Читать онлайн Жестокий роман Книга 2, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

1968
Хлоя выехала из дому рано утром и направилась в Лондон, чтобы попросить Людовика Ингрема стать крестным отцом ее сына Эдмунда. Пирс не хотел этого, но Хлоя чувствовала, что Людовик будет польщен и с удовольствием согласится. Из радиоприемника доносилась приятная музыка, но неожиданно она оборвалась, и Хлоя услышала дрожащий голос диктора: «Сообщаем вам последние новости. Сенатор Роберт Кеннеди, брат покойного президента, находится в тяжелейшем состоянии, которое врачи считают критическим. Как мы уже сообщали, сенатор Кеннеди стал жертвой террориста, который стрелял в него в коридоре отеля „Амбассадор“ в Лос-Анджелесе вчера вечером. В течение трех часов врачи боролись за его жизнь, произведя сложнейшую операцию в больнице Добрых самаритян. Роберт Кеннеди прибыл в Лос-Анджелес недавно, чтобы произнести речь в ознаменование победы над сенатором Маккарти во время первичных выборов демократической партии в Калифорнии. Миссис Этель Кеннеди находится в больнице и…»
Хлоя выключила радио и нажала на тормоза. Какая ужасная новость! Просто невероятно! Это так взволновало ее, что она не могла вести машину и остановилась на обочине шоссе. Опустив голову на рулевое колесо, Хлоя заплакала. Господи, ведь Пирс в Лос-Анджелесе! От этого новость показалась ей еще более ужасной. Дело не в том, что она опасалась за жизнь мужа, но это напоминало Хлое о том, что Пирс находится на другом конце света. Соединенные Штаты стали ужасной, агрессивной и очень опасной страной. Прошло лишь два месяца с тех пор, как там был — убит Мартин Лютер Кинг, а пять лет назад жертвой террориста стал президент Джон Кеннеди. Какой ужас!
Мир просто сошел с ума!
Взяв себя в руки, Хлоя медленно поехала в сторону Лондона, слушая новости из Лос-Анджелеса. Диктор подробно рассказал об обстоятельствах покушения на жизнь известного сенатора, которому старший брат передал свою идею переустройства мира. Хлоя представила себе, как Роберт Кеннеди лежит в луже крови в отеле «Амбассадор», и ее снова охватил страх. Ближе к обеду сообщили, что сенатор умер в больнице, не приходя в сознание. Хлоя так горько заплакала, словно это случилось с близким ей человеком. Она очень жалела Этель и всех детей Кеннеди, Джекки, которая пятью годами раньше потеряла мужа, а также Розу Кеннеди, лишившуюся второго сына. Она и сама не понимала, почему так остро реагирует на смерть этого человека.
Подъезжая к Лондону, Хлоя решила, что надо непременно поговорить с Пирсом по телефону. Хлое казалось, что он сможет успокоить ее, хотя муж вообще не отличался этой способностью. Более того, Хлоя все чаще понимала, что именно она — источник стабильности и покоя в семье. А Пирс привносил в их отношения лишь неуверенность, раздражение и сомнения.
Вернувшись домой из Лондона, она позвонила в Лос-Анджелес.
— Будьте добры мистера Виндзора, — сказала Хлоя.
— Простите, мадам, но мистер Виндзор выписался из нашего отеля двадцать четыре часа назад.
— Выписался? Не может быть! Вы уверены?
— Сейчас я еще раз проверю специально для вас, мадам, — сказала девушка. Через минуту она вернулась к телефону. — Очень жаль, мадам, но он действительно выписался.
— А у вас нет его нового адреса или номера телефона?
— Нет, мадам, но я могу записать ваше имя на случай, если он вернется.
— Нет-нет, не надо, спасибо.
«Что же делать? Куда мог деться этот негодяй? Ведь он поклялся, что будет в этом отеле. А если бы дома что-нибудь случилось, как разыскать его? С кем он сейчас? Вот дерьмо», — подумала Хлоя, и слезы навернулись у нее на глаза.
Телефон зазвонил так неожиданно, что она вздрогнула. «Это он», — мелькнуло у нее в голове.
— Пирс? Пирс, я…
— Извините, Хлоя, это не Пирс, — прозвучал в трубке знакомый голос. Оказалось, что это Магнус Филипс. — Что с вами, дорогая? Вы чем-то расстроены?
— Нет-нет, — быстро ответила она, вытирая слезы и стараясь говорить спокойно. — Ничего. Привет, Магнус.
— Нет, вы не обманете меня. Что стряслось?
— Ничего серьезного. Просто я… — Она запнулась, не зная, что сказать, хотя ей очень хотелось с кем-нибудь поделиться. — Просто я хотела поговорить с Пирсом и позвонила в отель, где он остановился. Но мне сказали, что его там нет.
— В каком отеле? — спросил Магнус.
— «Беверли-Хиллз».
— Вы зря волнуетесь. Уверен, что у него встреча с каким-нибудь голливудским магнатом.
«Боже мой, — всполошилась Хлоя. — Теперь он подумает, что я свихнулась от ревности».
