Читать онлайн Жестокий роман Книга 2, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

1970
— Людовик, я в отчаянии, — сказала Хлоя. — Я просто не знаю, что мне делать.
— Выходить ли за меня замуж?
— О, Людовик, не надо шутить! Это не смешно.
— А я и не шучу.
— Людовик, пожалуйста, ..Людовик нахмурился и пристально посмотрел на Хлою.
— Извини, дорогая. Что тебя беспокоит?
— Эта проклятая книга, что же еще? — раздраженно ответила она — Ах, вот оно что!
— Ты уже слышал о ней?
— О ней сейчас все говорят. А уж пресса просто захлебывается.
— Боюсь, что так. — Хлоя тяжело вздохнула.
— А что сам Пирс думает об этом?
— Он не хочет говорить со мной на эту тему, — сказала Хлоя дрогнувшим голосом.
— Почему?
— По его словам, от того не стоит. Нам нужно быть вместе, несмотря ни па что, говорит он. Но боюсь, эта книга отобьет у него всякое желание жить.
— Надеюсь, что не в буквальном смысле этого слова, — заметил Людовик с искренним сочувствием.
— Нет, но я все равно очень боюсь этого. Эта книга может нанести ему ужасный удар и…
— Она правдива или нет?
— Не знаю.
— Хлоя, посмотри мне в глаза и послушай меня. Я попробую помочь тебе. У меня есть очень хороший адвокат, и он, вероятно, возьмется за это дело. Но пойми, ему необходимо знать все, чтобы защищать тебя и твою семью. Если в этой книге есть клевета и инсинуации, мы запретим ее публикацию, пригрозив издательству судебным процессом. Но если изложенные в ней факты правдивы, это будет очень трудно сделать. Поэтому я хочу, чтобы ты сказала мне всю правду.
— Боже мой, Людовик, это так трудно разграничить. Я просто не знаю, что думать и что делать…
Людовик сочувственно улыбнулся:
— Хорошо. Не обязательно рассказывать об этом мне. Оставь это для адвоката. Более того, объект клеветы — Пирс, поэтому и говорить придется ему, а не тебе.
— Понимаю, — согласилась Хлоя, — но боюсь, что он откажется встретиться с адвокатом.
— Тогда нам предстоит убедить его в необходимости этого. Но если книга — обычное биографическое исследование, то адвокат откажется от этого дела.
— Нет, это не биография, — уверенно сказала Хлоя. — Ее автор известен своими скандальными разоблачениями.
— Да, я это знаю. Кажется, его зовут Магнус Филипс, не так ли? Мне никогда не нравился этот парень.
— А мне нравился. — Хлоя грустно улыбнулась. — Он крестный отец Неда. Он всегда казался мне серьезным и интересным человеком. Сильным и справедливым. Правда, Джо предупреждал меня, что ему нельзя доверять.
— Неужели? Бедный Джо! Ему так досталось из-за этого в «Савое».
— Нет, досталось не ему, — возразила Хлоя, — а Магнусу. Джо врезал ему как следует.
— Думаю, он весьма удивил Филипса, — усмехнулся Людовик. — Ведь Джо чуть не в два раза меньше его.
— Ты ошибаешься. Он выше Магнуса, но, конечно, не такой плечистый.
— Хотелось бы взглянуть на этого мистера Пэйтона. По-моему, он глубоко засел в твоем сердце.
— Да, — согласилась Хлоя. — Он стал для меня вторым отцом, и я очень люблю его.
— Кажется, он уже не встречается с твоей матерью?
— Они расстались некоторое время назад, — ответила Хлоя, опустив голову.
— А почему?
— Она.., она связалась с Магнусом Филипсом.
— Черт побери! — воскликнул Людовик. — О, Хлоя, прости меня. Все намного сложнее, чем я предполагал.
— Людовик, ты даже не представляешь себе, как все это сложно и запутанно.
— Послушай, Хлоя, уже пора обедать. Давай пойдем в «Савой» и посидим там. А ты мне все расскажешь.
— Нет, я не могу это сделать в «Савое». Ты же знаешь, что это за место. Если кто-нибудь услышит, это будет катастрофа. Да и вообще я сомневаюсь, что должна рассказать тебе все.
— Тебе придется это сделать, дорогая, иначе ты натворишь много глупостей. По твоему лицу я вижу, что ты готова к этому. А потом я найду очень хорошего, доброго и опытного адвоката. Ну что ж, тогда предлагаю пообедать здесь, за закрытой дверью и с выключенными микрофонами. Ну как?
— Отлично, — улыбнулась Хлоя.


