Читать онлайн На все времена, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На все времена - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На все времена - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На все времена - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

На все времена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Рейвен не выносил женских слез. Ему становилось не по себе в присутствии плачущей женщины. Поэтому он сел в постели, откинул одеяло, поднялся и встал над женой.
– Абриэль, так больше не может продолжаться, – настоятельно заявил он. – И я не могу соблазнять тебя силой. И поэтому отказываюсь брать тебя таким образом. На этот раз ты должна прийти ко мне.
Значит, он считает, будто стал главным в их союзе?!
И легкость, с которой он предположил это, взбесила ее. Слезы мигом высохли. Она в подражание ему тоже откинула одеяло, вскочила и повернулась лицом к мужу.
– Долго придется дожидаться, Рейвен Сиберн! Пусть ты забрал мое состояние, но не получишь сердце и душу, чтобы раздавить их, когда уедешь отсюда!
– Почему… – он поколебался, на мгновение отвлекшись видом ее бедер под сбившейся сорочкой, но тут же моргнул и нахмурился, – почему я должен уезжать отсюда?
Но Абриэль не пожелала говорить. Только снова легла и повернулась к нему спиной. Рейвену хотелось растормошить ее, заставить объяснить, что она имела в виду, а потом схватить в объятия и вонзиться в тесное лоно, невзирая на все клятвы не прикасаться к жене, пока она сама не придет к нему. Несмотря на то что он считал, будто успел насытиться ее телом. Глядя на точеное полуобнаженное тело, он опасался, что никогда не сможет ею насытиться. Глупец, он позволил ей сбить себя с толку. Но все же он не такой дурак, чтобы в гневе вылететь из спальни. Не доставит своей вспыльчивой супруге такого удовлетворения. И не лишит себя удовольствия спать рядом с ней, хотя и не может дотронуться до нее из-за чертовой клятвы. Да, он поистине глупец!
Рейвен тоже лег в кровать, подложил руки под голову и уставился в потолок, чтобы не потянуться к ней.
Молодые так и не помирились, когда пришла весть о начавшейся по всей Англии смуте. Никогда еще по дорогам не разъезжало так много гонцов с депешами, направленными в различные области страны. Новости действительно были мрачными. Отправившись поохотиться в свой замок в Лион-ла-Форе, Генрих I, младший сын Вильгельма Завоевателя, заболел и через неделю умер. Его смерть знаменовала на только скорбь и траур, но начало тяжкой и долгой эпохи для подданных усопшего монарха.
Первой женой Генриха была шотландка, сестра короля Давида, и их дочь Мод считалась наследницей престола. За несколько лет до смерти Генрих потребовал от своих знатных придворных клятвы верности дочери. Но хотя аристократы не слишком горели желанием поддерживать Мод, все же опасались, что если свяжут себя клятвой верности Стефану, племяннику покойного короля, то потеряют все, что сумели приобрести за время правления Генриха, будь то уворованное или честно полученное богатство.
Не будь король в ссоре с дочерью и зятем во время болезни и смерти, Мод, несомненно, поспешила бы к отцу и потребовала бы законного наследства, прежде чем кто-то успел бы узурпировать трон. Но случилось так, что за несколько дней Стефан сумел объявить себя королем и вскоре стал безжалостно расправляться со всеми, кто этому противился. Хотя коронация Стефана должна была состояться через несколько недель, продолжительное отсутствие Мод в Англии только укрепило его власть. Всем стало ясно, что королевство втянуто в худший вид распри и раздора – гражданскую войну и миру, который Генрих умудрялся поддерживать за годы своего правления, пришел конец.
На шестой день после свадьбы Рейвена вызвали в Шотландию, на совет к королю Давиду. Обсуждались новые, напряженные отношения с Англией.
Абриэль стояла в холодном дворе рядом с матерью и наблюдала, как Рейвен беседует с отцом в ожидании оруженосца и троих солдат, приехавших с ним из Шотландии.
Элспет обняла рукой плечи Абриэль.
– Уверена, что ты уже тоскуешь, бедняжка.
Абриэль кивнула, пораженная правдивостью слов матери, несмотря на то что они с Рейвеном пребывали в ссоре все эти дни. Последние ночи они проводили в одной постели, разделенные пропастью непонимания и гнева.