— Нет, ничего такого я не имела в виду, — поспешно заметила она. — Дело в том, что он выехал из этого отеля, не предупредив меня. Он даже не счел нужным оставить для меня записку. Я не волновалась бы, будь это иначе. Я знаю, что у него много встреч, но в городе могут начаться беспорядки из-за убийства сенатора Кеннеди. Поэтому я и хотела поговорить с Пирсом и убедиться, что с ним все в порядке.
— Хлоя, не сомневаюсь в том, что с ним ничего не случилось, — сказал Магнус. — Он же не так глуп, чтобы околачиваться возле отеля «Амбассадор». Но даже если…
— Нет, конечно же, нет, — прервала его Хлоя, жалея, что начала этот разговор.
— Хлоя, там нет никаких беспорядков, — твердо проговорил Магнус. — Но если хотите, я могу связаться с отделом новостей моей газеты, узнать все подробности и перезвонить вам. Я даже готов попытаться разыскать этого старого негодника.
— Нет-нет, — возразила Хлоя, зная, что будет, если Магнусу удастся найти Пирса. — Не нужно, Магнус.
Спасибо, вы очень добры. Извините меня.
— Пустяки. — Минуты через две он снова позвонил:
— В Лос-Анджелесе все спокойно, там прекрасная погода, очень теплый и солнечный день. Полагаю, Пирс сейчас на каком-нибудь пляже.
— Надеюсь, — с горечью ответила Хлоя. — Полагаю, вы не расскажете о нашем разговоре Пирсу, пообещайте мне, Магнус.
— Конечно, дорогая, — я умею хранить секреты.
Впоследствии Хлоя часто вспоминала его последние слова.


Пирс позвонил только на следующее утро.
— Привет, дорогая! Все в порядке?
— Нет, Пирс, не все, — сухо ответила Хлоя. — Я чуть с ума не сошла от волнения. Где ты был все это время?
— Что ты имеешь в виду? Ты же прекрасно знаешь, где я.
— Нет, не знаю. Вчера я звонила в отель «Бсверли-Хиллз», и мне там сказали, что ты уже выехал оттуда.
Ради всего святого, скажи мне, где ты был? И почему не предупредил меня, что переезжаешь? Пирс, я не выношу, когда ты так поступаешь со мной. Почему ты себя так ведешь, Пирс? Ты же знаешь, как я…
— О, Хлоя, прекрати ради Бога, — простонал он. — Ну сколько это будет продолжаться? Ну сколько можно говорить об одном и том же? Я же объяснял тебе тысячу раз, что не обязан отчитываться перед тобой. Я переехал в дом Герба Леверсона, где мы весьма успешно работаем над составлением контракта и готовимся к съемкам. Мы уже и так задержались. Я останусь у него на некоторое время. Надеюсь, теперь ты успокоилась?
Хлоя, мне необходима свобода передвижений. Ну подумай сама, как мне сказать ему, что я должен мчаться в отель лишь потому, что ты можешь позвонить?
— Ты мог предупредить меня, — раздраженно сказала она. — Или хотя бы оставить мне записку в отеле.
— Я пытался это сделать, но все телефонные линии в городе были забиты срочными сообщениями о случившемся. Почему это не пришло тебе в голову? Кстати сказать, я задержусь в Лос-Анджелесе еще на пару дней.
Мы не успеваем закончить работу. Все идет слишком медленно Но, пожалуйста, не звони сюда и не отвлекал нас Если хочешь, я позвоню тебе сегодня вечером. Кстати, завтра я вернусь в «Беверли-Хиллз».
— Прекрасно! — гневно воскликнула Хлоя. — Не утруждай себя звонками. Пирс. Я больше не хочу с тобой разговаривать.
Хлоя бросила трубку. Подонок! Негодяй! Она так разозлилась, что не чувствовала даже обиды. Однако вскоре Хлоя ощутила раскаяние. Пирс прав, подумала она, ему действительно нужна свобода действии, ибо он слишком занят. Не может же он, в конце концов, сидеть в отеле и ждать ее звонка И зачем только она так вела себя? Теперь они снова поссорятся, когда Пирс вернется домой. Да и с Магнусом Филипсом она поступила очень глупо. Не стоило рассказывать ему обо всем.
О Господи?


Вечером того же дня в ее комнату вошел Джо с огромным букетом в руке.
— Не хочешь ли немного прогуляться и поужинать со мной? Ты же истосковалась в одиночестве.
— О, Джо, как это мило с твоей стороны! — обрадовалась Хлоя. — Но мне, пожалуй, не стоит выходить из дому. Я очень устала, а Нед простудился и все время хнычет. Останься у нас, и мы поужинаем.
Она приготовила Джо омлет и салат из свежих помидоров. Они с удовольствием выпили бутылку белого вина, после чего Хлоя почувствовала себя гораздо лучше и рассказала Джо о том, как глупо вела себя с Пирсом.
— Не знаю, — мягко заметил он, — твое поведение не кажется мне глупым. Пирс обязан был сообщить тебе о том, где находится.
— Да, но иногда это трудно сделать. Меня очень испугало несчастье с сенатором Кеннеди. Это ужасно. Джо.
Мне иногда кажется, что эта семья обречена и над ней тяготеет страшный рок. Когда я думаю об Этель, у меня сердце кровью обливается. Ее дети остались сиротами Поскольку Пирса не было рядом со мной, я проплакала несколько часов. Знаешь, он не любит, когда я плачу.
