Читать онлайн Жестокий роман Книга 2, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 2

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

1970
Магнус Филипс сел на стул и сделал глоток вина, которое налил ему издатель.
— Очень хорошее вино.
— Да. Рад видеть тебя, Магнус.
— Я тоже, Ричард.
Ричард Боуман являл собой образец преуспевающего издателя. Высокий, стройный и элегантный, он высоко нес свою седеющую голову. У него были длинное лицо, орлиный нос и блестящие карие глаза. Он всегда одевался в дорогие костюмы и туфли ручной работы и поражал всех необычайной начитанностью. Казалось, не было книги, которую он не читал. К тому же он бегло говорил на нескольких языках, знал латынь, превосходно играл в шахматы и имел редкое коммерческое чутье, о чем знали далеко за пределами Англии. Его обширная издательская компания владела тремя независимыми издательствами. «Пирейдж» выпускало классическую литературу, «Гэбриел» специализировалось на дорогих книгах по искусству, а «Импрешн» издавало беллетристику, приносившую наибольший доход.
В прошлом году были изданы популярная книга «Небесные врата» — увлекательный рассказ о банковском бизнесе, роман «Судьбы» — о проститутке, создавшей широкую сеть собственных публичных домов, замаскированных под гостиницы. Но главной удачей стала работа Магнуса Филипса «Парламент», раскрывавшая подноготную министерских кабинетов и разоблачавшая порочные наклонности двух министров. В течение всего прошлого года эта книга находилась в списке лучших бестселлеров страны. В ноябре этого года Ричард Боуман планировал выпустить новую книгу Магнуса под названием «Танцовщицы».
— Итак, чем я обязан твоему неожиданному визиту? — спросил Ричард Боуман, пристально глядя на собеседника. — Ты прав, это действительно прекрасное вино.
— У меня есть для тебя чертовски интересная книга, — осторожно начал Магнус. — При мысли о ней у меня дух захватывает. Я даже название уже придумал.
— Правда? А что за книга?
— «Показной блеск». Это фраза Сэма Голдуина. У него встречаются великолепные фразы. Например «Я хочу сорвать фальшивую мишуру, чтобы обнажить перед вами мишуру настоящую». Это о Голливуде.
— Звучит неплохо. Но что представляет собой эта книга? Нечто биографическое? Надеюсь, она посвящена не мистеру Виндзору? Кажется, ты давно оставил эту идею. До меня дошли слухи, что в следующий день рождения ему присвоят звание рыцаря.
— Я никогда не отказывался от этой идеи. Это Пирс заставил меня сделать это. К счастью. Что же касается его пэрства, то это весьма интересно. Это может стать изюминкой моей книги.
— Значит, это будет биографическая книга о Виндзоре?
— Как тебе сказать. И да и нет.
— Магнус, ты же знаешь, я терпеть не могу ребусов.
— Хорошо. Скажу тебе откровенно. Она биографическая и отчасти посвящена Виндзору. Но не только ему. Там будет много других; персонажей.
— В самом деле? Ну-ка сделай так, чтобы и у меня дух захватывало. Хочешь бифштекс?
— Ладно, попробую, — задумчиво сказал Магнус. — Ах да, бифштекс сойдет, спасибо.
Пообедав, они медленно направились по солнечной улице к офису Ричарда Боумана.
— Я поговорю с твоим агентом, Магнус, — сказал Ричард. — Он в курсе дела?
— Конечно. Но не забывай о том, что у других издателей слюнки потекут, если они хоть что-то пронюхают.
— А ты подлец, — добродушно заметил Ричард. — Честно говоря, на нашем счете сейчас не много денег.
— Неужели? — с иронией воскликнул Магнус, давая понять, что хорошо осведомлен о финансовом положении компании. — Скажи об этом Генри. Думаю, это заинтересует его. Спасибо за обед.


Через час Ричард тяжело вздохнул и положил трубку. Все его усилия уломать агента Магнуса ни к чему не привели. Пришлось уступить Генри и пообещать Магнусу Филипсу аванс в размере ста тысяч фунтов стерлингов.
