Читать онлайн В сетях обмана и любви, автора - Воган Вивьен, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В сетях обмана и любви - Воган Вивьен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В сетях обмана и любви - Воган Вивьен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В сетях обмана и любви - Воган Вивьен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Воган Вивьен

В сетях обмана и любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Суббота прошла в суматохе, чему Молли была только рада, потому что дела помогали ей отвлечься от размышлений по поводу своих чувств к Джубелу и от воспоминаний о том лесном запахе, который распространился по всему дому, когда они вернулись в Блек-Хауз прошлым вечером уже после наступления темноты.
Ее надежды вернуться домой еще до ужина не оправдались. К тому времени, как они въехали на холм, в столовой уже зажгли лампы. Молли следовала за Рубелом по тропинке, подводившей к дому со двора. В тишине ночи слышались голоса.
Собака приветствовала их прибытие, лая и подвывая, как при покойнике в доме. Рубел помог Молли слезть с лошади.
– Тише, приятель, не созывай сюда толпу народа.
Рубел держал Молли за талию. Он поцеловал ее в губы нежно и страстно, как будто они по-прежнему были одни во всем мире.
– Пойдем.
– Нет, я пойду первой. Ты отведи лошадей. Будет лучше, если мы… разойдемся.
Он видел, как она посмотрела в направлении дома.
– Я не думал вернуться с тобой так поздно, Молли, прости…
– Все хорошо, – она пошла к дому. – Увидимся за ужином.
В столовой ужин уже подходил к концу, когда Молли вошла на кухню, приглаживая волосы, и встретила всепонимающие глаза Шугар. Она почувствовала, что краснеет. Прежде чем кто-либо из них смог заговорить, в кухню ворвались Вилли Джо и Малыш-Сэм.
– А где мистер Джаррет?
– А где мистер?
Шугар развернула их кругом и как следует шлепнула по заднему месту – с опытом, приобретенным за долгие годы практики.
– Живо возвращайтесь за стол, эй, вы двое!
– Я хочу видеть мистера.
Шугар подмигнула Молли:
– Я думаю, мистер скоро появится. Идите ужинать.
Молли хотелось спросить, но Шугар опередила:
– И вы тоже, мисс! И держите голову так, будто вы не сделали ничего дурного! Вам нечего стыдиться!
Но как вскоре поняла Молли, ей не удастся последовать совету. Клитус встал со своего места во главе стола, и когда Молли встретила его взгляд, ей захотелось повернуться и убежать.
– Мы очень волновались! Что с тобой случилось, Молли?
Она улыбнулась и приветственно кивнула остальным. «Слава Богу, только Бетти, Цинтия и Джимми Сью пришли сегодня посмотреть на Джубела», – подумала она, большая часть ее внимания была направлена на заднюю дверь дома в ожидании его появления.
– Где ты была, Молли? Разве ты не знаешь, что с наступлением темноты дикие звери…
– Садись на свое место, Клитус, и передай мне оленину.
Клитус подчинился с нескрываемым раздражением. Молли, наполнив свою тарелку, передала обратно Клитусу блюдо. Девушки вернулись к пустой болтовне, которую Молли едва слышала. Она заставила себя оставаться спокойной и непринужденной, несмотря на то, что была насторожена в ожидании скрипа задней двери дома.
Скрипа не было слышно. Но прогрохотала машина с лесорубами, и Молли подумала, что, возможно, девушки пришли не столько посмотреть на Джубела, сколько оценить нового поклонника Линди. При первом звуке подъехавшей машины они вскочили, чуть не сбивая друг друга с ног, поскольку каждая стремилась первой достичь кухни.
– Мы поможем Шугар, – объяснила Линди. – Извините.
Мальчишки последовали за ними, оставив Молли за столом наедине с Клитусом. Наступила неловкая тишина. Молли ковыряла вилкой пудинг.
– Эти девушки, – пожаловался Клитус, – делают больше шума, чем стая перепелов. Они хихикали и возмутительно вели себя в течение всего ужина.
Молли не ответила. Она не знала, что сказать, и не доверяла своему голосу. Разговор мужчин наполнил кухню. Молли услышала голос Джубела.
Клитус посмотрел в направлении кухни и снова перевел взгляд на Молли. Бросив салфетку на тарелку, он встал и пошел на кухню. Молли последовала за ним с возрастающим смятением.
