? Даже ночью это редкое зрелище.
Шагнув назад, она улыбнулась, приглашая полковника следовать за собой, и, грациозно скользя, поплыла во тьму густого сада. Яркая луна заливала все вокруг серебристым светом. Он проникал сквозь высокий естественный навес из ветвей огромных деревьев. Наконец Зинаида остановилась, холодная и отчужденная с виду, точно жрица древнего храма. На самом деле под внешним спокойствием скрывалось волнение, приличествующее юной невесте, ожидающей жениха. Она не знала, что случится в следующий миг, и оттого ей казалось, будто она открывает дверь в неизведанный мир.
Тайрон помедлил, убедился, что Наталья, увлеченная беседой с князем Жерковым и несколькими другими гостями, не заметила ухода Зинаиды, и медленно двинулся следом за боярышней, стараясь отыскать ее в темных зарослях, вглядываясь в густые тени и осматривая каждую залитую луной дорожку. Вдруг самоцветы ее ожерелья заблестели в пятнышках света, сочившегося сквозь листву высокого дерева, и Тайрон зашагал решительнее. Остановившись подле Зинаиды, он улыбнулся. Всего лишь миг он изучал прекрасное лицо, поднятое к нему. Эти темные глаза, казалось, отражали его собственное желание. Потом крепко прижал к себе Зинаиду, и по телу у нее разлилась истома. В следующее мгновение англичанин с бешеной страстью завладел ее ртом.
Зинаида была так изумлена, что едва не лишилась чувств. Она старалась уцепиться за какие-нибудь мысли, но все они ускользали, словно песок сквозь пальцы, и вся старательно продуманная тактика рассыпалась под этим сладким и жестоким поцелуем.
Наконец они оторвались друг от друга и задышали тяжело и прерывисто. Зинаида отвернулась, но кавалер явно намеревался насладиться каждым подаренным ему мгновением. Губы его спустились ниже, осыпая нежную шейку Зинаиды горячими, страстными поцелуями. Предавшись этому блаженству, она подумала, что Тайрон был для нее в этот миг единственным надежным пристанищем.
Но единственного маленького глотка было явно недостаточно, чтобы утолить давнюю жажду. Крохотные лунные блики соблазнительно играли на кремовой коже под дорогим кружевом корсажа, и могучий соблазн проверить глубину ее желания подстегнул Тайрона к решительным действиям. Тяжелое колье было пустячным препятствием для опытного вояки, и в следующий миг он уже прижимался приоткрытыми губами к пышным спелым плодам, высившимся над вырезом платья.
Зинаида, пораженная его быстротой и смелостью, затаила дыхание. Эта решимость красноречиво свидетельствовала о его желаниях, а ее собственная взволнованность и дрожь ничуть не походили на возмущение скромной невинной девицы. Зинаиде показалось, будто ее прекрасно вооруженный боевой корабль попал под град пушечных ядер. Пожалуй, ни один бортовой залп не смог бы с такой легкостью лишить ее самообладания.
Усилием воли, преодолев порыв сбежать, Зинаида продолжала наслаждаться новыми возбуждающими ощущениями, пока губы Тайрона скользили вдоль края корсажа. «В конце концов, — рассуждала она, — это всего лишь приятная ласка». Но, даже думая так, Зинаида бессознательно уперлась рукой ему в грудь.
Тайрон был настоящим знатоком этой игры и знал наизусть все правила. В основном они были одни и те же, как в постели с женщиной, так и на поле боя, перед лицом врага. Если нет сопротивления, значит, неприятель готов капитулировать. Опытный полковник склонен был полагать, что Зинаида сдалась. И все же он предпочитал продвигаться вперед с осторожностью, пока окончательно не укрепится на новых позициях. Как солдат, Тайрон прекрасно понимал ценность отступления в том случае, если требуется успокоить противника.
Рот его вернулся к губам Зинаиды и принялся жадно ласкать их в ожидании столь же нетерпеливого ответа. Когда она запустила пальцы в коротко стриженные волосы Тайрона, он понял, что добился успеха, и мысленно вздохнул с облегчением. Губы их сливались в пылких поцелуях, и он пил досыта, проникая языком в сладкие глубины. Тихий вздох удовольствия слетел с уст Зинаиды, когда Тайрон снова спустился ниже. Еще раз, отведав ароматной свежести, которая, казалось, исходила из ямочки у самого основания стройной шеи, он перешел к еще более манящим прелестям.
Запрокинув голову, Зинаида отдалась его пьянящим поцелуям. Но вдруг он рывком спустил корсаж с возбужденных грудей и стал осыпать их жаркими поцелуями.
— Нет, вы не должны! — ахнула Зинаида и отчаянно зашептала: — Вы переходите все границы!
Горячий румянец заливал ее лицо и согревал почти так же, как и огненные волны, исходившие от Тайрона. Испугавшись этого, Зинаида попыталась отстраниться.
— Милая, разве ты не понимаешь, как я хочу тебя? — хрипло проговорил Тайрон, легко удерживая Зинаиду одной рукой за талию. — В последнее время я просто одержим желанием овладеть тобой. Отдайся же мне, дорогая.
