Читать онлайн Жестокий роман Книга 2, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 31

1971-1972
За последние несколько недель отношение Флер к Розе Шарон стало заметно прохладнее. Роза разочаровала ее своим поведением с Магнусом. Конечно, считала Флер, Роза имеет право оберегать свою частную жизнь, не любить журналистов и не подпускать к себе представителей прессы, но ведь речь шла не о какой-то статье в ничтожной газетенке. Почему же она отказалась рассказать о встрече с ее отцом?
Кроме того, Флер с тоской думала о предстоящем Рождестве, ибо не знала, как провести этот день. Пеппи и Джил пригласили Флер в свою новую квартиру, которую они сняли неподалеку от нее. В иной ситуации это было бы совсем неплохо, но сейчас… Ее размышления прервал телефонный звонок.
— Флер? Это Роза. Привет, дорогая!
От недовольства Флер не осталось и следа.
— Роза! Я так рада слышать вас!
— Как дела. Флер? Что вы собираетесь делать на Рождество?
— Пока не знаю.
— Наверняка у вас масса приглашений. А как работа?
— Все в порядке, — соврала Флер. Увы, любимая работа отошла в последнее время на задний план, ибо Магнус исчез и не подавал признаков жизни.
— По вашему голосу это не заметно.
— Нет, нет, все в порядке.
— По-моему, вам пора переменить обстановку.
— Возможно.
— Почему бы вам не приехать в Лос-Анджелес на несколько дней?
— Простите?
— Я говорю, почему бы вам не приехать в Лос-Анджелес? Можете захватить с собой мистера Филипса.
Подумав, я решила встретиться с ним.
— Что?
— Дорогая, вы что, еще не проснулись? Я приглашаю вас в гости. Ну как?
— Великолепно! Я просто счастлива! — воскликнула Флер. — Но… Роза, я не понимаю, что заставило вас изменить решение?
— Ну, я немного подумала и кое-что вспомнила.
Это касается вашего отца. Вы же знаете, Флер, что я очень любила его, и буду рада, если кто-то правдиво напишет о нем. Я вела себя глупо, когда отказалась встретиться с вашим приятелем.
— Ну что ж, приятно слышать.
— Прекрасно. Договорились. Позвоните Филипсу и приезжайте ко мне. Я буду дома все Рождество и Новый год. А в конце января на некоторое время уеду.
Договорились?
— Конечно. Спасибо, Роза.
— Пока. Флер…
— Да?
— Новый год будет для нас замечательным. Я очень надеюсь, что мы встретим его вместе.
— Я тоже.


К удивлению Флер, Магнус отнесся к ее предложению без особого энтузиазма.
— Что-то мне не по душе эта идея. А что заставило ее изменить решение?
— Она сказала, что много думала о нашем разговоре и решила помочь нам. — Флер огорчила реакция Магнуса. — Магнус, вы просто не понимаете. Это же всемирно известная актриса! Она никому не обязана помогать. К тому же она не выносит прессу. Роза делает это только для меня. И ради моего отца. Она очень любила его.
— Ну ладно, я подумаю. В любом случае это будет после Рождества.
— Магнус, что случилось? Мне казалось, что вы хотите поговорить с Розой.
— Да, но я очень занят. Мне еще многое нужно сделать и…
— Если вы не сделаете этого сейчас… Магнус, потом будет поздно. Пожалуйста, Магнус, это так важно для…
— Хорошо, хорошо, я попытаюсь отложить дела, % если смогу. Я перезвоню вам, Флер.
— Не сомневаюсь, что вам это удастся.
Ей показалось, что его голос звучит не слишком уверенно. Может, он охладел к своей книге?


После обеда позвонил Рубен.
— Хочешь погулять в парке?
— Нет, Рубен, у меня болит голова.
— Это пройдет на свежем воздухе.
— Нет, не хочу.
— А в кино?
— Не знаю. А что идет?
— «История любви».
— Нет, спасибо.
— Хорошо, тогда, может быть, «Воскресенье, чертово воскресенье»?
— Ну ладно.


Флер не понравился этот английский фильм, почему-то заставивший ее вспомнить о Магнусе.
— Поужинаем? — спросил Рубен.
— Нет, спасибо, я не голодна.
Рубен вздохнул.
Флер стало жаль этого чудесного парня, который никогда ничего не требовал и всегда понимал ее с полуслова.
— Пойдем лучше ко мне.
— Пойдем.


Магнус позвонил в тот момент, когда Флер была почти на вершине блаженства. Она стонала от наслаждения, чувствуя приближение оргазма.
— Алло! — сказала она, стараясь совладать с дыханием.
— Привет! — послышался в трубке веселый голос Магнуса. — Флер, кажется, вы очень взволнованны. Я могу позвонить потом.
— Нет-нет, не надо.
— Я насчет мисс Шарон, — Что? Ах да, конечно.
— Я могу вылететь только на второй неделе января.
Вас это устраивает?
— Мне нужно спросить ее, а потом я сообщу вам.


Последнее время Хлоя была сама не своя от страха.
Какая же она дура! Как можно было выйти от Людовика в час пик, когда на улицах полно народу! Какая беспечность! И почему только она наткнулась именно на Магнуса Филипса, который намерен разрушить се семью? Такое может присниться лишь в кошмарном сне.
— Ну почему мы не пошли в какую-нибудь гостиницу подальше от центра? — сказала она Людовику по телефону после бессонной ночи.
— Потому что моя квартира лучше гостиницы, — спокойно ответил тот. — К тому же нарваться на знакомых можно в любом месте Лондона. Не волнуйся, Хлоя.
Если тебя увидели в шесть вечера, это еще не означает, что ты была у любовника. Ты могла приехать в магазин или встретиться с подругой.
— Нет, — раздраженно возразила Хлоя. — По магазинам в это время я не хожу. — «Конечно, — подумала она, — в отличие от меня ему нечего терять».
— Не волнуйся, дорогая. Все будет нормально. К тому же тебе все равно придется когда-нибудь сказать об этом Пирсу. Может, этот случай заставит тебя поспешить.
— Нет, только не сейчас. Ты же знаешь, что над ним висит эта жуткая угроза…
— Хорошо, дорогая, хорошо, но не надо паниковать. Ты же не уверена, что этот человек видел тебя.
Может, он смотрел в другую сторону? Думаю, ты просто чувствовала себя виноватой.
— Нет, я точно знаю, что он смотрел на меня. Смотрел и улыбался. Он понял, где я была и чем занималась.
Кроме того…
— Успокойся, Хлоя. Это не так. Ты все придумала.
К тому же мы ничем плохим не занимались.
— О, Людовик, не надо дразнить меня. В любом случае…
— Что в любом случае?
— Нет-нет, ничего. Послушай, не звони мне хотя бы пару недель. Ладно?
— Ладно. А теперь успокойся и не забывай, что я по-прежнему люблю тебя.
— Да-да, — рассеянно сказала она и положила трубку. Ее настроение стало еще хуже. Причина была в том, что Пирс не спал с ней уже много недель.