Она увидела, что Шугар и девушки накрывают стол для лесорубов, а Вилли Джо и Малыш-Сэм обхватили Джубела за ноги, и он стоит у задней двери, не в состоянии двинуться с места.
– Где вы были с моей невестою? – потребовал объяснений Клитус.
Молли смотрела, как Джубел пытается освободиться от мальчишек.
– Ездили взглянуть на несколько сосен.
– Сосен? Черт! В лес? Когда множество сосен прямо здесь, в городе? Мне не нравится, что вы, Джаррет, обращаете внимание…
– Клитус, я никогда не старался обратить внимание Молли на себя.
Молли встала между ними.
– То была деловая… – она попыталась оправдаться, но запнулась.
Что ж, это было бы наполовину правдой! Но вторая половина – половина лжи – застряла у нее в горле. Она взглянула на Джубела. Блеск его глаз свидетельствовал о чем угодно, только не о деловой поездке.
– В следующий раз с делами обращайся ко мне, – предупредил Клитус. – Я обо всем позабочусь сам.
Крепко схватив, он повел ее через столовую в холл.
Когда он попытался вытащить ее на крыльцо, Молли внезапно остановилась.
– Спокойной ночи, Клитус.
– Спокойной ночи? И это все объяснения?
– Уже поздно, Клитус, и…
– Можешь не говорить мне, что уже поздно. Ты чересчур дорожишь своей репутацией, которая, как мы оба знаем, не слишком-то хороша!
Он покачал головой, словно был не в состоянии поверить, как она смеет так себя вести.
– О чем ты думала, решившись поехать с… – помолчав, Клитус кивнул подбородком в сторону кухни, – с этим… этим лесорубом.
Молли возразила:
– Он не лесоруб!
Впрочем, они оба знали, что он не был лесорубом. Она не должна была бы напоминать об этом Клитусу.
– Мы ездили смотреть мои владения, Клитус.
– Какое дело…
– Необходимо было уточнить границы одного участка.
– Границы участка? – Клитус пронзил ее взглядом. – Ты думаешь, железная дорога может пройти по твоей земле?
Эта мысль была нова для Молли… и она ее устраивала. Вместо того, чтобы придумывать новую ложь, она пожала плечами, как бы говоря: «Может быть».
– Я заключил хорошую сделку с «Л и М».
– Мне, действительно, нужно идти, Клитус. У нас много работы, которую непременно надо сделать сегодня.
Его брови поползли вверх от удивления. Она смогла прочесть его мысли: если у нее так много работы, тогда почему она поехала с Джубелом Джарретом в лес? Но он предпочел перевести разговор на другую тему:
– Я против танцев, Молли, ты знаешь.
– Знаю.
– Но я приду, – он потянулся, чтобы поцеловать ее в губы.
Его поцелуй показался ей особенно неприятным сегодня, но Молли не отстранилась, хотя, о, как бы она этого хотела!
– Не могу позволить, чтобы эти проклятые лесорубы танцевали с моей невестой!
Молли не упомянула о том, что она его невеста только в его воображении и никогда не согласится выйти за него замуж, если он не примет ее условия. Неожиданно она поняла, что будет счастлива танцевать с Клитусом: она сможет танцевать с ним вместо «проклятого лесоруба», как он назвал Джубела Джаррета, и таким образом избежит соблазна! Сосредоточив внимание на Клитусе и Линди с Джефом, она даже, возможно, и не вспомнит завтра о том танце… год назад. И сейчас ей предоставляется случай разрушить возникшие было отношения с Джубелом.
Конечно, это разумно! Не стоит притворяться, хотя эта мысль и соблазнительна, что Джубел явился в Блек-Хауз, чтобы остаться навсегда. На самом деле он постоялец. Когда он справится с заданием пославшей его в Эппл-Спринз компании, он уедет. Уедет, как и его брат. Но на этот раз все будет иначе. Джаррет не разобьет ей сердце. Она ему не позволит.


Рассвет в субботу был солнечным и жарким. Виктор Хеслет выбирал новые участки для работы, так что у лесорубов был выходной день. Однако из-за ремонта, который они собирались проделать в Блек-Хауз, Молли сомневалась, что они почувствуют этот день выходным.
