Читать онлайн Самая безмятежная, автора - Вуд Сара, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самая безмятежная - Вуд Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самая безмятежная - Вуд Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самая безмятежная - Вуд Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вуд Сара

Самая безмятежная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Это был мой брат, — натянуто сказал Розано, убирая на место телефон, — Энрико. Похоже, мы в Венеции — главные герои дня. Мое пресс-бюро в Венеции напечатает опровержение приписываемых нам отношений и пригрозит возбудить дело о клевете. Боюсь, больше я ничего не могу поделать.
Софи ахнула и прижала руку к губам. Едва ли она выдержит атаку прессы, подумал он.
Он позвонил Тони и попросил его принести вечерние газеты. Когда официант появился в номере, Розано вручил ему табличку «Не беспокоить!», чтобы тот повесил ее на двери.
На первых страницах бульварных изданий всех сортов красовались их фотографии. В качестве приманки использовался заголовок «Князь и нищая». Несколько раз упоминалось имя «Золушка». Розано с негодованием убедился, что именно секретарша Фрэнка Лесли разболтала историю Софи. Фото этой девицы в платье с глубоким декольте, глупо и жеманно улыбавшейся, можно было увидеть на нескольких страницах.
— Удивительно, но здесь есть и правдивые факты, — заметил он.
— Ложь перемешана с правдой. Но разве читатели смогут отделить одно от другого? — простонала Софи.
Розано начал читать. В каждой статье упоминалось о трагической смерти его жены. И об ее беременности. Он не мог сейчас думать об этом. Все ушло в прошлое. И тем не менее он, словно в гипнотическом трансе, впитывал каждое слово, неподвижный, как мраморное изваяние, а сидевшая рядом Софи волновалась все больше.
Внезапно он испугался, что ему не удастся завоевать ее. Времени оставалось в обрез. Он может потерпеть неудачу, и она достанется Энрико. Розано закрыл лицо руками, ему была невыносима мысль, что его брат погубит такую невинную и доверчивую женщину.
— Как это ужасно, Розано, — сказала Софи тихим голосом. — Все, что тут пишут о вашей жене…
Розано не мог произнести ни слова, не мог оставаться на месте, горечь и боль переполнили его сердце. Он сжал губы, встал и направился к двери, жестом показав, что просит прощения за внезапный уход.
— Я не могу видеть, как вы несчастны, — хрипло воскликнула она, словно и в самом деле разделяла его боль. Но от этого стало только хуже. Его мозг терзали противоречивые мысли. Вдруг к его спине прикоснулись робкие пальцы. Розано вздрогнул, испугавшись, что не удержится и выложит ей все о своем брате: насколько он испорчен, какое удовольствие доставляет ему причинять боль другим. — Простите, — сказала она. — Я только хотела извиниться.
— Вы? Извиниться? — переспросил он резко.
— Это случилось из-за меня, — произнесла она, запинаясь. — Я даже не могу представить… — Она закусила губу, испугавшись, что испортит все дело. — Вам заново пришлось пережить эту трагедию. Простите…
— Вы тут ни при чем, — отрывисто сказал он.
— Все равно я чувствую себя виноватой, — продолжала она с трудом. — Вы очень добры, потому что не бросаете меня, но… — Ее голос задрожал. — Мне кажется, вам лучше уехать и позволить мне дать им пресс-конференцию, или что там еще… Это отвлечет их внимание от вас.
Он медленно повернулся, невольно тронутый ее сочувствием и самоотверженностью. Ей удалось умерить его гнев. Он взял ее лицо в ладони и посмотрел ей в глаза.
— Вы ни в чем не виноваты, — проговорил он спокойно, смущенный ярким блеском ее широко распахнутых влажных глаз. — И, боюсь, вы не представляете до конца, во что ввязались, — пробормотал он и, не устояв, вдруг коснулся губами ее мягких приоткрытых губ. Стоило начать, и он уже не мог остановиться. Он целовал ее снова и снова, все крепче, настойчивее, страстно ища отклика и находя его. Она прильнула к нему, ее пальцы ерошили ему волосы. Она притянула к себе его голову, и небывалый восторг охватил Розано, когда он понял, что она желает продолжения этого так же, как и он.