— Правда? — удивился Джо. — А почему?
— Думаю, это раздражает его. Ты же знаешь, что я слишком эмоциональна.
— Не согласен. По-моему, ты очень сильная и сдержанная.
— Просто ты видишь меня гораздо реже, чем Пирс.
— К сожалению, это так. А когда он вернется?
— Через пару дней, надеюсь.
— Похоже, ему очень нравится в Соединенных Штатах. Последнее время он что-то зачастил туда.
— Да, у него там много друзей. Думаю, что эта страна стала для него вторым домом.
— Возможно. Интересно, давно ли он там бывает?
Не знаешь, когда он впервые попал туда? — как бы между прочим поинтересовался Джо.
— Гораздо раньше, чем я предполагала, — ответила Хлоя. — Он такой ребенок, Джо. Ты и представить себе не можешь!
— Что ты имеешь в виду?
— Знаешь, он так чувствителен, что не выносит никакой критики. О, Джо, я поступаю ужасно, когда говорю о нем плохо в его отсутствие.
— Дорогая, это вовсе не означает, что ты унижаешь или оскорбляешь Пирса. Ты просто рассуждаешь о его недостатках. Ничего дурного в этом нет.
— Не знаю. По-моему, это не так.
— Ну а что ты скажешь о его давнем пребывании в Лос-Анджелесе?
— Джо, никому не говори об этом. Я узнала это от его матери и пообещала сохранить все в тайне. Но тебе я доверяю, Джо. Пирс действительно был в Голливуде.
Он поехал туда задолго до того, как снискал здесь известность. Правда, сам он умалчивает об этом, так как там его постигла полная неудача, провал. Его не допустили даже к кинопробе. Это был жуткий удар для Пирса, поэтому сейчас он это скрывает. Он такой беззащитный и ранимый.
— Да, очень ранимый, — усмехнулся Джо. — Дорогая, давай закончим эту бутылку белого вина, а потом посмотрим, петли у тебя красного. Мне почему-то очень захотелось выпить.


Да, весьма любопытно, подумал Джо, что такой одаренный актер потерпел поражение в Голливуде.
Странно. Неужели Пирс так тяжело переживал свою неудачу, что до сих пор скрывает это? Почему он отрицает, что был в Голливуде? Ведь это случилось давно. Но интереснее всего, что Наоми Макнайс, сыгравшая далеко не последнюю роль в ужасном конце Байрона Патрика, упомянула об английском актере в связи с фильмом, в котором снимался Пирс. Каким-то непостижимым образом судьбы Пирса и Брендона пересеклись. Весьма занятно.


Пирс вернулся из Голливуда как человек, одержавший триумф. Ему действительно удалось убедить известного голливудского продюсера в необходимости создания фильма «Сон в летнюю ночь», о котором Пирс так долго мечтал. Его не интересовали ни события, связанные с гибелью Роберта Кеннеди, ни переживания Хлои. Правда, он не сердился за то, что жена подняла шум из-за его внезапного исчезновения. Казалось, Пирс искренне соскучился по ней и рад, что наконец вернулся домой. Он даже подарил Хлое огромный букет свежих роз, красивую сумку из магазина в Беверли-Хиллз.
— В следующий раз, дорогая, я возьму тебя с собой.
Уверен, тебе очень понравится Лос-Анджелес.
— Ничуть не сомневаюсь, — обрадовалась Хлоя.


Обряд крещения Неда должен был состояться в небольшой церквушке неподалеку от их загородного дома. Пирс, упоенный успехом переговоров с Гербом Леверсоном и осуществлением своей давней мечты о съемках фильма «Сон в летнюю ночь», решил устроить праздник.
— Ты придешь, Джо? — спросила Хлоя по телефону. — Надеюсь, с мамой? Я буду очень рада, Джо. Вы мне так нужны сейчас!
— Конечно, Хлоя. Мы обязательно придем, можешь на нас рассчитывать, — охотно согласился Джо.
Хлоя попросила Джолиона быть крестным отцом Неда.
— Возможно, это покажется странным, поскольку я часто ссорилась с ним в детстве, но сейчас он стал совершенно другим человеком. К тому же он очень любит моих детей.
— А кто будет крестной матерью?
— Мария Вулф, — грустно ответила Хлоя. — Она финансирует новый фильм Пирса.
— Что? А я думал, он нашел себе спонсора в Голливуде, — удивился Джо.
— Так и есть, Джо, но это другое дело. Современную пьесу должен поддержать кто-то из настоящих мэтров вроде Джона Осборна. Ему все звонят и предлагают свои услуги.
— Неужели? Надеюсь, Ник Гримонд ему не звонит?
— Нет. Как, кстати, у него дела?
— Весьма неплохо, — сказал Джо. — Его первая пьеса получила множество премий за прошлый год.
— Да, и эта тоже получит немало, как уверяет Пирс.
Это что-то о политике.
— Интригует!
— Джо, не ехидничай! Так или иначе Пирс хочет отблагодарить Марию, что, кстати, вполне справедливо.
— А кто второй крестный отец?
— Не знаю, Джо. Сначала я думала, что Дамиан, но Пирс почему-то отдалился от него в последнее время.