– Вы, женщины, оставайтесь дома, – сказал ей Джубел после завтрака, – оставьте нам, мужчинам, работу во дворе.
С этими словами он послал мальчиков, Тревиса, Вилли Джо и Малыша-Сэма, подмести двор и вычистить площадку к северу от дома, где были натянуты веревки между несколькими деревьями.
Поскольку он не спросил, какую именно работу нужно сделать, Молли время от времени подумывала: чем же он заставит заниматься лесорубов? Услышав стук топора, она вышла на крыльцо и увидела, что Вальдо ремонтирует ставни. Снова услышав удары топора, Молли подошла к окну и заметила Колдера, приводившего в порядок заросшую жимолостью изгородь. А когда Молли вдруг поняла, что Линди закончила мыть пол в холле и исчезла, она бросилась искать ее и нашла во дворе: она помогала Джефу вырывать сорную траву и приводить в порядок кусты роз.
– Линди, – позвала Молли. – Самое время заняться напитками и закусками.
Она видела, Линди не обратила внимания на ее слова, но когда Джеф что-то сказал ей, она побежала к дому и помогла все-таки приготовить имбирное печенье, и хрустящий картофель, и сделать сэндвичи, украсив их огурцами, проявив при этом гораздо больше любви, чем девочка в свои пятнадцать лет может выказывать к приготовлению пищи.
Неожиданность поведения Линди принесла Молли больше беспокойства, чем утешения. Она выглянула из окна и увидела, что Джубел занят серьезною беседой с Джефом, но у Молли было мало надежды, что хоть что-нибудь из сказанного Джефу и Линди удержит молодых людей от той гибельной дорожки, по которой они безрассудно следовали.
Шугар поставила на стол густую кукурузную похлебку. Когда Молли вышла за дверь, чтобы позвать мужчин, то просто открыла рот от удивления. Она переводила взгляд с одного на другого, пока, наконец, не остановилась на Джубеле. Он стоял, подбоченясь, посередине двора.
– Иди сюда, Молли!
Молли вышла на крыльцо и пересекла двор, не позволяя себе обернуться, чтобы взглянуть на дом. Когда она встала лицом к лицу с Рубелом, он повернул ее за плечи. Она стояла, не шевелясь и едва дыша.
– Ну, что ты скажешь?
Молли смотрела, как Вальдо, Колдер и Джеф красят обветшалые стены Блек-Хауз. Ее глаза наполнились слезами, она не могла найти слов.
– Тебе не нравится?
– Где вы взяли краску?
– И это все, что ты можешь сказать? «Где ты взял краску?»!
В порыве благодарности она повернулась к нему, желая броситься ему на шею и, посмотрев в его глаза, поняла: он знает, о чем она думает, и он тоже хотел бы этого.
– Мне нравится! Клитус всегда говорит…
– Не примешивай Клитуса, Молли, – Рубел сжал губы, его взгляд пронзил тающее сердце девушки. – Клитус не имеет к этому никакого отношения.
«Нет, имеет», – подумала Молли, глубоко пораженная тем, что Джубел Джаррет решил выкрасить дом – дом, который, по мнению Клитуса, был слишком ветхим и чтобы его красить, и чтобы в нем жить. Первый раз ей захотелось, чтобы Клитус поскорее пришел в Блек-Хауз. А до вечера еще оставалась целая вечность! Она хотела поприветствовать жениха, стоя на крыльце. Она хотела увидеть, как он подойдет к стене, изумленно взглянет на дом и поймет, какой величественный этот особняк на самом деле.
– Возможно, мы не сможем закончить все сегодня, но мы покрасим фасадную стену и стену с той стороны, откуда будут прибывать люди.
И они покрасили! Правда, едва успев к вечеру. После поспешного ужина из соленой говядины и сухого печенья, мужчины, все еще одетые в испачканную краской одежду, передвинули стол и стулья ближе к задней стене столовой и отправились вымыться в ручье. Линди исчезла, не побеспокоившись остаться, чтобы помочь вымыть посуду, но Молли не заботило ее отсутствие. Наверняка наряжается наверху! Не может же она запереть эту взбалмошную девчонку у себя в комнате, пока та не повзрослеет! Или хотя бы пока не кончатся танцы.
Молли перемерила три платья, прежде чем поняла, что ей не из чего выбирать. Зеленое платье, в котором она была в ту ужасную ночь, когда Рубел появился в Блек-Хауз, было ее единственным праздничным платьем.
