Читать онлайн Девушки из Монте-Карло, автора - Винсент Кристина, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Девушки из Монте-Карло - Винсент Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Девушки из Монте-Карло - Винсент Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Девушки из Монте-Карло - Винсент Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винсент Кристина

Девушки из Монте-Карло

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Наступил день экзаменов. Лора с самого утра сильно волновалась и не находила себе места Ее голова была настолько забита цифрами, датами, сведениями и формулировками, что она чуть не забыла расплатиться с таксистом, подвозившим ее к зданию «Хаусон Мэй интернэшнл».
Войдя в аудиторию, где через несколько минут должен был состояться первый экзамен, Лора почувствовала, как ее охватывает сильный страх — даже не страх, а настоящий ужас. Сердце отчаянно билось, норовя выскочить из груди, ладони вспотели, а колени дрожали. Она остановилась около входа, не в силах сдвинуться с места.
«Неужели сейчас все начнется? Нет, я не сдам, не осилю все это, — пульсировала в голове одна и та же мысль. — Господи, помоги мне собраться с силами!»
Огромная аудитория представляла собой длинный зал, в котором в несколько рядов стояли небольшие деревянные столы и стулья. За ними уже сидели студенты с напряженными бледными лицами, тихо переговариваясь и вздыхая. Лора отыскала свободное место в середине зала, решив, что лучше находиться в массе студентов. И хотя вокруг было полно народу, она чувствовала себя очень маленькой и одинокой. Господи, это еще хуже, чем она себе представляла!
Наконец в аудитории появился преподаватель — очевидно, член экзаменационной комиссии, — державший в руках мегафон. Все замерли в напряженном ожидании. Он поднес мегафон к губам и объявил, что экзамен начинается. Лора с трудом понимала его, так как преподаватель говорил с сильным акцентом.
«Вдруг он сообщит что-то важное, а я не пойму?» — с тревогой подумала она.
Однако дальнейшая речь не содержала никакой особенно важной информации. Накануне Вэйс в общих чертах уже рассказал студентам о ходе экзамена, поэтому понять преподавателя было нетрудно.
— Перед вами лежат листки бумаги с экзаменационными вопросами и ручка, — раздался усиленный мегафоном голос. — Пока не смотрите в них и не переворачивайте. В графе «Имя. Компания» четким почерком напишите ваши имя и фамилию, а также название фирмы, в которой вы работаете. О'кей?
Аудитория оживилась, все взяли ручки и начали заполнять первую графу. Во время наступившей паузы Лора окинула быстрым взглядом сидевших студентов и увидела, что не только в ее группе, но и в других, кроме нее, нет девушек. Только молодые, с сосредоточенными, напряженными лицами мужчины в темных строгих костюмах и белых рубашках.
Она взяла ручку, корпус которой был почему-то трехгранным, отчего ее было неудобно держать, и начала заполнять первую графу. Когда все формальности были закончены и в аудитории снова воцарилась мертвая тишина, преподаватель громко объявил:
— Через несколько секунд я дам старт, вы перевернете первую страницу и начнете отвечать на экзаменационные вопросы. В запасе у вас два часа. Ровно через два часа вы должны сдать ваши листки. Я буду постоянно ходить по рядам и наблюдать за тем, как вы работаете. Если у кого-то возникнет вопрос, не спрашивайте вслух, а поднимите руку и ждите, когда я подойду к вам. О'кей?
Затем он сообщил еще несколько деталей, громко крикнул: «Начали!» — и Лора, вздрогнув всем телом, перевернула первую страницу. Аудитория зашуршала листками, студенты взяли ручки, и экзамен начался.
Около каждого вопроса были начерчены четыре небольших квадрата, и экзаменующемуся предстояло выбрать один из них с правильным ответом. Лора начала судорожно вчитываться в вопросы и смотреть в квадраты. Волнение было настолько сильным, что первые несколько минут ей казалось, что она не только не знает ни одного правильного ответа, а вообще не понимает, о чем идет речь.
«Не нервничай, Лора, успокойся! — умоляла она себя. — Ты же хорошо подготовилась. Не паникуй!»