Мы не видели его уже несколько месяцев, хотя раньше он постоянно бывал у нас. Недавно Пирс предложил Магнуса Филипса, но, по-моему, он не совсем подходит для этого. Конечно, он очень добр ко мне, но…
Впрочем, я очень уважаю его.
— Он все еще пишет книгу о Пирсе?
— Нет. Пирс решил оставить эту затею. Прочитав его предыдущую книгу о политике, он отказался от его услуг.
— И правильно сделал.
— Знаешь, Джо, Магнус просил Флавию поговорить с ним. Может, это и испугало Пирса. Признаться, я очень обрадовалась, что он отказался от этой книги, хотя, повторяю, мне нравится Магнус.
Джо жалел о том, что Магнус Филипс оставил книгу. Было бы очень интересно почитать ее. Он и сам мог бы подбросить ему несколько анекдотов.


День крещения был теплым и безоблачным. Каролина и Джо прибыли в полдень. Джолиоп приехал чуть. позже. На большой лужайке перед домом были уже накрыты столы с шампанским и легкой закуской. Пианист исполнил популярную мелодию из знаменитого мюзикла «Вестсайдская история», а затем из мюзикла Пирса «Леди из Шалотта». Сам же Пирс, стоя на крыльце дома, принимал гостей. Увидев Джо и Каролину, он улыбнулся.
— Привет, тесть, — сказал он Джо. — Рад видеть тебя здесь.
Джо не понравилась его шутка, но он не показал этого.
— А вот и наша бабушка! — так же иронично приветствовал Пирс Каролину. Та тоже отнюдь не пришла в восторг. — Ты выглядишь сегодня чудесно, Каролина, такая изящная и молодая! Джолиоп, рад видеть тебя. Напомни мне поговорить с тобой насчет работы. О, Мария, добро пожаловать. Ты просто очаровательна. Джек, как хорошо, что ты приехал. Проходите. Выпейте что-нибудь и разыщите Хлою, а я не могу покидать свой пост.
— О какой работе хочет поговорить с тобой Пирс? — спросила Каролина Джолиона.
— Он обещал подыскать мне работу в каком-нибудь театральном агентстве, — ответил тот. — Только на несколько недель в конце лета — до того как я отправлюсь в колледж, — быстро добавил он, опасаясь неудовольствия матери.
— Он слишком любезен, — язвительно заметила Каролина. — Мог посоветоваться со мной.
— О, мама, не сердись, он действительно хочет, помочь мне.
— Да, — заметил Джо, чувствуя безотчетное раздражение. В сущности, в этом не было ничего необычного.
Пирс хотел помочь мальчику заработать немного денег во время каникул, но ему, конечно, следовало обсудить это с Каролиной.
— А вот и Хлоя! — воскликнул Джолиоп, радуясь, что появление сестры отвлечет мать. — Хлоя! Мы здесь!
— Мама, ты чудесно выглядишь сегодня, — сказала Хлоя. — Привет, Джо! — Тут она увидела Магнуса. — Как я рада видеть тебя! Иди к нам, поболтаем немного.
Магнус улыбнулся всем, поцеловал руку Хлои, а затем взглянул "на Каролину.
— Да, и эта тоже получит немало, как уверяет Пирс.
Это что-то о политике.
— Интригует!
— Джо, не ехидничай! Так или иначе Пирс хочет отблагодарить Марию, что, кстати, вполне справедливо.
— А кто второй крестный отец?
— Не знаю, Джо. Сначала я думала, что Дамиан, но Пирс почему-то отдалился от него в последнее время.
Мы не видели его уже несколько месяцев, хотя раньше он постоянно бывал у нас. Недавно Пирс предложил Магнуса Филипса, но, по-моему, он не совсем подходит для этого. Конечно, он очень добр ко мне, но…
Впрочем, я очень уважаю его.
— Он все еще пишет книгу о Пирсе?
— Нет. Пирс решил оставить эту затею. Прочитав его предыдущую книгу о политике, он отказался от его услуг.
— И правильно сделал.
— Знаешь, Джо, Магнус просил Флавию поговорить с ним. Может, это и испугало Пирса. Признаться, я очень обрадовалась, что он отказался от этой книги, хотя, повторяю, мне нравится Магнус.
Джо жалел о том, что Магнус Филипс оставил книгу. Было бы очень интересно почитать ее. Он и сам мог бы подбросить ему несколько анекдотов.


День крещения был теплым и безоблачным. Каролина и Джо прибыли в полдень. Джолион приехал чуть позже. На большой лужайке перед домом были уже накрыты столы с шампанским и легкой закуской. Пианист исполнил популярную мелодию из знаменитого мюзикла «Вестсайдская история», а затем из мюзикла Пирса «Леди из Шалотта». Сам же Пирс, стоя на крыльце дома, принимал гостей. Увидев Джо и Каролину, он улыбнулся.
— Привет, тесть, — сказал он Джо. — Рад видеть тебя здесь.
Джо не понравилась его шутка, но он не показал этого.