– Возможно… – медленно продолжала Элспет, наблюдая за дочерью, – разлука поможет вам увидеть ваш брак в истинном свете.
Абриэль саркастически скривила губы:
– Ты так уверена, что нам есть что выяснять?
– Я вижу боль своей дочери. И очень хочу, чтобы ты была счастлива.
Абриэль потуже завернулась в плащ и обратила холодный взор на мужа, который направлялся к ней, ведя коня под уздцы.
– Мама, ты полагаешь, что распря между нашими странами не встрянет между нами?! Воображаешь, что Рейвен предпочтет наш супружеский союз обязательствам перед королем?!
Элспет открыла рот, но ничего не успела сказать, потому что подошел Рейвен и встал перед Абриэль, серьезно глядя на жену. Она выглядела прекрасной, гордой и отрешенной, словно сотканной из противоречий…
– Прощай, Рейвен, – тихо сказала она. – Возвращайся невредимым.
Он наклонился и поцеловал ее в щеку, вдыхая нежный запах. И хотя не желал уезжать, не испытав напоследок сладости ее объятий, все же не собирался ни к чему ее принуждать.
– Я скоро вернусь, – пообещал он и, вскочив на Ксеркса, своего верного жеребца, кивнул отцу и родителям Абриэль, выехал со двора и направился на север.
В последующие дни смерть собирала свою мрачную жатву. В стране царили насилие и воровство, словно разгулялись темные силы. Злоба и жадность делали свое дело. Грабежи стали вполне обычным явлением в Нормандии и Англии, причем до такой степени, что ни один человек не мог чувствовать себя в безопасности даже в собственном доме. Особенно опасными стали дороги, осаждаемые разбойниками всех мастей.
Абриэль приютила и вылечила не одну жертву насилия и часто думала о Рейвене, путешествующем по опасным дорогам между обеими странами. Он был ее мужем, и только по этой причине она желала его благополучного возвращения. Но кроме этого, где-то, глубоко в сердце, зарождалась нежность, становившаяся все сильнее по мере того, как в ней росли печаль, сожаление и смущение. Неужели такова будет ее жизнь? Вечно провожать мужа, вечно гадать, кто убьет его, потому что он родился не в Англии? Или ему придется сражаться на стороне Шотландии против англичан?
Было время, когда она клялась никогда не испытать боли из-за влюбленности в мужа, но теперь… теперь все чаще задавалась вопросом, а есть ли у нее выбор. Или все произойдет, как тогда, когда она вышла за него замуж?
Казалось, не имеет значения, верен ли тот или иной человек Стефану или Мод. Большинство были заняты одним: урвать свое, хитростью или силой, но получить выгоду от бушующих в стране раздоров. Рыцари и люди, которыми когда-то командовал Вашел, вновь собрались на его защиту, разделившись между домами Вашела и Абриэль. Эти рыцари, как и пехотинцы и их семьи, приняли приглашение Вашела поселиться в надежных стенах замка. Многие из обитателей считали, что присутствие столь сильного гарнизона успокоило их страхи, поскольку становилось ясным, что отныне сосед шел войной на соседа, а брат – на брата в этом страшном мире, где разум уступил место жажде крови.
Как-то ночью в замок нагрянули Грейсоны и их верные рыцари, тоже явившиеся искать убежища. Они привезли с собой все ценности, а также сундуки с одеждой и всеми необходимыми вещами. Однако их поспешное бегство не обошлось без приключений: разбойничья стрела пронзила плечо лорда Грейсона, пока тот помогал слугам усаживать свое маленькое семейство в экипаж. Только после того, как с повозок сбросили несколько узлов, алчные негодяи набросились на добычу и принялись из-за нее драться, что позволило беглецам уехать живыми и почти невредимыми.
