Читать онлайн Домик на побережье, автора - Вуд Сара, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Домик на побережье - Вуд Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.36 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Домик на побережье - Вуд Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Домик на побережье - Вуд Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вуд Сара

Домик на побережье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

На рассвете Триш разбудил хор птичьих голосов. Первые несколько мгновений она лежала, уютно свернувшись калачиком в объятиях Адама.
И вдруг ее словно охватил ледяной холод. Что она наделала!
Триш застыла от ужаса. Адам любит другую женщину. Они оба предали Луизу. Она предала то, во что верила: верность, честность, чужие чувства…
Ей стало дурно от нахлынувшего стыда. Луч света упал на золотое кольцо Адама, и это было как обвинение. Нужно поскорее встать! Сама мысль о том, что Адам может проснуться, что он с улыбкой повернется к ней и начнет ласкать ее, приглашая снова предаться любви, вселяла в нее ужас.
Вся дрожа, она пошла в ванную и включила воду. Сначала обжигающе горячую, потом холодную как лед. Он хотел ее. И она отдалась. Как это низко, грязно!
Она выставила себя на посмешище. Для Адама прошлая ночь ничего не значила: он просто решил позабавиться. Наверное, это его первая разлука с Луизой за последнее время, и сексуальное возбуждение затмило его разум. Должно быть, он и сам придет в ужас. Что же делать? Как теперь все исправить?
Господи! Зачем я влюбилась в него! Зачем позволила прикоснуться к себе!
Она попыталась представить свадьбу Адама и Луизы, затем его с ребенком на руках.
И тут страшная мысль поразила ее: они не предохранялись! Что, если она беременна? Какая жестокая ирония судьбы: родить ребенка от человека, которого любишь. Чудесно, но… но только не так! Она мечтала о свадьбе, о преданном муже, о том, чтобы создать семью…
Господи, как же можно было совершить такую непростительную ошибку! Идиотка!
– Триш!
Услышав встревоженный голос Адама, она вздрогнула.
– У тебя все в порядке? – Он постучал в дверь. Ответа не последовало, и он вошел. Взглянув на нее, Адам схватил ее за руку.
– Не трогай меня!
– Что случилось?
Адам был явно рассержен. Ну что ж, она тоже злится, раз уж на то пошло! – размышляла Триш, пока он укутывал ее в полотенце. Адам принялся вытирать ее.
– Больно! – пожаловалась она из-под полотенца.
– Тогда давай сама. Только поскорее. Ты вся дрожишь. Чем ты тут занималась?
– Думала.
О ребенке. Об их ребенке! У нее задрожали руки.
Не говоря ни слова, Адам усадил ее на колено и, прислонив к груди, промокнул ей волосы. Триш оттолкнула его, испуганная силой возникшего в ней волнения.
– Пойду оденусь, – буркнула она, избегая его взгляда.
– И объясни, в чем дело, – спокойно проговорил Адам.
– Объяснить! – Ее глаза гневно вспыхнули. – Господи, Адам! Я еще должна объяснять! Неужели тебе нисколечко не стыдно!
Она бросилась в спальню. Адам последовал за ней. Понимая, что неприятного разговора не миновать, Триш внутренне сжалась, готовясь выслушать его не слишком убедительные оправдания. Нервы ее были на пределе. Сорвав с себя полотенце, Триш швырнула его в угол, оставшись совершенно голой и не обращая ни малейшего внимания на его жадный взгляд. Теперь уж она и близко его не подпустит. Пусть не мечтает. Выдвинув ящик комода, где лежало нижнее белье, она напялила первое попавшееся.
Холодно взглянув на Адама, Триш заметила, что он весь мокрый, с влажных волос капает вода и даже на полу у его ног образовалась лужица.
– Тебе лучше переодеться в сухое, – заметила она. – А потом завтракай и собирай вещи. Катер будет после десяти.
– Ты считаешь, мне есть чего стыдиться? – взволнованно проговорил Адам.
– Да, если ты порядочный человек! – презрительно бросила она. – Ты изменил Луизе! Как ты мог позабыть о своей невесте?
– Ты знаешь как, – возразил он. – Ты ведь тоже забыла. И у тебя есть жених.
– Но… – Вот к чему приводит ложь, промелькнуло в голове у Триш. – Мы официально не помолвлены. Мы знаем друг друга с самого детства. Поэтому все уверены, что мы поженимся. Это не одно и то же.
