Читать онлайн Жестокий роман Книга 2, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 37

Май — июль, 1972
— Боже! — выдохнул Пирс, уставившись на конверт и побледнев.
— Пирс, что это?
Он протянул конверт жене.
Вынув письмо, Хлоя пробежала его: «Даунинг-стрит, 10, Секретариат по делам дворянства. Сэр, премьер-министр уполномочил меня сообщить вам… Список лиц, представленных к дворянскому званию.., ваше имя королеве.., имели честь утвердить… Предводитель дворянства Британской империи…»
Она была так взволнована, что смысл письма не сразу дошел до ее сознания. Потом Хлоя заплакала, а Пирс расхохотался и начал громко звать детей. Прибежав, они не могли понять, что происходит, и с недоумением смотрели на родителей. Пирс схватил Пандору на руки:
— Я скоро стану сэром Пирсом Виндзором!
— А я буду леди Пандора? — с надеждой спросила она.


Эту новость рассказали лишь самым близким.
— Господи! — воскликнул Джо и надолго умолк.
— Как неожиданно, — сказала Каролина.
— Чудесно! — воскликнула Мария Вулф, — Очень рада, что смогла помочь.
— Недурно, — заметил Николае Маршалл.
— Я восхищен, — обрадовался Роджер Баннерман.
— Никогда еще так не волновалась, — сказала брату Мишель Звери.
— Матерь Божия, теперь ты ни за что не оставишь его, — пробормотал Людовик.
— Напротив, именно сейчас я могу объявить ему о своем решении, — возразила Хлоя.


Вскоре Николае Маршалл выразил сомнения по поводу эффективности «запретительного указа».
— Если бы они решили издать книгу, мы уже знали бы об этом. Но если они начнут печатать ее сейчас, ущерб от этого будет гораздо больше.
— Меня не волнует ущерб, который она может нанести, — заметил Пирс.
— Напрасно, он может быть очень серьезным.


Пирс сиял от радости. Его кашель уменьшился, голос приобрел прежнюю уверенность, он приободрился и даже прибавил несколько фунтов.
Он с нетерпением ждал официального извещения.
По совету Фарадея Пирс на время ушел из театра, чтобы подготовиться к процедуре инвеституры <Инвеститура — формальное введение в должность, звание, во владение.>. Получив звание пэра, он собирался надолго в отпуск.
— Надеюсь, тогда нам удастся решить все проблемы, — сказал он Хлое и посмотрел на нее с каким-то странным, пытливым выражением. — Ты очень нужна мне, дорогая. Даже больше, чем прежде. Сейчас я многое переоценил. Должна восторжествовать справедливость, но даже если нам не удастся остановить издание книги, — а я все же надеюсь, что удастся, — мы переживем это вместе. Молю Бога, чтобы нам с тобой удалось найти общий язык.
Через силу улыбнувшись мужу, Хлоя быстро поднялась в свою комнату и зарылась лицом в подушку, чтобы никто не слышал ее рыданий.


Идеей грандиозного приема Пирс радостно, возбужденно и по-детски простодушно поделился с Хлоей..
— Нам предстоит отметить несколько знаменательных событий. Во-первых, приближается годовщина нашей свадьбы, во-вторых, я уверен, что мой любимый Дрим Стрит одержит победу на скачках и выиграет дерби. В-третьих, я должен пройти процедуру инвеституры. Дата почти определилась: Мария выяснила, что это состоится девятого июля. Каждое из этих событий — хороший повод для приема, а у нас сразу три. Все будет прекрасно, Хлоя! Пусть друзья разделят с нами радость.
— Но, Пирс…
— Дорогая, не возражай. Тебе нужно только одно — купить красивое платье и быть рядом со мной. Я уже составил список гостей. Все будет замечательно. А после этого мы поедем отдыхать и забудем обо всем на свете.


— По-моему, он свихнулся от радости, — сказала Хлоя Людовику. — Можно подумать, что мы озабочены сейчас только тем, где провести отпуск или в какой цвет выкрасить гостиную. Просто не знаю, что с ним делать.
Мне хочется все бросить и сбежать от него.
— Великолепная мысль. Бросай все и беги ко мне.
— Но ты же знаешь, что пока я не могу этого сделать.
— Боже, — пробормотал Людовик, — кажется, это я уже слышал.
Хлоя предполагала, что получение мужем дворянства положит конец этому кошмару, но сейчас поняла, что все только начинается.


