Читать онлайн Жестокий роман Книга 2, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

1969
— Леди Хантертон? Это Магнус Филипс. Не могли бы мы где-нибудь встретиться?
Какие невинные и безобидные слова! Каролина и представить себе не могла, что за ними последует. Она помнила эти слова до конца жизни. Они везде преследовали ее, эхом отзывались в душе.
Она не сразу согласилась, опасаясь, что эта встреча может разрушить ее хрупкие отношения с Джо, боясь, что склонность Магнуса к скандалам серьезно подорвет ее репутацию. Но Каролину слишком захватила страсть к этому человеку. Она не понимала, что с ней происходит. Больше всего ее тревожило, что она не устоит перед ним.
— Я не знаю, — ответила она Магнусу.
— Чего вы не знаете? — настаивал он. Каролина и не предполагала, что Магнус при этом самодовольно ухмыляется.
— Не знаю, стоит ли нам встречаться, — ответила она, злясь на себя за мягкотелость. Логика этого разговора была столь понятной, что Каролина легко угадала следующий вопрос.
— А почему бы и нет? Почему бы нам не встретиться, черт побери?
Она собралась с силами и постаралась рассуждать трезво:
— Во-первых, я в Саффолке. Во-вторых, очень занята и не могу оставить дела. В-третьих, у меня нет никакого желания ехать сейчас в Лондон. Я и не представляю… — Каролина сделала паузу, чтобы подумать, чего она, собственно, не представляет.
К счастью, Магнус заговорил сам:
— Прекрасно, я вполне понимаю ваши проблемы.
Я тоже очень занят, но, несмотря на это, готов приехать к вам в Саффолк, если, конечно, вы примете меня.
— Да, но…
— Позвольте мне до конца объяснить свои намерения, — прервал ее Магнус. — Я пищу статью о скачках, и мне кажется, что только вы способны хоть как-то помочь мне.
— А почему эту статью не пишет репортер, освещающий скачки? — осторожно спросила Каролина.
— Ах да, я забыл, что вы хорошо знаете этого парня. Ну ладно. Эта статья не совсем о скачках. Я хочу написать о людях, которые увлекаются этим делом, о жизни лошадей и обо всем прочем. Вот я и подумал. что ваш друг мистер Бэмфорт мог бы оказать мне бесценную услугу в этом деле.
— Ну что ж. — Каролина почувствовала облегчение, хотя и была несколько разочарована. — Правда, боюсь, Джек уже давно забыл все, что знают…
— Что знают другие? — быстро спросил Магнус. — Замечательно! Когда я могу приехать к вам?
— Ну.., пожалуй.., в любое время, — сказала она, уступая его натиску. — Да, в любое время. Джек всегда на конюшне.
— Но мне не хотелось бы приехать только к Джеку, Я надеюсь повидаться и с вами. Это возможно, как вы думаете?
А Каролина в этот момент думала о том, как глупо соглашаться па эту встречу. Но она сделала эту глупость, пригласив его пообедать в следующий четверг.