– И все-таки ты забыла о нем.
Смущенная справедливостью его упрека, Триш поскорее натянула джинсы и майку.
– Это все из-за тебя! Ты сбил меня с толку.
– Ну, конечно. Может, я еще и связал тебя? Заткнул тебе рот? Не лги самой себе. Признай, что…
Это было жестоко.
– Просто мне не часто попадаются такие опытные донжуаны, как ты! – отчаянно парировала она, хватая расческу и принимаясь судорожно приводить в порядок спутанные локоны.
– Значит, тебе понравилось? – насмешливо заметил Адам.
– Ты знал, что делаешь. Это низко. Ты собираешься связать свою жизнь с Луизой и должен был держать себя в руках.
– Я знаю это не хуже тебя! Но ты заставила меня забыть о ней! Что это, по-твоему, значит?
– Что у тебя нет совести! Как ты смеешь сваливать все на меня?
– Да, виновата ты, виноваты гормоны…
– Гормоны? – От неожиданности она оцарапала себя расческой. Триш в сердцах швырнула ее, едва не расплакавшись от боли. – Господи! По-твоему, виноваты гормоны? И часто с тобой такое бывает?
– Ладно, тогда что же это, по-твоему, такое? Что за чувство нас связывает? Как его назвать, Триш?
– Измена! – в ярости закричала она. – У меня есть парень, а я позволяю другому мужчине заниматься со мной любовью. А ты весьма кстати позабыл о женщине, на которой собираешься жениться!
– Я не горжусь своим поступком. Это ужасно.
– Ты не должен был даже прикасаться ко мне!
Она тоже виновата, подумала Триш. Они оба потеряли самоконтроль. Адам разочаровал ее. Он оказался изменником, обманщиком, который пользуется ситуацией, не заботясь о последствиях. Ей снова стало дурно.
Триш устало провела рукой по лбу, разглядывая свое бледное отражение в зеркале. В ее глазах Адам был окончательно развенчан. Каким мужем он будет Луизе, если так легко забывает о долге?
– Я не хотел, чтобы так вышло, – произнес Адам.
– Чего же ты тогда добивался?
– Ты сама прекрасно знаешь, что с того самого дня в Лондоне мы хотели быть вместе, – угрюмо сказал он. Триш застыла от изумления. В глазах сверкнул гнев. – Ладно, я знаю, что ты сейчас скажешь, – снова заговорил Адам, видя, что она вот-вот взорвется от ярости. – Что, даже если я очень чего-то хочу, это вовсе не значит, что могу заполучить это любой ценой. Я совершил ошибку. Не думал, что все зайдет так далеко, а когда понял это, было слишком поздно. За это я прошу у тебя прощения…
– Тебе его не видать! В голове не укладывается, что ты мог так обойтись с Луизой и со мной! – бушевала Триш.
– Ради Бога, Триш! – нетерпеливо воскликнул Адам. – Иногда… иногда мы берем на себя обязательства, которые невозможно выполнить.
– Пустые отговорки! Ты сделал свой выбор, когда решил жениться. Брак – это не игрушки, Адам!
– Да нет, я хотел сказать…
– Тебе нет оправдания! Что, хотел поразвлечься перед свадьбой? Позарился на старушку Триш, потому что тебе показалось, что она к тебе неровно дышит.
– Не надо так, Триш! – в сердцах воскликнул он, хватая ее за руки. – Послушай, ты не поняла…
– Все я прекрасно поняла! – Она яростно высвободилась. – Как мне теперь смотреть тебе в глаза? Или Тиму, или Луизе? Я сама себе противна. Ты все разрушил! Я всегда уважала тебя, Адам! Ты всегда казался мне особенным, добрым и не таким сексуально озабоченным, как некоторые мужчины помоложе!
– Ну, это уж слишком, – сказал Адам, бледнея от гнева.
Но ей хотелось ранить его побольнее: он причинил ей боль, так пусть теперь страдает.
– А мне так не кажется! Ты ведь, выходит, ничуть не лучше других! У тебя даже не хватило порядочности, чтобы подумать о предохранении!
Адам побледнел.
– Триш… – робко начал он.
Она решительно взглянула на него. Хватит уже отговорок и извинений!