Зинаида едва не задохнулась — волна удовольствия снова окатила тело, когда Тайрон принялся ласкать ее груди. До сих пор она не представляла, что такая неукротимая страсть вообще возможна. Никогда прежде ее лоно не вспыхивало таким огнем. Он распространялся выше, пробуждая жгучую жажду, которая наполняла желанием все ее существо. Соблазняющие ласки требовательного рта и языка лишили Зинаиду воли к сопротивлению, и хотя она благословляла каждое нежное прикосновение к самым сокровенным струнам ее естества, тем не менее все еще отчаянно сопротивлялась.
Тайрон подхватил ее на руки. Он хотел найти какое-нибудь надежное укрытие, где мог бы терпеливо ласкать ее, постепенно доводя до экстаза.
Но что-то вдруг словно толкнуло Зинаиду. Намерения Тайрона были слишком очевидны. Он явно собирался без промедления взять ее невинность, а она до сих пор ничего не сделала, чтобы воспрепятствовать этому. Обескураженная собственной беззащитностью, Зинаида обвила руками крепкую шею и прижалась лбом к его виску.
— Прошу тебя, Тайрон, — шепнула она, — дай мне перевести дух.
— Ты нужна мне, Зинаида, — прохрипел он.
— Эти сады вовсе не достаточно уединенны… Наташа проклянет тот день, когда пригласила тебя… Но если ты так хочешь, Тайрон, я поеду к тебе.
Он внимательно посмотрел ей в лицо, слабо освещенное луной. Чресла его заболели от напряжения. Он чувствовал, что должен как можно скорее удовлетворить свою страсть. Мысль об отсрочке была совершенно непереносима. Ведь если она покинет его хотя бы до утра, то он не переживет ночь.
— Я живу так далеко отсюда, Зинаида.
Тихий, чуть хрипловатый шепот был не в состоянии передать волнение Тайрона. Да она и не смогла бы понять силу желания возбужденного мужчины. Лишь пережив это сама, она сумеет оценить его страдания. Тайрон губами прикоснулся к нежным холмикам, а потом принялся ласкать сладчайшую плоть, лишая Зинаиду самообладания.
На несколько долгих, восхитительных мгновений она позабыла обо всем, кроме удовольствия, ни воспоминание о язвительном хохоте Алексея заставило ее взять себя в руки.
— Так ты собираешься обучать девственницу прямо здесь? — прошептала она. — Ведь на нас может наткнуться кто угодно.
И хотя Тайрону очень не хотелось откладывать момент соития, он сумел обуздать свои желания. Конечно, Зинаида права. Этот сад — не самое удачное место для любовников, решивших предаться сладострастию. Да и она сама заслуживает лучшего, уже хотя бы потому, что он желает ее больше, чем любую другую женщину на свете, включая Ангелину. Много лет назад он проявил терпение и осторожность со своей невестой. Самое меньшее, что он мог сделать для Зинаиды, — это отнестись к ней столь же внимательно.
— Ожидание станет для меня жестоким испытанием, моя милая, но если такова твоя воля, то мне остается лишь покориться. — Он страстно поцеловал ее. Зинаида расправила юбки. — Теперь ты поедешь? — спросил Тайрон. — Мой экипаж ждет у крыльца.
— Я попрошу у тебя еще лишь несколько минут, — прошептала она, обуреваемая страстным желанием, которое он в ней распалил. — Подожди меня здесь. Я только переоденусь и захвачу накидку.
— В этом нет никакой необходимости, Зинаида, — возразил Тайрон. Ему не терпелось поскорее соединиться с ней и облегчить свое напряжение. — Я тебя согрею лучше всякой накидки, а платье вообще не будет иметь значения, как только мы приедем ко мне.
Зинаида залилась ярким румянцем, прекрасно понимая, что он имеет в виду. Это вернуло ее к воспоминаниям о первой встрече в бане и чуть не поколебало решимость ехать к нему домой. Она понимала, что при виде этого великолепного тела может отважиться на роковой шаг. Больше всего Зинаиду смущала ее собственная слабеющая воля. Однако, ускользнув от него прямо сейчас, она лишилась бы единственной возможности разрушить планы Алексея. Едва слышным шепотом Зинаида произнесла:
— Я хотела приготовиться…
Тайрон слишком хорошо понял эту просьбу. Она вправе сама решить, когда будет готова принять его.
— Еще один поцелуй, прежде чем ты уйдешь. — Полковник снова обнял ее. — Пусть он поддерживает меня до твоего возвращения.
Зинаида ответила на его поцелуй и, применяя только что полученный опыт, соблазнительно нырнула язычком ему в рот. Немного смутившись, она хотела уже удалиться, но Тайрон снова возбудился и наградил Зинаиду долгим поцелуем. Спустя много времени он с неохотой отпустил ее, но теперь уже Зинаида сама не хотела покидать его объятия.
— Еще, — попросила она.
Тайрон приподнял ее и привлек к себе. Она почувствовала громкий стук его сердца.
— Нет, мы должны ехать, а то я возьму тебя прямо здесь и сейчас, — хрипло прошептал он и, обхватив рукой ягодицы Зинаиды, прижал ее к себе. — Мужчина не может ждать бесконечно.
Напряженная гримаса Тайрона выдавала всю глубину его мучений.
— Я недолго.
Отпустив ее и глядя ей вслед, он негромко застонал. Пока Зинаиды не было, англичанин вышагивал взад-вперед, ища способ отвлечься и немного прийти в себя. Однако он знал: если она не вернется, ему не перенести одинокого возвращения домой. Прежде он никогда не принуждал женщину. Но Зинаида ухитрилась совершенно покорить его сердце. Если она не придет сама, он поднимется в верхние покои и овладеет ею прямо в ее постели.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлин



очень красивый роман,интересный сюжет. прочитала на одном дыхании
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинелена
2.08.2012, 11.59





Есть менее затянутый вариант этой книги. Называется Навеки-навсегда.Тоже самое ,но компактнее.Мне этот понравился больше.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНатали
6.12.2012, 15.21





А мне не очень понравилось, под конец стало откровенно скучно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинНаталья
23.05.2013, 20.14





Роман впитан риском и страстью,читала с большим трепетом.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинЛеля
4.07.2013, 19.59





Не зацепил.Наивно.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинEdit
2.12.2013, 20.37





Прочитала этот роман еще в лет 16,так он мне понравился,что до сегодняшнего дня это одно из любимейших моих произведений.и постоянно перечитываю его. Только книга называлась "Навеки-навсегда". Очень переживала за гг Зину,роман читается на одном дыхании. Советую прочитать))
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинОльга
2.08.2014, 12.02





Очень интересный роман. Единсьвенное, что раздражало - ну прям все хотят Зинаиду! Прям единственная женщина на Москву. А отношения главных героев очень яркие и страстные.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс Кэтлинleka
3.08.2014, 21.55





Когда иностранка пишет роман о России, без ляпов не обойтись. Конечно, заниматься любовью в бассейне весьма приятно, но не было из в России, даже у царя. Пусть бы полковник наблюдал за купанием главной героини в верхней темной полки парилки, прикрывшись дубовым веничком. Да и не смогли бы сразу обвенчать иноверца с православной: кому-то надо было сменить веру. А так - очень интересный авантюрно-любовный роман. 800 стр. прочла за сутки с большим удовольствием.
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинВ.З.,66л.
12.09.2014, 10.52





Не стреляйте в пианиста: он играет как может!
Навсегда в твоих объятиях - Вудивисс КэтлинTanja1
17.01.2015, 23.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100