— А вот и наша бабушка! — так же иронично приветствовал Пирс Каролину. Та тоже отнюдь не пришла в восторг. — Ты выглядишь сегодня чудесно, Каролина, такая изящная и молодая! Джолион, рад видеть тебя. Напомни мне поговорить с тобой насчет работы. О, Мария, добро пожаловать. Ты просто очаровательна. Джек, как хорошо, что ты приехал. Проходите. Выпейте что-нибудь и разыщите Хлою, а я не могу покидать свой пост.
— О какой работе хочет поговорить с тобой Пирс? — спросила Каролина Джолиона.
— Он обещал подыскать мне работу в каком-нибудь театральном агентстве, — ответил тот. — Только па несколько недель в конце лета — до того как я отправлюсь в колледж, — быстро добавил он, опасаясь неудовольствия матери.
— Он слишком любезен, — язвительно заметила Каролина. — Мог посоветоваться со мной.
— О, мама, не сердись, он действительно хочет помочь мне.
— Да, — заметил Джо, чувствуя безотчетное раздражение. В сущности, в этом не было ничего необычного.
Пирс хотел помочь мальчику заработать немного денег во время каникул, но ему, конечно, следовало обсудить это с Каролиной.
— А вот и Хлоя! — воскликнул Джолион, радуясь, что появление сестры отвлечет мать. — Хлоя! Мы здесь!
— Мама, ты чудесно выглядишь сегодня, — сказала Хлоя. — Привет, Джо! — Тут она увидела Магнуса. — Как я рада видеть тебя! Иди к нам, поболтаем немного.
Магнус улыбнулся всем, поцеловал руку Хлои, а затем взглянул на Каролину.
— Прелестной дочери прелестнейшая мать! — торжественно произнес он. — Сегодня вы больше похожи на сестру Хлои.
Каролина выдержала пристальный взгляд Магнуса.
Джо слегка покоробило поведение Магнуса с Каролиной. Этот парень — темная лошадка, а к тому же слишком вульгарен. Джо знал, что Каролине такие люди не по вкусу.
— Боже мой! — вдруг воскликнул Джолион и замер. — Скажите ради Бога, кто это? Господи, какие ноги!
Все посмотрели туда, куда указывал Джолион, и увидели прекрасную девушку, высокую и изящную, темноволосую и черноглазую.
— Это Аннунциата Фэллон, актриса, вернее будущая актриса, — сказала Хлоя. — Она мечтала получить роль Леди. Будь осторожен, Джолион. Она любительница взрослых мальчиков.
— Весьма кстати, — шутливо ответил Джолион. — Ты можешь познакомить меня с ней?
— Могу, но помни, о чем я тебе сказала.
Хлоя подозвала Аннунциату.
— Я хочу представить тебе свою родню: это моя мать Каролина Хантертон, мой почти отчим Джо Пэйтон и, наконец, мой брат Джолион. А Магнуса Филипса ты уже знаешь, не так ли?
Аннунциата холодно оглядела их и сдержанно кивнула.
— Очень приятно, — проговорила она.
— Э-э-э.., вы давно знакомы с Пирсом? — спросил Джолион.
— О да, целую вечность.
— Аннунциата — актриса, — пояснила Хлоя. — Возможно, она получит роль в новой пьесе.
— Интересно, — равнодушно отозвалась Каролина.
— Огромный дом, не правда ли? — продолжал Джолион. — Одно из самых замечательных мест на земле.
Вы живете где-то неподалеку отсюда, мисс Фэллон?
— Нет, я живу в Лондоне.
— Мне бы тоже хотелось там жить, — проговорил Джолион. — А где именно?
— Юго-Запад, три, — ответила Аннунциата. — Простите, пожалуйста. Магнус, дорогой, не могли бы вы рассказать мне о вашей книге? Меня это очень интересует. Я всегда считала политику весьма интересным занятием. — Она оттащила Магнуса в сторону.
— Ну что я говорила тебе! — рассмеялась Хлоя, заметив разочарование брата.
— Она прекрасна, — мечтательно пробормотал Джолион. — Необычайно прекрасна.
Джо хмыкнул.
— Хлоя, дорогая, наконец-то я нашел тебя. Я обошел уже почти весь дом. Боже мой, ты еще лучше, чем прежде. Не могли бы мы убежать куда-нибудь вдвоем?
— Может быть, позже, — весело ответила Хлоя. — Джо, мама, это Людовик Ингрем. Он.., ну.., кто ты такой, Людовик?
— Прежде всего я по уши влюблен в вашу дочь и постоянно убеждаю ее бросить Пирса и убежать со мной.
Это мое основное занятие, А свободное от этого время я посвящаю адвокатской практике.
Джо, с любопытством посмотрев на него, подумал, что этот симпатяга гораздо больше подошел бы Хлое.
Чуть спустя Джо заметил, что Магнус стоит один с бокалом в руке и с нескрываемым любопытством наблюдает за людьми, окружившими Пирса.
— Работаешь? — спросил он и понимающе усмехнулся.
— Конечно, — ответил Магнус. — Любопытное сборище, правда?
— Да, — согласился Джо. — По словам Хлои я понял, что ты оставил идею написать книгу о Пирсе.
— Похоже на то, — грустно согласился Магнус. — Он слишком неуловим, к сожалению. Пока я не нашел ничего, что можно положить в основу книги. Ты же знаешь, что я люблю копаться в грязном белье знаменитости. Надеюсь вернуться к этому, как только отыщу в прошлом Пирса что-нибудь смачное. А сейчас меня больше интересуют мисс Тэйлор и миссис Онассис.