– Ты грязная крыса, Адам Фостер! – Потеряв самообладание, она схватила расческу и швырнула в него. Адам увернулся. – Убирайся! – Вне себя от стыда и гнева она вскочила и запустила в него зеркальце, которое вдребезги разлетелось, угодив в стену. Это лишь еще больше разозлило ее. – Вон!
Она схватила свою любимую картинку с морскими котиками. Но Адам успел крепко поймать ее за руку.
– Успокойся!
– Зачем? – Ее ярко-синие глаза яростно сверкали.
– Потому что так ты ничего не решишь. Нам нужно поговорить…
– Нет, – решительно заявила она. – Мне и так все ясно. Ты с самого начала хотел соблазнить меня. Для тебя это была всего лишь забава. Но для меня…
– Что? – перебил он.
– О, не льсти себя надеждой! Я имела в виду последствия, а не собиралась расхваливать твои приемы! Неужели ты не видишь, скольким людям, возможно, искалечил жизнь – себе, мне, Луизе, Тиму, бабушке? Ты повел себя крайне безответственно. Да, признаю, я тоже хороша. Не представляешь, до чего мне сейчас скверно! Зачем только мы вообще встретились!
В глазах Адама мелькнула боль. Видимо, ее слова здорово его задели. Некоторое время оба молчали. Он не пытался подойти к ней и успокоить, просто стоял, словно его пригвоздили к месту.
Потом повернулся и вышел, понуро опустив голову, как человек, у которого только что отняли последнюю надежду.
Жадно ловя каждый звук, доносившийся из его комнаты, Триш представляла себе, как он снимает промокшую одежду, переодевается в сухое, собирает вещи, идет на кухню, варит себе кофе… и, наконец, уходит. Она зажмурилась от острой боли в сердце. Уступив соблазну, она унизила свое достоинство. В какой-то мере это было даже справедливо. Она заслужила эту боль. Тому, что они совершили, нет и никогда не будет оправдания.


Идти на катер было еще слишком рано. Бросив чемодан на пристани, Адам быстро зашагал прочь. Он был страшно зол на самого себя, противоречивые чувства бушевали в нем. Он шел по песчаному побережью, пока не запыхался.
Наконец он остановился отдышаться на мрачном уступе, вдававшемся в залив. Огромные волны с шумом разбивались о невидимые под водой скалы, взмывая в воздух фонтанами белой пены.
Должно быть, это и есть Бухта Дьявола. Весьма подходящее название, размышлял он, зачарованно глядя на волны. Адам сжал кулаки. Все кончено. Он повел себя как последний дурак. Вообразил, будто усилием воли сможет усмирить свои чувства. И вот что вышло…
Он справится с этим, каковы бы ни были последствия. Разберется со своими проблемами. Взобравшись на холм, он огляделся. Треско, казалось, был совсем рядом. Не больше пяти минут на катере. Скоро он будет там, а потом и домой к Луизе.
Привычным жестом он прижал пальцы к вискам. Кажется, снова начинает болеть голова.


Следующие несколько недель Триш вертелась как белка в колесе.
Приехал новый постоялец – дама, которая вечно была чем-нибудь недовольна. Триш буквально сбилась с ног, угождая миссис Вашер.
– Осталось мучиться еще целую неделю! – проворчала Триш, сверяясь с календарем, и вдруг замерла, глядя на свои отметки за каждый месяц.
У нее задержка! А ведь всегда было вовремя, как часы. Цифры поплыли у нее перед глазами, голова закружилась. Задержка была уже довольно длительной. Сделав глубокий вдох, она убеждала себя, что все обойдется: невозможно, чтобы это случилось так скоро! Прижала ладонь к животу. Вроде никаких изменений. Должно быть, нервы. К тому же она без конца плакала все эти дни.
Несколько дней спустя она сдала анализы. Подозрения подтвердились – она ждала ребенка. Триш не знала, что делать. Но повидать Тима все же придется. Дрожащими руками она принялась мыть посуду.
– А! Вот вы где!
Миниатюрная фигурка миссис Вашер появилась в дверях. Ее красивое личико выражало недовольство.
– На матрасе пятно. Я хочу, чтобы вы его заменили. Уровень гигиены в вашем пансионе меня совсем не радует.
– Ничего не понимаю! – удивлялась Триш, следуя за ней по лестнице. – Матрас проверяют после каждого постояльца. На нем не было никаких пятен…
– Ну, а теперь есть! Посмотрите! Какая гадость!