Магнус приехал на своем мотоцикле в восемь утра.
Каролина еще не успела одеться.
— Рановато для обеда, — сказал он, увидев ее на пороге, и улыбнулся. — Но так как нужно было преодолеть большое расстояние, я решил выехать пораньше, когда дороги еще свободны. Я мчался, как гонщик.
— Похоже, вы выехали из Лондона часов в пять, — с иронией заметила Каролина.
— Точнее, в четыре. Вообще-то я не очень люблю спать. Это напрасная трата времени,. Сон — родной брат смерти.
— Что? — переспросила она.
— Сон — родной брат смерти. Это Шелли. Не ожидали, что я знаю Шелли? — спросил Магнус. — Ведь я выходец из рабочей семьи. Вы очень удивились бы, узнав, чем мы занимаемся…
— Не говорите ерунду, — сердито прервала его Каролина. — Меня не интересует ваше социальное происхождение, равно как и то, знаете ли вы Шелли. Хотите кофе?
— С удовольствием, мадам. — Магнус последовал за Каролиной на кухню и, усевшись на стул, стал бесцеремонно разглядывать ее. — У вас великолепный дом.
Он достался вам от покойного мужа?
— Нет, от покойного отца. А до этого он принадлежал моему деду, прадеду и так далее.
— Все это довольно любопытно. Не возражаете, если я закурю?
— Нет, — сказала Каролина, хотя никому не позволяла курить в доме. Сейчас она боялась показаться ворчливой старухой.
Магнус достал из кармана пачку «Данхилла» и закурил, не отрывая глаз от ее бюста.
Через минуту кухня наполнилась запахами кофе, дорогих сигарет и бензина. К своему удивлению, Каролина обнаружила, что эта причудливая смесь имеет ярко выраженный эротический привкус.
— Вы очень хорошо готовите кофе, — заметил Магнус. — В наши дни это весьма редкий талант для женщины.
— Неужели?
— Да. Если не ошибаюсь, Хлоя была поварихой?
Должно быть, она унаследовала этот талант от вас.
— Не думаю. Я никогда не отличалась кулинарными дарованиями. — Каролина и сама не понимала, почему так откровенничает с ним. — За всю жизнь я не испекла ни одного пирога.
— О Боже! — удивленно воскликнул он. — И это говорит мать троих детей!
— Да, — подтвердила она, охваченная смущением и тревогой. — Хотите перекусить?
— Едва ли у вас есть апельсиновый джем.
— Конечно, есть.
— Тогда я бы съел немного поджаренного хлеба с этим джемом. Я могу есть это в любое время дня и ночи Ну что ж, — заметил Магнус, мгновенно проглотив сделанный ею бутерброд, — было очень вкусно Ведите меня к этому человеку, леди Хантсртон. Или скажите, где я могу отыскать его. Надеюсь, он не спит до обеда.
— Если вы подождете пять минут, — сказала Каролина, — я оденусь и отведу вас к нему.
— Пять минут? — спросил он, ухмыльнувшись. — Это слишком быстро для женщины. Интересно, вы и раздеваетесь так же быстро?
Каролина покраснела.
— Я никогда не засекала время, — сказала она и вышла из кухни.