— Вряд ли у тебя что-нибудь получится, — заметил Джо. — Как можно порочить человека, если собираешься стать крестным отцом его сына?
— Это мне не помешает, — ответил с улыбкой Магнус.
Впервые за время их знакомства Джо испытал к нему что-то вроде симпатии.
Вскоре всех пригласили к столу. Джо и Каролина оказались в окружении незнакомых люден. Хлоя отдавала последние распоряжения и усаживала гостей. Пирс сидел во главе стола и разливал шампанское в фужеры.
— Не вижу самою почетного гостя, — недовольно заметила Каролина.
— Кого это? — удивился Джо.
— Неда, кого же еще. Ведь именно он виновник торжества.
Джо улыбнулся:
— Иногда я начинаю понимать, почему люблю тебя. — При этом он заметил, что не отрывает взгляда от Магнуса, сидевшего на другом конце стола.
Слева от Джо сидела супружеская чета средних лет.
Крупный мужчина сосредоточенно поглощал еду. Его спутница, красивая женщина лет тридцати, представилась Джо:
— Фелисия Стрэнг.
— Джо Пэйтон, — ответил он, — а это Каролина Хантертон.
— А откуда вы знаете Пирса? — спросила она Каролину.
— Я его теща, — ответила та.
— О! — воскликнула Фелисия. — Она очень хорошенькая девушка. Вы можете гордиться ею.
— Чем же гордиться? — спросил Джо.
— Хотя бы тем, что она стала женой Пирса. Ей несказанно повезло.
— А мы склонны думать, что это ему несказанно повезло, — возразил Джо.
Муж Фелисии, покончив с едой, вступил в беседу с молодым человеком, сидевшим справа от Каролины и Джо.
— Я слышал, ты собираешься в Эдинбург, — сказал он. — Превосходно!
— Надеюсь, что да, — ответил ему тот. — Понимаешь, это всегда лотерея.
— Не думаю, — вмешался Джо. — Эдинбург — прекрасное место с великолепными отелями.
Они словно не слышали его.
— А что ты собираешься там делать? — спросил сосед Джо.
— Мне предложили небольшую роль в одноактной пьесе, — ответил его собеседник. — Это что-то вроде комической трагедии или трагической комедии.
Джо между тем повернулся налево и коснулся руки Аннунциаты.
Та окинула его таким ледяным взглядом, что у Джо даже во рту пересохло.
— Простите, — пробормотал он, — не могли бы вы уделить мне пол минутки?
— С удовольствием, — неохотно сказала Аннунциата, — но мне нужно срочно поговорить с Пирсом. Я скоро вернусь.
— Это не отнимет у вас много времени, — настойчиво продолжал Джо, — честное слово. Дело в том, что я журналист и работаю на «Санди тайме». Сейчас я готовлю серию статей о молодых английских актрисах.
Если вас это интересует, позвоните мне. Вот моя визитная карточка.
Аннунциата просияла от радости.
— Боже, как интересно! — воскликнула она. — Я даже не представляла себе, что вы включите меня в свой список Признаюсь вам, что в будущем году мне обещали дать роль Порции в Стрэтфорде. Правда, я не уверена, что вы можете упомянуть об этом в своей статье. — Потеснив соседа, она оказалась рядом с Джо и вперилась в него своими черными глазами. — У вас необычайно увлекательная работа, — сказала Аннунциата Джо. — Как бы мне хотелось заниматься чем-нибудь таким.
— Да, в этой работе есть приятные моменты. — Джо насмешливо улыбнулся. — Простите, мне нужно срочно поговорить с одним человеком.
Он повернулся к Каролине, но ее стул оказался пустым. Джо раздраженно огляделся вокруг, жалея о том, что она пропустила эту сцену. А он так старался поставить на место Аннунциату. Наконец Джо увидел Каролину. Она стояла в другом конце зала, оживленно беседуя с Магнусом Филипсом.


Во время крещения Нед вел себя замечательно. Он с интересом разглядывал священника, улыбался и беззаботно размахивал ручонками.
— Просто сокровище, — заметила Мария Вулф, принимая ребенка из рук священника. — Ну скажите, разве он не похож на Пирса? Надеюсь справиться с обязанностями крестной матери, хотя, по-моему, я не слишком гожусь для этого.
— Тем лучше, — сказал Пирс и поцеловал ее руку. — Ты можешь научить мальчика всем удовольствиям нашей грешной жизни. Он будет очень доволен этим.
— О, Пирс, перестань! Мы можем немного поговорить с тобой насчет новой пьесы? Дело в том, что мы с Джеком должны скоро уехать домой. К нам приедут гости на воскресный ужин. О Господи, этот ангел описал мой рукав. Хлоя, дорогая, не могла бы ты принести мне тряпку?


Когда гости наконец разошлись, Каролина, Джо и Джолион расположились на кухне и мирно болтали с Хлоей. Няня забрала детей, и они могли спокойно беседовать.
