Читать онлайн Понять и простить, автора - Вуд Сара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Понять и простить - Вуд Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Понять и простить - Вуд Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Понять и простить - Вуд Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вуд Сара

Понять и простить

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Было четыре часа утра. Люк, шатаясь, словно пьяный, встал с кровати и на непослушных ногах пошел к двери, прочь от «сцены», на которой разыгралась драма его последнего предательства.
Он приказал себе не оборачиваться даже для последнего, прощального взгляда.
С намеренной жестокостью он встал под ледяную струю воды, одновременно чтобы наказать себя и прогнать сон.
Господи! Выглядел он ужасно. Неживой взгляд, ввалившиеся щеки, щетина… Дрожащими руками он с трудом побрился, потом оделся. С каждой минутой движения давались ему все труднее, тело наливалось свинцовой тяжестью, словно протестуя и пытаясь удержать его от выполнения задуманного.
Но она это заслужила. Она причинила боль его ребенку. А теперь, увидев его богатство, пожалела об уходе и решила заполучить все — с ним в придачу, как бесплатное приложение. Он него не укрылся жадный блеск в ее глазах, когда они входили в отель, а потом в ресторан. Слишком много красноречивых деталей говорило о том, что в душе Эллен осталась той же рабой богатства, что и прежде.
Люк яростно натянул пиджак. Это неудивительно. Слепому видно, что сейчас она живет бедно, при том, что выросла в довольстве. Вполне естественно, что ей хотелось бы все вернуть. Но он не собирается давать ей все это, взамен получая ее тело.
Руки у него дрожали. Ему отчаянно хотелось что-нибудь сломать. Разнести вдребезги комнату. Разбить голову о стену. Но ничего подобного он не сделал. Чувствуя неодолимую тошноту, Люк взял сумку, которую преданный Донателло заранее упаковал, пока они ужинали в ресторане, вместе с небольшой сумкой Джеммы.
Он остановился посреди дочкиной комнаты. Джемма спала, как обычно, попкой кверху, и сердце Люка сжалось при виде этого хрупкого существа. Он хотел только одного — защитить ее от всех бед и зол. Только об этом он должен сейчас помнить, только это ставить во главу угла. Малышке достаточно было в жизни стрессов. Мать ей совершенно ни к чему. Наклонившись, он нежно погладил дочь по волосам и потряс за плечо.
— Вставай. Andiamo
type="note" l:href="#FbAutId_11">[11]
, — шепотом сказал он, пытаясь снять с нее пижаму. Она подчинилась, моргая, словно фарфоровая кукла. — Мы уезжаем, — Люк застегивал пуговицы на ее жилетке. — Домой. — Сообразив, что говорит по-английски, он добавил:
— Andiamo a casa.
Глаза Джеммы широко распахнулись.
— Нет! — внезапно закричала она. — Нет! No, papa!
— Тихо, silencio! — Опешивший от ее реакции, измученный сомнениями и бессонными ночами, он не успел даже поймать дочь, которая, вырвавшись из его рук, бросилась с криком в гостиную. — Джемма!
Услышав шум и крики, Эллен вскочила с кровати.
— О, Господи! Джемма! — ахнула она. — Все в порядке! Я иду! — закричала она, заворачиваясь в простыню и хватая со столика лампу в качестве оружия. Влетев в гостиную, Эллен замерла и уронила лампу. — Люк! — изумленно воскликнула она. Он стоял, словно приросший к полу, и беспомощно глядел на рыдающую Джемму. Эллен с изумлением заметила, что оба были полностью одеты. Посмотрев на часы, она увидела, что всего лишь половина пятого. — В чем дело? Что случилось? спросила она.
Бледный как полотно Люк еле слышно ответил:
— Она не хочет ехать.
— Ехать? — недоуменно переспросила Эллен.
— Ехать домой.
Ничего не понимая, Эллен смотрела на него. С чего бы Джемме вдруг среди ночи думать о возвращении домой, когда впереди еще целых пять дней?
— Почему?
— Не знаю! — сердито ответил Люк. Рыдания Джеммы стали громче. — Может быть, я слишком неожиданно разбудил ее.
Судя по интонациям голоса, Люк пытался уговорить Джемму успокоиться и выслушать его. Эллен разобрала отдельные слова — и то, что Люк что-то сказал насчет самолета.
— Может быть, ее пугает полет? — попыталась она подсказать ему.
Люк метнул на нее гневный взгляд, словно она ляпнула глупость. Это испугало Эллен всерьез. Что-то было действительно не так. Прижав руку к бешено колотящемуся сердцу, она неотрывно смотрела на Джемму, которая только отрицательно мотала головой на каждую фразу отца и пятилась назад, когда он делал шаг к ней. У Эллен сжалось сердце. Джемма была чем-то до смерти напугана. Ужас стоял в ее огромных, полных слез глазах. Он заставлял трепетать все ее маленькое тельце, и Эллен отчаянно хотелось разрыдаться самой. Она с трудом сглотнула.
— Джемма! — громко сказала она, стараясь перекричать уговоры Люка. — У нас есть еще целых пять дней. Ты поедешь домой только в четверг.
