Читать онлайн Пророчица, автора - Вуд Барбара, Раздел - День пятнадцатый в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пророчица - Вуд Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.39 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пророчица - Вуд Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пророчица - Вуд Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вуд Барбара

Пророчица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

День пятнадцатый

Вторник,
28 декабря 1999 года


Когда в пустыне рассвело и пески превратились в огромное золотое покрывало у подножия холодного спящего мира, Эрика выехала на своем внедорожнике на бугристую дорогу.
Она не знала наверняка, что Человек-Койот будет именно здесь, но его семья и полиция уже обыскали все возможные места. Приведя ее на плато Клауд Меса неделю назад, он рассказал Эрике все, что знал об этом священном месте. Тогда его слова глубоко тронули и впечатлили ее: ведь верховный жрец племени Антилопы поделился секретом именно с ней, бледнолицей женщиной. Но теперь, ведя автомобиль вдоль узкого ската, обрамляющего шероховатую стену горы, под которой простиралась равнина, Эрика размышляла. Возможно, это признание преследовало какую-то цель.
Доехав до вершины, она заглушила двигатель и осмотрелась по сторонам. Она знала, что Человек-Койот придет сюда, чтобы помолиться и уговорить Духа Кризиса вернуться из преисподней.
Она увидела, как шаман сидит, скрестив ноги, на скалистом выступе у самого края горы, лицом к востоку. Его длинные белые волосы развевались на ветру. Он был обнажен, его тело покрыто глиной. Он был мертв.
* * *
Сестра Габриель шла так быстро, как только позволяли ей восьмидесятилетние ноги, восклицая, что за всю историю аббатства она ни разу не слышала такого дикого звона колокола у ворот.
– Терпение, – прошептала она, – иду!
Она почувствовала, как в лицо ей дохнул морозный утренний воздух, когда она вышла на заснеженный двор. Убрав с решетки дощечку, она выглянула. Мир был все еще погружен в мрак. Она разглядела трех или четырех мужчин, хлопающих замерзшими руками.
– Бенедиците, – прошептала она.
Один из них резко протянул что-то к ее лицу.
– ФБР, мэм, – сказал он низким голосом. – Нам нужно зайти к вам. Пожалуйста, откройте ворота.
Она поняла, что это было его удостоверение личности. Агент Стрикленд.
– С чем это связано? – спросила она.
– Мы бы хотели поговорить с вашей настоятельницей, если позволите, – ответил он.
– Простите, но я должна знать, по какому вопросу. Наши правила гласят, что мы не можем…
– У нас есть основания полагать, что в одном из этих помещений скрывается разыскиваемый преступник.
– Милостивые небеса!
Сестра Габриель услышала за своей спиной шаги и хруст снега. Раздался голос настоятельницы.
– В чем дело, сестра, кто звонил? – нахмурившись, спросила она, встав вместо сестры Габриель у решетки. – Кого вы разыскиваете?
Мужчина достал фотографию, которую едва можно было разглядеть в свете зари.
– Вы видели эту женщину?
Настоятельница долго и сосредоточенно смотрела на фотографию, затем перекрестилась.
– Что натворила эта женщина?
– Она разыскивается в связи с двумя убийствами…
– Убийствами? – Монахини перекрестились.