Она не ошиблась. Прямо посредине было огромное пятно. Триш стало ужасно неловко.
– Мне очень жаль, миссис Вашер. Сейчас я все исправлю.
Пришлось вытащить матрас на улицу, оттереть его и, оставив сушиться на солнце, положить гостье на кровать свой собственный. Потом она нарвала огромную охапку цветов и отнесла в комнату миссис Вашер, затем перемыла всю посуду. Наконец Триш решила, что пора немного отдохнуть от забот и прогуляться.
Стоя на вершине холма, Триш смотрела на вертолет, направлявшийся на Треско. Затем, размышляя о том, что скоро придется всем рассказать о ребенке, отправилась на почту забрать газеты для миссис Вашер.
А потом ей предстояло заняться стиркой, испечь пирог и до обеда починить покосившийся забор!
Триш поспешила домой. Навстречу выбежала взволнованная Люси.
– П-п-п…
Триш взяла ее за руки.
– Успокойся, – сказала она и, вспоминая слова Адама, добавила: – Вдохни несколько раз.
Энергично махая рукой в сторону кухни, Люси сделала глубокий вдох и выговорила:
– Это твой д-д-д-д…
Раздался привычно громкий голос бабушки:
– Слава Богу, вы здесь! Она ходила такая расстроенная!
Триш бросилась в дом. Перед ней стоял Адам.
Она не знала, что сказать.
– Я уговорила его остаться на десять дней. Надеюсь, этого хватит, – загадочно проговорила бабушка.
Триш смотрела на смущенного Адама.
– Напрасно ты приехал, не заказав комнату заранее, у меня могло быть все занято, и тебе пришлось бы искать ночлег.
– Не думаю, – спокойно возразил он. – Уверен, у твоей бабушки нашлось бы для меня место.
Судя по тому, какими многозначительными взглядами они при этом обменялись, Адам не лгал. Возмущенная такой наглостью, Триш поняла, что просто не в состоянии находиться с ним под одной крышей. Придется ему уйти. Как только они останутся одни, она ему задаст!
– Ну, нам пора. – Бабушка была просто неисправима.
– Увидимся позже, Люси, – сказал Адам, чем немало удивил Триш.
– Х-х-хорошо! – ответила Люси.
Триш изумленно обернулась. Люси с восторгом смотрела на Адама, раскрасневшись от удовольствия. А сам Адам… Что-то больно кольнуло у нее в груди. Только однажды она видела его таким открытым и нежным – когда они занимались любовью.
– Люси постелет тебе постель, – сдержанно проговорила она, с опозданием вспомнив, что вообще-то собиралась выгнать его вон.
– Она уже все приготовила, – сказала бабушка. – Ты не можешь лишить Люси такой возможности. Адам будет учить ее работать на компьютере. Настоящие уроки! Что скажешь?
Глубоко вздохнув, Триш взглянула на счастливое лицо Люси и поняла, что не сумеет испортить той праздник. Однако Адаму она недвусмысленно дала понять, что разгадала его хитрость.
– Прекрасно, это очень пригодится, – холодно отозвалась она. – А теперь простите. У меня полно дел.
– Мы с Люси идем собирать яйца, – сказала бабушка. – То есть она будет собирать, а я подержу корзину. А потом наберем клубники, и я буду учить ее варить варенье. Видишь, я все предусмотрела. Я ведь знаю, что вам захочется поговорить наедине.
– Ничего подобного! – сердито воскликнула Триш, заметив, как Адам и бабушка обменялись многозначительными взглядами.
Определенно, они сговорились, мрачно подумала она. Триш сжала кулаки, замирая от страха при одной мысли о том, что могла наговорить ему бабушка. А вдруг он знает, что она рыдала в подушку чуть не каждую ночь? Что она почти ничего не ела? Что однажды бабушка нашла ее сжавшейся в крохотный, жалкий комочек на кровати, где был зачат ее ребенок?
Триш побледнела от ужаса. Адам – последний, кому она стала бы поверять свою тайну! И зачем только бабушка вечно суется не в свое дело?
– Нам надо поговорить, – немного смутившись, сказал Адам. – Исчезните, миссис Хикс. Я позову, когда вы снова понадобитесь.
Бабушка удалилась, нисколько не обиженная таким фамильярным обращением. Ах подлиза! Как он сумел расположить ее к себе!
Триш сделалось не по себе оттого, что теперь они с Адамом оказались наедине.