Но девочка указала рукой на дверь, гневно прикусив губу. Не понимая, в чем дело, Эллен обернулась… и застыла. Багаж. Но они не могут уехать. Они с Люком без ума друг от друга. Она только начала ладить с Джеммой. Это какая-то ошибка. Кто-то решил подшутить и испугал Джемму. Эллен попыталась что-то сказать, но из горла вырвался только сдавленный писк.
Словно в тумане, она повернулась обратно. Как сквозь ватную стену, она слышала голос Люка, клявшийся, уговаривавший, обещавший Джемме всегда заботиться о ней и защищать от всех страхов и бед! Постепенно Джемма начала успокаиваться и наконец неуверенно направилась к Люку, которого буквально трясло от напряжения. Вот она сделала последний шаг, и Люк обнял ее, зарылся лицом в ее кудри и облегченно вздохнул. У Эллен из глаз покатились слезы.
Люк был потрясен. Он не сомневался, что Джемма хочет всегда и везде быть с ним. Ему и в голову не могло прийти, что она не пожелает возвращаться домой! При том, что так все и планировалось с самого начала. Три дня в Англии, а потом — снова домой, на Капри. Что за это время произошло в ее маленькой головке? Он не мог простить себе, что так расстроил дочь, в то время как думал, что поступает в полном соответствии с ее желаниями.
Теперь, обнимая успокоившуюся Джемму, он мысленно насылал на голову Эллен новые проклятия за то, что она сделала его дочь такой непредсказуемой. Ведь Донателло уверял, что Джемма не любит Эллен, а Люк всегда относился с вниманием к оценкам своего верного помощника. Отныне и навсегда они не расстанутся. Его стремление защищать дочь от всего на свете только усилилось после сегодняшнего инцидента.
Когда он поднял голову и посмотрел Эллен в лицо, она поразилась произошедшей перемене. Его губы сжались в жесткую линию, а выражение лица стало безжалостным, непримиримым и совершенно непроницаемым. Их глаза встретились. Взгляд Люка был абсолютно безжизненным. Ее — потрясенным. С этого чудовищного момента Эллен поняла, что ошибки здесь быть не может. Они собирались уехать, даже не попрощавшись. Осознание ужасной правды причиняло невыносимую боль. Невозможно было даже говорить. Кое-как переборов себя, она заставила себя дышать. С трудом проговорила, чувствуя, как со словами из нее уходит жизнь:
— Вы… вы уезжаете… сегодня?
— Сейчас.
— О, Боже, — пролепетала она. Ее ноги подкосились, и Эллен едва не рухнула на пол.
— Номер оплачен до полудня. Потрудись освободить его к назначенному времени.
Эллен пыталась понять смысл его слов, но потрясенное сознание отказывалось включаться. Бледное смятенное лицо Люка снова поплыло перед ее глазами, когда она наконец все поняла.
— Ты ведь сказал… что у меня есть неделя! — слабо возразила она.
— Я солгал.
Эллен отшатнулась. Ее рассудок отказывался верить в происходящее. За что, за что? — стучало в ее мозгу. Внезапно голос вернулся к ней. Слабый, но вполне слышный.
— Но… Почему?
Люк шумно и раздраженно вздохнул.
— Потому что я не хочу, чтобы Джемма снова страдала. Потому что после каждой встречи с тобой она возвращается настоящей истеричкой. И я полагаю, что именно ты плохо влияешь на ее психологическое состояние…
— Но на этот раз она захотела поехать ко мне! воскликнула Эллен.
— Не обольщайся. Это было меньшим из двух зол. У нее был выбор: либо остаться дома без меня, либо быть здесь с тобой. Она предпочла последнее, потому что знала, что по вечерам с ней буду я. Но больше ты не увидишь ее, Эллен. Слишком много негативных эмоций вызывают эти встречи. Ты не приносишь ей ничего, кроме боли. Все кончено, Эллен. Мой ребенок слишком дорог для меня, чтобы позволять играть с ним, как тебе вздумается.
Лучше бы он кричал и проклинал ее, чем говорил таким холодным, как будто у робота, голосом. Он держал уснувшую Джемму на руках, словно охраняя от всего окружающего мира. Эллен невольно задрожала, видя, насколько сильно Люк ненавидит ее. Ей хотелось кричать, хотелось избить его до смерти. Но это бы все равно ничему не помогло.
— За эту неделю она привыкла бы ко мне! — с болью в голосе сказала она, пытаясь собраться с мыслями. — Может быть, если бы мы оба были с ней рядом, она стала бы уравновешеннее…
— Ты, случайно, ничего не забыла? — презрительно перебил Люк. — Ты ведь хотела насовсем отказаться от Джеммы. — Его лицо исказила гримаса. — Я разгадал твои планы. Ты решила использовать ее как ступеньку, чтобы добраться до меня — и до денег, которые я мог тебе дать…
— Это же ложь! — в ужасе воскликнула Эллен.
— Неужели? Я не единственный, кто пришел к такому выводу, — презрительно искривив губы, ответил Люк. — Донателло тоже тебя раскусил. Он предупреждал, чтобы я не доверял тебе.
— Вы оба не правы! — с жаром воскликнула она. — Я мечтала быть с Джеммой…
— В таком случае ты очень хорошо скрывала свои чувства.
Эллен не ответила. Конечно. Она изо всех сил скрывала свои чувства к Джемме. И перестаралась. Она беспомощно опустила руки. Он все равно не станет слушать. Он уже все решил.