— Думаю, Пирс обсуждает с кем-то свои дела, — сказала Хлоя, словно оправдываясь. — Я так рада видеть вас здесь. Джолион, ты вел себя прекрасно. Даже Аннунциата заметила, какой ты хороший и славный мальчик.
— Господи! — воскликнул тот и покраснел.
— Ну и ну, — усмехнулся Джо. — Хлоя, — неожиданно сказал он, — мне очень понравился твои новый воздыхатель мистер Ингрем. Очень милый человек. Мы с ним немного поболтали.
— Мне он тоже нравится, — призналась Хлоя.
Тут на пороге появился раскрасневшийся, взволнованный Пирс.
— Какой чудесный получился праздник! — воскликнул он. — Я очень рад, что вы разделили его с нами.
— Ну что ты. Пирс, они же члены нашей семьи, — проговорила Хлоя. — Как же они могли не прийти?
Она сказала это очень спокойно, но все уловили в ее голосе скрытое раздражение. Хорошо, подумал Джо, она потихоньку учится вести себя с ним.
— Чудесно, — повторил Пирс, не замечая тона жены. — У меня хорошая новость, дорогая. Мария решила вложить деньги в постановку «Королевства». Какой она замечательный человек! А какая у нее шляпа! Я очень боялся, что она упадет в купель.
— Она не поместилась бы в купели, — злорадно заметила Каролина.
— Да, — рассмеялся Пирс, сделав вид, что ему понравилась ее шутка. — Ну а вы как себя чувствуете? — спросил он, обращаясь ко всем. — Вам понравилось? Я очень рад, — сказал он, не дожидаясь ответа. — Я видел, что вы беседовали с Ферджи. Это самый блестящий характерный актер нашего времени и очень забавный человек. Об этом написал Джордж Дивайн.
Он тоже был здесь. Вы познакомились с ним? Кстати, Джо, он может подкинуть тебе прекрасные сюжеты. Я с удовольствием устрою это.
— Спасибо, Пирс, но я справляюсь со своими делами, — сказал Джо. — Кстати, можно тебя на пару слов?
— Конечно, — охотно ответил Пирс. — Я как раз подумал о том, что ты мог бы написать небольшую заметку о моем проекте киносъемки. Я имею в виду экранизацию спектакля «Сон в летнюю ночь». Я хочу дать Табите роль Титании. Ты можешь сделать из этого увлекательную историю?
— Вполне вероятно, — осторожно ответил Джо, не желая ничего обещать. — Об этом мы тоже можем поговорить.
— Прекрасно. Давай прогуляемся по двору и потолкуем. Кстати, я познакомлю тебя с моим жеребенком.
— Я не слишком увлекаюсь лошадьми, — признался Джо. — Особенно когда они в конюшне.
— О, конечно, он в стойле, — сказал Пирс. — Ты не возражаешь, дорогая, если мы отлучимся на несколько минут?
— Нет.
Пирс повел Джо по огромному двору к конюшне.
— Надеюсь, ты не сообщишь мне ничего плохого? — встревожился Пирс. — Хлоя — замечательная мать.
— Нет-нет, это не касается Хлои. — ответил Джо.
— Ну а как насчет той статьи? — спросил Пирс.
— Я с удовольствием сделаю это, — задумчиво ответил Джо. — Думаю, «Санди тайме» заинтересуется этим материалом. Но я хотел поговорить с тобой о Джолионе.
— Джолионе? Ах да, насчет его работы. Ну что ж, я буду очень рад помочь ему, насколько это возможно.
Он милый мальчик. У него прекрасные манеры.
— Да, и он, конечно же, будет безумно рад поработать в одном из театральных агентств, если ты сможешь устроить это. Это было для нас приятной неожиданностью. Особенно для Каролины.
— Еще бы! — самодовольно воскликнул Пирс. — Конечно, он не умеет делать ничего серьезного. Это будет работа курьера или что-то в этом роде. Но пусть почувствует значимость всего этого…
— Беда в том, — прервал его Джо, — что ему придется очень далеко ездить каждое утро. А я не могу поселить его у себя на Пирмроуз-хилл. Меня часто не бывает дома, а он еще молод и неопытен.
— Не вижу проблем, — ответил Пирс. — Пусть поживет в моем лондонском доме. Сейчас я вынужден находиться там, поэтому могу присмотреть за ним. Конечно, Хлоя останется здесь, но я почти всегда там ночую, поскольку слишком занят. Мне нужно выучить роль, а также поработать над экранизацией спектакля «Сон в летнюю ночь». Обещаю тебе, что с ним все будет в полном порядке.
— Хорошо, — сказал Джо, — ноя не ожидал такого поворота событий, поэтому мне придется посоветоваться с Каролиной.
— Пожалуйста, — согласился Пирс. — Это все, что ты хотел мне сказать?
— Да, почти все. Это та самая лошадь?
— Да. Прекрасна, не правда ли? Это моя любимая гнедая лошадь. Ее зовут Мечта. Фантастическая родословная, — продолжал восхищенно Пирс. — Я хочу выставить ее на скачки и надеюсь, что меня ждет большая удача.
— По-моему, она чем-то встревожена, — осторожно заметил Джо. — Она успокоится?
— Думаю, да. Я потратил на нее кучу денег и не собираюсь терять их.
— Ну что ж, только не подпускай к ней Хлою.
