Читать онлайн Жестокий роман Книга 1, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

1960
Придя домой, Джо тут же сел за письменный стол и написал Иоланте Дюграт все, что услышал от Каролины, и объяснил, почему та хочет разыскать Флер. Он также выразил удивление, что она не упомянула о девочке раньше, когда он собирал материал для книги. При этом Джо очень просил Иоланту помочь Каролине найти дочь, ибо эта достойная женщина весьма обеспокоена ее судьбой.
Затем он вышел из дома, отправил письмо, купил пакет рыбы и чипсов и вернулся, продолжая думать о Каролине.
Она казалась ему чрезвычайно привлекательной и сексуальной. Его пленили ее матовая кожа, копна рыжих волос.., а особенно ноги и походка. Стань Каролина моделью, она добилась бы огромного успеха. Правда, судьба и так не обидела ее. Леди Хантертон! Господи!
Джо еще никогда не имел дела с настоящей леди. Эта мысль тешила его самолюбие и порождала надежды. В ней было что-то чистое и необычайно привлекательное. А как она держится! И как это ей удалось сохранить душевное равновесие? Ведь то, что случилось с ней, ужасно, настоящая трагедия. Но Каролина вела себя спокойно и сдержанно, хотя и не скрывала своих чувств.
Вообще-то ему казалось, что она истосковалась по мужской ласке. Да это и понятно. Видимо, она не испытывала наслаждения с тех пор, как рассталась со своим Брендоном. Бедная Каролина! Ее муж, наверное, стар и немощен. Да, об этом можно судить по тому, как она говорила о нем. Что же теперь делать? Попытаться добиться ее расположения? Но ведь он уже пережил немало неприятностей из-за сексуально озабоченных замужних женщин. Но, с другой стороны, она тоже нашла его привлекательным…


Джо нравился многим женщинам, а поэтому постоянно оказывался в скандальных ситуациях. Это началось давно, когда ему было лет пятнадцать. Джо, любимец своих пожилых родителей, был моложе брата на девятнадцать лет. Мать испытала шок, узнав, что забеременела в таком возрасте.
Но потом она успокоилась и даже обрадовалась Мистер Пэйтон не пришел в восторг от столь неожиданного события, но в конце концов тоже смирился с ним. Однако Найджелу, старшему брату Джо, это весьма не понравилось. Он возненавидел Джо, на котором сосредоточилась теперь родительская любовь.
Все считали Джо очень красивым ребенком, белокурым и зеленоглазым. Простоватый, неуклюжий, угрюмый и застенчивый Найджел завидовал веселому и открытому Джо.
Мистер Пэйтон работал мелким клерком в городском совете. Они жили в небольшом домике в Кройдоне, хотя и не богато, но все же могли купить велосипед младшему и приличную одежду для школы. Правда, на машину или дальние поездки им денег не хватало. Иногда мистер Пэйтон брал летом машину напрокат, и они на несколько дней выезжали за город, отчего Джо чувствовал себя совершенно счастливым..
Впрочем, Джо почти всегда чувствовал себя счастливым. Очень добрый по натуре, он всегда и всему радовался. Его существование омрачал лишь старший брат, которого он недолюбливал. Однако у Джо было много друзей, с которыми он интересно проводил время, стараясь реже вспоминать о брате. Все считали Джо идеальным ребенком.
И вот наступило время, когда он обнаружил, что, кроме мальчиков, существуют еще и девочки. В тринадцать лет Джо начал приглашать их в кино, а в четырнадцать тискал на вечеринках и тащил в кусты. В пятнадцать он впервые познал женщину, и это ему так понравилось, что он, вернувшись домой, объявил об этом родителям.
Вскоре Джо по-настоящему влюбился в Мишель Хэмфриз из параллельного класса. Поначалу все было хорошо, но потом родители Мишель застали их в постели. Разразился скандал, и они запретили Джо встречаться с Мишель. Отец грозно предупредил Джо, что если такое повторится, то он не закончит школу и не поступит в университет.
Сексуальность Джо не довела его до добра. После школы он женился на девушке по имени Соня Риз, которая забеременела от него. Она работала в местном отделении фирмы «Сейнсбери». Жили они неплохо, но вскоре его жена упала с лестницы и потеряла ребенка. Они начали ссориться и через год подали на развод. Джо было тогда двадцать лет, и он получил должность бухгалтера в газете «Дейли мейл». Там он изучил все тонкости газетного дела, завел знакомства и через некоторое время стал младшим журналистом в газете «Санди диспстч».
А все остальное, как он говаривал женщинам, — достояние истории. Работая в отделе спорта, Джо познакомился с журналисткой по шоу-бизнесу и потихоньку начал писать статьи о кинематографе.
Потом он снова женился, но и второй брак кончился очень быстро. Джо надоела семейная жизнь, и он всецело отдался репортерскому делу. В ту пору ему было двадцать шесть лет. Женщины влюблялись в него, но он, поумнев, избегал очередного брака.
Успех Джо в любовных делах объяснялся очень просто: ему нравились красивые женщины, он легко заводил с ними отношения и с удовольствием находился в их обществе. Джо постоянно льстил им, говоря, что они прекрасны, сексуальны и обворожительны. Впрочем, он и верил в это.