Она нервно сжалась. Он почти наверняка знает, что с ней было после его отъезда. А это козырь в его руках. Чувствуя, как горло судорожно сжимается, она посмотрела ему в глаза.
– Меня удивило, что ты вернулся.
– Меня тоже, – ответил он, словно не был уверен в том, что делает.
– Зачем же тогда приехал? – голос ее дрогнул.
– Есть одно незаконченное дело. – Он замолчал и добавил: – Ты… хорошо выглядишь.
Триш с вызовом взглянула на него.
– У меня и вправду все отлично.
Пришел посмотреть, как она? – презрительно подумала Триш. Самый подходящий момент, чтобы сказать о ребенке. Нет, невозможно. Слишком смело: «И кстати, я беременна!» Она ни за что не сможет вот так, невзначай, обронить подобную фразу. Это слишком важно. Нужно хорошенько подумать и разобраться в своих чувствах, прежде чем вовлекать в это Адама. Ведь такой поворот дела может расстроить их отношения с Луизой.
Занятая собственными мыслями, она прослушала его слова.
– …и хочу рассказать тебе, чем я был занят.
Триш едва не открыла рот от изумления. Он что, собирается излагать все подробности своего примирения с Луизой? За кого он ее принимает – за мазохистку?
– С чего ты взял, что меня это интересует? – спросила она, с трудом преодолевая боль и гнев. Чтобы хоть как-то отвлечься, Триш принялась перебирать отложенное в стирку белье.
– Ты ничего не узнаешь, если не будешь слушать, – сердито бросил он.
Триш посмотрела на Адама, и ей показалось, что за небрежной позой скрывается какая-то напряженность. Он словно стоял перед лицом неведомой опасности, и это тревожило и в то же время возбуждало его.
Триш сполоснула руки, зажгла плиту и принялась доставать из шкафа все, что было нужно для пирога.
– Это не может подождать? – раздраженно осведомился Адам.
Несколько минут он молча смотрел, как она достает необходимые продукты, затем со звоном выставляет на стол формы и мажет их маслом с такой яростью, словно они были виноваты во всех ее несчастьях.
– Ты что-то нервничаешь, – тихо заметил он.
Вот опять. Этот мягкий, заботливый голос. Голос, от которого у нее гнутся колени, а сердце начинает биться как сумасшедшее. Еще немного, и оно выскочит из груди и упадет к его ногам. Злобно схватив форму, она толкнула ее в духовку.
– Ничего удивительного. Откуда мне знать, как должны вести себя бывшие любовники! Даже не представляешь, как мне неудобно! Ехал бы ты лучше и не мешал! – грубо отрезала она.
– Не могу. Я не закончил здесь одно дело.
– Этот твой владелец компьютера? Думаю, ему уже надоело ждать.
Не давая Адаму возразить, она вытащила сумку с инструментами и вышла из кухни.
– Подожди, куда ты? – раздраженно воскликнул Адам.
– Иду поправлять изгородь, – не оборачиваясь, бросила она.
– Это может немного подождать!
– Нет! – Она яростно обернулась, чуть не плача от гнева. – Тебе нужно облегчить душу и рассказать, как вы помирились с Луизой, но меня это не интересует! У меня полно дел. Хочешь исповедаться – ступай в церковь!
Распахнув дверь, она решительно зашагала по саду и наконец бросила инструменты около покосившейся изгороди. Кипя от гнева, присела на корточки и принялась выдергивать старые гвозди.
К счастью, Адам не докучал ей больше глупыми вопросами, ограничившись тем, что, к немалому раздражению Триш, следил за каждым ее движением, словно ему ни разу не приходилось видеть, как чинят забор.
– Как здесь хорошо! – проговорил он, с удовольствием вдыхая чистый воздух. – Триш, я бы хотел поговорить с тобой наедине, чтобы никто не мешал. Но раз у тебя столько дел, попробую объяснить так.
Адам замолчал, видимо ожидая ответа. Его не последовало. Чего он ждал? Что она запрыгает от радости? Эгоистичный дурак!
– Мы с Луизой много говорили, Триш.
Триш не обрадовало это сообщение, и она продолжала прилаживать планку к забору, не обращая на него ни малейшего внимания.
– Лучше помоги. Прижми кувалду с другой стороны, чтобы я могла забить гвоздь. Держи как следует! – Поставив гвоздь, она стукнула по нему молотком.