Она не стала готовить дома обед, опасаясь, что Магнус воспримет это как повод к сближению.
— Полагаю, мы можем пообедать в пабе, — сказала ему Каролина, когда они вышли из конюшни. — Джек, надеюсь, ты тоже поедешь с нами?
— Да, пожалуй, но я не могу там задерживаться. Мне еще нужно позаботиться о пони Пандоры. Мистер Виндзор попросил меня присмотреть за ним.
— Я ничего не знала об этом, — заметила Каролина. — А что говорит об этом Хлоя?
Джек открыл свой «рейнджровер».
— Хлое это безразлично. Я поеду на своей машине, чтобы потом вернуться на ней домой.
Пока они сидели в пабе «Хеар энд Хаупз», Джек рассказывал о воспитании жеребцов, о скачках, конюшнях и о крупнейших в стране рынках лошадей. Каролина пила тоник и молча наблюдала за Магнусом, который делал заметки в блокноте. Ей казалось, что ему вовсе не интересно все то, что говорил Джек.
Закончив свой рассказ, Джек поднялся:
— Мне пора, Каролина. Увидимся позже.
— Пока, Джек. Спасибо. Береги Пандору, пожалуйста.
— Конечно. Всего доброго, мистер Филипс.
— Счастливо. Джек, — сказал Магнус, закрывая блокнот. — Ты оказал мне бесценную услугу. Хороший парень, — добавил он, когда Джек вышел.
— Джек — мой лучший и самый верный друг, — ответила Каролина. — Он работает у нас с моего рождения и знает обо мне больше, чем кто бы то ни было. Джек помогал мне в самые трудные минуты моей жизни.
— А как он относится к вашему зятю?
Этот вопрос насторожил Каролину, — Не знаю. Мы никогда не говорили об этом.
— Странно Вы же сказали, что очень близки с ним.
— Не понимаю, о чем вы, — насторожилась Каролина.
— Ведь Пирс… Он же.., едва ли пришелся ко двору?
Кажется, вы все не очень жалуете его.
— Магнус, — заметила Каролина, — выбирайте выражения, прошу вас.
— Извините, — проговорил тот. — Я тоже не слишком люблю его. До сих пор не понимаю, как меня угораздило связаться с ним. , — Разве я говорила, что не люблю Пирса?
— Нет.
Наступила гнетущая пауза.
— Как я понимаю, вы уже не пишете о нем книгу?
— Точнее, сейчас не пишу, но я не оставил эту идею.
— Правда? А Хлоя сказала мне, что Пирс запретил вам писать эту книгу.
— Да, это так, но.., нет такого закона, который запрещал бы мне писать чью-то биографию.
— Но он, конечно…
— Никто не может запретить мне писать так называемую неофициальную биографию. Это когда автор не сотрудничает со своим персонажем. Иногда такие биографии не совсем точны и даже несколько искажены, но чаще всего они довольно правдивы. Кстати, все мои, книги правдивы, точны и непристойны.
— Но вы же не хотите выставить Пирса на всеобщее посмешище?
— Вы спрашиваете, могу ли я написать о нем что-либо непристойное? — Магнус ухмыльнулся. — Я никогда не высасываю это из пальца. А в жизни Пирса, я уверен, ничего подобного не было.
— Почему же вы не оставили эту идею?
— Вообще-то оставил, но сохранил за собой право вернуться к этой работе в случае необходимости. Вот и все. Не волнуйтесь.
— Я и не волнуюсь.
— Хотя… Вы, должно быть, знаете, что о Пирсе ходят всякие слухи, — осторожно заметил Магнус.
— Какие именно?
— Да так.., разные. В сущности, такие же, как и об актерах.
— Нет, не знаю.
Он покачал головой.
— Неужели вы столь наивны, что не слышали о его гомосексуальных связях?
— Но ведь слухи распространяют, чтобы навредить человеку!
— Вполне вероятно, — ответил Магнус. — Слух — это грозное оружие.
— А пресса?
— О нет! Пресса лишь использует то, что на слуху у людей.
— Вы говорите так, будто это неизбежно. — Каролину вновь охватила тревога.
— Нет, это не так, — возразил Магнус, — просто такое возможно, хотя в нашей стране законы весьма суровы.
— Что это значит?
— Только то, что Пирсу не о чем беспокоиться, несмотря па вполне очевидные факты.
— Магнус, — сердито начала Каролина, жалея о том, что ввязалась в разговор с ним, — все это оскорбительно для меня и моих родных. Не забывайте: речь идет о моем зяте! Надеюсь, вы не собираетесь…
— Каролина, я вовсе не собираюсь делать ничего плохого. Я вообще слабоват в интригах. Простите, если чем-то задел или обидел вас. Кстати, скажите, вы когда-нибудь встречали человека по имени Байрон Патрик?
Неожиданность этого вопроса ошеломила Каролину. Побледнев, она уставилась на Магнуса.
— Что вы сказали?
— Я спросил, не встречали ли вы Байрона Патрика, о котором написал в своей книге Джо?
— Нет! — воскликнула Каролина, пытаясь сохранить спокойствие. — Нет, конечно же, нет. Откуда мне знать его?
— Мне казалось, что вы должны были его знать.
Надеюсь, вы читали книгу Джо?
— Ну… Вообще такие книги очень интересуют меня, — ответила Каролина, пытаясь выиграть время и овладеть собой.
— Понимаю. Это просто шальная мысль. Значит, вы ничего не знаете о нем, о его смерти, о статье в скандальном журнале?
— Нет, а разве это связано с вашей статьей о лошадях? — с наигранным простодушием спросила Каролина, уже оправившись от шока и злясь на Магнуса за эту ловушку.
— Нет, но это связано с тем, о чем я хочу написать.
Это будет книга о Голливуде и о том, что там порой случается.
— Но не о Пирсе, надеюсь?
— Нет. Во всяком случае, если не обнаружатся новые факты.
— Но зачем же вам писать о тех, о ком уже, написал Джо?
— Я попытаюсь написать о них по-другому. Видите ли, Голливуд — очень маленький город.
— Неужели? А я и не знала. Магнус, мне пора. У меня еще много работы.
— У меня тоже. Я должен написать статью о лошадях.
— Сомневаюсь, что вы будете писать об этом, — усмехнулась Каролина.