Включив телевизор, Джо открыл еще одну бутылку пива. Ему хотелось немного вздремнуть перед Перри Мэйсоном, а затем пойти на вечеринку в Челси. Каролина Хантертон пробудила в нем желание с кем-нибудь познакомиться. Жаль, что она живет не в Лондоне. Да и рано заводить с ней интрижку…
— Мне можно пойти в субботу на дневной спектакль? — спросила Флер бабушку. — Я очень хочу пойти туда.
— А у тебя есть деньги для этого? — устало спросила Кэтлин. — На меня не рассчитывай. — Кэтлин чувствовала себя измотанной, так как день выдался очень трудный. Она была уже слишком старой, чтобы стоять за прилавком в магазине, а покупатели сегодня словно с цепи сорвались.
— Есть, — ответила Флер. — Я заработала вчера, когда сидела с ребенком Мэри Донетти. Господи, как я ненавижу маленьких детей! У меня никогда, никогда их не будет.
— Я припомню тебе эти слова. — Бабушка улыбнулась. — Выйдя замуж, ты заговоришь по-другому.
— Не собираюсь выходить замуж.
— Ну что ж… А что ты хочешь посмотреть в субботу?
— Там будет «Лютер». Я слышала, что это замечательный спектакль. Значит, можно?
— Да, да, конечно. Но сейчас тебе нужно забыть об этом и немного позаниматься.
— Ладно, бабушка, иду. А потом я помогу тебе приготовить ужин.
— Ты хорошая девочка, Флер.
— Я стараюсь. Бабушка, а ты слышала что-нибудь о Кларке Гейбле?
— А что с ним случилось?
— Он недавно умер.
— Умер? Боже мой! Кажется, совсем недавно он снялся в фильме «Унесенные ветром».
— Да, бабушка, но это было уже двадцать лет назад.
Однако едва ли у него будут такие нищенские похороны, как у моего отца.
— Флер, это были не нищенские похороны. Просто у них так заведено.
— Нет, нищенские.
— Ну ладно, — сказала Кэтлин и тяжело вздохнула, — для твоего отца это уже не имеет значения.
— Да, кстати, чуть не забыла. Мне нужно написать письмо мисс Дюграт. Она прислала на мой день рождения очень красивую открытку.
— Но это было несколько месяцев назад.
— Знаю, мне очень жаль, но обещаю тебе сделать это сразу после ужина.
Флер пошла в свою комнату, думая о предстоящем субботнем спектакле и об отце. Она часто вспоминала его, а порой даже разговаривала с ним. В такие минуты ей казалось, что он жив. Беспредельное горе, которое она испытывала, узнав о смерти отца, уже забылось, но о Брендоне она вспоминала каждый день.
Доставая книги. Флер снова Задумалась, посмотрела в окно и вспомнила его похороны. Это было ужасно.
В часовне собралось всего несколько человек — она с бабушкой, ее тетки и немногочисленные знакомые отца, которых она не знала. Среди них была очень милая женщина по имени мисс Дюграт, которая все время держала Флер за руку. Как ей хотелось узнать тогда, кто виноват в смерти отца. Флер очень надеялась, что когда-нибудь узнает это.
Вообще она даже не представляла себе, как все это случилось. Ей сказали, что он шел по шоссе и попал под машину. Но Флер чувствовала, что это далеко не вся правда и от нее что-то скрывают. Она слышала, что люди о чем-то шепчутся, видела, как мисс Дюграт увела бабушку в другую комнату и о чем-то там рассказывала ей. А однажды до нее донесся обрывок фразы, сказанной мисс Дюграт:
— Конечно же, это были грязные слухи. Его убила система и эти гнусные сплетни…
Тогда Флер не поняла, что означают эти слова. Какая система убила ее отца? Что это за грязные сплетни?
На следующий день она спросила об этом бабушку, но та ответила, что Флер не правильно все поняла, а ее отец попал под машину и поэтому погиб. Это был просто несчастный случай, добавила бабушка. Все попытки Флер узнать правду оказались безуспешными.
В конце концов она смирилась, решив, что ей остается только ждать. Сейчас ей ничего не удастся сделать.
Пройдет время, она вырастет, станет богатой и тогда узнает все об отце.
В свои пятнадцать лет Флер была девочкой умной, честолюбивой и очень способной. Теперь она еще больше походила на отца — черные вьющиеся волосы, темно-голубые глаза, походка, манеры, даже рост. Она была на голову выше одноклассников, и поэтому мальчишки опасались приближаться к ней, предпочитая невысоких и полногрудых девочек, таких как Сузи Колтретти и Мери Фенди. Но Флер это ничуть не огорчало. Она понимала, что через некоторое время все эти девочки растолстеют, а она расцветет и станет очень привлекательной. С этим тоже следовало подождать.
В школе Флер училась лучше всех, но ее успехи ни у кого не вызывали зависти, как это часто случается.
Флер даже не дразнили, как других отличников, потому что она к тому же великолепно играла в различные игры.
Здесь ей не было равных. Она бегала быстрее, чем большинство мальчишек, прыгала выше, чем они, и превосходила всех в бейсболе. Но больше всего одноклассников Флер изумлял ее талант к имитации. Она так изображала учительницу музыки, что все покатывались со смеху.
И взрослые, и дети убеждали ее, что она непременно должна стать актрисой. Но Флер к этому времени уже понимала трудности актерской жизни — лишения, бесконечные репетиции, погоня за удачей и прочее. Нет, ее не манила карьера актрисы. Она искала чего-то другого, где было бы меньше конкуренции и больше возможностей. Флер еще не определилась, но была уверена, что непременно найдет свое место в жизни.