– Ну, хватит. – Адам сердито отшвырнул инструмент. – Ты меня выслушаешь, черт побери!
– Мне нет дела до Луизы! Если вы не можете жить друг без друга, что ж, прекрасно. А мне нужно чинить забор…
– К черту забор! Можешь подождать хотя бы несколько минут? Пойми, что это важно для меня! Для нас!
– Для нас! Я же тебе говорила: между нами ничего нет! – яростно завопила она.
– Почему ты так кричишь? – с неподдельным интересом осведомился Адам.
– Ничего я не кричу!
– Теперь ты наконец слушаешь? – мрачно спросил он.
– Да. – Она нервно сглотнула. – Давай. Но только побыстрее.
Улыбка тронула губы Адама, придав мягкость его лицу.
– Я пытался сохранить отношения с Луизой, – честно признался он. – Думал, это будет справедливо. Но почти сразу стало ясно, что все бесполезно. Десять дней назад мы с ней расстались. И разорвали помолвку.
Триш изумленно уставилась на него. Потом взглянула на его левую руку. Кольца не было.
– Но ведь, – удивленно начала она, – если она и вправду тебя любит, то должна была бы простить одну глупую ошибку?
– Конечно, – согласился он. – Но я ясно дал ей понять, что это вовсе не досадная случайность.
– Понимаю!
На ее лице читались разочарование и горечь. Так, значит, такое случалось с ним и раньше. Она не единственная! Что ж, вполне логично. Не может быть, чтобы его влекло к ней одной. Кругом столько женщин намного красивее, соблазнительнее и интереснее.
Сжав губы, Триш бросила на Адама ледяной взгляд.
– Да у тебя нет никакого понятия о порядочности!
– Не надо упрекать меня за то, что я смотрю правде в глаза, – спокойно возразил он. – Если бы я действительно любил ее, то даже не взглянул бы на другую женщину.
– Так, значит… все кончено?
– Да. И если честно, я никогда не верил, что из этого что-нибудь получится.
Зачем он все это говорит? – недоумевала Триш.
– Бедная Луиза! – с искренним сожалением проговорила она. – Как она восприняла ваш разрыв?
– Ты говоришь так, словно тебе это небезразлично, – удивился он.
– А как же иначе! – возмутилась Триш. – Ведь ужасно, когда тебя отвергают!
– Да. Это так. – Взгляд Адама помрачнел. Он умолк, словно собираясь с мыслями. – Для Луизы это был удар. Я этого не ожидал, поэтому так долго оставался с ней. Не мог уйти, не дождавшись, пока она смирится. Оказывается, она намного слабее, чем казалась.
– Нет, – тихо возразила Триш. – Это ты ее слабость. Я заметила это еще на вашей помолвке.
Адам нахмурился.
– Она казалась такой спокойной и уверенной.
– Все мы стремимся скрыть свои слабости, Адам.
Он ответил не сразу, словно старался преодолеть что-то в себе.
– Конечно. Ведь это единственный способ уцелеть.
Триш поняла, что Адам, сам того не замечая, размышлял вслух. Сердце ее тревожно забилось. Из-за чего он так боится своих чувств? Из-за смерти Кристин? А теперь еще и порвал с Луизой. Должно быть, ему тяжело сейчас.
– Плохо, что все так вышло, – искренне сказала она.
– Знаешь, раньше я думал, что поступаю правильно. Однако теперь… теперь мне ясно, что это с самого начала было ошибкой.
– Значит, ты абсолютно прав! – с горячностью воскликнула Триш. – Ты бы не принес ей ничего, кроме горя.
– Да, но объяснить это не так-то просто, – нахмурившись, ответил Адам. – Как сказать другому, что ты его больше не любишь?
– Сразу, как только поймешь, что это так, – сказала Триш, чувствуя угрызения совести из-за Тима. – Это гораздо лучше, чем позволять питать напрасные надежды.
– Мне кажется, Луиза не оценила моей прямоты. Я ясно объяснил, что она мне небезразлична, но я не чувствую ничего, кроме дружбы. Она умоляла меня не бросать ее. Я часами утешал ее, пытаясь убедить, что когда-нибудь и она встретит человека, который ее по-настоящему полюбит и будет готов ради нее на все. Я постарался доказать ей, что без меня ей будет лучше. Но она далеко не сразу сумела внять убеждениям.