— Ты использовала Джемму в собственных целях, — холодно продолжал Люк. — Это не прощается. Ей необходимы покой и безопасность, и я не отец, если не смогу дать ей этого. У меня больше прав на нее. И ты видела ее в последний раз.
— Люк! — в ужасе пролепетала она. — Она ведь и моя дочь! Ты не можешь… — Снова судорога исказила его лицо. Эллен вытерла слезы. — Это противозаконно!
— Ничего. Станет законно, — ответил Люк. Его трясло от еле сдерживаемого гнева. — Как только я сообщу о твоем образе жизни…
— Ты говоришь про занятия в художественной студии? — Ее глаза засверкали гневом. — Люк, это просто нечестно!
— Можешь ты понять или нет, — фыркнул он, что я не побрезгую никакими средствами, чтобы защитить своего ребенка?
— Я не сдамся! — с жаром воскликнула она. Но внутри у нее все похолодело. На стороне Люка были деньги и опытные адвокаты. Она же не жила с дочерью и вообще была подданной другой страны. Она ушла из семьи, когда ее ребенок был маленьким и беспомощным. Она проиграла.
— Не пытайся сделать себе же хуже, — мрачно бросил Люк. — Прими все, как есть, и живи своей жизнью.
Какой еще жизнью — без него, без дочери? Эллен с трудом сдерживала отчаянный крик, готовый вырваться из груди. Дрожащей рукой она провела по волосам. В горле стоял невыносимый привкус горечи. Смертельно боясь услышать ответ, но не в силах не задать вопрос, она с трудом разомкнула губы:
— А… как же ты объяснишь все, что произошло между нами?
Его лицо превратилось в неподвижную маску. Несколько страшных мгновений он молча смотрел на Эллен.
— Я не дурак, Эллен. Я прекрасно понимаю, что был для тебя всего лишь входным билетом в ту роскошную жизнь, которую ты однажды так глупо потеряла. Ты ведь сама призналась мне в этом.
— Не было такого! — изумленно выдохнула она.
— «Просто… будь дружелюбным!» — пропищал он, изображая ее. — «Остальное за мной. Я не сомневаюсь, что мы научимся любить друг друга…» Еще бы! Видишь, Эллен, как хорошо я запомнил твои слова. Только ради того, чтобы бросить их тебе обратно.
— Но я… я говорила о Джемме! — негодующе воскликнула она.
— Кто бы мог подумать!
— Люк, ты абсолютно не правильно понял мои слова и поступки! — воскликнула Эллен. Его предубежденная враждебность пугала ее. Он перевернул по-своему все, что произошло. Какой-то кошмар. Она вздернула подбородок. — Но одну вещь ты отрицать не можешь. Мы занимались любовью так, будто завтра не придет никогда.
— И не придет. — Он с ухмылкой приподнял бровь. — По крайней мере, для меня.
— Нет, Люк, — тряхнула она головой, не веря, что чувства так обманули ее. — Это было гораздо больше, чем просто секс, и ты сам отлично это знаешь.
— Больше? Конечно, больше! — процедил он сквозь зубы. — Это была расплата, после которой ты должна быть вычеркнута из моей жизни. А полученное удовольствие — всего лишь приятное приложение.
Комната поплыла перед ее глазами. Жестокие слова Люка врезались в сердце острыми лезвиями. Только теперь до нее стал доходить весь ужас произошедшего. Она протянула руку, чтобы опереться о спинку стула, и наткнулась на руку Люка. Он отшатнулся, словно обжегшись, а Эллен на подгибающихся ногах добралась до дивана и рухнула на него, сжавшись от боли.
— Я не верю тебе! Ты все спланировал заранее… это ты использовал меня! — выкрикнула она.
— Да, — холодно ответил он. — Так же, как когда-то ты использовала меня, пока я тебе не надоел. И теперь я бросаю тебя. Это мой способ расплаты. Может быть, он грубый, но я иначе не могу.
Все кончено. Она смотрела, как он разворачивается и уходит со спящей Джеммой на руках, а она была слишком потрясена и могла только неподвижно сидеть, чувствуя, как по щекам катятся слезы. Звук захлопнувшейся двери показался ей пистолетным выстрелом. Два человека, которых она любила, оставили ее. А ведь всего несколько часов назад она строила планы и представляла, как они заживут счастливой семьей. И Люк поддерживал в ней эти мечтания, чтобы потом ей было больнее с ними расставаться.
О, Боже, какой он негодяй! Бессердечный, безжалостный, расчетливый мерзавец! Пылая гневом, она вскочила на ноги и, схватив вещи, в которых пришла сюда, поспешно принялась одеваться. Все остальное она оставит. Чтобы ничто не напоминало об этом страшном эпизоде ее жизни.
Но, не совладав с собой, она все-таки подошла к окну. Выглянув, она увидела блестящий «бентли», стоящий у входа. Верный помощник Люка укладывал сумки в багажник. Из дверей отеля выбежала Джемма… Эллен задохнулась от изумления и тревоги, потому что Джемма бросилась к Донателло и принялась изо всех сил колотить его кулачками! Следом за ней из отеля выбежал Люк, засовывая в карман бумажник, и быстро схватил рыдающую дочь на руки. Эллен в ужасе смотрела вслед отъезжающему автомобилю. С Джеммой происходит что-то очень странное. Она серьезно расстроена. Ее поведение настолько непредсказуемо, что не поддается объяснениям. Если только… Она зажала рот ладонью, чтобы не закричать. Не может быть. Донателло любит Джемму. Он не мог…
— О, Господи! — беспомощно пробормотала она.