— Миссис Виндзор? Это из больницы Черинг-Кросс. Не могли бы вы приехать к нам? Вашего мужа доставила к нам «скорая помощь».
Боже, в ужасе подумала Хлоя. Он все знает! Магнус все рассказал ему! Какой кошмар! Он снова попытался покончить с собой. И теперь в этом виновата она. Какой ужас! Что же делать?
— Миссис Виндзор, — сказал женский голос. — Не волнуйтесь. У него обычный перелом, все обойдется.
Ему нужен только покой.
— Что вы сказали? — встрепенулась Хлоя. — Перелом?
— Да, он сломал лодыжку. Вы же знаете, все тротуары покрыты льдом. Что с вами, миссис Виндзор? Вы плачете? Не волнуйтесь!
Хлоя тут же помчалась в больницу. Войдя в палату, она увидела Пирса, бледного и злого.
— Что ты все это время делала, черт возьми? — крикнул он. — Мне сказали, что ты выехала несколько часов назад. Я бы уже добрался домой на такси.
— О, дорогой, прости! Все дороги забиты. Люди спешат домой на Рождество. Как твоя нога? Тебе очень больно?
— Очень. Все так глупо! Скоро начнутся репетиции «Отелло». Я упал с мостовой Стрэнда. Боже мой! Что же делать?
— Ничего, дорогой, перелом скоро срастется. Ты можешь передвигаться?
— Нет, но мне обещали дать инвалидную коляску.
— Пирс, сейчас я привезу коляску, и мы поедем домой. Дома тебе станет легче.


Хлоя довезла мужа до дома и уложила его в постель.
Пандора устроилась рядом с отцом и нежно гладила его руку. Неда и Китти Хлоя отправила в детскую, чтобы они не беспокоили Пирса.
Вскоре приехал Роджер Баннерман и прописал ему болеутоляющее, предупредив, что Пирс должен лежать не меньше двух дней.
— Вам незачем так беспокоиться, — сказал он Хлое, когда они спустились вниз. — Ничего страшного.
Хлое показалось, что врач что-то скрывает.
— Вас что-то тревожит? — спросила она.
— Да, он очень похудел за последнее время и к тому же сильно кашляет. Мне это не нравится. Правда, рентген не показал ничего плохого, но, думаю, ему надо бросить курить.
— Я уже просила его об этом, но, по его словам, он не может работать без сигарет. А еще он сказал, что если не будет курить, то начнет больше пить.
— Пусть лучше пьет. Странно, что от курения у него до сих пор не сел голос. Актер не может этим рисковать, — Вы правы.
— Скажите, может, его что-то волнует?
— Не знаю. Наверное, сто тревожит постановка нового спектакля.
— А не связано ли это с деньгами? — неожиданно спросил Баннерман.
— Нет. Насколько я знаю, деньги никогда особенно не интересовали Пирса. К тому же недавно он купил несколько дорогих лошадей. Вы же знаете, он помешан на них. Нет, едва ли его тревожат деньги. А почему вы так подумали?
— Да так, — неуверенно проговорил Баннерман. — Мистер Виндзор сказал одну фразу насчет оплаты моего счета. Он вроде бы пошутил, но меня это насторожило. Я пытался выяснить, что он имел в виду, но так и не понял.
— Я спрошу у него об этом.
— Только очень осторожно. Я приду утром. И постарайтесь не раздражать его! Впрочем, и ублажать тоже не стоит.


— Дорогая, пора спать, — сказала Хлоя, подталкивая Пандору к двери. — Папочке нужно отдохнуть от тебя.
Серые, как у Пирса, глаза Пандоры гневно сверкнули, и она решительно покачала головой:
— Я хочу остаться здесь и спать на полу. А вдруг папе что-нибудь понадобится?
— Я же буду здесь и сделаю все, что нужно, — успокоила ее Хлоя. — Уже очень поздно, а тебе завтра в школу.
— Я могу остаться дома.
— Нет, Пандора, нельзя. Иди. Тебе поразиться и спать.
Пандора поцеловала отца и не спеша пошла к двери.


Уложив Пандору, Хлоя уселась перед телевизором.
Посмотрев новости, она снова подумала о Пирсе. Он действительно похудел за последнее время, хотя ни на что не жаловался, по-прежнему ходил в гимнастический зал и выглядел вполне здоровым. Конечно, у него были мелкие неприятности, но в общем ему везло. Недавно он получил три «Оскара» за свой фильм и почетную премию Британской академии театрального искусства, а газета «Ивнинг стандарт» назвала его лучшим исполнителем роли дяди Вани. Нет, нельзя сказать, что последнее время его преследуют неудачи.
Между тем их семейная жизнь оставляла желать лучшего. Они давно уже не говорили по душам. Взаимная любовь, которая связывала их в первые годы, постепенно остыла. Сейчас Хлоя не знала, нужна ли она Пирсу. Конечно, их объединяли дети, но это нечто иное.
Хуже всего было то, что три недели назад Хлоя поняла: она беременна. Что скажет Пирс, узнав об этом? Ведь они не спали вместе уже не один месяц.
Боже, подумала Хлоя, это будет ужасно. Она сама во всем виновата. И как она забыла о противозачаточных таблетках?
Пандора тоже беспокоила ее, хотя была очень милой девочкой и неудержимо рвалась в театр. После выхода фильма «Сон в летнюю ночь» на нее обрушился шквал заманчивых предложений, от которых трудно было отказаться. Но Пирс обещал не привлекать дочь к театральной жизни до совершеннолетия и сдержал слово.
Желая избавиться от навязчивых мыслей, Хлоя отправилась на кухню что-нибудь выпить. Проходя мимо комнаты Пирса, она вдруг вспомнила слова Баннермана насчет денег. Хлоя никогда не вмешивалась в финансовые дела мужа, но не станут ли они последней каплей, которая разрушит его хрупкое душевное равновесие?
Вернувшись в свою комнату, Хлоя просмотрела письма, пришедшие за последние дни, потом зашла в кабинет Пирса взглянуть, нет ли там банковских извещений. В верхнем ящике стола Хлоя нашла множество неоплаченных счетов, но Пирс всегда запаздывал с погашением долгов и оплатой счетов. В ящиках не оказалось ничего интересного, кроме огромной пачки писем.
Нижний ящик стола был заперт. Обычно Пирс не запирал его, хотя и не любил посвящать жену в свои личные дела. Хлоя пошла на кухню, где висели ключи Пирса, но ни один из них не подошел к нижнему ящику. Тем не менее Хлоя успокоилась, решив, что если бы у мужа были проблемы с деньгами, он посоветовал бы ей сократить расходы.
Ее размышления прервал голос Пирса. Муж попросил Хлою принести немного виски, болеутоляющее и лед для ноги.


