Читать онлайн Пророчица, автора - Вуд Барбара, Раздел - День шестой в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пророчица - Вуд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.39 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пророчица - Вуд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пророчица - Вуд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вуд Барбара

Пророчица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

День шестой

Воскресенье,
19 декабря 1999 года


Кэтрин проснулась и поняла, что мир стал невидим.
Разогнувшись на заднем сиденье «мустанга», где она проспала всю ночь под одеялом, одолженным для нее Майклом, Кэтрин посмотрела на призрачное царство за окнами автомобиля. Плотный туман окутал все вокруг белой пеленой, в которой различить можно было лишь похожие на привидения силуэты величественных секвой.
Сев прямо и потирая затекшую шею, она увидела, что переднее сиденье было пустым. Но ведь она не слышала, чтобы отец Гарибальди выходил из машины. Теперь она разглядела, что вокруг суетились люди – путешественники, которые, как и Кэтрин с Майклом, остановились переночевать на лесной площадке для отдыха. Умчавшись прошлой ночью прочь от института, они направились на запад, к океану, к покрытым лесом горам в надежде отыскать мотель. В итоге им пришлось остановиться на ночлег прямо здесь. Майклу удалось позаимствовать пару одеял у семьи, приехавшей на «виннебаго»; самому ему пришлось довольствоваться не самым подходящим для сна передним сиденьем, уступив сомнительную роскошь заднего сиденья Кэтрин.
Прошлая ночь… Опять на волоске от гибели. Если бы не второй взрыв в лаборатории, в результате которого на третьем этаже выбило окна и дождь из стекла осыпал стоянку, создав таким образом полный кавардак, такой необходимый ей и Майклу, они бы не смогли добраться до машины и умчаться…
Она потрясла головой. Одна мысль о возможном исходе затеи пугала ее.
Выйдя из автомобиля, потянувшись и вдохнув бодрящий морской воздух, Кэтрин разглядела в тумане, как одни люди устало тащатся к туалетам, по виду напоминающим бомбоубежища, другие сидят за лесными столиками. У «виннебаго» прогревался двигатель, поэтому Кэтрин вернула одеяла их хозяевам, искренне поблагодарив семью. Без одеял они бы с отцом Гарибальди замерзли.
Майкл.
Она осмотрелась, решив, что он, должно быть, находится в туалете.
Ночью Кэтрин проснулась от его стонов во сне. Она легонько потрясла его, и ночной кошмар отступил. Кэтрин принялась разглядывать его черты в призрачном свете лесной стоянки, вспоминая его объятия, в то время как она рыдала на его плече до тех пор, пока не поняла, что ее сердце вот-вот разорвется от горя.
И хотя казалось, что неприятный сон прошел, на красивом лице отца Гарибальди все же остался его отпечаток – какой-то внутренний конфликт находил отражение в его чертах. Она подумала о том, что, хотя Майкл и был миролюбивым человеком, в полном мире он все же не жил – последователь Иисуса, повсюду носящий с собой орудие боевого искусства.
Для того чтобы воспользоваться душем в туалете, в автомат требовалось опустить монету, при этом душ мог расщедриться только на холодную воду. Кэтрин кинула в автомат все четвертаки, что у нее были, и встала под ледяную воду. Затем она вытерлась бумажными полотенцами и переоделась в единственный комплект чистой одежды.
Вернувшись на стоянку, она увидела, что туман полностью рассеялся, солнце освещает высокие секвойи, и семьи собирают вещи, готовясь к отъезду.
Она увидела Майкла, стоящего у их машины. На нем были джинсы и толстовка с надписью «Университет Лойолы». Он проверял давление в шинах и одновременно беседовал с человеком в дешевом, помятом костюме. Они разговаривали очень тихо и над чем-то смеялись.
Приблизившись, Кэтрин услышала слова незнакомца.
– Если вы хотели ехать на юг, даже и не думайте. Прибрежное шоссе забито. Яппи всей толпой едут в Биг Сур, как будто считают, что там собираются приземлиться марсиане! Я из Редвуда, но работаю и на севере, и на юге штата. Надеюсь добраться до дома к Рождеству. – Он ухмыльнулся, посмотрев на Кэтрин. – Так, значит, твои домашние на каникулах?
Она слабо улыбнулась ему и тихо сказала Майклу:
– Можно с вами поговорить?
Они отошли от машины. Кэтрин не сводила взгляда с незнакомца.
– О чем вы с ним разговаривали? Майкл пожал плечами:
– Ни о чем. – Его глаза изучали ее лицо. – Как у вас дела, держитесь?
– Я в порядке, – ответила она медленно, наблюдая за тем, как незнакомец моет лобовое стекло своего пыльного белого «понтиака». Затем мужчина кинул бумажное полотенце в мусорный контейнер, как будто то была баскетбольная корзина. Кэтрин посмотрела на Майкла.
– Как ваша рука?
Он немного согнул руку.
– Все еще ноет.
– Отец Гарибальди, этот человек вовсе не тот, за кого себя выдает.
– То есть?
– Мне не нравится, как он смотрит мимо нас.
– Вы думаете, он из полиции?
Она отрицательно покачала головой.
– Он не полицейский. Заметьте, как он тянет время. Будто выжидает, чтобы все разъехались, и потом возьмется за нас. Настоящий полицейский сунул бы нам под нос свой значок и тут же задержал бы нас, и ему было бы все равно, есть вокруг свидетели или нет.
– А вы уверены, что это не навязчивая идея?
– Он сказал, что он местный, но по номерам его машины видно, что автомобиль взят напрокат. Я разглядела время на его часах: они показывают на три часа вперед.
Брови отца Гарибальди поднялись.
– Восточное время?
– Называйте это, как хотите, но он не местный.
– Понимаю, – произнес Майкл. Он окинул взглядом стоянку. Осталось лишь два автомобиля; остальные уже продолжили свой путь. – Я предлагаю потихоньку двигать, пока еще есть свидетели.
Но, когда они направились назад к машине, из туалета вышли приятели незнакомца.
– О-о! – сказал Майкл. – Да он не один.
– Давайте разобьем их, поставим в тупик. Вы побежите к машине, а я отступлю к женскому туалету. Оттуда с противоположной стороны есть еще один выход. Вы подъедете туда и заберете меня.
Майкл забрался в машину, а Кэтрин поспешила к туалету, присоединившись к женщине с двумя детьми. Товарищ незнакомца ринулся за ней, но остановился, когда она скрылась за дверью.
К тому моменту, когда Кэтрин добралась до второго выхода из туалета, Майкл завел «мустанг». Машина преследователей также загудела, и в нее запрыгнул один из мужчин.
Майкл приближался, Кэтрин приготовилась схватиться за ручку пассажирской двери, но, вместо того чтобы снизить скорость, он разогнал машину.
– Эй! – Она упала на бетонный блок стены и, не веря своим глазам, стала смотреть, как преследуемый «понтиаком» Майкл въехал на шоссе. В машине находилось все: ее сумочка, ноутбук, свитки.