Надо было что-то делать. Эллен не могла спокойно жить, не узнав, что пугает и тревожит ее дочь. Надо подумать. Господи, голова совсем не соображает! Чтобы сосредоточиться, она походила взад-вперед по комнате, но это не помогло. На ум приходили только такие картины, которые пугали ее еще больше, но не подсказывали выхода.
Дрожащими руками она положила деньги Люка в конверт с адресом и передала его портье. Не понимая толком, что делать дальше, вышла из отеля. Постепенно ее шаги убыстрились, и она побежала, не думая о том, что кругом темно и на предрассветных улицах Лондона ее могут поджидать опасности. Она бежала, словно спасаясь от собственных страхов.
Туфли начали натирать ноги, и Эллен сняла их. Утренний воздух холодил разгоряченное лицо. Она бежала вперед и вперед, не понимая, куда и зачем, словно пытаясь таким образом выплеснуть все накопившееся в ней негодование и боль, пока наконец ноги не отказались нести ее. Гнев ее иссяк, и Эллен устало упала на скамейку.
Переведя дыхание, она осмотрелась и поняла, что оказалась в Сент-Джеймс-Парк. Удивившись тому, что выдержала такой долгий путь, она внезапно ощутила необыкновенное спокойствие. И вместе со спокойствием к ней пришла полная ясность.
У нее достаточно сил сделать все, что она захочет. Вернуть Люка, защитить свои права, помочь Джемме. Он не сможет снова использовать ее. Она не позволит снова сделать из себя жертву. В таком случае приходилось признать, что Люк никогда не любил ее. Эллен сердито стерла выкатившуюся на щеку слезинку. Не время сейчас хныкать и жалеть себя, когда Джемма нуждается в ее помощи. Эллен прикусила губу, приказав себе больше не переживать из-за Люка. На этот раз на кону лежит судьба ее дочери. Джемма смертельно напугана чем-то или кем-то, — а Люк, кажется, ничего не замечает. Выход один: она должна поехать на Капри.
Приняв решение, Эллен поднялась со скамейки и пешком дошла до своего дома, по пути продумывая до малейших деталей свою поездку в Италию…
В течение двух дней она отпросилась с работы, купила самый дешевый билет до Неаполя, истратив на это свои скудные сбережения, и вот уже поднималась на борт самолета.
За всеми делами у нее не было времени раздумывать о предательстве Люка. Единственной ее целью было узнать правду насчет странного поведения Джеммы и исправить положение…
Таксист, надежды которого вытянуть из нее несколько лишних лир не оправдались, высадил ее около порта. Сумасшедшая поездка по забитым машинами улицам Неаполя порядком вымотала ее, но решимости довести дело до конца не лишила. Невзирая на лабиринты огромного порта, Эллен все-таки умудрилась найти отправляющийся на Капри катер. Начался последний этап ее путешествия.
Солнце пекло спину, пока она ждала на причале высадки приехавших с Капри пассажиров. Через несколько минут она уже была на борту ультрасовременного скоростного катера вместе с толпой галдящих итальянцев, в которой сдержанные и вежливые англичане и американцы казались белыми воронами. Катер бесшумно отчалил. Люди возбужденно переговаривались, трезвонили мобильные телефоны, а какой-то мужчина вдруг запел красивым тенором веселую и трогательную песню. Эллен слегка расслабилась, завидуя жизнелюбию итальянцев, окружавших ее.
Может быть, подумала она, в Англии Люк чувствовал себя неуютно. Здесь сама атмосфера была более яркой, и эмоциональное восприятие жизни ей как нельзя более соответствовало. Эллен смертельно хотелось тоже не сдерживать своих эмоций, разрывавших грудь. Ей хотелось любить. Дарить свое сердце и получать любовь взамен. Эллен вздохнула.
Слишком многого она хочет. Довольно и того, если она будет знать, что с Джеммой все в порядке.
Широкий Неаполитанский залив с возвышающимся над ним конусом Везувия и роскошной набережной Амальфи голубел в горячем летнем воздухе. Не прошло и сорока минут, как на горизонте показались зеленые очертания Капри. Остров все увеличивался и увеличивался, словно поднимаясь из бирюзово-голубых вод Средиземного моря.
Ее сердце забилось быстрее. Она пристально вглядывалась в скалистые берега Капри. Старинные здания с плоскими крышами жались друг к другу на вершине центрального холма. У его подножия лежала пристань с толпящимися у причалов катерами, а по склону карабкались пестрые домики с балконами и черепичными крышами. Зрелище было поистине прекрасным. Эллен почувствовала, что уже любит этот остров.
— Bellissima, si?
type="note" l:href="#FbAutId_12">[12]
— послышался рядом с ней негромкий голос.
Эллен улыбнулась, радуясь, что перед отъездом приобрела разговорник.
— Очаровательно, — ответила она, дружелюбно покосившись на своего соседа, молодого черноглазого итальянца.