Другое, желтое, она отдала Линди, третье, розовое, слишком вылиняло от стирки.
Хотя Молли за последний год немного похудела, зеленое платье все еще было по фигуре. Посмотрев в зеркало, Молли побледнела. Она целый год не носила платье с таким глубоким вырезом. Что подумает Клитус по поводу декольте?
А что подумает Джубел? «Ничего! – упрекнула она себя. – Абсолютно ничего!» Его брат видел ее в этом платье… и даже без него. Молли поспешно расчесала волосы, и завязала непокорные прядя на затылке зеленой лентой.
Каждые пять минут она выглядывала в окно, выходившее на улицу. Ей очень хотелось увидеть лицо Клитуса, когда он станет оглядывать дом. Почему-то это стало для нее важнее всего остального и даже заглушило беспокойство о Линди и Джефе и уменьшило сожаление, что приходится надевать «платье Рубела», как она называла про себя это зеленое платье. Теперь она счастлива, что не сожгла его, хотя клялась сжечь.
Вальдо и Джо Дон из кузницы уже настраивали инструменты, когда Молли увидела вдруг Клитуса, идущего к дому. Она воткнула в волосы последнюю шпильку и бросилась за дверь. Наверху лестницы она столкнулась с Джубелом.
Ошеломленная его мужественным видом: хрустящей белой рубашкой, хлопчатобумажными штанами, кожаным жилетом и чисто выбритым лицом – Молли забыла о Клитусе. Она буквально таяла от чувственного созерцания этого мужчины. Когда он поднес ее пальцы к своим губам, она испугалась. Он почувствует ее трепет.
Но Молли ухитрилась вернуть себе самообладание вновь.
– Идем, – сказала она, широко улыбаясь, и потащила за собой вниз, выскочила за дверь и резко остановилась на крыльце.
Рубел стоял возле, пытаясь сдержать свои чувства, захлестнувшие его, когда он увидел ее в этом платье, о чем мечтал больше года. Почему она надела это зеленое платье? Что она хочет этим сказать ему? Или спросить?
Рубел наблюдал, как Молли обвила руками одну из колонн, улыбка шириной во весь Техас играла у нее на губах. Проследив за ее взглядом, Рубел тут же скис, поскольку заметил Клитуса, который шел к дому, видимо, погруженный в свои мысли.
Она так рада приходу жениха? Охваченный гневом, Рубел повернулся, чтобы уйти, но Молли схватила его за руку.
– Посмотри на выражение лица Клитуса, когда он взглянет на Блек-Хауз!
Ее пальцы жгли ему руку.
– Я красил этот дом не для него, Молли! Я делал это для тебя.
– Я знаю.
Они наблюдали. Клитус прошел ворота, сделал один шаг, другой… и, остановившись на полпути, уставился на дом, с глупым видом вытаращив глаза.
Глядя на Клитуса, Молли тихо произнесла:
– Он всегда говорил мне, что Блек-Хауз – старый и безобразный дом, и его не следует даже ремонтировать. Теперь он увидит, что это не так!
Рубел чувствовал, она трепещет, стоя возле него, он слышал торжество в ее голосе. Повернувшись, он увидел ликование, написанное на ее лице, и никогда раньше ему не хотелось так сильно поцеловать Молли. Поцеловать так, чтобы она навсегда забыла о существовании банкира по имени Клитус Феррингтон. Целовать… держать в своих объятиях… любить ее… Любить или заниматься с ней любовью? Пока Рубел старался разобраться в своих желаниях, Клитус, выйдя из оцепенения, подошел к ним.
– Что, черт побери, здесь происходит?
– Джубел и лесорубы выкрасили дом!
– Я это вижу, – пролаял Клитус. – Но зачем?
– Зачем? – переспросила Молли.
Рубел услышал замешательство в ее голосе.
– Зачем? – повторил Клитус с еще большим неистовством.
– Теперь ты видишь, я была права – он красив, мой дом!
Рубел слышал: интонацией она просила Клитуса согласиться.
– Немного краски на фасаде ничего не изменит. Этот дом непригоден для того, чтобы провести в нем хотя бы вечер, тем более, чтобы жить! – Клитус в бешенстве взглянул на Рубела. – Ты зря тратишь свое время, Джаррет!