Спектакль был просто чудесным. Флер вышла из театра, очарованная текстом Осборна и великолепной игрой актеров. По дороге домой она напряженно думала о спектакле. Сначала Флер не понимала, что ей понравилось больше всего, но вскоре догадалась: главное — это очарование настоящего английского языка и атмосфера пьесы. Но этот и неудивительно, подумала Флер.
Ведь она наполовину англичанка. Эта мысль поразила ее. Почему она так мало знает о своей матери? Флер помнила, что отец не слишком распространялся на эту тему и никогда не рассказывал, как познакомился с ее матерью. Он обещал все рассказать Флер, когда она немного подрастет, но так и не успел этого сделать. И вот сейчас Флер почувствовала, что непременно должна узнать правду о своей матери. Кто она такая, где живет, чем занимается? А самое главное — почему она отказалась от собственного ребенка и отдала его отцу? Хорошо еще, что отцу, а не кому-то другому.
Всю дорогу домой Флер размышляла только об этом.
Раньше она никогда не спрашивала бабушку о матери, так как знала, что это расстроит ее. Но сегодня решила непременно поговорить с ней. Флер хотелось знать о матери все: какая она, как живет, что читает, чем увлекается, есть ли у нее другие дети, кто ее муж и так далее. Этот спектакль, помимо всего прочего, пробудил в девочке желание побольше узнать о стране, где живет ее мать.
После ужина Флер убрала со стола пустые тарелки и пристально посмотрела на бабушку.
— Скажи, пожалуйста, — начала она, — ты действительно ничего не знаешь о моей матери?
Кэтлин замерла от неожиданности и поняла, что пришло время сказать Флер все, что она сама узнала от Брендона. Встав из-за стола, она подошла к буфету, достала бутылку ирландского виски, которую хранила для особо торжественного случая, немного выпила и начала свой рассказ.