Внезапно она вспомнила советы Вэйса, которые тот давал накануне.
«Не торопитесь с ответами, не торопитесь, — поучал он. — Внимательно вчитайтесь в вопрос. Если чувствуете, что абсолютно ничего не приходит в голову, пропустите его и идите дальше. Потом у вас обязательно останется время, чтобы вернуться к данному вопросу».
Лоре удалось-таки сосредоточиться, она стала медленно вчитываться в первый вопрос и вдруг поняла, что знает на него ответ. Она шумно вздохнула и пометила соответствующий квадрат. Так… Второй вопрос… Третий… Пока оставим, идем дальше… Дальше отмечаем нужный квадрат.
Постепенно к ней стала возвращаться уверенность в собственных силах и знаниях.
«Да ничего, в сущности, ужасного, — думала она, продолжая вчитываться в вопросы. — Все не так страшно, как кажется на первый взгляд! Вэйс правильно говорил, что некоторые вопросы будут нарочно сформулированы туманно, чтобы нас запутать, а на самом деле они простые».
Лора настолько углубилась в экзаменационные вопросы и поиск правильных ответов, что не сразу услышала резкий голос преподавателя:
— Мисс! Что вы делаете?
Она вздрогнула, вскинула голову и удивленно взглянула на стоявшего рядом с ней мужчину.
— Что… что? — прошептала она, чувствуя, как у нее перехватило горло.
Лицо преподавателя было раздраженным и даже злым.
— Что вы делаете? — спросил он. — Как вы отмечаете правильные ответы, мисс?
— Я… ставлю против них крестики, — еле слышно пробормотала Лора.
— Вы делаете не правильно! — заявил преподаватель. — Так нельзя! Вычислительная машина не сможет обработать ваши ответы.
Лора в немом оцепенении глядела на преподавателя, широко раскрыв глаза. Он наклонился над ее столом, ткнул пальцем в один из вопросов и показал, как надо отмечать правильные ответы.
— Что же мне теперь делать? — произнесла Лора.
— Быстро справиться с оставшимися вопросами, а потом вернуться к тем и правильно пометить квадраты, — сказал он.
— Но… я могу не успеть…
— Если не будете долго рассуждать, то успеете, — бросил преподаватель и отошел от стола.
Несколько секунд Лора сидела, не в силах сосредоточиться; в голове билась одна короткая мысль: «Все кончено, я не сдам».
Наконец она немного успокоилась, взяла ручку и начала читать следующий вопрос.
«Надо успеть, надо успеть, чтобы вернуться к тем, первым», — торопила она себя.
Два часа, отведенные на экзамен, пролетели как одно мгновение, и Лора, едва успев ответить на последний вопрос, услышала громкий голос из мегафона:
— Стоп! Экзамен закончен, ваше время истекло. Пожалуйста, отложите листки и ручки!
Лора послушно выполнила распоряжение, отнесла на стол преподавателя свои листки и вышла из аудитории. Ее сразу же окружили другие студенты, оживленно обсуждавшие только что закончившийся экзамен. Они делились впечатлениями, вздыхали, сожалели, нервно смеялись… Лора молча слушала их, но не вникала в сказанное; ей казалось, что голоса звучат откуда-то издалека. Как же так получилось, что она не правильно пометила квадраты? Сдала она экзамен или завалила? Результаты будут известны только в понедельник, а после перерыва на ленч состоится еще один экзамен, к счастью, не такой сложный. Удастся ли его сдать?
Господи, а вдруг неудача? Как же ей потом посмотреть в глаза Фицу, что говорить в свое оправдание?
Внезапно Лору охватила апатия, все сделалось безразличным, не важным и не нужным.
«Скорее домой, в Монако! — мысленно твердила она. — Скорее увидеть Дженифер, Генриетту, Джулиуса… забыть о Нью-Йорке и об этих проклятых экзаменах…»


Второй экзамен прошел спокойнее и легче. Лора теперь уже хорошо знала, как надо оформлять ответы, и закончила работу даже раньше многих студентов. Она сложила листки, положила руки на стол и, закрыв глаза, молча дожидалась, когда преподаватель громко скажет «Стоп!».