По настоянию Баннермана Пирс взял небольшой отпуск и решил провести его дома с детьми. На Рождество он купил им много игрушек. Пандора получила еще одного пони, Нед — миниатюрный «рейнджровер», а Китти — большую куклу. Хлое Пирс подарил антикварный золотой браслет и французские часы восемнадцатого века. Это еще раз убедило ее в том, что муж не испытывает финансовых трудностей. Между тем Хлою удивляло, что Пирс по-прежнему избегал близости с ней.


Во время рождественских праздников Флер почему-то всегда вспоминала о Хлое. Ей казалось, что сестра в своем тихом уютном доме наслаждается истинным счастьем с детьми и заботливым мужем.
Флер не любила Рождество с тех пор, как ее отец уехал в Голливуд. До этого она всегда проводила праздник с отцом, который был неистощим на выдумки и дарил ей подарки. Но после его отъезда Флер чувствовала себя на Рождество особенно одинокой.
В этот день она летела на самолете в Лос-Анджелес, надеясь, что туда прибудет и Магнус.
— Я буду скучать по тебе, — сказала она Рубену в аэропорту Кеннеди и крепко обняла его на прощание.
Флер так и не рассказала ему о своих проблемах.
В Лос-Анджелесе ее встретил шофер Розы — невысокий человек, похожий на испанца.
— Мисс Шарон просила извинить ее за то, что не смогла встретить вас. Она до обеда занята на киностудии.


Роза жила в большом доме неподалеку от каньона Голдуотер. Перед домом была красивая лужайка с цветами, а рядом с домом — большой бассейн. Сам же дом, невысокий, квадратный, из розово-золотистого камня, был одним из лучших в Беверли-Хиллз.
Молодая женщина открыла дверь, протянула руку Флер и приветливо улыбнулась:
— Меня зовут Сью. Я веду хозяйство Розы. Рикардо, отнеси вещи мисс Фитцпатрик в ее комнату. Пойдемте, я покажу вашу комнату Сью, красивая и прекрасно одетая, совсем не походила на домоправительницу. Она задавала множество вопросов, на которые, впрочем, было необязательно отвечать.
— Как вы долетели? Не очень устали? Не хотите ли сразу искупаться? Принести вам чаю со льдом? А может, чего-нибудь покрепче? Рикардо уже сказал вам, что мисс Шарон на киностудии?
Флер поплавала в бассейне, а потом на площадке с удовольствием пила чай со льдом. Ей казалось, что все это происходит в каком-то голливудском фильме. К ней подошел Рикардо с телефоном в руках.
— Это вас, мисс Фитцпатрик.
— Меня? — удивилась Флер. — Слушаю вас.
— Похоже, вы уже чувствуете себя как дома, — усмехнулся Магнус. — Мне сказали, что вы возле бассейна.
— Да, я жду, когда вернется Роза.
— А где она?
— На киностудии. А вы где?
— Возле отеля «Беверли-Хиллз». Уверен, что он вам понравится.
— Я уже была там, — ответила Флер, — и он мне понравился, но я предпочла бы остановиться в «Бел эар».
— Может, вы с мисс Шарон согласитесь поужинать со мной сегодня вечером?
— Я спрошу Розу. Не знаю, какие у нее планы.
— Буду ждать вашего звонка. Я остановился в бунгало-12.
Роза вернулась из студии в половине шестого и выглядела усталой. Она крепко обняла и поцеловала Флер.
— Я хочу искупаться в бассейне, а потом поужинать в спокойной обстановке, — сказала Роза. — У меня сегодня был трудный день.
— Почему?
— Много проблем с контрактами. Мои агенты так бестолковы, что ничего не могут решить без меня. — Она улыбнулась.
— Роза, Магнус Филипс уже здесь и приглашает нас поужинать в отеле «Беверли-Хиллз».
— О нет, хуже этого и быть ничего не может. Поблагодарите его и скажите, что я встречусь с ним завтра. Здесь нам будет намного спокойнее. Сью, дорогая, распорядись насчет ужина, скажем, на семь часов. Флер, это вам удобно?
— Конечно.
— Хорошо. Не возражаете против цыплят? Как вам мой бассейн?
— Великолепно! Мне так нравится ваш дом! Он такой же изысканный, как и его хозяйка.
Роза улыбнулась:
— Вы очень любезны. Спасибо.
В половине седьмого они пошли в дом. Флер с любопытством рассматривала роскошную обстановку, но больше всего ее заинтересовали фотографии, которыми были увешаны стены.
— Я живу здесь уже более десяти лет и очень люблю этот дом.
Они сидели в гостиной, наслаждаясь калифорнийским шардоннэ. Ужин, приготовленный Сью, был выше всяких похвал — цыплята, рис под соусом и фрукты.
— Я очень рада, что вам все нравится, — сказала Роза. — Но расскажите мне, пожалуйста, о вашем друге.
— Он очень приятный молодой человек, — смущенно начала Флер.
— Красивый? Богатый?
— Я не сказала бы, что он красив и богат. Но он сексуальный и забавный, хотя весьма немногословный.
— Это совсем неплохо, — заметила Роза. — Вы скоро собираетесь пожениться?
— Думаю, скоро. Вероятно, уже весной. К чему откладывать?
— Конечно. Надеюсь, он хороший парень.
— Да. — Флер часто думала о будущей жизни с Рубеном. Он очень нравился ей. Хотя иногда Флер думала, что они не пара. — А как у вас дела? — спросила она. — Надеюсь, вы не одна?
— Конечно. Многие осаждают меня, но я не собираюсь выходить замуж. Флер. Мне не слишком везет в любви. Я всегда выбирала не того, кто мне нужен. Пожалуй, кроме вашего отца. Флер. Он был замечательным человеком.
— О, Роза, ведь он не очень хорошо обошелся с вами.
— Да, но тогда мы были счастливы, молоды, беззаботны и думали лишь о том, как заплатить за квартиру.
— Но, Роза, вы очень красивая женщина и ненамного старше меня.
— Мне уже тридцать пять, дорогая, — грустно сказала Роза. — Я слишком стара, чтобы родить ребенка, хотя всегда мечтала иметь большую семью. Не вышло!
Но мне повезло в другом. Я не могу жаловаться. Еще вина, дорогая?
Флер молча кивнула. Ей было очень приятно с Розой.
— У вас.., у вас есть фотографии моего отца?
— Конечно. Не сомневаюсь, что вам интересно взглянуть на них. Сейчас я их принесу.
Она вернулась с большим альбомом.
— Вот смотрите, здесь мы стоим возле ресторана. А здесь делаем вид, что мы знаменитые кинозвезды. Это в «Саду Аллаха», а вот мы на берегу океана.
Флер смотрела на фотографии, затаив дыхание. Как она любила отца!
— Чудесные фотографии, — сказала она, возвращая альбом. — Спасибо.
— А вы видели фильмы с его участием?
— Конечно, много раз.
— Брендон был не очень хорошим актером, — осторожно заметила Роза, — но отличался удивительной фотогеничностью. Он прекрасно держался перед камерой. — Она посмотрела на Флер и улыбнулась. — Вы так похожи на него!
— Сколько времени вы провели вместе?
— Около года. Но мы и до этого долго дружили, жили в одной квартире, а любовь пришла потом. Очень печально, что все так случилось.
— Да, но вы тут ни при чем, — заметила Флер. — Во всем виноваты Наоми Макнайс и система Голливуда.
Иоланта всегда говорила, что его погубила система.
— Бедная Иоланта, — печально проговорила Роза. — Флер, дорогая, простите, но мне пора спать. Я очень устала. Когда же приедет ваш друг Магнус?
— Когда вам удобно, Роза. Я обещала ему сообщить о вашем решении.
— Не могу сказать, что с нетерпением жду встречи с ним.
— Роза, он вовсе не плохой человек.
В конце концов Роза назначила визит Магнуса на шесть часов вечера следующего дня.
— Постарайтесь не докучать ей вопросами, Магнус.
Она очень болезненно относится к этому.
— Какая чувствительная душа! — иронически заметил тот.