Стол представлял собой муляж три метра шириной, два с половиной метра высотой. С нажатием кнопки поверхность из органического стекла начинала освещаться снизу, в результате чего появлялась электронная карта, на которой в масштабе всего мира отображалось местонахождение каждого консультанта Титуса в данный момент. Нажатие на другую кнопку увеличивало карту маленькой африканской страны, где сотрудники фирмы «Консультанты по безопасности» занимались «тушением пожара». Еще одно легкое прикосновение к гладкой поверхности стола – и, словно грибы, вырастали крошечные человечки азиатской внешности, которые символизировали очаги восстания. По карте также легко можно было проследить траекторию перевозки наркотиков и движения нелегального оружия. И в каждом месте красным светом горел флажок, указывающий на присутствие агента компании «Консультанты по безопасности».
Большинство наемников Титуса были выходцами из военной среды, но многие из его штата в прошлом являлись оперативными сотрудниками ЦРУ и ФБР, людьми, любившими свою профессию, но пожелавшими большей оплаты за свой труд. У Титуса была щедрая рука, и его агенты выполняли работу чисто и быстро, не задавая лишних вопросов.
Карта, которую в данный момент разглядывал Титус, сидя в своем офисе на двадцатом этаже спиной к тонущему в потоках дождя Сиэтлу, напоминала пейзаж планеты. Государственные границы горели оранжевым, города-точки светились синим, дороги – зеленым, а особые объекты, такие как места дислокации ракет и различных сверхсекретных правительственных установок, горели солнечно-желтым цветом – неоновая панорама парила в черном жидкокристаллическом пространстве под полупрозрачной крышкой стола.
Территория, удаленная от побережья, находящаяся к югу от Сан-Франциско, горела красным светом, означая присутствие его ведущей команды.
Ребятам не удалось взять женщину по фамилии Александер в исследовательской лаборатории, поэтому Титус расширил поиск голубого «мустанга», в котором она уехала. Кто же был ее попутчиком? Титус по номерному знаку автомобиля выяснил название агентства, в котором его арендовали. Но, несмотря на то что Титус без особых трудностей получил доступ к файлам клиентов этой организации и нашел запись, согласно которой «мустанг» действительно взяли в аренду в международном аэропорту Лос-Анджелеса, имя клиента, номер его кредитной карты загадочным образом были стерты, как будто кто-то заранее знал, что его будут искать.
Титус взглянул на часы. Его агенты вот-вот должны доложить о результатах поисков. Он снова окинул взглядом карту, затем протянул руку и стер пылинку с гладкой поверхности стола, на котором не стояло ничего, кроме маленькой статуэтки. Статуэтки тигра.


Кэтрин решила не разгуливать по площадке для отдыха. Ребята на «понтиаке» могли вернуться в любой момент. Единственной проблемой было то, что, если она уйдет со стоянки, отец Гарибальди не сможет ее найти. Поэтому она решила пойти по тропинке, тянущейся вдоль шоссе, которая была достаточное удалена от проезжающих мимо водителей, но в то же время с нее было прекрасно видно шоссе. Шагая по тропинке, она пыталась понять, что же все-таки произошло, в особенности в тот момент, когда она вышла из душа. Гарибальди и незнакомец по-дружески беседовали.
Так, как будто они уже знали друг друга.
Кэтрин ускорила шаг, убедившись, что с шоссе ее не видно. Автомобили со свистом проносились мимо. Автоприцепы, легковушки, грузовые машины, но голубого «мустанга» не было.
Майкл и незнакомец смеялись. А когда заметили ее, вдруг начали говорить громче.
Инсценировка? Чтобы улизнуть со свитками, подстроив все так, словно он убегает от бандитов?
Но у него и раньше была прекрасная возможность взять свитки и уехать прочь.
Может быть, раньше у него не было покупателя, а теперь он появился?
– Черт побери! – прошептала Кэтрин, прибавив шагу.
Еще на стоянке она увидела знак, указывающий на то, что в этом направлении находился дом лесника. Она будет ожидать отца Гарибальди там. Если он не обнаружит ее на стоянке или вдоль шоссе, наверняка заглянет туда.
Если только вернется.
Ну конечно, вернется. Почему он не должен вернуться? Он не мог состоять в заговоре с этими людьми.
Существовала и другая причина, по которой он мог не вернуться: его могли настигнуть преследователи.
Проходили часы. Волнение Кэтрин росло. Когда ее вдруг охватила дрожь, она поняла, что солнца над головой больше нет: оно спряталось за гигантскими деревьями. Справа стоял лес, густой и загадочный. Слева тянулось шоссе. Казалось, уходящее вдаль шоссе исчезает на лесистом горизонте. Тени начали удлиняться. С океана подступал туман. Кэтрин также показалось, что машин на дороге было уже не так много.
Куда же подевался отец Гарибальди?
Когда ее зубы застучали, она поняла, что это состояние вызвано не столько холодом, сколько страхом. А вдруг они его поймали? Неужели они убьют его? Как убили Дэнно. Нет. Она не могла позволить себе даже думать об этом.
Почему же он так задерживается?
День плавно переходил в вечер, и по дорожке, что тянулась вдоль шоссе, становилось все труднее идти. Теперь мимо проносилось совсем мало машин. Кэтрин начала замерзать. Ее свитер остался в голубом «мустанге».
Сколько же могло тянуться это чертово шоссе?
А вдруг в лесу есть дикие звери?
Кэтрин почувствовала, как страх овладевает ею все больше. Тот знак, что она заметила на площадке для отдыха, – ведь там действительно было сказано, что в этом направлении находится сторожка лесника.
Если ты не найдешь ее, что же тогда будет?
Придется ловить машину.
Однако мысль о продолжении пути автостопом Кэтрин быстро отбросила, поскольку сумерки сгущались, туман уплотнялся, она уже не могла разглядеть машину за светом ее фар. Те двое на «понтиаке» вполне могли сейчас ехать вдоль шоссе и высматривать ее.
Да вот же она, сторожка лесника!
Кэтрин кинулась бежать. Ее ноги были свинцовыми после такой долгой прогулки по кустам и траве. Она осмотрелась в надежде заметить голубой «мустанг», что означало бы, что Майкл первым приехал сюда. Но, приблизившись к домику из бревен, она поняла, что голубой машины поблизости нет. Не было и рабочего автомобиля лесника.
Сторожка оказалась запертой.
– Эй, – позвала она, постучав в дверь. Ну, кто-то ведь должен был находиться в ней! Она посмотрела в окно. В домике было темно и пусто.
Кэтрин покусывала губу, озираясь по сторонам. В лесу становилось все темнее. Когда справа от себя она услышала хруст, у нее перехватило дыхание. Через кусты на нее смотрели два желтых глаза. Затем они исчезли.
Кэтрин обошла вокруг домика, борясь с охватившей ее паникой. Совсем скоро наступит ночь. На небе ни звезд, ни луны. Кругом ни одного фонаря. Будет лишь кромешная тьма, густой туман и леденящий холод. Вдобавок ко всему она поняла, что уже целые сутки у нее и крошки во рту не было.
Она подергала дверь. Та не поддалась. Кэтрин стала громко стучать в окна. Но внутрь было не пробраться. И вдруг сбоку, на площадке, где стояли скамейки для пикника, она увидела телефон-автомат!
К ее радости, он находился в рабочем состоянии. Рядом даже лежал телефонный справочник.
Она быстро пролистала книгу, нашла номер эвакуаторной службы, специализирующейся на работе в горах и в условиях внедорожья. И что с того, что у нее нет машины? Вряд ли водитель отказался бы подвезти ее до города.
И что тогда?
Вот потом и разберемся.
Но, засунув руки в карманы, Кэтрин обнаружила там лишь пустоту. Она потратила все деньги на душ.
Оглядевшись по сторонам, она приказала себе не паниковать. Туман сгущался. Становилось все холоднее. И уже давно до нее не доносился шум автомобилей.
Нужно возвращаться на площадку для отдыха.
Но в какую сторону идти? Кэтрин едва видела свою вытянутую руку.
И тут до нее донесся шум мотора. Мгновение спустя она поняла, что шум приближается. И затем в тумане увидела фары.
Майкл!
– Эй! – закричала она, размахивая руками. – Я здесь! Но машина была белого цвета и ехала слишком быстро. Кэтрин повернулась и кинулась бежать.
Белая машина за ней. Автомобиль преследовал ее вдоль пожарной полосы, идущей от сторожки лесника в глубь леса. Кэтрин свернула с дороги и кинулась в лесную чащу.
– Эй! Кэтрин! Подождите! Это я!
Она остановилась, повернула голову. Это был Майкл!
Она бросилась в его объятия и долго-долго не отпускала его.
– Вы не можете представить себе, как я переволновался! – говорил он, не выпуская ее рук из своих ладоней. – Я искал вас больше часа!
– Почему вы оставили меня?!
– Я вдруг понял, что, если они охотятся за свитками, они поедут за мной, и у вас появится возможность убежать.
– Но почему же вы так долго не возвращались?
– В конце концов мне удалось оторваться от этих парней, я оставил «мустанг» в одном из жилых кварталов и отправился пешком к ближайшему транспортному агентству. У меня был с собой ноутбук, я надеялся, что вы найдете телефон-автомат и позвоните мне.
– Ноутбук! Я попыталась позвонить, но я бы никогда не додумалась звонить на ноутбук, – проговорила она. – Я собралась обратиться в эвакуаторную службу, но у меня не оказалось денег!
Они забрались в машину, и горячий воздух окутал Кэтрин.
– Замечательной идеей было избавиться от «мустанга», – похвалила она, наслаждаясь долгожданным теплом. – Теперь они никак не смогут нас найти.
– Угадайте с трех раз, что я вам сейчас покажу. Майкл протянул ей газету, и, развернув ее, Кэтрин вскрикнула.
Она смотрела на собственное лицо. На первой странице воскресной газеты.