Ее губы были необычайно мягкими, сладкими, она запрокинула голову, и шпильки выскользнули из ее густых волос. Розано поцеловал ее в шею, в теплую нежную кожу за ухом. Она дрожала в его объятиях, из ее губ вырывались тихие стоны наслаждения.
Он медленно увлек ее к дивану, не переставая целовать.
— Софи, — прошептал он, усаживая ее на мягкие подушки. Он увидел промелькнувшее в ее глазах удивление и, склонившись над ней, нежно поцеловал трепещущие веки. Его пальцы сами собой сдвинули с ее плеч бретельки платья.
Вкус ее шелковистой, пахнущей духами кожи был пьянящим и возбуждающим. С ним творилось что-то странное, сердце переполняли эмоции, грудь сдавило так, что он едва мог дышать. Тело требовало, чтобы он продолжал целовать ее до бесчувствия, и одна его рука неуверенно обхватила ее полную высокую грудь.
Софи не сделала попытки остановить его. Она только глядела на него, изумленная происходящим. Она все не могла поверить, что Розано находит ее привлекательной. Что он захотел поцеловать ее, не говоря уже о… Где-то в подсознании прозвучал предостерегающий голос. Но она отмахнулась от него. С ней происходило нечто необъяснимое. В голове не осталось ни капли рассудительности. То, что он обнимал ее, смотрел на нее с пылким желанием, переполняло ее безумной радостью.
Она вскинула руки и обвила его шею. Ее губы сложились в робкую улыбку, глаза засияли счастьем.
— Bellissima Sophia… — проговорил Розано. Она зачарованно смотрела, как чувственно изогнулись его губы. Задрожав с головы до ног, она притянула к себе его голову. Он не отклонил это приглашение и припал к ее губам с жаром, который привел ее в восторг.
Она выгнула спину, и он потянул вниз лиф ее платья, заскользил пальцами по полушариям ее полуобнаженной груди. Потом там оказались его губы, влажное тепло окружило тугой сосок, и она замерла, думая, что не вынесет такого наслаждения, впилась пальцами ему в плечи, все ее существо сосредоточилось на этой наэлектризованной точке, откуда по нервам во все части тела бежали сигналы, обещавшие неземное блаженство.
Тяжело дыша, он поднял голову и нетерпеливо дернул себя за галстук и ворот рубашки.
— Помоги мне, — хрипло прошептал он. И, к своему удивлению, Софи сделала это. Она восхищенно коснулась его тела и принялась гладить пальцами гладкие мускулы груди. А он наклонился к ней, черные глаза пылали страстью.
Но почему?
Она вдруг напряглась, недоумевая. Он, должно быть, почувствовал что-то неладное, поскольку отстранился немного и взглянул на нее.
Ну конечно! Ее пронзила боль. Газетные статьи напомнили ему об умершей жене, разбередили рану, а она оказалась под рукой, заодно с мягким диваном и бренди, подумала несчастная Софи.
Он неуверенно коснулся пряди ее волос, упавшей ей на плечо.
— Софи? — мягко спросил он. Она попыталась избежать его пристального взгляда.
— Извините… Я думаю, нам пора остановиться. Скоро придут убирать комнаты, и…
— Нет, ведь на двери табличка. Но если ты… вы хотите…
Он выпрямился, надел рубашку. Крайне смущенная и потрясенная собственной несдержанностью, Софи поправила платье и опустила на пол длинные стройные ноги.
Что она за дурочка? Как теперь ей вести себя с ним?
— Мне следует извиниться. — Он протянул руку и коснулся ее щеки. Их глаза встретились, и его лоб пересекла легкая морщинка. — Вы простите меня? — спросил он глухо.
