Читать онлайн Жестокий роман Книга 2, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Осень, 1971
— Представьте, мистер Виндзор, что вы на исповеди, — убеждал Пирса Николае Маршалл. Обычно такой довод производил впечатление на нервных клиентов, но на этот раз он не помог.
— По-моему, — заметил Пирс, — не следует вдаваться в подробности.
— Но, мистер Виндзор, — возразил Маршалл, — .это очень сложное дело. Как я понимаю, книга идет к завершению. Вы очень обеспокоены тем, что она может нанести вам моральный ущерб, и хотите защитить себя. Разве не так? Я могу помочь вам лишь в том случае, если вы объясните мне, в чем дело. Почему вы считаете, что эта книга опасна для вас? Какими источниками располагает автор? Короче говоря, я должен знать, в чем сущность книги. Иначе мы потеряем много времени, а вы.., много денег, уверяю вас.
— Но.., но об этом очень трудно говорить, — неуверенно начал Пирс.
— Что именно Вам кажется трудным, мистер Виндзор? Да, вы крепкий орешек. — «Придется непременно обсудить это с Людовиком», — подумал Николае.
— Кое-что в этой книге может задеть, даже оскорбить меня, — пояснил Пирс. — Но я понятия не имею, что именно и в какой степени. — Он вдруг улыбнулся и смущенно опустил глаза.
Он очень плохо выглядит, подумал Николае. Бледен, истощен, худ.
— Так вы считаете невозможным сообщить мне об этом?
— Я бы не хотел этого делать, во всяком случае, пока. А что вы собираетесь предпринять? И что мне следует предпринять?
— Вот что, мистер Виндзор, — спокойно заметил адвокат. — Вы окружены слухами и сплетнями. Вам необходимо принять меры до того, как выйдет эта книга. В Америке, например, все иначе. Там вам пришлось бы собрать всевозможные доказательства, прежде чем подавать иск.
— Ну что ж, — улыбнулся Пирс. — Я располагаю кое-чем, что свидетельствует в мою пользу.
2. — Не сомневаюсь. Думаю, вам прежде всего нужно встретиться с автором и поговорить с ним прямо и откровенно. Как я знаю, он был вашим другом. На вашем месте я бы попытался убедить его отказаться от этой затеи. Или хотя бы узнать, что он собирается написать о вас. Это было бы неплохо для начала. Вряд ли стоит доказывать вам, что на него необходимо оказать давление. Правда, сомневаюсь, что он пойдет вам навстречу.
Кажется, Магнус получил солидный аванс. К тому же он упрям и намерен довести дело до конца.
— Несомненно, — согласился Пирс. — Э-э-э.., не могли бы вы пойти к нему со мной? Или вы полагаете, что лучше поговорить с ним без свидетелей?
— Думаю, вам следует пойти к нему без меня. Это ведь конфиденциальный разговор, поэтому присутствие адвоката ни к чему. В противном случае мистер Филипс пригласит своего адвоката, и откровенный разговор не состоится.
— Понятно. А что будет потом?
— Если исход вашей беседы будет неудовлетворительным, мы можем потребовать, чтобы он предоставил нам копию рукописи. Впрочем, он, конечно, откажется. Понимаете, мистер Виндзор, если издатель уверен, что все факты, приведенные в книге, правдивы, а все источники надежно проверены, никто не испугается наших угроз.
— Мы можем не прибегать к судебному иску, чтобы избежать публикации книги? Меня это устроило бы больше всего. — Пирс вытер пот со лба. Он еще больше побледнел.
Нет, что-то здесь не так, подумал Николае. Уж очень он напуган. Ему хотелось помочь Пирсу, но он не знал, как это сделать. Ясно было одно: Виндзор страшно боится этой книги, а это означает, что она правдива.
— Мистер Виндзор, суд может наложить запрет на издание книги, если она содержит ложные и клеветнические сведения.
Пирс растерянно посмотрел на него:
— Но если от этой книги пострадает моя репутация и даже, если хотите, жизнь? Если люди поверят ей, никакие деньги, ничто вообще не изменит их мнение обо мне. Это будет непоправимо.
— Мистер Виндзор, с точки зрения закона все выглядит иначе. Суд может запретить издание этой книги, если сочтет, что она бездоказательна.
— Боюсь, этого недостаточно, мистер Маршалл, — сказал Пирс, в отчаянии ломая пальцы. — Грязь, грубо говоря, воняет. Автор книги может выплатить мне огромную сумму за нанесение морального ущерба, но это ничего не исправит. Мы должны сделать все, чтобы эта книга не вышла. Любой ценой.
— Для этого, мистер Виндзор, нам необходимо доказать, что она лжива, а тем самым оскорбительна для вас.
Вот поэтому я и прошу вас рассказать мне всю правду.
Пирс долго смотрел на адвоката, а потом сказал:
— Пожалуй, я начну с визита к мистеру Филипсу. Я пойду к нему один, а потом сообщу вам о результатах нашей беседы.
— Очень хорошо, — согласился тот. — Желаю вам удачи.
— Спасибо, вы очень добры.
Николае Маршалл долго смотрел ему вслед, анализируя впечатление, которое произвел на него этот человек.
— Он в чем-то виноват, — заключил Маршалл.