Каролине было не по себе. Ей не давал покоя разговор с Магнусом. Что же задумал этот негодяй? Что означают все эти грязные намеки на интимные связи Пирса?
Что делать и с кем поговорить об этом? Сначала она хотела рассказать обо всем Джо и даже набрала номер его телефона, но потом почему-то передумала. Как она расскажет ему, что принимала у себя Магнуса Филипса, и чем объяснит его появление? Интересом к лошадям? Это глупо.
Может, позвонить Хлое? Нет, это напугает ее до смерти.
Тем более что они с Пирсом уже почти год в Лос-Анджелесе. А если сообщить об этом самому Пирсу? Нет, только не это! Положение казалось ей безвыходным. Оставалось только надеяться, что все эти слухи не выйдут за стены салонов. Хорошо бы как-нибудь невзначай спросить Джо, знает ли он что-нибудь об этом. Но он не скажет ей, если даже что-нибудь слышал.
А этот вопрос насчет Брендона? Он напугал Каролину больше всего. Интересно, удалось ли ей обмануть Магнуса? Скорее всего нет. Он очень хитер и умен. Что же он задумал? Почему спросил ее о Брендоне? Может, что-нибудь разнюхал об их связи: Магнус чем-то напоминал ей детектива. А чего она, собственно говоря, боится? Все это было очень давно. Она не совершила никакого преступления. Ей просто не хотелось, чтобы это стало достоянием гласности. Магнус чертовски умен и проницателен. Надо быть осторожнее с ним. Вскоре Каролина уже проклинала себя за то, что позволила этому человеку приехать к ней. Господи, какая дура! В следующий раз она его и на порог не пустит. Если в газете «Дейли скетч» появится его статья о лошадях, она будет счастлива.


В субботу к ней пришел сияющий Джек Бэмфорт с последним номером «Дейли скетч».
— Вот она! — торжественно объявил он.
Каролина взглянула на первую полосу и обмерла. «Секреты конюшни» — было напечатано огромными буквами на первой полосе. «Магнус Филипс раскрывает тайну конного дела на одной из самых известных ферм».
Каролина опустилась на стул и нервно засмеялась.
— Что тут смешного? — удивился Джек.
— Ничего, — проговорила, смеясь, Каролина. — Не зря я утаила от него некоторые факты!


Чуть позже позвонил Магнус.
— Уже видели мою статью?
— Да. — Каролина почувствовала, что вот-вот опять рассмеется. — Кстати, там много неточностей. Но больше всего меня интересует, что делает сейчас моя бедная подруга Джейн Пинчбек? Полагаю, она уже связалась со своим адвокатом. Надеюсь, эту информацию вы получили не от Джека?
— Конечно, нет, но все равно я должен поблагодарить вас за содействие.
— Не стоит благодарности. Да… Магнус…
— Слушаю вас.
— Вы в курсе всех сплетен. Как вы думаете, это… это не расстроит Хлою?
— Думаю, нет. Хлоя тут ни при чем. К тому же Хлоя так восхищается мужем, что, даже услышав, будто он избил старушку в темной аллее, сочтет это одним из проявлений его актерского таланта, — Хотелось бы верить вам, — сказала Каролина, немного успокоившись. — А еще прошу вас, не называйте Пирса моим зятем. Это всегда напоминает мне о том, что я уже старуха. Всего доброго, Магнус.