— Конечно, — выдавила она и улыбнулась дрожащими губами. Розано несколько раз, едва касаясь, поцеловал ее в уголки губ, и ей потребовалась вся ее воля, чтобы не ответить ему.
— Думаю, вы правы, нам необходимо было остановиться, — сдержанно произнес он. — Причешитесь, а я займусь планом нашего спасения. Не спешите, мне понадобится не меньше получаса.
Софи облегченно вздохнула и поспешила в ванную, а там прислонилась спиной к двери и зажмурилась, ожидая, когда успокоится сердце. Софи ополоснула холодной водой лицо, немного подкрасила губы и в наказание себе закрутила волосы в гладкий тугой узел. Но вид у нее был по-прежнему взволнованный, губы припухли, словно требовали новых поцелуев.
Софи тяжело вздохнула. Она желала Розано каждой частицей своего существа, но здравый смысл подсказывал ей, что он никогда больше к ней не прикоснется.
Она приготовила себе чай, потом походила немного по комнате и прочитала себе строгую нотацию, и тут до нее долетели голоса из гостиной.
Радуясь любой возможности, которая отвлекла бы ее от переживаний, она глубоко вздохнула и вошла в гостиную.
— А, вот и вы, — Розано бережно взял ее за руку и потянул за собой. Софи изумленно раскрыла глаза. Комната была заставлена цветами, несколько мужчин и женщин с важным видом суетились вокруг них.
— Гипсофила вышла из моды, — промолвил один из флористов.
Софи растерянно взглянула на небрежно отброшенные стебли с крошечными белыми цветочками. Она и не подозревала, что цветы могут войти в моду или устареть. Она отступила назад и наткнулась на груду коробок.
— Это шляпы, — объяснил Розано.
— Шляпы?
— А также туфли и белье. — Он улыбнулся. — Выбирайте то, что вам подойдет, и воспользуйтесь чем-нибудь из этих вещей для маскировки.
— Но…
Розано сделал знак двум женщинам, нагруженным коробками.
— Слушайтесь меня, — велел он.
Все стало ясно, когда час спустя они спустились в фойе отеля. Поверх платья на Софи был надет халат маникюрши, на глаза низко надвинута бейсболка. В руках она держала ветви эвкалипта, из-за которых едва видела дорогу. За ней следовал Розано, спрятав лицо за коробками.
Едва сдерживая смех, Софи и Розано забрались в пикап для перевозки цветов и устроились среди раздавленных лепестков и сломанных цветочных стеблей. Машина выехала на оживленную улицу. Некоторое время спустя Розано попросил шофера остановиться и высадить их.
— Ну, и что вы на это скажете? — довольным голосом спросил он, подхватывая ее и ставя на тротуар. Софи с улыбкой сняла бейсболку и халат и затолкала их в пикап. Розано захлопнул дверцу, и шофер, посигналив им на прощание, отъехал.
— Великолепно! — произнесла она, с трудом переводя дыхание и делая вид, что не замечает, что он все еще держит ладони на ее талии. Она сказала себе, что он просто излишне чувственная натура и всегда ведет себя так с женщинами. — Вы выдающийся организатор, — с уважением произнесла она.
— Практика. Венецианцы вообще отличаются сообразительностью. Мы не заслужили бы репутации умелых торговцев, если бы не обладали некоторой долей хитрости. — Розано протянул руку и провел по волосам Софи. — Гипсофила. Не двигайтесь, — велел он, когда она беспокойно дернулась, и в его глазах блеснул огонек. — Надо избавиться от нее, это немодно, — ласково проговорил он, приближая к ней улыбающееся лицо. Софи рассмеялась.
— Ну хорошо, побег удался, но как же мы вернемся назад? — спросила она со свойственной ей практичностью.