— Миссис Виндзор, вас беспокоят из «Санди тайме».
Нам бы очень хотелось взять у вас интервью для серии статей, посвященных современным женам. Обещаем ни словом не обмолвиться о книге «Показной блеск». Сможете ли вы встретиться с нами в следующем месяце?
— Миссис Виндзор, вам нужны столы на десять или на двенадцать человек?
— Хлоя, никогда еще я не слышала такой ерунды.
Конечно, ты должна отправиться в королевский дворец вместе с Пирсом. Это великая честь. К тому же там будет очень интересно.
— Мама, мамочка, ну почему ты не хочешь взять меня с собой в королевский дворец? Почему? Почему? Я буду очень хорошо себя вести, обещаю. К тому же и папа обрадуется, если я приеду туда с тобой. Пожалуйста, мама!
— Хлоя, дорогая, делай то, что считаешь нужным, но подумай еще раз об этом приеме. Это лишь продлит агонию. Неужели ты не можешь заставить Пирса отменить его?
— Хлоя, понимаю, что у тебя сейчас трудное время, но я должен получить от тебя хоть какие-то гарантии.
Иначе… Нет, о другом я и думать не хочу.
— Хлоя, дорогая, я так благодарна Пирсу, что хочу устроить двенадцатого для нас всех скромный обед. Ты не могла бы помочь мне организовать это?
— Хлоя, ты еще не решила, что наденешь во дворец? Если хочешь что-то заказать, нужно сделать это немедленно.
— Миссис Виндзор, нельзя ли уточнить меню обеда, заказанного на конец недели?
— Миссис Виндзор, вас беспокоят из газеты «Санди экспресс». Ваш муж применил юридические санкции к изданию книги «Показной блеск». Не прокомментируете ли это?
— Хлоя, я понимаю, что все эти события необычайно волнуют Пирса. Вам следует успокоить его. Вес же он не очень здоров, хотя выглядит гораздо лучше. Не увезете ли его за город на несколько дней? Боюсь, как бы он не сорвался перед приемом во дворце.


Группа влиятельных театральных деятелей устраивала в честь Пирса торжественный прием после процедуры инвеституры.
— А потом я немедленно отправлюсь в Стебингс, дорогая, и буду там вечером. Надеюсь, ты не возражаешь против приема? Это очень важно для меня.
Хлоя не возражала.


Устало поднимаясь к себе в квартиру, Флер увидела, что возле двери сидит Рубен.
— Я хотел увидеть тебя.
— Зайдешь?
Он кивнул.
Флер открыла дверь.
— Выпьешь что-нибудь?
— С удовольствием.
Она налила ему и себе бурбона и села напротив него.
Воцарилось гнетущее молчание.
— Послушай, Рубен, — наконец сказала Флер, — я знаю, что ты не слишком разговорчив, но все-таки скажи, почему пришел.
— Соскучился.
— Рубен, дорогой Рубен, я тоже соскучилась по тебе.
Но, по-моему, нам лучше не видеться.
— Да.
— Ну?
— Я бы хотел изредка видеть тебя.
— Сомневаюсь, что это удачная мысль. Неужели ты не понимаешь, что тем самым только усложняешь ситуацию?
— Нет, я очень скучаю по тебе, хотя и понимаю, что мы не подходим друг другу. Ты слишком сильная для меня и слишком умная. Но врач посоветовала мне изредка встречаться с тобой. Мне нужно время, чтобы забыть тебя. Я хочу быть твоим другом, Флер.
— Хорошо, Рубен, давай попробуем стать друзьями.


— Джо? Это Каролина. Не пойти ли нам вместе на этот прием?
— Ну что ж, с удовольствием.
— Джо, кажется, ты не слишком обрадовался.
— Извини, Каролина, вообще-то я очень занят, но готов пойти с тобой и даже надеть новый костюм.


Любимый жеребец Пирса не выиграл дерби. Он пришел только шестым. Огорченный Пирс повторял, что шестое место, еще хуже, чем шестнадцатое. Тем не менее он устроил в «Савойе» небольшой прием по случаю окончания скачек и, выступив с речью, выразил надежду, что в следующем году жеребец непременно получит первый приз. Вокруг Пирса весь вечер толпились журналисты. Казалось, скачки интересуют их больше, чем театральная жизнь актера. Рядом с Пирсом была Пандора в костюме для верховой езды, Через неделю удача улыбнулась Пирсу: центральные газеты опубликовали список лиц, удостоенных дворянского звания. Вскоре после этого Дрим Стрит, жеребец Пирса, завоевал первый приз на скачках в Аскоте.
— Наконец, — сказал Пирс, поднимая бокал шампанского, — наконец ко мне вернулась удача.