Ее лицо было настолько красиво, что, разрезая его, Джулиус чувствовал себя неловко.
Ему пришлось напомнить себе, что нож изуродует ее не больше, чем это уже сделала природа. Ведь красивой эту древнюю королеву делало не лицо, превратившееся в череп, обтянутый кожей, а погребальная маска, покрывавшая черты королевы. Вскрывая мумию, Джулиус всегда брал себе маску, статуэтку или какие-нибудь атрибуты еще одной мумии, что могла лежать рядом. Все это напоминало Джулиусу о том, что он работал над предметом, который когда-то был живым человеком, и поэтому мумия заслуживала такой же заботы и уважения, как и недавно скончавшиеся мужчина или женщина.
Джулиус считал жизнь священным даром. И относился к телу другого человека с глубоким почтением. Тело было храмом божьим, его нельзя было осквернять. И, когда бы он ни собирался резать хрупкую, высохшую плоть, он читал про себя еврейскую молитву «Барук Дайан ха-Эмет» – «Будь благословлен, Истинный Судья».
Однако, хотя он и находился один в это тихое воскресное утро в институте, который целиком и полностью принадлежал сегодня лишь ему одному за исключением лаборантки, адвентистки Седьмого Дня, которая, как и Джулиус, отпраздновала шабат, ему было непривычно сложно сосредоточиться на своей работе. С тех пор, как Кэтрин уехала, прошло два дня, и в течение этого времени, за исключением сообщения загадочной «миссис Мерититес» на его автоответчике, он не получил от нее ни одной весточки.
Он измучился от переживаний.
– Вот, держите, доктор Восс, – радостно сказала лаборантка и положила на табурет толстую воскресную газету. – Оставшуюся часть дня я не работаю. Иду по магазинам!
– Спасибо, Трейси, – поблагодарил он, заметив, что вместе с газетой девушка принесла чашку свежесваренного кофе и плюшку, как, впрочем, и всегда.
– Пожалуйста, передайте охранникам, что я еще здесь, – крикнул он ей вслед. – А то на прошлой неделе они меня здесь заперли!
Когда шаги в коридоре стихли, Джулиус отвернулся от мумии, стянул с рук резиновые перчатки, взял кофе, плюшки и газету и отправился в свой кабинет, в который через окно вливался свежий морской воздух, несколько влажный, что было признаком приближающегося тумана.
Ах, Кэтрин, ну где же ты?
Может, ему снова следовало позвонить Дэниелу Стивенсону и спросить, не знает ли он что-либо о ее местонахождении. Или, возможно, нужно было позвонить в институт, финансирующий ее раскопки на Синае…
Внезапно чашка выскользнула из его рук, вылив горячий кофе на брюки; плюшка шлепнулась на пол.
«ОБНАРУЖЕНЫ СВИТКИ С УПОМИНАНИЕМ ИМЕНИ ИИСУСА!» – кричал заголовок газеты. Ниже был напечатан снимок папируса с текстом на древнегреческом языке. А рядом с ним…
Джулиуса словно поразила молния.
«Вы видели эту женщину?», – спрашивала подпись под фотографией Кэтрин.
Джулиус бегло просмотрел статью: Дэниел Стивенсон убит; было замечено, как из его квартиры выбегала женщина. Джулиус присел, потому что у него подкосились ноги. Он стал жадно поглощать каждое слово статьи.
Свидетели доложили, что женщина скрылась на автомобиле с мужчиной. Каким мужчиной? Убийцей Дэниела? Который похитил Кэтрин? И теперь ее жизни угрожали?
Неужели с ней что-то случилось?
«Боже, Кэтрин. Как я мог допустить такое? Почему я не остался с тобой? Ну, какого черта я был таким самоуверенным?»
В статье говорилось о Санта-Барбаре.
Но с тех прошло два дня, и теперь она могла находиться где угодно.
«Скрылась на автомобиле с неизвестным мужчиной»…
Джулиус вскочил на ноги. Ему оставалось лишь одно: пойти в полицию и рассказать им о ней и о том, что ему стало известно. Помочь им найти ее.
Пять минут спустя он уже выезжал со стоянки института. Он не заметил, как сзади от бордюра тоже отъехала машина.
* * *
Они медленно ехали вдоль покрытого туманом шоссе. Кэтрин не отводила взгляда от первой страницы газеты, на которой был напечатан ее фоторобот, а также снимок фрагмента папируса, что был найден первым. Заголовок вверху гласил: «СООБЩАЕТСЯ ЛИ В ДРЕВНЕМ ДОКУМЕНТЕ ВРЕМЯ ВТОРОГО ПРИШЕСТВИЯ?»
– Здесь написано, что меня разыскивает полиция в связи с убийством Дэнно. И взгляните на этот фоторобот! Да это же почти моя фотография!
– А это один из свитков?
– Это снимок, который я сделала, приклеив фрагмент, что нашла первым, к началу первого свитка – письма Перпетуи. Этот первый обрывок я не стала брать с собой, оставила его в палатке. Я считала, что Хэйверз завладел всеми фотографиями, но, по-видимому, это не так. В газете сообщается, что полиция обнаружила несколько снимков в квартире Дэнно, но я сделала около сотни фотографий, а это значит, что, хотя в руки Хэйверза они и попали, полного комплекта у него все же нет.
Кэтрин прочла подпись под иллюстрацией: «Вы видели эту женщину? Если вы располагаете информацией о ее личности или местонахождении, пожалуйста, сообщите Дет. Шапиро в полицейском отделении Санта-Барбары: 1-805-897-2300».
– Увидят ли мои друзья и коллеги статью – вопрос времени, – заметила Кэтрин, думая о Джулиусе.
– Автор статьи не из Сан-Хосе, здесь написано «Ассошиэйтед Пресс». Значит, информация была передана по телефону. Статья, обе фотографии, возможно, появились в газетах по всей стране и, может быть, – добавил он, пристально глядя на нее, – даже по всему миру.
Кэтрин вдруг вспомнила о Гансе Шуллере из Радиологического института, что находился Цюрихе. Она планировала позвонить ему и узнать, удалось ли установить возраст образцов, что она выслала ему, еще находясь на Синае. Но теперь ей не следовало звонить. Если новости дошли до него, он, скорее всего, откажет ей в помощи. Существовала даже вероятность того, что он доложит обо всем властям.
Кэтрин яростно скомкала газету и кинула ее на пол.
– Как только мы найдем, где остановиться, я позвоню в полицию. Я не убивала Дэнно. Но я знаю, кто это сделал!
– Осторожно, – попытался успокоить ее Майкл. – Если телефон вашего собеседника оборудован определителем номера, он сможет вычислить, откуда поступил звонок.
– Мой будильник не работает, – сказала она, вскидывая вверх руки. – Вот как! Я нахожусь дома, сплю в своей теплой постели, вижу этот жуткий кошмар и мой дешевый будильник «Сони», который мне дали с бесплатным купоном, отказывается работать!
– Есть свободные номера, – сообщил Майкл, указывая на мотель, что виднелся впереди на улочке, ведущей к пляжу.
– Слава богу! – обрадовалась Кэтрин. Ее пугала перспектива провести в автомобиле еще одну ночь.
Мотель назывался «Си-сайд инн» и находился в тридцати километрах от Сан-Франциско. Майкл оплатил комнату, Кэтрин ждала его в машине.
Войдя в номер, они быстро открыли сумки из магазина «Сав-Март». Там они купили одежду и продукты, расплатившись дорожными чеками Майкла. Открывая упаковку овсяного печенья и сока, Кэтрин вдруг замерла, посмотрев на Майкла.
– Что это?
Он выложил на стол несколько инструментов и включил в сеть предмет, который, видимо, был паяльником. Затем раскрыл ноутбук и достал устройство тонового дозвона, принадлежавшее Дэниелу.
– Это я делаю на тот случай, если мы с вами снова разминемся, – объяснил он, сев за стол и принявшись откручивать заднюю панель устройства. – Я не хочу больше так рисковать.
Кэтрин зачарованно наблюдала за тем, как Майкл аккуратно расплавил на схеме припой и вытащил крошечный металлический цилиндр.
– Это кристалл, – сказал он. – Именно он и обеспечивает этому устройству тональный звук. А это, – добавил он, поднимая крошечную квадратную деталь, которую купил в отделе электроники «Сав-Марта», – это кристалл, который даст нам несколько иной тон.
Майкл работал медленно и аккуратно, словно ювелир, припаивая новый кристалл на место старого. Вернув заднюю панель устройства дозвона на прежнее место и вставив батарейки, он нажат на кнопки, чтобы убедиться, что прибор работает.
– Слышите? – спросил он. – Этот звук сообщает телефону, что деньги внесены. На жаргоне хакеров «красный ящик». Бесплатные, безлимитные звонки по всему миру. – Он протянул прибор Кэтрин.
– А это законно?
– Разумеется, нет, Пусть он будет у вас все время. Если мы вдруг опять окажемся порознь, вы сможете найти меня по модему в ноутбуке.
Она долго и задумчиво смотрела на него.
– Гарибальди, кто же вы на самом деле?
– Если я вам признаюсь, мне придется убить вас. А если говорить серьезно, я действительно отец Майкл Гарибальди. Вам не терпится увидеть, как за одну минуту я заставлю вас поверить в то, что вы полная негодяйка и грешница?
– Я вот-вот проснусь, я просто знаю это. – Она пододвинула стул и села рядом с ним. – Давайте проверим, как работает наш «Логос».
Сняв с ноутбука портативный сканер и размотав кабель, она соединила прибор с компьютером. Майкл загрузил компьютер и нашел ссылку на «Логос».
Они принялись ждать.