— Нет, — решительно заявила Хлоя. — Нет, нет и нет. Пирс! Это ужасная идея, просто безумная. Меня тошнит при одной мысли об этом. Пожалуйста, никогда даже не упоминай об этом.
— Черт возьми, Хлоя! — воскликнул тот, потеряв терпение. — К чему мелодрамы? Я же просто спросил тебя!
— Не хочу больше ничего слышать, — продолжала Хлоя. — Я всегда буду говорить тебе «нет». И не чертыхайся. Я не выношу этого. Если ты еще раз заикнешься об этом, я с детьми тут же отправлюсь домой. Впрочем, ты можешь остаться здесь и делать все, что тебе заблагорассудится.
— Но это же смешно, Хлоя! — продолжал настаивать Пирс. — Мне даже не верится, что мы об этом спорим!
— И все же это так. А теперь отправляйся к своему дурацкому фильму и возись там с ним сколько хочешь.
Мне все осточертело, Пирс. Я устала от этого города.
— Хлоя, выслушай меня наконец, — сказал Пирс с отчаянием. — Мне очень нужна Пандора для этого фильма. Это лишь несколько маленьких сцен. Она прекрасно справится с ними.
— Пирс, в Голливуде полно детей, которые умирают от желания сняться в каком-нибудь фильме. Ты можешь взять любого из них.
— Хлоя, ты совершенно ничего не понимаешь! На это уйдет целая неделя, а то и месяц. Мне нужен маленький очаровательный рыжеволосый ребенок. К счастью, именно такой находится сейчас в соседней комнате. У нас уже нет ни времени, ни денег. Ты можешь хоть что-нибудь сделать для моего фильма? Ведь ты никогда не помогала мне!
— Ты мерзавец, Пирс! — воскликнула Хлоя. — Мерзавец и негодяй. Я только тем и занимаюсь, что помогаю тебе, и всегда считала своим долгом…
— Боже милостивый, избавь меня от этого! — простонал Пирс, закатив глаза. — Ну чего тебе это стоит?
Пожалуйста, ради всего святого! Это же так просто.
Почему ты всегда все усложняешь?
— Очень жаль. Пирс, что я осложняю твою жизнь.
Но в данный момент судьба дочери волнует меня больше, чем твоя. Я не могу и не хочу пойти на это. Если придется, я без колебании увезу Пандору в Англию. Тем более что ужасно соскучилась по дому.
Пирс долго смотрел на жену, а потом тихо сказал:
— Ты невероятно упрямый человек, Хлоя. Я очень устал от этого.
Тут зазвонил телефон. Пирс снял трубку, и его лицо просияло.
— О, Робин, привет! Нет, ничего страшного. Все нормально. Конечно. Да. Я буду там через пять минут. — Положив трубку, он сказал:
— Я ухожу Увидимся позже. Постарайся немного успокоиться и обдумать мое предложение.
— Я и сейчас совершенно спокойна, — невозмутимо ответила Хлоя, — и не собираюсь обдумывать твое предложение. Пандора никогда не будет голливудским подкидышем. Пока, Пирс.
Пирс молча вышел из комнаты. Он никогда не кричал и не хлопал дверьми, что больше всего злило Хлою.
Уж лучше бы муж вел себя иначе.
Хлоя не знала, что теперь делать. Если Пирс захочет снять дочь в кино, она не сможет помешать ему.
Ее угрозы для него — пустой звук. Единственное спасение — увезти ее в Англию. Надо подготовиться к этому. Вообще Хлоя не считала съемки чем-то ужасным, но опасалась, что дочь станет капризной и слишком самодовольной. Это может испортить ее. Она привыкнет к восхищенным возгласам, комплиментам. Это будет ужасно. Потом Пандору уже не остановишь. Стоит только попробовать один раз, и все будет кончено. Нет, этого ни в коем случае нельзя допускать.
Хлоя пошла в комнату Пандоры. Та весело и беззаботно играла. Она была в голубом бикини, которое купил ей Пирс. Он всегда одевал дочь как маленькую кинозвезду, что невыносимо раздражало Хлою. Конечно, трехлетняя Пандора очаровательна со своими рыжими волосами и забавным милым личиком. Хлоя отлично понимала, почему Пирс хочет снять ее в кино.
Но она ни за что не отдаст ему дочь и сделает все возможное, чтобы; не допустить этого.