За неделю до дня рождения королевы Елизаветы, когда должен был состояться обряд посвящения, Магнус Филипс ехал на мотоцикле по скоростному шоссе по направлению к Латону. Неожиданно его обогнал «мерседес» и резко затормозил перед ним. Магнус на полном ходу врезался в автомобиль, и в тот же миг сзади на него налетели еще три машины. Через несколько минут Магнуса вытащили из-под груды обломков и уложили на обочине.
Он отделался ссадинами, ушибами, переломом левой руки и лишился передних зубов. «Мерседес» бесследно исчез.
Через час лондонский бизнесмен заявил в полицию, что его машину угнали с площадки перед домом. В тот же день брошенный «мерседес» нашли в небольшом лесу неподалеку от Лесистера.
Полицейские спросили Магнуса, не подозревает ли он кого-нибудь, но тот твердо заявил, что не имеет об этом понятия. На вопрос о том, есть ли у него враги, Магнус ответил, что не в состоянии даже перечислить их. Полицейские, посоветовав ему проявлять предельную осторожность, оставили его в покое.


Три дня спустя в три часа ночи Ричарду Боуману позвонили из полиции и, сообщив, что в его офисе пожар, попросили срочно приехать на место происшествия. К моменту его появления здание сгорело дотла. К счастью, большая часть магнитофонных записей, рукописей и документов хранилась в огромном металлическом сейфе, поэтому уцелела.


В тот же день Ричард Боумал пришел навестить Магнуса и решительно заявил, что ему наплевать на все запретительные указы и угрозы.
— Я немедленно начинаю печатать «Показной блеск», — сказал он. — Но надо сделать это так, чтобы ни одна собака не знала. — Собаками он всегда называл журналистов. — Я уже нашел владельца типографии, который готов приступить к работе хоть сейчас. Правда, я солгал ему, что эта книга называется «История Флит-стрит». Не думаю, что у нас возникнут проблемы с распространителями. К тому же я велел новой секретарше связаться со всеми нашими адвокатами.
Мэрилин Чепмен, оказывается, неожиданно уволилась по неизвестным причинам.


Узнав о пожаре в офисе Боумана и о несчастном случае с Магнусом, Джо позвонил Хлое. Она попросила его срочно приехать к ней. Там Джо застал Людовика.
— Ужасно, — сказала Хлоя. — В этом могут заподозрить Пирса. Что же нам делать?
— Делать нечего, — ответил Людовик. — Если тебя об этом спросят, скажи, что ничего не знаешь. К счастью, это уже не помешает Пирсу получить рыцарское звание.
— Но нам угрожает скандал, — заметила Хлоя. — Представляю себе газетные заголовки!
— Я тоже, — сказал Джо. — Ты уже сообщила об этом Пирсу?
— Конечно, а что мне оставалось? Однако, по-моему, это не встревожило его. Пирс живет сейчас в другом измерении. А Николае продолжает убеждать меня, что еще есть шанс предотвратить издание книги. Это он и обдумывает.
— Боюсь, обдумывать это бесполезно, — заметил Джо.