— Но только при том непременном условии, если он представит мне что-нибудь действительно стоящее, а не какие-то старые слухи и давно забытые сплетни, — строго сказал он Генри.
Генри поклялся, что покупатели будут ломиться в книжные магазины, охотясь за этой книгой. Он намекнул Ричарду, что речь пойдет о низверженных идолах, знаменитых именах, сногсшибательных скандалах, гнусных предательствах, сексуальных извращениях — короче, обо всем, что вызывает у публики особый интерес.
— Да, так оно и будет, — уверенно сказал Генри и улыбнулся, глядя в свою записную книжку со всеми расчетами, которые он делал в течение часа. — Как я понял, Ричард, двадцать тысяч фунтов за подпись, а потом…
— Стоп, стоп. Генри. Подожди. Ни о какой подписи не может быть и речи, пока я не получу то, что обещал мне Магнус за обедом. Мне нужны имена, интервью, неопровержимые факты и прочее.
— Ты получишь все это, — заверил его Генри. — Он же никогда не подводил тебя, верно? Признаться, я и вообразить не могу, как все это можно разнюхать.
— Все очень просто, Генри. Нужно быть отъявленным негодяем, утратившим представление о совести, — холодно заметил Ричард. — Всего доброго. Генри.


— Ты отъявленный негодяй, утративший представление о совести, — сказала Каролина, уставившись на Магнуса. — Я не верю тебе ни на грош.
— И правильно делаешь, — усмехнулся Магнус, осыпая поцелуями ее обнаженное плечо. — Никому не следует доверять. А теперь послушай меня, дорогая. Мне придется отлучиться на несколько недель, но только не думай, будто я забыл о тебе. Пойми, это невозможно.
— Куда же ты собираешься?
— О, это трудно сказать. Туда, сюда, куда угодно, — уклонился от ответа Магнус. — Мне нужно закончить сбор материала для новой книги.
— О чем эта книга? — спросила Каролина, стараясь подавить беспокойство.
— Об амбициях.


Никогда еще Хлоя не чувствовала себя столь усталой. Даже роды — совсем другое. Да и многочисленные приемы не утомляли ее так, как события, происшедшие за последнее время.
В тот ужасный вечер Джо встретил Хлою на Ливерпуль-стрит и добавил горечи к тому, что она увидела в доме своей матери. Ей было так стыдно, что она не могла смотреть ему в глаза. Разговаривая с ним, Хлоя опускала голову, надеясь, что Джо сочтет это проявлением дурного настроения.
Ни о чем не расспрашивая Хлою, он проводил ее в клинику па Харли-стрит и оставил наедине с Пирсом.
Тот неподвижно лежал на больничной койке, бледный и похудевший.
— Все образуется, — сказал Хлое Роджер Баннерман, лечащий врач Пирса. — Благодарите Бога, что ваша няня не ушла слишком далеко. Если бы к нам не обратились своевременно, было бы уже слишком поздно.
Хлоя испытывала страшные угрызения совести. Ну зачем она написала это дурацкое письмо и уехала к матери? Она слишком жестока к Пирсу. Так нельзя. Он слишком раним и беззащитен.
Она провела у его постели всю ночь, опасаясь внезапного ухудшения. Это была ужасная ночь. Ко всему прочему, Хлоя не могла забыть о том, что увидела в доме матери.
— Конечно, легче всего наглотаться снотворных, — заметил Роджер Баннерман. — Бедняга Пирс, он слишком устал! К тому же он выпил много водки и красного вина за обедом.
Хлоя молча кивала, решив никогда не оставлять мужа и не доводить его до отчаяния своими необдуманными поступками.
Дома ее встретила Розмари.
— Я нашла на кухонном столе вот эту записку, — осторожно сказала она, протягивая Хлое листок, — и решила, что нужно сохранить ее для вас.
— Розмари, ты умница и все сделала правильно. Не знаю, как благодарить тебя.
