Читать онлайн Лепестки на воде, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 1424)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Лепестки на воде

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Гейдж Торнтон, который в последнее время обнаружил, что бережливость — прямой путь к осуществлению его мечтаний, понял, что несколько минут назад подавил в себе скупость в стремлении заполучить Шимейн О'Хирн. Видя, с какой небрежностью он предложил в обмен на девушку увесистый кошелек, никто бы не догадался, что Гейдж на время отказывался от покупки материалов для строительства корабля. Впрочем, вскоре он надеялся получить плату за мебель, недавно изготовленную для богачей из Уильямсберга. При обычных обстоятельствах эта задержка не обрадовала бы Гейджа, однако теперь ему принадлежала служанка, и он не жалел, что весь минувший год методично обдумывал это приобретение и экономил. Ему небывало повезло: один из замыслов осуществился без изнуряющей работы и медленного продвижения к цели.
Шимейн смирилась с тем, что ее бумаги теперь принадлежали колонисту Гейджу Торнтону. Последующие семь лет жизни ей предстоит подчиняться этому человеку. Она будет вести его хозяйство, присматривать за ребенком, выполнять работу, которую обычно возлагают на прислугу. Ей предстояло еще многое выяснить, но по крайней мере пока положение представлялось приемлемым. Шимейн вздохнула с облегчением — все так быстро и удачно закончилось.
Своему расставанию с «Гордостью Лондона» Шимейн не придавала особого значения, разве что сравнивала его с возвращением из ада.
Гейдж сошел с трапа на вымощенную булыжником пристань и небрежно повернулся, предлагая помощь только что приобретенной собственности. Шимейн бросила опасливый взгляд на протянутую к ней гибкую руку с чистой ладонью и со стыдом вспомнила о собственных перепачканных пальцах. Однако этот человек разглядывал ее ладони всего несколько минут назад и должен знать, к чему ему предстоит прикоснуться. Сконфуженная, Шимейн нехотя дотронулась до его руки с сильными и тонкими пальцами и обнаружила, что та сплошь покрыта мозолями. Как ни странно, кожа показалась Шимейн довольно гладкой, словно смазанной маслом.
Но едва Шимейн шагнула на пристань, все ее мысли вытеснило желание вновь оказаться на досках трапа. Прикосновение ледяного булыжника к ступням вызывало дрожь, порывистый, пронизывающий ветер гулял по каналу между стоящими у пристани кораблями и ближайшими складами, немилосердно трепал лохмотья Шимейн. Ей оставалось только ежиться и стискивать зубы, даже лихорадочные попытки усмирить своевольные юбки были напрасными — подол взлетал, то и дело обнажал ее тонкие икры, надувал и трепал ткань, которая решительно вознамерилась вести себя, как ей вздумается, и обвивалась вокруг ног хозяйки, заставляя ее спотыкаться.
Гейдж всегда восхищался тонкими женскими щиколотками и не мог отказать себе в удовольствии полюбоваться ими сейчас. В конце концов, прошло уже немало времени с тех пор, как он в последний раз потакал этой слабости. Однако Гейдж не знал точно, что больше привлекало его внимание — изящные изгибы икр или багровые рубцы, оставленные на щиколотках кандалами. Ступни и нижняя часть ног Шимейн были испещрены темными пятнами, скорее всего следами недавних побоев. Под взглядом Гейджа девушка неловко подобрала пальцы ног. Он поднял голову и посмотрел Шимейн прямо в глаза.
— У вас нет обуви? — спросил он, искренне надеясь, что ему не придется вновь раскошеливаться. Он нахмурился, мысленно прикидывая, может ли позволить себе такую трату.
Шимейн отвела спутанные пряди волос, которые ветер бросил ей в лицо, и робко устремила взгляд на нового хозяина. Одного вида его нахмуренных бровей хватило, чтобы она испытала необоримое желание броситься наутек.
— Прошу прощения, мистер Торнтон, — пробормотала девушка, ненавидя себя за дрожь в голосе. — Сапожки у меня отняли еще в Ньюгейте сразу после ареста. — Шимейн знала, что ничем не заслужила ареста или позора, но все равно чувствовала унижение от пристальных взглядов нескольких пожилых пар, только что прибывших на пристань. Стараясь не обращать внимания на их откровенное любопытство и жестокий ветер, который пронизывал насквозь едва прикрытое обносками тело, Шимейн сбивчиво объяснила: — Уверяю вас, сэр, я до сих пор сожалею об этой потере. Сапожки были редкостными и очень милыми… Они обошлись моему отцу в немалую сумму — на каждой из крохотных золотых подвесок на голенищах были выгравированы мои инициалы. В то время мне казалось, что благоразумнее отдать их не протестуя. Две женщины, потребовавшие сапожки, были вдвое толще меня, и так спешили обменять их на джин… Я поняла, что погибну, если не подчинюсь им. После этого я порадовалась, что моя амазонка перепачкалась и порвалась. Иначе меня лишили бы всей одежды, и теперь я стояла бы перед вами полунагая.
Карие глаза с янтарными прожилками блеснули, их взгляд обвел Шимейн с головы до ног, выдавая мысли колониста.
— Какая жалость!
— Что вы имеете в виду, сэр? — в замешательстве спросила Шимейн. — Вы сожалеете о потере моих сапожек или о том, что я одета?
Улыбка на его лице вспыхнула и тут же угасла.
— О потере сапожек, разумеется.
Внезапно Шимейн задумалась о том, что за человек купил ее. Может, под внешним мрачным стоицизмом и неприступной сдержанностью скрывается натура повесы, человека с сомнительной репутацией? Неужели Гейдж Торнтон строит насчет нее такие же планы, как и капитан Фитч? Или же он только что проявил чувство юмора? Казалось, он прекрасно знает, чего хочет добиться в жизни, проявляя при этом редкую целеустремленность и пренебрежение к мнению окружающих. Ведь он не обратил ни малейшего внимания на сплетников, зашушукавшихся сразу же после того, как боцман объявил причину прибытия Гейджа на судно. Его ничуть не встревожили пристальные взгляды — по-видимому, этот человек уже давно привык к тому, что о нем непрестанно судачат в округе.
Гейдж мимолетным движением коснулся кончиками пальцев рукава Шимейн, оторванного от лифа.
— Если только лохмотья не вошли в моду, я не согласен с вами: вы, можно сказать, почти совсем раздеты.
С мучительным стыдом сознавая, как плачевно она выглядит, Шимейн подтянула материю, прикрывая голое плечо.
— Мистер Торнтон, вам в служанки досталась нищенка.
Карие глаза, словно согретые изнутри, вновь устремили на нее взгляд, проникающий в душу.
— Если вспомнить, где я нашел ее, Шимейн, меня можно считать счастливцем: мне досталась завидная добыча.
На лице Шимейн отразились смущение и недоверие.
— Неужели вы не жалеете о том, что так дорого заплатили за меня, мистер Торнтон?
Гейдж беспечно махнул рукой.
— Сегодня я пришел сюда с единственной целью, и я не из тех, кто оплакивает собственные поступки, если только они не оказываются безнадежно глупыми. — Он приподнял бровь и, в свою очередь, спросил: — А что думаете вы, Шимейн О'Хирн? Считаете, я зря потратил деньги?
— Искренне надеюсь, что нет, сэр, — негромко и неуверенно отозвалась она. — Но все зависит от того, чего вы от меня хотите. Я не хвасталась, уверяя, что со временем сумею научить вашего сына писать, считать или читать, но мне досадно думать, что вы могли бы приобрести более умелую хозяйку, няню или кухарку, купив Энни или кого-нибудь еще.
Наконец Гейдж заметил стайку зевак и состроил хмурую гримасу — все они вдруг заторопились подняться по трапу на корабль. Гейдж вновь повернулся к Шимейн:
— Вы откровенно сознались в своих недостатках, Шимейн, иначе я бы вас не купил. Следовательно, я не в состоянии утверждать, будто меня ввели в заблуждение. Не бойтесь, я не отдам вас обратно.
С плеч Шимейн точно гора свалилась.
— Как отрадно узнать об этом, сэр!
Гейдж небрежным жестом указал на ее амазонку, заметив, как несколько матросов пожирают девушку взглядами.
— Само собой, с одеждой придется что-нибудь придумать. Мне не по душе взгляды, которые вы привлекаете, к тому же я не хочу, чтобы вам было стыдно из-за моей скупости.
Шимейн вновь попыталась разгадать непроницаемо-хмурую маску на бронзовом от загара лице Гейджа, однако тот оставался для нее загадкой. Шимейн неуверенно предложила:
— Если вы предпочитаете, чтобы нас не видели вместе, мистер Торнтон, я могу следовать за вами на расстоянии нескольких шагов…
Гейдж решительно отмел ее предложение:
— Я заплатил за вас сорок фунтов не для того, чтобы вас тут же утащили за моей спиной. Вы впервые в этих местах, иначе бы знали, что здесь слишком мало женщин, особенно тех, которых можно назвать миловидными. Зато охотников и бродяг в округе хватает, и у порядочных девушек есть немало причин для беспокойства. Любой из этих мужчин готов на все, лишь бы увезти с собой женщину. Вы могли бы стать выгодной добычей для них, особенно в долгие зимние месяцы.
— Я хотела только избавить вас от неловкости, сэр, — сухо объяснила Шимейн.
— Знаю, Шимейн, но вы ошибаетесь. Даже в этих обносках вы прелестны — таких девушек в этом городишке еще не видывали.
Шимейн не купилась на комплимент.
— Своей лестью вы способны вскружить голову любой простой девушке, мистер Торнтон. Будь я такой, растаяла бы от признательности. Но я прекрасно понимаю, как жалко сейчас выгляжу.
Выслушав ее гордый отказ от похвалы, Гейдж с легким раздражением вздохнул:
— Со временем, Шимейн, вы узнаете, что я сказал сущую правду. Терпеть не могу лжи.
— А вы, сэр, — незамедлительно отозвалась Шимейн, — со временем узнаете, что я — не простая девушка.
Гейдж заметил румянец на щеках у своей новой служанки, ее горделивую позу и настороженность в ожидании новых упреков. Слегка склонившись к ней, глядя прямо в ее широко раскрытые глаза, он еле слышно произнес:
— Поверьте, Шимейн, я уже об этом знаю.
Его неожиданное признание совершенно обезоружило Шимейн и вызвало массу вопросов. Внезапно ее покинула уверенность в том, что этот колонист отдал за нее свои сбережения только ради маленького сына. Даже напрямик заявив, что он оценил ее женственные формы, особенно грудь — вероятно, единственное, что не пострадало после многонедельного голода, — этот человек, вероятно, не смог бы испугать ее сильнее.
Шимейн решила, что лучше заранее сообщить о своих недостатках, если она желает сохранить хорошие отношения с этим человеком или даже заслужить его одобрение. Если она невольно рассердила его, нельзя поручиться, что он оставит ее у себя, а не перепродаст любому незнакомцу, готовому заплатить. Ради собственного спокойствия следует выказывать послушание. Если колонист вынашивает коварные планы, когда-нибудь тайное станет явным, но судить о человеке по первому впечатлению неблагоразумно и несправедливо.
— Прежде мне не доводилось бывать в услужении, мистер Торнтон, и опыта у меня маловато, — осторожно произнесла Шимейн. — Несомненно, вы уже поняли, что временами я бываю слишком прямолинейной, даже дерзкой.
Он смотрел ей в лицо, не отрываясь.
— Я бы предпочел, чтобы вы всегда говорили то, что думаете, Шимейн, а не робели в моем присутствии.
Озадаченная его ответом, Шимейн продолжала:
— У меня немало недостатков, сэр, и один из них — мой вспыльчивый нрав. Боюсь, я слишком похожа на своего отца.
— Уверен, вам еще представится случай узнать мой характер, Шимейн, — в свою очередь предостерег Гейдж, — и вы сочтете меня чудовищем. Но вам нечего бояться. Я не стану бить вас.
— Я счастлива слышать это, сэр.
— Тогда идем. — Он взял ее за руку и поглядел на хмуро нависшие над головами тучи. — Мы промокнем до нитки, если не поспешим домой.
Гейдж повел девушку за собой, обгоняя людей и обходя штабеля грузов. Он двигался стремительными, широкими шагами. Похоже, этот человек не терял времени и терпеть не мог праздности, разумно распоряжаясь своей силой и энергией. Торопясь оказаться дома до начала дождя, он не замечал, что служанка шла еле-еле.
Длительное пребывание в трюме оказалось слишком изнурительным для Шимейн, и теперь она не поспевала за новым хозяином. Еще до того, как они достигли конца причала, ноги ее начали дрожать и подкашиваться. Заметив, что перед глазами стали вспыхивать яркие пятна, а контуры предметов расплылись, словно в дымке, Шимейн сбавила шаг и робко попросила хозяина дать ей передохнуть. Высвободив руку, она добрела до ближайшего столба и в изнеможении прислонилась к нему.
Гейдж заметил, как девушка закрыла рот дрожащей рукой, увидел, какая мертвенная бледность залила ее лицо, и понял, что притворство тут ни при чем. Опасаясь обморока, он подошел поближе.
— Вам нездоровится?
С трудом сохраняя равновесие, Шимейн осторожно подняла глаза и обнаружила, что ее новый хозяин стоит совсем рядом. К горлу Шимейн подступила дурнота.
— Позвольте мне перевести дух, — сдавленным шепотом взмолилась она. — Вскоре мне станет лучше. Это просто минутная слабость, уверяю вас.
Присмотревшись, Гейдж наконец понял, в чем дело. Впалые щеки Шимейн и дрожащие худые руки свидетельствовали о слабости, вызванной длительным постом.
— Когда вы ели в последний раз?
Шимейн напряглась, чтобы устоять под порывами ледяного ветра, отнимающего у нее последние силы.
— Мне дали корку хлеба и затхлой воды четыре дня назад, когда заперли меня в трюме… — Она пошатнулась, ощущая, как бессилие окончательно завладевает ею, но когда Гейдж протянул руку и поддержал ее предплечье, Шимейн резко отпрянула и с трудом выпрямилась.
— По правде говоря, сэр… — Она сглотнула, борясь с тошнотой, и тихо пробормотала: — Я так изголодалась… Боюсь, я близка к обмороку.
Гейдж окликнул проходящего мимо торговца и, купив у него несколько пшеничных лепешек, предложил одну новой служанке:
— Пожалуй, это лекарство поможет.
Шимейн схватила лепешку и начала жадно откусывать, едва не давясь ею. Сгорая от стыда за собственное неподобающее поведение, она не поднимала глаз на мужчину, высокая, широкоплечая фигура которого заслоняла ее от взглядов уличных зевак. Проглотив последние крошки и прерывисто вздохнув, Шимейн смущенно взглянула ему в глаза:
— Мне повезло гораздо больше, чем другим узникам, сэр. Многие из них умерли от голода — точнее, тридцать один человек.
Гейдж вспомнил расплывшиеся туши капитана Фитча и его супруги и переполнился яростью, поняв, что они жирели, а каторжники умирали от голода.
— Я не раз слышал о том, что каторжники на кораблях вроде «Гордости Лондона» вынуждены терпеть лишения, — задумчиво произнес он. — Сам я приплыл сюда как пассажир торгового судна несколько лет назад и считаю, что мне посчастливилось в отличие от многих колонистов.
Шимейн невольно скрестила руки на животе, услышав гулкое урчание.
— Я благодарна уже за то, что осталась в живых, сэр, ведь временами я всерьез сомневалась, что выживу.
Гейдж протянул ей еще одну лепешку и терпеливо дождался, когда Шимейн расправится с ней, на сей раз не забывая о хороших манерах. Наконец доев все лепешки, она ощутила жажду. Похоже, новый хозяин читал ее мысли, поскольку подозвал старика торговца и купил у него стакан сидра.
Только теперь, когда голод и жажда на время утихли, Шимейн поняла, что они с Гейджем привлекают всеобщее внимание. Кое-кто из жителей городка останавливался поодаль, в изумлении разинув рот, а другие, напротив, отводили взгляд и торопились пройти мимо. Некоторые подступали поближе, чтобы лучше разглядеть невиданное зрелище. Горстка английских солдат, стоящих неподалеку, гоготала, нагло рассматривая Шимейн.
Шимейн представляла, что думают или говорят эти люди — босая, в лохмотьях, с растрепанными волосами, она походила на язычницу. Однако Шимейн сразу заметила: разглядывая ее, горожане время от времени посматривали и на ее спутника, словно гадая, что за человек сопровождает эту дикарку. Лица прохожих отражали изумление в тот же миг, как они узнавали Гейджа Торнтона. Как и супружеские пары, встретившиеся Гейджу на пристани возле «Гордости Лондона», эти прохожие вдруг прибавляли шагу, торопясь скрыться, прежде чем их коснется угрюмый взгляд Гейджа.
Гейдж сухо поприветствовал нескольких знакомых мужчин, но те мгновенно отводили глаза и, не оглядываясь, спешили по своим делам. Гейдж взглянул на Шимейн.. Его ничуть не удивляло внимание мужчин к ней: только слепой не увидел бы красоту этой девушки, несмотря на слой грязи и лохмотья. Шимейн была так же изящно сложена, как покойная жена Гейджа, но на этом сходство заканчивалось. По сравнению с Викторией Шимейн казалась яркой бабочкой, была ниже ее на несколько дюймов, миниатюрнее и вместе с тем наделена более пышными формами.
— Шимейн О'Хирн… — задумчиво пробормотал Гейдж, не замечая вопросительного взгляда его спутницы.
— В чем дело, сэр?
Гейдж, так и не сумев найти правдоподобного объяснения своему пристальному взгляду, проронил:
— Стало быть, вы ирландка?
Изумрудные глаза вспыхнули во внезапном негодовании. Так вот оно что! Шимейн усмехнулась. Значит, Гейдж Торнтон ничем не отличается от остальных англичан, которым ненавистны ирландцы. Гордо вскинув подбородок, она запальчиво заявила: — Да, сэр, моя фамилия — О'Хирн! Шимейн-Патрисия О'Хирн! Дочь Шеймаса-Патрика и Камиллы. О'Хирн! Наполовину ирландка, сэр, наполовину англичанка, если для вас, колонистов, это имеет значение!
Гейдж в изумлении поднял темные брови. Своим безобидным замечанием Гейдж воспламенил вспыльчивый нрав девушки, о котором его предупреждали.
— Быть ирландцем, англичанином или и тем и другим — не преступление, Шимейн, — ответил он, стремясь развеять ее подозрения и недовольство. — Я бы хотел узнать другое: Энни сказала, что вы — леди, и хотя я вижу тому свидетельства, не могу не удивляться, как вы очутились на плавучей тюрьме.
Гнев Шимейн быстро угас, но она не сразу нашлась с ответом. Тысячи раз она пыталась убедить в своей невиновности Неда; ее похитителя, мрачных судей, тюремщиков, но никто не внял ее слезным мольбам. В конце концов Шимейн заподозрила, что все эти люди подкуплены. Вот и сейчас она сомневалась, что незнакомец поверит ей.
— Я никого не убивала, мистер Торнтон, если это вас тревожит.
— Такое мне и в голову не приходило, Шимейн.
Он не сводил с нее взгляда и, по-видимому, ждал подробного разъяснения, не желая удовлетворяться кратким ответом. Тяжело вздохнув, Шимейн нехотя начала свою печальную повесть.
— Восемь месяцев назад я имела честь, или, скорее, несчастье, быть помолвленной с маркизом дю Мерсером из Лондона. В отличие от самого Мориса его бабушка Эдит дю Мерсер не пожелала проявить снисходительность к моему недостаточно аристократическому происхождению. Подозреваю, именно Эдит или кто-нибудь из ее доверенных слуг нанял ловца воров, который похитил меня из дома, пока родители находились в отъезде. В то время за мной присматривали только слуги и тетушка, о чем хорошо знала Эдит. Все произошедшее показалось мне отчаянной попыткой помешать внуку взять меня в жены. Морис был тверд в своем решении, и, возможно, Эдит не нашла другого способа переубедить его. После ареста меня обвинили в воровстве и приговорили к тюремному заключению. После неоднократных, но неудачных попыток уговорить кого-нибудь сообщить о случившемся моим родителям или тете, я поняла: вряд ли мои родные узнают, где я нахожусь. Даже если бы у меня были деньги, чтобы подкупить тюремщиков и попросить их передать весточку моим близким, никто из них не ушел бы дальше ближайшей пивной. Чтобы избежать насилия, а может, и смерти в Ньюгейте, я внесла свое имя в длинный список узников, согласившихся стать рабами и отправиться сюда, в колонию.
Гейдж ни на миг не усомнился в том, что Шимейн выросла в семье аристократов. Хотя ему и удавалось различить ирландский акцент, ее речь была на редкость правильной, и, несмотря на вспыльчивый нрав, Шимейн держалась вежливо, не забывая о приличных манерах. Что касается ее невиновности, Гейджу оставалось только принять объяснение Шимейн, пока оно не будет опровергнуто.
— Похоже, ваша беда стала моей удачей, Шимейн. Мне жаль, что вам довелось вынести такие испытания, но, как вы понимаете, ваше присутствие здесь меня ничуть не огорчает.
Почувствовав на себе его пристальный взгляд, Шимейн несмело попросила:
— Вы не могли бы рассказать о себе, мистер Торнтон?
Вскинув голову, Гейдж на миг устремил взгляд вдаль, прежде чем ответить:
— Я мечтаю строить корабли, но поневоле делаю мебель. У меня есть мастерская и дом неподалеку, на реке Джеймс. Сейчас я занят постройкой корабля по собственному проекту, но пройдет еще несколько месяцев, прежде чем бригантина будет готова. Как только я закончу и продам ее, я смогу обратить все свои силы на постройку второго корабля с надеждой когда-нибудь стать владельцем крупной верфи. А до тех пор я вынужден платить за материалы и работу деньгами, которые выручаю продажей мебели.
Шимейн изумилась, вспомнив, как этот человек, весьма ограниченный в средствах, проявил твердость и настойчивость, покупая ее.
— А я думала, вы тратите деньги без счета, мистер Торнтон.
Это высказывание позабавило Гейджа.
— Вы полностью соответствовали моим требованиям, Шимейн. Даже если бы я вел поиски на каждом судне, приходящем в этот порт, мне не удалось бы найти достойной замены вам. — Помедлив минуту, он нахмурился, объясняя причины собственного пребывания в колонии: — Мне пришлось покинуть Лондон девять лет назад. Я поссорился с отцом — отказался жениться на женщине, которая заявляла, что я обесчестил ее и она якобы ждала моего ребенка. Эта женщина была дочерью давнего знакомого моего отца, и я не сомневался, что ради дружбы отец стремился всеми средствами принудить меня к этому браку. Думаю, он опасался, что наше имя будет запятнано, если я не соглашусь на требования Кристины немедленно пожениться, но я не желал связывать себя брачными узами с лгуньей или давать свое имя чужому ребенку. Я так и не понял, был ли это шантаж, чтобы вынудить меня жениться, или же Кристина вправду ждала ребенка. Она была хороша собой и могла бы привлечь немало достойных поклонников и без состояния ее отца. Поскольку я отказался от брака, отец выгнал меня из дома. Как видите, Шимейн, мы оба стали жертвами коварных замыслов женщин. Несомненно, эти две негодяйки пришли бы в ярость, узнав, что нам неплохо здесь, в глуши.
— У вас больше шансов на мирную жизнь, чем у меня, мистер Торнтон, — мрачно возразила Шимейн. — Моя единственная надежда — что отец как-нибудь узнает, куда меня увезли, приплывет сюда и выкупит меня, но если это и случится, то в самом отдаленном будущем. Вряд ли он догадается расспрашивать тюремщиков из Ньюгейта, а мне самой нечем заплатить за письма в Англию. И потом, если я все-таки сумею послать домой весточку, пройдет несколько месяцев, прежде чем посланец доберется до моего дома… если он вообще туда доберется… и — еще несколько месяцев, прежде чем придет ответ. Если меня когда-нибудь найдут, это случится нескоро.
Гейдж надолго задумался, понимая, как мечтает Шимейн о том, чтобы отец отыскал ее и увез обратно, в Англию, и вместе с тем ощутив разочарование при мысли, что ему придется заново начинать поиски. Сам пережив неожиданную разлуку с близкими и домом, он попытался успокоить ее, избавить от страха перед будущим.
— Иногда, Шимейн, когда мы покидаем родной дом, у нас появляется возможность самим творить собственную судьбу. В Англии я мечтал создавать корабли по собственным проектам, но отец использовал мои познания в строительстве массивных тихоходных судов. Все эти годы я считал: он не понимает преимуществ моих проектов или не доверяет постройку корабля от начала до конца. Проработав несколько лет подмастерьем талантливого столяра-краснодеревщика, я справился бы с работой не хуже остальных кораблестроителей отца, но только когда он в гневе вышвырнул меня из дома и отказался верить, что я — невинная жертва замыслов Кристины, я обрел долгожданную свободу следовать собственным желаниям.
Шимейн, мечтающая лишь об одном — увидеть родителей и вновь оказаться в родном доме, в атмосфере любви и заботы, с жаром подхватила:
— Вероятно, вы правы, сэр, но единственное мое желание — чтобы отец поскорее нашел меня и увез домой.
— Посмотрим, что вы скажете через семь лет, — добродушно заметил Гейдж.
Шимейн обеспокоенно вскинула голову — ей показалось, Гейдж намекал, что только смерть прервет годы ее службы. Девушке оставалось лишь гадать, сумеет ли отец разыскать ее. В английских законах ни словом не упоминалось о том, что хозяина можно вопреки его воле заставить продать раба. Неужели у этого человека хватит совести потребовать с ее родителей выкуп? Или же он наотрез откажется продать ее?
Ощутив поблизости присутствие постороннего человека, Гейдж огляделся и заметил костлявую престарелую грымзу, подавшуюся вперед в явном стремлении уловить не предназначенные для ее ушей слова, которые уносил завывающий ветер. Пойманная с поличным, женщина выпрямилась, почти не смутившись. Подвергнув пристальному осмотру собеседницу Гейджа, она сухо кивнула ему:
— Что привело вас сегодня в Ньюпорт-Ньюс, Гейдж Торнтон?