Флер сидела в приемной Мортона, дожидаясь, когда он освободится. Взяв со стола вчерашний номер лондонской «Тайме», она стала просматривать его. Ее внимание привлекла небольшая заметка на третьей странице, в которой сообщалось, что в офисе известного лондонского издателя Ричарда Боумана недавно случился пожар, уничтоживший многие ценные бумаги и документы. По странному совпадению незадолго до этого лучший автор Боумана Магнус Филипс получил серьезные повреждения, попав в аварию на скоростном шоссе.
— Черт возьми! — воскликнула Флер. — Проклятие!
Вернувшись домой. Флер заказала разговор с Магнусом, но ей сказали, что телефон отключен.
Флер прошиб пот. К кому же обратиться? К Боуману? Отыскав в записной книжке номер Боумана, она попросила соединить ее с ним.
— Мистер Боуман, это Флер Фитцпатрик. Вы не знаете меня, но…
— Я слышал о вас от Магнуса.
— Мистер Боуман, скажите, пожалуйста. Как себя чувствует Магнус?
— С ним все в порядке. Изумлен, слегка покалечен, но ничего страшного.
— А что с ним случилось?
— Он ехал на своем мотоцикле, и кто-то сбил его.
— Кто?
— Мне самому хотелось бы знать.
— Его сбили не случайно?
— Не знаю.
— Мистер Боуман, а где сейчас Магнус?
— Живет у друзей.
— Где?
— К сожалению, не могу вам этого сказать.
— Понятно. — Этот мерзавец скорее всего у Розы, подумала со злостью Флер. — Ну что ж, я просто хотела выяснить, все ли с ним в порядке. Мистер Боуман, простите за любопытство, вы собираетесь издавать «Показной блеск»?
— Боюсь, мадам, сейчас это невозможно.
— Мне очень нужно поговорить с Магнусом. Вы не могли бы дать мне номер его телефона?
— Увы, нет. Ему сейчас нужен покой. Но я передам ему, чтобы он позвонил вам.
После этого Флер позвонила Джо.
— Сол, мне нужно срочно вылететь в Лондон, — сказала она Мортону, поговорив с Джо. — Я давно хочу навестить сестру.
— Флер, но у тебя нет сестры!
— Есть,. Сол.
Неожиданно для себя она позвонила Рубену и сообщила, что вылетает в Лондон. Рубен выразил желание сопровождать ее.
— Нет, Рубен, я справлюсь сама, — сказала она, подумав, что это было бы весьма кстати.
— Нет, нет, Флер, со мной все в порядке. Я чувствую себя гораздо лучше.
— Я… — Она запнулась, едва не обронив привычное «я люблю тебя». — Я очень ценю твою отзывчивость.


Хлоя поехала в школу за Недом и вернулась только к обеду. Розмари сообщила ей, что Пирс заезжал домой и снова куда-то уехал.
— Он сказал, что вернется после спектакля, и просил вас захватить в Лондон его туфли.
— Хорошо.
— А еще звонил мистер Пэйтон. У него что-то срочное.
Джо дома не оказалось. Автоответчик сообщил, что он будет в семь вечера.
Позвонив в редакцию «Санди тайме», Хлоя выяснила, что Джо отправился брать интервью у Аннунциаты Фэллон.
Аннунциату Хлоя тоже не застала.
Она вернулась на кухню, где Розмари кормила детей. Нед ел нормально, а Китти ото всего отказывалась.
— Китти, с тобой все в порядке? — спросила Хлоя.
— У меня болит животик, — пожаловалась Китти, и ее тут же вырвало.
— Господи, только этого не хватало! — испугалась Хлоя. — Розмари, позвони, пожалуйста, Баннерману и попроси прийти к нам.
Осмотрев Китти, Баннерман сказал, что ничего страшного нет.
— Не беспокойтесь, Хлоя.
— Я бы не волновалась, но завтра особый день.
— Знаю. Пирс нервничает?
— Очень.
— Как он выглядит?
— Гораздо лучше. Фарадей очень помог ему. Прекрасный врач.
Хлоя позвонила Джо в половине седьмого. Не застав его, она поужинала и пошла спать, попросив Розмари разбудить ее, если позвонит Джо.