После экзамена к ней подошел Эндрю и спросил с улыбкой:
— Ну как ты? Все в порядке?
Лора тяжело вздохнула.
— Честно говоря, пока не знаю. У меня вышла накладка на первом экзамене, поэтому я не очень-то рассчитываю на удачу.
— Не расстраивайся! — бодрым тоном произнес Эндрю. — Ты ведь сдаешь экзамены впервые. У тебя остается еще два шанса попробовать свои силы, если сейчас не повезло.
— А как твои дела?
Эндрю пожал плечами.
— Я тоже не уверен в успехе, — признался он. — Но у меня ситуация похуже. Я-то сдаю экзамены третий раз; если и сейчас завалю, то придется расстаться с мыслью о бирже.
Лора сочувственно кивнула и, попрощавшись, направилась к выходу.
«Чем же заняться в выходные? — тоскливо думала она. — Как убить время до понедельника, когда объявят результаты?
А может, не ждать и уехать прямо сейчас или завтра утром?»
Внезапно она вспомнила о Томе Хаусоне. Она уедет и никогда больше не увидит его улыбки, прекрасных зеленых глаз, не услышит нежных тихих слов, не почувствует вкуса его губ? Лора была так погружена в мысли о Томе, что не сразу услышала, как кто-то окликает ее:
— Мисс Форсайт! Мисс Форсайт!
Она резко обернулась и, к своему изумлению, увидела Генри, который, улыбаясь, спешил ей навстречу.
— Генри… — прошептала она.
— Мисс Форсайт, пожалуйста, пойдемте со мной, — сказал он.
— Куда? — растерялась Лора.
— К машине. Вас там ждут.
Сердце Лоры радостно забилось, и она, все еще не веря в чудо, послушно последовала за водителем. На улице стоял знакомый лимузин, задняя дверца была распахнута, и оттуда выглядывал улыбающийся Том.
— Здравствуй, моя дорогая! Как дела? Позволишь тебя поцеловать?
— Том… какой сюрприз… — пробормотала Лора, радостно кивнув в ответ.
Она села рядом с ним, Том обнял ее, и машина тронулась с места.
«Он не забыл! — с восторгом думала Лора. — Он все время обо мне помнил! Он знал, когда закончатся экзамены, и приехал, чтобы встретить меня».
Она заметила, что Том одет не в строгий деловой костюм, а в светло-голубую тенниску и темно-синие слаксы. В этом наряде он выглядел моложе, и в облике его появилось что-то мальчишеское.
— И куда же мы едем? — поинтересовалась она.
Том с загадочным видом приложил палец к губам в знак молчания, потом засмеялся и, к удивлению Лоры, достал бутылку шампанского и два бокала.
— Что мы празднуем? — улыбнулась Лора.
— Сдачу экзаменов!
— Но… я не уверена, что сдала их, — растерянно пробормотала Лора.
Том налил шампанское в бокал и подал Лоре.
— За тебя! — произнес он. — Ты умница и трудяга, у меня нет и тени сомнения, что у тебя все будет хорошо!
Лора слушала его голос, и голова у нее кружилась от счастья. Неужели все это происходит на самом деле, а не снится?
Она отпила из бокала и посмотрела на Тома. Разве можно думать о каких-то там экзаменах, когда рядом любимый?
— Я так рад, что мы снова вместе, — серьезно произнес Том.
— Так куда мы все-таки едем? — улыбнувшись, еще раз спросила Лора.
— Подожди немного, и ты все узнаешь, — таинственным голосом ответил он.
— Ты снова меня похитил?
Лора все еще не могла поверить в свое счастье. Экзамены отступили куда-то на задний план, и все теперь казалось несущественным, кроме Тома, его поцелуев и объятий.
Через некоторое время она поглядела в окно и с удивлением обнаружила, что лимузин подъезжает к зданию аэропорта. Куда же Том, ее везет?
— Объясни, пожалуйста, что ты задумал? — воскликнула Лора. — Почему мы приехали в аэропорт?
— Лора, дорогая, подожди еще чуть-чуть, и ты все поймешь! — Он привлек ее к себе и поцеловал.


