Читать онлайн Самая безмятежная, автора - Вуд Сара, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самая безмятежная - Вуд Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.94 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самая безмятежная - Вуд Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самая безмятежная - Вуд Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вуд Сара

Самая безмятежная

Читать онлайн

Аннотация

Дочь бедного священника из тихого английского городка Софи Чарлтон неожиданно узнает, что принадлежит к знатному венецианскому роду. Об этом ей рассказывает князь Розано Барсинп, богатый бизнесмен из Италии. Он увозит Софи в Венецию, где жизнь ее круто меняется.


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Из полумрака верхней галереи Розано наблюдал за вечеринкой по случаю дня рождения жены своего брата и думал о том, что ему пора принять, наконец, решение. Он обязан жениться. Сама мысль ужасала его, но выхода не было.
Внизу в бальном зале восемнадцатого века богатые кавалеры развлекали своих холеных дам, а юные красотки мурлыкали в объятиях престарелых магнатов. Некоторые гости слонялись по залу и тайком ощупывали предметы старины, пытаясь определить их стоимость.
Кровь Розано вскипела от возмущения. Все здесь принадлежало ему, это его дом, и посторонняя публика оскверняла этот дом своим присутствием. Он презирал людей, с которыми водил компанию его лживый, ленивый и плутоватый братец, — от большинства из них так и разило вульгарностью.
Князь Розано Алессандро ди Барсини позволил себе нахмуриться. Он пользовался репутацией безупречного джентльмена. Люди испытали бы шок, увидев его раздраженным.
«Помни — сказал ему как-то отец, — что благородный человек всегда держит свои чувства при себе».
В детстве Розано проводил мучительно долгие часы в одиночестве, учась смирять бурление страстей, как предписывал его строгий отец. После тридцати пяти лет самодисциплины он хорошо усвоил урок. Помогало и то, что свою энергию он частенько обращал в русло рискованных видов спорта, требующих максимального напряжения душевных и физических сил. Но когда Энрико заходил слишком далеко, самообладание Розано подвергалось жестокому испытанию. Он считал брата порочным, пошлым, безнравственным. Вот и сейчас Энрико у всех на глазах гладил по спине замужнюю женщину, мать двоих детей. Какой позор! Его брат не стыдится выставлять напоказ свои отношения с этой особой.
Тяжело сознавать, что испытываешь гнев и отвращение к близкому родственнику, но простить Энрико он не мог. И не сможет никогда. Вчера Розано попробовал образумить брата в доверительной беседе, но тот лишь расхохотался в ответ и заявил, что жизнь дана, чтобы жить в свое удовольствие, и только дурни корпят целыми днями в конторах.
Розано снова вскипел от злости, вспоминая незавершенный разговор. Видимо, его братцу кажется, будто их газетная империя управляется сама собой.
Как старший представитель одного из древнейших венецианских родов, он обязан заботиться о его чести и процветании. Энрико не должен унаследовать титул в случае его смерти.
Ему нужен наследник! И тут не остается ничего другого, как подыскать себе супругу. А ведь в свое время, а именно четыре года, три месяца и девять дней назад, он поклялся никогда больше не связывать свою жизнь с женщиной. Он помнил момент смерти жены с точностью до минуты. Черная мгла застлала ему глаза, безысходная горечь разожгла непримиримую ненависть. И вот он вынужден снова выставить свою кандидатуру на ярмарке женихов, чтобы подыскать себе женщину, которую никогда не сможет полюбить, до конца жизни разыгрывая роль преданного мужа.
— Черт бы тебя побрал, Энрико! — Видно, счастье всегда будет обходить его стороной. У него есть все — и нет ничего. Кроме отеческой любви старика…
Д'Антига! Как он мог забыть! Ему пора уходить. Дело, прежде всего. В одном из городков на юге Англии его ждал нотариус с новостями о наследстве. Возможно, ему удалось отыскать пропавшую дочь д'Антига. Тогда он с чистой совестью сложит с себя обязательства по управлению делами старинного друга покойного отца.
Лицо Розано снова приняло спокойное и невозмутимое выражение. Может быть, получится забрать у брата контроль над британским издательством и заставить его снова работать?
Воодушевленный этой перспективой, он спустился по лестнице с позолоченными перилами и направился к шлюзовым воротам, кивнув по пути застывшим в ожидании слугам. Один из них сразу заспешил к лодочнику, другой протянул ему длинное шерстяное пальто, портфель и перчатки.