Розмари сбросила халат и шмыгнула в постель, где ее ждал студент архитектурного колледжа. Но тут зазвонил телефон.
— Черт возьми, как мне это надоело! Не пойду к телефону.
— Правильно, — одобрил студент.
— Никто не отвечает, — удивился Джо. — Что же нам делать?
— Ничего, — ответила Каролина. — А что ты хотел ей сказать?
— Я думал предупредить ее.
— О том, что сюда прибывает Флер? Сомневаюсь, что Хлоя обрадуется. Нет, лучше уж ей ничего не знать.
У нее и без того слишком много хлопот. Может, потом, когда все закончится.
— Думаешь, это когда-нибудь закончится?
— Конечно. Ну ладно, мне пора в гостиницу. Не вызовешь ли такси, Джо?
— А почему ты не хочешь, чтобы я отвез тебя?
— Ты слишком много выпил сегодня, — строго заметила Каролина.
— Прости.
— О, Джо, это я должна просить у тебя прощения.
Я становлюсь все более требовательной и нетерпимой.
Это от одиночества.
— Нет, — возразил Джо, — я тоже одинок, но никем не командую. А ты, Каролина, всегда была сильной и властной. Раньше я почти не замечал этого, поскольку преобладало другое.
— Да, Джо, нам было хорошо, но что с тобой случилось в последнее время? Ты вел себя со мной так враждебно.
— Ничего, — ответил он. — Просто заныли старые раны, вот и все.
— Какие еще старые раны?
— Ну… В общем, я случайно встретил в ресторане Магнуса Филипса, и это напомнило мне о том, как я, ненавижу его и как когда-то любил тебя.
— О Джо! — воскликнула Каролина. — Прости меня!
Мне так жаль. Это было безумием. Впрочем, ты недурно провел это время с кинозвездой, не так ли?
— Очень недолго, — ответил Джо.
— Ну и какая она?
— Самовлюбленная. — Джо рассмеялся.
— Приятно слышать. А что ты так уставился на меня?
— Я снова заметил, как ты прекрасна. Ты гораздо красивее Розы Шарон.
— О, Джо, не шути! Какая уж там красота! Я старая женщина, измученная одиночеством.
— Нет, для меня ты всегда останешься прекрасной.
Как много лет назад, когда ты вошла в кафе.
— И ты сейчас выглядишь неплохо.
— Нет, я постарел за последнее время. Завтра Хлоя станет леди Виндзор, а я разрыдаюсь от радости.
— При чем тут старость, Джо? Ты всегда плакал по любому поводу. Поэтому я и обратила на тебя внимание. Джо, ты и сейчас плачешь? Почему? Из-за Хлои?
— Нет, из-за тебя, — признался он. — Я соскучился по тебе, Каролина, ужасно соскучился.
— Я тоже, Джо. Я… — Она хотела что-то добавить, но вместо этого решительно поднялась. — Нет, Джо, лучше я поеду в гостиницу. Завтра у нас очень трудный день. Спокойной ночи, Джо.
Закрыв дверь, Джо тяжело вздохнул.


День выдался прекрасный: голубое небо, лишь слегка покрытое дымкой тумана, солнце и редкое в Лондоне тепло.
Китти чувствовала себя лучше и даже проголодалась.
Пандора ушла в школу, поцеловав на прощание отца и пожелав ему удачи. Хлоя начала готовиться к торжественной церемонии в королевском дворце. Пирс бродил из комнаты в комнату, роясь в гардеробах и разбрасывая веши.
Он был бледен и очень возбужден. Хлоя заметила, что он волнуется гораздо больше, чем перед премьерой.
— Пирс, — спросила Хлоя, — почему ты не хочешь, чтобы Ники подстриг тебя? По-моему, после вчерашней встречи у Прендергаста ты потерял охоту привести себя в порядок.
— Что? Ах да! К сожалению.
— А в чем дело, Пирс? Кажется, там были очень высокопоставленные люди?
— Ничего особенного. Мы обсуждали налоги и ко что еще.
— Ну ладно, скорее. Пирс. Ники ждет тебя в моей комнате. А потом переоденься.
Хлоя хотела спросить мужа, почему он до сих пор ходит к Фарадсю, но потом решила повременить с этим.


Когда зазвонил телефон, Хлоя застегивала платье.
— Привет, малышка! — весело сказал Джо. — Хочу пожелать тебе удачи.
— Спасибо, Джо. Это мне нужно больше всего. Я дважды звонила тебе вчера, но не застала. Что-нибудь срочное?
— Нет, нет, только мелочи. Я боялся, что не смогу пожелать тебе удачи сегодня. Увидимся вечером.
— Кажется, ты брал интервью у Аннунциаты?
— Да. Она добилась значительного успеха. Ты слышала, что она получила роль в фильме «Иисус Христос — суперзвезда»?
— Очень рада, — сдержанно сказала Хлоя.