Через два часа самолет приземлился на Бермудах. Взявшись за руки, они спустились по трапу, миновали здание аэропорта и подошли к ожидавшей их машине. Чернокожий водитель радостно приветствовал Тома и вежливо поздоровался с Лорой.
Дорога к вилле Хаусона шла параллельно берегу океана.
Лора восторженно глядела по сторонам, любуясь яркими, сочными красками окружающей природы, с наслаждением вдыхала пряные и сладкие ароматы незнакомых цветов и с удивлением рассматривала невысокие нарядные домики со сверкающими белыми крышами необычной формы.
— Такие крыши делают специально, — объяснил Том. — Дождевая вода скатывается по ним в резервуары. Дожди здесь идут редко, как правило, по ночам, но влаги вполне хватает, чтобы растительность была свежей и зеленой. Знаешь, Лора, я очень люблю Бермуды, — признался он. — Я приезжаю сюда каждый год с самого раннего детства. Если бы ты знала, как я рад, что и ты вместе со мной наслаждаешься всем этим великолепием!
Лора улыбнулась и нежно прижалась к нему.
— Здесь прекрасные чистые пляжи с мельчайшим белым песком, а океанская вода такая прозрачная, что даже около берега можно наблюдать разноцветных рыбешек, — продолжал Том. — Вода очень теплая, иногда после купания даже хочется охладиться под душем. Климат прекрасный, природа очень красивая, а овощи и фрукты зреют здесь круглый год.
На лице у Лоры было написано такое неподдельное счастье, что Том не мог сдержать радостной улыбки., — Я хочу, чтобы ты наслаждалась вместе со мной этим раем, — тихо произнес он. — Хочу окружить тебя вниманием и заботой, разделить с тобой счастье и восторг… Мне так нравится твоя улыбка, и я мечтаю, чтобы она не сходила с твоего прекрасного лица.
«Неужели я на Бермудах? — с восторгом думала Лора. — Разве я могла поверить в то, что после всех тяжелых испытаний мне выпадет счастье провести несколько дней рядом с любимым человеком в земном раю?»
Машина остановилась около виллы Тома, похожей на те дома с необычными крышами, которые попадались им по пути. Они вышли и, обнявшись, медленно двинулись по дороге, ведущей к дому. По обеим сторонам росли банановые деревья с тяжелыми свисающими гроздьями спелых желтых плодов и яркие крупные цветы, названия которых Лора не знала.
Том распахнул перед Лорой дверь и повел ее показывать дом. Комнаты были светлые, просторные, с высокими окнами, выходящими на океан. Дом опоясывала широкая открытая веранда, украшенная экзотическими цветами и растениями, росшими в каменных вазонах. На веранде висел удобный гамак с большими разноцветными подушками.
— Здесь и в самом деле рай! — воскликнула Лора, не в силах сдержать своих чувств. — Я никогда в жизни не видела более красивого места!
Том улыбнулся и взял ее за руку.
— Хочешь попробовать настоящего бермудского рома, дорогая?
Лора покачала головой.
— Боюсь, что он окончательно вскружит мне голову, — ответила она. — Я еще не пришла в себя после шампанского, выпитого в машине, там, в Нью-Йорке! — Она немного помолчала, а потом добавила:
— Или этот райский уголок так на меня действует? Знаешь, — неожиданно призналась она, — мне все еще не верится, что мы прилетели на Бермуды… Все так неожиданно, стремительно…
Том засмеялся и поцеловал ее.
— Мы с тобой в раю вдвоем, и больше здесь никого нет! — сказал он.
— Да… Но ведь я ничего с собой не взяла! — вдруг спохватилась Лора. — Ни легких платьев, ни сумки… ничего!
Томас, ты и в самом деле меня похитил!
На Лоре был строгий голубой костюм и шелковая блузка, в которых она сдавала экзамены.
— Я и мечтал тебя похитить, — с улыбкой ответил Том. — Ты винишь меня за это?
— Конечно, нет! — воскликнула Лора. — Вот только… в чем я буду ходить под палящим тропическим солнцем?