Гостей впустили в замок, и слуги помогли Реджинальду выйти из экипажа. За ним последовали Корделия и леди Изольда. Абриэль и Элспет, которым сообщили об их приезде, приготовили кровать и расстелили старые, но чистые простыни поверх уже имевшегося белья, когда слуги внесли Реджинальда в комнату. Изольда и Корделия очень переживали из-за раненого, но немного успокоились, стоило Вашелу заверить, что рана вовсе не так тяжела и крепкий организм Реджинальда быстро справится с болезнью. Женщины вернулись в смежную комнату, где собирались остаться, пока стрелу не извлекут. Абриэль послала служанку за вином с пряностями для женщин в надежде, что оно поможет им успокоиться и расслабиться. Но сама она вернулась в спальню. В отличие от Седрика она никогда не производила подобных операций и сейчас собиралась помочь свекру.
Когда пациент выпил несколько кружек крепкого эля, Седрик смог вытащить стрелу и прижечь рану раскаленной кочергой, после чего измученный Реджинальд с благодарностью принял новую кружку с элем. К тому времени как Элспет, Корделия и Изольда появились в спальне, Седрик и Реджинальд уже пересмеивались, словно выслушав забавную историю.
Корделия безотрывно смотрела в ярко-синие глаза немолодого шотландца. Тот подмигнул в ответ и широко улыбнулся, показав белоснежные зубы, отчего девушка густо покраснела.
– Похоже, сегодня специально для меня сошли с неба звезды, чтобы осветить мою унылую жизнь, – пошутил он. – Или я ошибся, и это сияние улыбки миледи, которую я вижу перед собой.
– Скорее всего последнее, сэр, – парировала Корделия, наклонив голову. – Вы спасли жизнь моего отца, и за это я всегда буду вам благодарна. Как быстро и ловко вы сумели вытащить стрелу! И спасибо Абриэль за ее неоценимую помощь!
– Примите и мою смиренную благодарность за ваши щедрые похвалы, миледи, – ответил Седрик, склонив голову.
Абриэль просто стиснула руку подруги, безмерно счастливая тем, что они вместе в столь тяжелые, печальные времена.
– Как ты себя чувствуешь? – озабоченно спросила мужа леди Изольда.
Его милость улыбнулся жене:
– Совершенно разбитым, дорогая, но худшее уже позади. Какая удача, что лорд Седрик оказался в замке и вынул стрелу. Я страдал куда больше в руках целителей, лечивших менее серьезные раны. Да, лэрд весьма полезный человек, ничего не скажешь!
Седрик снова поклонился.
– Оставляю вас в заботливых руках Абриэль. Моя новообретенная дочка – прекрасная целительница. А я должен идти. На ристалище все еще продолжаются тренировки.
– Берегите себя! – крикнула вслед Корделия. – Надеюсь, мы скоро увидимся.
Седрик, оглянувшись, подмигнул молодой красавице:
– Помяните мои слова, миледи, я обязательно вернусь.
Пока Изольда и Элспет хлопотали над дремлющим Реджинальдом, Абриэль оставила их, чтобы растереть травы и сделать мазь. Потом девушки удалились в смежную комнату и долго обнимались, пока наконец Корделия не отступила. Схватив подругу за руки, она долго вглядывалась в ее лицо.
– Ты совсем не изменилась с тех пор, как стала женой Рейвена.
Абриэль вздохнула:
– О, Корделия, без тебя свадьба казалась ненастоящей!
– Зато брачная ночь, думаю, была самой что ни на есть настоящей, – лукаво улыбнулась Корделия.
Абриэль застонала и отвернулась.
– Даже подруги не должны обсуждать столь интимные вещи.
Улыбка на лице Корделии мгновенно растаяла.
– Абриэль! Когда я в последний раз была здесь, ты относилась к Рейвену как к одному из поклонников и даже попросила уехать из замка. А в первом же письме я получаю странное сообщение о твоей свадьбе, причем без всяких подробностей.
– Я хотела, чтобы ты как можно скорее узнала о новостях, но писать подробнее не было времени.
– Он хороший парень, как сказали бы шотландцы. Так почему я вижу тень в твоих глазах, когда ты говоришь о нем? Только не тверди, что ты просто волнуешься за мужа в его отсутствие, потому что я этому не поверю.
Абриэль никогда и ничего не скрывала от подруги, поэтому коротко изложила подробности, с той минуты, когда их застали вместе, до брачной церемонии.
– Полагаю, эта церемония не была радостной, – сухо заметила Корделия. – Но думаю, он куда лучше Десмонда де Марле.