Когда Хлоя ушла, Людовик снял трубку и набрал номер.
— Николае? Это Людовик Ингрем. У меня к тебе весьма щекотливое дело. Можно приехать? Что? Я же сказал. Очень деликатное. К тому же ты задолжал мне обед. В пятницу? Прекрасно. Будь здоров!


— Я уже написала Розе Шарон и спросила, можно ли приехать к ней, — сказала Флер Магнусу. — Она милая и добрая женщина. Когда-то у нее был роман с…
Короче, ее связывали близкие отношения с моим отцом А потом его нашла эта Наоми Макнайс и разлучила их Отцу пришлось оставить Розу.
— Пришлось?
— Да. При этом условии Наоми согласилась предоставить отцу работу.
— А как же Роза отнеслась к этому?
— Очень спокойно и с пониманием. Во всяком случае, она сама сказала мне, что это было именно так.
Конечно, тогда, вероятно, Роза отнеслась к этому иначе. Впрочем, по ее словам, в Голливуде такие случаи не редкость, и с этим приходится мириться.
— Похоже, она и в самом деле прекрасный человек, — удивленно заметил Магнус.
— Да, — подтвердила Флер, заметив его сомнения. — В это трудно поверить. Роза — всемирно известная актриса, но при этом лишена всякого высокомерия. Уверена, она согласится поговорить с нами.


В самолете Флер долго думала о том, что раздражало ее в Магнусе. Он слишком самонадеянный и надменный, решила она. По сравнению с ним Найджел Силк и Джулиан Морелл — закомплексованные мальчики.
Флер так и не поняла, можно ли вполне доверять Магнусу и помогать ему в достижении его цели. Он весьма туманно объяснил Флер, что именно намерен написать о ее отце. Похоже, он сам еще толком этого не знает. А вдруг знает, но скрывает от нее? Правда, Магнус обещал Флер дать прочитать рукопись, прежде чем он направит ее в издательство. Он сказал, что ему нужно еще покопаться в обстоятельствах этого дела. Удивительно, но он очень легко вызвал ее на откровенный разговор. Мало того, что Флер рассказала ему о Розе Шарон, так еще и показала ему вырезку из журнала, опубликовавшего статью об отце. Она рассказала ему даже о Пирсе и о том, что тот утверждает, будто не был в Голливуде, когда там работал ее отец. Конечно, Флер упомянула и о таинственном мистере Зверне, которого так и не удалось разыскать. Пусть он попытается сделать это. Может, ему повезет.
Да, Магнусу повезет. Флер ничуть не сомневалась в этом. Он не из тех, кто бросает начатое дело. Он умен, расторопен и опытен. Плевать, что Магнус был в связи с ее матерью и написал пару скандальных книг. Таковы уж его моральные установки — сказать людям правду любой ценой. В данном случае цель оправдывает средства.
А разве она сама не готова пойти на все, чтобы узнать правду и рассказать о ней? Даже если эта правда будет для кого-то горькой, неприятной и крайне болезненной. Ради правды стоит пренебречь состраданием к ближнему.