— Об этом можешь не беспокоиться. В шкафу полно одежды: летние платья, сарафаны, шорты. Сможешь выбрать все, что тебе понравится, — сказал Том и, улыбнувшись, добавил:
— На вилле, кроме нас, никого нет и не будет. От веранды начинается наш личный пляж, так что можешь ходить вообще без одежды. Мы с тобой одни в этом земном раю!
Лора кокетливым жестом распустила собранные на затылке волосы и расстегнула верхнюю пуговку на блузке.
— Как романтично! — воскликнула она. — Необыкновенно, волнующе…
Они уселись в гамаке, и Том положил руку ей на плечо.
Его прикосновения будили в ней желание, ее тело стремилось к нему, жаждало поцелуев и жарких объятий. Никогда прежде она не испытывала подобных чувств к мужчине. Да, ей было хорошо с Пьером Леженом, но такая страсть охватила ее впервые. Каждая ее клеточка трепетала в предчувствии возможной скорой близости.
— Я хочу быть с тобой, — прошептала Лора. — Я хочу тебя, любимый.
Том молча подхватил ее на руки и понес в спальню.
Он бережно уложил Лору на широкую постель, наклонился и поцеловал в губы. Сердце у нее сильно, часто забилось, она стала лихорадочно срывать с себя одежду, отбрасывая ее на пол.
Том тоже торопливо разделся, лег рядом с Лорой и нежно коснулся рукой ее обнаженной груди. Его ласки становились все настойчивее. Волны нарастающего желания пробегали по ее телу. Лора все теснее прижималась к нему, стремясь слиться с Томом воедино, почувствовать его в себе и испытать подлинное наслаждение.
Том бормотал какие-то ласковые слова, жадно срывая поцелуи с ее губ, и Лоре казалось, что, кроме них, на свете никого не существует. Их тела двигались в едином ритме, и в миг, когда наслаждение достигло высшей точки, она застонала от невыразимого блаженства.
Медленно приходя в себя, Лора подумала, что никогда в жизни не была так безумно, невероятно счастлива.


Волшебный уик-энд на Бермудах пролетел как одно мгновение. Лора никогда еще не испытывала такого полного счастья, как в эти дни, проведенные вместе с Томом.
Они, как дети, резвились в прозрачной теплой воде, смеялись и играли, но внезапно, прервав игру, замирали, жадно глядя друг другу в глаза, а потом сливались в бесконечном поцелуе; они часами занимались любовью и не испытывали пресыщения; казалось, утоленная страсть разгоралась с новой силой.
Том был умелым, опытным любовником и в то же время необыкновенно чутким, тактичным, внимательным, готовым выполнить любое Лорино желание. Он говорил, что никогда еще не встречал такой удивительной женщины.
Рядом с ним она чувствовала себя богиней — непревзойденной, сгорающей от страсти, женственной и прекрасной.
Лора утопала в этом облаке любви, пребывая наверху блаженства; все былые невзгоды и разочарования отступали прочь, казались мелкими и ненужными.
«Какое счастье, — думала она, лежа рядом с Томом и глядя в его красивое лицо, — что мы встретились! Мы созданы друг для друга. Мы — единое целое и не можем существовать порознь».
По вечерам, взявшись за руки, они совершали долгие прогулки по залитому лунным светом пляжу, сидели на теп лом песке и слушали ласковый шепот волн. А иногда проводили время в неспешных беседах, уютно устроившись в гамаке на веранде и потягивая белое легкое вино из широких бокалов.
Том научил Лору плавать на большой глубине, и она с удивлением и любопытством разглядывала стайки экзотических рыбок самой невероятной окраски, лениво скользящих мимо. Подводный мир открывал перед ней свои тайны и поражал разнообразием. Томас с увлечением занимался подводной ловлей, а потом жарил свою добычу, со смехом уверяя, что никому не доверит приготовление столь восхитительной пищи.