Развернув записку, Хлоя прочитала: "Моя дорогая.
Пожалуйста, прости меня. Я так больше не могу. Люблю тебя. Пирс". Эти слова остались в ее памяти до конца жизни.
Хлою поразило, что в этой записке не было ни единого упрека, ни единого обвинения. Только Розмари, которая знала о том, что произошло в Лос-Анджелесе, поняла истинный смысл этих слов. Она тут же побежала в кабинет Пирса и вызвала «скорую помощь».
— Конечно, доза снотворного была недостаточной для того, чтобы навсегда распрощаться с жизнью, — сказал Хлое Роджер Баннерман, когда на следующее утро она снова пришла в больницу. — Похоже, он преследовал совсем другую цель.
— Да, да, вы правы, — согласилась Хлоя, не желая вдаваться в подробности.
— Послушайте, — мягко сказал доктор, — почему бы вам не отправиться домой? Он останется здесь еще на несколько дней. Вам понадобится немало сил, когда он вернется. И еще одно.
— Да?
— Думаю, вам нужно непременно показать его психиатру. У меня есть очень хороший специалист. Он уверен, что это нервное истощение. Профессиональная помощь может оказаться очень полезной для него.
— Спасибо, я поеду домой, но чуть позже. А сейчас я бы хотела побыть с ним. Он, кажется, уже пришел в себя.
— Да, но предупреждаю вас: никаких расспросов.
Договорились?
— Хорошо.


Пирса мучило раскаяние.
— Прости меня, дорогая, — повторял он. — Сожалею обо всем. Ты должна простить меня и понять. — Он схватил ее за руку, словно опасаясь, что Хлоя уйдет, так и не простив его.
— Пирс, все в порядке. Конечно же, я прощаю тебя.
Не говори об этом больше, дорогой. Отдыхай.
— У меня в горле все горит. Это было ужасно, Хлоя.
Они запихнули мне в рот длинную трубку, а потом стали промывать желудок. Меня рвало. Я не мог дышать.
— Пирс, не надо об этом, пожалуйста, — умоляла его Хлоя, нежно пожимая его горячую руку. При этом она старалась показать, что и сама отчасти виновата в случившемся.
— Мне очень повезло, — сказал он, — ведь чистая случайность, что Розмари не ушла домой. Неизвестно, чем это все кончилось бы, если бы я остался один — Да, к счастью, она осталась Не надо об этом.
Сейчас ты должен хорошо отдохнуть. Все будет хорошо, дорогой. Вес должно быть хорошо. Нам надо поскорее забыть об этом.
Через некоторое время Хлоя узнала, что в тот день Розмари не собиралась уходить домой и сказала Пирсу, что будет сидеть в своей комнате и смотреть телевизор.


С Пирсом все скоро наладилось, но воспоминание о матери еще долго не давало Хлое покоя. У нее исчезли последние остатки уважения к Каролине. Такой шок она испытала, лишь найдя письма Флер и узнав, что у нее есть сестра.
Сначала Хлоя хотела все рассказать Джо, но потом поняла, что не сможет этого сделать. Более того, Хлоя всеми силами старалась избегать встречи с Джо с глазу на глаз. Он несколько раз приглашал ее пообедать, но она находила благовидный предлог, чтобы отказаться.
Ее оскорбляло, что мать предала Джо, но помимо этого Хлоя не доверяла Магнусу и чутье подсказывало ей, что он очень опасен. Как журналист, он мог получить любую информацию и использовать ее в своей книге. Больше всего Хлоя боялась, что он узнает тайны ее семьи, навредит Пирсу и выставит на посмешище всех се родственников, включая Флер.


— Это замечательно, Джо, мне очень нравится. — Каролина подняла голову от цветного приложения газеты «Санди тайме» и ласково посмотрела на Джо.
— Хорошо, — с облегчением сказал он. Джо работал над очерком об Элтоне Джоне несколько недель.