Джо сидел у себя дома в ужасном настроении. Как ему недоставало сейчас Каролины! При мысли о ней у Джо болела душа, и это приводило его в отчаяние. Эта боль преследовала его с тех пор, как он узнал об интрижке Каролины с Магнусом Филипсом. Джо бесило, что она связалась с этим подонком и предала его. Как она могла разрушить их прочные отношения, дружбу и взаимное доверие?
— Кто еще знает об этом? — спросил он некоторое время назад, приехав к Каролине;
— Никто, кроме Хлои, — ответила Каролина. — Да и она узнала об этом случайно.
— Как ты могла, Каролина? — крикнул он. — Как ты могла связаться с этим грязным типом, который именно сейчас делает все возможное, чтобы нагадить твоей семье, семье Хлои, погубить твою репутацию?
Каролина оправдывалась тем, что не подозревала о его грязных замыслах. Она пыталась объяснить Джо, как все это случилось, но даже не просила его о прощении за свой подлый поступок. Она просто хотела, чтобы Джо постарался понять ее. Джо постарался и понял, что всему пришел конец. Он не простит ей такого предательства и никогда больше не появится в ее доме.
Слишком многое было уничтожено за последнее время.
Джо даже не представлял себе, какая сила могла бы их примирить. Небольшая трещина в их отношениях, образовавшаяся некоторое время назад, превратилась в пропасть. Он должен забыть ее и начать новую жизнь.
Правда, у Джо не было ни малейшего желания связываться с женщинами. Хватит, никаких обременительных связей! Все кончено! У него есть любимая работа, и этого вполне достаточно для интересной и насыщенной жизни. А Хлоя? Почему же она избегает его? Что он сделал ей плохого? Его мысли прервал неожиданный телефонный звонок.
— Джо Пэйтон?
— Да.
— Джо, это Фенелла Максвелл.
Джо чуть не вскочил от неожиданности. Фенелла Максвелл, один из самых влиятельных редакторов в Лондоне, успешно руководила работой журнала «Стиль жизни». Кроме того, она была необычайно хороша собой.
— Доброе утро, Фенелла.
— Джо, ты очень занят?
— Все зависит от обстоятельств, — уклончиво ответил он.
— Хорошо, я спрошу иначе: есть ли у тебя время для интервью с Розой Шарон?
— Я совершенно свободен.
— Прекрасно! Она приезжает в Лондон для завершения съемок своего нового фильма. Ей нравится твой стиль работы, и она в восторге от всех твоих статей. Ты когда-нибудь встречался с ней?
— Да, один раз, — неуверенно сказал Джо. — Всего несколько минут. Я был тогда в Лос-Анджелесе и писал статью об англичанах в Голливуде. Мы встретились на вечеринке в студии Джекки Биссет. Я и не думал, что произвел на нее хорошее впечатление.
— Ну что ж, видимо, это так. А сейчас тебе предстоит не только закрепить это впечатление, но по возможности усилить его. Позвони ее агенту и договорись о времени. Если верить сообщениям прессы, она приедет сюда через неделю и поселится в «Савое».
— Договорились. Большое спасибо, Фенелла.
— Не стоит благодарности, Джо. Пока!
Джо положил трубку и долго смотрел на телефон, размышляя о предстоящей встрече. Конечно, приятно, что знаменитая актриса так высоко оценивает его работу, но он почему-то не верил во всю эту чушь. Может, это и так, но скорее всего за этим кроется нечто другое.
Но что же? Это может выясниться Только во время встречи. Джо набрал номер телефона агента Розы.


— Мне нужно еще какое-то время, чтобы закончить работу, — сказал Магнус Ричарду Боуману. — Извини, но другого выхода нет.
— Магнус, у тебя нет времени. Ты же сам обещал представить книгу ранней весной. Я ориентировался на это, понимаешь? Машина работает на полную катушку.
Твою книгу ждут в книжных магазинах. Уже началась подписка, Магнус. Не выпустив книгу в назначенный срок, мы утратим кредит доверия. Но это еще не все.
Мы потеряем кучу денег, а их вложено столько, что…
— Да брось, Ричард, какие деньги? Еще не было никакой рекламы. Ты даже не прочитал ни одной страницы из моей книги. У тебя нет для этого времени. О чем ты говоришь? Пока ты потратил деньги только на обложку. Кстати, она ужасна.
— Спасибо за откровенность, Магнус, но если хочешь знать, я потратил кучу денег на твою книгу: обеды, ужины, встречи с рекламными агентами, интервью с журналистами, я встречался с…
— Чушь собачья! — заорал Магнус. — Абсолютная чушь! Даже если ты потратил на это миллион фунтов, я не могу сдать книгу раньше, чем закончу ее. Мне еще нужно многое выяснить, уточнить. Ты же не хочешь издавать дерьмо собачье, верно? Учти, я вложил в эту книгу гораздо больше, чем ты. Для меня это вопрос чести. Я отверг сотни заманчивых предложении ради нее. Я отказался даже от интервью с премьер-министром, хотя это самая выгодная тема для любого журналиста. Я мечтал об этом всю жизнь. Я до сих пор сгораю от зависти, когда вижу фразу:
«Тед Хит дает интервью газете „Мейл“. Эксклюзивно».
— Мое сердце обливается кровью, — иронично заметил Боуман.
— Надеюсь, что это так. Извини, Ричард, но я хочу сделать настоящую книгу. Это будет полезно и тебе, и мне. Ты же видишь, какие сплетни ходят вокруг нее уже сейчас. Я должен быть на все сто процентов уверен в истинности каждого приведенного в ней факта.
— Хорошо. Сколько времени тебе понадобится для завершения работы?
— По меньшей мере шесть месяцев.
— Шесть месяцев! Магнус! Но я не могу ждать шесть месяцев! Мне нужно поговорить с Генри.
— Валян! — Магнус с облегчением вздохнул.