В последний их вечер на Бермудах Том устроил романтический ужин при свечах на веранде. Он приготовил жареную на углях рыбу и салат, а на десерт сорвал с бананового дерева два золотистых, напоенных солнцем плода. Лоре показалось, что это самая восхитительная трапеза в ее жизни, никогда прежде она не пробовала такой вкусноты. Стол украшала ваза с гибискусами, среди которых оказался неизвестный Лоре цветок. Белый, по форме немного напоминающий лилию, на длинном стебле, он выделялся своей красотой и изумительным сладковатым ароматом.
— Что это за цветок? — удивленно спросила Лора. — Я раньше никогда таких не видела.
— Он называется «королева ночи», — ответил Том. — И распускается только на одну ночь, а к утру его лепестки вянут и опадают.
— Как жаль, — прошептала Лора, и ее приподнятое настроение внезапно сменилось печалью. — Почему такое совершенство не существует вечно?..
Зеленые глаза Тома затуманились.
— Очевидно, потому, что мир, в котором мы живем, несовершенен, — с легкой грустью произнес он. — Теперь если я когда-нибудь снова увижу этот цветок, то обязательно вспомню о тебе, моя дорогая, любимая Лора.
Неожиданный порыв ветра всколыхнул верхушки могучих деревьев, пробежался по траве, зашелестели увивающие веранду растения, а свечи, стоявшие на столе, погасли.
В словах Тома Лоре послышалось столько печали и обреченности, что сердце у нее мгновенно сжалось от острой боли и две круглые слезинки скатились по щекам.
Том поднялся, достал из вазы цветок и, подойдя к Лоре, вплел его в ее распущенные светлые волосы.
— Ты — моя королева ночи, — нежно произнес он и прижался губами к ее щеке.
Почувствовав соленый вкус слез, он поднял голову и удивленно спросил:
— Ты плачешь, дорогая? Почему?
Лора слабо улыбнулась.
— Я хотела бы, чтобы наше счастье длилось вечно, — прошептала она. — Только ты и я, только мы с тобой вдвоем на всем белом свете.
Том ласково обнял ее за плечи и тихо сказал:
— Моя любимая, бесценная девочка! Жизнь человека определяется предначертанной ему судьбой, и мы не в силах противиться ей. — Он немного помолчал, а потом продолжил:
— Не будем ничего загадывать наперед. Сейчас мы с тобой счастливы, и это прекрасно. Мы вместе, любим друг друга, и ничто не имеет значения, кроме нашей любви. Верь мне, Лора, и всегда помни об этом.
Он дотронулся кончиками пальцев до ее виска и откинул упавшую на лоб прядь волос.
— Пойдем в дом, дорогая. Становится прохладно.


На рассвете Лора проснулась от щемящего чувства печали и тревожных предчувствий. Она взглянула на «королеву ночи», оставленную на туалетном столике: лепестки цветка поникли и казались безжизненными. Лора вздохнула и посмотрела на Тома, лежащего рядом с ней. Он спал, его лицо было спокойно и безмятежно. Как он был красив, нежен, ласков, внимателен… Какие чудесные дни они провели в этом райском уголке, сколько счастья — полного, острого, необъятного он подарил ей…
Она легонько коснулась ладонью его щеки. Том что-то пробормотал, но не проснулся. Лора осторожно положила голову ему на плечо и закрыла глаза. Как долго продлится это счастье: всю жизнь или один миг? Что ждет ее впереди: жизнь, наполненная любовью, радостью, желанием, или снова унылое, серое одиночество, пустота и печаль? Кто знает ответ?
Вот если бы этот рассвет длился вечно…


— Лежен? Это вы? — раздался в телефонной трубке хрипловатый пьяный голос. — Вы меня слышите?
Пьер Лежен устало вздохнул. Он целый день занимался бумажными делами и теперь уже собирался уходить, как вдруг позвонил этот идиот Ратти.
— Ну что тебе? — раздраженно пробурчал он.
— Я все-таки сделал это! — В голосе Ратти прозвучали торжествующие нотки, и он рассмеялся. — Я сделал то, о чем так долго мечтал!
— Слушай, говори по существу — или я довешу трубку! — зло бросил Лежен.
— Я порезал их!
— Что? — У Пьера внезапно перехватило дыхание. — Что ты сделал?