— Пока не знаю, но что-нибудь обязательно придумаю. А тем временем мы оформим вам паспорт, а потом можем посмотреть город, — предложил он. — Тони сказал, здесь есть экскурсионный автобус, который объезжает все лондонские достопримечательности — Тауэр, Парламент, собор Святого Павла… Можно выйти в любом месте, а потом сесть на следующий такой же автобус и продолжить путешествие…
— Вы — и на автобусе? На такое стоит посмотреть!
— Сознаюсь, что это будет впервые, — сказал он несколько смущенно.
Вечером в маленьком бистро где-то в районе Мэйфер Софи, скинув под столиком туфли, пришла к выводу, что сегодняшний день — один из самых счастливых дней в ее жизни.
— Мои ноги уже никогда не будут прежними, — пожаловалась она, блаженно расслабляя ступни.
Розано улыбнулся и приподнял свой бокал.
— Неудивительно — мы прошли пешком несколько миль. — Он погладил ей щеку с такой нежностью, что у Софи замерло сердце. — Я никогда еще так не развлекался, не смеялся столько, к тому же удалось сохранить полную анонимность. Это было чудесно.
— А что вам понравилось больше всего? — поинтересовалась она.
Розано слегка помедлил с ответом.
— Прогулка по реке.
Ее глаза затуманились. На пароходике он обнял ее за плечи, сказав, что здесь сильный сквозняк, а один раз пылко поцеловал ее в щеку и, на миг крепко прижав к себе, объявил радостно, что давно не чувствовал себя таким счастливым…
— Вы готовы идти дальше? — спросил он.
— Смотря куда. Если нам предстоит карабкаться в отель по водосточной трубе, мне понадобится инструкция, веревка и пара железных «кошек».
Он нагнулся и быстро поцеловал ее в губы, и в ответ на ее радостное удивление его глаза весело блеснули.
— Это не понадобится. Я нашел для нас убежище — меблированную квартиру совсем неподалеку. Ее можно посмотреть прямо сейчас.
— Но… все вещи остались в отеле, — неуверенно возразила она.
— Сейчас их как раз упаковывают, а швейцар доставит по адресу, — беспечно сказал Розано. Они вышли на улицу, и он привлек ее к себе, чтобы защитить от ночного холода. — Нам в эту сторону, тут совсем близко. Правда, это лучше, чем отель, блокированный журналистами?
— Но уже почти полночь, разве агентства работают в такое время?
— Администратор нашего отеля похлопотал для меня.
Они остановились около особняка эпохи короля Георга, обращенного фасадом на маленькую площадь. Софи в изумлении поднялась следом за Розано по широким каменным ступеням и остановилась, а он уверенно позвонил в звонок.
Дверь открыла предупредительная молодая женщина примерно одних лет с Софи, красиво одетая и причесанная, и провела их по огромной квартире, занимавшей весь первый этаж.
Это, наверное, стоило ему бешеных денег, подумала Софи.
— Я оставила кое-какие продукты в холодильнике, как вы просили, — промурлыкала женщина, слишком близко подойдя к Розано.
Возмущенная этим откровенным заигрыванием, Софи тем не менее изобразила полнейшее равнодушие и прошла на кухню, чтобы заглянуть в холодильник, по размерам скорее напоминавший погреб. О да, холодильник ломился от разных продуктов, и еще шампанское, икра, перепела и клубника!
— Ну как, подойдет? — спросил Розано, появляясь в дверях.
Она посмотрела на него с шутливым негодованием.
— Но я предпочитаю другой сорт икры…
— Подойдет? — повторил он, и строгая складка на его лбу исчезла, а губы раздвинулись в улыбке.
— Надо же нам где-то спать. Уже поздно искать другое пристанище, — ворчливо сказала она. Розано вздохнул с облегчением и нежно поцеловал ее в губы. Звякнул дверной колокольчик, и они отпрянули друг от друга.
— Принесли ваши вещи, — объявила женщина-агент. — Прошу подписать документы.
— Я только на минуту, — пообещал Розано, сжимая руку Софи. — Скоро мы останемся одни.