Рубелу хотелось спуститься с крыльца и ударить Клитуса Феррингтона в нос. Ужасно хотелось. Но он не сделал этого. Он даже не спросил Клитуса, как много вечеров он проводил в этом доме в последние дни, и не послал его к черту. Вместо всего этого он пожал плечами:
– А Молли нравится! – и пошел в дом.
Танцы начались без задержки. Пришло так много людей, что Молли сбилась со счета. Тревис разместился в холле с коробкой из-под сигар для мелочи, чтобы собирать в нее по двадцать пять центов за вход. Дважды за вечер Молли видела, как Джубел забирал деньги из коробки по мере её наполнения и относил наверх. Они так договорились.
Даже Тейлоры веселились. Мистер Тейлор оказался опытным танцором. Он искусно кружил свою жену под резкие звуки музыкантов-любителей и поделился с Молли:
– Мой дедушка рассказывал: он в молодости посещал танцы в Блек-Хауз.
Несколько человек чуть ли не дословно повторили то же самое. Со всех сторон на хозяйку таверны сыпались комплименты.
– Особняк выглядит прекрасно, Молли!
– Уже год прошел с тех пор, как в последний раз я танцевала в этой гостиной!
– Самый красивый дом в наших краях – Блек-Хауз!
– И самые милые, и самые почитаемые люди нашего города – сегодня у тебя в гостях, Молли!
Ее сердце таяло от гордости. Все возвращается на круги своя! Первый раз после смерти матери она поверила, что сможет претворить мечты в жизнь.
«Ну, по крайней мере, некоторые из них», – поправила себя Молли. Она чувствовала неловкость и едва не падала в обморок всякий раз, когда встречалась глазами с Джубелом. Он так сильно был похож на Рубела, что у нее захватывало дух.
Или это у нее от Джубела захватывало дух? Да, это Джубел заставил ее сердце биться сильнее, он принес надежду и вернул ей радость.
Джубел издалека ласкал ее глазами так, словно занимался с ней любовью… Все, как в ту ужасную ночь, год назад…
Клитус приглашал Молли на каждый танец, и она соглашалась, потому что полагала: если она будет в его объятиях, к ней не сможет подойти Джубел, не спускавший с нее глаз, однако державшийся на расстоянии длиной и шириной с комнату.
Но зная, что он здесь, и время от времени улавливая его взгляды, Молли ловила себя на прежних чувствах – тех, что она испытала в ту ночь… Порой она не сомневалась, что Джубел чувствует то же… То же?.. С самого начала ей было трудно разделить в своем сознании этих двух мужчин. Сегодняшний вечер только усилил путаницу.
Но ее самое большое опасение – и самое большое желание (совпадавшее с опасением) – оказалось напрасным. Она боялась, что Джубел пригласит ее на танец. Он не пригласил.
Он танцевал с Бетти, и Цинтией, и с Джимми Сью… С каждой по очереди и не по одному разу. Она считала, с кем сколько. Он даже танцевал с Анни Тейлор! Один раз. Но чаще всего он опирался о дверной косяк и делал вид, что не замечает Молли – или ей так только казалось? Время от времени она видела, он разговаривал с Вилли Джо и Малышом-Сэмом, до того как Шугар прогнала их спать. Однако позже Молли заметила, как Джубел и эти двое сорванцов сидят и беседуют на крыльце. Было видно, Джубел уговаривает их отправиться в постель. Затем малыши исчезли.
Джеф и Линди вели себя настолько прилично, что Молли перестала беспокоиться, но она все равно держала их в поле зрения и, наблюдая, кто выходит из дома, всякий раз смотрела на переднюю и заднюю двери, едва они открывались.
Она должна спросить у Джубела, что же такое он сказал Джефу! Чудо с молодыми людьми сотворил он, Молли была уверена. Впрочем, и многими другими чудесами был обязан ему Блек-Хауз.
Когда танцы закончились, Молли стояла на пороге, уверенная, что Джубел возьмет на себя большинство ее забот, когда все разойдутся. И даже смажет, наверное, петли скрипящих дверей.
Она пожимала руки каждому гостю, принимая слова благодарности и приглашая приходить снова. Она поймала себя на том, что без конца ей повторяют комплименты Джубела в адрес Шугар и ее кулинарных способностей. Молли подумала: а не поставить ли второй стол в холле? Возможно, они станут, как и ее мать, накрывать два стола для ужина по выходным дням.