Добравшись на моторной лодке до аэропорта, Розано полетел в Лондон. Ночь он провел в Дорчестере, а затем отправился в маленький дорсетский городок под названием Барли-Магма.
Побеседовав с брокером и ответив на несколько телефонных звонков из своих разбросанных по всему миру издательств, князь Розано Александро ди Барсини вышел из гостиницы. В автомобиле он просмотрел срочные бумаги, а затем полностью переключился на дела, связанные с парфюмерным производством д'Антига.
— Это здесь, приехали, — произнес шофер, увидев, что его пассажир-иностранец замешкался.
Розано вылез из машины и огляделся. Что за ерунда? Они остановились у входа в бакалейную лавку. Произошла явная ошибка.
— У меня нет никаких дел к бакалейщику, — с досадой произнес он, обернувшись.
— Нотариус занимает комнаты наверху, — пояснил шофер. Он интуитивно чувствовал богатых клиентов и рассчитывал на щедрые чаевые. — Вход сразу за углом.
Все еще колеблясь, Розано вежливо поблагодарил шофера, что не слишком того обнадежило.
— Вернитесь за мной, скажем… через час. Розано быстро прошел к двери, расположенной в торце дома. Какое отношение, думал он, может иметь провинциальный нотариус к венецианской аристократии? И, тем более, как он сумел раскрыть загадку тридцатитрехлетней давности? Желая быстрее найти ответы на эти и другие вопросы, он переступил порог скромно обставленной конторы. За секретарским столом сидела молодая особа, которая обсуждала по телефону нечто захватывающее и одновременно пыталась печатать на компьютере. Едва взглянув на вошедшего, она прикрыла рукой трубку и неприветливо спросила:
— Вы по какому делу?
Сощурившись, Розано приблизился к столу и произнес вежливым, подчеркнуто спокойным тоном:
— Доброе утро! У меня назначена встреча. Я Розано Барсини.
— Ох! Это вы, князь! — Женщина в смятении уронила трубку, опрокинув кружку с кофе. Розано проворно отодвинулся назад, спасая дорогой пиджак. — Вот черт! Ах, простите, князь.
— Успокойтесь, пожалуйста, — недовольно протянул он. Каждый раз одно и то же! Его имя неизменно производило нездоровую реакцию у окружающих. Он вовсе не жаждал популярности, но после смерти жены его жизнь не давала покоя журналистам, которые не пропускали ни единой подробности и с восторгом смаковали экстравагантные вечеринки его брата. — Я подожду, пока вы доложите обо мне.
Секретарша, наконец, привела в порядок стол и суетливо упорхнула в кабинет, откуда сразу же донесся ее взволнованный голос. Подавив вздох, Розано бросил недоверчивый взгляд на видавший виды диван и решил расположиться на не менее шатком деревянном стуле. Не желая терять драгоценное время, он достал сотовый телефон. И тут вдруг впервые заметил женщину, сидевшую у окна.
— Простите, я думал, что один в комнате. Доброе утро, — вежливо произнес он, убирая телефон.
Она улыбнулась, отчего ее темно-серые глаза потеплели.
— Доброе утро, — откликнулась она непринужденно. Ее голос оказался низким, мелодичным и дружелюбным. Раздражение Розано мгновенно улеглось. Женщина, разумеется, знала, кто он такой, поскольку секретарша прокричала его титул на всю улицу, но осталась совершенно невозмутимой. Реакция незнакомки так удивила его, что он невольно задержал на ней взгляд, хотя последние годы сторонился женщин словно прокаженных. Он даже слегка улыбнулся, отчего его лицо сразу утратило чопорность.
Им не интересовались! Это было так непривычно, что он испытал одновременно радость и любопытство.
Женщина смотрела в окно, и ее умиротворенный вид говорил о том, что она думает о чем-то приятном.
В отличие от известных ему миниатюрных и изнеженных молодых женщин эта была довольно высокой, крепкого сложения, с развитыми формами и казалась слишком земной. И все же…
Сделав вид, что листает потрепанный журнал, он попытался разобраться, что именно озадачило его. Может быть, то, как она одета? Он оглядел ее дешевое синтетическое платье фиолетового цвета, растянутое у ворота, и красно-коричневый жакет неопределенного фасона и возраста. Он, тем не менее, успел отдать должное ее потрясающим ногам — длинным, стройным, без чулок, с такими тонкими щиколотками, что он мог бы свободно обхватить их пальцами. И эти ноги были обуты в старомодные туфли, хотя и тщательно вычищенные, что он тоже отметил.
