Читать онлайн Жестокий роман Книга 2, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

1970
Флер не помнила, чтобы она когда-либо так волновалась. Она побледнела, а губы у нее слегка дрожали, хотя ей все же удавалось улыбаться. Казалось, еще минута, и она бросится к выходу. Но, к счастью, в зале было темно и никто не видел ее волнения.
Откуда-то издалека до нее доносился голос. Флер жадно вслушивалась в слова человека, который торжественно объявлял результаты конкурса.
— Итак, победитель конкурса… — последовала недолгая, но мучительная пауза, — компания «Брауни Филипс Айви», создавшая рекламу «Это — Мортон».
По залу пронесся гул одобрения и раздались радостные возгласы. Кто-то подтолкнул Флер, она вскочила со стула и направилась к подиуму, заметив, что туда же пошел и Рикки Пентри. Через секунду их догнал Баз Браун, поднялся с ними на возвышенность и, став между ними, взял их за руки. Это была самая торжественная минута в жизни Флер, триумф, о котором она так долго мечтала. Далеко не каждому работнику рекламного бизнеса удается получить такую высокую награду.
— Предлагаю поднять бокалы за Флер и Рикки! — воскликнул Браун. — За наших победителей!
Все вскочили со своих мест, окружили Флер и Рикки и поздравляли их с заслуженной наградой. МикДимаггио первым подбежал к Флер, крепко обнял ее и сказал, что никогда не сомневался в ее успехе. Затем подошла Пеппи и со слезами на глазах расцеловала ее в обе щеки. Вскоре появился и Найджел Силк. Он был более сдержан в проявлении своих чувств, но все же от чистого сердца поздравил Флер с победой и тоже поцеловал.
Последними подошли руководители компании.
Мэтью Филипс, не скупясь на похвалы, заявил, что никто еще не добивался такого ошеломляющего успеха за столь короткое время. Кол Айви сказал «Молодец» и дружески поцеловал Флер, добавив, что она замечательная девушка и что он хочет видеть ее у себя в кабинете завтра утром.
Когда шум в зале немного стих, к Флер подошел улыбающийся Рубен.
— Неплохо, — сказал он и нежно поцеловал ее. Это было самое лаконичное поздравление из всех, которые она услышала в тот вечер.
Потом все отправились в ресторан «Четыре сезона», где было еще больше шампанского, веселья, шума, смеха, поздравлений и восхищенных возгласов. В половине третьего ночи, когда Флер уже едва стояла на ногах, роскошный лимузин фирмы отвез их домой. Все это чем-то напоминало свадьбу. К тому же Флер, истосковавшаяся по мужской ласке, решила провести эту ночь так, словно они молодожены.
— Боже! — шепнула она, склонив голову на плечо Рубена. — Как это прекрасно! Это самые приятные минуты в моей жизни. Ты согласен? Рубен, мог ли ты вообразить, что такое возможно?
— Все было хорошо, — спокойно ответил он, но Флер видела, что он сияет от радости, а это было довольно редко.
Когда машина остановилась, Флер выскочила и побежала по лестнице, увлекая за собой Рубена. Войдя в квартиру, они бросились на огромную кровать, срывая друг с друга одежду. Они так истосковались, что занимались любовью почти до утра.
— Я хочу жениться на тебе, — неожиданно сказал Рубен.
Флер засмеялась, решив, что он шутит. Однако, поняв, что это не так, она устыдилась своего легкомыслия, опустила голову и сказала:
— Я тоже хотела бы этого, Рубен.


Рано утром Флер отправилась на работу с тяжелой с похмелья головой. С каким удовольствием она отлежалась бы сегодня дома! Однако у нее много встреч и незаконченных дел. К тому же Кол Айри просил ее зайти к нему в десять часов.
Кол встретил Флер очень приветливо, усадил в кресло и угостил чашкой крепкого кофе.
— Мы очень довольны твоей работой, Флер, — сказал он улыбаясь. — Так довольны, что хотим добавить к твоей годовой зарплате еще десять тысяч долларов. Ты заслуживаешь этого. Мисс Фитцпатрик! — Он неожиданно перешел на официальный тон.
— Да?
— У нас скоро будет вакансия руководителя творческой группы. Обдумайте это предложение. Конечно, вам придется иметь дело с другими клиентами, но, полагаю, вы быстро найдете с ними общий язык. Если примете мое предложение, дайте мне знать, и мы поговорим более конкретно.
— Я подумаю, — сказала Флер. — Благодарю вас.
Медленно идя по коридору, она чувствовала гордость. Ее давняя мечта сбывалась. Она получила уже почти все, к чему стремилась. Все, кроме одного.
— Флер? Сол Мортон.
— Привет, Сол! Как дела?
— Все в порядке. Флер, я хотел бы пообедать с тобой в один из ближайших дней. С тобой и с Рубеном.
— А в чем дело, Сол?
— Есть идея. Пока ничего не могу тебе сказать. Как насчет будущей среды?
— Среды? Годится. Но тебе придется самому позвонить Рубену и пригласить его.
— Я уже сделал это.
— Прекрасно!
Флер тут же набрала номер Рубена.
— Как ты думаешь, что ему нужно от нас?
— Мы, — кратко, как всегда, ответил тот.
— Да, но для чего?
— Для него.
— А… И что ты думаешь об этом?
— Все зависит от обстоятельств.
— Каких?
— Терминологических. Мне нужно бежать.
— Пока, Рубен.