Гейдж прекрасно знал о склонности этой дамы к сплетням. Вероятно, она искренне надеялась услышать подробный ответ на свой вопрос. Однако Гейдж не был расположен к разговору с назойливой сплетницей и поприветствовал ее вежливо, но кратко:
— Добрый день, миссис Петтикомб.
Матрона кивнула в сторону девушки:
— А это кто такая?
Гейдж почувствовал безмолвный протест спутницы, но взял ее за руку и учтиво подвел поближе к любопытной женщине, взгляд которой был способен прожечь дыру в груди Шимейн.
— Позвольте представить вам госпожу Шимейн О'Хирн из Англии.
Маленькие быстрые глазки Альмы Петтикомб метнулись вниз к босым ступням Шимейн, выглядывающим из-под развевающегося подола. Почти одновременно ее редкие брови высоко подпрыгнули над краем проволочной оправы очков, низко сидящих на длинном, крючковатом носу. Сделав собственные выводы, Альма прижала ладонь со вздувшимися венами и узловатыми пальцами к своей плоской груди, очевидно, изумленная очередным поворотом событий в жизни столяра. Он постоянно вызывал недовольство жителей городка своим нежеланием подчиняться установленным правилам. К примеру, мужчине не подобало горевать больше нескольких месяцев после смерти супруги. Колонистам жилось нелегко, и считалось, что мужчины обязаны как можно быстрее обзаводиться новыми женами, чтобы переложить на их плечи заботу о детях. Немало отцов в городке предвидели, что Гейдж начнет ухаживать за их юными и обожаемыми дочерьми, и уже собирались оказать ему честь, но Гейдж довольствовался собственным обществом, очевидно, предпочитая браку положение вдовца. Еще раз Гейдж обманул ожидания жителей, наняв в няньки сыну дочь кузнеца.
— Господи, Гейдж Торнтон, что вы натворили? — ахнула пожилая матрона. — Неужто купили каторжницу с корабля? Вы лишились рассудка!
— Напротив, мадам, — холодно возразил Гейдж. — В сущности, я сделал именно то, что давно задумал.
Яростный порыв ветра пригнул поля фетровой шляпы Альмы к ее нахмуренным бровям, но пожилая дама нетерпеливым жестом руки вернула поля на место и с недоверием уставилась на Гейджа.
— Не хотите ли сказать, что обдумали покупку рабыни еще до того, как «Гордость Лондона» вошла в гавань? Судя по этой нелепой выходке, вы вконец рехнулись.
На скулах Гейджа задергались желваки, выдавая его раздражение, но его голос не дрогнул, как и взгляд.
— Вполне возможно, мадам. Но я сделал то, что намеревался, и не собираюсь отчитываться ни перед кем.
Миссис Петтикомб вздернула нос и прищурилась, глядя на Гейджа сквозь очки.
— Даже перед дочерью кузнеца? — ехидно напомнила она. — Уж если кто и заслуживает объяснений и извинений, то именно Роксанна Корбин. Бедняжка души в вас не чает, трепещет перед вами, словно перед божеством!
Судя по всему, это напоминание не заставило Гейджа раскаяться в содеянном.
— Я давно понял, что злоупотребляю добротой Роксанны, и вот теперь решил больше не вмешиваться в ее жизнь, избавив от необходимости заботиться о моем сыне. Ее отец всегда требовал, чтобы она выполняла работу по дому, прежде чем отправиться ко мне, а теперь, когда Хью сломал ногу, у Роксанны нет ни единой свободной минуты. Поскольку за Эндрю некому присмотреть, я был вынужден найти для него няню. — Все это Гейдж объяснил и Роксанне, которая умоляла его попросить помощи у соседей, однако Гейдж не соглашался перекладывать часть своей работы на других людей, зная, что они трудятся не покладая рук. И кроме того, он не мог допустить, чтобы Эндрю подолгу находился вне родного дома. — Роксанне известно о моем стремлении найти няню, миссис Петтикомб, так что это событие не будет для нее неожиданностью.
Альма смотрела вдаль, пока Гейдж не договорил. Затем, резко повернувшись, она помахала костлявым пальцем перед его носом.
— Вы прекрасно знаете, Гейдж Торнтон, что Роксанна Корбин никогда не считала присмотр за вашим сыном обузой. Она любит Эндрю как родного! Вам давно следовало бы заметить, как она добра к нему, каким счастливым рос бы ребенок, имея такую мать. Вам надлежало не раз задуматься, прежде чем решить взять в дом каторжницу. Меня всегда возмущали эти плавучие тюрьмы, которые привозят к нашим берегам отбросы общества. Откуда вам знать, может, эта женщина — убийца? Право, вы сослужили городу плохую службу, решив приютить под своей крышей преступницу!
Злобный выпад Альмы возмутил Гейджа. Девушка стояла рядом с ним, словно окаменев, но за несколько минут знакомства Гейдж уже научился читать всю глубину ее ярости по выпрямленной, словно струна, спине. Его подмывало посоветовать старой карге заняться собственными делами, но он понимал: его замечание только усугубит положение Шимейн. Спокойно, но твердо он попытался заверить миссис Петтикомб в обдуманности своего решения.
— Я сделал выбор, миссис Петтикомб, и намерен оставить эту женщину у себя.
— Причины вашего выбора не поймет только слепой, — язвительно отозвалась Альма, с открытой ненавистью взглянув на Шимейн. Казалось, минуту пожилая матрона вела борьбу с самой собой, не желая сказать лишнего. Едва она вновь открыла рот, стало ясно, что искушение оказалось непреодолимым, ибо она обрушила шквал порицаний на собеседника, а тот стоял мрачнее туч, грозно нависших над головами. — Все в городе считают вас глупцом, Гейдж Торнтон, и подтверждение этому — ваша нынешняя покупка! Должно быть, вы потратили на нее все деньги, которые сумели заработать, мастеря дурацкую лодку, хотя каждому известно, что она никогда не покинет берега реки Джеймс!
Уже не раз Альма Петтикомб напрочь забывала о приличиях, высказывая единодушное мнение всех жителей округи. Гейдж Торнтон далеко не впервые подвергался ее нападкам. Несмотря на то что сплетница с особым наслаждением следила за ним, сдержанность Гейджа часто выводила ее из себя и возбуждала подозрения. Такому молчаливому человеку наверняка есть что скрывать, считала Альма. И вот он вновь подтверждал ее догадки, открыто пренебрегал условностями, принимая в дом преступницу и, как видно, ничуть не сожалея об этом. По мнению Альмы, Гейдж заслуживал хорошей трепки.
Гейджа ни в коей мере не удивила бестактность пожилой матроны. За девять лет жизни в этих краях он наслушался немало замечаний — либо из собственных уст миссис Петтикомб, либо от других жителей городка. Зачастую она высказывала свое мнение по вопросам, которые никоим образом не касались ее, и была щедра на советы. Гейдж никогда не забудет тот день, когда он положил Викторию в собственноручно сколоченный гроб и привез его в город в повозке. Едва разнесся слух о смерти Виктории, как Альма Петтикомб во всеуслышание заявила: обстоятельства падения жены Гейджа с носа недостроенного корабля свидетельствуют о том, что к случившемуся причастен он сам. Доходило до того, что сплетники открыто утверждали, что в приступе ярости Гейдж сам столкнул Викторию с корабля. Ведь всего за месяц до смерти жены Гейдж ни за что ни про что ударил одного из жителей Ньюпорт-Ньюса.
Роксанна с жаром объясняла, что Гейдж не мог убить жену и успеть добраться до дома, где она первая увидела его через несколько минут после рокового падения Виктории. Но слушатели выражали недоверие дочери кузнеца, помня, что Роксанна влюбилась в Гейджа еще много лет назад, с тех пор тщетно добивалась взаимности и теперь была готова сказать что угодно, лишь бы оправдать его.
В ответ на прямой вопрос Гейдж не стал ни подтверждать, ни отрицать заверения Роксанны; он заявил, что нес сына в дом, чтобы выкупать его, и понятия не имел, что произошло после того, как он расстался с Викторией, и до того, как Роксанна приплыла к его дому в каноэ. В связи с отсутствием неопровержимых доказательств причастности Гейджа к убийству собственной жены, британские блюстители закона заключили, что игнорировать его алиби невозможно, несмотря на явную влюбленность Роксанны.
— Мой корабль — морское судно, миссис Петтикомб, — сдержанным тоном сообщил Гейдж. — Уверяю вас, он еще уплывет из этих грязных вод. Все затраты на него окупятся, это всего лишь вопрос времени.
Такой ответ не убедил Альму Петтикомб.
— Ну, это мы еще поглядим!
Шимейн удивлялась, как это женщина не замечает ярости, сквозящей под внешней невозмутимостью Гейджа. Зная, как повел бы себя в таком случае ее отец, Шимейн изумлялась сдержанности хозяина. Если бы Шеймас О'Хирн подвергся таким язвительным упрекам, миссис Петтикомб пришлось бы поспешно ретироваться, не выдержав ответной словесной бури. Но Гейдж Торнтон держал себя в руках и стоял на своем, оставаясь верен своим стремлениям и идеалам.