– Но мог бы причинить мне куда больше боли, чем Десмонд, – прошептала Абриэль, обхватить себя руками. – Ты знаешь, что я с самого начала не верила, что он искренне ухаживает за мной. Ему нужно только мое богатство.
– Абриэль, ты прекрасная женщина, на которой любой мужчина был бы рад жениться ради нее самой. Рейвену повезло завоевать тебя, причем не важно, каким способом, и я уверена, он это знает.
– Хотелось бы верить и этому, – откликнулась Абриэль. – Но все слишком сложно. Он шотландец, Корделия. Если между Англией и Шотландией вспыхнет война…
– Он требовал, чтобы ты дала клятву верности его королю?
– Нет… но…
– В таком случае вы сумеете что-нибудь придумать. Пусть сражаются страны, но муж и жена должны жить в мире.
Противоречивые эмоции раздирали сердце Абриэль, болевшее так, что на глазах выступили слезы.
– Если бы все было так просто! Позволь я себе любить его, что будет, если ему придется идти на войну? Как мне это вынести?
– Абриэль, никому не дано предсказывать будущее. Если бы мы поступали так или иначе, руководствуясь тем, что может случиться в будущем, тогда проще прятаться в кроватях и вообще ничего не предпринимать. Ты должна впустить в свое сердце любовь.
– Не знаю, смогу ли я, – прошептала наконец Абриэль.
Вся страна превратилась в место огромной бойни, грабежа и разбоя. Неудивительно, что Терстан де Марле наконец сообразил, что нашел идеальное оружие против Рейвена Сиберна. Шотландец отобрал у него то, о чем с самого начала мечтал Терстан: замок де Марле и все его богатства. Настало время отослать захватчика туда, откуда тот явился… а может, и сразу в могилу. Но сначала Терстан в отсутствие хозяина отберет замок.
Он легко добрался до соседей и, ловко играя на тревогах и беспокойстве о мире и безопасности их домов, расположенных так близко от границы, стал уговаривать местных лордов осадить твердыню Рейвена. Твердил, что им следует «удержать» замок ради Англии и не отдавать врагам-шотландцам, которых нельзя пускать на английскую территорию.
Обуреваемые страхом и неуверенностью, северные лорды невольно прислушивались к Терстану, родственнику Уэлдона де Марле, которого так уважали в округе. Кроме того, с Терстаном повсюду ездила Мордея, единокровная сестра Десмонда. Он умело подогревал ненависть ведьмы, ожидая того момента, когда сможет использовать ее дьявольское искусство.
Как-то днем без всякого предупреждения Терстан с большим отрядов лордов, рыцарей и тяжеловооруженных солдат примчался к замку. К счастью, сервы успели заметить их издалека и укрыться за толстыми каменными стенами. Рядом с Терстаном, как всегда, ехала Мордея. Длинные волнистые волосы беспорядочно рассыпались по ее плечам. Поверх темного плаща была накинута большая серая волчья шкура. Под плащом скрывался стальной нагрудник, надежно защищавший пышную грудь.
Впустив в замок испуганных сервов, Вашел приказал поднять мост, чтобы остановить поток всяческой швали, спешившей по пятам крестьян. После этого он выбрал нескольких лучших наездников среди сервов, вооружил их мечами и пиками и повел по нижнему коридору к окованной железом двери, через которую когда-то умыкнули Абриэль и Недду. После того случая нижний этаж претерпел изменения к лучшему. Здесь поблизости устроили конюшни, в которых держали самых резвых лошадей, что позволяло обитателям замка немедленно пуститься в погоню, случись разбойникам снова похитить женщин. Здесь Вашел открыл дверь и разослал гонцов в различных направлениях в надежде найти союзников и убедить прибыть как можно скорее и помочь защитить замок от непрошеного вторжения. Но у большинства северных баронов память была долгая, и они, по-видимому, считали, что шотландцев нужно изгнать из Англии. Поэтому Вашел не слишком надеялся на помощь. Заперев железную дверь, он отправился на стены замка как раз вовремя, чтобы увидеть, как вперед выехал Терстан с белым флагом, одетый в черное, если не считать стального нагрудника. Прежде всего он подобрался ближе к замку, чтобы все стоявшие на стенах услышали его.