— Оказывается, у меня нет черных носков, — раздраженно сказал Пирс. — Может, пошлешь Розмари в магазин? И помоги мне, пожалуйста, завязать этот дурацкий галстук.
Хлоя пошла в свою комнату, нашла черные носки и принесла их мужу.
— Хлоя, ты что, шутишь? Они же слишком плотные! Мне нужны шелковые.
— Ну что ж. Пирс, тебе придется идти в шерстяных носках или заставить королеву ждать, — усмехнулась Хлоя. — Выбирай.
Пирс недовольно натянул шерстяные носки.
Помогая мужу завязать галстук, Хлоя с ужасом заметила, что он дрожит, а его руки холодны как лед.
— Все будет хорошо, Пирс.
— Надеюсь. — Он через силу улыбнулся. — Я люблю тебя.
— Это правда? — Хлоя посмотрела ему в глаза. — Ты действительно любишь меня?
— Да, — удивился он. — Что же тут странного?
— Пирс, я не понимаю тебя. Совсем не понимаю…
Прибежавшая Китти обняла отца.
Пирс с облегчением вздохнул.
— Мне нужно одеться, — сказал он и вышел из комнаты.


Машина прибыла за ними без четверти десять. Они выехали на Белгрейв-сквер, обогнули Гайд-парк и направились к Букингемскому дворцу. Глядя в окно, Хлоя думала о том, почему человек, который сыграл столько спектаклей, выступал перед многочисленной аудиторией при получении «Оскара» и давал бесконечные интервью, так встревожен предстоящей встречей с королевой.
Приглашенных провели во дворец по ковровой дорожке, а потом разделили на две группы. Те, кого должны были посвятить в пэры, направились в особую комнату, чтобы подготовиться к встрече с королевой, другие остались в небольшом помещении, а затем последовали в бальный зал, где им предстояло ожидать появления ее величества. Хлое казалось, что все это происходит во сне.
Ровно в одиннадцать в зал вошла королева, улыбнулась гостям и величественно направилась к трону.
Оркестр сыграл национальный гимн, который королева и гости слушали стоя. После этого королева предложила всем сесть.
Когда все заняли свои места, началась церемония посвящения в пэры. Пирс был одним из первых. Он неторопливо подошел к королеве, опустился перед ней на одно колено и склонил голову. Обоюдоострый меч коснулся его левого плеча, затем правого. Пирс поднялся, поцеловал королеве руку и направился к своему месту. Хлоя заметила слезы у него на глазах.


После окончания церемонии, когда Хлоя и Пирс вышли из дворца, их окружили репортеры.
— Дорогой, все было хорошо. Ты держался великолепно.
— Всего доброго, леди Виндзор, — весело сказал Пирс, целуя ее в щеку. — Увидимся вечером.
Он вышел у ресторана, а Хлоя поехала домой, радуясь, что все это наконец закончилось.
В три часа дня она уже отдавала последние распоряжения по поводу предстоящего приема.


Пирс вернулся домой в шесть часов, по-прежнему возбужденный и веселый. Нежно обняв детей и Хлою, он тут же заявил, что должен срочно отправиться в конюшню и узнать, как его любимый жеребец.
— Пирс, неужели ты не найдешь для этого более подходящего времени? — удивилась Хлоя.
— Леди Виндзор! — воскликнул он. — Вы слишком упрямы!
В этот момент в гостиную вошла служанка и сообщила, что Дрим Стрит сбросил наездника и Пирса просят прийти в конюшню.
У Мика Макхью было повреждено легкое и сломано несколько ребер. Ему предстояло длительное лечение. Дрим Стрит сломал ногу, и его нужно было пристрелить.


Хлоя не сразу отыскала Пирса. Он заперся в дальней комнате и горько плакал, осушив полбутылки виски.
На дворе уже стемнело. Небо покрылось темными тучами. Хлоя вернулась в свою комнату и села на диван, охваченная дурными предчувствиями. Ей тоже было жаль молодого жеребца. Настроение у нее так испортилось, что она даже подумала снова пойти к Пирсу и уговорить его отменить прием. Но потом отказалась от этой мысли. Надо успокоить Пирса. Он должен встретить гостей и провести этот вечер с ними. Хлоя не откликнулась на просьбу матери срочно позвонить ей или Джо. Ничего, подумала она, они подождут.