В это же самое время Иоланта Дюграт сидела в своей маленькой квартире, где всегда царил беспорядок, и уже в который раз перечитывала письмо от молодого английского журналиста. Более года назад она почему-то доверилась ему и рассказала историю, приключившуюся с Байроном Патриком. Потом Иоланта пожалела об этом и даже сейчас не знала, стоит ли полностью довериться ему. Больше всего ее беспокоила моральная сторона этого дела. Имеет ли она право нарушить обещание, которое когда-то дала Байрону? Ведь он поведал ей о своей трагедии, рассчитывая на ее скромность.


— Скажите, пожалуйста, могу ли я поговорить с леди Хантсртон?
— Одну минутку, как доложить о вас?
— Это Джо Пэйтон.
— Подождите, пожалуйста, мистер Пэйтон.
Джо попытался представить себе, что происходит сейчас в доме Каролины, какой это дом и сколько там слуг. У него возникла одна интересная мысль, и сейчас ему хотелось узнать, как отнесется к ней Каролина.
— Леди Хантертон сейчас в конюшне с детьми, сэр.
Попросить ее позвонить вам?
— Да, пожалуйста, попросите. У нее есть мой телефон.
— Хорошо, сэр.


Джо не пришлось долго ждать. Вскоре он услышал нетерпеливый н слегка встревоженный голос Каролины:
— Джо? Да? Какие новости?
— Э-э-э… Каролина, — начал Джо, которому не понравился ее голос. — Каролина, мне очень жаль, но Иоланта не знает, где Флер. Я только что получил от нес письмо. Она утверждает, что ничего не знает об этой семье, так как Байрон, то есть Брендон, никогда не рассказывал ей о своих домашних. Грустно, что не могу вас ничем порадовать.
— О-о-о! — воскликнула Каролина. — Полагаю, она просто не хочет сообщить вам правду.
— Это не так, Каролина, — попытался убедить ее Джо. — Она очень любила Брендона и была его единственным другом. Иоланта непременно сообщила бы мне, если бы что-нибудь знала.
— Возможно, — сухо отозвалась Каролина.
— Поверьте мне, она бы сделала это. Она всячески пыталась помочь ему в последние месяцы его жизни.
— Джо. — прервала его Каролина, — Брендон не отличался скрытностью. Он рассказывал о себе все. Если Иоланта действительно была его другом, он не утаил от нее того, что у него есть дочь. Я знаю его лучше, чем вы. Если она ничего не знает о нем, значит, никогда не была его другом. Во всяком случае, настоящим.
— Ну не знаю, Каролина. — замялся Джо. — Я сказал вам все, что она сообщила мне. Очень жаль, что так получилось. Я понимаю, как вы расстроены.
— Еще бы, — ответила Каролина, охваченная отчаянием. — Как я должна себя чувствовать, зная, что моя дочь, вероятно, думает, что я бросила се на произвол судьбы! Может, именно сейчас ей нужна моя помощь.
Конечно, я очень расстроилась. До свидания, Джо.
Она положила трубку и задумалась. Через минуту телефон зазвонил снова.
— Каролина, выслушайте меня, пожалуйста, — сказал Джо. — Не знаю, как вас утешить. Думаю, это невозможно, но мне очень жаль вас, и я хочу вам помочь. Скажите, что я могу для вас сделать? — Помолчав, он добавил:
— Я могу предложить вам только одно — еще раз пообедать со мной, и сделаю это с огромным удовольствием.
— Нет, — ответила Каролина спокойнее, и ему даже показалось, что она улыбнулась, — Нет, у вас есть более важные дела, чем угощать дорогим обедом пожилую неврастеничную женщину.
— Для меня нет ничего приятнее, чем угощать обедами пожилых дам, да к тому же неврастеничных, — пошутил Джо. — Ну так что? Вы согласны? Возможно, во время обеда мы что-нибудь придумаем.
— Вы очень добры, — сказала Каролина. — Очень жаль, что я рассердилась на вас. Вы не виноваты и сделали все возможное, чтобы как-то помочь мне. Но обед едва ли поможет нам найти выход из положения.
— Нет, вы не правы. Это поможет прежде всего мне.
Для меня это будет огромное удовольствие. Разве этого мало, чтобы встретиться?
— Нет, Джо, но я благодарна вам за приглашение.
Всего доброго.
— До свидания. — Джо положил трубку, чувствуя тяжесть на душе.