– С большинством тех, кто находится в стенах замка, у нас нет ссоры. Если вы сдадитесь без боя, всех отпустят. Но лорды Нортамберленда не позволят Шотландии укрепиться на нашей земле. Мы хотим завоевать этот замок для Англии.
Широко расставив ноги и подбоченившись, Вашел громко прокричал в ответ:
– Я говорю от имени леди Абриэль, законной хозяйки этого замка, как это известно всей округе. Пусть ее муж – шотландец, замок и земли принадлежат Англии, и леди Абриэль твердо на этом стоит. Немедленно прекратите насилие, прежде чем погибнут невинные!
Терстан опустил флаг и отъехал, очевидно, сочтя свой долг выполненным. И хотя твердил себе, что удовлетворился бы капитуляцией, все же в глубине души жаждал заполучить награду, сражаясь за то, что, как считал, принадлежало ему. А поскольку он явился с небольшой армией, победа уже близка и осада наверняка увенчается успехом.
Вашел и Седрик, стоя на стенах, смотрели вслед удалявшемуся Терстану.
– Значит, сохранить замок для Англии? – мрачно буркнул Седрик.
– Вряд ли он думает, что мы поверим в такую чушь, – хмыкнул Вашел, – в отличие, правда, от остальных соседей Абриэль.
– Как, по-твоему, замок готов к осаде?
– Нам не хватило времени подготовиться получше, но Рейвен успел сделать все возможное. Он будто предвидел грядущую смуту.
– Или по крайней мере неприязнь приграничных лордов, – добавил Седрик, покачивая головой. – Как там женщины?
– Прекрасно. Элспет и Абриэль дали каждой поручение: меньше шансов, что разразится паника. Они затачивают стрелы, рвут материю на бинты, делают мази, а также стряпают еду для уставших воинов. – Вашел поколебался, но все же нерешительно спросил: – Что, если в разгар всей этой бури вернется Рейвен? Надеюсь, у него хватит ума держаться подальше от замка, пока мы не победим.
– Не знаю, какое задание даст ему король Давид, – вздохнул Седрик. – Зато знаю своего сына, и, если он услышит о нападении Терстана, немедленно явится сюда. Но нам и без того понятно, что делать.
– Спасибо за помощь, – кивнул Вашел.
– Эта битва затрагивает как твою, так и мою семью, – пожал плечами Седрик.
Первым делом он выбрал лучших лучников и расставил их у бойниц, чтобы держать под огнем солдат, которые пытались перебросить временные мосты через ручей. Уже через несколько минут стрелы дождем посыпались на нападавших, которым пришлось поспешно нырять за ближайшие дерево, камень или любое укрытие.
Сам Седрик разгуливал среди сервов, заставляя их лучше целиться и считать каждую стрелу. Он с готовностью хвалил их искусство, превозносил решимость победить врага. Но, хотя им предстояло защищать замок, сервы при мысли об убийстве свободного человека дрожали от страха, зная, какое суровое наказание их ждет. Поэтому они во всем подчинялись Седрику. Он умел их успокоить, заверяя, что новый хозяин, Рейвен Сиберн, сам бы попросил их защитить его владения и семью. Его уговоры возымели действие, и вскоре во вражеском лагере подсчитывали потери. Убитых и раненых было уже немало, а в замке пока не пострадал никто.
Заметив, что солдаты Терстана перекидывают бревна поперек рва, Вашел понял необходимость их отогнать. Прежде всего он велел сервам приготовить котлы с кипящим маслом, чтобы лить на врага со стен. Предоставив Седрику командовать сервами, Вашел стал принимать другие меры для укрепления безопасности замка, те самые, которые часто применял во время Крестовых походов. Он также велел установить пару недавно сколоченных катапульт и прикатить побольше камней в качестве метательных снарядов.
Пока осажденные хлопотали, готовясь к штурму, враги успели раскинуть лагерь под прикрытием деревьев и установили тараны, чтобы разбить подвесной мост. Терстан увлеченно командовал своими рыцарями, но прежде всего послал солдат принести пару плавучих мостков. Их сколотили из досок и прикрепили к нижней части бараньи мочевые пузыри, так что мостки прекрасно держались на воде.