День прошел для Хлои ужасно. Ей надоели кошмарная жара, гадкий бассейн, гостиница и все остальное. Уже наступила весна, а они приехали сюда незадолго до Рождества. Сначала Хлое понравился этот веселый город, но вскоре чувство новизны прошло и его сменила смертельная тоска по дому. Даже то, что потом они сняли дом и покинули эту мерзкую гостиницу, не утешило ее. Все это время Хлою не покидало чувство одиночества и неприкаянности. Ей так не хватало дома и близких — Джо, матери и даже братьев.
Недавно к ним заехал Магнус Филипс и сказал, что работает над книгой о кинематографическом искусстве.
Странно, но Пирс встретил его весьма прохладно и даже не позволил Хлое пригласить его задержаться у них.
— Мне казалось, что тебе нравится Магнус, — заметила Хлоя.
Пирс грустно посмотрел на нее и сказал, что когда-то тот действительно нравился ему, но с тех пор он слышал от многих, что ему нельзя доверять.
— Я решил встречаться с ним как можно реже, — добавил он.
— Зачем же ты просил его стать крестным отцом Неда? — спросила она, но Пирс уклонился от ответа.
После обеда Хлоя отправилась по магазинам купить что-нибудь на ужин. Но по пути домой зашла в универмаг и купила себе три очень дорогих платья. Она и сама не знала, зачем это сделала. Скорее всего чтобы отомстить Пирсу. Хлоя давно уже заметила, что, когда они ссорятся, ей почему-то хочется пойти в магазин и накупить массу ненужных вещей. Видимо, это была своеобразная реакция на семейные конфликты.
Пирс нахмурился и попросил жену не слишком увлекаться покупками, так как денег у них осталось не так уж много. Жизнь в Лос-Анджелесе оказалась значительно дороже, чем в Англии. Хотя Хлою задели слова Пирса, она решила впредь быть осмотрительнее.
Приготовив ужин, Хлоя поставила в лед несколько бутылок вина и надела новое платье. Затем она пошла к бассейну и стала ждать Пирса. В десять вечера Хлоя убрала со стола еду, а вино поставила в бар. Черт бы его побрал, подумала она. Где можно болтаться столько времени?
Вообще Хлоя догадывалась, где он, но старалась не думать об этом. Она уже давно привыкла сдерживать свои чувства и обычно делала вид, что ничего не происходит.
Только так ей удавалось сохранить семью.
Пирс пришел домой вскоре после полуночи. Хлою возмутило не то, что он опоздал, а то, что даже не соизволил предупредить ее. Хлоя была уже в постели и слышала, как он вошел в свою комнату. Надежда на то, что он зайдет к ней, не оправдалась.
Утром Пирс выглядел усталым и вел себя с женой подчеркнуто равнодушно. Поцеловав детей, он вышел из дома, не сказав Хлое ни слова. Всю первую половину дня она томилась возле бассейна, а потом решила поехать в студию, чтобы пообедать там с Пирсом. Обычно Хлоя не делала этого, но сегодня она решила изменить своему правилу, ибо считала себя виновной в том, что произошло между ними, и хотела вес загладить. Пирс, думала она, обрадуется этому. К тому же при коллегах он не сможет демонстративно игнорировать ее. Он легко мирился и никогда не держал зла. Да и вообще это было одним из главных его достоинств.
Хлоя села в голубой «мерседес» с открытым верхом и помчалась по улицам Лос-Анджелеса к западному Голливуду. Всю дорогу ее мучила мысль о том, что она ведет себя глупо, но возвращаться не хотелось.
Хлоя осторожно вошла через боковую дверь и потихоньку пробралась к ярко освещенному месту, где шли съемки. Ее, как всегда, поразило количество людей, занятых при съемке даже небольшого эпизода. Она не понимала, почему их так много и что они делают. Хлоя пристроилась позади толпы.
Снимали последний эпизод. «Дайте мне ваши руки, и станем друзьями!» — воскликнул Пак, простирая руки к Пирсу и Табитс. Они весело рассмеялись.
Хлоя пристально следила за Пирсом. Тот слишком долго, как ей показалось, держал руку Пака в своей руке и смотрел на него полными любви глазами. За ее спиной вдруг кто-то грязно выругался и закурил. Хлоя полностью утратила ощущение реальности и не понимала, что здесь происходит, где грань между Пирсом и его героем, между Афинами и Лос-Анджелесом, между Табитой и Титанией. Господи, подумала она, скорее бы все это закончилось, чтобы можно было вернуться в родную Англию с се прохладным климатом, где все говорят на нормальном английском языке, а не на этом чудовищном диалекте!