– Когда человек влюблен, ему нелегко рассуждать разумно, – печально заметила Триш.
– Господи! – с чувством воскликнул Адам. – Мне ли не знать! Я думал о тебе с того самого дня, когда ты впервые пришла в наш дом, шестнадцатилетней девочкой: синеглазая, черноволосая, с такой ослепительной улыбкой, что у меня перехватило дыхание.
Пораженная, она покачала головой.
– Но… ты был так подчеркнуто вежлив и сдержан…
– А что мне оставалось? – с нежностью проговорил он. – Меня словно громом поразило. Я объяснял это себе тем, что… Ну, сама понимаешь. Давно не был с женщиной, недоставало тепла, нормальных человеческих отношений. Но причина была не в этом.
– Кристин… – Пораженная, она умолкла. Его жена лежала больная, а он думал только о том, как бы заняться любовью с первой встречной.
– Мы никогда по-настоящему не любили друг друга. У нас был крепкий брак, основанный на взаимной привязанности. Но страсти не было. Триш, она была мне небезразлична.
Я ненавидел себя за то, что постоянно думал о тебе, и боролся со своими чувствами.
– Зачем же ты женился, если не любил ее? – спросила она, потрясенная тем, как долго он жил во лжи. – Тебе было всего восемнадцать, вся жизнь впереди! Зачем?
– Жизнь – непростая штука, Триш. Она была нужна мне. Мне был нужен кто-то. У Кристин был тяжелый развод, она осталась с маленькой дочкой – Петрой. Мы оба хотели стабильности. И я никогда не изменял ей. Такие отношения меня вполне устраивали, пока не появилась ты. Думаю, она знала, что я испытываю. Сейчас я вспоминаю ее слова, и у меня уже нет никаких сомнений, хотя я никогда не говорил о тебе и не признавался в своих чувствах – даже самому себе.
Триш ошеломленно смотрела на него. На память пришли их беседы с Кристин и то, как та хвалила Адама и говорила в шутку, будто у них с Триш родство душ.
Потом вспомнились ее предсмертные слова: «Дорогой, люби Триш». Неужели это было благословение? Кристин все знала! Жена Адама догадалась о ее чувствах и надеялась, что они с Адамом будут вместе.
– Кристин любила нас обоих. Это была просто сентиментальная мечта…
– Ничего подобного! Она прекрасно знала нас обоих. Я помню, как она наблюдала за нами. Я тогда надеялся, что она не заметит, как я смотрел на тебя. Но она все знала и хотела, чтобы мы были вместе. Я понял это только сейчас. Я боролся со своими чувствами, старался забыть тебя. Луиза представлялась мне идеальной женой, потому что мы вместе работали и прекрасно ладили… Я считал, что партнерство в браке важнее чувств. Но это не так. Увидев тебя снова, я понял, чего мне так не хватало. Я хочу знать о тебе все. Я думаю только о тебе. Никто другой так не важен для меня, как ты.
Он обнял ее. Она высвободилась и прижалась к изгороди.
– Что тебе нужно от меня? – вскрикнула она, а в голове была лишь одна мысль: он ни слова не сказал о любви. Но каким бы это ни казалось невероятным, он действительно страстно желал ее. Но не более. И она по-прежнему не доверяла ему. А любовь невозможна без доверия.
– Все. – Его глаза сверкали.
Триш невольно вздрогнула. Ставки чересчур высоки. Возможно, она и пошла бы на риск, лишь бы хоть немного побыть с Адамом, но теперь у нее есть ребенок, а это меняет все. Она должна быть абсолютно уверена.
– Только влечения – недостаточно!
– Для меня этого довольно, – просто сказал он и тихо добавил: – Господи, помоги мне!
– Отношения нельзя строить на одной лишь страсти! – сердито возразила она.
– Дело не только в этом. Нас связывает нечто гораздо большее. Не пытайся отрицать, что ты всегда смотрела на меня, что тебя влекло ко мне…
– Нет! – прошептала она, с ужасом осознавая правдивость его слов.
– То же самое происходит и со мной. Я думаю о тебе день и ночь. Мне необходимо прикасаться к тебе, говорить с тобой…
– Но, Адам, послушай… я же совершенно не подхожу тебе.
– Заставь мой мозг и мое тело поверить в это! Я жажду, чтобы кто-то вернул мне разум. – Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Глаза Триш сделались огромными, густые ресницы трепетали от смущения. – Господи, как ты к… – он сделал глубокий вдох, – красива!