Что он хотел этим сказать? В дверях он обернулся и бросил на нее пылкий многозначительный взгляд, который не на шутку ее взволновал. Неужели он подумал о… Нет, невозможно! Софи несколько раз глубоко вздохнула.
Горничная, которая несла чемодан, настояла на том, чтобы распаковать его самой. И тут Софи с изумлением обнаружила, что в число ее вещей по ошибке попали модельная одежда, туфли и шелковое белье. Придется сказать об этом Розано, подумала она смущенно.
Горничная вышла. Не переставая тревожно гадать о намерениях Розано, Софи вернулась в гостиную и раздвинула тяжелые шторы. Напротив через дорогу темнели деревья маленького сквера. В свете старых уличных фонарей эта типичная для Лондона площадь, окруженная георгианскими особняками, выглядела таинственной и волшебной.
Раздался звук открывающейся двери. Софи услышала его шаги. Она напряженно застыла. Неужели он намерен продолжить то, что начал утром?
Она похолодела. Что, если он всерьез решил завершить день любовными играми? Но как она втайне ни хотела этого, ее принципы не позволяли ей допустить даже мимолетную интрижку. Она пожалуется на усталость, зевнет разок-другой. Скажет, что ее тошнит, что у нее свинка, холера, чтобы только удержать его на расстоянии…
Но… Софи наморщила лоб. Почему он все же проявляет к ней такое внимание? За сегодняшний день им повстречалась, наверное, сотня женщин, более привлекательных, красивых и гораздо лучше одетых, чем она.
Софи замерла, и глаза ее наполнились тоской. Возможно еще одно объяснение… Во время речной прогулки Розано говорил ей, что многие богатые люди томятся от скуки и ищут — это он произнес, внимательно наблюдая за ней, — что-то или кого-то, способного занять их досуг. По спине у нее пробежали мурашки. Она решила тогда, что он пытается предостеречь ее, но, может быть, он таким образом дал ей понять, что она ничего для него не значит, что она просто развлечение, очередной забавный эпизод в жизни.
Розано остановился за ее спиной, и Софи от страха перестала дышать. Горечь разочарования разлилась по ее телу. Чудесный день будет испорчен, дружеские отношения разрушатся. К ее горлу подступили рыдания, но она сделала вид, что закашлялась.
Он осторожно отвел в сторону ее волосы, и Софи почувствовала его губы сзади на своей шее…
— Я солгал, когда сказал, что прогулка по Темзе доставила мне самое большое удовольствие, — прошептал он. Напуганная своими ощущениями, Софи судорожно вздохнула, решив, что подобная фамильярность заслуживает возражений.
— Розано!
— Самое лучшее, самое замечательное, — пробормотал он, медленно разворачивая ее к себе, — это просто находиться рядом с вами, прикасаться к вам, обнимать вас. — Его глаза на миг ослепительно вспыхнули и снова стали непроницаемо черными. — Если я не буду осторожен, Софи, мне грозит опасность полюбить вас.
Его губы завладели ее губами, которые она приоткрыла от изумления. И Софи, к своему ужасу, поняла, что ее влечет к нему могучая, властная сила, что она хочет его любви больше всего на свете. И в то же время она понимала, что почти наверняка раскается в безрассудстве, которое готова совершить…
— Спокойной ночи, Софи, — прошептал он.
И прежде чем она успела стряхнуть с себя оцепенение, он вышел из комнаты.
В течение следующих нескольких дней он побеждал ее сомнения всякий раз, когда прикасался к ней. Софи сознавала, что поступает глупо, но не могла оставаться безучастной.
Они проводили вместе все время с утра до вечера и вели себя как двое влюбленных, смеялись, болтали или погружались в долгое счастливое молчание, наслаждаясь обществом друг друга. Но вечерами после долгих и пылких объятий они расходились по своим спальням, и тогда Софи чувствовала себя опустошенной, подавленной и обманутой.