— Магнус, ты нарушил профессиональную этику. — сказал Генри Ченслор и укоризненно покачал головой.
— В этом нет ничего непрофессионального, — возразил Магнус. — Книга становится лучше с каждым днем. Мне нужно уточнить некоторые детали. Вот если бы я не сделал этого, ты был бы прав. Уверен, что ты правильно поймешь меня, Генри.
— Сомневаюсь. Над этой книгой можно работать всю жизнь, Магнус. Ее тема неисчерпаема. Я понимаю возмущение Ричарда. Твоя отсрочка принесет ему серьезный ущерб и разрушит все его планы на лето.
— Да, если иметь в виду поток наличных денег, — ехидно заметил Магнус. — Послушай, Генри, ему не за что обижаться на меня. Я получил массу заманчивых предложений, но решил издать книгу именно у него.
Почему бы тебе не напомнить ему об этом? Ты же сам договаривался с ним по поводу нашего контракта.
— Да, но ты сначала пообещал, что книга будет готова к осени. Затем перенес ее на раннюю весну. А теперь хочешь убедить его в том, что сдашь ее к следующей осени.
По-моему, у Ричарда Боумана есть все основания для беспокойства. На его месте и я бы встревожился.
— Генри, не хитри, — усмехнулся Магнус. — Я же знаю, что интересует тебя больше всего. Ты хочешь получить аванс, и как можно скорее. Ты получишь его, уверяю тебя. Причем сумма возрастет, если ты оставишь меня в покое. Ты же нормальный парень, Генри, так не дави на меня. А сейчас извини, мне еще нужно многое сделать.


— Хлоя, где Пирс? — озабоченно спросил Людовик. — У меня к нему важное дело.
— Его нет, — ответила Хлоя. — Он уехал в Штаты на несколько дней. А что случилось?
— Ничего страшного, дорогая, не пугайся. Дело в том, что Николае Маршалл хочет немедленно встретиться с Пирсом. По его словам, секретарша Пирса ничего не смогла толком объяснить ему. Вообще им за то и платят, чтобы они никому ничего толком не объясняли, но это не тот случай. Поэтому он позвонил мне и попросил выяснить насчет Пирса.
— К сожалению, его действительно нет дома. Надеюсь, это дело можно немного отложить?
— Да, но только ненадолго. Кстати, у тебя нет адреса или телефона Пирса?
— Есть. Он остановился у Герба Леверсона в Голливуде. Это тот продюсер, который снимал фильм «Сон в летнюю ночь». Правда, Пирс не любит, когда я звоню ему без особой нужды.
— Думаю, сейчас она есть. Это действительно очень важно.
— Хорошо, я попытаюсь связаться с ним как можно скорее.
Хлоя тут же набрала номер Герба Леверсона.
— Нет, мадам, — ответил ей бесполый голос, — к сожалению, мистер Леверсон уехал на несколько дней.
Мистер Виндзор? Да, он тоже уехал, но собирался вернуться завтра. Что ему передать? Кому он должен позвонить?
— Скажите ему, что звонила миссис Виндзор. — Хлоя чуть не заплакала от отчаяния.
После этого она позвонила Людовику.
— Его там нет. Он куда-то уехал на пару дней.
— А почему ты расстроилась?
— Нет, все в порядке.
— Хочешь, я приеду к тебе?
— Нет.., то есть да. О, Людовик, я не знаю! Я так устала от всего этого!
— Поставь чайник. Я еду.