– Можно войти?
Монахини перешептывались некоторое время, после чего настоятельница сказала:
– У вас имеется ордер на обыск?
Мужчины переступали с ноги на ногу с другой стороны ворот.
– Мэм, – заговорил агент Стрикленд. – На улице очень холодно, и нам всего лишь нужно задать несколько вопросов доктору Александер. Мы не собираемся арестовывать ее.
Женщины снова зашептались, после чего сестра Габриэль поспешила обратно в монастырь.
– Хорошо, – разрешила настоятельница, вытягивая тяжелый засов и открывая ворота. – Но только вы, пожалуйста, будьте осторожнее. Обычно мы не принимаем мужчин у себя. Если, кроме вас, зайдет кто-то еще, безмятежность нашего дома будет нарушена.
Стрикленд сделал жест своим товарищам, чтобы те оставались на месте.
– Я ужасно извиняюсь, мэм, – сказал он, следуя за ней по направлению к аббатству. – Мне неудобно, что я нарушаю покой ваш и сестер, но я должен выполнять приказ. Мы разыскиваем эту женщину уже две недели. Вы наверняка слышали о ней в новостях.
– Нам неизвестно, что происходит за стенами аббатства, мистер Стрикленд.
Когда они вошли в теплый вестибюль, настоятельница увидела, что агент Стрикленд – дородный пятидесятилетний мужчина с красноватым лицом. По нему было заметно, что его спокойствие выстрадано долгими годами работы.
Она протянула руку.
– Могу я взглянуть на ваши документы?
Он протянул ей удостоверение.
– Надеюсь, вы не будете против, агент Стрикленд, если я позвоню в офис ФБР в Монтпилиере, чтобы мне подтвердили вашу личность?
Он вздохнул:
– Пожалуйста.
Пять минут спустя настоятельница вела агента по крылу здания, комнаты в котором пустовали, за исключением тех, куда ночью поселили Майкла, Кэтрин и доктора Восса.
Она остановилась на минуту у двери Кэтрин. Затем тихо постучала в дверь и сказала:
– Доктор Александер, вы не спите? К вам посетитель. Они стали ждать ответа. Затем настоятельница постучала сильнее.
– Доктор Александер, вы здесь?
Стрикленд огляделся по сторонам.
– Здесь есть другой выход?
– Нет.
– Она ходила в сортир, я имею в виду ванную?
– Ванные комнаты были построены в каждой из комнат еще в пятидесятых годах.
Он посмотрел назад через плечо.
– Это единственный выход?
– Если бы доктор Александер ушла, мы бы ее заметили. – Настоятельница снова постучала. – Доктор Александер, с вами все в порядке, милочка?
– Отоприте дверь, – сказал Стрикленд, добавив «пожалуйста».
Настоятельница сняла с пояса ключ и открыла дверь. Они увидели одежду и туалетные принадлежности, лежащие на стуле, кровать была помята, на столике стоял выключенный ноутбук. Из распахнутого окна дул холодный ветер.
– О Боже, – воскликнула настоятельница, подойдя к окну. – Наверное, доктор Александер выпрыгнула в окно. Она же замерзнет!
– Видимо, торопилась, – сказал Стрикленд, обойдя комнату. – Похоже, ее предупредили, когда мы уже были здесь. – Он улыбнулся настоятельнице, однако та не ответила на его улыбку. – Это и есть все ее вещи?
Настоятельница стала осматривать вещи. На полу, под столом, она увидела спортивную сумку доктора Александер.
Агент посмотрел на снег и лес, простирающийся за аббатством.
– Ее одежда и даже ее обувь здесь, – сказал он. – Она не могла уйти далеко. Мы поймаем ее.
Шестой свиток