— Хлою! Да что ты, старина, я и сам не осмеливаюсь приблизиться к ней. С такой лошадью справится только профессионал. Ну что, пойдем в дом?
— Конечно, — с облегчением сказал Джо. Взглянув на Пирса, он подумал, что по-прежнему не любит его. — Пирс, кажется, в молодости ты был в Голливуде? Как жаль, что я не знал этого раньше. Ты мог бы оказать мне большую помощь при написании книги. — Джо с нетерпением ждал реакции Пирса. Интуиция не обманула его. Пирс внезапно побледнел, его глаза забегали.
Что же в них было? Страх? Гнев? Удивление?
Однако вскоре Пирс овладел собой.
— Боже милостивый! — воскликнул он, изобразив изумление. — Кто тебе это сказал, черт возьми?
— Одна очень милая дама, — осторожно начал Джо, вспомнив Иоланту. «Царство ей небесное», — подумал он. — Она оказала мне большую помощь. Это Иоланта Дюграт. Когда-то она занималась обучением молодых актеров Голливуда. Неужели ты не помнишь ее?
— Очень жаль, Джо, но не помню. Какое прекрасное имя — Иоланта Дюграт. Она и сама была актрисой?
— Да, в юности.
Джо заметил тревогу в глазах Пирса. Ему было так же трудно утверждать, что он не знаком с этой женщиной, как и признаться в обратном.
— Ну что ж, Джо, боюсь, что ты разгадал мою маленькую тайну. Об этом не знает даже Хлоя. Я всегда старался скрыть этот факт моей биографии. Глупо, конечно, но ничего не поделаешь. Увы, я не могу гордиться этим периодом моей жизни. К счастью, он был очень коротким. Точнее, меньше года. Я сделал ужасные вещи. Ужасные. Опустился до того, что демонстрировал театральные костюмы и даже играл танцующего пирата в каком-то мюзикле, посвященном мятежу на корабле.
— Я бы с удовольствием посмотрел этот мюзикл, — усмехнулся Джо. — Кстати, когда ты был там?
— В середине пятидесятых.
— Поразительно. Именно в это время я собирал материал для своей книги. Ты читал ее?
— Какую книгу ты имеешь в виду, Джо?
— Как какую? «Скандалы», — удивился Джо, вспомнив, что видел эту книгу в его библиотеке. Он продолжал внимательно наблюдать за Пирсом.
— Нет, — сказал тот с наигранным простодушием. — Нет, Джо, я никогда и не слышал о ней. Это что-нибудь занимательное?
— Не слишком.
— Жаль. Значит, ты не очень доволен своей книгой? Я бы с удовольствием почитал ее. У тебя есть хоть один экземпляр?
— Нет, — решительно ответил Джо. — К сожалению, у меня не осталось ни одного экземпляра. Последний я отдал своей бедной матери. Хлоя тоже просила меня об этом. Она считает, что это касается ее самым непосредственным образом, поскольку она твоя жена.
В глазах Пирса снова появилась тревога, но тут же исчезла.
— Вряд ли это ее касается. Бедняжка, она едва справляется с повседневной жизнью. Но надеюсь, что Хлоя привыкнет к этому.
— Не сомневаюсь, — ответил Джо. — С твоей помощью, конечно. Кстати, работая над книгой, я заинтересовался молодым человеком по имени Байрон Патрик. Тогда он был восходящей звездой Голливуда, но лотом оказался замешан в какой-то грязной истории. Ты встречался с ним когда-нибудь?
— Нет, — мгновенно выпалил Пирс. — Нет, я не был знаком с ним. Боюсь, что даже никогда не слышал о нем. Байрон Патрик. Какое типичное имя для Голливуда! Боже! Голливуд — ужасное место.
Они уже подходили к дому, и Пирс почувствовал себя увереннее. Он просиял от радости, увидев родственников.
— Джолион, я сказал Джо, что ты можешь остановиться в моем лондонском доме, пока будешь работать в театральном агентстве. Он находится на площади Монпелье. Ну как? Ты можешь принимать там своих друзей.
— Это было бы просто прекрасно! — восхитился Джолион. — Большое спасибо, сэр.
— Остается согласовать это с твоей матерью, — сказал Джо. — Ну, нам пора ехать. У меня еще очень много работы.
По дороге домой Джо размышлял о том, что Пирс нагло врал ему. Невозможно представить себе, чтобы молодой актер, пробующий свои силы в Голливуде, ничего не слышал о Байроне Патрике. Голливуд не такое место, где может затеряться известный актер, а к тому же Великий Магистр Общества любителей вина!
Ведущий актер кинокомпании «Эй-Си-Ай». Объект пристального внимания всех голливудских газет и журналов. Протеже влиятельнейшей Наоми Макнайс, герой самых знаменитых скандалов этого города.
Нет, даже вообразить невозможно, чтобы Пирс не слышал о нем. Значит, остается лишь догадываться о том, что заставляет Пирса скрывать свое прошлое. И не только от Джо, но и от всех вообще. Но Джо был для него наиболее опасен, поскольку интересовался не только скандалами, но и теми обстоятельствами, которые привели к гибели Байрона Патрика. Эта мысль не давала покоя Джо, решившему довести до конца свое расследование.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100