К счастью, съемки фильма уже завершались. Осталось потерпеть лишь несколько месяцев.
Когда все начали расходиться, Хлоя робко протиснулась к съемочной площадке, где Пирс о чем-то оживленно беседовал с помощником режиссера. В этот момент внимание Хлои привлек Робин Леверет, который играл с Пирсом. Этому стройному, сильному, очень красивому актеру было чуть больше двадцати лет. Его лицо показалось Хлое немного странным. Пирс как-то сказал ей, что Робин талантливый танцовщик театра «Международный балет» и великолепно читает стихи.
«Когда-нибудь я поставлю балет с его участием, — добавил он. — Это будет грандиозно». Хлоя тогда лишь молча кивнула.
Когда Хлоя подошла к площадке, Пирса там уже не было. Неподалеку был накрыт огромный стол для участников съемок. Хлоя подошла поближе. «Где же Пирс? — подумала она. — Может, пошел в гримерную?» Она не спеша направилась к двери, на которой висела табличка с его фамилией. Дверь оказалась заперта. Хлоя несколько раз постучала, но ответа не последовало.
Хлоя вернулась к столу и беспомощно оглядывалась. Может, Пирс зашел к кому-нибудь в гримерную.
Может быть… О Господи, это кошмар! Какого черта она сюда приехала? Что ей здесь нужно? Как все это глупо! Она так бесцеремонно вторглась в святая ,святых Пирса. Он никогда не простит ей этого. Надо немедленно убраться отсюда. Хорошо бы уйти незамеченной.
— Привет, Хлоя! — неожиданно прозвучал голос Табиты. Она подошла к ней сзади, дымя сигаретой. — Как мило! Какой сюрприз! Что ты здесь делаешь?
— Привет! — не слишком любезно ответила Хлоя. — Хотела повидать Пирса.
— А он знает, что ты здесь?
— Нет, я приехала без предупреждения.
Табита схватила ее за руку и потащила к столу, говоря, что Пирс, вероятно, там.
Хотя Пирса там не было, все приняли ее гостеприимно: усадили, накормили и угостили вином. Заглянув в гримерные, Табита сказала, что все на месте, кроме Пирса и Робина Леверета.
— Думаю, он где-то переодевается, — сказала Табита, заметив, что Хлоя волнуется. — Он часто исчезает во время обеда. Может, спит где-нибудь. В последнее время он сильно устает. Думаю, ты и сама знаешь об этом.
— Да, — подтвердила Хлоя, хотя на самом деле не замечала ничего подобного. — Мне надо поскорее вернуться домой. Передай Пирсу привет, когда он вернется.
Когда Хлоя поднялась, в студии появился раскрасневшийся Робин Леверет. Он подошел к столу и налил себе стакан красного вина.
— Боже, как мне хочется выпить!
Хлоя заметила, что Табита нервничает.
— Робин, — обратилась она к Леверету, — здесь Хлоя; Она ищет Пирса. Ты не видел его? — Голос Табиты показался Хлое не совсем обычным. А может, это условный код, подумала она.
— Хлоя, дорогая, как я рад видеть тебя! — воскликнул Робин. — Как хорошо, что с нами нет твоего мужа и мы можем спокойно пообщаться. Ты уже пообедала?
— Да, спасибо, — сдержанно ответила Хлоя, наблюдая за ним. — Вообще-то я уже собралась домой, но, может, ты знаешь, где Пирс?
— В своей гримерной. Я видел, как он заходил туда примерно час назад.
— Ничего подобного, — с напряжением возразила Табита. — Мы все много раз стучали в его дверь.
— Ну и что? — невозмутимо спросил Робин. — Постучи еще разок. Я точно знаю, что он там.
— Нет, не надо, пожалуйста, — поспешила сказать Хлоя, стараясь не вызывать подозрений. — Это не важно. Скорее всего он отдыхает. Пусть поспит, бедняжка.
Я все равно ухожу.
От Хлои не ускользнуло, что Табита и Робин облегченно вздохнули, но тут рядом с ней появился помощник режиссера Марк Уоррен.
— Нет-нет, надо обязательно разыскать его. Тем более что нам пора начинать.
Хлоя попыталась остановить его, но Марк оказался весьма настойчив.
— Пойдем со мной, — сказал он и повел ее к гримерной. — Сейчас мы его разбудим.
Когда они подошли к двери, Марк стал колотить в нее кулаком. Не дождавшись ответа, он подошел к окошку и заглянул в него.
— Вот негодяй! Спит как сурок.
Позвав гримершу, Марк попросил ее отпереть дверь своим ключом. Хлоя испугалась. События принимали самый дурной оборот. Конечно, она пыталась возражать, но на нее никто уже не обращал внимания. Когда дверь наконец открыли, все расступились, пропуская Хлою вперед. Она вошла в небольшую комнату и замерла, поняв, что они поступили правильно. Пирс лежал на полу без сознания, изо рта у него стекала пена.
На его мертвенно-бледное лицо невозможно было смотреть без содрогания.