Не знаю, каким образом я осталась в живых и как добралась до берега. Однако, проснувшись, я увидела, что лежу на прибрежной гальке, и меня освещают тусклые лучи солнца.
По всему берегу были разбросаны тела людей, с которыми я плыла на корабле, а также мертвые лошади, свиньи и собаки. Две ночи и два дня я ходила по берегу, но в живых не осталось ни души. Я посмотрела на острова, расположенные вдоль побережья, размышляя о том, сколько людей могло находиться на них. Я попыталась отыскать материал, чтобы разжечь сигнальный костер, и настороженно вглядывалась вдаль, ведь на островах мог появиться дым.
Но я так и не увидела ничего.
Я была полностью истощена, меня трепала лихорадка, когда меня подобрали люди из племени Фрейды. Они выхаживали меня несколько месяцев, и к моменту моего выздоровления уже наступила зима. Меня кормили, и я находилась в уютном в доме женщины, которой, насколько я поняла, мое присутствие было вовсе не в тягость. Но разговаривала я редко, потому что находилась в шоке. У меня было такое ощущение, что вместе с сыном, мужем, дорогим другом Севером и его женой погибла и я.
Когда сошли снега и для земледельцев наступила горячая пора, а мужчины отправились на охоту, я стала понемногу приходить в себя. Я попросила, чтобы меня отвели к римлянам. Мы разговаривали на разных языках, и Фрейде удалось общаться со мной жестами и схемами, которые она рисовала на земле. Она объяснила мне, что мы находимся очень далеко от римской заставы и что в данный момент путь нам преграждало вражеское племя, находящееся у римской границы. Племя не станет рисковать жизнями своих людей ради меня, но и одну меня они тоже не отпустят. Мне пришлось остаться и ждать.
Фрейда была знахаркой племени, ведь германцы считают, что женщины владеют с даром пророчества. К ним часто обращаются за советом. Постепенно я овладела языком Фрейды, так же, как когда-то и языком Сэтвиндер, и Фрейда рассказала мне о своем народе. От нее я и узнала об Одине, их спасителе.
Шли месяцы, подходил к концу второй год моего пребывания в племени, я каждый день ходила на берег и всматривалась в морскую даль. Я представляла, как на горизонте появляется римская трирема и ветер раздувает паруса такого же цвета, как когда-то были на кораблях Корнелия Севера; мне слышались знакомые крики, и я видела Филоса, стоящего на палубе; на руках он держал Пиндара, и они махали мне руками. Когда в деревню приехали гости, я спросила у них, не разыскивают ли римляне женщину. Но сказать им было нечего. Я знала, что моего мужа на свете больше нет, и я осталась вдовой. И уж конечно, не выжил во время шторма и Пиндар. У меня больше не было ребенка – уже второй раз.
Печаль и боль стали постоянными моими спутниками, и я начала воспринимать их как свою плоть. Мне стало казаться, что до конца жизни я буду испытывать только их. Времена года сменяли друг друга, а я продолжала жить в племени, потому что мы находились в окружении врага и не могли сдвинуться с места. Меня также не могли отвести к границе, у которой жила вторая половина племени и сын Фрейды. Я не могла понять, как эта женщина могла столько времени находиться вдали от родных и близких. Она сказала, что такова ее судьба, а с судьбой необходимо мириться. О моей горькой потере Фрейда выразилась так: «Все кончено. Прими это как данность, иначе ты так и не познаешь мир».
Пребывая в этой дикой земле, я продолжала идти по Пути, верила так же, как в Антиохии и Индии, Александрии и Британии. Своей верой я делилась и с другими. Поскольку Фрейда знала и умела рассказывать саги, от нее я научилась искусству повествования, овладев которым можно было держать слушателей в напряжении несколько ночей. Я рассказала о Праведном, его сказаниях и притчах, о его чудесах и даре исцеления, сообщив о самом главном: о его победе над смертью. Они, в свою очередь, рассказали мне об Одине, спасителе, казненном на дереве, который умер от стрелы, пронзившей его бок, после чего он спустился в подземное царство, а по прошествии трех дней стал богом.
Так я постепенно постигала еще одну великую истину.
Ты помнишь, Перпетуя, что в Британии мне открылась пятая тайна: не навреди, первый принцип бога Эскулапа. Но я увидела, что люди, живущие на рейнской земле, тоже соблюдают это правило и уважительно относятся к природе. Взглянув в прошлое, я поняла, что эта истина также была частью вероучения Таммуза и Зороастра, Будды и Кришны, Гермеса, Исиды и Праведного, что она была характерна не только для Эскулапа, что эта мысль не была для мира новой. Все религии сходятся на одном: уважай все, что окружает тебя, поскольку это творение Создателя. Не причиняй зла. Не начинай войну. Твори добро. И прежде всего: уважай других, чтобы другие уважали тебя.
Я в одиночестве бродила по лесу, когда со мной случилось новое откровение, я познала шестую Истину, являющуюся третьим и последним шагом по тропе, ведущей к нашей душе.
Страх, гнев, горечь, недоверие, ненависть, зависть, ревность – все это преграждает путь Свету, сиявшему внутри нас, когда мы были младенцами. Сделав третий шаг, которым является смирение, мы сбросим оковы страха и отопрем двери Свету. Я вспоминаю учение Эпикура, утверждавшего, что добро – это прощение. Он добавлял кое-что еще: зло может искорениться смирением. Зло принимает различные формы: печаль, горе, гнев, боль, ненависть, желание отомстить. Когда я постигла истинный смысл смирения, я ощутила, что мой гнев и моя горечь растаяли. Я пережила страшную трагедию, выпавшую на мою долю, и со всей искренностью сказала себе: так должно было случиться, и я смиряюсь со своей судьбой.
Смирение, Перпетуя, дарует нам душу заново: прощение, уважение, смирение. Таким образом, мы приближаемся к седьмой Истине, доказывающей предыдущие шесть и наделяющей нас даром. Однако седьмая Истина открылась мне не здесь, не в этот раз.
Пришел день, когда до нас дошли новости о беспощадном сражении племен на западе и о том, что враг нашего племени разгромлен. Фрейда разложила на белом покрывале камни со священными рунами, на которых прочла хорошие знаки. Она сказала, что мы наконец можем свободно направиться к границе, где находилась часть племени, отделенная от основной части войной; вражеские племена мешали нам встретиться.
Фрейда снова была с сыном. И там, в диких лесах, мне было суждено встретиться с Сигизмундом – моим красивым, храбрым, божественным Сигизмундом….



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пророчица - Вуд Барбара


Комментарии к роману "Пророчица - Вуд Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100