В тот день они возвращались после очередной экскурсии. Софи почти всю дорогу молчала, сознавая, что с каждым днем привязывается к Розано все сильнее. Но в глубине души она знала, что он не воспринимает их отношений всерьез. Для него это только забавное приключение, о котором потом можно будет с удовольствием рассказать друзьям. Ее же ожидает лишь горькое разочарование.
Они завернули за угол и лицом к лицу столкнулись с толпой журналистов и фоторепортеров.
— Нас выследили! — воскликнула Софи. Обхватив ее одной рукой, Розано решительно ринулся напролом. Вокруг защелкали фотоаппараты, журналисты протягивали к ним микрофоны.
— Эй! Уделите нам хоть пару минут.
— Софи! Постойте, Софи!
— Вы живете вместе?
Софи словно оказалась в липкой паутине. Их теснили со всех сторон. Софи испуганно озиралась и видела жадные глаза, открытые вопящие рты. Незнакомые люди выкрикивали ее имя. К ней тянулись руки. Кто-то угодил ей локтем в ребро, она болезненно охнула. Розано с гневным криком рванулся вперед. В следующий момент они уже стояли на крыльце, а еще через несколько мгновений входная дверь захлопнулась за их спинами.
Стоило Софи оказаться в безопасности, как силы ее покинули. Она расплакалась от сознания собственного бессилия, позволила Розано отнести ее на кровать и послушно глотнула бренди. Он придвинул стул и сел рядом. Она обратила на него взгляд, полный немого отчаяния.
— Они набросились на нас, как свора гончих, — произнесла она в ужасе. — И все ради пустых сплетен!
Журналисты не расходились и продолжали неистово галдеть. Софи пугливо обернулась на занавешенные окна.
— Так дольше продолжаться не может, Софи, — сказал Розано решительно. — Пора покончить с этим.
Покончить! Она вздрогнула, словно от острой боли. Ей хотелось прижать его к себе, умолять не покидать ее… но она сумела сдержаться.
— Да, — механически произнесла она.
— Хорошо. Я позабочусь о том, чтобы мы завтра же могли вылететь в Венецию, — сказал он мягко.
Она растерянно потупилась.
— Поезжайте один. Я решила… — начала она, но слова застряли в горле. Она часто задышала, лицо ее побледнело, как мел, но она заставила себя сказать то, что была должна: — Думаю, нам пора расстаться.
— Что? — изумленно воскликнул он.
Софи быстро продолжала:
— Мне теперь нет смысла оставаться в Лондоне, раз пресса нас обнаружила.
Розано растерянно смотрел на нее.
— Нет! — тихо сказал он.
— Это самое разумное решение. Я возвращаюсь домой. А в Венецию приеду как-нибудь потом…
Он резко поднялся, опрокинув стул. Она удивленно взглянула на него. Похоже, ее слова потрясли его не на шутку.
— Вы не можете так уехать! — глухо пробормотал он и тряхнул головой, словно пытаясь прояснить мысли: видимо, сказанное ею не вполне дошло до его сознания.
— О чем вы говорите? — пролепетала она.
— Все очень просто. Я не хочу расставаться с вами.
Его голос дрожал от волнения. И Софи впервые позволила себе поверить, что небезразлична ему, она почувствовала, как робкая надежда наполняет ее тревожной радостью.
Он сел на край кровати и привлек ее к себе.
— Я хочу быть с тобой! — страстно произнес он. — Только не говори ничего. Нам не нужны слова.
Он наклонился, чтобы поцеловать ее. Но Софи, изо всех сил подавляя неожиданную радость, уперлась руками ему в грудь.
— Мы познакомились совсем недавно. У вас не может это быть настолько… сильно.
— Я знаю, что не может. Это безумие. И все-таки это так! — воскликнул он. Его губы заглушили ее протесты. Она почувствовала, как ее опрокидывают назад, ощутила спиной мягкие подушки, а сверху — тяжесть его тела. Его жаркий шепот разрушил последние попытки сопротивления. У нее не было сил остановить его, ее воля уступила жадному желанию, горящему в его глазах, его телу, его настойчивым рукам.