Густые чуть рыжеватые волосы гладко зачесаны назад и заплетены в тугую аккуратную косу. Что же в ней привлекло его внимание? Вот так загадка!
Ну конечно! Темные матовые глаза Розано взволнованно заблестели. Как ни странно, всю ее окутывал дух утонченности. Он сказывался в безупречной осанке — идеально прямой спине и грациозной посадке головы, — в тонких, почти хрупких чертах лица и в изящном положении немыслимо красивых ног.
Интересно… Может быть, стоит завести разговор? — подумал он с ленивым любопытством.
— Мистер Лесли готов вас принять! — громко, чересчур громко, провозгласила секретарша.
— Благодарю вас.
Удивившись досаде, которая вдруг овладела им, оттого что так и не удалось поговорить с блаженно-невозмутимой мадонной, Розано тут же обуздал свое любопытство, поднялся и обычным неторопливым шагом направился в кабинет Лесли.
Пожилой нотариус встал ему навстречу, и Розано услышал, как секретарша за его спиной добавила с насмешливой небрежностью:
— И вы тоже, мисс Чарлтон, заходите.
Пораженный, он круто развернулся на каблуках. Эта сирена, эта мечтательная мадонна в самом деле последовала за ним! Но какое отношение имеет она к миллионам д'Антига?
— Не желаете ли кофе, ваша светлость? — предложила секретарша приторным голоском.
Розано строго посмотрел на нее.
— В моей стране, — сказал он негромко, переживая, что вынужден сделать это замечание, — сначала спрашивают у женщин.
— Да, Джейн, принесите кофе для всех! — Сердитый взгляд нотариуса, брошенный на секретаршу, подвел итог дискуссии.
Затем Лесли переключил свое внимание на женщину, стоявшую за спиной Розано. Нотариус пригласил ее пройти вперед, поприветствовал, и гнев на его лице сменился сердечной улыбкой. Розано тоже улыбнулся, сам не зная чему.
Фрэнк Лесли представил своих посетителей друг другу, и Розано взял тонкую руку Софи Чарлтон, поддавшись нехарактерному для него экстравагантному порыву, низко склонился и поцеловал ее.
Выглядит он и пахнет великолепно, подумала Софи, глядя на его гладкую темную макушку и пытаясь вспомнить, где она впервые слышала это имя. Поскольку он князь, она, должно быть, прочла в газете, как он присутствовал на каком-нибудь светском рауте или на премьере нашумевшего фильма. Очаровательно!
Он поднял на нее глаза. И Софи вздрогнула. Он ничуть не похож на светского бездельника. В этих глазах светились и ум, и душа. По ее телу снова разлилось тепло, как в первый момент, когда он вошел в приемную и она услышала его глубокий бархатистый голос.
Его появление заставило ее задуматься о том, когда же, наконец, она встретит своего князя, полюбит его и родит ему детей. Даже если он окажется фермером или страховым агентом, для нее он будет князем. И у них родятся дети! Хорошо бы четверо. Софи вздохнула. Она страстно хотела ребенка. Желание становилось все сильнее, по мере того как биологические часы напоминали ей, что молодость уходит.
Она привыкла радоваться жизни в любой ситуации, но только семья могла сделать эту жизнь полной.
Чувство юмора и здравый смысл заставили ее спуститься на землю. Эта тихая провинция отнюдь не изобиловала холостыми князьями, фермерами или страховыми агентами, восседающими на белых конях. Особенно способными влюбиться в тридцатидвухлетнюю старую деву в старом жакете отвратительного ржавого оттенка.
Софи представила, как Розано наклоняется со своего белоснежного скакуна, подхватывает ее и сажает перед собой в седло. Проглотив смешок, она постаралась сосредоточиться на разговоре и сделала самое серьезное лицо, на которое только была способна.
— Пожалуйста, садитесь. Прошу извинить меня за Джейн, — говорил Фрэнк. — Она тут временно. Моя постоянная секретарша сейчас в декретном отпуске.
— Понятно. Наверное, вам приходится нелегко, — посочувствовала Софи. Опустившись на стул, она старательно прикрыла бедра слишком короткой юбкой. Князь и так уже пару раз покосился на ее ноги. К сожалению, она не поняла, доставил ли ему их вид удовольствие или нет.