«Устройство SCSI не загружено».


– И что это означает?
– Это означает, что сканер не работает.
– Не работает? Почему?
– Ну, вы задали один из насущных метафизических вопросов в сфере информатики.
– Другими словами, вы не знаете ответа.
– Сожалею, но вам, похоже, придется трудиться над переводом старинным методом.
– И ради чего мы так старались? Да ведь нас же почти убили! – Но она тотчас же взяла себя в руки. – А пока давайте зайдем в Интернет, – сказала она.
* * *
– Мои люди прочесывают местность, – сказал Титус Хэйверзу по видеотелефону, – однако это немалая площадь, и она могла залечь на дно.
– Возможно, мы не в состоянии поймать ее физически, – сказал Майлз, думая о невидимых дорогах, – но существует и другой способ. Если доктор Александер собирается в ближайшее время перевести свитки, ей наверняка потребуется Интернет. Мистер Ямагучи уже обнаружил сервер, услугами которого она может воспользоваться, и ее IP-адрес. Стоит ей лишь зайти в Сеть, как мы тут же узнаем ее телефонный номер. Это работа на пару минут.
– Я наготове.
– Давайте надеяться на то, что Дэниел пополнил свой интернет-баланс, – сказал Майкл, загружая ноутбук.
Кэтрин сидела на одной из кроватей и пыталась аккуратно развернуть второй папирусный свиток. Первый она перевела полностью и спрятала его в коробку, в которой продавались ее новые джинсы и блузка. Однако складки второго свитка были менее эластичны, и казалось, что в некоторых местах свиток вот-вот разорвется.
«Это случилось на четвертый год правления императора…»
Какого? Кэтрин хотелось закричать. Какого императора? Но кусочек папируса был безнадежно утерян.
Нетерпеливо вздохнув, она отложила в сторону папирус и встала за спиной Майкла, печатавшего что-то на клавиатуре. Он издал какой-то звук. Сначала она подумала, что он стонет, но потом поняла, что он что-что напевает.
– Что с вами? – спросила она.
– Это я ловлю монеты, которые кидают пролетающие мимо ангелы.
Она удивленно посмотрела на него.
– Вы поклонник Лори Андерсен? Его уши покраснели.
– Вы хотите услышать, как я исполняю «Ходить и падать»?
– Нет.
Она посмотрела на монитор компьютера:


«Мастер протокола управления передачей
Внутренний межсетевой протокол драйвер COM I
Скорость двоичной передачи=54600
IP-буфер сжатия=32»


Майкл выбрал в меню пункт «Дозвон» и щелкнул на «Войти».
Появилась надпись «Имя пользователя». Он напечатал «dstevens».
Затем – надпись «Пароль:»
Однако, когда Майкл начал печатать «klaat», Кэтрин вдруг схватила его руку и сказала:
– Подождите, выйдите из системы.
– Почему вдруг?
– Выйдите! Быстрее!
Майкл тут же отключил устройство дозвона и нажал на «Выйти». На мониторе появилась надпись «Нет транспорта».
– И к чему это все?
– Если Хэйверз прослушал телефонные разговоры Джулиуса, неужели вы думаете, что он не станет следить за интернет-счетом Дэнно? Для Хэйверза взломать «Омеганет» – детская забава. Потом, как паук жертву, он станет ожидать нашего входа в Интернет.
– И как только мы зайдем в Сеть, он вычислит место, откуда звонок поступил, и это приведет его сюда! Черт побери, почему же я сразу не подумал об этом?
– И что же теперь?
Он взял в руки телефонную книгу, открыл «желтые страницы» и нашел список интернет-провайдеров.
– Вот, пожалуйста. Эти провайдеры обещают мгновенный доступ в Интернет.


– Мистер Ямагучи, – позвал Хэйверз, ловко надевая смокинг. – Мы с миссис Хэйверз собираемся выйти сегодня в свет, и вполне возможно, что доктор Александер появится в Интернете, воспользовавшись услугами нового провайдера.
– Нет проблем, мистер Хэйверз. Ей всего лишь нужно произвести оплату кредитной картой.