Но тут ураган стрел обрушился на врагов, которые падали как подкошенные, прежде чем успевали загородиться щитами. Через несколько минут появилась другая группа, несущая еще одну часть моста. На этот раз люди умудрились соединить обе половины в двух шагах от узкой полосы земли, под поднятым подвесным мостом. Он был так тяжел и надежен, что почти не поддавался топорам. Тем не менее тут же появились солдаты с охапками хвороста и тростника, которые и складывали на полоске земли под мостом.
Их намерения были очевидны. Поскольку прочный, крепкий мост не уничтожить, лучше попытаться сжечь его, чтобы прорваться в замок. Несколько человек уже стояли с факелами наготове.
Вашел послал с полдюжины сервов на кухню за котлами с кипящей водой. К тому времени, как они вернулись, враги уже поджигали сухие связки хвороста и тростника, наваленные под мостом. Но содержимое гигантских котлов, каждый из которых держали на крепких палках по двое сервов, было в два счета опрокинуто на горящий хворост и на тех, кто держал факелы. Обожженные враги с воплем бежали по импровизированным мосткам.
Тем временем Абриэль, Элспет, Изольда, Корделия и женщины, обычно работавшие на кухне, продолжали наполнять огромные котлы, только на этот раз расплавленным жиром. Пламя под котлами ревело, потому что в него то и дело подбрасывали поленья, но это ускоряло плавление жира, который начал кипеть и плеваться брызгами. Содержимое было опрокинуто на тех, кто карабкался на стены по приставным лестницам. Эта процедура сопровождалась мучительными воплями, и, хотя новые солдаты стремились занять места покалеченных, жир продолжал литься. Только нырнув в ров, враги получали облегчение от терзаний, но некоторые были так сильно обожжены, что были не в силах выбраться на сушу или плыть. Многие так и ушли на дно, и некому было их спасти.
Длинные шесты с набитыми поперечными планками обеспечивали защиту сервам, которые отталкивали лестницы от стен. Служанки спешили залить водой горящие стрелы, вонзившиеся в деревянные части замка. Остальные «угощали» врагов кипятком. Те сначала ничего не замечали, но вскоре принимались кричать от боли, когда кипяток просачивался сквозь одежду. Обожженные воины летели вниз, оглушительно вопя. И хотя вода во рву немного уменьшала боль, холодный ветер тут же леденил мокрую одежду, и несчастных пробирала дрожь.
Вскоре в замок полетела очередная партия горящих стрел: очевидно, осаждающие надеялись, что какая-нибудь подожжет жир в котле. Стрелы волна за волной летели в стены и в наспех возведенные оборонные щиты. Но несмотря на крики и понукания Терстана, сервы все с большим усердием защищали замок под умелым руководством Вашела и Седрика, считавших, что получили наконец шанс победить злейшего врага и прогнать Терстана прочь с поджатым хвостом. Они были готовы сражаться до последнего дыхания. Лучше храбро драться и умереть, стараясь защитить себя, чем подвергнуться жестоким пыткам, которые наверняка изобретут для них Терстан и Мордея.
Наконец на землю спустилась ночь, и сражение временно прекратилось. Обе стороны ухаживали за ранеными и перевооружались. В замке царила атмосфера оптимизма. Серьезно раненных почти не было, и с такими припасами можно выдержать многомесячную осаду.
Прошло еще три дня. Армия Терстана нападала, Вашел и Седрик возглавляли оборону.
На четвертый вечер Абриэль только делала вид, что все хорошо, не желая пугать сытых и спокойных людей. Сама она не могла уснуть: в последнее время все труднее становилось побороть страх и тоску.
Она вышла во двор и поднялась на стены полюбоваться звездами. Луна висела совсем низко, как огромное белое лицо, смеющееся над ними.
Вашел вместе с солдатами патрулировал замок, старался поднять воинский дух и одновременно следил за расположившимися неподалеку врагами. Заметив Абриэль, он подошел ближе и накинул на нее плащ. Она даже не понимала, как замерзла, пока ее не окутало благодатное тепло.
– Тебе следовало бы отдыхать, дорогая, – заметил Вашел.
– И тебе тоже.