Когда позвонил Пирс, Каролина была в конюшне в крайне дурном настроении. Ей надоел этот проклятый дождь, из-за которого пришлось отложить верховую прогулку. Мысли о Магнусе угнетали ее. Она соскучилась по Джо, Хлое и вообще по нормальному человеческому общению. Отношения с Хлоей внешне остались корректными, но Каролина понимала, что им пришел конец. Хлоя не могла простить матери, что та предала Джо.
— Я очень люблю его, — сказала Хлоя во время последнего телефонного разговора, — и мне очень больно, что ты так жестоко поступила с ним. — После этого она бросила трубку.
Каролине было стыдно, что она предала самого верного друга, который всегда хранил верность ей, хотя и не был ее мужем. Она пыталась поговорить об этом с Джеком, но тот лишь сокрушенно покачал головой.
— Мы все допускаем ошибки, Каролина, — сказал он с укором, — но жизнь обычно помогает исправить их.
Однако Каролина не знала, как исправить свои ошибки. Она написала Джо о том, что раскаивается, стыдится своего поступка, мучительно переживает и хочет, чтобы все было по-прежнему. Но Джо не ответил ей. Это повергло Каролину в отчаяние. Она чувствовала себя одинокой, брошенной и несчастной.
Увидев Джо на фотографии с Розой Шарон, она ощутила полный крах.


К телефону подошел Джек.
— Это мистер Виндзор, — сказал он Каролине.
— Спасибо, Джек. Скажи, что я возьму трубку в доме.


— Пирс? Что-то случилось?
— Нет, нет, все в порядке, — ответил тот. — Хлоя и дети чувствуют себя прекрасно. Я хотел попросить тебя об одолжении, Каролина.
— Конечно, Пирс. Готова помочь тебе чем могу.
— Спасибо. Не знаю, возможно ли это, но стоит попытаться. Речь идет о книге Магнуса. Надеюсь, ты не забыла его?
— Ax да, книга, — сказала Каролина, почувствовав вдруг симпатию к Магнусу. Каков наглец Пирс! Ведь он сам привел его в дом.
— Я.., мне.., мне очень хотелось бы знать, что он собирается написать про меня, — выдавил наконец Пирс.
— Надеюсь, ты не просишь меня выяснить это? — со злостью спросила Каролина. — Магнус мне ничего не скажет.
— Я просто подумал, не посоветуешь ли ты мне, что делать. Я возбуждаю против него судебный процесс.
Мне полезна любая информация.
— Возможно, Пирс, но я не в силах помочь тебе.
Мы давно уже не разговариваем с ним.
Каролина села на диван и задумалась. Ее охватило раскаяние. Ведь эта книга заденет не только Пирса, но и тех, кого она любит, всю ее семью. А Брендон? Неужели Магнус докопается и до него? Господи, что будет, если все окажется ужаснее, чем она предполагала?
Ведь Брендон был для нее героем! Погрузившись в воспоминания, она отчетливо услышала его голос, интонации, нежные слова, на которые он никогда не скупился. Да, необходимо остановить Магнуса! Надо бороться за Брендона и за Флер. Нельзя допустить, чтобы трепали его имя.