– Как только мы выйдем в Сеть, – сказал Майкл, не отрывая взгляда от монитора, – нам придется работать очень быстро. Если Хэйверз прослеживает операции с вашей кредитной картой, ему тут же станет известен ваш новый интернет-провайдер.
Для создания интернет-счета требовалась кредитная карта. Они попробовали воспользоваться картой Майкла, но выяснилось, что остаток на ней исчерпан, и «Линк-нет» отклонил запрос, поэтому им пришлось воспользоваться картой Кэтрин.
– Но он не сможет выследить ваше местонахождение до тех пор, пока не взломает систему интернет-провайдера. Поэтому я выбрал сервер округа Ориндж. Это выведет его из игры на некоторое время.
Кэтрин снова взяла папирус и, осторожно развернув жесткие страницы и внимательно следя за тем, чтобы хрупкие, разорванные, местами расслоившиеся края не повредились, задумалась о своих раскопках. Продолжаются ли они? Или чиновники закрыли их? А взрыв? Продолжают ли работу Хангерфорда или теперь там орудуют археологи, которые выкопали колодец и обнаружили скелет?
– Доступа пока нет, – заявил Майкл, и Кэтрин услышала, как снова набирается номер интернет-провайдера.
– А если он так и не заработает?
– Мы что-нибудь придумаем, хотя должен признать, что не сталкивался с такой сложной задачей с тех пор, как сестра Мария Агнесса заперлась в комнате для хранения спортивного инвентаря. Тогда мне пришлось подбирать комбинацию к замку, чтобы освободить ее. Рядом стоял отец Мерфи и предлагал мне десять баксов за то, чтобы я оставил затею до утра!
Решив, что поработает над папирусом позже, Кэтрин взяла один из пакетов из «Сав-Марта» и скрылась в ванной. Минуту спустя она вернулась. На ее плечах лежало полотенце, а волосы были влажными. Она достала ножницы.
– Пора что-то менять.
Майкл поднялся из-за компьютера и нахмурился, увидев ножницы.
– Вы уверены, что хотите таких перемен?
Она посмотрела на газету с изображением на первой странице, практически ничем не отличающимся от ее фотографии.
– У меня нет выбора. Боюсь, что если возьмусь за это сама, то превращусь в пугало.
– Иначе чем «под горшок», причем предварительно надев на голову кастрюлю, я раньше никогда и не стриг, – предупредил он, взяв в руки ножницы.
Она увидела, насколько сдержанны были движения его руки.
– Как ваша рана?
– Болит, но, похоже, на трубе я все-таки еще смогу играть.
Поскольку он был выше нее, Кэтрин пришлось поднять глаза. На нем была рубашка в клетку, приобретенная в «Сав-Марте», и, как и на ней самой, новые, жесткие джинсы. Впервые она почувствовала аромат лосьона после бритья или мужской туалетной воды. Кэтрин в одно мгновение потеряла самообладание. И, хотя белый воротничок приводил ее в замешательство, постоянно напоминая о том, что Майкл священник, в обычной одежде он был мужчиной, сексуальным мужчиной, и ей приходилось напоминать себе о том, что он был священником. А когда на нем был воротничок, эту задачу выполнял он.
– И какую длину вы желаете? – поинтересовался он, когда она присела на стул.
– Коротко, но не как у вас.
– Да, – засмеялся он. – Говорят, «ежики» сейчас не в моде. Но я ношу такую прическу из практических соображений.
– Из каких же?
Казалось, он колеблется.
– Пангамот, – ответил он, не вдаваясь в детали. Кэтрин и не настаивала на уточнении.
Он встал за ее спиной, оглядывая ее густые каштановые волосы, и спросил:
– Вы уверены, что стоит это делать?
– О, я давно собиралась сделать стрижку.
– Просто стрижку?
– Оставьте сантиметров двадцать.
Он поднял локон волос и отрезал его ножницами. Кэтрин услышала, как рядом, на стоянке, за закрытыми шторами и запертой дверью проехала машина, из которой доносились звуки радио. Звучала песня «Возрадуйся миру».
– Трудно поверить, – проговорила она, пытаясь не обращать внимания на каштановые локоны, один за другим падающие в мусорное ведро, – что до Рождества осталось лишь пять дней. Джулиус хотел, чтобы я взяла отпуск и приехала на праздник к нему. Если бы я послушалась его, меня бы не было на раскопках, когда Хангерфорд устроил взрыв, и ничего этого не случилось бы, Дэнно был бы жив. – Она прикоснулась к нефритовой фигурке, висевшей у нее на шее. – А у меня ведь даже не было времени купить ему на Рождество подарок.
– Вы сказали, что Джулиус ваш жених. – Ножницы лязгали у нее над ухом. Упал еще один локон. – И когда же свадьба?
– Официально мы не помолвлены. И что касается брака… Господи, жаль, что я не могу позвонить ему, просто поболтать с ним.
– Чуточку удачи и старания, – сказал Майкл, двигаясь вокруг стула, аккуратно отстригая локоны, – и нам удастся найти в Интернете ответы на вопросы, в которых вы так нуждаетесь. И вы не успеете и глазом моргнуть, как окажетесь дома с семьей и друзьями.
«Семья и друзья». До чего же непривычно для ее уха звучали эти слова. «Какая семья?» – задумалась Кэтрин. У нее ведь не было даже кузена, живущего где-нибудь очень далеко. Друзья? Об этом она еще не задумывалась, однако теперь осознала, что не может назвать имени ни одного человека, которого бы считала своим другом. Были коллеги, огромное количество знакомых, но друг? Джулиус был другом. И Дэнно тоже. Был.
«Неужели я настолько изолировала себя от людей?»
Она ощущала, как Майкл прикасается к ее волосам.
– У меня нет семьи, – сказал он ей прошлой ночью. А как насчет друзей? Бывают ли у священников друзья, настоящие друзья?
– Вы находились в Израиле, – сказала теперь Кэтрин, все сильнее ощущая его близость. Он стряхивал пальцами волосы с ее шеи. Раньше ей и в голову не могло прийти, что подстригание волос может оказаться таким интимным занятием. – Почему вы уехали перед самым Рождеством?
– А вы когда-нибудь были в Риме во время религиозного праздника? Мне потребовалось пять часов, чтобы проехать половину Виа Долороза.
– И поэтому вы отправились на обширные просторы Синая?
Он несколько колебался. Лязг ножниц прекратился. Она ощущала, как он стоит позади нее и тихо дышит.
– Да, – ответил он наконец, возобновив работу. – Открытые просторы. А что вы искали на Синае? Управляющий в отеле «Айсис» что-то сказал о маршруте Исхода.
– Я ищу Мариамь.
– Пророчицу.
– Вы слышали о ней?
– Ну, я же священник. Мне известно о Мариамь. Разве Господь говорит лишь о Моисее? Разве он не говорит о нас?
– «Числа», – в изумлении сказала Кэтрин, – глава двенадцатая. Я считаю, что Мариамь вела людей вместе с Моисеем. Однако моя теория не очень-то популярна среди исследователей Библии.
– Разумеется. Как же мы сможем удерживать женщин на их месте, если вдруг выяснится, что в библейские времена в их руках была власть?
И следующее мгновение было пропитано настолько пронизывающим ощущением близости, что у Кэтрин ненадолго закружилась голова. Отец Гарибальди тоже понимал, что они находятся близко друг к другу, она это знала; Кэтрин видела, как сильно он старался касаться только ее волос, как он отдергивал пальцы, если они случайно касались ее кожи. Она поняла, что близости с женщиной у него не было, и уж тем более такой особенной, как стрижка волос.
Когда Кэтрин заглянула в мусорную корзину, она поразилась тому, как много волос он состриг. Но ведь она сама попросила его постричь покороче, чтобы максимально отличаться от образа в газете.
– Ну, как вам? – поинтересовался он, делая шаг назад.
Кэтрин погладила себя по волосам. Теперь они свисали со всех сторон, но были такими короткими! Ее шея была полностью открыта, и от этого Кэтрин ощущала себя нагой. Сколько она помнила себя, она всегда носила длинные волосы; от этой новой стрижки она почувствовала себя уязвимой.
– Челка, – сказала она.
– Челка? Вы уверены?
Кэтрин сама немало удивилась своему решению. Мысль о челке только что пришла ей в голову.
– Да. Будьте добры.
Но когда Майкл встал перед ее лицом и стал начесывать ее волосы себе на руку, защищая таким образом ее глаза, у Кэтрин перехватило дыхание. Его ноги касались ее ног. Пояс его джинсов находился в нескольких сантиметрах от ее лица. В тот момент она поняла, почему вдруг так неожиданно подумала о челке.
Стриг он быстро; она чувствовала некоторое сопротивление с его стороны, его дискомфорт. Кэтрин закрыла глаза и сосредоточилась на прикосновении его рук. Он сделал паузу, зачесал вперед больше волос, взяв немного из-за уха. Он прикасался к ней так, словно ласкал любимого человека. Кэтрин с ужасом поняла, что ее щеки горят.
– Готово, – сказал он наконец, делая шаг назад. В его голосе чувствовалось облегчение.
Кэтрин подошла к зеркалу, висящему над комодом, намереваясь оценить его работу.
– Я похожа на Бастера Брауна, – сказала он.
– Скорее на Луизу Брукс.
– А теперь следующий шаг.
Она протянула руку к сумке из «Сав-Марта», но Майкл дотянулся до нее первым, достав из коробки краску для волос «Ослепите их своей белокурой шевелюрой».
– Здесь говорится, что вам необходимо провести тест на аллергию за сорок восемь часов до окрашивания.
– У меня нет времени на это.
Он посмотрел на нее с серьезным видом.
– Вы уверены?
– Я должна радикально изменить внешность. Кроме того, у меня появился шанс проверить, действительно ли джентльмены предпочитают блондинок. Но с этим я и сама справлюсь.
Он кивнул и направился к двери.
– Ну, в таком случае пойду проверю, можно ли тут раздобыть прессу.
Она пошла в ванную и встала у раковины. Кэтрин удивилась, заметив, что ее щеки до сих пор горят. Достав и натянув на руки целлофановые перчатки, она вспомнила ощущение, которое испытала, когда пальцы Майкла прикасались к ее шее. Снимая с бутылочки проявителя колпачок и выдавливая в него красящий состав, она думала о том, как Майкл стоял перед ней, его острые ножницы лязгали прямо у ее лица. Кэтрин встряхнула бутылочку, размешивая раствор, и перешла к нанесению краски, все думая о воздействии на нее Майкла. Запах аммиака наполнил комнату резал ей глаза, но воспоминания об аромате Майкла было сильнее. В зеркале отражались ротанговые палочки, которые он повсюду носил с собой.
Но кем же он был на самом деле? Каково было его прошлое? Как его воспитали? Какой была его семья? Почему он стал священником?
Наконец осветляющий гель закончился, и она заправила свои короткие волосы под шапочку. В инструкции говорилось, что процесс осветления займет сорок пять минут.
Она присела за компьютер и набрала номер интернет-провайдера. Когда на мониторе высветилось слово «Пользователь», она напечатала «phantom» – пароль, придуманный ею и Майклом.
Мгновение спустя возникла: «Неверное регистрационное имя». Услуга еще не была активирована.
Она снова набрала номер и ввела пароль.
«Неверное регистрационное имя».
К этому моменту доступ уже должен открыться. Неужели что-то не так?
Кэтрин снова ввела пароль, модем стал набирать номер, и она услышала гудки… Она задержала дыхание, не отводя взгляда от монитора. Мгновение спустя компьютер издал новый звук, как будто откручивали ржавый болт – это было «рукопожатие» компьютеров. Услуга была активирована.
Тут же щелкнув на программу «NetScape», а затем на интернет-поиск, она на секунду задумалась, каким поисковым сервером следует воспользоваться, в итоге остановив свой выбор на сервере «Ликос», что предлагался университетом «Карнеги-Меллон». Она щелкнула на фразу «Искать в расширенной базе данных».
Высветилась поисковая форма, и замигал курсор у фразы «Ключевое слово». Она задумалась: что же искать прежде всего?
Напечатав «Сабина», Кэтрин вдруг остановилась. Ее взгляд упал на блестящие палочки Майкла. Как, он сказал, это называется?
Покусывая губу, Кэтрин стерла слово «Сабина» и ввела «пангамот», нажав затем клавишу ввода.
«Ликос» предложил двадцать девять ссылок. Кэтрин выбрала недавно опубликованную статью в журнале «Солдат фортуны»: «Для воина пангамот самозащита пассивна. Борец пангамот агрессивен, его научили убивать. Правил не существует. Победитель получает приз, причем не трофей, а жизнь».
Гиперссылка отослала Кэтрин к странице, посвященной филлипинским боевым искусствам, где изображались мужчины в боевых позициях, размахивающие такими же смертоносными ротанговыми палками, какие были у Майкла. Объект, по-видимому, подлежал уничтожению.
Она услышала, как входная дверь отворилась и захлопнулась, и поняла, что вошел Майкл. Он встал у нее за спиной.
– Вы могли бы спросить и меня, – сказал он, увидев изображение на мониторе компьютера. – Я бы рассказал вам все, что вас интересует.
Она не стала оглядываться.
– Вы сказали, что пангамот используется для самозащиты.
– Я не говорил такого.
– Это боевое искусство. Вы занимаетесь насилием.
– Я не занимаюсь насилием. Я его контролирую.
Она подняла голову.
– Вы хотите сказать, что контролируете насилие со стороны противника?
Он отрицательно покачал головой:
– Собственное.
Она вдруг ощутила холод и отторжение с его стороны, но тем не менее она должна была знать.
– Почему у вас такая короткая стрижка? Расскажите мне.
– Потому что одно из движений пангамот – схватить противника за волосы и подбросить его…
Она отвернулась.
– Мне все-таки не следовало спрашивать.
– Скажите, почему это вас так расстраивает?
– Потому что я ненавижу насилие в любом его проявлении и…
Ее отец подставлял вторую щеку, как и все остальные.
– И?
«Потому что вы священник», – хотелось ей воскликнуть.
– Потому что мне нехорошо от того, что священник занимается насильственным видом спорта.
Он смотрел на нее некоторое время, затем, отстегнув палочки от своей сумки, протянул их ей.
– Вот, держите.
– Нет.
– Это всего лишь два куска ротанговой древесины, отполированные и покрытые лаком. Возможно, если вы прикоснетесь к ним, то перестанете так бояться их.
Кэтрин смотрела на них, превратившись на мгновение в пленницу длинных, жестких палочек.
– Я боюсь не палочек, – сказала она. Она подняла глаза и встретилась с ним взглядом. – Извините, – добавила она, – я больше не хочу говорить об этом. Мне не следовало поднимать эту тему. – Она направилась к ванной. – Мне нужно это смыть.
– Хорошо, – сказал он минуту спустя, кладя палочки на их прежнее место. – Я начну поиск в Сети. Что мне искать прежде всего?
С чего начать? В голове Кэтрин кружился водоворот из слов: «diakonos», «Путь», «Антиохия», «Праведный». Какая информация о свитках являлась наиважнейшей?
«Их возраст, – подумала она. – Нам необходимо знать, когда они были написаны».
– Сабина упомянула, что люди очень огорчились из-за уничтожения римских легионов. Если римским полководцем являлся Квинтилий Вар, тогда можно считать, что возраст нам уже известен.
Но тут взгляд Кэтрин упал на одну из газет, купленных ими по дороге. Заголовок растянулся по всей ширине всей газеты: «ПРЕДСКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ В ДРЕВНЕМ ПАПИРУСЕ КОНЕЦ СВЕТА?» И она подумала: седьмой свиток. Первым делом необходимо выяснить это.
– «Тимбос», – сказала она. – Ищите упоминания о короле Тимбосе.
И, напечатав «Тимбос», Майкл нажал на «Начать поиск»…