Клитус уходил последним. Молли ждала его ухода и боялась. Он попытался отвести ее к качелям, лозы жимолости отбрасывали на качели тень, скрывая от света, льющегося из окон дома. Молли бесцеремонно плюхнулась в одно из кресел-качалок. Она видела, он обиделся. Вытянув ноги, она прижалась спиной к спинке кресла и принялась покачиваться. Клитус стоял, неловко вертя в руках шляпу.
– Ну, я должен признаться, все вышло лучше, чем я ожидал.
– И лучше, чем я мечтала!
– Сколько, однако, пришло людей!
– Сегодняшний вечер здорово пополнил бюджет семьи!
Клитус шаркнул ногой, все еще вертя в руках шляпу.
– Даже Тейлоры, кажется, искренне веселились.
– Да, они удивили меня тем… что вели себя, как нормальные люди!


– Может быть, это хорошее начинание, Молли. Может, теперь ты не будешь против отдать Тревиса и остальных детей…
– Что?!
Как часто она не понимала Клитуса!
– Теперь ты увидела правду, – добавил он.
– Какую правду?
– Город желает тебе добра! Жители Эппл-Спринз, придя сегодня в Блек-Хауз, как бы сказали тебе это!
– Какое отношение имеют танцы к вопросу усыновления детей чужими семьями?
– Никакого, я думаю. Просто я подумал, что это поможет тебе увидеть правду. Есть несколько очень хороших семей в Эппл-Спринз. Молли, они станут хорошими приемными родителями твоим братьям и сестре!
Молли вскочила.
– Ты не понимаешь, Клитус! Сегодня было положено прекрасное начало. Начало, не конец! Сегодняшний вечер доказал, что я смогу…
– Сможешь, что?
– Добиться успеха! Воспитать детей! Содержать Блек-Хауз!
– Молли, не будь смешной! Это только всего лишь танцы. Танцы не выправят твое финансовое положение. Дюжина танцев не выправит!
Схватив за руки, он грубо притянул ее к себе.
– И покраска дома не сделает его пригодным для жилья!
Позже Молли гордилась, что сумела сдержаться. Она не закричала, не ударила по лицу, даже не набросилась на него со всеми теми грубыми словами, которые пришли ей на ум.
Она решительно освободилась от его объятий и тихо сказала:
– Уходи. Я думаю, сейчас тебе лучше всего уйти, Клитус.
Он нахмурился, губы искривились. Молли уже поднималась по ступенькам.
– Сейчас же, Клитус!
– Но…
Дойдя до двери, она взялась за ручку обеими руками, постояла, спокойно прислушиваясь, как он нерешительно топчется у крыльца, помедлила… Она не тронулась с места, чтобы остановить его, и Клитус зашагал по тропинке. Первый раз за год тропинка не была покрыта сорною травой, спасибо Джубелу Джаррету, вовлекшему в работу и лесорубов, и Тревиса, и малышей, и даже Линди! Но сам Джубел Джаррет однажды уйдет по этой самой тропинке, как это сделал и его брат. Уйдет по этой тропинке – из ее жизни.
Боль переполнила ее душу. Но Молли утешала мысль: она никогда бы не обрела силы и желание бороться и выиграть битву с судьбой, если бы Джубел не прибыл в Блек-Хауз.
В доме все лампы оказались погашены. Молли на ощупь пробиралась через холл. Наставление матери – никогда не ложиться спать в неприбранном доме – вспыхнуло в усталом мозгу. Но матери уже не было в Блек-Хауз, и Молли собралась отправиться спать. «Завтра рано утром все приведем в порядок, расставим мебель…» – думала она.
– Молли! – голос Джубела послышался из темноты, испугав ее.
Она остановилась на ступенях лестницы, ведущей на второй этаж. Повернув голову, Молли увидела Джубела, стоящего на пороге гостиной. Лучи лунного света проникали сквозь щели дощатой двери, слабыми полосами ложась на сосновый пол. Из гостиной позади него лунный свет лился через шторы окон, они не были задернуты до конца. Он стоял в тусклых потоках света, прислонившись к косяку двери – как и Рубел в ту ночь.
– Иди сюда, – позвал он.