Ее мысли прервал неожиданный звонок Магнуса.
— Каролина! Как я рад слышать тебя!
Черт возьми, подумала она, какой же все-таки у него сексуальный голос! Каролина даже закрыла глаза, подумав о днях, проведенных с ним.
— Тебе передали, что я звонила? Надеюсь, ты догадался, почему я решилась на это?
— Думаю, да. Либо ты хочешь, чтобы я вернулся к тебе, либо тебя интересует книга. А может, и то и другое вместе.
— Первое предположение отпадает, — решительно заметила Каролина. — Я не изменила мнения о тебе.
— Какое мнение? Ах да, ты назвала меня негодяем.
Это слишком сильное выражение, леди Хантертон, для скромного искателя правды.
— Не надо, Магнус. Искателем правды тебя можно назвать с большой натяжкой, но уж скромность — твоя последняя добродетель.
— Дорогая, у тебя неплохо подвешен язык. Зря ты не пробуешь силы в журналистике.
— Спасибо, Магнус, но это меня не интересует.
Меня преследовали бы угрызения совести.
— О, Каролина, я уверен, что твоя бессмертная душа не пострадала бы от этого. Своими бесчисленными добродетелями ты уже искупила все грехи.
— Весьма любезно с твоей стороны.
— Значит, ты хочешь узнать, в чем суть моей книги? — спросил Магнус. — Сюжет выходит далеко за пределы твоей семьи, дорогая.
— Что это значит?
— В ней сотни персонажей, что соответствует лучшим традициям Голливуда. Никогда еще мне не приходилось иметь дело с таким волнующим и увлекательным сюжетом. Это будет панорама человеческой жизни. Ты удивишься, прочитав книгу. А что тебя, собственно, интересует больше всего?
Каролина задумалась.
— Ты же знаешь, дорогая, что я не могу рассказать тебе о книге. Я даже думать об этом не смею.
— Ты мог бы это сделать.
— Нет, Каролина, нет. Я допустил бы большую ошибку. Я пишу книгу потому, что все эти факты очень важны для меня. История, над которой я работаю, — образец искажения правды. Чем больше я узнаю, тем большее разочарование меня охватывает. Я хочу рассказать людям правду без прикрас. Это послужит предостережением для многих.
— Магнус, пожалуйста, не надо!
— Не надо что?
— Разрушать нашу жизнь!
— Каролина, — возразил Магнус, — я ничего не собираюсь разрушать. Обещаю тебе. Многие, с кем мне приходилось встречаться, считают, что ее нужно любой ценой опубликовать. Я не могу бросить начатое. К тому же это стало главным делом моей жизни. Слишком поздно, Каролина!
Она помолчала и положила трубку.


Магнус смотрел на телефон, неодобрительно покачивая головой. Затем надел очки и сел за пишущую машинку, чтобы закончить главу, посвященную школьным годам Пирса Виндзора.
— Магнус Филипс, — громко сказал он себе, — похоже, ты чертовски хороший писатель!
Часа через два он почувствовал тупую боль в голове. Надо немного прогуляться, подумал Магнус.
Он медленно шел по направлению к мосту, размышляя о Каролине. Все-таки она чертовски привлекательна. Пожалуй, у нее только один недостаток — она очень любит сельскую местность. Жаль, что все так закончилось. Неужели он и в самом деле такое дерьмо, каким его считают? Может, и впрямь бросить все и не наживать себе врагов?
Магнус остановился, обдумывая эту мысль. Затем. решительно пошел вперед. Нет, это от лукавого. А как же быть с правдой? Ведь кто-то должен защищать ее?
Да, правда часто неприятна, даже болезненна, но от этого не перестает быть правдой. Хирург делает операцию, не считаясь с болью, ради спасения пациента. Ничего страшного, подумал Магнус, немного успокоившись, переживут. Все они сильные и взрослые люди. Даже Хлоя. Почему даже? Хлоя прежде всего.
Магнус улыбнулся. Ему очень нравилась эта тихая и милая женщина. Ведь именно из-за нее он решил расследовать всю эту историю. Она очень… Магнус задумался, подбирая нужное слово. Очень добрая. Да, добрая.
Иначе и не скажешь. Господи, ну зачем она вышла замуж за этого Пирса? Он недостоин ее.
Вскоре он почувствовал себя лучше. Осталось лишь выпить пару глотков спиртного, и тогда все будет в полном порядке. Он зашел в ресторан «Ритц», выпил немного виски, а потом направился на бульвар, собираясь вернуться домой на метро. Пройдя несколько метров, Магнус увидел стройную женщину и почему-то снова вспомнил о Хлое. Да, жаль, что она связалась с этим стариком. Он сделал еще несколько шагов и остолбенел. Перед ним стояла Хлоя, пытаясь поймать такси.
«Не может быть! — подумал он. — Почему она здесь в такое позднее время? Где она была?» Ему помогла профессиональная наблюдательность. Ведь он видел, как эта женщина выходила из большого дома «Олбени», что рядом с рестораном.
«Так-так, — размышлял Магнус. — У кого же она была?» Тут Хлоя наконец остановила такси, быстро вскочила в него и поехала по направлению к дому.
Магнус смотрел вслед машине, лихорадочно припоминая всех своих знакомых. Через мгновение его осенило. Да, все ясно! Там живет давний поклонник Хлои, старый холостяк и первоклассный адвокат Людовик Ингрем. Магнус заметил, что Хлоя бросила на него из машины испуганный взгляд. Значит, она узнала его и ужаснулась оттого, что он стал невольным свидетелем ее падения.