— Это Джо?
— Да. — — Джо, это Каролина.
— Я знал, что и конце концов вы согласитесь на мое предложение. Правда, сегодня уже немного поздновато, но я готов все устроить завтра.
— Да нет же, — ласково возразила Каролина, — я звоню вам не насчет обеда.
— Жаль. А что же тогда?
— Я много думала и пыталась сопоставить все, что я знаю о Брендоне, с тем, что вы знаете об Иоланте.
Убеждена, что она утаила от вас правду. Она несомненно знает, где живет Флер, да и не только это. Не понимаю только одного — ее мотивов. Но у меня есть некоторые догадки.
— Да? Какие же?
— Она просто не доверяет вам. Я бы поступила на ее месте точно так же.
— Это очень серьезное утверждение, и оно меня порадовало. Вы задели мое самолюбие, и поэтому я не стану настаивать на своем приглашении.
— Не обижайтесь, Джо. Подумайте сами. Вы журналист, то есть принадлежите к той категории людей. которые убили ее друга. С этой точки зрения ее поведение представляется мне вполне разумным.
— Нет, это не так. Вы же читали мою книгу. Его убили не журналисты, а образ жизни Голливуда.
— Я прочитала вашу книгу, и она мне очень понравилась…
— Правда?
— Да.
— Прекрасно. Значит, я возобновляю свое приглашение и делаю это без колебаний. Когда писателю говорят, что его книга понравилась, он не может устоять перед этим. Это совершенно меняет дело и даже слегка возбуждает меня.
— Ну что ж, я очень рада, что возбудила вас, но…
— В самом деле? Вы серьезно?
— Джо, пожалуйста, выслушайте меня.
— Я весь внимание. Это превосходно!
— Джо, пожалуйста! Я абсолютно уверена в том, что Иоланта знает все о Флер, если она действительно была другом Брендона. Но она хочет защитить ее от грязных слухов и сплетен. Именно поэтому, как мне кажется, она и не говорит вам правду.
— И что дальше?
— Дальше? Я решила написать ей письмо и все объяснить, если, конечно, вы дадите мне ее адрес. Ну как?
— Не знаю, Каролина. Просто не знаю, что и сказать. — Он явно встревожился.
— Но почему, Джо? Кому это принесет вред?
— Это может повредить вам, — ответил он. — Это причинит вам боль.
— Ну и что?
— А то, что мне очень не хотелось бы этого.
— О Джо!
— Вы мне нравитесь, Каролина, и именно поэтому я боюсь за вас.
Ей доставили радость его слова. Она безошибочно распознала в его тоне сексуальное желание и платоническое восхищение, но постаралась отогнать эту мысль.
— Ну что ж, — сказала она, — мне очень приятно, что вы так заботитесь обо мне, я ценю это, но все же полагаю, рискнуть стоит. Если вы мне позволите, конечно. Дайте мне, пожалуйста, адрес Иоланты.
— Ну хорошо, я подумаю об этом.
— О, Джо, ради всего святого! — воскликнула Каролина. — Это же моя дочь! Речь идет прежде всего о ней.
Скажите мне сразу: вы дадите мне се адрес или нет?
— При одном условии.
— Согласна, — сказала Каролина и улыбнулась, испытав забытое ощущение внизу живота. — Хорошо, — повторила она, — я согласна пообедать с вами.
— Вот это совсем другое дело! г радостно воскликнул Джо. — Значит, завтра в час.
— Там же?
— Нет. — Джо задумался. — Приезжайте в кафе «Гвинея», это неподалеку от площади Беркли. Там самые лучшие вина в Лондоне. До встречи. Завтра в час.