– Это же безумие! – прошептала она. Он свободен! Возможно, у них есть шанс… Сердце Триш замерло. Она, Адам и их ребенок. Все ее мечты могут сбыться – но только если он искренен. Только тогда.
– Хватит с меня здравых рассуждений, – яростно заговорил Адам. – Хватит бороться со своей совестью и убеждать себя, что тебе нужен кто-нибудь помоложе. Даже этот твой жених, который совершенно тебя не стоит! Мне невыносима мысль, что ты потратишь свою молодость и красоту на человека моего возраста! Но ты нужна мне, и, если интуиция меня не обманывает, я тебе тоже нужен.
– Адам, для меня возраст не имеет никакого значения, но вот тебе наверняка нужен кто-то более опытный и…
– Мне нужна ты! И я не собираюсь тебя слушать, возражения бесполезны. Наплевать, что из этого выйдет. Если я не смогу обнимать тебя, целовать, любить тебя, то просто умру.
Теперь она ясно видела происшедшую в нем перемену. Перед нею был уже не тот Адам, которого она знала. Это был человек, отбросивший всякое притворство. Человек, который не остановится ни перед чем на пути к своей цели.
– Я не позволю тебе снова меня отвергнуть, – решительно сказал он. – Будь что будет. Я просто не могу без тебя. Я все время о тебе думаю. – Неожиданно он властно обнял ее, привлекая к себе, горячее дыхание обожгло ей лицо. – Мне никто не нужен, кроме тебя. Я хочу быть с тобой. Делить с тобой радость и горе.
Он склонился, чтобы поцеловать ее. Стоило ему коснуться ее губ, как она ощутила такую слабость, что казалось, вот-вот лишится чувств. И все же…
– Нет! – вдруг сказала она, отталкивая Адама и глядя на него словно затравленный зверек. Она боялась любить его. Нельзя позволить себе увлечься, чтобы потом страдать. – Не думай, что можешь вот так запросто вернуться и продолжать как ни в чем не бывало. Откуда мне знать, что ты и вправду порвал с Луизой? Может, ты просто решил позабавиться, пока находишься здесь?
– Ради Бога, Триш! Как мне еще убедить тебя?
– Не знаю, – беспомощно всплеснула она руками. – Я хочу тебе верить…
Противоречивые чувства охватили ее.
Взгляни на него, говорил ей внутренний голос. Красив. Богат. Объездил весь мир. Проснись! Неужели ты все еще веришь, что ему нужна такая, как ты?
Адам сжал губы. Он всегда так делал, если что-то было не по нему. В его глазах появился какой-то жесткий блеск, дыхание стало частым, что ясно указывало на закипавший в нем гнев. Ну и пусть себе злится!
Отдавая себе отчет в том, какой шанс упускает, Триш все же взяла себя в руки и собралась было сказать, что не намерена служить ему минутной забавой.
Но он опередил ее.
– Я заставлю тебя чувствовать ко мне то же, что чувствую к тебе я, – отрывисто произнес он. – Ты захочешь быть со мной, это я тебе обещаю! А теперь прости, – он повернулся и зашагал прочь, – у меня урок с Люси.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Домик на побережье - Вуд Сара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Домик на побережье - Вуд Сара



legkij i choroschij roman
Домик на побережье - Вуд Сараchitatel
18.01.2012, 15.13





Нудно
Домик на побережье - Вуд СараТатьяна
26.02.2012, 6.08





Потрясающее начало книги! Главный герой на собственной помолвке роняет слюни на малолетку- главную героиню, на глазах у невесты. Главная героиня приехала на помолвку , мечтая, чтобы главный герой наконец с ней перепихнулся. Ну что могу сказать, бесят книги, где предаваемых невест и жён пытаются выставить чудовищами или просто дурами, дабы оправдать подлость поступков самих rnглавных героев. Так и хочется пожелать главной героине того же добра, которого она желала брошенной из-за нее невесте))). Впрочем, судя по главному герою, так и будет, причём,довольно скоро.
Домик на побережье - Вуд СараТатьяна
24.01.2015, 0.21





Полный набор глупостей, чего стоит только его первая жена, которая женила на себе мальчишку - какая мерзость!
Домик на побережье - Вуд СараЛидия
3.03.2016, 20.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100