Дверь распахнулась, и секретарша с размаху опустила поднос на стол перед Фрэнком, неуклюже задев локтем телефон, и с жеманной улыбкой протянула князю чашку. Но когда он холодно отказался от предложенного ему молока, а затем и сахара, она обиженно вышла из кабинета.
— Боюсь, я здесь бессилен! — обреченно вздохнул Фрэнк. На его шутливый возглас отчаяния Софи ответила веселым взглядом.
— Если в будущем вы снова окажетесь в подобной ситуации, я могла бы вам немного помочь, — предложила она. — Я всегда печатала для папы письма и вела бухгалтерские книги.
Фрэнк удивился.
— Я полагал, что вы работали в детском саду… до того, как ушли оттуда, чтобы ухаживать за отцом.
При воспоминании о счастливом времени лицо Софи просветлело.
— Да, и мне это очень нравилось, — призналась она. — Но в свободное время я помогала отцу. Честно говоря, я сейчас охотно взялась бы за любое дело, ведь, если не считать отдельных поручений в школе, после смерти отца я сижу совсем без работы. — Она слегка поморщилась. — Вы же знаете, Фрэнк, как обстоит здесь дело с трудоустройством. В городе все проще, но сейчас я не могу позволить себе переехать.
И она усмехнулась, вспомнив, чем окончилась ее последняя попытка подыскать себе занятие.
— Поделитесь с нами, мисс Чарлтон, — неожиданно попросил князь.
— Я отчаянно нуждаюсь в работе и поэтому на прошлой неделе решила попробовать устроиться мусорщиком, вернее, мусорщицей, — пожав плечами, ответила Софи.
Услышав эти слова, князь едва заметно поднял брови. Он был явно не из тех, кто демонстрирует свои чувства. Ее охватило озорное желание шокировать его или заставить хохотать, чтобы только расколоть эту маску невозмутимости. Фрэнк отличался большей непосредственностью.
— И что же? — спросил он, усмехаясь.
— Оглядев других претендентов, я решила, что у меня есть все шансы быть принятой, — отозвалась она, сохраняя безмятежный вид. — И тут входит парень с бритой головой, весь покрытый татуировкой, в куртке, которая трещала по всем швам от избытка мускулатуры. Настоящий Геракл! И я поняла, что все пропало.
Фрэнк рассмеялся, и ей показалось, что князь тоже улыбнулся, хотя она не глядела в его сторону. Непонятно, почему его присутствие волновало Софи. Какое он имеет к ней отношение?
— Я думаю, — сказал Фрэнк, — у вас скоро найдутся дела поинтереснее, чем убирать мусор.
Князь чуть заметно подался вперед. Софи позволила себе бросить быстрый взгляд в его сторону. По его слегка приподнятым плечам она заключила, что он волнуется, хотя на лице с гладкой оливковой кожей не отражалось никаких эмоций. Однако, будучи дочерью викария, Софи умела догадываться о состоянии человека по мельчайшим деталям.
И ей внезапно сделалось не по себе. Каким образом этот итальянский аристократ связан с загадочным звонком Фрэнка, пообещавшего, что сегодня она услышит нечто очень для себя интересное?
— Например… работа воспитательницей в детском саду? — с надеждой спросила она.
— Кое-что получше, — таинственно сказал Фрэнк.
Но Софи ни о чем так не мечтала, как только вернуться к любимой работе и снова быть окруженной детьми, любить их, нянчиться с ними.
Фрэнк многозначительно кашлянул, глаза его продолжали улыбаться. Она с неохотой отвлеклась от воспоминаний о счастливом прошлом, когда смыслом ее жизни была забота о малышах.
— Да, я слушаю вас. — Она спокойно сложила руки на коленях. — Пожалуйста, продолжайте.
Нотариус торопливо пролистал лежавшую перед ним папку бумаг.
— Итак… с чего же начать?
Софи почувствовала, как князь замер в напряженном ожидании, и снова осторожно покосилась на него. Профиль у него был волевой, энергичный и свидетельствовал о решительном, требовательном характере. Ей подумалось, что и к себе он чрезвычайно требователен. Линия волос его затылка была немыслимо ровной, воротничок сверкал белизной, а галстук размещался на груди до того симметрично, словно его приклеили, предварительно выровняв по линейке.
Но тут Софи заметила маленький непослушный завиток волос у него за ухом, бросивший вызов совершенному облику. Вид мятежного завитка доставил ей несколько злорадное удовольствие.
Неожиданно он посмотрел на нее. К радости Софи, он широко улыбнулся в ответ на ее улыбку.