Работа была его единственным утешением, поскольку Каролина отдалилась от него в последнее время. Джо несколько раз звонил ей, но она, ссылаясь на срочные дела, явно избегала встречи с ним. Он почувствовал, что Каролина ведет себя странно: смущается, не смотрит ему в глаза.
Был чудесный день — тихий и теплый. Они сидели на кухне и ждали приезда Хлои с детьми, когда в гостиной послышался телефонный звонок.
— Дорогой, — воскликнул Билл Наивен, литературный агент Джо, — это превосходный очерк! Мне не хотелось беспокоить тебя в воскресенье, но я не выдержал и решил поздравить тебя.
— Спасибо, Билл.
— Нам нужно сделать книгу твоих очерков, Джо.
— Думаешь, это возможно? — спросил польщенный Джо.
— Надеюсь, да. Уж очень хороши. Я даже придумал название сборника: «Любовь с первого взгляда». Ну как?
Джо рассмеялся. Это было именно-то, о чем он всегда спрашивал своих героев: «Верите ли, вы в любовь с первого взгляда?»
— Ну что ж, хорошее название. Читателям понравится.
— Конечно, Джо, конечно! Я еще подумаю об этом.
Кстати, твой друг Магнус Филипс работает над своей книгой не покладая рук. Интересно, как к этому относится Пирс Виндзор?
— Извини, не понял.
— Джо, — только не говори мне, что ничего не слышал об этом. Магнус создает свой очередной грязный шедевр. Похоже, он решил поглубже копнуть прошлое Пирса и даже что-то уже нашел, если верить слухам.
Это будет волнующая история о Голливуде и его обитателях.
— Боже! — воскликнул Джо, чувствуя, что земля уходит у него из-под ног. — Едва ли он станет пересказывать старые сплетни.
— Какие старые сплетни, Джо?
— Ну, о потогонной системе Голливуда и прочем.
Сомневаюсь, что это заденет Пирса.
— Кажется, речь идет о более серьезных вещах, Джо.
Конечно, мне не известны подробности, но у меня есть чутье на такие вещи. Агент Магнуса сейчас напоминает кошку, которая крадется к сметане.
— Книгу будет издавать Боуман?
— Еще бы! Издательство уже обсуждает права американцев и предполагаемый тираж. Странно, что ты не слышал об этом, Джо.
— Я был очень занят своим очерком.
Положив трубку, Джо пристально посмотрел на Каролину.
— Что случилось, черт возьми? — удивленно спросила та. — На тебе лица нет!
— На мне нет не только лица, но и всего остального, — ответил Джо и пересказал ей разговор с Биллом.
— Ты должен остановить его, — проговорила Каролина.
— Я попытаюсь, конечно, но не уверен, что смогу.
Джо напряженно размышлял о том, следует ли рассказать об этом Хлое и Пирсу. О чем думал этот старый осел, когда позволил Магнусу писать его биографию? Причина только одна — тщеславие. Дурак! Жажда славы погубит его и Хлою.
В конце концов Джо решил все-таки поговорить с Хлоей и с Пирсом. Однако, несколько раз набирая их номер, он так и не решился на это. Господи, что же будет, если Магнус разнюхает всю эту историю? Джо даже думать об этом боялся. А Хлоя? Что станет с ней?
Кстати, она как-то странно ведет себя последнее время.
Почему-то избегает его. Джо уже соскучился по ней.
Ведь Хлоя была когда-то самым, близким ему человеком, да и сейчас это так, хотя она явно избегает встречи с ним. Бедняжка! Выйдя замуж за Пирса, она взяла на себя непосильное бремя. Все оказалось еще сложнее, чем они предполагали.


— Магнус? Это Джо Пэйтон. Мне нужно поговорить с тобой.
— Нет проблем.
«Какой негодяй! — подумал Джо. — Подонок!»
— Давай встретимся в «Савойе», в американском баре, завтра вечером, скажем, в половине седьмого.
— Хорошо.


Джо приехал ровно в шесть с твердым намерением овладеть ситуацией и твердо поговорить с Магнусом.