— Я и не надеялся, что вы меня поймете, мадам. — Гейдж никогда не дорожил мнением Альмы Петтикомб и не собирался дорожить впредь. — Чтобы понять мой замысел, узнать, какую скорость станет развивать бригантина, когда ее спустят на воду, требуется обладать гораздо большим запасом знаний о кораблях.
Альма не принадлежала к числу женщин, способных по доброй воле признаться в том, что они чего-нибудь не понимают. В сущности, ей недоставало множества знаний о предметах, не входящих в круг ее интересов, и в первую очередь о парусных судах. Однако она сумела обойти скользкий вопрос, уведя разговор в другую сторону.
— Поскольку вы не желаете прислушиваться к голосу рассудка, Гейдж Торнтон, ни к чему продолжать этот бесцельный спор о вашем корабле. Если угодно, можете тратить на его постройку все ваше время и деньги, а я беспокоюсь прежде всего о Роксанне. Она будет донельзя огорчена этой вашей покупкой. Вряд ли она ответит согласием на ваше предложение руки и сердца, пока под одной крышей с вами живет эта… тварь.
Гейдж относился к советам сплетниц еще менее благосклонно, чем к их упрекам.
— Боюсь, вас ввели в заблуждение, миссис Петтикомб, — между мной и Роксанной ничего не было.
Альма вскинула жидкую бровь, смерив пренебрежительным взглядом Шимейн.
— Между вами ничего и не могло быть с тех пор, как вы купили эту женщину.
Постепенно Гейдж терял самообладание.
— Прошу прощения, мадам, повторяю, между нами никогда…
— И вы, конечно, не знали, что свое приданое Роксанна украсила… вашими инициалами?
Это заявление на миг ошеломило Гейджа. Роксанна добивалась его расположения с тех пор, как они познакомились девять лет назад — в то время Гейджу требовались услуги ее отца, кузнеца. В последнее время Роксанна стала откровенно намекать, что не прочь стать женой Гейджа, однако он старался ничем не обнадеживать ее.
— Я никогда не заговаривал с Роксанной о браке и еще раз говорю: между нами ничего не могло быть.
Альма пренебрежительно отмахнулась от его заверений:
— С таким же успехом вы могли бы уверять глухого, Гейдж. Поскольку в округе нет ни одного неженатого мужчины с инициалами Г.Г.Т., все мы пришли к выводу, что вышитые Роксанной монограммы означают «Гейдж Гаррисон Торнтон».
— Значит, вы ошиблись, — резко ответил Гейдж. Миссис Петтикомб недоверчиво воззрилась на него.
— Возможно, у Роксанны есть причины верить, что вы женитесь на ней — ведь вы никогда не пытались переубедить ее, — предположила матрона. — Всем ясно, она давно мечтала стать вашей женой — еще до того, как Виктория появилась в Ньюпорт-Ньюсе и завладела вашим вниманием. Должно быть, только вы один не замечали, что Роксанна влюблена в вас. Вам следовало сразу объяснить, что ей не на что надеяться, а не держать ее на крючке много лет подряд.
Гейдж, которому уже осточертели и сама сплетница, и ее необоснованные обвинения, внезапно оборвал разговор:
— У меня нет времени обсуждать с вами мои дела, миссис Петтикомб. Прошу прощения, но мне пора домой.
Не смущенная резким отпором, Альма не отставала:
— Будь вы хоть немного поумнее, Гейдж Торнтон, вы бы прислушались к моим советам и забыли бы о глупых выходках. Приведя домой эту… — обдав Шимейн презрением, она надменно фыркнула: — … девчонку, вы наводите всех нас на мысль, для какой цели вы ее купили…
— Я спешу, — перебил Гейдж безостановочную болтовню сплетницы.
— «Спешу, спешу»! — саркастически передразнила женщина. — Только на это и способны! Нет чтобы остановиться и хорошенько подумать! Иначе бы сразу обратили внимание на девушку, которая имеет на вас виды. Вы работаете непрестанно, без передышки. Зачем?
— Я тружусь ради Эндрю, миссис Петтикомб, — ответил Гейдж, чувствуя редкие удары дождевых капель. — Ради моего сына.
Отвернувшись, Гейдж взял Шимейн за руку и повел ее прочь, направляясь к реке.
— Здесь неподалеку стоит мое каноэ. Сумеете дойти босиком до реки?
— Постараюсь, сэр, — нерешительно кивнула Шимейн.
И словно в насмешку над ее словами ветер усилился, тяжелые капли дождя ударили в лицо. Шимейн съежилась и обхватила себя обеими руками, не в силах сделать ни шага.
Неожиданно Гейдж остановился и повернулся к ней, и под его хмурым взглядом Шимейн совсем оробела. На миг высокая, широкоплечая фигура Гейджа заслонила ее от дождя. Не сказав ни слова, он склонился и подхватил ее на руки.
— Мистер Торнтон, что вы делаете? Отпустите! — воскликнула Шимейн, возмущенная такой фамильярностью. Ни один мужчина еще не носил ее на руках — кроме отца, когда Шимейн была еще ребенком. Ей было неловко прижиматься к твердому телу хозяина, его физическая мощь заставляла Шимейн с болью осознать собственную худобу и хрупкость. Под дождем чистый мужской запах Гейджа ощущался слабее, однако у Шимейн все равно закружилась голова. Она густо покраснела, вновь вспомнив о том, какая она грязная и оборванная. — На нас смотрят, мистер Торнтон.
Гейдж хмыкнул, не видя причин для беспокойства, и, бросив быстрый взгляд через плечо, обнаружил, что Альма Петтикомб действительно смотрит им вслед, приподняв надо лбом поля мгновенно раскисшей от дождя шляпы.
— Если этой старой перечнице вздумалось стоять под проливным дождем, глазея на нас, не стану ей мешать! — отозвался он. — Лично я намерен поскорее добраться до дома и не желаю ждать, когда вы соизволите прибавить шагу!
Гейдж рванулся вперед, и Шимейн крепко обвила руками его шею. Он шагал слишком быстро, почти бежал, и она заволновалась — вдруг он поскользнется в грязи и упадет. Побои Поттса покажутся тогда ерундой.
Носить новую служанку на руках вовсе не тяжело, решил Гейдж Торнтон, устремляясь к берегу реки: Шимейн казалась ему невесомым перышком. Вместе с тем его потрясло прикосновение нежного женского тела. Он сравнивал себя с трезвенником, неожиданно опьяненным, словно спиртным, упругостью ее груди. Удивляясь собственному наслаждению, он размышлял: неужели он уже забыл, как это восхитительно — держать в объятиях юную прелестную женщину?
Гейдж добрался до рощи у берега реки, где ветви деревьев образовывали навес над головой. Здесь он резко остановился и поставил Шимейн на ноги. Вытащив каноэ из ближайших кустов, Гейдж спустил его на воду и жестом велел Шимейн садиться. Узкая лодка показалась Шимейн слишком непрочной, но она повиновалась приказу хозяина и опасливо устроилась на указанном месте. Взглянув на широкую реку, Шимейн встревожилась и, дрожа всем телом, отвернулась, стараясь не думать, что сейчас предстоит преодолеть эти бурные воды.
Заняв место в противоположном конце лодки, Гейдж оттолкнулся веслом от берега. Течение мгновенно подхватило каноэ, и утлое суденышко заплясало на волнах в такт с трепещущим от страха сердцем Шимейн. После всего, что она пережила, было бы до слез обидно утонуть, едва сойдя на берег с палубы «Гордости Лондона».
Гейдж бросил ей кусок парусины:
— Это поможет вам согреться.
Радуясь не только защите от проливного дождя, но и от вида воды, окружающей лодку со всех сторон, Шимейн набросила парусину на голову и ссутулилась. Не замечая, что капли стекают по лицу, девушка устремила взгляд на противоположный берег реки в поисках признаков человеческого жилья. К самой окраине городка подступали равнины и низменности, кое-где виднелись заросли тростника на болотах, населенных водоплавающей птицей и рептилиями, а чуть поодаль обзор заслоняли густые заросли кустарника. Красота дикой природы поразила Шимейн и вместе с тем испугала — она не представляла, чего ждать от этой земли и сумеет ли она выжить здесь.
Наконец сквозь дождь она разглядела среди деревьев дома и другие постройки: некоторые выглядели вполне обжитыми, другие — еще недостроенными. На большой поляне возвышался величественный дом, при виде которого Шимейн поразилась мужеству людей, построивших это жилище в таком месте, где нельзя рассчитывать на безопасную и мирную жизнь.