— О Боже! — воскликнула Флер. — Боже мой!
— Что случилось, дорогая? — встревожилась бабушка. — У тебя такой вид, будто ты увидела привидение.
— Что? Ах да, извини, бабушка. Все в порядке. Просто я забыла, что у меня завтра утром экзамен, а я еще не повторила весь материал. Прости, мне нужно пойти к себе и разыскать учебники.
Запершись в своей комнате. Флер села на кровать и чуть не расплакалась от волнения. Затем достала письмо и принялась перечитывать его:


"Моя дорогая Флер!
Я очень обрадовалась, получив твое письмо. Я также рада, что тебе понравилась моя открытка. По-хорошему завидую тебе, что ты посмотрела «Лютера». К сожалению, у нас здесь нет серьезных спектаклей.
Мне было очень приятно узнать от тебя новости.
Похоже, ты скоро произведешь фурор в Нью-Йорке.
Твое желание писать сценарии весьма похвально, хотя мне кажется, что начинать будет очень нелегко. Тебе сперва нужно попробовать силы в литературе. А когда придет время, ты можешь связаться со мной, я сделаю все возможное, чтобы оказать тебе посильную помощь.
Флер, у меня есть для тебя новости. Я много думала об этом и все-таки решила написать, так как ты уже взрослая девочка и все поймешь. В твоем возрасте я уже была замужем и хорошо помню, что ненавидела, когда взрослые пытались решать мои проблемы. Твоя бабушка тоже относится к тебе, как к маленькой девочке, как мне кажется. Я решила не обременять ее лишними заботами.
Дело в том, что я получила письмо от твоей матери.
По-моему, это очень милая и приятная дама. Ты уже, наверное, знаешь, что она живет в Англии, у нее есть семья: муж, старшая дочь примерно твоего возраста и два сына. Ее муж — сэр Уильям Хантертон. Я не слишком разбираюсь в английских титулах, но, видимо, твоя мама — настоящая леди.
Она недавно узнала о смерти отца, да и то случайно — по радио. До этого она считала, что вы живете вместе и с тобой все в порядке. Думаю, поэтому она молчала все эти годы. Она также сообщила мне, что обещала твоему отцу не вмешиваться в вашу жизнь и не пытаться увидеться с тобой. Но сейчас она чрезвычайно озабочена твоей судьбой, не знает, где ты, и очень хочет встретиться с тобой, желая убедиться в том, что у тебя все благополучно.
Признаюсь тебе, что не знаю, как поступить. Я не хочу делать то, что тебе неприятно, и понятия не имею, есть ли у тебя желание встретиться с матерью. Поэтому я решила послать тебе ее адрес, чтобы ты сама решила столь сложный вопрос. Думаю, с твоей стороны было бы весьма учтиво написать матери и убедить ее в том, что ты не голодаешь и не живешь на улице, чего она больше всего опасается.
Пожалуйста, пиши мне чаще. Я всегда буду рада ответить на твои вопросы и оказать тебе любую помощь, какая в моих силах. Я уже отправила ей письмо и сообщила, что послала тебе ее адрес.
Не сомневаюсь, что ты найдешь правильное решение.
Твой друг Иоланта Дюграт".