— Замечательно, Флер, — сказал Бернард Стобз, глядя на ее рисунки и рекламные тексты. — Просто великолепно! Тебе удалось выразить сложные вещи простым и доступным языком. Очаровательно! Я очень доволен.
— Я тоже. — Флер улыбнулась. Если ей все-таки придется перейти в другую группу, то Бернард Стобз будет единственным человеком, о ком она пожалеет.
— Могу ли я угостить тебя обедом?
— Это было бы великолепно, но время у меня ограничено.
— Нам не нужно много времени. Я и сам не люблю слишком долго сидеть за обеденным столом. А как ты относишься к котлетам в тесте?
— Как к хорошей кулинарной книге. Тебе следует издать хоть одну кулинарную книгу.
— Неплохая идея.
Во время обеда он рассказывал Флер о своих новых книгах, о бестселлерах, книжном рынке и издательских трудностях.
— Откровенно говоря, — заметил он, — мне не нравится характер продукции. Появилось слишком много жестоких и непристойных книг.
— Правда? — удивилась Флер.
— К сожалению, да… В этом году выходит несколько книг, напоминающих сборники бульварных журналистских статей. Подобными опусами забита половина всех нью-йоркских издательств. По-моему, в нашем деле осталось лишь несколько человек, которые продолжают выпускать приличные книги.
— Что ты имеешь в виду?
— Ну хотя бы последнюю книгу одного англичанина.
— Сомневаюсь, что англичане способны на это.
Бернард с любопытством взглянул на нее.
— О чем же эта книга?
— Об одном актере и связанных с ним грязных историях.
— Ты сам читал ее?
— Только отрывки. Мне прислал их литературный агент этого автора. Правда, там много информации, что, впрочем, характерно для этого жанра.
— А что за актер?
— Это знаменитый актер, играющий в основном в классических пьесах. Если то, о чем сообщает автор, хоть отчасти правда, все это ужасно. Ты, наверное, видела его или слышала о нем. Он недавно поставил в Нью-Йорке комедию Шекспира «Сон в летнюю ночь».
Пирс Виндзор. Тебе что-нибудь говорит это имя? Боже, Флер, выпей скорее воды. Никогда не думал, что можно подавиться котлетой!


Магнус Филипс сидел в своем кабинете и переписывал интервью с магнитофонной ленты. Он был доволен собранным материалом. Секретарша Ричарда Боумена только что сообщила ему о звонке из Нью-Йорка некоей Флер Фитцпатрик, которая просила дать ей телефон и адрес Магнуса.
Магнус так разволновался, что у него даже голова закружилась.
— Да, конечно, — сказал он секретарше, — дайте ей мой телефон и адрес.
Он весь день ждал звонка из Нью-Йорка, но так и не дождался его. Видимо, она решила написать ему письмо, подумал Магнус. Боже праведный, он разыскивал эту девушку уже шесть месяцев, и вот она сама объявилась!
Почему же Флер не звонит? Он каждый день справлялся в издательстве и у своего агента, но никаких сообщений, увы, не поступало. Магнус даже подумал, не поговорить ли об этом с Каролиной, но потом решил, что это слишком опасно. Его книга и так разозлила ее.
— Ты мерзавец, — сказала ему Каролина во время последней встречи, не пустив его даже на порог дома. — Я еще никогда не имела дела с такими подлецами. Прощай, Магнус, и никогда не пытайся встретиться со мной. Если ты появишься здесь, я вызову полицию.
Магнус, конечно, не ожидал такой реакции. Ему почему-то казалось, что это вызовет у нес лишь любопытство. Этот разговор очень задел его. Со временем боль стала затихать, но он все еще не мог забыть Каролину.
Магнус прекрасно понимал, почему его книга, еще не вышедшая в свет, наделала столько шума. Его самого поразило то, что он узнал о Пирсе. Магнус был просто потрясен. Минутами он даже хотел бросить все это, и только профессиональная гордость заставила его завершить начатое. Он вложил в эту книгу колоссальный труд и собрал уникальный материал. Эта история напоминала Магнусу чудовищный триллер, основанный на реальных фактах. Надо поскорее заканчивать книгу. Но как это сделать, если ему не хватает кое-каких сведений, которые могли бы объяснить загадочное поведение его героев? Только Флер Фитцпатрик была способна помочь ему. Да, надо немедленно разыскать се. Если она пойдет ему навстречу, все станет на свое место. К тому же тогда он сверит свои сведения с ее представлением об отце и окружавших его людях.