Она позволила ему обнять себя, но даже присутствие отчима не могло облегчить боль в ее сердце.
– Из-за меня умирают невинные люди с обеих сторон, – прошептала она, готовая заплакать.
– Но это неправда, дочь моя. Люди погибают из-за алчности человека, который сумел перетянуть на свою сторону множество доверчивых глупцов. Они скованы страхом.
Абриэль наклонилась к амбразуре, чтобы оглядеть округу. На горизонте сверкали десятки костров.
– Как долго, по-твоему, это будет продолжаться? Вашел пожал плечами:
– Пока северные лорды не придут в себя и не увидят истинных мотивов, которыми руководствуется Терстан.
По ночам, когда шум битвы стихал, на земле воцарялся обманчивый мир. Все, что слышала Абриэль, – невнятные мужские голоса, доносимые ветром, журчанье ручья и негромкий звон стали.
Она и Вашел одновременно напряглись и насторожились.
– Что это было? – прошептала она.
– Бой, – мрачно буркнул он. – Ночью?! И не под нашими стенами. Неужели кто-то атаковал наших врагов?
Солдаты один за другим выходили на стены, всматривались в пространство и негромко переговаривались. Глаза Абриэль болели от напряжения. Но она продолжала вглядываться в темноту. Звуки битвы, казалось, становились ближе. Она то и дело видела, как огонь отражается от металла, слышала боевой клич…
И тут раздались громовой конский топот и крик всадника, приближавшегося к замку.
Абриэль не нужно было видеть, кто это. Сердце сразу подсказало имя того, кто презрел опасность и мрак, чтобы добраться сюда, к ней.
– Рейвен! – вскрикнула она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На все времена - Вудивисс Кэтлин



Мне очень нравятся все романы Кетлин Вудивис. И надеюсь, что романистка создаст еще не один шедевр. А ее Зимнюю розу я перечитываю очень часто. Спасибо, уважаемая Кетлин, что Вы радуете нас своими произведениями, в которых переплетается столько разных людских судеб. Желаю Вам творческих успехов и любовь читателей.
На все времена - Вудивисс КэтлинВалентина
19.11.2012, 16.50





интересный .читать можно.
На все времена - Вудивисс Кэтлинчитатель)
20.02.2014, 22.35





Рыцарский роман со всем его атрибутами: нежная красавица и благородный рыцарь. Прочла с интересом, так как этим летом была в Германии и видела реконструкцию рыцарского боя( там есть такие любители). Так что не только видела, но и ощупывала рыцарские доспехи и оружие. Все немцы были здоровенные мужики - шмыздик и не поднимет эти доспехи. После 20 мин. боя эти рыцари были красные и мокрые от пота, и от них хорошо пованивало. Роман на любителя рыцарских времен, коим я не являюсь.
На все времена - Вудивисс КэтлинВ.З.,66л.
12.09.2014, 11.25





Господи, помилуй. Да что же это такое - героиня круглая дура! Готова была подчиниться тупому, хитрому и злобному Десмонду а Рейвену, который ее не однакратно спасал, платила черной неблагодарностью. Видите ли она не испытывает к нему уважения! Ну, полный бред! Читаю 18 главу. Надеюсь у меня хватит терпения дочитать до конца еще 4 главы.
На все времена - Вудивисс КэтлинНатали О.
24.11.2014, 1.56





Прекрасный роман! Обычно я не очень люблю средневекове сюжеты из-за жестокого и цинично-потребительского отношения к женщинам. Но этот роман приятно удивляет поистине рыцарским отношением к главной героине со стороны главного героя. Правда отрицательные персоонажи весьма противоречивы. Описание обстановки в романе очень наглядно прямо-таки представляешь себе это смутное тяжелое, но полное надежд и романтики время. Рекомендую.
На все времена - Вудивисс КэтлинНадежда
12.03.2015, 18.00





Разочарована. Ггня идиотка, да и Гг непонятный тип
На все времена - Вудивисс КэтлинАлана
17.04.2015, 0.18





Алана. Я с тобой не согласна. прекрасный роман 9 балов.
На все времена - Вудивисс Кэтлинтатьяна
21.04.2015, 16.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100