Он был разозлен и вместе с тем слегка напуган предстоящим разговором. Больше всего он опасался, — что не сможет убедить Магнуса оставить затею с книгой.
Магнус прибыл в назначенное время и выглядел спокойным и уверенным в себе.
— Что будешь пить? — спросил Магнус.
— Бурбон. Довольно часто бывая в Штатах, я привык к этому напитку.
— Правда? Ты работаешь над книгой?
— Пытаюсь. А ты?
— Я тоже, Джо. Знаешь, я нашел кое-что интересное. Не сомневаюсь, что для тебя это уже знакомо.
— Магнус, — осторожно начал Джо, — скажи, пожалуйста, что ты хочешь написать?
— Книгу, что же еще? — с неподдельным удивлением воскликнул тот. — Книгу о Пирсе и его грандиозном успехе. Я слышал, что он собирается поставить «Отелло» и будет играть то Яго, то Мавра. Это правда, Джо? Да, да, я так и думал. Кроме того, ходят слухи, что его пожалуют в пэры. А главное, он, вероятно, получит «Оскара» за свои фильм «Сон в летнюю ночь».
Видимо, Пирс действительно гениален. Притом у него прекрасная жена и почти идеальная семья. Он явно баловень судьбы и любимец богов, и у него почти нет недостатков.
— Магнус, — Джо попытался прервать эту тираду, — не считай меня полным идиотом.
— Ну что ты, Джо, я просто не могу себе этого позволить. Я знаю, что ты не идиот. Прекрасный напиток, не правда ли? У меня был трудный день. Я обсуждал проблемы книги с американскими издателями.
— Магнус, ты понимаешь, какой вред принесет твоя книга? Если, конечно, ты напишешь то, что я имею в виду.
— Я напишу одну только правду и ничего, кроме правды, ибо весьма почитаю правду, Джо. И так было всегда.
— Неужели этого достаточно, чтобы разрушать жизнь людей?
— Джо, если люди ведут праведную жизнь, они не могут пострадать от правды. Однако, делая глупости и пытаясь скрыть это, они заслуживают разоблачения. Во всяком случае, я придерживаюсь именно такого мнения. Пирс Виндзор самонадеян и высокомерен. К тому же он сам попросил меня когда-то написать его биографию. Конечно, сейчас я напишу о нем не то, на что он рассчитывал. У него есть отвратительные черты, о которых я не могу умолчать. К тому же я обнаружил в его прошлом весьма неприглядные вещи.
— Это вес дерьмо, и ты сам прекрасно знаешь об этом, — раздраженно заметил Джо. — Подумай о Хлое, о се детях. Ты же друг семьи и крестный отец Неда. Не забывай об этом. Подумай о тех, кто тесно связан с Пирсом. Ты же понимаешь, кого я имею в виду. Честно говоря, мне тоже не нравится этот парень, но я не считаю, что он заслуживает подобной участи.
— Ошибаешься, Джо. Это отнюдь не дерьмо, как ты выразился Это достоверные и весьма убедительные факты. Мне очень жаль Хлою, но еще больше жаль, что она вышла замуж за негодяя, который манипулирует ею. Что означают, скажи на милость, все эти дурацкие попытки покончить с собой? Ты понимаешь, как мерзко он ведет себя с Хлоей? Господи, Джо, меня просто тошнит от этого!
— А меня тошнит от того, что ты пытаешься найти себе оправдание, — отрезал Джо, теряя терпение.
— А что я, по-твоему, делаю? — спросил Магнус, прищурившись.
— Об этом нетрудно догадаться, Магнус. Ты делаешь деньги, большие и грязные. Кроме того, ты создаешь себе репутацию ниспровергателя кумиров, и это тешит твое самолюбие и питает твое тщеславие. Тебе нравится роль судьи, Магнус.