Ей ужасно захотелось растрепать ему волосы. Наверное, они очень красиво развеваются на ветру. Она представила, как он стоит на вершине холма Барли, что находится в окрестностях их городка, и яркое солнце освещает его тонкое лицо…
— Вам, наверное, тоже не терпится узнать, что за странный случай свел нас вместе в этой конторе? — спросил он негромко. Его бархатистый голос приятно отозвался в ее душе, и Софи блаженно погрузилась в это ощущение, сделав вид, что обдумывает его слова. Не каждый день разговариваешь с итальянским князем! И какая разница, князь он или настоящий принц. Софи собиралась насладиться каждым мгновением этой встречи.
— Нет, я уверена, что Фрэнк сейчас все нам разъяснит, — беспечно ответила она. Каждый, кто выдерживал традиционные чаепития в доме викария с говорливыми прихожанами, знает цену терпению. — Но, конечно, в этом есть что-то странное.
— Я тоже так думаю.
Более, чем странное, размышляла Софи, скорее — невероятное! Судя по его одежде он — существо с другой планеты. Она до того ладно на нем сидит, что наверняка сшита на заказ.
Его ухоженные волосы и маникюр говорили о том, что он тратит на себя достаточно времени — или, вернее, платит другим, чтобы те заботились о его внешности. Да еще громкий титул! Ну разве может быть между ними что-то общее!
Софи слегка наклонилась к нему и прошептала:
— Мне, честно говоря, кажется, что Фрэнк что-то напутал.
Он улыбнулся, глаза его потеплели, отчего у Софи перехватило дыхание.
— Это и мне приходило в голову.
— Еще минуту, — пробормотал Фрэнк, поглощенный своими бумагами. — Я только разыщу кое-что…
Он явно нервничал. Софи нахмурилась. Нотариусам не положено нервничать. Волнение Фрэнка все больше передавалось ей, и наконец она не выдержала и нарушила неловкое молчание:
— Как вы считаете, может быть, я — ваша сестра, которую потеряли в младенчестве? — выпалила она, обращаясь к князю.
Он окинул ее внимательным взглядом с головы до ног, и по всему телу Софи неожиданно разлилось тепло.
— По-моему, это маловероятно, — пробормотал он, уставившись на ее щиколотки, словно они достовернее прочего доказывали, что в ней нет ни единой аристократической косточки.
— Я пошутила, — смутилась Софи, крайне взволнованная своими ощущениями.
Князь медленно поднял на нее глаза.
— Я так и понял… Мистер Лесли! — воскликнул он, внезапно утрачивая аристократический лоск. — По телефону вы сказали мне, что у вас есть новости, имеющие отношение к другу моего отца, д'Антига. Речь идет о его дочери?
— В каком-то смысле да. — Фрэнк несколько растерялся. — Но…
— Если я правильно вас понял, ее уже нет в живых?
Фрэнк сдвинул брови, явно испытывая неловкость от прямолинейных вопросов князя.
— Вы поняли правильно, но я хотел бы…
— У нее был ребенок?
Фрэнк неловко поерзал на стуле, словно его приперли к стенке.
— Ради Бога, позвольте мне изложить дело как можно более осторожно…
— Какое дело? — спросила Софи, охваченная внезапным беспокойством.
Стоило ей заговорить, как она вдруг вспомнила, где слышала это имя, Розано Барсини. Несколько лет назад портрет князя был помещен на обложках всех иллюстрированных изданий. Его лицо тогда выражало глубокую скорбь. Софи вспомнила также, что даже испытала жалость к этому человеку. Она сейчас отчетливо представила тот снимок, но повод, по которому он был напечатан в журналах, ускользал из ее памяти. В чем там было дело? И имеет ли это отношение к его теперешнему приезду в Англию?
— Софи, дорогая моя!
— Что? Ах, да. Простите.
Ласковый голос нотариуса вернул ее к действительности. Сейчас он сообщит ей что-то неожиданное.
— В чем дело? Что случилось? — выговорила она, бледнея от тревожного предчувствия.
— Прошло уже одиннадцать месяцев после смерти вашего отца.
— Да, Фрэнк, я знаю.
— Я говорю это в основном для князя. — Фрэнк повернулся к Розано и продолжил свою речь: — Он страдал прогрессирующим склерозом. Последние шесть лет Софи была при нем неотлучной сиделкой.
Князь несколько секунд пристально и серьезно смотрел на нее, словно нашел информацию весьма интересной.
— Это долгий срок.