Молли колебалась, стоя одной ногой на верхней ступеньке лестницы. Ее сердце стучало. Она удивилась, когда ее губы сказали:
– Ты не танцевал со мной.
– Я знаю. Иди сюда.
Она спустилась на пару ступенек, но заколебалась вновь. Он протянул руку, будто чтобы помочь ей. Молли вложила свои пальцы в его твердую и надежную ладонь. Он сжал их и тянул ее к себе, шаг за шагом, пока она не оказалась рядом.
Очень медленно, почти лениво, он оттолкнулся от стены и выпрямился в полный рост, не сводя с нее глаз.
Молли чувствовала, как участился ее пульс. Но она не могла оторвать от Джубела взгляда, даже если бы захотела. А она, конечно, не хотела. Наоборот, она хотела удержать его в своих глазах – ив своем сердце! – навечно.
Внезапно он принял танцевальную позицию, обняв ее за талию.
– Можно вас пригласить, мисс Дюрант?
Страх, смешанный с желанием, разлился по телу Молли. Она не могла танцевать сейчас! Если она станет танцевать с ним… все будет, как в ту ночь. Если она станет танцевать с ним… она потеряет голову… она не сможет отказать ему ни в чем… Он потанцует… использует для своего наслаждения ее тело… и покинет, как Рубел. Она не должна, танцевать с ним!
Но ничто уже не могло удержать Молли.
– Музыки нет, – возразила она слабо.
– Я буду напевать.
Странное предложение вызвало у нее улыбку. В приливе чувств он закружил ее по гостиной. Они стукнулись о диван, и Молли наступила ему на носок.
– Извини, – сказала она.
– Пустяки!
Напевая мелодию «Лунный свет в сосновом бору», он вальсировал с ней длинными скользящими шагами вокруг дивана, между стульями и шкафами. Ее дыхание стало стесненным и частым. Наконец, ее мысли прояснились:
– Мебель на месте!
– Тревис и Джеф помогли мне.
Она огляделась в почти полной темноте гостиной.
– Все в кроватях, – сказал он. – Укрыты одеялами. Целые и невредимые.
Он остановился всего на мгновение, но Молли умудрилась чуть не упасть ему на грудь. Рубел протанцевал, не выпуская ее из объятий, на середину комнаты, подальше от мебели. Они смотрели друг на друга и часто, тяжело дышали.
Наконец он позволил ей отстраниться, но тут же склонился к ее лицу, его губы припали к ее губам, отчаянно требуя отклика. После крепкого и страстного поцелуя он поднял голову:
– Черт побери, Молли, мне так хотелось танцевать с тобой сегодня! Твое платье сводило меня с ума… и твои глаза… и волосы…
Пока Рубел говорил, его руки касались ее прически, он развязал бант, вытащил шпильки, бросив их на пол… Распущенные волосы упали ему на руки. Он пробежал по ним пальцами, смял в пригоршню и уткнулся в них лицом, вдыхая чистый, сладкий запах.
– О, Молли, я хотел бы, чтоб это мгновение длилось вечно!
Она стояла, не в состоянии ответить. Ее сердце билось так быстро, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Рубел чувствовал и слабость, и в то же время прилив сил.
Они поцеловались снова. Он прижал ее сильнее, и она позволила, не стыдясь. Желание было столь неудержимо, что вытеснило из головы все другие мысли – даже мысли о той, другой, ночи и о том, другом, мужчине. Ее обнимал Джубел… губы касались губ… руки скользили по телу, сжимали ей груди и освобождали из заточения мечты, которым, как она думала, никогда не суждено было осуществиться. И если она может быть с ним только сегодня, только одну эту ночь, значит, она будет сегодня ночью упиваться своим счастьем. Будет!
– Ты не чувствуешь ничего подобного с Клитусом, правда? – прошептал он где-то возле ее шеи, больше оправдываясь, чем спрашивая. – Скажи, что нет, Молли, пожалуйста, скажи, что нет!
– Нет, – ответила она едва слышно.
Ее пальцы гладили его по волосам. Она уткнулась лицом ему в шею. Молли чувствовала, как ее груди наполняются предвкушением блаженства.
– Я никогда не чувствовала ничего подобного… ни с кем, – она говорила правду.
– Здорово!! Вот это да!!!