— О Джо! — усмехнулся тот. — Ты снова ошибаешься. Откровенно говоря, я заработал вполне достаточно для безбедного существования. На моем банковском счете сейчас больше денег, чем удалось заработать моему отцу за всю жизнь. Причем раз в десять, и это не считая гонорара, который я получу за книгу.
Мое тщеславие вполне удовлетворено. Во всяком случае, мне не придется голодать, как ты сам понимаешь.
Что же касается моей репутации, то она может быть подорвана и без этой книги.
— Какого же черта ты все это делаешь? — не выдержал Джо.
— Просто это кажется мне чрезвычайно интересным и достойным внимания. Никогда еще работа не увлекала меня так. — Он допил бурбон и поманил официанта. — Повторите, пожалуйста. Так вот… На чем я остановился? Ах да! В этом деле, Джо, есть все: секс, скандалы, громкие имена, ностальгия по прошлому.
Великолепный сюжет!
— Ностальгия? — угрожающе переспросил Джо.
— Да, ностальгия, Джо. А еще совпадения, случайности. Это весьма любопытно. Подумать только, самые обычные случайности, соединяясь воедино, превращаются в закономерность. Неужели ты никогда не сталкивался с этим? Они повторяются снова и снова, на каждом шагу. Ты же писал книгу на подобную тему, Джо. Ностальгия — самая трагическая проблема моей книги.
Он вынул пачку сигарет и протянул Джо. Тот покачал головой. Магнус закурил и выпустил дым, наполнив воздух едким запахом крепкого французского табака.
Почему-то от этого беспокойство Джо усилилось.
— Послушай, — сказал Магнус, помолчав. — Я прекрасно понимаю, чего ты от меня добиваешься. Ты хочешь узнать, о чем я собираюсь написать в своей книге.
Но пойми, я не могу тебе сказать об этом. Этого не знает никто. Признаюсь, даже и я сам толком не представляю, как ляжет весь этот материл, который, кстати, еще не полностью собран. Пока я копаю, понимаешь? Это чертовски трудное дело, и я не хочу утечки информации.
Джо не хотел продолжать разговор, опасаясь проболтаться Магнусу о том, чего тот еще не знал. Но вместе с тем он считал необходимым выяснить кое-какие подробности его расследования, чтобы быть готовым к неожиданностям. Он вспомнил разговор с Магнусом о Байроне Патрике и Кристи Ферфакс. Тогда, несколько месяцев назад, Джо понял, что книга так или иначе затронет Брендона, Флер и Каролину. Немного подумав, Джо решил задать еще один вопрос, хотя и понимал, что это весьма опасно.
— А ты отдаешь себе отчет в том, как это скажется на мне и Каролине?
— Джо, что за бред! Я знаю, что ты очень дорожишь дружбой с Хлоей, но при этом недолюбливаешь Пирса и не слишком огорчишься, если он окажется по уши в дерьме. Что же касается Каролины, то она прекрасная, умудренная опытом женщина… Сколько же ей сейчас…
Около сорока семи. У нее стабильное социальное положение, достаток и хорошая семья. Неужели ты думаешь, что какие-то мелкие факты из ее далекой юности могут серьезно подорвать репутацию Каролины? Джо, это было двадцать пять лет назад! Не сомневаюсь, что она справится с этим.
— Подонок! — воскликнул в ярости Джо, почувствовав, что Магнус что-то пронюхал о Флер.
Наверняка Каролина тоже догадалась об этом. Неудивительно, что она так расстроена в последнее время.
Боже! Все нагнетается с каждой минутой. Что же ему известно, черт бы его побрал? Как он узнал обо всем этом? Джо вспомнил странное поведение Каролины, ее отстраненность и отчужденность. В последнее время она довольно часто упоминала о Магнусе. А Хлоя? Она тоже какая-то странная. Почему она избегает его? Господи, похоже, об этом уже знает весь Лондон! Они все считают его идиотом. Да он и в самом деле идиот. Взяв стакан с бурбоном, Джо заметил, что у него дрожит рука.
— Ты подонок, Магнус, — повторил он, опустив голову.