Приехав чуть раньше назначенного времени, Магнус застал Флер и Розу возле бассейна.
Магнус поднес к губам руку Розы.
— Для меня большая честь познакомиться с вами. — Он обольстительно улыбнулся.
— А я представляла вас совсем другим, — удивленно заметила Роза.
Флер вдруг почувствовала себя лишней.
— Ну что ж. Роза, — начал Магнус, когда они сидели на веранде после ужина, — расскажите, пожалуйста, как вы познакомились с Брендоном.
Он внимательно слушал ее, уточняя попутно некоторые детали и задавая наводящие вопросы. Роза успокоилась и с удовольствием делилась с ним воспоминаниями. Она даже позволила ему записать на магнитофон их беседу.
— Я соглашусь на это при условии, что вы дадите мне копию этой записи.
— Конечно, — согласился Магнус.
— А еще я хотела бы кое-что узнать о вашей книге, чтобы понять, для чего я рассказываю вам все это.
— Весьма разумно. Что именно вы хотите знать?
— У вас уже есть издатель?
— Разумеется.
— Книги Магнуса — бестселлеры, Роза, — вставила Флер. — Я уже говорила вам об этом.
Магнус бросил на нее укоризненный взгляд, а затем снова повернулся к Розе.
— Мой издатель — мистер Боуман, владелец одного из самых крупных издательств Англии. Мы собираемся издать эту книгу перед следующим Рождеством.
Роза удивленно подняла брови.
— У вас не так уж много времени. Ведь вы еще собираете материал.
— Да, но все уже почти готово. Мне остается лишь проверить некоторые факты и дописать несколько глав.
Мистер Боуман очень торопит меня.
— А здесь?
— И здесь несколько солидных издателей заинтересовались моей книгой, например, Краун, Даблдей.
— Боже! Я и не предполагала, что это так серьезно, — призналась Роза. — Это биографическое исследование?
— Не совсем так. Все мои книги написаны о современном мире, населенном определенного рода людьми.
Это больше, чем биография. Меня интересует модель поведения человека, сталкивающегося с разнообразными жизненными проблемами. Например, в книге «Парламент» я рассказал о том, как система политических отношений проявляется в отдельных людях. А в этой книге речь пойдет о Голливуде. Ее подзаголовок «История Голливуда».
— А название?
— «Показной блеск».
— О, это фраза старика Голдуина. Понятно. А кто же ваш главный герой?
— Пирс Виндзор, но не он один.
— Пирс Виндзор! Вы шутите? Какое же отношение имеет Пирс Виндзор к Брендону Фитцпатрику? — изумилась Роза.
Заметив это. Флер огорчилась: неужели эта встреча Окажется бесполезной?
— Видите ли, это очень давняя история, уже почти легенда. А вы когда-нибудь встречались с Пирсом Виндзором?
— Конечно. В прошлом году он приезжал сюда снимать фильм «Сон в летнюю ночь». Тогда я видела Пирса на нескольких приемах. И его милую жену тоже.
— Она вам понравилась?
— Она показалась мне очаровательной. А уж совсем пленила меня их маленькая дочурка. Прелестный ребенок.
— А до этого вы не встречались с ним?
— Никогда.
— Неужели?
— Ну, я точно не помню. Может, я и видела его на вручении «Оскара».
— Но вы не были знакомы с ним раньше? — спросила Флер.
Магнус посмотрел на нее так, что она покраснела и опустила голову. Только сейчас Флер вспомнила, что обещала Магнусу не вмешиваться в разговор и не задавать вопросов. Только при этом условии он разрешил ей присутствовать во время интервью.
— Раньше? Что вы имеете в виду? — удивилась Роза.
— Ничего, извините, Магнус, — смущенно сказала Флер.
Магнус взглянул на Розу:
— Видите ли, определив сюжет книги, я начинаю раскручивать его. Поэтому по ходу работы всплывают все новые имена, события и связи. Вот это и делает книгу интересной и в известной мере уникальной, извините за нескромность. Пирс — далеко не единственный герой книги. Он просто в центре ее, а вокруг него сосредоточены все остальные. Книга рассказывает о жизни многих актеров, режиссеров, продюсеров, театральных менеджеров и агентов. Ее герои — банкиры, английские аристократы, американские миллионеры. Особое внимание я уделил высшим слоям Лондона и Нью-Йорка, а также ярким, но давно угасшим звездам Голливуда.
— Ну что ж, — задумчиво проговорила Роза. — Это очень интересная идея. Конечно, я расскажу все, что помню. Но все же я не вижу связи между Пирсом и Брендоном.
— Да, сейчас она не просматривается, но в те давние годы все могло быть иначе. Ведь Брендон типичен для Голливуда той поры.
— Да, но Пирса в то время в Голливуде не было! — воскликнула Роза.
— А я абсолютно уверен, что он был здесь, — возразил Магнус, — хотя и недолго.
— Пирс Виндзор? Здесь? Исключено! Почему же об этом никто не знает? — Роза изумленно взглянула на собеседника, а потом рассмеялась. — Да это просто смешно! Неужели вы полагаете, что мы могли его не заметить? Не видеть на вечеринках или на съемках? Нет, это невозможно.
— В жизни часто происходят странные веши.
— Но это же один из самых талантливых актеров!
Нет, будь он здесь, об этом знали бы все.
— А вы не допускаете, что тогда он был малоизвестным? Думаю, и Лоуренс Оливье испытал немало неудач в начале своей карьеры. Разве среди актеров мало таких, кто начинал с поражений?
— О, Магнус, уверяю вас, это исключено! Пирс не мог остаться незамеченным. Кто-то видел бы его и помнил о нем.
— Ну ладно, возможно, мой информатор ошибся, — уступил Магнус. — Но я приехал сюда для того, чтобы все проверить. Я рад, что вы убеждены в своей правоте. Это говорит о том, что мне следует осторожнее относиться к полученной информации. Меня уже давно интересует обстановка в Голливуде той поры.
Как жили тогда молодые актеры, только начинавшие восхождение? Как, например, вы достигли успеха, испытав столько неудач и поражений? Ведь, начав с нуля, вы стали звездой Голливуда! А с Брендоном произошло нечто противоположное, блистательно начав, он кончил жизнь изгоем и погиб под колесами автомобиля.
— Я совсем не предполагала, что вас интересует такое далекое прошлое. Мне казалось, что ваша книга о современном Голливуде.
— Вы правы Она посвящена современным событиям, — согласился Магнус. — Голливуд, Бродвей, Шефтеберри-авеню, Стрэтфорд. Известные имена. Знаменитые звезды. И я хочу, чтобы вы были среди них и ваше имя украсило страницы моей книги. — Он улыбнулся, и его Взгляд скользнул по ее лицу, остановившись на полных губах. — Но если вы возражаете, я, конечно, пойму вас.
Зачем мне ставить вас в неудобное положение.
Роза напряженно думала над его словами.
— Я смогу прочитать это перед тем, как книга будет издана?
— Разумеется. Я пришлю вам гранки.
— Хорошо! Я готова ответить на все ваши вопросы.
— Благодарю вас. Как вы познакомились с Брендоном?
— Самым обычным образом: в бюро по трудоустройству. Тогда оно находилось в западном Голливуде.
Вы знаете, что это такое, мистер Филипс?
— Думаю, да. Пожалуйста, зовите меня Магнусом.
Вы ведь тоже хотите, чтобы я называл вас Розой? Да, я знаю эту организацию.