Когда начали прибывать гости, пошел дождь. Пирс стоял с женой и детьми на крыльце и радушно встречал друзей, почему-то извиняясь за то, что испортилась погода. Он казался веселым и беззаботным, хотя Хлоя видела, что муж тяжело переживает случившееся.
Людовик приехал с какой-то девицей.
— Для прикрытия, — шепнул он Хлое. — Боже, какой холод! Может, разомнемся, чтобы немного согреться? Хлоя, нам нужна музыка и немного спиртного.
— Приветствую вас, дорогая леди Виндзор! — радостно воскликнул Дамиан.
Хлоя рассказала ему о приеме у королевы, Гости между тем усаживались в гостиной.
Увидев Джо и Каролину, Хлоя подбежала к ним и крепко обняла их.
— Я несколько раз звонила, — сказала Каролина. — Разве тебе не передали? Это очень важно. Хлоя. Я хотела…
— Да, мама, — прервала ее Хлоя, — передали, но у нас случилась неприятность. Пришлось пристрелить любимого жеребца Пирса.
— Боже, какая жалость! — воскликнула Каролина. — Пирс, должно быть, очень переживает.
— Еще бы! Но сейчас он, кажется, в порядке.
— Хлоя, — осторожно начал Джо. — Здесь есть…
— О Господи, — пробормотала Хлоя, — простите, пожалуйста, я скоро вернусь.
Когда она вернулась. Пирс уже собирался произнести речь.
— Я скажу лишь несколько слов, — начал он.
Гости весело зашумели, выражая сомнения в том, что Пирс ограничится несколькими словами.
— Уверяю вас, это самый счастливый день в моей жизни. Я хочу поблагодарить всех, кто помог мне добиться успеха, всех, кто пришел сегодня сюда, чтобы поздравить меня и мою семью. Я должен выразить особую благодарность моей жене Хлое за то, что она терпеливо ухаживала за мной все эти годы и помогала в самые трудные минуты. Леди Виндзор, прошу вас подняться и поклониться гостям.
Хлоя, покраснев от смущения, поднялась. Раздались аплодисменты и одобрительные возгласы. Когда поздравления закончились, Хлоя подняла руку, требуя тишины.
— Я очень рада, что вы пришли к нам сегодня. Благодарю вас от всей души. Пирс явно переоценил мои заслуги. Я делала все это с радостью. — Она села, чувствуя, что вот-вот расплачется.
Когда зазвучал вальс. Пирс подошел к Хлое и протянул ей руку:
— Прошу вас, мадам.
Хлою вдруг охватила такая злость, что ей захотелось закричать: «Этот человек обманщик и лжец. За время нашей супружеской жизни у него было много связей с мужчинами». Но она встала и пошла танцевать с ним.
— Я люблю тебя, — произнес Пирс и наклонился поцеловать се.
Отпрянув от него, Хлоя сказала, что ей нужно взглянуть на детей, и быстро вышла из гостиной.


Придя в свою комнату, она села у камина и заплакала. В камине весело потрескивал огонь, а Хлоя, глядя на него, вспоминала первые годы жизни с Пирсом. Внезапно дверь открылась, и на пороге появился Людовик.
— Хлоя, дорогая, что случилось? — встревожился он. — Не плачь, ты должна сказать ему все сегодня же.
Это необходимо, дорогая.
— Я не знаю, как быть, — сквозь слезы проговорила она.
Людовик вперился в нее потемневшими от гнева глазами.
— То есть как не знаешь? Мы же не раз обсуждали это! Ты должна сказать Пирсу, что уходишь от него.
— Да-да, конечно, я знаю, но не могу, Людовик.
Не могу!
— Хлоя, о чем ты?
— О том, что не знаю, как это сделать. Я всегда теряюсь в такие моменты. Я нерешительна и беспомощна.
— О, Хлоя, ты ошибаешься. — Людовик нежно обнял ее. — Ты сильная женщина и можешь сделать все, если захочешь.
— Нет, Людовик, я всегда от кого-то завишу, и сегодняшний прием — прекрасное тому доказательство.
Я неизменно играю кем-то навязанную мне роль.
— Хлоя, милая, ты просто очень расстроена и измучена. У тебя самая обыкновенная истерика.
— Нет, Людовик, это не истерика, а отчаяние. — Она разрыдалась.
— Хлоя, успокойся, не плачь. Я очень люблю тебя и.., и горжусь тобой.
Она прильнула к нему, уткнулась лицом в его грудь, с горечью сознавая, что нужно вернуться к гостям. Открыв глаза, Хлоя с ужасом увидела, что на пороге стоит горничная, а за ней незнакомая высокая девушка, красивая, стройная, с копной черных волос и темно-голубыми глазами. Она посмотрела на Хлою, затем на Людовика и дружелюбно улыбнулась.
— Полагаю, вы Хлоя. — сказала она с американским акцентом. — А я Флер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100