— Да, у тебя есть основания для подобного умозаключения, — заметил тот. — Очень жаль, но я не могу опровергнуть этого, Джо. Я старался, но мне не удалось убедить тебя в своей правоте.
Джо поднялся, вытряхнул кусочки льда из своего стакана и швырнул их в лицо Магнусу.
Тот даже не уклонился, а лишь спокойно вытер лицо.
К ним тут же подбежал официант, но Магнус попросил его уйти:
— Ничего страшного. Все в порядке. Принесите мне еще одну порцию бурбона, пожалуйста. Джо, ты должен прочитать мою книгу. Может, окажется, что там вовсе нет того, чего ты боишься. Надеюсь, она понравится тебе.
Джо схватил Магнуса за ворот рубашки, поднял его и изо всей силы ударил кулаком по лицу.
Магнус вытер кровь, сочившуюся из носа, притянул к себе Джо и прошипел ему на ухо:
— Не делай этого, Джо, ты можешь проиграть.
Отпустив его, он вышел из бара.


— Боже! — с ужасом воскликнула Каролина, увидев фотографии в газете «Дейли мейл». — Какой кошмар!
На одной из фотографий был запечатлен Магнус, выходящий из ресторана. Он прижимал к носу окровавленный платок. На другой был Джо. «Драка в „Савое“, — гласил крупный заголовок на первой полосе. — Соперники обменялись ударами»;
— Как им удалось все это снять, черт возьми? Почему там оказался фотограф? Джо, какой же ты глупец!
— В этом баре всегда околачиваются журналисты, — ответил Джо. — Один из них, должно быть, сделал снимки и тут же связался со своей газетой. Не знаю, что на меня нашло, Каролина. Я просто хотел помочь тебе.
— Хороша помощь, — недовольно заметила она. — Ты только все усложнил. Читал, что они тут написали?
— Нет, но догадываюсь.
— Вот послушай: «Магнус Филипс, автор бестселлера „Парламент“ и великолепный знаток политики, который в настоящее время работает над книгой об актере Пирсе Виндзоре, поскандалил вчера в баре отеля „Савой“ с журналистом Джо Пэйтоном. Официант сообщил нам, что они горячо о чем-то спорили, а потом Пэйтон выплеснул в лицо Филипса содержимое своего стакана и ударил его кулаком в лицо. Оба они отказались объяснить, связана ли эта драка с книгой, которая, как полагают, будет сенсационной. Пирс Виндзор получил три „Оскара“ за свой фильм „Сон в летнюю ночь“, а сейчас работает над постановкой „Отелло“. Говорят, он будет пожалован титулом пэра в свой следующий день рождения. К сожалению, нам вчера не удалось побеседовать об этом ни с Пирсом Виндзором, ни с его женой Хлоей».
— Господи! — простонала Каролина. — С каждым днем становится все хуже и хуже. Даже не верится, Джо, что ты способен на это. Чего ты добивался, черт возьми?
— Сатисфакции, — угрюмо ответил Джо. — Думай, и ты получила удовлетворение.
— Да уж! — воскликнула Каролина. — Только что звонила Хлоя. Пирс вне себя от случившегося.
— Какое несчастье! — иронично заметил Джо. — И ни слова благодарности за то, что я попытался защитить его честь и достоинство?
— Сомневаюсь, что он воспринял это именно так.
Пристально посмотрев на нее, Джо заметил отчаяние в глазах Каролины.
— Ну что ж, спасибо за поддержку, — сказал он.
— А чего же ты ожидал от меня? — раздраженно спросила она. — Все это было глупо и к тому же опасно.
— Неужели? — Джо с трудом подавил гнев. — Кстати, о глупости и опасности. Не могла бы ты объяснить мне, откуда Магнус узнал о грехах твоей юности?


Через час Джо уехал от Каролины, забрав все свои вещи. Ему всегда казалось, что он ненавидит это место, но, бросив последний взгляд на дом Каролины, Джо увидел его сквозь пелену слез.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 2 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100