– Она в Сети!
– Спасибо, мистер Ямагучи, – поблагодарил Майлз Хэйверз и, повесив трубку автомобильного телефона, нажал кнопку, отчего под видеомагнитофоном сдвинулась панель, обнажив небольшой компьютер. Набрав на клавиатуре несколько команд, мгновенно установивших связь с Тедди Ямагучи, находившимся дома, Хэйверз набрал номер Титуса в Сиэтле. И хотя он находился в лимузине один – Эрика ехала позади в другом с дочерью и детьми, – Майлз разговаривал по телефону тихо.
– Кэтрин Александер воспользовалась своей кредитной картой для оплаты услуг интернет-провайдера, «Линк-нет» в округе Ориндж. Я начал слежку. – Он сделал паузу, увидев впереди свет пуэбло и толпу людей, собравшихся под звездным небом. Человек-Койот созвал специальный совет для молитв и танцев, преследовавших цель уговорить Духа Кризиса вернуться к своим людям. – Мы с женой сегодня на приеме, поэтому мистер Ямагучи сообщит вам о местонахождении доктора Александер, как только установит его. Титус, – добавил он перед тем, как повесить трубку, – я рассчитываю на то, что твои люди прошли инструктаж: она должны забрать ноутбук и коллекцию папирусных книг, а также позаботиться о самой Александер.
Когда лимузин медленно ехал в толпе, Майлз набрал на компьютерной клавиатуре команду, и на мониторе появилась первая страница утренней газеты – фрагмент с упоминанием имени Иисуса и его английский перевод. Он прочел последнюю строку страницы: «Отдай его Королю…»
– Какому королю? – прошептал он, наклоняясь над монитором. – Отдать какому королю?