— Порезал их! — радостно повторил Ратти. — На маленькие кусочки!
— Что ты мелешь, придурок? — растерянно пробормотал Пьер, чувствуя, как его бросило в жар. — Кого ты порезал?
— Их! Шлюх!
Пьер вскочил со стула, и в его широко раскрытых глазах застыл ужас.
— То есть как? — прошептал он.
— А вот так, месье Лежен! Взял и… чик-чик на маленькие кусочки! Они заслуживают самого сурового наказания, эти девки!
«Не может быть, не может быть! — лихорадочно билось в голове Пьера. — Неужели этот тип расправился с девушками? Господи, что же теперь будет?»
Ведь если кто-нибудь узнает, что он велел этому полоумному шпионить за обитательницами квартиры № 613, то все — ему конец! Его привлекут за соучастие, с позором выгонят из полиции, а дальше… Даже страшно представить все последствия.
— Ты откуда звонишь? — еле слышно спросил Пьер.
— Из дома, месье Лежен. Хотите приехать и увидеть все своими глазами?
— Я сейчас у тебя буду. Жди! — коротко бросил Пьер.
Швырнув трубку на рычаг, он выбежал из кабинета, сел в машину и через несколько минут уже звонил в дверь квартиры Луи Ратти.
— Ну, где они? — крикнул он, когда Ратти с пьяной ухмылкой на лице, покачиваясь, открыл дверь. — Где они?
— Сейчас все увидите сами! — торжественно объявил Ратти. — Я думаю, вы останетесь довольны!
Пьер оттолкнул Ратти и ворвался в комнату.
— Где они, идиот, говори! — яростно заорал он.
— Не волнуйтесь, месье Лежен, — забормотал Ратти. — Не волнуйтесь, они в спальне.
Пьер ринулся в темную спальню и стал нащупывать на стене выключатель.
— Зажги немедленно свет! Слышишь?
— В моей спальне нет света, месье Лежен, — глупо захихикал Ратти. — Я пользуюсь только ночником. Я люблю полумрак, он возбуждает, навевает грезы, желания…
Ратти подошел к столику около постели и включил ночник. Пьер безумным взглядом окинул полутемную комнату. На полу валялось множество мелких кусочков глянцевой бумаги.
— Что это? — прошептал он.
— Я изрезал фотографии на мельчайшие кусочки, месье Лежен, — как ни в чем не бывало объяснил Ратти. — Ножницы так звонко резали их соблазнительные тела, смеющиеся лица… Вот так: чик-чик… Я давно мечтал услышать эти звуки. Я наслаждался ими! Они получили по заслугам, эти грязные шлюхи!
Несколько минут Пьер стоял в оцепенении, не в силах вымолвить ни слова, и тупо глядел на разбросанные по полу обрезки фотографий. Наконец он опомнился и, грубо схватив Ратти за плечо, яростно заорал:
— Идиот! Что ты мелешь, что за чушь ты несешь?!
— Месье Лежен, отпустите меня, я не сделал ничего плохого! — испуганно забормотал Ратти.
— Какого черта ты плел мне эти небылицы? Зачем изрезал фотографии, придурок? Разве я об этом тебя просил?
Я велел тебе следить за мисс Форсайт, блондинкой, а ты чем занимаешься?
«Какая разница: мисс Форсайт — не мисс Форсайт, блондинка или брюнетка? — злобно подумал Ратти. — Все они потаскухи и заслуживают наказания. Строгого наказания.
Развратные девки, дешевки…»
До сих пор Ратти так и не удалось выяснить, которая из девушек, проживающих в квартире № 613, мисс Форсайт, хотя он постоянно наблюдал за ними в бинокль. Разве это имеет какое-нибудь значение? Но этот злобный высокомерный полицейский Лежен, который только и ждет, чтобы засадить его в тюрьму, разумеется, не должен ни о чем догадываться.
— Зачем ты уничтожил фотографии? — рявкнул Лежен. — Старый осел, тупица!
— Месье Лежен, не волнуйтесь, у меня остались негативы, — услужливо произнес Ратти.