Он бормотал, что никогда не причинит ей зла, потому что она дорога ему. Он уважает ее взгляды, восхищается ее принципами. Он находит ее красивой, веселой, прелестной, мудрой, умной, интеллигентной… Слова вливались ей в уши огненной лавой, сметая на пути все барьеры. Ведь то же самое она думала о нем. Что могла она противопоставить этой чувственной атаке?
Софи больше не думала ни о чем, упивалась своим счастьем и не стала сопротивляться, когда он медленно, очень медленно, стал раздевать ее.
Когда Розано прикоснулся к ней и его пальцы отправились вниз на разведку по изгибам ее тела, сладостное томление, которое он испытал при этом, передалось и ей. Его губы обжигали нагое тело Софи, глубина его страсти опьяняла, и она бессознательно поощряла его, откинув прочь стыдливость.
Вот он позволил пальцам остановиться на ее бедрах и нагнул голову. Софи издала сдавленный крик, ее тело содрогнулось от пронзительного наслаждения.
С отчаянным возгласом она оттолкнула его.
— Нет! Подожди! — воскликнула она, пытаясь сесть.
— Пожалуйста, Софи, — пробормотал он. — Ты не можешь…
— Могу! — крикнула она в исступлении, борясь с ним, толкая его в грудь. — Послушай, Розано! Я…
Из ее глаз хлынули слезы. Как объяснить, что последнюю, сокровенную близость она может позволить себе только с мужем?
— Санта Мария! — пробормотал Розано, не выпуская ее. — Неужели ты не понимаешь? Я хочу…
— И я тоже хочу! Но для меня этого недостаточно! — прорыдала она. — Пусти меня. Я виновата, что не остановила тебя сразу, но…
— Ты не даешь мне закончить, — пробормотал он глухо, слегка разжал руки и немного отодвинулся.
— Ты не должен ничего заканчивать, — пролепетала несчастная Софи.
— Я имел в виду, — сказал он сухо, — что ты не позволяешь мне договорить то, что я хочу сказать…
— Тебе не удастся меня убедить! — Превозмогая смущение, она собралась с духом и произнесла твердо: — Я против секса вне брака, Розано.
Он нежно, но твердо приподнял ей подбородок.
— Но я не собирался заходить так далеко, — произнес он. — Я на какой-то миг забыл, кто ты, что я делаю — все на свете. Я даже не знаю, где я. Наверное, в раю… Прости. Я никогда бы… — Он нахмурился. — Я потерял контроль над собой.
— Объясни, за кого ты меня принимаешь? Я не привыкла к флирту и… к близости с мужчиной, — сказала она, и ее щеки заалели, как розы. — Ты, наверное, считаешь, что вполне естественно сблизиться с женщиной после нескольких совместных ужинов, но…
— Нет, — спокойно возразил он, — не считаю. Это не в моих правилах. Ты первая из женщин… — Он потупился, и прошло несколько секунд, прежде чем он успокоился и сумел снова взглянуть ей в глаза. — Я потрясен тем, что происходит со мной. Да, мы узнали друг друга недавно, но на меня наше общение подействовало очень сильно…
— На меня тоже, — тихо отозвалась она, набираясь мужества, чтобы отстаивать свое решение до конца. Он улыбнулся, глядя ей в заплаканное настороженное лицо, нежно коснулся пальцем припухших губ.
— Я не подозревал, что женщина может быть такой совершенной, такой прекрасной…
Слова, слова, думала Софи с горечью, ничего, кроме слов!
— За эти несколько дней ты вернула меня к жизни, — продолжал он тихо, гладя ее по щеке. — До встречи с тобой я жил погруженный в свое горе. Сначала ты заставила меня смеяться, снова испытать радость, расслабиться… Потом…
Он облизнул губы. Софи не сводила с него глаз, затаив дыхание.
— Потом?..
— Потом я понял, что между нами происходит нечто необыкновенное, — сказал он со сдержанной страстью. — Эти несколько дней были чудом. Хотелось, чтобы они никогда не кончались.