Голос Линди мгновенно прояснил их затуманившееся сознание, разделив, как нож мясника разрезает кусок мяса. Повернув головы, они увидели стройную фигурку на пороге. Линди вызывающе подбоченилась, оправив на себе ночную рубашку.
– Вы посмотрите! Только посмотрите! Как занудливо они толковали мне и Джефу об одном и том же, об одном и том же! Но ты, Молли, прокралась в темноте в гостиную на свидание к Джубелу и делаешь теперь именно то, что запрещала нам с Джефом! – Линди повернулась и побежала наверх по ступенькам.
– Линди! – Молли рванулась следом.
– Подожди, Молли! – остановил ее Рубел. – Я сам…
В мгновение ока он пересек холл, поднялся по лестнице, перепрыгнул через две ступеньки и рывком распахнул дверь в комнату Джефа, только что закрывшуюся за Линди. На лице Джефа, стоявшего у постели в нижнем белье, надо отдать ему должное, было написано смущение.
– Я не…
– Я знаю, – Рубел метнулся к кровати Джефа, стащил одеяла, простыни, добавил к ним подушку и комом бросил все Джефу в руки. – В сарай!
– Но…
– В сарай!
– Ты не смеешь! – закричала Линди.
– Смею, – он указал на дверь. – Вон, Джеф, сейчас же!
Джеф направился к двери, но Линди схватила его за руку. Выражение лица парня свидетельствовало, что он чувствует себя пойманным в капкан.
– Ты не имеешь права! – бушевала Линди.
– Может быть, и не имею, но тебе ничего не остается, как отправиться сейчас же в свою комнату, и если ты высунешь за дверь до утра свой нос, я лично подвешу Джефа за пятки и сниму с него заживо кожу у тебя на глазах.
Джеф побледнел.
– Ты поступаешь так только потому, что я застала тебя с Молли! – не унималась Линди. – Но мы только собирались заняться тем же, что и вы!
– Ничего не выйдет! Мы сдерживали наше… наше… – Рубел тяжело вздохнул, будучи не в состоянии подыскать слово, которое не оказалось бы слишком грубым для ушей Линди или же для тех чувств, что он испытывал к Молли. – Мы вели себя, как взрослые люди, и я должен сказать тебе, что для юных леди все это очень опасно. Несмотря на твои, возможно, вполне зрелые представления о страсти и морали, ты еще в начале своего жизненного пути, и я не намерен позволять тебе… – Рубел посмотрел на Джефа, покрасневшего до ушей и стоявшего с поникшей головою, – … совершить ошибку, о которой, не исключено, вы оба будете сожалеть всю оставшуюся жизнь. Теперь уходите!
Они ушли. Джеф спустился и вышел за дверь. Линди гордо прошествовала в свою комнату, громко хлопнув дверью. Рубел задумался, что же он натворил, сказав ей такие вещи. Но, черт возьми, он был взбешен до такой степени, что готов был перекинуть девчонку через свое колено, чтобы высечь!
Заметив юбки Молли, промелькнувшие и стремительно скрывшиеся за дверью ее комнаты, он еще раз убедился, что не следовало поднимать шум. Не останавливаясь и не располагая временем, чтобы принять продуманное решение, Рубел постучал в ее комнату.
Молли стояла спиной к двери, когда он подошел. Она вздрогнула от стука, зная – это он. Ее сердце бешено колотилось. Все, о чем только она могла думать, так это о том замешательстве, которое причинила ее неосмотрительность Линди. Девочка теперь не будет ее слушаться! И как она сможет что-либо объяснить ей про любовь и страсть, если на самом деле сама в них ничего не понимает?
Рубел постучал еще раз. Собрав все свои силы, Молли открыла дверь. Тяжело дыша, он стоял, опершись рукой о дверной косяк над головой, его глаза старались встретиться с ее глазами, на лице застыло выражение полнейшего смущения. Он искал ее взгляд, она знала, для чего – чтобы прочесть ответ на затруднительную дилемму. Его голос прозвучал хрипло. Он сказал слова, которые она никак не ожидала от него услышать:
– Выходи за меня замуж, Молли. Это, пожалуй, единственный способ избежать неприятностей и установить в Блек-Хауз мир.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В сетях обмана и любви - Воган Вивьен


Комментарии к роману "В сетях обмана и любви - Воган Вивьен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100