— Перестань заниматься ерундой и помни: меня интересует только одна блондинка — мисс Форсайт. Следи за ней и все сообщай мне, если не хочешь оказаться в участке.
— Слушаюсь! — Ратти вытянулся в струнку и отсалютовал ему рукой. — Сделаю все, как вы скажете! — А про себя прошептал: «Дерьмо!»
Пьер смерил его презрительным ледяным взглядом и кивнул.
— Давай, действуй! — коротко бросил он и направился к двери.


Лора вышла из приемной Тома Хаусона и в растерянности остановилась. Она ничего не понимала. Абсолютно ничего.
Накануне они с Томом вернулись в Нью-Йорк, он проводил ее до дома, нежно поцеловал на прощание и сказал:
«До скорой встречи, дорогая!»
Том знал, что в конце недели Лора возвращается в Монако, и даже выразил желание слетать к ней на пару деньков. И что же теперь? Секретарша — наглая брюнетка — нахально заявила, что мистера Хаусона нет и в ближайшее время не будет. Этот ответ так изумил Лору, что ей и в голову не пришло расспросить девицу поподробнее.
«Это какая-то ошибка, — думала она. — Не может быть, чтобы Томас куда-то внезапно уехал. Он обязательно сообщил бы мне о своих планах! Да и как он мог уехать, не попрощавшись?»
Лора собралась с духом и решительным жестом распахнула дверь.
— Прошу прощения, — сказала она. — Я бы хотела оставить записку вашему шефу.
Секретарша подняла голову и недовольно посмотрела на назойливую посетительницу.
— Мистера Хаусона в ближайшие несколько недель не будет, — нехотя ответила она. — Он не сумеет прочесть вашу записку, мисс.
— Но… он наверняка будет звонить?
Секретарша поджала тонкие губы и покачала головой.
— В подобных обстоятельствах люди и не вспоминают о работе, — произнесла она. — Неужели не ясно?
— В каких обстоятельствах? — еле слышно спросила Лора.
— Как, разве вы ничего не знаете? — неожиданно оживилась девица. — Мистер Хаусон через несколько дней женится!
— Что? Как женится?
— Очень просто! Как все люди! А после свадьбы они с женой уезжают на три недели отдыхать. Сами понимаете, медовый месяц! — Секретарша захихикала. — Конечно, он не будет звонить в офис во время медового месяца!
Внезапно Лору охватила слабость, она оперлась рукой о стол, чтобы не упасть. Лицо ее побледнело, в висках застучало.
Девица испуганно взглянула на нее и озабоченно произнесла:
— Мисс, вам нехорошо? Может, выпьете чай или кофе?
— Нет-нет, — прошептала Лора. — Со мной все в порядке. Я… просто хотела оставить мистеру Хаусону записку… Это касается результатов экзаменов… Но нет, спасибо, я пойду.
Она добрела до двери и, закрыв ее, прислонилась к ней спиной-. Все кончено. «Королева ночи» царствует и цветет лишь несколько часов, а потом ее нежные, прелестные лепестки вянут, опадают, превращаясь в ничто. В прах.
Горячие слезы хлынули у нее из глаз, она закрыла лицо руками и в отчаянии побежала по коридору к выходу, не замечая идущих ей навстречу людей.


Лора не могла больше оставаться в Нью-Йорке, ее сердце разрывалось от боли и горя, а в воспаленном мозгу пульсировала одна-единственная мысль: «Домой! Скорее домой, в Монако!»
Она не стала дожидаться объявления результатов экзаменов и лишь заранее поздравила Эндрю Пакарта, который на сей раз, по-видимому, добился успеха. Это была его третья — и последняя — попытка, и Лора искренне надеялась, что у него все будет хорошо. Он долго боролся и заслужил победу.
Она торопливо собрала вещи и поехала в аэропорт, чтобы ближайшим рейсом вылететь домой. Ей казалось, что мир рушится у нее на глазах, и она ничего не могла с этим поделать. Счастье длилось не дольше мгновения — ровно столько, сколько живет «королева ночи».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Девушки из Монте-Карло - Винсент Кристина


Комментарии к роману "Девушки из Монте-Карло - Винсент Кристина" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100