— Прекрасно. Так вот, Брендон стоял в очереди.
Как только я увидела его… О Господи, это похоже на кинофильм…
— А что может быть лучше хорошего кинофильма?
— Возможно, вы правы. Итак, мы посмотрели друг на друга, улыбнулись, а через час, не получив никакой работы, встретились в автобусе и поехали в ресторан «Швабе», где Брендона ждали друзья. Он угостил меня Так мы и познакомились.
— Расскажите об этом ресторане. Я слышал, что именно там находили молодых талантливых актеров — Да, в основном. Не всех, конечно. Это было чудесное место, веселое и уютное. Все чувствовали себя там как дома.
Флер внимательно слушала Розу, хотя ее рассказ почему-то нагонял тоску. Флер очень огорчило утверждение Розы, что Пирса не было тогда в Голливуде.
Значит, все ее поиски обернулись неудачей.
— Кажется, сначала вы с Брендоном были просто друзьями.
— Вижу, вы неплохо поработали, — заметила Роза. — Кто же сказал вам об этом? Флер?
— Да.
— Флер, дорогая, я не предполагала, что вы помогаете Магнусу, — усмехнулась Роза. — Да, это верно.
Сначала мы были друзьями. Но однажды ночью… Не знаю, как это произошло. Ведь друзья нередко становятся любовниками, верно, Магнус?
— Иногда, — поправил ее Магнус. — Лично я избегаю этого.
— Может, вы и правы. — Роза потянулась к бокалу.
— А что было дальше?
— Потом мы влюбились друг в друга и стали неразлучны. Я очень любила его. Очень.
— Долго ли продолжались ваши отношения?
— Около года. У Брендона тогда было очень трудное время. Да и у меня тоже, признаться. Он приехал в Голливуд по трехмесячному контракту, но так и не смог закрепиться на студии. Вы знаете об этом из книги Джо Пэйтона.
— Вы читали ее?
— Да, а почему это вас удивляет?
— Вовсе нет. Это хорошая книга.
— По-моему, тоже. Мы провели вместе не меньше года. Несмотря на трудности, мы были счастливы в нашей небольшой квартире.
— Вы могли бы описать его?
Голубые глаза Розы засияли от нежности.
— Брендон был добрым, щедрым, нежным, веселым. Мне кажется, он обладал только хорошими качествами.
— А как насчет отрицательных?
Роза холодно взглянула на Магнуса.
— Нет, тогда я не замечала ничего такого, вот разве только излишняя доверчивость.
— Но это нельзя считать серьезным недостатком.
— Только не в Голливуде.
— Понятно. А что он представлял собой как актер?
— Он был плохим актером. Простите, Флер, но это так. Правда, перед камерой он преображался. Брендон был очень фотогеничен и прекрасно двигался. В одном фильме он играл роль молодого адвоката. Увидев его, я подумала, что он приобрел навыки актерского мастерства, но…
— А он считал себя хорошим актером?
— Еще бы! — рассмеялась Роза. — Я никогда не пыталась убедить его в обратном.
— И правильно делали. Мужчины весьма ранимы.
Он рассказывал вам о Флер?
— Да, часто. Он очень любил ее.
— И хотел забрать ее в Голливуд?
— Да, но не мог. Ведь у него не было ни постоянного жилья, ни денег.
— А что он говорил о Каролине?
— О ком?
— О матери Флер!
— Ах да! Он редко упоминал о ней. Думаю, он любил ее, но я могла ошибиться, так как ревновала его к ней. — Роза улыбнулась.
— Сколько вам тогда было лет?
— Восемнадцать.
— Вы были честолюбивы?:
— Очень.
— Понятно. Ну хорошо, а что же потом произошло между вами?
Роза опустила глаза.
— Он познакомился с Наоми Макнайс.
— Что она собой представляла? Эта личность давно уже интересует меня.
— Это была властная, опасная и очень умная Женщина.
— Красивая?
— Нет. Холодные глаза, такое же холодное лицо, худая, резкая в выражениях. Она нажила себе огромное количество врагов.
— Брендон не был влюблен в нее?
— Думаю, нет, хотя и считал ее привлекательной.
Встретив Брендона, она тут же предложила ему неплохой контракт.
— И не позволила ему встречаться с вами?
— Да.
— А что… — Магнус запнулся, — что вы при этом чувствовали?
— О, это было ужасным ударом для меня.
— Вы разозлились на него?
— Нет, я не держала на него зла. Сначала вообще не могла поверить, что такое возможно. Ведь мы любили друг друга. Но это же Голливуд! Здесь возможно все. С этим нужно смириться.
— Удивительно!
— Видите ли, люди приезжают сюда, чтобы любой ценой добиться успеха и славы. Это вроде клуба, куда очень трудно попасть. Но правила приема довольно просты. Нужно делать то, что велят. Вот и все. Если вам не по душе эти правила, приходится собрать вещи и вернуться домой. Брендон стал для Наоми комнатной собачонкой, которую она кормила из рук. Мне это очень не нравилось, но оставалось только смириться. Я не хотела возвращаться домой. Магнус, может быть, бренди или коньяк? А вы что будете пить. Флер?
— Коньяк. — Магнус говорил трезвым голосом, хотя выпил уже почти полторы бутылки калифорнийского шардоннэ.
Флер поблагодарила хозяйку и попросила минеральную воду.
— А когда вы впервые узнали о том, что Брендон перестал пользоваться расположением Наоми?
— Это произошло довольно скоро. В Голливуде все новости распространяются со скоростью света. Пошли какие-то сплетни, которые тут же попали в прессу. Брендона отовсюду выгнали и выбросили на улицу.
— Вы не пытались разыскать его?
— Конечно, пыталась. Я поняла, что ему нужна помощь и поддержка. Я любила Брендона и считала, "что могу стать его другом.
— Вы были добры к нему.
Господи, подумала Флер, меня сейчас стошнит.
— А как вы отнеслись к той публикации в журнале?
Она вас шокировала?
— Нет, удивила.
— Вы ей поверили?
— Я до сих пор не знаю, что об этом думать. Сейчас я полагаю, что все это было преувеличено, но тогда мне так не казалось. Такие грязные публикации всегда имели целью дискредитировать человека, подорвать его репутацию. Так, например, Дэну Дейли называли королевой наркотиков, а о Лейне Тернер и Эве Гарднер писали, что у них общий любовник. На грязных слухах делали очень большие деньги. Но тогда я думала, что в истории Брендона есть доля правды. Вообще-то это касается всех сплетен и слухов.
— Но вы не были вполне уверены в вине Брендона?
— Конечно, нет.
— А вас не насторожило, что его привезли в Голливуд два отъявленных гомосексуалиста?
— Магнус, полагаю, что более половины актеров Голливуда оказались здесь благодаря поддержке гомосексуалистов или лесбиянок.
— Вероятно, вы правы. А не рассказывал он вам о своих похождениях?
— Нет. Никогда. О таком обычно не рассказывают своей подруге, не так ли? Магнус, я устала. Нельзя ли продолжить наш разговор завтра?
— Конечно, простите меня. Я просто подумал, что завтра вы заняты.
— Нет, у меня только примерка костюмов.
— Ну что ж, пожалуй, пойду в свою гостиницу.
Может, ваш шофер отвезет меня?
— Да, но вы могли бы остаться здесь. Уже очень поздно, а домик возле бассейна свободен. Вам принесут все необходимое, включая пижаму.
— Я никогда не сплю в пижаме, — признался Магнус, — но благодарю вас за приглашение.
Флер видела из окна домик возле бассейна. Там еще долго горел свет, хотя все уже давно уснули.