— Я хочу срочно поговорить с тобой, — твердо и решительно сказал Пирс Магнусу.
— Ну, конечно, дружище, — осторожно ответил тот, удивившись столь неожиданному звонку.
— Как можно скорее. Лучше всего завтра утром.
— Ну что ж, буду рад видеть тебя. Хочешь позавтракать со мной?
— Нет, спасибо. У меня нет для этого времени.
— Ладно, тогда заходи ко мне домой часов в десять.
Договорились?
— Да. Ровно в десять буду у тебя.
«Черт возьми, — подумал Магнус, — почему этот негодяй говорил со мной таким уверенным тоном?» Он налил себе немного виски и взял в руки газету. Его внимание привлекла фотография в «Ивнинг ньюс»: группа голливудских звезд, окруживших президента Никсона и губернатора Калифорнии Рональда Рейгана, который сам когда-то был не очень яркой, но все же звездой Голливуда. Рядом с ним стояла его жена Нэнси, тоже бывшая кинозвезда.
Магнус покачал головой: Рейган уже никогда не получит роль в новом фильме.


Пирс приехал к нему ровно в десять. Магнус сразу заметил, что тот похудел, но одет по-прежнему безупречно. Этот парень серьезно относится к своей одежде, подумал Магнус. Придется поговорить с его портным.
Не исключено, что тот расскажет ему немало интересного, если, конечно, захочет. Захочет, куда он денется.
Несколько пятифунтовых купюр решат все проблемы.
— Заходи, Пирс.
Пирс сел на стул и долго смотрел на Магнуса, не зная, с чего начать. Магнус с удивлением понял, что чувствует себя несколько неловко от этого взгляда. Неужели он что-то знает?
— Ну ладно, — решительно начал Пирс. — Перейду к, существу дела. Мои адвокаты посоветовали мне срочно связаться с тобой и попробовать убедить тебя в нецелесообразности издания твоей книги.
— Ты серьезно? — с наигранным удивлением спросил Магнус.
— Да, вполне. По крайней мере ты должен рассказать мне о том, что именно собираешься написать обо мне.
— Почему же я должен это делать?
— Я знаю, что ты не сделаешь ни того, ни другого.
— Ты очень догадлив. Пирс.
— Я так и думал, но мне посоветовали все же попытаться.
— Увы, Пирс, я не могу этого сделать. Слишком поздно. Издание книги уже невозможно остановить. Что же касается ее содержания, то я никому не рассказываю о нем. Это не в моих правилах.
— Я знаю. Еще один вопрос. Могу ли я надеяться, что твои материалы тщательно проверены и точны?
— Все всяких сомнений, Пирс. Я опросил десятки людей, записал на пленку все беседы, проверил факты.
Честно говоря, во мне открылись недюжинные способности сыщика.
— Восхитительно! — Пирс едва заметно улыбнулся. — Твоим издателям крупно повезло, — Надеюсь, что так.
— Ну ладно, Магнус, — сказал Пирс, — вообще-то я пришел предупредить тебя о возможных последствиях.
— Интересно! — Магнус ощутил легкое беспокойство.
— Надеюсь, ты знаешь пьесу «Венецианский купец»?
— Да, хотя и не так хорошо, как ты.
— Ничего. Хочу напомнить тебе слова из монолога Порции. Они весьма поучительны. — Пирс подошел к окну, потом повернулся и сказал:
— Признав наконец, что Шейлок имеет право на свой фунт мяса, она сказала: «Но если ты отрежешь хоть на волос мяса больше или меньше фунта и весы покажут это, ты умрешь, а все твои товары будут конфискованы».
Он произнес это так артистично, что Магнусу показалось, будто перед ним юная и прекрасная дама.
— Надеюсь, ты понял, что я имею в виду, — промолвил Пирс, пристально глядя на Магнуса. — Твоя книга как тот фунт мяса. Ты имеешь право издать ее, но если она окажется лживой хоть на волос, то все твои книги будут конфискованы. И не забывай, что правда — понятие растяжимое. В ней много составляющих. Не упусти ничего, иначе она превратится в ложь. Вот, пожалуй, и все. Мне пора. Всего доброго, Магнус.


Даже через полчаса Магнус не мог приняться за работу, охваченный смутной тревогой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100