– Извините, упоминаний о Тимбосе нет, – громко сказал Майкл, – будь то король или кто-либо еще. А вы уверены в написании?
Кэтрин появилась из ванной, причесывая свои короткие влажные волосы. Теперь она была практически платиновой блондинкой. Майкл посмотрел на нее.
– Вы выглядите иначе.
– Так и было задумано, – сказала она, хмуро взглянув на монитор компьютера.
Майкл не мог отвести от нее взгляд. Теперь, когда Кэтрин распрощалась с длинными волосами, открылась ее молочно-белая, тонкая, напоминающая хрупкий фарфор шея, а яркая белизна волос делала ее похожей на девчонку, что залезла в вещи своей матери.
В исследовательской лаборатории она проявляла твердость и решительность; если даже ею и овладевал страх, внешне это было незаметно. Но теперь она выглядела… уязвимой. И Майкла охватило внезапное, сильное желание защищать ее.
Кэтрин отвернулась от компьютера и достала из коробки первый свиток. Она показала Майклу пальцем на верхнюю часть второго листа: «ТИМБОС».
– Вы правы, – согласился Майкл, – никаких сомнений нет. А может, это анаграмма? Ранние христиане увлекались анаграммами. Знаете, как, например, «ichtus».
– Возможно, – сказала Кэтрин. Анаграмма «ichtus» сформирована из первых букв фразы «Iesous Christos Theou Uios Soter» – «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель» – что в итоге привело к латинскому слову, обозначающему рыбу. Так и появился один из ранних символов христианской веры. Обращалась ли Перпетуя к тому же самому секретному шифру?
Майкл посмотрел на время, высвечивающееся на мониторе:
– Я полагаю, что у нас есть время для еще одной попытки, но потом нам необходимо будет выйти из Сети. Постарайтесь на этот раз все-таки что-нибудь найти, профессор.


Майкл сел за компьютер, держа руки над клавиатурой, Кэтрин быстро прокрутила в уме весь список: Эмилия, Сабина, Перпетуя, Путь, Праведный. Не зная фамилии этих женщин, было крайне трудно или вообще невозможно отыскать какие-либо упоминания о них. И «Путь», «Праведный» также представляли собой слишком широкие понятия. «Ликос» мог предложить тысячи вариантов работ, где так или иначе эти слова упоминались.
Снова подойдя к кровати, на которой лежал второй свиток, частично раскрытый, Кэтрин прочитала первую строку: «Я пристроилась к каравану одного человека, алхимика, изучавшего оккультные тайны жизни и смерти…»
* * *
Я пристроилась к каравану одного человека, алхимика, изучавшего оккультные тайны жизни и смерти.
Он занимался изучением искусства великих чародеев и волшебников Персии, стремясь отыскать древнюю формулу вечной жизни. Он рассказал мне, что очень давно мир был населен великанами. То время называлось Золотым веком, и люди жили тогда чрезвычайно долго. Он доказал мне это рукописями Платона и Сократа, а также Священным Писанием евреев. Там упоминалось о том, что люди – Адам, Сет, Мафусаил – жили по тысяче лет.
Он был Стоиком, но также верил в Вечных, от которых, по его словам, человечеству и стал известен секрет долгожительства. Однако, сказал он, этот секрет был утерян, но его снова можно было найти, если начать искать.
Итак, намереваясь отправиться на восток в поисках Праведного, я присоединилась к каравану Корнелия Севера…


http://home.mcom.com/home/internet-search.html
СРЕДСТВА ПОИСКА
Поиск «InfoSeek»
«InfoSeek» является инструментом обширного и тщательного поиска в сети Интернет. Вы можете ввести в строку поиска любую фразу или ключевое слово. Кроме того, вы можете воспользоваться специальным оператором:
Введите: Корнелий Север
НАЧАТЬ ПОИСК ОЧИСТИТЬ СТРОКУ ВВОДА
http://www2.infoseek.com/Titles?qt=Cornelius+Severus
Результаты поиска InfoSeek:
Вы искали: Корнелий Север
Не было найдено ни одной веб-страницы, соответствующей вашему запросу.


Направляясь в сопровождении семьи к центру пуэбло, где церемония уже началась, Майлз прижимал к уху маленький мобильный телефон.
– У меня перед глазами ее IP-адрес, – доносился из трубки голос Тедди. Через две минуты мне станет известен телефонный номер, через который она выходит в Интернет. – Майлз помог Эрике, на которой сегодня было белое вечернее платье, забраться на временные скамейки, площадка вокруг которых была огорожена натянутыми канатами. Скамейки были заполнены индейскими семьями, просто сочувствовавшими беде людьми, туристами и журналистами. Ходили слухи, что Человек-Койот собирался сыграть на волшебной флейте, что заставит Духа Кризиса появиться из-под земли. Ожидалось неплохое представление.
– Слежу, – сказал по телефону Тедди. Хэйверз задержал дыхание.


Майкл посмотрел на Кэтрин.
– Хотите поискать еще?
Она не отводила взгляда от мигающего курсора.
– Нет, – отказалась она, – выходите из Сети.