Тихим октябрьским утром Магнус лежал в ванне после тяжелого похмелья. Во дворе послышался звук мотора, который тут же прекратился. Хорошо, подумал он, должно быть, привезли макет обложки его книги.
По поводу этой обложки было много споров с работниками издательства. Магнус хотел, чтобы на ней изобразили Пирса на фоне Голливуда, но все в один голос отговаривали его от этого, ссылаясь на известность актера и возможное судебное преследование. В конце концов Магнус уступил, и было решено изобразить на обложке только Голливуд.
Прозвенел дверной звонок. Как не хочется выходить из ванной, подумал Магнус. Ну ничего, пусть оставят все это у его двери. Таксист сообразит, что нужно сделать.
Звонок раздался снова, уже более настойчивый. Черт возьми! Магнус вылез из ванны и накинул халат.
— Иду-иду, — крикнул он, направляясь к двери.
Он уже собрался выругать бестолкового таксиста, когда увидел на пороге высокую, стройную и очень красивую девушку. Магнус онемел от неожиданности. "Господи, — мелькнуло у него в голове, — да это же она!
Еще бы, у нее типично ирландское лицо!" Он сразу же заметил в ней сходство с женщиной, с которой он провел немало приятных минут.
— Магнус Филипс? — спросила она с американским акцентом.
Он молча кивнул, пытаясь успокоиться и обрести дар речи.
— Меня зовут Флер Фитцпатрик. Я приехала поговорить о вашей книге.


— Я приехала поговорить о вашей книге, — повторила она, усевшись на мягкий стул в кабинете Магнуса. Мгновение спустя перед ней появилась чашка крепкого кофе.
— Ну что ж, мне ясна цель вашего приезда. Но как вы узнали о моей книге? Ведь она еще не вышла.
— От одного из моих клиентов.
— Чем же вы занимаетесь, мисс Фитцпатрик?
— Я сотрудница рекламного агентства в Нью-Йорке!
— Звучит весьма солидно.
— Да, это солидная фирма, — сказала Флер, явно желая поскорее перейти к делу.
— А чем занимается ваш клиент?
— Он издатель.
— Ну что ж, мне очень приятно, что о моей будущей книге уже ходят слухи среди издателей Нью-Йорка.
— Я этого не сказала.
— Это и так ясно.
— Я хочу услышать от вас об этой книге.
— О, дорогая, я не могу этого сделать.
— Мистер Филипс, вам придется уступить мне.
— Почему?
— Хотя бы потому, что это касается меня.
— Каким же образом?
— Я не могу сказать этого.
— Боюсь, так мы с вами недалеко уйдем, — усмехнулся Магнус. — Если мы откажемся поделиться друг с другом сведениями, разговор у нас не получится.
Флер пристально посмотрела на собеседника. Он чем-то напоминал ей Сола Мортона. Тот тоже принадлежал к той категории людей, которые отличаются красноречием, экспансивностью и недюжинным умом. К тому же Магнус был весьма привлекателен, а это всегда волновало се.
— Ну хорошо, я готова рассказать вам кое-что.
— Договорились, — согласился Магнус. — А потом и я поделюсь с вами кое-какими сведениями. Полагаю, взаимные уступки не будут бесполезными.
— Я знаю Пирса Виндзора, — уверенно начала Флер.
Это не произвело на Магнуса ни малейшего впечатления. Его лицо не выразило ни удивления, ни любопытства. Он только кивнул и сказал:
— И что же дальше?
— Простите, не поняла.
— Вы хорошо знаете его?
— Да. Думаю, нам нужно остановиться на этом утверждении, не раскрывая его содержания.
— Ладно. Тогда я тоже попытаюсь удивить вас. Я знаю, кто вы такая.
— Что?
— Я сказал, что знаю, кто вы такая.
У Флер перехватило дыхание. Она не ожидала такого поворота событий. Это даже испугало ее.
— Не понимаю, что вы имеете в виду.
— Имя вашей матери — Каролина Хантертон. А ваш отец был голливудским актером, известным под именем Байрона Патрика. Настоящее же его имя Брендон Фитцпатрик, что гораздо лучше, чем этот дурацкий псевдоним.
Флер разрыдалась.