— Ну ладно, — сказал Людовик, выслушав се исповедь. — Думаю, этого достаточно. Надо что-то делать.
— Что?
— Решать вопрос о твоей судьбе.
— Нет, Людовик, только не сейчас.
— А когда же? По-моему, это самое подходящее время. — Они сидели на диване в ее лондонском доме.
Людовик держал Хлою за руку и пристально смотрел ей в глаза. — Ну что тебя удерживает, скажи, пожалуйста?
— Что за глупости, Людовик? Мой брак, что же еще?
— Хлоя, у тебя нет никакого брака. Неужели ты не понимаешь этого? У тебя нет ничего. Посмотри на себя.
Ты разочарованная, одинокая и оскорбленная женщина, преданная мужем.
— Не стоит драматизировать, Людовик. — Хлоя через силу улыбнулась. — Я чувствую себя прекрасно, — добавила она и неожиданно разрыдалась.
Людовик протянул к ней руки:
— Иди ко мне, дорогая.
Хлоя доверчиво прильнула к его груди, заливаясь слезами.
— Прости меня, — сказала она наконец. — Мне было необходимо выплакаться.
— Тебе нужно нечто большее, — уточнил Людовик, нежно гладя ее по голове.
— Ты правда так думаешь? — спросила Хлоя и вытерла слезы.
— Да. Тебе нужна настоящая любовь. Тебе нужен .человек, который ухаживал бы за тобой, заботился о тебе и защищал тебя. — Он наклонился к Хлое и нежно поцеловал ее. — Тебя следует беречь, целовать и делать все возможное, чтобы ты не забывала о существовании настоящего счастья. А сейчас я хочу спуститься вниз и купить тебе немного бренди…
— Я ненавижу бренди.
— Тогда тебе нужно выпить крепкого кофе, принять ванну и привести себя в порядок. А потом мы пойдем куда-нибудь поужинать.
— Нет, Людовик, ты же знаешь, что я не могу пойти с тобой в ресторан.
— Почему?
— Нас могут увидеть.
— На это я и надеюсь.
— И Пирс может позвонить.
— Я и на это надеюсь. Розмари сообщит ему, что мы пошли ужинать. В чем проблемы? Перестань плакать, Хлоя.
Вытри глаза; я вернусь через несколько минут.
— Хорошо, — сказала она, поняв, что лучше уступить ему.


— Ну а теперь, Хлоя, — сказал Людовик, когда они уселись за уютный столик в ресторане, — мы должны достичь соглашения.
— О чем ты говоришь? Какое соглашение?
— Соглашение со мной, — очень серьезно ответил он. — Я вполне серьезно все эти годы уговаривал тебя выйти за меня замуж. Я влюбился в тебя с первого взгляда, а потом твое отчаянное положение убедило меня, что тянуть нельзя.
— Да, но с тех пор я сильно изменилась. Я уже ничего не боюсь и чувствую себя гораздо увереннее, хотя нередко впадаю в отчаяние. Я уже зрелая женщина, Людовик, и…
— Знаю, знаю, — прервал он ее и нежно погладил по щеке. — Ты вполне зрелая, самостоятельная и сильная. Вот поэтому я и люблю тебя.
— Не опекай меня, Людовик. Я терпеть этого не могу.
— Я и не опекаю тебя. Боже, ты ничего не поняла!
Я люблю тебя, Хлоя. Люблю так сильно, что не могу это выразить. А я, между прочим, всегда отличался умением выражать свои мысли. Прошу тебя: взгляни трезво на свою жизнь, на свой так называемый брак и прими решение, о котором, смею надеяться, ты никогда не пожалеешь.
— Какое же это решение? — улыбнувшись, спросила она.
— Свяжи свою судьбу со мной.
— Я не могу, Людовик. Не могу, и ты прекрасно это знаешь.
— Что тебя останавливает, Хлоя? Ты будешь счастлива со мной. Может, я недостаточно привлекателен?
— Нет, ты мне очень нравишься, но я никогда не понимала адюльтера.
— Ну что ж, я переживу и это.
— Людовик, но я говорю о себе.
— А ты не говори о себе. Вообще не надо ничего говорить, Хлоя. Надо делать. Переспи со мной. Я уверен, что ты не пожалеешь.
— Но, Людовик…
— Послушай, — прервал он ее так страстно, что она даже вздрогнула от неожиданности. — Послушай, Хлоя, я люблю тебя! Очень люблю! Я наблюдаю за тобой уже много лет, стараясь быть сдержанным, любезным и деликатным. Ты очень хорошая — добрая и верная. По-моему, пора перестать быть такой хорошей и доброй.
Ты заслужила это. Да и я тоже, — добавил он и улыбнулся. — Все эти годы я был верен тебе.
— Людовик, не смеши меня. После нашей первой встречи у тебя было по меньшей мере три романа с очаровательными созданиями.
— Они ничего не значили для меня, — возразил он. — Это были лишь короткие эпизоды на долгом пути к тебе.
Он уговаривал Хлою, пока она не потеряла терпение.
— Мне пора домой, — сказала она, поднимаясь.
Людовик отвез ее домой, и Хлоя мгновенно уснула, даже не раздеваясь. Еще не было шести, когда ее разбудил звонок в дверь. На пороге стоял веселый, бодрый и чисто выбритый Людовик с огромным букетом красных роз.
— Я купил их на рынке, — торжественно объявил он, вручая Хлое цветы, — а еще я люблю тебя и приехал сказать, что все понимаю и ничего больше не скажу, если ты впустишь меня в дом и угостишь чашкой кофе.
Они прошли на кухню, и Хлоя поставила чайник.
Людовик нежно поцеловал ее в щеку.
— Ты красива даже сейчас, после сна. Нельзя ли подняться в гостиную? Я не очень люблю сидеть на кухне.
В гостиной было еще темно из-за плотных штор, закрывавших окна. Хлоя хотела было поднять их, но Людовик прижал ее к себе.
— Господи, как хорошо! — страстно воскликнул он. — Я так давно мечтал прикоснуться к твоей груди! — Затем его руки спустились вниз. Хлоя замерла.
Движения Людовика становились все более требовательными.
— Не бойся меня, Хлоя, не бойся, — повторял он, поднимая ее платье и осыпая поцелуями ее обнаженное тело.
Вскоре он запер дверь, сбросил с себя одежду и опустился на пол, увлекая ее за собой.
— Нет, нет, — бормотала Хлоя.
— Да, да, — настаивал он. — Скорее, скорей, если ты не согласишься, я начну кричать на весь дом. Что ты тогда будешь делать?
Хлоя улыбнулась:
— Людовик, ты ничего не понимаешь. Я.., я не хочу этого.
— Не бойся, тебе понравится. Быстро снимай трусики, а я скажу тебе, что ты должна делать.
Преодолевая смущение, Хлоя подчинилась ему ив тот же миг оказалась на нем. Он продолжал ласкать ее грудь и целовать покрасневшее от смущения лицо. Его движения становились все более быстрыми, и вскоре она почувствовала в себе его упругий член.
Хлоя застонала и закрыла глаза.
— Молодец! — шептал он. — Хорошо!
Потеряв контроль над собой, Хлоя следовала ритму его движений.
— Не спеши, дорогая. Тебе приятно?
— Да, — простонала она, уже не сдерживая желания.
— Ну что ж, замечательно. — Он вдруг решительно оттолкнул Хлою. — Думаю, на сегодня достаточно.
Хлоя изумленно уставилась на него:
— Что?
— Я сказал, что на сегодня хватит. Продолжим потом. Но прежде чем уйти, я бы хотел выпить еще чашечку кофе, если ты не возражаешь. — Он с трудом сдерживал смех. Она сидела перед ним нагая, расстроенная и растерянная. Ее лицо было искажено от удивления и гнева.
— Какой же ты мерзавец! Какой негодяй! Да как ты посмел прийти сюда и.., и.., и опекать меня? Как ты посмел?
— Посмел, потому что люблю тебя. К тому же это не опека. Я просто забочусь о тебе. И вернусь сегодня вечером.
— Я не пущу тебя в дом. — Хлоя прекрасно понимала, что не сделает этого.