Утром Роза выглядела свежей, отдохнувшей и сияющей. Она радостно объявила, что успела пробежать тридцать кругов, пока они нежились в постели.
Когда возле бассейна появился Магнус, Роза предложила ему фруктовый салат, яичницу и фруктовый сок.
Но он решительно отказался, сообщив, что ест только поджаренный хлеб с апельсиновым джемом.
— У вас есть апельсиновый джем?
— Думаю, да, — сказала Роза, снимая трубку телефона. — Сью! Принеси нам апельсиновый джем, пожалуйста.
— Простите, — прервал ее Магнус; несколько смутившись. — Дело в том, что я ем не любой апельсиновый джем, а только оксфордский. Если у вас нет такого, сойдет и мед.
— А что такое «оксфордский джем», черт возьми?
Никогда не слышала о нем.
— Это единственный настоящий джем, — с гордостью сказал Магнус. — Все остальное — подделка.
— Понятно. Значит, у нас только подделка. Сью, можно немного меда? Флер, дорогая, у вас усталый вид.
— Да, я почти не спала.
— О, простите! А что случилось?
— Ничего, — быстро ответила Флер. — Я вообще плохо сплю.
— Вы пробовали пить чай из трав?
— Я испробовала все, что возможно.
— И акупунктуру?
— Все, — твердо сказала Флер.