Она зажмурилась, как от боли, закусила нижнюю губу, борясь с желанием уступить ему. Но ему нужна от нее вовсе не любовь…
— Ты ведь поедешь завтра в Венецию вместе со мной, Софи? — произнес он умоляюще. — В качестве моей невесты. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты выйдешь за меня замуж?
Софи лишилась дара речи. Такого поворота она ожидала меньше всего.
— Ответь же! — настаивал он. — Не держи меня в неизвестности. Я хочу получить ответ немедленно, или… — добавил он с полным решимости взглядом, — я зацелую тебя до умопомрачения и все-таки заставлю сказать «да».
— Но… почему?
— А как ты думаешь, почему? — пылко воскликнул он. — Софи! — сказал он хрипло. — Я без ума от тебя. Я каждое утро просыпаюсь с улыбкой, потому что знаю: этот день мы проведем вместе. Ты ведь не будешь отрицать, что нам хорошо вдвоем? И ты, конечно, догадалась о моих чувствах. Я должен видеть тебя, прикасаться к тебе…
— Я думала, ты ведешь себя подобным образом со всеми женщинами, — пробормотала она растерянно.
— Нет! — Он поцеловал ее столь нежно, что у нее защемило сердце. — Я хочу быть рядом с тобой постоянно. И знать, что так будет всегда. Мне хочется, чтобы наши жизни соединились. Я достаточно думал над этим, Софи, это не сиюминутное решение. Я мечтаю, чтобы мы поженились, имели детей.
— Детей! — выдохнула она.
Ее решимость катастрофически слабела. Собственные дети! Дети Розано. А она считала, что ей уже не суждено держать на руках своего ребенка, не суждено стать матерью! Софи провела дрожащей рукой по волосам, ее глаза наполнились слезами. Она представила, как укачивает крошечного темноволосого малыша, а Розано нежно смотрит на них обоих. Они находятся в его palazzo, в открытое окно врывается любовная песня гондольера…
— Софи! — резкий, требовательный голос Розано безжалостно разрушил ее грезы. — Даю тебе тридцать секунд на размышление. Да или нет?
— Мне нужно время, — выговорила она жалобно.
— У тебя его нет. — Его губы сжались. — Неужели ты не видишь, что меня всего трясет? Решай сердцем, не умом.
Взволнованная Софи попыталась привести в порядок свои чувства. На самом деле решать ей было нечего. Она любила Розано, а мысль о том, чтобы иметь от него детей, вызывала желание рыдать от счастья.
Она встретилась с ним взглядом, и ее глаза засияли ответной страстью и любовью. Она склонила голову ему на грудь и ладонью ощутила бешеный стук его сердца.
— Останься со мной, — мягко прошептал он, касаясь губами ее губ. — Будь моей женой. Матерью моих детей…
Растроганная, она погладила его лицо и нежно улыбнулась.
— Да, — тихо произнесла она. — Да.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Самая безмятежная - Вуд Сара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Самая безмятежная - Вуд Сара



ЕСЛИ ЛЮБИШЬ - ТО ЛЮБИШЬ и веришь. А тут сопли, гордыня и комплексы. На этой смеси кто угодно, что угодно замесит и хорошего не будет. Он ей не верил - они ему не поверила. Счет равный. Глупость.
Самая безмятежная - Вуд СараТатьяна
26.02.2012, 14.10





начало за здравие . а конец за упокой.
Самая безмятежная - Вуд Сараиришка
9.03.2013, 21.01





Не роман , а бред какой-то.
Самая безмятежная - Вуд СараДжамиля
25.08.2013, 10.09





роман как роман, ни лучше, но и не хуже большинства; что-то похожее уже читала, сюжет почти тот же ...читать можно, хотя ...и лучше бывает
Самая безмятежная - Вуд СараФлора
20.01.2015, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100