— Извините меня, — сказала она чуть позже, когда Магнус дал ей бумажные салфетки и принес еще одну чашку кофе. — Мне очень жаль, что так получилось.
— Все в порядке, — заверил ее Магнус. — Слезы для меня привычное дело.
— Не понимаю, — проговорила Флер, — почему мать рассказала вам обо всем. Она никому не говорит обо мне, опасаясь запятнать свою безупречную репутацию.
— Да так, знаете ли, это просто сорвалось у нее с языка.
— Похоже, вы неплохо знаете мою мать.
— Вероятно, не хуже, чем вы Пирса Виндзора, — усмехнулся Магнус. — Точнее сказать, я знал ее. Сейчас мы не общаемся. Она рассердилась на меня и выставила из дома.
— Черт возьми! А Джо… Он знает об этом?
— Боюсь, да. Но они тоже давно не встречаются.
Разве вы не знали?
— Вообще я почти ничего не знаю о матери. Да и о Джо тоже. Они избегают контактов со мной, предпочитая делать вид, что меня нет. — Она поднялась и подошла к окну. Вернувшись, флер спросила:
— Так мы можем поговорить о вашей книге?
— Пожалуй. А что вы хотели бы узнать?
— Например, о чем она.
— Только и всего? Круг снова замкнулся. Я не могу сказать вам об этом. Правда, Флер. Я еще не выяснил все до конца. У меня осталось много белых пятен.
— Что же вы еще не выяснили?
— Некоторые подробности интимной жизни Пирса Виндзора. Меня интересует его прошлое, его жены и поклонники.
Флер уставилась на него и, помолчав, сказала:
— Мне кажется, что когда-то он был связан с моим отцом и их пути пересеклись, причем самым трагическим образом.
Магнус смотрел на Флер с совершенно непроницаемым лицом. Не выдержав напряженной тишины, он потянулся к пачке сигарет и предложил девушке закурить.
Флер отказалась.
Он выпустил струйку дыма.
— Я тоже думаю, их что-то связывало.
— Боже! — воскликнула Флер, опасаясь, что подтвердятся самые худшие ее предположения.
— Мы можем совершенно откровенно поговорить о вашем отце, — продолжал Магнус. — Я узнал о нем совершенно случайно, прочитав книгу Джо. Полагаю, именно отец беспокоит вас больше всего?
— Да, но как вы об этом догадались?
— Так, вам сейчас… Сколько же вам лет? Двадцать пять?
— Да.
— Значит, уже десять лет вы беспрестанно думаете о судьбе отца. Он был хорошим парнем, правда? Но более всего вас волнуют загадочные обстоятельства его гибели. Это ужасно. Вы все это время хотели докопаться до истины и узнать, что с ним случилось, как он оказался замешанным в этой жуткой истории. К тому же вас постоянно преследовало вполне справедливое чувство мести.
Флер молча думала о том, что этот человек, о существовании которого она еще недавно не подозревала, прекрасно понимает ее чувства, душевную боль, многолетние муки и страдания. А ведь никто до сих пор не понимал се так хорошо! Когда-то она надеялась, что все это найдет отклик у Джо, но она ошиблась в нем. Ее лицо выразило такую признательность, что Магнус растерялся.
— Что я такого сказал?
— Нет, нет, ничего, — поспешно ответила Флер. — И вместе с тем очень много. Никому не удавалось так хорошо понять мои чувства.
— Вы удивляете меня, — признался он. — Я всегда думал, что это совершенно очевидно.
— Выходит, вы ошибались.
— Неужели даже ваша мать этого не понимала? Или этот замечательный мистер Пэйтон?
— Увы, и они тоже.
— Как это глупо с их стороны, — с нескрываемым удовольствием заметил Магнус. — Кстати, я хотел бы позавтракать. Не составите ли мне компанию? Я угощу вас поджаренным хлебом с апельсиновым джемом.
Флер только сейчас почувствовала, как проголодалась.
— Это было бы чудесно, — сказала она.