В это утро Магнус почти целый час записывал на магнитофон рассказ Розы о ее прошлом.
— Я тогда работала официанткой в ресторане «Сад Аллаха». Однажды туда пришел этот парень и сказал, что готов помочь мне сняться в кино. Он назвался агентом Гарри Коэна, известного специалиста по молодым талантам. Я, конечно, не поверила ему сначала, но это оказалось правдой.
— Похоже на голливудскую сказку, — с улыбкой заметил Магнус.
— Да, — согласилась Роза. — Но так все и было. Я подписала контракт, снялась в кино, и так началась моя актерская карьера. За этим последовали другие фильмы, такие, например, как…
Глядя на Розу, Флер думала о том, что та слишком увлеклась собственным успехом и забыла о главной теме разговора.
— Это все было уже после смерти Брендона? — спросил Магнус.
— Нет, когда я подписала первый контракт, Брендон был еще с Наоми Макнайс. Он погиб намного позже.
— Значит, это принесло вам удовлетворение?
— Простите?
— Вы были довольны, что не отстали от Брендона?
Золушка наконец-то попала на свой бал.
— Да, что-то вроде этого. Честно говоря, я больше не думала о Брендоне.
— Но вы все-таки встречались с ним после того скандала?
— Да, я же сказала вам, что хотела поддержать его в трудную минуту. Он тогда жил в каком-то ужасном месте…
— Где?
— Где-то в центре.
— Да, вы были очень добры к нему, — задумчиво сказал Магнус. — Вы простили ему даже предательство.
— Да, конечно… О Господи, солнце такое яркое!
Ничего, если я надену темные очки?
— Пожалуйста.
Роза исчезла за дверью дома. Флер бросила на Магнуса быстрый взгляд. Тот усмехнулся, но ей показалось, что он чем-то смущен.
— Милая женщина.
— Да, я уже поняла, что она вам понравилась.
— Боюсь, для вас этот разговор слишком болезненный, — неожиданно сказал Магнус.
— Нет, я согласна с Розой и тоже считаю, что в этой истории есть доля правды. Видимо, кто-то так ненавидел отца, что продал эту историю журналу. К тому же мне приятно, что Роза любила его.
— Да, кажется, она действительно его любила.
— Магнус, зачем вы так много рассказали ей о книге, о Пирсе и обо всем остальном? Неужели это необходимо?
— Несомненно. Роза все равно услышит об этом, и очень скоро. Зачем же мне нарываться на судебный процесс? Это очень опасно, Флер. Не забывайте, наш разговор записан на пленку. Вы тоже должны осторожно высказываться.
— Она, кажется, абсолютно уверена, что Пирса здесь не было, — печально заметила Флер. — — Да, но я думаю…
Роза появилась в огромных темных очках.
— Теперь я чувствую себя гораздо лучше. У меня от солнца всегда болит голова. Заодно я попросила Рикардо принести нам немного вина. На чем мы остановились?
Магнус снова включил магнитофон.
— Вы видели Брендона в каком-то ужасном месте.
— Да-да. Он выглядел тогда просто жутко. Исхудал, зарос щетиной, был истощен морально и физически.
Это было самое трудное время в его жизни. «Я слишком много болтал, — сказал он мне тогда. — Я всегда слишком много болтал. Роза». В этом и состояла его главная проблема — в излишней доверчивости.
— Да. — Магнус вздохнул. — Очевидно, здесь это очень опасно. А он не говорил вам, кому и что он болтал?
— Нет. Я спросила его об этом, но Брендон сказал, что все это люди, которых он считал своими друзьями.
— А у вас есть какие-либо предположения на этот счет?
— Нет. Никаких. Я много думала об этом. Это могла быть любая отвергнутая им девушка. Но разве это так важно?
— Нет, не очень. Вы правы. Скажите, пожалуйста, вы видели его незадолго до гибели?
— Да, один или два раза, не больше. Я пыталась найти ему работу. Хоть что-нибудь, чтобы поддержать его. Но тогда у меня не было такой возможности. К тому же у него была дурная репутация, и с ним никто не хотел связываться.
— Смелый поступок, смею заметить.
— Магнус, я очень любила Брендона и делала все возможное, чтобы помочь ему. А потом он исчез. Не знаю, где он был и чем занимался. Только потом выяснилось, что он жил на пляже. Но… — Она улыбнулась и пристально посмотрела на Магнуса. — Мне до сих пор больно вспоминать об этом.
— Еще бы! Роза, вам что-нибудь говорит имя Кристи Ферфакс?
Флер изумленно уставилась на него. Она никогда не слышала этого имени.
— Да, но не много, — ответила Роза, помолчав. — Какое-то время она была близка с Брендоном. Но я никогда не встречалась с ней, хотя слышала, что она доставляла ему много хлопот.
— Каких именно?
— Она была замешана во всех мыслимых и немыслимых историях. Секс, наркотики, алкоголь и все прочее. Кроме того, она, видимо, шантажировала своих любовников. — Роза говорила с заметным напряжением, нервно поправляя полы халата.
— Шантажировала? — резко спросил Магнус. — А в чем, собственно, заключался этот шантаж?
— Да в чем угодно. Мало ли чем можно шантажировать? Она находила себе клиентов, а потом говорила, что забеременела, вот и все. Откупиться от нее можно было только большими деньгами.
Флер неожиданно встревожилась. Шантаж! Да, это и лежало в основе всех скандалов. Так все говорили.
А значит…
— Вы не знаете, где она сейчас? — спросила Флер вопреки договору с Магнусом.
— Об этом нетрудно догадаться, — усмехнулся Магнус. — Только не в раю.
— Неужели она умерла? — изумилась Флер.
— Не просто умерла. Ее убили. Или она покончила с собой. Во всяком случае, так считало расследование.
— Понятно, — проговорила Флер. — Кажется, вы много знаете о ней.
— Да, много, но не все.
— А как она оказалась замешана в этой истории? — спросила Роза.
— — Вы же сами сказали, что она знала Брендона. Он дал Показания. Кстати, Брендон всеми силами пытался помочь ей и даже обещал роль в каком-то фильме.
— Неужели? Я ничего не знала об этом. — Роза вздохнула. — Значит, я многого о нем не знала. Впрочем, мы не встречались в то время.
— И вы ничего не можете рассказать мне о ней? О се друзьях, семье? Вы никогда не говорили с Кристи?
— Никогда.
— А Брендон рассказывал вам о ней?
— Нет. — Роза быстро поднялась, сбросила халат и прыгнула в воду.
Флер успела заметить, что у нее великолепная фигура, полная грудь и длинные ноги. Магнус пожирал Розу глазами. «Господи, — подумала Флер, — он такой же, как и все».
— Присоединяйтесь ко мне, — весело позвала их Роза. — Вода замечательная.
— У меня нет купальных принадлежностей, — с сожалением сказал Магнус.
— Зачем они вам? Ведь вы же будете в воде!
— Но я ужасно застенчив, — игриво проговорил Магнус и улыбнулся.
— Поройтесь в домике, вы что-нибудь там найдете.
Вскоре Магнус вышел из домика в шортах. Подойдя к бассейну, он посмотрел на Розу. Та протянула ему руку и потащила в воду.
— — Флер, идите к нам, — крикнула Роза, — это великолепно!
Флер решительно покачала головой:
— Спасибо, мне и здесь хорошо. — Она чувствовала себя шестнадцатилетней девочкой, неожиданно оказавшейся в обществе взрослых.
Роза и Магнус весело плескались в воде. Флер не могла спокойно наблюдать за этим и, сама того не ожидая, выпила два бокала вина.
Магнус вылез из бассейна, вытерся и подсел к ней.
— С вами все в порядке, Флер?
— Да.
— Я никогда еще не видел вас такой задумчивой и тихой.
— Вы просто редко видели меня, — холодно сказала Флер.
— Верно. Можно ли спросить вас еще об одном человеке? — обратился он к Розе.
— Конечно.
— Вы слышали имя Зверн?
Роза пристально посмотрела на него.
— Флер уже когда-то задавала мне этот вопрос. Мне ничего не говорит это имя, хотя оно очень редкое.
— Это точно.
— А что он сделал? Или это женщина?
— Я и сам ничего не знаю, но очень хотел бы узнать. Этот человек тоже из далекого прошлого.
— А этот мистер или миссис Звери живет в Лос-Анджелесе?
— Нет. Во всяком случае, сейчас.
— О Господи, я и не думала, что окажусь такой неосведомленной!
— Значит, вы абсолютно уверены, что Пирс не был в Голливуде в то время и никогда не встречался с Брендоном?
— Да, иначе я знала бы об этом.
— Но…
— Послушайте, — прервала его Роза, — это что, интервью или допрос? Я рассказала вам все, что знаю.
А вы, видимо, считаете, будто я что-то скрываю от вас. — Роза улыбнулась, но Флер заметила, что она напряжена.
Флер чувствовала себя разбитой, смущенной и разочарованной этой беседой. Магнус посмотрел на Розу.
— Извините меня, вы правы. Я просто настырный английский журналист. Всем известно, что у нас не слишком хорошие манеры. Спасибо за интервью.
— Мне нравится ваш метод работы, — весело заметила Роза, вытирая волосы.
— У вас великолепные волосы, — вдруг сказал Магнус.
— Благодарю вас.
— У вас, конечно, есть парикмахер, которого вы берете с собой в поездки?
— Да, к счастью, я могу себе позволить такую роскошь.
— А как ее зовут?
— Зачем это вам?
— Обычное любопытство.
Господи, подумала Флер, что он несет? При чем здесь парикмахер?
— Ее зовут Дориан Рот.
— Никогда не слышал этого имени. Мисс Шарон, могу ли я угостить вас ужином сегодня вечером?
— Увы, — с наигранным огорчением ответила Роза, — сегодня вечером я занята.
— Очень жаль. Может быть, завтра? Все было просто чудесно, не так ли. Флер?
— Да, — согласилась Флер, жалея о том, что так и не научилась скрывать свои эмоции.
— Ну что ж, благодарю вас. Давайте еще немного поплаваем, потом пообедаем и расстанемся.
— Я еще слишком мало общалась с Флер.
— Я тоже, — улыбнулся Магнус.