Катер приближался к берегу. У Эллен комок застрял в горле при виде стайки дельфинов, резвящихся возле скал. Может быть, несмело подумала она, может быть… она, могла бы жить здесь! Ее глаза мечтательно затуманились. Она стояла на носу катера, и свежий ветер обдувал ее разгоряченное лицо. Катер тем временем уже подходил к причалу.
— Позвольте мне.
— Благодарю вас! — тепло и радостно ответила Эллен молодому итальянцу, протянувшему руку к ее сумке.
— Вы сюда надолго? На выходные? — спросил он, когда они сошли на длинный причал и направились к переполненной народом набережной.
— По делам, — твердо ответила она, доставая из кармана листок с названием пансионата.
— Я провожу вас до отеля?
— Нет, спасибо, — покачала она головой, забирая обратно сумку. Спутник взял ее руку и поднес к губам, одновременно ухитряясь страстно смотреть ей в глаза. — До свидания, — решительно сказала она.
Он только рассмеялся.
— Мы встретимся снова, — промурлыкал он и, поднеся к губам кончики пальцев и еще раз окинув горящим взглядом ее фигуру, направился к ближайшему кафе…
В это время в своем офисе на набережной Марии Гранде Люк изо всех сил сдерживался, чтобы что-нибудь не разбить от досады. Она здесь! Высадилась на берег с борта его катера, в обтягивающем ярко-желтом топе и короткой хлопчатой юбке, сопровождаемая каким-то типом, волочащим ее сумку, который был отброшен прочь, как только выполнил свою функцию носильщика.
Измученный, злой и раздраженный тупым упрямством Эллен, он прекратил наконец царапать ногтями кожаную обивку кресла, надел пиджак и направился на набережную, к сидящей там гостье.
Яркое солнце освещало ее нежную кожу, а волосы в его лучах казались золотыми. Люк приостановился и снял солнцезащитные очки, чтобы как можно более полно налюбоваться ее красотой. Ему безумно нравились плавная линия ее шеи, округлый подбородок, мягкие пухлые губы. Все его тело снова пронизала боль.
Вытянувшись под жарким полуденным солнцем, Эллен слегка выгнулась, и топ плотно обхватил ее высокую грудь. Люку смертельно хотелось подойти и крепко прижать ее к себе, почувствовать под пальцами нежные плавные изгибы ее тела.
Его сознание снова начало проделывать злые шутки с телом, возбуждая его сильнее, чем он того хотел бы. Поэтому, вместо того чтобы спокойно подойти и поговорить, он вскипел от негодования. Интересно, подумал он, может быть, единственный выход — это удовлетворять свое желание, пока оно не иссякнет? Его сердце забилось быстрее, заставив Люка нахмуриться. Глупая идея…
Каким-то шестым чувством Эллен угадала приближение Люка, хотя глаз не открыла. Конечно, она была морально готова к встрече с ним, но не ожидала, что это произойдет так скоро. Внешне у нее только слегка сбилось дыхание, но все ее чувства завибрировали от близости его мощного энергетического поля. Менее всего ей хотелось так реагировать на него, и Эллен изо всех сил попыталась сдержаться.
— Ты просто невыносимая настырная ведьма! Он явно хотел напугать ее. Чтобы его позлить, Эллен лениво приоткрыла один глаз, посмотрела и закрыла снова.
— Мм, — лениво протянула она.
Склонив голову, она незаметно сглотнула комок, вставший в горле. Люк явно был разгневан, его глаза сверкали, и все равно сердце Эллен дрогнуло при виде его элегантной фигуры в дорогом светлом костюме.
Люк пробормотал сквозь зубы что-то непечатное.
— У тебя что, совсем нет гордости? — холодно поинтересовался он.
Открыв наконец глаза, она смерила его спокойным взглядом.
— Сколько угодно. Признаться откровенно, после твоей выходки я ни за что сюда бы не приехала, если бы не Джемма.
Он шумно и сердито вздохнул. Только тут Эллен заметила черные круги вокруг его глаз. Он как будто плохо спал. И даже, кажется, похудел. Ее сердце тревожно дрогнуло. Может быть, он заболел? Или неприятности по работе? Или просто беспокоится за дочь?
— Именно ради Джеммы я хотел бы, чтобы ты прямо сейчас села на катер и вернулась домой, резко сказал он. — Эллен, я не знаю и знать не хочу, что тебе здесь надо, но с Джеммой нет никакого сладу с тех пор, как мы уехали из Лондона…
— Именно поэтому я здесь! — воскликнула Эллен, забыв о своей неприязни к Люку. — Ее что-то пугает, Люк…
— Да. И такое происходит каждый раз после встречи с тобой. Ты ее психологически травмируешь.
Эллен встала против него, непреклонно глядя ему в глаза и упершись кулаками в бока. Его глаза принялись небрежно скользить по ее фигуре, и Эллен вспыхнула, но решила не поддаваться на провокацию.
— Нет. Дело в чем-то другом. И я это докажу. Я выясню, в чем дело! — вскинув голову, раздраженно сказала она. — Ты не можешь помешать мне. Я имею право быть там, где захочу.
Несколько секунд он мрачно и хмуро смотрел на нее, потом, пробормотав проклятие, запустил пальцы в волосы.