Софи перевела взгляд с Фрэнка на Розано, напуганная их непонятным сочувствием.
— Пожалуйста, скажите, наконец, в чем дело! — с трудом пролепетала она пересохшими от волнения губами. Фрэнк с довольным видом поудобнее устроился на стуле.
— Официально утверждено завещание вашего отца, Софи, — сказал он торжественно. — Оно оказалось очень непростым. — Фрэнк кашлянул. — Софи… Ваш отец на протяжении многих лет хранил тайну. Тайну вашей матери. Она взяла с него обещание никогда не открывать ее вам. И он, как человек чести, сдержал слово. Но перед смертью он попросил меня ввести вас в курс дела, когда вы, по моему мнению, будете к этому готовы. Он решил, что вам все же следует знать эту тайну, потому что любил вас и хотел, чтобы вы получили шанс…
Князь громко воскликнул что-то по-итальянски, заставив Софи вздрогнуть. Словно будучи не в силах дольше сдерживаться, он вскочил на ноги и прошелся по комнате. Обескураженная его реакцией, Софи в отчаянии повернулась к Фрэнку.
— Какой шанс? — жалобно спросила она, чувствуя, что у нее дрожит подбородок.
Розано резко развернулся, глаза его вспыхнули словно два бриллианта, и он произнес голосом, выдававшим сильное внутреннее волнение:
— Вы разве не видите, что она уже на пределе? Я понял, кто она. Это дочь Виолетты, правда? Виолетты д'Антига!
— Вы угадали! — кивнул чрезвычайно довольный Фрэнк.
— Ну и ну! Вы хорошо пощекотали мне нервы, только напрасно, — воскликнула Софи. — Мою мать звали Вайолет Чарлтон! Вам и правда нужен хороший секретарь, Фрэнк, который привел бы в порядок ваши бумаги, — упрекнула она нотариуса. — Я так и думала, что произошла ошибка.
И тут, к ее удивлению, князь опустился на колени перед ней и взял ее за руки. Их глаза встретились — ее, огромные и недоумевающие, и его, блестящие и пронзительные. От его близости ее охватила дрожь. И неудивительно — ведь он такой красавец! Любая женщина растаяла бы под воздействием его сокрушительной сексуальной энергии, которую он скрывал за изысканной внешностью.
— Нет никакой ошибки. И мы с вами связаны одной нитью, — сказал он просто.
Связаны! На короткий миг Софи перестала дышать и неуверенно улыбнулась. Все происходящее казалось слишком невероятным — и нежданное родство, и пробежавший между ними электрический разряд…
Ну что она за дурочка! Дочь викария встречает мистера Совершенство. Немудрено, что она испытала потрясение.
— Конечно, — улыбнулась она. — Итальянский князь, одетый с головы до ног от Армани…
— От Джанфранко Ферре, — с некоторым недоумением поправил ее князь, словно каждый тупица обязан был разбираться в стиле его элегантного костюма.
— Ладно, пусть Ферре, — покладисто согласилась Софи. — Но вы говорите, что князь и нищая дочь викария… связаны? — закончила она с шутливым изумлением, и глаза ее наполнились смехом.
— Викарий, — задумчиво повторил князь. — Это многое объясняет.
— Тогда объясните и мне, — попросила она, быстро справляясь с предательской дрожью в губах.
— Позже, — произнес он очень мягко. — Поверьте, наши жизни соединены. Вот почему мы оба здесь. Приготовьтесь услышать нечто удивительное. Но это хорошие новости. Они изменят всю вашу жизнь.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Самая безмятежная - Вуд Сара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Самая безмятежная - Вуд Сара



ЕСЛИ ЛЮБИШЬ - ТО ЛЮБИШЬ и веришь. А тут сопли, гордыня и комплексы. На этой смеси кто угодно, что угодно замесит и хорошего не будет. Он ей не верил - они ему не поверила. Счет равный. Глупость.
Самая безмятежная - Вуд СараТатьяна
26.02.2012, 14.10





начало за здравие . а конец за упокой.
Самая безмятежная - Вуд Сараиришка
9.03.2013, 21.01





Не роман , а бред какой-то.
Самая безмятежная - Вуд СараДжамиля
25.08.2013, 10.09





роман как роман, ни лучше, но и не хуже большинства; что-то похожее уже читала, сюжет почти тот же ...читать можно, хотя ...и лучше бывает
Самая безмятежная - Вуд СараФлора
20.01.2015, 16.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100