Выход из сети
Выход из меню дозвона
Протокол РРР ОТКЛЮЧЕН


Воздух наполнился ароматом жареного индейского хлеба, раздался барабанный бой. Взгляды всех присутствующих были прикованы к Человеку-Койоту, играющему на священной флейте. Майлз тихо извинился и ушел. Не было смысла тратить время в ожидании события, которое все равно не произойдет.
Пройдя мимо легковых автомобилей, пикапов, автоприцепов, Майлз подошел к лимузину. Шофер открыл ему дверь, и он, проскользнув внутрь, прежде всего позвонил Тедди. Новости были и плохими, и хорошими. Хорошая новость: факс из Каира, который Майлз с таким нетерпением ожидал, пришел – начало перевода свитков. Плохие: Кэтрин Александер покинула Интернет прежде, чем Тедди удалось вычислить ее.
– Очень хорошо, мистер Ямагучи, – сказал Хэйверз. – Пора установить ловушку.
Он набрал номер Титуса в Сиэтле:
– В ее ноутбуке содержатся сведения, которые потенциально могут кинуть тень на мою персону. Титус, я не сомневаюсь в том, что я не единственный, кто разыскивает доктора Александер. И я просто не в состоянии описать, насколько важно найти ее первыми.
Он повесил трубку. Из факсимильного аппарата, находящегося в лимузине, стал появляться документ из Каира – английский перевод первой фотографии свитков.
Свет в папских апартаментах с видом на площадь Святого Петра включили непривычно рано. В ожидании встречи с Его Святейшеством кардинал Лефевр беспокойно ходил по комнате; мысли беспорядочно кружились в его голове.
Псы Божьи. Да, вот так. Вот так их называли. Игра слов. Они принадлежали к ордену доминиканских монахов, названному так в честь основателя Святого Доминика. Однако название исказили – Domini Cane, и получилось «Псы Божьи».
«Почему же нас так сильно ненавидели? – спрашивал себя Пьер Лефевр, в нетерпении прохаживаясь у кабинета Папы во дворце на площади Святого Петра. Гражданский караул Ватикана уже был не в состоянии сдерживать разбухающую толпу. – Ведь мы лишь пытались защитить веру от ереси и почитателей дьявола. Нас оскорбляли, когда должны были аплодировать. И теперь в нас снова нуждались. Неужели мы снова станем Псами Божьими?»
– Ваше Преосвященство! – Молодой священник прервал мысли кардинала. – Его Святейшество готов увидеть вас.
Как только их оставили одних, святой отец сразу же перешел к делу.
– Посол Египта в Соединенных Штатах потребовал созвать в Белом доме срочное совещание. Мне доложили, что это связано с новостями об обнаружении папируса на Синае. А это может означать лишь одно: египетское правительство потребует рукописи обратно.
– Похоже на то, Ваше Святейшество.
– И с какой же целью, по вашему мнению?
– Чтобы показать их людям.
Его Святейшество смотрел некоторое время на Лефевра. Они были закадычными друзьями со времен обучения в духовной семинарии.
– Вы действительно так считаете? Именно так они и поступят?
– Если свитки относятся к христианству, и если дата их написания предшествует дате написания Евангелия, имеющегося у нас, и если исследования установят их подлинность, признают их подлинным свидетельством власти Господа нашего… – Он вытянул руки – жест, обозначающий очевидное.
Его Святейшество кивнул. Свитки привлекут толпы людей, и деньги снова потекут в Египет рекой. Да, они непременно выставят их на всеобщее обозрение.
– А не думаете ли вы, что в этих свитках может содержаться нечто такое, чего нам следует опасаться?
– Если они имеют отношение к документу, который уже имеется у нас, тогда угроза существует.
Его Святейшество знал, о каком документе говорил Лефевр.
– Я посылаю в Вашингтон человека, – сказал он наконец. – Я уже поставил американское правительство в известность относительно того, что мы готовы принять участие в совещании. Нам нужно донести наше беспокойство до остальных.
– Я могу отправиться туда сию же минуту, – сообщил Лефевр.
Однако Его Святейшество остановил его:
– Для этого нам потребуется кое-кто другой.
Он уже решил, кого следует отправить в Белый дом – человека, который непременно сможет убедить Президента Соединенных Штатов в том, что ситуация требует безотлагательного дипломатического вмешательства.


«Отец Гарибальди, – написала Кэтрин на клочке бумаги, вырванном из блокнота, – простите меня за это, но у меня нет выбора». Она остановилась на мгновение, посмотрела на фигуру, спящую на одной из кроватей. Ее кровать была нераскрыта, несмотря на то, что было уже за полночь.
Ее сумка была собрана и стояла у дверей. Она продолжила писать: «Я больше не могу подвергать вас опасности. Всю оставшуюся жизнь я буду оплакивать Дэнно и не переживу, если вдруг стану повинной и в вашей смерти.
Надеюсь, вы простите меня за то, что я взяла у вас немного денег.
Ведь в крайнем случае вы можете попросить монеты у ангелов, что пролетают мимо».
Она подписала записку, взяла сумку и вышла в туманную ночь.
Второй свиток


Он был известен под многими именами: Целитель, Спаситель, Небесный Пастырь, Единственный Сын. И когда его умертвили, его стали называть Жертвенным Агнцем. Когда я беседовала с его последователями, мне сказала, что он был рожден от девы в Иерусалиме, что его распяли на кресте, похоронили и затем он воскрес. Узнав все это, я поняла, что нашла Праведного.
Путники во главе с Корнелием Севером прибыл в огромный караван-сарай, что находился у берегов реки Евфрат, на равнинах, окружающих древний город Ур Магна. Путь туда занял множество недель, и мне не терпелось поговорить с Праведным. Но, когда я пришла в храм, священники сказали мне, что побеседовать с ним не так просто: прежде всего мне необходимо очистить себя и совершить таинство.
Этим я занялась с удовольствием, ведь я была последней из семьи Фабиан, и мне необходимо было задать Праведному вопрос, тяжелым камнем лежащий у меня на сердце.
Период новообращения продолжался в течение сорока дней: мы постились, медитировали и слушали учение Спасителя.
Когда пришел день таинства, нас крестили, переодели в белые мантии и повели в тайные комнаты, что находились под храмом, символизировавшие преисподнюю, ведь нам предстояло пережить ритуальную смерть. Первосвященники вели нас, читая загадочную молитву, которая без остановок продолжалась много часов. Молитва сопровождалась ритмичным звоном колоколов и воскурением фимиама. Он произносил нараспев: «Верьте в своего воскресшего Бога, ведь своими страданиями он даровал нам спасение». И в атмосфере этой мистической страсти мы стали свидетелями невероятных явлений.
Некоторые из новообращенных впали в экстаз, другие заговорили на неизвестных им доселе языках, в то время как третьи стали видеть души умерших. И из всех невиданных даров мне достался дар пророчества. Когда сила тайного заклинания достигла и меня, я испытала чудесное откровение…
Когда обряд закончился, нас вывели из храма, к свету, где ждали семьи и друзья, ликовавшие по поводу нашего нового рождения.
Именно в тот момент я и узнала, что Праведный был вовсе не тем, кто обитал в этом храме! Потому что этим «мессией», как его тут называли, являлся Таммуз, древний спаситель, когда-то очень давно обитавший в Великом Храме в Иерусалиме. Его также умертвили, после чего он воскрес.
Мне сказали, что я ошиблась в своем поиске Бога. Но в Ур Магне почитался другой спаситель, также родившийся от девы. Когда на небе взошла звезда, возвестившая о его рождении, к ребенку с дарами пришли волхвы и звездочеты. Он был Искупителем и жил две тысячи лет назад. Но в беседе с его последователями я выяснила, что этого спасителя звали Иоса. Это не был Праведный.
Безусловно, я расстроилась, поняв, что долгий поиск не дал результатов. Однако я ликовала, ведь там, под храмом, мне была дарована новая способность – дар предвидения. Я видела то, что ранее было недоступно моим глазам, а именно, дорогие Эмилия и Перпетуя, то, что мы священны.
Однажды я действительно получила доказательство того, что во Вселенной есть Источник Жизни, и мне стало известно, что произошли мы от этого Источника. Мы часть его. Мы с тобой часть Бога. Так же, как дети походят на своих родителей, мы священны.
Помните об этом, Перпетуя и Эмилия, мои сестры на Пути, поскольку это одна из Семи Истин, что представляют собой формулу жизни, счастливой и богатой; жизни, в которой нет места страху, но есть понимание и, прежде всего, понимание нас самих, нашей цели.
Третья Истина, наделяющая нас еще большей властью, была открыта мне в далекой Индии.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пророчица - Вуд Барбара


Комментарии к роману "Пророчица - Вуд Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100