Каноэ легко скользило по бурным водам. Гейдж плавно погружал весло в пенистые от дождя волны то с одной, то с другой стороны от лодки, направляясь к берегу, где развесистые ветви деревьев обеспечивали защиту от льющихся сверху потоков воды. Чуть поодаль масса белых и розовых лепестков, принесенных ветром с фруктовых деревьев, покачивалась на поверхности воды. Часть лепестков течение выносило на середину реки, где они беспорядочно кружились, прежде чем утонуть. Чувствуя себя беспомощной, как эти крохотные нежные лепестки, Шимейн печально размышляла о том, как похожа ее жизнь на их короткое путешествие по реке. Вопреки ее воле ее перевезли через океан и бросили совсем одну вдали от родных, в незнакомых местах. Только время покажет, что станет с ней в будущем: либо течение затянет ее в непроглядные пучины бедствий, либо поможет продержаться на плаву до окончания срока ее рабства.
Наконец впереди показался песчаный мыс, где на стапелях у самого берега реки покоился недостроенный корабль. Шимейн без объяснений поняла, что именно здесь Гейдж Торнтон осуществлял мечту своей жизни. Когда они подплыли ближе, корабль навис над ними, словно здание с узким фасадом, гораздо более внушительный, чем представляла себе Шимейн. Настоящее морское быстроходное судно, с благоговейным трепетом размышляла она, понимая, как предан своему делу и талантлив его создатель.
На пригорке за кораблем виднелся большой дом. Его крыша с острым коньком, казалось, устремилась вверх, в серую завесу туч, нависших над высокими соснами и лиственными деревьями, окружающими дом. Их раскачивал свирепый ветер, и ветви поскрипывали, точно жалуясь.
Гейдж подвел каноэ к самому берегу, перепрыгнул через полосу мелководья и вытянул лодку за собой. Дождь лил как из ведра. Гейдж поднял Шимейн на руки и побежал к дому, поднялся по ступеням крыльца, пересек крытую веранду и толкнул обшитую толстыми досками дверь плечом. Оказавшись внутри, он пинком закрыл за собой дверь и поставил Шимейн на пол. Взяв полотенце на вешалке у дверей, Гейдж вытер лицо и руки, а затем, тщетно выжимая одежду, зажег несколько ламп в комнате.
— Когда ветер утихнет, я открою ставни, — пообещал Гейдж, и Шимейн обратила внимание на небольшие окна, расположенные в стенах с кипарисовыми панелями через равные промежутки. — Я вставил стекла всего за пару месяцев до смерти жены, и это обошлось недешево. В грозу я обычно запираю ставни, чтобы ветер не выбил стекла.
Очарование и уют дома ошеломили Шимейн.
— Здесь очень мило.
Под высокой заостренной крышей располагался еще один этаж, огражденный изящной балюстрадой, откуда открывался вид на гостиную. Слева от нее виднелся сложенный из массивных камней камин в окружении кухонной утвари. Справа от камина, напротив входа в дом, находилась дверь, ведущая в широкий коридор, в конце которого Шимейн разглядела окно и заднюю дверь. Справа от гостиной она увидела опрятную кладовую.
Очевидно, вся мебель в доме была изготовлена талантливым столяром, мастером своего дела: каждый предмет обстановки выглядел изящным и элегантным, как в особняке родителей Шимейн в Англии. Наиболее достойным внимания оказался высокий секретер, стоящий у стены гостиной рядом с дверью спальни. Его сплошь покрывала изысканная резьба, изогнутые дверцы украшал кап. Обтянутая кожей столешница была опущена, открывая множество крохотных ящичков, дверец и узких ниш, где разместилась коллекция безделушек. Венчали секретер две величественные короны, между ними помещалась искусно вырезанная из дерева раковина — несомненно, творение рук нового хозяина Шимейн.
Девушка неторопливо огляделась. Такую роскошную мебель она не ожидала увидеть в колонии. Неподалеку от секретера диван и два больших кресла с высокими спинками, обитые шотландкой, образовывали уютный уголок.
В кухне деревянная раковина, рабочий стол и высокий буфет выстроились вдоль стены слева от камина. Маслобойки, глиняные кувшины, горшки и прочая утварь теснились на столе. Пара деревянных скамей с высокими спинками стояли за дощатым столом. Высокий детский стульчик удобно разместился у торца стола. В придвинутом к камину кресле-качалке можно было наслаждаться теплом.
Отверстие каменного камина в высоту достигало роста Шимейн. Внутри виднелись крюки и подставки, предназначенные для чайников и сковородок. Железная печь пристроилась сбоку, ее было легко передвинуть поближе к огню. Массивный, прочный дымоход, несомненно, являлся дополнительной опорой для всего здания, поскольку тянулся вверх, через второй этаж к коньку крыши.
— Вы сами построили этот дом? И сделали все эти вещи? — удивленно спросила Шимейн, поворачиваясь к Гейджу.
— Да, первый, маленький дом я выстроил для себя вскоре после прибытия, но сразу после женитьбы сделал пристройку и начал мастерить мебель. — Он обвел взглядом комнату, словно прикасаясь к знакомым выступам и нишам. — Виктория превратила это место в настоящее гнездышко. Такой искусной рукодельницы я еще никогда не встречал. — Гейдж указал на диван и кресла. — Уговорила меня выменять у шотландца эту ткань, предложив ему стол. Пока я мастерил деревянные рамы и ножки для кресел, Виктория набивала подушки конским волосом, обшивала их парусиной, а затем — шотландкой.
— Должно быть, вы тоскуете по ней, — заметила Шимейн, уловив странную дрожь в голосе Гейджа.
— Да, я часто думаю о ней в свободные минуты, — признался Гейдж, вешая полотенце на крючок возле входной двери. — Но, побывав в городе, вы узнаете совсем иные слухи. Альма Петтикомб и прочие городские сплетницы сомневаются, что я способен любить кого-нибудь, кроме моего корабля.
— Я не стану безоговорочно доверять мнению миссис Петтикомб, — с убежденностью заявила Шимейн. Она уже успела убедиться, что с этой женщиной едва ли стоит водить знакомство, а тем более прислушиваться к ее словам. — Если вы сделали всю эту мебель для своей жены, тогда я верю — вы любили ее.
Сверкнув улыбкой, Гейдж отошел к камину, пошевелил кочергой тлеющие угли и положил поверх них несколько поленьев.
Пока он разводил огонь, Шимейн вдруг поняла, что больше в доме никого нет.
— А где же ваш сын?
Гейдж подвесил большой чайник над вспыхнувшим огнем и, повернувшись к Шимейн, небрежным жестом указал куда-то в сторону.
— Я оставил его у соседей, живущих чуть выше по реке. Если бы у Ханны Филдс не было мужа и семерых собственных детей, я нанял бы ее в кухарки. Но беда в том, что она не научит моего сына ни читать, ни писать. Ханна — порядочная женщина, настоящая труженица. Эндрю всегда рад случаю поиграть с Малькольмом и Дунканом, младшими сыновьями Ханны. Уверен, познакомившись, вы сочтете ее очень дружелюбной особой, не обращающей внимания на сплетни и тому подобное.
— Было бы замечательно, если бы кто-нибудь согласился научить меня обязанностям служанки, но, полагаю, с такой большой семьей у миссис Филдс не бывает ни одной свободной минуты, — заметила Шимейн с робкой улыбкой.
Несмотря на то что Гейдж считал недостатки Шимейн поправимыми, ясно было одно: мужчине, весь день занятому тяжелым физическим трудом, нужна съедобная пища даже в присутствии такой миловидной женщины.
— Как только гроза утихнет, я схожу за Эндрю и заодно спрошу у Ханны, сможет ли она в ближайшее время зайти и научить вас готовить хотя бы самую простую еду. Вероятно, она будет рада познакомиться с вами. Двое ее сыновей слишком малы, а остальные уже взрослые и должны помогать отцу. Есть у нее и две дочери лет десяти и две — двумя годами постарше, но они пока увлечены соседскими мальчишками, а не домашними заботами. Девочки предпочитают сидеть дома — на всякий случай, — усмехнулся Гейдж, — а отец охраняет их, и, судя по размеру его ружья, можно понять, почему соседские парни воздерживаются от визитов.
Шимейн улыбнулась:
— Вы позволите мне осмотреть дом?
— Конечно, но лучше бы в мое отсутствие вы вымылись и переоделись. В сундуке в спальне найдутся вещи, которые будут вам почти впору. Сейчас я покажу.
Одержимая любопытством, Шимейн последовала за ним в спальню — просторную и уютную, с огромной кроватью, комодом, шкафом и прочей мебелью. На полу у постели лежала огромная медвежья шкура.
Перегородка отделяла часть комнаты, превращенную в детскую. Между этими двумя комнатами не было двери, только широкий прием, занавешенный парусиной — по-видимому, ее редко использовали, судя по образовавшимся складкам ткани. Обстановку детской составляли качалка, высокий комод, колыбель и низенькая складная кровать — прочные, красивые вещи, несомненно, изделия рук хозяина дома.
Гейдж поднял крышку сундука, стоящего в ногах постели в спальне, и указал на сложенную внутри одежду.