Все сделали очень быстро. Пирса тут же отвезли в больницу. Оказалось, что он передозировал снотворное и выпил слишком много спиртного. Как только Пирсу стало лучше, его отправили домой. В прессе сразу появились сообщения о том, что Пирс Виндзор, жертва потогонной системы Голливуда, не выдержал слишком большой нагрузки. Съемки фильма «Сон в летнюю ночь» и напряженная подготовка к Чеховскому сезону в Лондоне отняли у него все силы. Сообщалось также, что жена повезла его в Палм-Спрингс немного отдохнуть.


Хлоя не отходила от мужа ни на шаг, испытывая угрызения совести и раскаяние.
— Постарайтесь не задавать ему никаких вопросов, — напоминал ей доктор. — Пусть он полностью придет в себя. Поправившись, ом все вам расскажет. Всячески угождайте ему, выполняйте все его желания и капризы, поддерживайте у него хорошее настроение. Судя по всему, он чувствует себя очень уязвимым и незащищенным. Его нервная система истощена. Будьте внимательнее к нему. — Все эти слова, сказанные укоризненным тоном, сопровождались столь же укоризненными взглядами.


Потом Пирс сказал Хлое, что сам не понимает, почему это сделал. Правда, он признался ей, что чувствовал себя в то время ужасно. Ему казалось, что он одинок, истощен до предела и очень болен и его никто не понимает. Хлоя хорошо знала, что Пирс не скажет ей правду, но при этом делала все возможное, чтобы он поскорее забыл о том ужасном дне. Она окружила его любовью, вниманием и заботой. Наконец, уступив мужу, Хлоя согласилась, чтобы Пандора сыграла небольшую роль в его фильме «Сон в летнюю ночь».


Заметки к одной из глав книги «Показной блеск»
Выписки из «Учебника по психиатрии» Приста и Вульфсона


«Нет никаких сомнений в том, что люди довольно часто покушаются на самоубийство с целью привлечь к себе внимание или желая манипулировать чувствами и поступками ближних. Средством для решения подобных проблем чаще всегда становится псредозировка медицинских препаратов или наркотиков».


Те, кто действительно хочет покончить с собой, как правило, «мужчины, чаще всего среднего возраста и пожилые, принадлежащие к высшим слоям общества»
(бедняжка Пирс тоже был выходцем из высших слоев).
Покушаются на самоубийство преимущественно «молодые женщины, принадлежащие к низшим слоям общества» (бедная Кристи принадлежала к низшим слоям). Жаль только, что ее попытка оказалась успешной! Или это не совсем так? Была ли действительно такая «попытка»? Хотела ли она в самом деле покончить с собой?
«Можно считать мифом распространенное мнение о том, что люди, которые говорят о самоубийстве, как правило, не совершают его». Так ли это?


Кристи — одна из самых неразрешимых загадок этой истории. Неужели эта сильная и уверенная в себе девушка убила себя только потому, что забеременела? Ведь она могла сделать аборт. Или она решила расстаться с жизнью из-за того, что не получила долгожданную роль?
Если верить Лу Бернсу, она подавала большие надежды, страстно любила развлечения. Кристи не производит впечатления неуравновешенной и отчаявшейся невротички.
Совершенно бессмысленно!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100