Флер сидела на огромной кухне Магнуса, чем-то напоминающей его кабинет. Магнус жадно поглощал уже четвертый бутерброд, а Флер размышляла о том, как себя вести. С одной стороны, она понимала, что следует опасаться этого человека. Нельзя доверять автору этой гнусной книги, который, в сущности, объявил войну ее семье. Хотя едва ли так можно назвать людей, почти ей незнакомых. К тому же Магнус был в интимной связи с ее матерью. Но с другой стороны, он умен, проницателен, целеустремлен и прекрасно понимает ее чувства. Флер было приятно беседовать с ним.
В отличие от других он понимал все с полуслова.
Покончив с последним бутербродом, Магнус посмотрел на Флер.
— Мне нужно одеться. Я не привык принимать красивых женщин на кухне и почти без одежды. Сделайте себе пока еще чашку кофе.
Флер оглядела его кухню. На полках пылились кулинарные книги, которыми, видимо, никто никогда не пользовался. На столике лежала огромная стопка газет — «Тайме», «Дейли миррор», «Дейли мейл» и даже «Дейли уоркер». А поверх них пачка писем.
Взгляд Флер упал на толстую телефонную книгу. Она открыла се и стала листать.
— Это частная собственность, — решительно сказал вошедший на кухню Магнус. — Вы плохо воспитаны, мадам.
— Это не так, — возразила Флер. — Меня очень хорошо воспитала бабушка.
— Мать Брендона?
— Да.
— Вы даже не представляете, как я рад, что мы с вами встретились! Я разыскивал вас несколько месяцев.
— Думаю, вы не очень-то старались.
— Напротив, я сделал вес возможное, чтобы найти вас, но это было нелегко. Вы правы: здесь все молчат, когда речь заходит о вас. На моем пути оказалось слишком много препятствий. Ваша мать сказала, что понятия не имеет о том, где вы сейчас, а когда я все-таки прижал ее к стенке, она заявила, что вы живете где-то под Чикаго.
— Но почему она это сделала, черт возьми?
— Полагаю, она не хотела, чтобы я разыскал вас.
Флер замолчала и задумалась, хотя сразу поняла, почему мать скрывала от Магнуса ее адрес. Ведь Каролина знала, что он пишет книгу о Пирсе. Конечно же, мать пугала мысль о том, что он может найти Флер и узнать всю правду. Интересно, Джо когда-нибудь говорил Каролине о том, что Флер связана с Пирсом? Нет, вряд ли. Флер даже рассмеялась при мысли о том, что Джо мог рассказать об этом.
— Что тут смешного?
— Ничего. Я просто вспомнила кое-что. Видите ли, о некоторых людях я готова вам рассказать. Надеюсь, это поможет вам закончить книгу. Ну как?
— Весьма заманчиво.


Интервью с Табитой Левин, которая пожелала остаться неизвестной


— Я хочу, чтобы об этом разговоре никто не узнал.
Мне нравится Пирс, я обожаю Хлою и не желаю причинить им вреда. Но раз уж вы все равно напишете эту книгу, я расскажу вам все, что мне известно.
Первое. Для меня совершенно ясно, что он крайне неразборчив в сексуальных связях. Правда, Пирс всегда пытался обуздать свои инстинкты, но не мог. Он довольно часто приставал ко мне, но я не поощряла его. Я была премьершей, а Пирс — моим режиссером. Обычно это заканчивается постелью. Но я предпочитаю не связывать профессиональную жизнь с личной. А вот Пирс никогда не мог устоять перед красивыми людьми.
Нет, он, конечно, не тащил в постель всех, кто ему нравился, но всегда старался очаровать их, заставить восхищаться собой, а при этом эксплуатировал их чувства.
Второе. У Пирса действительно были очень строгие моральные установки. Я понимаю, это звучит довольно странно, но так оно и было. Несмотря на все свои слабости, Пирс никогда не унижал людей, не подводил их, не сплетничал. Предельно эгоистичный, самовлюбленный, не всегда честный, он все же никогда не предавал.
Спросите об этом любого, кто хорошо его знает. Это все подтвердят. Даже его враги. Он никого не поливал грязью. Именно поэтому история с Джунивер и ее ребенком так поразила всех. Пирс не бросил бы беременную жену. Он просто не смог бы этого сделать. Может, это покажется вам смешным, но я считаю, что в известном смысле он стал жертвой обстоятельств.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100