Роза Шаром имела большой опыт и умела вести себя во время интервью. К тому же она была очень привлекательна, и Джо знал об этом.
— Вот что, Джо, — начала Роза, — давайте не тратить время на ту ерунду, о которой говорили при первой встрече. Вы помните ресторан «Сад Аллаха»?
— Конечно. А как насчет Байрона Патрика и всего, что с ним связано?
— Пожалуйста, но мне не хотелось бы вдаваться в подробности такого давнего прошлого. К тому же это уже известно. Но если угодно, я готова ответить на ваши вопросы.
— Давайте все же вернемся к этому, — попросил Джо. — Тем более что я когда-то написал о Байроне в своей книге. Думаю, вы не слышали о ней…
— Напротив, не только слышала, но и внимательно читала ее. По-моему, она написана интересно, увлекательно и правдиво. Признаюсь, это был самый печальный эпизод моей юности. Помнится, вам сообщила об этом Иоланта. Замечательная женщина!
— Да, она была моим другом. — Джо, взглянув на Розу, достал из портфеля блокнот, карандаш и ручку.
«Интересно, — подумал он, — неужели Роза действительно любила Иоланту?» Чутье подсказывало ему, что это не так. Скорее всего она притворяется. «Будь осторожен, Джо, — сказал он себе. — С ней иначе нельзя».
— Вот что, Роза, — начал Джо. — Обещаю вам, что эта статья не будет опубликована без вашего разрешения. Я дам вам ее прочитать, и вы сможете убрать оттуда все, что вам не понравится. Согласен, что это забытая история, но тем не менее интересная. Молодой человек и молодая девушка встречаются в Голливуде и живут в бедности. Это звучит как сказка. Согласны?
— Конечно.
— Но прежде ответьте на волнующий наших читателей вопрос: почему вы не вышли замуж, разведясь с Дэвидом Изардом? Ведь вы были замужем только один раз, не так ли?
Роза рассмеялась:
— Дорогой Джо, увы, я не знаю ответа на ваш вопрос. Многие голливудские браки длятся не дольше обеда в дорогом ресторане. Дэвид не был похож на других, и я действительно любила его. Но с тех пор я не встречала человека, ради которого стоило бы рисковать покоем и свободой.
— Но у вас были.., связи?
— Разумеется, — улыбнулась Роза. — Надеюсь, вы не считаете, что я одинока? Нет, с этим все в порядке, по я не хочу называть никаких имен, Джо. Это тайна.
— А вы не жалеете, что у вас нет детей?
— Ну.., да, конечно. Все хотят иметь детей. Ведь истинное бессмертие — это продолжение рода. Но я хотела бы иметь детей от надежного мужа. В известном смысле я старомодна и не считаю возможным счастье без полной семьи. Ребенку нужна не только мать, по и отец. Настоящий отец. Таковы мои убеждения. Дети — дар любви. Надеюсь, вы понимаете различие между сексом и любовью?
Джо понял, что Роза подготовилась к этому интервью. Интересно, почему? Что она хочет выведать у него? Не для того же она приехала сюда, чтобы говорить ему эти банальности?
Их беседа продолжалась более двух часов. Джо терпеливо выслушал довольно примитивные взгляды на жизнь, несколько старых анекдотов и заметил стремление Розы к саморекламе, что, впрочем, его не удивило.
— Джо, у вас есть еще время? Скажем, около часа?
Мне очень хотелось бы прогуляться с вами. Этот город кажется мне пустым и безлюдным.
— Об этом я мог только мечтать, — весело сказал Джо. — А вы не боитесь толпы зевак?
— Нет. Обычно люди не пялят глаза на тех, кто этого не хочет. Так сказал мне сам Лоуренс Оливье.
— Но ведь все знают, что вы приехали сюда.
— Ничего. Я могу надеть ваш поношенный плащ, спокойно выйти из гостиницы и направиться в Гайд-парк. Уверяю вас, меня никто не узнает. Готова поспорить с вами на сто долларов.
— О, это слишком большая ставка для меня! — воскликнул Джо.