После обеда у Флер разболелась голова. Виной тому были южное солнце, калифорнийское вино и бессонная ночь.
— Я хотела бы немного отдохнуть, — сказала она Розе и Магнусу. — Я плохо себя чувствую.
— Конечно, дорогая, — охотно согласилась Роза. — Магнус, что вам предложить? Немного вина? Бассейн?
Теннис? Или вы хотите вернуться в гостиницу?
— А разве вы не поедете вечером в студию?
— Мне следовало поехать, но очень уж не хочется.
В этот момент на гравиевой дорожке появилась Сью на небольшом мотоцикле.
— О! — оживился Магнус. — А можно мне прокатиться на этой замечательной штуке?
— Конечно, — обрадовалась Роза. — Сью, ты не возражаешь?
— Нет, пожалуйста. — Та игриво улыбнулась Магнусу.
— Вы любите мотоциклы?
— Обожаю. Это прекрасный транспорт; У меня дома стоит «харли-дэвидсон».
— Следуйте за мной. — Роза направилась к гаражу.
Подойдя к нему, она с гордостью распахнула дверь.
Там рядом с чистым бледно-голубым «кадиллаком» стоял большой мотоцикл фирмы «БМВ».
— Прошу. — Она указала на великолепную машину. — Это будет некоторой компенсацией за то, что у нас не нашлось настоящего оксфордского джема.
— Вы не хотите прокатиться со мной на заднем сиденье? — спросил Магнус.
— Нет, это вы прокатитесь на заднем сиденье, — возразила Роза. — Я повезу вас на побережье океана.
Магнус устроился позади Розы, крепко обняв ее за талию. Флер, бросив быстрый взгляд на его шорты, заметила, что они оттопыриваются в самом деликатном месте. Затем она с завистью посмотрела на Розу и поняла, что та чувствует это. Лицо ее сияло. Когда они уехали. Флер быстро поднялась в свою комнату, задернула шторы и упала на кровать, обливаясь слезами от гнева и отчаяния.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100