— Конечно, не могу, разве только свяжу и насильно посажу на катер.
— Нет, Люк. Я истратила все сбережения и отпросилась с работы, чтобы приехать сюда, потому что видела перед собой маленькую испуганную девочку, которая нуждается в помощи. И не отступлюсь, пока не узнаю, что происходит. А теперь извини, — сказала она, тронутая, несмотря ни на что, болезненным выражением его лица. Он действительно любит Джемму. — Мне надо еще добраться до моего пансионата.
— Постой.
Он поймал ее за руку и пристально посмотрел в глаза. Эллен невольно смягчилась при виде неожиданной тревоги в его взгляде.
— Давай не будем спорить. Я не отступлюсь, Люк. Ты ведь сам хочешь, чтобы Джемма была нормальным жизнерадостным ребенком, разве не так?
Люк уронил руку. Глаза его сверкнули.
— Шантажируешь меня отцовскими чувствами, Эллен? — глухо спросил он.
Эллен заморгала. Снова он смотрит на нее как на бессовестную эгоистку!
— Хотя бы раз в жизни, — тихо, с болью в голосе сказала она, — постарайся обращаться со мной как с человеком, а не как с неисправимой лгуньей! — Чувствуя, что слезы застилают глаза, она развернулась и пошла прочь. Но не успела вытащить из кармана листок с адресом своего пансионата, как ее снова остановили и твердой рукой развернули на сто восемьдесят градусов. Не в состоянии избавиться от хватки крепких пальцев Люка, Эллен уставилась в землю, чтобы он не увидел боли в ее глазах.
Но Люк внезапно отпустил руку и провел пальцем по ее мокрой щеке. Ее сердце замерло. Он ласково коснулся дрожащих влажных губ, отчего все ее тело затрепетало.
— Ты расстроена, — хрипловато сказал он. Не в силах отвечать, боясь немедленно броситься в его объятия, Эллен только кивнула. Люк вынул из кармана шелковый носовой платок и осторожно, очень осторожно вытер слезы с ее щек и глаз. — Лучше? — негромко спросил он.
Эллен упорно старалась смотреть на узел его галстука.
— Не знаю, Эллен, что же мне с тобой делать. Обними меня. Поцелуй меня так, чтобы я забыла обо всем на свете. И люби меня, люби…
— Позволь мне выполнить задуманное, — сказала она просящим голосом, наконец решившись поднять на него взгляд.
Люк слегка иронически искривил губы.
— Тебе это всегда удается, — хмыкнул он. И, прежде чем Эллен успела возразить, протянул руку к листку с адресом. — Итак. Где же ты остановилась? — подчеркнуто вежливо спросил он. — Я провожу тебя.
— Предпочитаю ни от кого не зависеть, — поспешно покачала она головой. Лучше Люку не знать, где она будет жить.
— Как угодно.
То, что Люк так быстро сдался, удивило Эллен, но, улыбнувшись, она вежливо попрощалась и, проводив глазами его быстро удаляющуюся фигуру, задумалась над выбором: добраться до места на фуникулере или побаловать себя поездкой в такси. Такси. Но, проехав совсем немного по извилистым улочкам, машина остановилась на стоянке.
— Вилла «Мария»? — с сомнением спросила Эл-лен, глядя на карту.
— Нет. Туда, — ответил водитель, делая неопределенный жест куда-то наверх. — Машина нет.
— Нет?
— Пешком.
— Далеко? — уныло спросила Эллен. Слава Богу, у ее сумки есть колесики!
Таксист только пожал плечами.
— Полчаса.
Эллен слегка оторопела, но тут же решительно взяла себя в руки. Невдалеке от стоянки такси она увидела вылезающего из фуникулера Люка. Он ехидно помахал ей рукой, но Эллен ответила веселой улыбкой, делая вид, что все прекрасно, и зашагала вперед, мимо очаровательной невысокой колокольни, увитой плющом, в сторону площади.
Стараясь не обращать внимания на заманчивые вывески кафе, в огромном количестве разбросанных вокруг piazza, Эллен сверилась с картой и свернула в неширокую тенистую аллею. Дорога быстро стала очень ухабистой и круто забрала вверх, сужаясь все больше и больше, пока не уперлась в ряд кривых выщербленных ступеней. То и дело там и тут от улицы отходили узенькие переулочки со ступенями, и Эллен приходилось постоянно смотреть на карту, чтобы не заблудиться.
Она уже вся взмокла и устала, но остановиться не могла, потому что следом упрямо шел Люк. Конечно, будь она одна, давно бы присела передохнуть, но при Люке выказать свою слабость было нельзя.
— Эллен, ты не заблудилась? — сочувственно спросил Люк, внезапно появляясь за ее спиной, когда она остановилась, чтобы снова посмотреть на карту.
— Нет, вовсе я не заблудилась! Вот, мы сейчас здесь, — сказала она, уверенно ткнув пальцем в карту.
— Отлично! — одобрительно засмеялся он. — Но ты, наверное, устала после такого подъема. Давай, я понесу твою сумку.
Эллен уже открыла рот, чтобы отказаться, но тут подумала, что это очень неразумно. Раз уж Люк следует за ней по пятам, почему бы не извлечь из этого пользу? Она с облегчением передала ему сумку.