Если бы он поспорил с Розой, то проиграл бы ей сто долларов. Она оказалась права. Они вышли через черный ход и спокойно отправились в Сент-Джейм-спарк. Роза была в джинсах, свитере и в плаще Джо. Она смыла косметику и распустила волосы, так что никто не узнал бы ее. В этот прекрасный день они с удовольствием гуляли по парку.
— Мне очень нравится старый Лондон, но, к сожалению, пора возвращаться в гостиницу, — вздохнув, сказала Роза. — Мне было очень приятно с вами, Джо.
Джо настороженно посмотрел на нее. Неужели она говорит это искренне? Что побудило ее потратить время на прогулку с ним?
Он догадался об этом только возле гостиницы.
— Джо, могу ли я обратиться к вам за советом?
— Конечно.
— Некто Магнус Филипс просит меня дать ему интервью. Он пишет какую-то книгу о Голливуде. Можно ли ему доверять?
— Нет, — уверенно сказал Джо. — Это ужасный человек, хотя и неплохой журналист. Он специализируется на самых грязных историях. Думаю, он вам не понравится.
— Ну что ж, спасибо. Не сомневалась, что вы дадите мне хороший совет. Но этот Магнус — популярный журналист, не так ли?
— Да, очень, — ответил Джо. — Его последние две книги стали бестселлерами. Но, честно говоря, он продаст родную мать, чтобы сочинить увлекательную историю. Он уже сказал вам, о чем именно хочет поговорить?
— Нет, он изъяснялся весьма туманно. Конечно, я держалась с ним настороже, но мне совсем не хочется стать жертвой какой-нибудь дурацкой статьи. Спасибо вам за дружеский совет.
— Пустяки! — Джо вдруг почувствовал себя обманутым.
Роза внимательно посмотрела на него.
— Вы решили, будто я пригласила вас на прогулку. чтобы получить от вас совет?
— Ну что вы!
— Уверена, вы подумали именно так, но совершенно напрасно. — Она улыбнулась. — Я могла задать вам этот вопрос несколько часов назад, а пошла прогуляться с вами только потому, что хотела этого. К тому же у меня осталось свободное время. А вечер у меня, к сожалению, занят. Если бы вы пришли немного раньше, я привела бы в порядок вашу рубашку.
— Я куплю себе новую, — пообещал на прощание Джо.