— Эти вещи принадлежали моей жене. Она была высокой и стройной, с длинными и узкими ступнями и руками, поэтому вам, вероятно, придется укоротить платья и подложить кусочки ваты в носки туфель, пока я не куплю вам другую пару. Вы можете выбирать отсюда все, что вам понравится.
Его великодушие ошеломило Шимейн.
— Вы предлагаете мне одежду вашей жены?
Гейдж, увидев изумление, отразившееся на перепачканном и мокром лице Шимейн, ограничился лаконичным ответом:
— Лучше уж чужая одежда, чем ваши лохмотья.
Густой румянец залил щеки Шимейн, она вновь попыталась прикрыть плечо оторванным рукавом.
— Я тронута вашей добротой, мистер Торнтон. Только думаю, вам будет неприятно, если незнакомая женщина станет носить вещи, некогда принадлежавшие вашей жене.
— Пусть эта одежда служит вам, а не моим воспоминаниям, — возразил Гейдж. — Пока я не в состоянии купить ткань, чтобы вы сшили себе платье. Я заплатил за вас больше, чем собирался, и теперь вынужден экономить, чтобы денег хватило на корабль.
— Я чрезвычайно благодарна вам, мистер Торнтон, — поспешила заверить его Шимейн. — Признаться, я не ожидала такой щедрости и надеялась только, что меня накормят и, может быть, укажут собственный закуток.
— Мы с сыном спим в этих комнатах, а вы можете устроиться на втором этаже.
Поманив Шимейн за собой, он вышел в гостиную и через ближайшую к кухне дверь вошел в коридор, ведущий на заднюю веранду. У стены справа размещался большой рабочий стол, возле которого висел шкафчик. Слева лестница вела на второй этаж.
Гейдж посторонился и пропустил Шимейн вперед. Не удержавшись, он наблюдал, как она поднимается по ступенькам — ее грациозные движения не портила даже истрепанная одежда. Дойдя следом за Шимейн до верхней ступеньки, Гейдж остановился. Шимейн прошлась по комнате, молча помедлила возле узкой кровати, оглядела скромную мебель, маленький очаг в камине и встала у перил, откуда открывался вид на гостиную. Вернувшись к кровати, она задумчиво провела пальцем по крышке стола из нетесаных досок, стоящего рядом.
— Понимаю, здесь тесновато, — произнес Гейдж после минутного молчания, — но, к сожалению, это единственная отдельная комната, которую я могу предложить. Сегодня же натяну над балюстрадой веревку и повешу занавеску.
— Ничего подобного я даже не ожидала, мистер Торнтон. — Шимейн попыталась сдержать чувства, но они явственно прозвучали в ее голосе. — По сравнению с камерой на корабле, которую я делила с другими женщинами, эта комната кажется мне роскошными покоями. Как это отрадно, что мое жилище ничем не напоминает плавучую тюрьму!
Уловив дрожь в ее голосе, Гейдж пристально вгляделся в лицо девушки и заметил, что в ее глазах поблескивают слезы, но едва он шагнул ближе, Шимейн отступила, неловко замолчав. Не желая вводить ее в смущение, Гейдж спустился вниз, в коридор.
— Вот здесь я и начал мастерить мебель, — объяснил он, дождавшись, когда Шимейн присоединится к нему. — Первым сделал столик в старинном стиле для богатой дамы, которая уверяла, что купит его, конечно, если он ей понравится. С тех пор я сделал для нее еще несколько вещей. Сейчас работаю над шифоньером, который она заказала несколько недель назад.
Гейдж указал на стол, на котором было разложено несколько чертежей, изображающих шифоньер на различных этапах изготовления. По-видимому, Гейдж обладал и талантом художника, ибо чертежи и рисунки были изящны и точны.
Шимейн перевела взгляд на шкафчик, висящий на стене возле стола. Его заполняли толстые конторские книги разных размеров; свернутые в трубку чертежи и наброски — вероятно, такие же, как те, что лежали на столе, — были сложены в ящичках, нишах и на полках, свидетельствуя о том, что хозяин дома трудится не покладая рук.
— В последние годы, когда заказов у меня прибавилось, пришлось перенести мастерскую. Теперь она занимает отдельное строение, к нему ведет тропа от задней веранды. Двое моих подручных работают у меня с самого начала. В то время они не умели ровным счетом ничего, даже отличить кленовую доску от дубовой. Пилу никогда и в руках не держали. Я не решался доверять им ответственную работу. Но с годами Ремси Тейт и Слай Таккер превзошли все мои ожидания. Теперь я считаю их лучшими столярами во всей округе. Недавно я взял двух новых подмастерьев — молодого немца и одного парня из Йорктауна, но пока они научились лишь обращаться с пилой. Обычно в такое время дня я работаю с ними в мастерской или же помогаю корабельному плотнику и его сыну, но сегодня я устроил им выходной, разрешил заняться собственными делами, а сам отправился выяснить, что привезла «Гордость Лондона» в Ньюпорт-Ньюс.
— Мистер Торнтон, вы одаренный человек, — искренне произнесла Шимейн. — Я ничего не смыслю в строительстве кораблей, зато сразу замечаю красивую мебель. Если для жителей округи вы делаете такую же мебель, какую я видела в этом доме, значит, ваши покупатели многое потеряют, реши вы заняться другим ремеслом.
Приподняв уголки губ в усмешке, заменявшей улыбку, Гейдж вскинул голову и прислушался. Дробный стук дождевых капель по крыше слышался все реже — ливень и ветер постепенно утихли.
— Похоже, мне пора идти, пока дождь не усилился вновь.
— Где я могу помыться? — спросила Шимейн. В родительском доме ванну для нее готовили слуги.
— Вода уже нагревается, а возле дома, в конце задней веранды, есть колодец, откуда можно принести еще воды, если понадобится. Корыто найдете в кладовой. На время его хватит и для купаний вам с Эндрю, и для стирки. Как только будет время, я устрою в бывшей кладовой ванную, но пока придется довольствоваться тем, что есть. В хорошую погоду я купаюсь в пруду — должно быть, вы заметили его среди деревьев по дороге к дому. Конечно, там негде спрятаться, но если вы не против такого купания, и я, и мои подмастерья будем только рады этому зрелищу.
— Благодарю, я буду мыться в доме, — сухо отозвалась Шимейн, чувствуя, как вспыхнули ее щеки.
Гейдж вновь выслушал ее ответ с мимолетной улыбкой.
— Ханна наверняка предложит мне немного посидеть у нее, так что вам с избытком хватит времени и вымыться, и переодеться. Но может статься, я задержусь из-за непогоды. — Гейдж вопросительно уставился на Шимейн. — Вы не боитесь остаться здесь одна?
Шимейн улыбнулась:
— Пожалуй, сегодня я буду только рада одиночеству. Вы, наверное, уже поняли, что такой роскоши на борту «Гордости Лондона» узники были лишены.
— Как только я уйду, закройте переднюю дверь на засов, — велел Гейдж. — Советую вам не забывать об осторожности — на случай, если какой-нибудь бродяга решит проникнуть в дом в поисках еды или ценностей, заметив, что вы остались одна. Мне бы не хотелось расставаться с вами, так и не узнав, как вы выглядите без слоя грязи. — Эти слова он сопроводил еще одной вспышкой улыбки. — Вернувшись, я постучу в дверь трижды. Не отзывайтесь ни на какой другой стук, не подходите к окнам. На этой же неделе я научу вас стрелять из мушкета. Я нечасто ухожу из дома, но в мое отсутствие вы должны уметь постоять за себя. Невозможно предсказать, когда столкнешься с медведем или рысью…
— Или с индейцем? — подсказала Шимейн, наслышанная о зверствах коренных жителей колонии за время плавания.
— Или с индейцем, — подтвердил Гейдж. — Но большей частью они перебрались в горы и долины за Аллеганскими горами. Здесь им было слишком тесно рядом с англичанами, немцами и прочими переселенцами из Шотландии и Ирландии.
Шимейн проводила его до двери, размышляя, стоит ли рассказать про Джейкоба Поттса и его угрозы. Но судя по всему, покупка и так не радовала Гейджа, и Шимейн не хотела, чтобы у него появился предлог отказаться от нее. «В другой раз, — решила она, — подожду, когда он успокоится».
Помедлив на пороге, Гейдж указал на высокий буфет возле камина:
— Если вы проголодаетесь до моего возвращения, тут есть хлеб и сыр. Обычно Ханна снабжает меня едой, опасаясь, что мы с Эндрю умрем с голоду. По крайней мере сегодня вас ждет сытный ужин, а вот за завтрашний день не ручаюсь.
Открыв тяжелую дверь, он вышел на веранду, быстро огляделся и закрыл дверь за собой. Дощатый пол веранды заскрипел под его ногами, потом шаги стихли, и в доме воцарилась желанная тишина. С легкой улыбкой Шимейн заложила в петли громоздкий засов, впервые за много месяцев ощущая прилив надежды.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлин



Неплохо.Интересно.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинАнна
26.02.2012, 22.49





читала не первый раз и восхищаюсь этим романом интересно захватывает ждешь развязки приключения не радостные связаны с борьбой умением выжить с риском но вера в лучшее желание жить побеждает все и всех кто встретился на пути главной героини трудная борьба но жизнь щедро наградила героиню которая стала женой матерью и осталась конечно любимой дочерью которую нашли родители
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлиннаталия
3.04.2012, 15.26





хорошая книга, не жалко потраченного времени. хотя не всё идеально, впечатление всё же положительное.
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлинsvetlia4ok
7.08.2012, 10.10





Интересная история,но не хватает чуть чуть остраты,местами слащаво.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинОльга
8.10.2012, 3.08





Роман интересный 8/10
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлинтая
13.01.2013, 20.57





Понравилась книга
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинНаталия
23.01.2013, 13.29





Очень хороший, занимательный роман . Главные герои - отличные . Очень понравилось . Читайте ! 10
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинВиктория
24.03.2013, 16.56





Мне очень понравился роман и его герои. ГГ например настоящий мужчина, не стал пользоваться своим положением. Между героями все как то правильно, так как должно быть: никто никого не насилует, секс после свадьбы. Да и ГГероиня молодец приняла свое положение и с уважением отнеслась к ГГ.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинВикулька
25.03.2013, 14.03





Вот это действительно роман , во всех аспектах этого слова !!! Главные герои адекватные и достойны уважения - он - за мужественность , галантность ,стойкость , она - за доброту , нежность и красоту души !!! Долог путь к счастью , но они его заслужили , понравились оба главные герои !! Читайте обязательно! Все 10 балов !
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинВиктория
29.03.2013, 9.24





neplohoi roman no na odin raz nachalo zaintrigovalo a potom stalo skuchno i predskazuemo
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинSarina
29.03.2013, 20.19





Очень хороший роман. Без жестокости, без насилия, в этом романе царит любовь, преданность, вера)) Главные герои впечатляют, он мужественный, и она женственной)) очень хорошая книга
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинДия
28.05.2013, 22.25





Классический роман, в котором подлость - это подлость, радость - это радость и т.д. Сюжет увлекает, но моментами проскакивают водевильные линии, жаль, что совсем нет юмора, а сарказм - примитивный
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинItis
15.06.2013, 12.21





Очень скучный,критиковать не охото,вроде автор пишет неплохо,есть сюжет,но очень скучно.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинОсоба
25.06.2013, 20.52





я читала цю книгу супер, всі книги цієї письменниці сепер
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлинкристи
27.06.2013, 16.17





Очень интересный и увлекательный роман. Всем советую прочитать. Я сама прочитала весь роман за пол дня. Не могла оторваться. Мне доводилось читать роман этой писательницы под названием "Так велика моя любовь" за весь день прочитала 35 стр от силы. А этот роман сразу заинтриговал своим названием.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинЕвгения
29.06.2013, 8.44





Роман интересный, но много лишнего.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинОксана
12.08.2013, 11.36





Неплохо, очень помогает расслабится, понравился.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинМарго
20.08.2013, 8.38





Скучно и затянуто. Мне не понравилось..
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинОльга
17.10.2013, 12.46





Роман интересный
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинНаталия
18.11.2013, 12.39





Красивая сказка!Прочитала на одном дыхании.Всем советую.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинТанзиля
11.12.2013, 12.45





Рекомендую.Роман хороший.Приятно провела время за чтением.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинНаталья 66
20.12.2013, 17.17





Так себе! Слишком много врагов и мало самих героев. Хотелось больше развязки их отношений! Да и герои слишком идельные!
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинЮлия
7.01.2014, 13.20





Слишком затянуто. Как говориться много " воды". Скучно((
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинЕкатерина
7.02.2014, 14.56





500 страниц - это явный перебор. раздражала постоянная сдержанность гл. Гер.и его неспособность отвечать как следует на оскорбления. Раздражают мужчины, которые, когда их жену называют потаскухой, только и могут, что сказать-вы не правы. Сюжет не динамичный, все просто и предсказуемо. Интересных событий нет. Жаль маркиза( 5 из 10
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлинciranona
3.03.2014, 17.31





Книга хорошая, но нудная, слишком затянуто все
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинКатерина
20.03.2014, 19.40





Класс!!! Только такие мужчины в книгах и бывают, в жизни их нет.
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлинэлиза
9.07.2014, 23.44





Роман не очень...сюжет интересный,но всё как то скомканно,особенно в конце книги...за раз убили всех врагов и жили они долго и счастливо... Скучно
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинЕлена
21.08.2014, 16.04





Очень необычный язык написания романа, похож на репортаж с элементами сказки, но тем и привлекает этот романчик. Как это красивая рабыня осталась девственницей на корабле с голодными мужиками? Почитать можно.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинВераника
28.08.2014, 14.22





Я оставила комментарий о Клейпас и увидела последний комментарий об этом романе. Прочла все комментарии. Что скажу? Кому то он показался затянутым и скучным. А я его перечитывала несколько раз. Как раз неторопливость и правдивость в развитии отношений главных героев меня и привлекла.Этот роман очень нежный. Очень романтично! Что я и ценю в любовных романах.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинСофия
28.08.2014, 14.30





Длинно и грустно.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинКэт
26.10.2014, 12.37





Роман в целом не плохой. Герои приятные но идеально правильные. Во общем очень жизненные в целом. Все построено на взаимном уважении и любви. Поступки адекватные но пред сказуемые. Вторая половина романа читалась как пере сказ Все очень прогнозируемо. Нет остро ты и динамики. Реплики и диалоги как для умственно от сталых все поясняют. Не хватало юмора и иронии но вице дом впечатление хорошее. Главные герои умные красивые и достойные. Хорош сюжет для мини сериала. И да. Очень жалко маркиза. В целом достойным оказался. Поставлю 8 баллов. Сорри за ошибки. Печатаю с телефона
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинАнастасия
17.11.2014, 23.05





Роман в целом не плохой. Герои приятные но идеально правильные. Во общем очень жизненные в целом. Все построено на взаимном уважении и любви. Поступки адекватные но пред сказуемые. Вторая половина романа читалась как пере сказ Все очень прогнозируемо. Нет остро ты и динамики. Реплики и диалоги как для умственно от сталых все поясняют. Не хватало юмора и иронии но вице дом впечатление хорошее. Главные герои умные красивые и достойные. Хорош сюжет для мини сериала. И да. Очень жалко маркиза. В целом достойным оказался. Поставлю 8 баллов. Сорри за ошибки. Печатаю с телефона
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинАнастасия
17.11.2014, 23.05





Хорошая книга:)
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлиннюта
16.12.2014, 6.02





Роман почитать стоит. Интересный захватывающий сюжет. Местами, правда, много лишних описаний. 9/10
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинНаталия
30.12.2014, 22.19





Ой, девочки. Наконец-то, подумала я, начав читать роман, нашла захватывающее и интересное чтиво. Глав 8-9 прочитала на раз. Но тут они решили пожениться и началось... Как будто другой автор взялся выписывать в том числеrnлюбовные сцены, герои потеряли изюминку, чем дальше, тем преснее стангвился сюжет. Бла-бла-бла из пустого в порожнее. Еле дошла до 23 главы и уже не знаю хочу ли дочитать. Попробую, может хоть финал не разочарует.
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлингалина
11.02.2015, 22.42





Дочитала!Начало романа проглотила, а потом бах и все стухло. Герои у автора получились приторно идеальные как с агитационного листка. Поэтому и роман в целом для меня получился ни какой. Не вызвал он во мне не положительных , не отрицательных эмоций. 5 из 10.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинНелли
4.03.2015, 14.34





А мне понравился роман!Первый раз читала его года два назад и сейчас.Проглотила его с большим удовольствием!И совсем не скучно!
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинНаталья 66
6.04.2015, 13.56





Не понравился после 9 главы, удалила книгу. Не смогла дочитать. Скомкано, банально, никакой изюминки... У этой писательницы есть хорошие книги, но эта исключение!
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинАлександра
7.04.2015, 18.30





Не понравился после 9 главы, удалила книгу. Не смогла дочитать. Скомкано, банально, никакой изюминки... У этой писательницы есть хорошие книги, но эта исключение!
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинАлександра
7.04.2015, 18.30





чудесный добрый роман
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинВалентина
8.07.2015, 22.05





Первая книга, которую не почитала до конца. Дошла до 17 главы. Очень скучная. Герои не от мира сего.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинВикки
10.07.2015, 20.13





Такая тягомотина.....брррррр .Не тратьте время. Это первая книга которую я даже не стала дочитывать, а пробежала между строк.Нет ни интриги, ни изюминки. Аристократы, которые имеют десятки слуг, все делают сами, и у них все отлично получается, полный бред
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлинлм
30.09.2015, 21.06





Тягомотина
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинЕ
22.10.2015, 16.33





Ах, как же мне нравится этот автор!!! Это очеркдной ее преурасный роман!!! Читайте и отдыхайте!!! 10 баллов
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинМари
10.12.2015, 13.12





Согласна с Е....тягомотина....бросила на 6 главе....
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинКира Корор
13.12.2015, 5.26





наверное роман неплохой, но я его не осилила. поэтому ничо сказать не могу.
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлинлёлища
22.01.2016, 13.59





На шедевр конечно не потянет, но прочитать просто чтобы отдохнуть можно. Интимные сцены пропускала- слишком слащавые, абсолютно не интересные. А так ничего. 6 из 10
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинЛана
7.02.2016, 2.42





Приторно до противности. Герои ужас какие хорошие, враги у них злющие и коварные. Сюжет мог бы быть интересным, будь он в 3 раза короче. 5 из 10
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинСвета
5.05.2016, 16.04





Приторный...
Лепестки на воде - Вудивисс Кэтлинсанечка21
6.05.2016, 11.29





Приятный роман. Может, многовато любезностей.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинИнна
3.11.2016, 9.45





Приятный роман. Может, многовато любезностей.
Лепестки на воде - Вудивисс КэтлинИнна
3.11.2016, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100