— Меня никто не предупредил, что на этом острове машины не ходят, а дома построены на вершинах скал! — улыбаясь, пожаловалась она.
Люк рассмеялся.
— Большинство людей приезжают сюда на один день и не поднимаются в горы. Разве ты не счастливица?
Эллен не ответила, потому что ей не хватало дыхания. Молча они продолжали подъем, пока Люк не остановился, указывая куда-то влево.
— Похоже, это и есть вилла «Мария». У тебя найдется снаряжение для скалолазанья?
— Нет. Оставила в Альпах! — огрызнулась она. У Эллен упало сердце, когда она посмотрела за ворота.
Вилла красовалась где-то на самой вершине холма, и к ней вели сотни две ступеней. Ужаснувшись при мысли о подъеме, да еще не один раз в день, на эту заоблачную высоту, Эллен беспомощно привалилась к стене.
— Ты на самом деле хочешь здесь остановиться? — спросил Люк.
— Конечно, предпочла бы «Ритц», но осилила только это. Спасибо за помощь, — стараясь говорить как можно жизнерадостнее, ответила она. — Пока…
Выяснив, в котором часу заканчиваются занятия в школе, Эллен приняла душ и почувствовала себя гораздо лучше и бодрее. Как на крыльях, слетела вниз по улице на другую сторону холма. Школу она разыскала без труда. Оттуда, с высокого плато, тоже открывался восхитительный вид на море. Минут пять спустя из школы начали выбегать дети, такие хорошенькие в своей белой форменной одежде. Эллен спряталась за олеандровое дерево, чтобы ее не заметили, и с тревогой в душе ожидала, когда появится ее дочь. Краем глаза она заметила Люка, который здоровался с ожидающими своих чад родителями… и — у нее упало сердце — он увидел ее и теперь, сердито сжав губы, направился прямо к ее укрытию. Эллен поспешила встретить его дружеской улыбкой.
— Привет! Только не сердись. Я постою тут, в тени…
— В этом наряде? — сурово поднял он бровь.
Быстро оглядев свой лимонного цвета топ и короткую матово-белую юбку, Эллен поняла, что в этом в тени не останешься.
— Я спрячусь за каким-нибудь деревом потолще, — пробормотала она.
Люка ее ответ не развеселил.
— Лучше уходи. Не причиняй новых бед, Эллен. Что ты намерена делать? — раздраженно спросил он. — Поздороваться и тут же попрощаться? Ты что, не понимаешь, как это на нее подействует? Неужели тебе действительно все равно? Ради Бога, ты можешь подумать о ком-нибудь другом, кроме себя?!
Эллен прикусила губу. Все снова не так.
— Я хотела только посмотреть, как Джемма ведет себя, когда думает, что ее никто не видит, — начала она объяснять. — Я не знала, что ты ее будешь встречать. Я думала, что за ней придет Донателло или она сама дойдет домой, вы ведь живете недалеко. И здесь, кажется, безопасно…
— Да. И обычно ее забирает из школы Телло. Но ей больше нравится, когда прихожу я, поэтому я всегда стараюсь выкроить время, — резко перебил он ее торопливые оправдания. — Ты ведь знаешь, как ее легко расстроить, и все равно бродишь вокруг, потому что вбила себе в голову какую-то нелепость…
— Это вовсе не нелепость! — воскликнула Эллен. — И я не собиралась ей показываться, — гордо заключила она.
— Тогда тебе следует выполнить свое намерение, пока она не вышла, — фыркнул Люк. — Ты не имеешь права продолжать…
— Mamma!
Люк застонал и пробормотал сквозь зубы ругательство.
Эллен обернулась и увидела Джемму, мчащуюся к ним. К ее изумлению, девочка даже не взглянула на Люка, а, протянув вперед ручонки и восторженно смеясь, бросилась к ней. Эллен заключила дочь в объятия и долго не отпускала.
— Прости, Люк, я, честное слово, не хотела… смущенно начала она, удивленная мертвенной бледностью его лица.
— Не могу в это поверить! — прошептал он.
— Она рада меня видеть! — Глаза Эллен были полны слез. — Теперь-то ты мне веришь?
— Я не… я не могу… — Он сердито смотрел вслед отбежавшей к группке детей Джемме. — Я ничего не понимаю…
— Поймешь, если прекратишь считать, будто Джемма меня ненавидит, — тихо возразила Эллен.
— Я думал… — Он выглядел смущенным. — Я только хотел сделать так, как лучше для нее, дрогнувшим голосом сказал он.
— Знаю. Может быть, нам следует начать сначала… Слова Эллен были прерваны восторженными криками Джеммы.
— Петра! Миранда! — окликнула она кого-то.
— Что она говорит, Люк? — спросила Эллен, когда к Джемме подбежали две девочки немного старше ее и она оживленно и радостно что-то начала им рассказывать.
— Она говорит своим подругам, что ты ее мать. Девочки почему-то были явно обескуражены и даже недовольны. Странно.
— Она хочет, чтобы ты пошла с нами домой, — тихо добавил Люк.
— О! — Эллен постаралась скрыть свою радость. — А ты как к этому отнесешься? — спросила она, не в силах поверить собственным ушам.
— Еще не решил. — Но его взгляд и улыбка показывали, что он отчасти даже доволен. Эллен затаила дыхание.
— Так что мне делать?