Поздно вечером того же дня он лежал на роскошной постели в гостинице «Савой», обнимая Розу. Она расслабилась после близости с Джо и заплакала:
— Ты и не представляешь себе, Джо, как я одинока.
Ужасно одинока!


Интервью с Перри Брауном, любезно предоставленное им для книги «Показной блеск»


— Признаюсь, я и понятия не имел о том, что Пирс Виндзор был тогда в Голливуде. Если бы я знал об этом, то непременно помог бы ему. Жаль, что никто не познакомил меня с ним. Как я знаю, это великий актер и прекрасный человек. Мы могли бы достичь небывалых высот, мистер Филипс. Это была бы прекрасная команда. Я сделал бы для него все возможное. В те дни у меня были хорошие связи. Вообще-то они и сейчас неплохие, но уже далеко не те, что прежде.
Вероятно, он был здесь очень недолго, иначе я обязательно встретился бы с ним. Тогда в Голливуде я знал почти всех и принимал участие во всех вечеринках, кстати, более интересных, чем теперь.
Кристи Ферфакс? Нет, это имя мне ничего не говорит. Очень уж много я повидал молодых людей и девушек, стремившихся к успеху. Вы говорите, она умерла?
Весьма печально, но должен заметить, что такое нередко случалось. Многие умирали от наркотиков и алкоголя, но чтобы от беременности — нет, не помню. Обычно девушки находили выход из подобного положения.
А вот Зверна я очень хорошо помню. Симпатичный, даже красивый, с чудесными темными волосами и черными глазами. Прекрасно танцевал. Я познакомился с ним на вечеринке, дал ему свою визитную карточку и предложил помочь ему с прессой. Но он отказался от моих услуг, сославшись на отсутствие денег. Он жил вместе со своей сестрой в Санта-Монике.
Все-таки один раз мне удалось помочь ему. Одна из моих клиенток. Патриция Дюбарри, вы, должно быть, слышали о ней, решила устроить грандиозный прием, и ей нужна была танцевальная группа. Я рассказал ей о Зверне, и она наняла его. Он прекрасно танцевал и покорял всех. Кроме того, я познакомил его с весьма влиятельными людьми, за что он очень благодарил меня.
После этого Звери получил небольшую работу. В то время он давал уроки танцев в школе Санта-Моники.
Иногда я присылал ему учеников. Не знаю, сохранилась ли эта школа сейчас. Тогда она называлась «Тип-Топ-Тап». Я говорил ему, что это название не слишком удачное, и даже предложил ему несколько других, например, «Дверь сцены», но он был так упрям, что и слушать ничего не хотел.
А потом он неожиданно уехал из города. Я несколько раз звонил ему, но он всегда говорил, что очень занят и позвонит мне позже. Но ни разу не сделал этого. Вскоре он совсем исчез. Его сестра Мишель тоже уехала, не оставив адреса, Вы хотите знать, был ли он связан с Байроном Патриком? Не могу сказать ничего определенного. К тому времени я потерял контакт с Байроном. Он очень неприязненно относился ко мне, особенно когда стал известным. Такого я не прощаю. Он очень был обязан мне. В сущности, я первый сделал ему имя. Не могу сказать, что был рад, когда его постигло несчастье, но и не слишком переживал за него.
По-моему, единственное связующее звено между Зверном и Байроном — Кевин Клинт. Вы что-нибудь слышали о нем? В пятидесятые годы он был одним из наиболее известных искателей молодых талантов. Кстати, он отыскал Байрона Патрика и перетащил его из Нью-Йорка в Голливуд. Думаю, он сделал ошибку. У Байрона была прекрасная внешность, но он не обладал актерским талантом. Своим успехом ом был обязан только миссис Макнайс. Это она сделала из него звезду. Я тоже немного помогал ей в этом. А он, видимо, отнес успех на счет своего таланта.
Кевин Клинт хорошо знал Зверна, но не думаю, что он понимал его сложную натуру. Ведь Звери был не только великолепным танцором, но еще и прекрасным актером. Но его талант был неразвит. Я часто убеждал миссис Макнайс заняться им, но она отказалась, говоря, что ее не интересуют танцоры. Впрочем, тогда ее внимание было приковано к Байрону.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100