— Если я скажу «уходи», то буду злым, нехорошим человеком, не так ли?
— Боюсь, что так, — улыбнулась Эллен.
— В таком случае идем, — сказал Люк, и Эллен поняла, что он просто притворяется недовольным. — Если благодаря этому Джемма будет спокойно спать ночью — да и я тоже, — пусть будет так… Улыбнись поприветливее ее друзьям и пойдем. — И Люк решительным жестом поправил на носу солнцезащитные очки.
Она широко улыбнулась и подчинилась приказу, невольно просияв, когда Джемма взяла ее за руку и радостно зашагала между родителями, без умолку болтая. Эллен едва сдерживалась, чтобы тоже не запрыгать. Люк на самом деле был рад, что Джемма приняла ее! Конечно, она изо всех сил заставляла себя не думать, что они выглядят как настоящая семья, но безуспешно. Слишком все было прекрасно.
Вскоре они подошли к широким металлическим воротам. За ними видны были аллеи, обсаженные красно-желтым гибискусом, и огромный сад, ступенями спускающийся к самому краю скалы. Над зелеными кронами банановых деревьев и пальм едва виднелась длинная крыша — наверное, вилла Люка.
— Эллен, — вдруг с тревогой спросила Джемма, когда они остановились у ворот, — а ты… моя mamma?
У Эллен так сжалось горло, что она не сразу смогла ответить. В глазах Люка было столько боли, что она невольно отвела взгляд. Присев на корточки, Эллен взяла горячие маленькие ладошки Джеммы в свои.
— Да, моя радость, я твоя mamma. Я всегда была твоей mamma и всегда ею буду. Sempre. Всегда. Огромные глаза Джеммы сделались еще больше.
— И будешь жить вместе с Джеммой и папой? Эллен почувствовала, как рядом напряженно замер Люк. Детям свойственно задавать самые страшные вопросы. Стараясь улыбаться как можно веселее, она мягко сказала:
— У меня есть где жить. Наверху, на вилле… Джемма резко вырвала руки из ее ладоней и разрыдалась. Прежде чем Эллен успела сообразить, в чем дело, она с силой распахнула тяжелые ворота и бросилась бежать к дому. Ее громкие всхлипы были отчетливо слышны в горячем полуденном воздухе.
У Люка был вид человека, чьи надежды рухнули в одночасье.
— Вот видишь, что ты с ней делаешь? Каждый раз, когда ты появляешься, все идет не так! Ты ни о чем заранее не подумала. Так дальше не пойдет, Эллен! — Он развернулся и устало направился вслед за дочерью. Обернувшись, бросил через плечо:
— И держись подальше отсюда! От нас обоих!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Понять и простить - Вуд Сара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Понять и простить - Вуд Сара



мне понравилось
Понять и простить - Вуд Сарагалина
19.06.2011, 22.21





Мне тоже очень понравилось! Хороший роман про любовь!!!!!!
Понять и простить - Вуд СараЛиана
19.12.2011, 16.45





неплохо
Понять и простить - Вуд Саратана
19.12.2011, 19.20





Да очень интересный роман!Мне понравился
Понять и простить - Вуд СараАнна
15.11.2013, 22.18





В преамбуле полный бред - что мешало ей объяснить свои страхи и проблемы, что мешало ему не нагнетать обстановку в воспитании дочери?! В 6 мес. кроха нифига не понимает, кроме того, что в нее родители вложили. А если мамаше суд дал право видеть дочку - полный форевер - пусть сама к ней и ездит. И шутка автора в том, что все проблемы в этом романе надуманные. И это совсем не интересно.
Понять и простить - Вуд СараKotyana
12.12.2013, 17.47





После 1 и 2 можно прочесть сразу 8 и 9. Все остальное неважно. Ляпов куча. Кто такой любящий папаша, что ни разу не поговорил с ребенком о страхах? Кто не подумал о том, что рядом с ней лучше иметь няню, а не водителя? Проверить кто что и как дает ребенку? Будь трижды друг, но ребенок то дороже! Писан роман наспех, то ГГня стоит в той же юбке и облегающем топе, что и вчера, но когда ГГй заглядывает в вырез - это уже новое платье! Или крестная Золушки под столом спряталась или ГГня после ужина перед сном наряжаться кинулась. То она в джинсы одевается, а как до центра добирается, так в юбке путается... А уж неврозы то - любой нормальный родитель к врачу пойдет, а тот проверит все окружение ребенка. Короче... читайте и думайте сами и НЕ повторяйте чужих глупостей.
Понять и простить - Вуд СараKotyana
12.12.2013, 19.14





Фигня.
Понять и простить - Вуд Сарая
3.03.2014, 20.13





роман не продуманный,сама идея хороша.роман на 3
Понять и простить - Вуд Сараwulf.
24.08.2014, 0.45





абы что rnне тратьте время
Понять и простить - Вуд СараЛюда
15.11.2015, 23.30





Редкостная фигня: 3/10.
Понять и простить - Вуд СараЯзвочка
16.11.2015, 9.56





да уж, кошмарная фигня!
Понять и простить - Вуд Сарафлора
12.05.2016, 14.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100