Флер очень хотелось найти правильное решение, но это было нелегко. Ей почему-то всегда казалось, что она поступает не правильно. Вот и сейчас Флер одолевали противоречивые чувства: смущение и страх, неуверенность и волнение, радость и отчаяние. Радость, что мать так страстно стремится помочь ей, омрачалась известием о том, что Каролина когда-то пообещала отцу не встречаться с дочерью. Почему она так поступила?
Зачем дала такое обещание? Какая же она мать, если так легко согласилась на это? Как может мать так легко оставить ребенка, лишая его ласки и любви? Почему молчала все эти годы? Если бы Каролина по-настоящему любила ее, то непременно попыталась бы навести справки, написать или просто позвонить и узнать, как она живет. Почему она не выяснила о Кэтлин и о том, как они жили все это время? Да, это ужасно. Флер чувствовала себя так, словно она какая-то вещь, которую легко передать из рук в руки, Но с другой стороны, было бы прекрасно наконец увидеть свою мать. Ей очень хотелось поговорить с ней и посмотреть на нее. Ведь она же англичанка. Флер мечтала узнать свои корни, свое происхождение.
А вдруг она окажется жестокой, холодной, бездушной? Это будет страшный удар для нее. Может, оставить все как есть? Не писать ей и не просить о помощи? Что, если они возненавидят друг друга? Она этого просто не переживет. Достаточно и того, что она потеряла отца. Если она потеряет еще и мать, это будет невыносимо. Лучше пусть она останется для нее таинственной и загадочной.
По крайней мере это всегда будет утешать ее.
Нет, это исключено. Если бы мать была жестокой и бессердечной, она никогда не вспомнила бы о ней. Скорее всего они смогут найти общий язык. Кто, кроме нее, поможет Флер в этом холодном и равнодушном мире? Да, она бросила дочь и, возможно, никогда не вспоминала о ней, но все же это ее мать и им обязательно нужно встретиться. В конце концов, она уже взрослая и сумеет постоять за себя.
Что же теперь делать? Эта мысль не давала ей покоя. Флер прекрасно понимала, что все ее сведения о матери основываются на рассказах бабушки и па последнем письме Иоланты Дюграт. А если они ошибаются? Вдруг Каролина хорошая, порядочная женщина и только обстоятельства не позволили ей своевременно разыскать дочь?
Тяжесть обрушившейся на Флер проблемы казалась невыносимой. Она молча смотрела в окно, но ничего не видела. Слезы застилали глаза, а сердце разрывалось от боли. Наконец она сделала то, к чему привыкла после отъезда отца в Голливуд, — глубоко вздохнула, собралась с силами и попыталась отвлечься обычными делами. Она попробует решить эту задачу чуть позже, когда у нее будет больше времени для размышлений.


— Каролина, это Джо. Я только хотел узнать, нет ли каких-нибудь новостей, — Нет, Джо, пока нет, к сожалению, — грустно ответила Каролина. — Я же обещала сообщить, как только что-нибудь узнаю. По-моему, она просто боится написать мне письмо. Ей понадобится немало времени, чтобы все хорошо обдумать и решиться на это.
— Не хочешь ли пообедать со мной?
— Джо, я бы с удовольствием, но на этой неделе мне предстоит отправить Тоби в школу, а на следующей неделе домой возвращается Хлоя. У меня сейчас очень много работы.


— Каролина, я хочу пригласить тебя на рождественский обед. Я соскучился по тебе, да и ты должна хоть немного развлечься. Я сделаю все, чтобы поднять тебе настроение, а для меня это будет одно удовольствие.
— М-м-м.., ну что ж, хорошо, с удовольствием. Думаю, что к Рождеству получу от псе весточку. Только боюсь, что она не захочет иметь со мной ничего общего. Знаешь, дети бывают очень жестокими.
— Нет, это не так, Каролина, — уверенно сказал Джо. — Она просто испугалась и не знает, что делать.
Она же совсем еще ребенок.
— Очень надеюсь на это, Джо. Я хочу послать ей рождественскую открытку, но не представляю, как это сделать. Может, лучше послать открытку Иоланте Дюграт и попросить переслать ее Флер? Что ты мне посоветуешь? А еще я хочу послать дочке небольшой подарок на день рождения. Это как раз будет на Новый год. Как ты считаешь?
— Да, это прекрасная идея, но тебе следует купить открытку в подарок в Лондоне.
— Ну хорошо, договорились.


— Каролина, это Джо. Я подумал, что у тебя очень плохое настроение. Ведь уже Новый год. День рождения Флер.
— С Новым годом, Джо. У меня действительно дурное настроение. Спасибо, что позвонил. Ты настоящий друг.
— Я все еще надеюсь когда-нибудь стать для тебя чем-то большим, чем другом.
— Я знаю, Джо.


— Каролина, у тебя есть новости?
— Нет, Джо, увы. Боюсь, я никогда не получу от нее ответа. Кажется, мне уже не очень хочется этого.
Не знаю, что со мной происходит. Я иногда думаю, что она неприятная и жестокая девочка. Как можно не написать мне и не поблагодарить за рождественский подарок? Я ей послала такие красивые жемчужные серьги.
Если они не понравились флер, она могла бы вернуть их мне. Другими словами…
— Каролина, ты плачешь?
— Нет, нет, что ты, я не плачу.


— Каролина, главный редактор моей газеты попросил меня сделать серию репортажей о так называемом старом порядке, то есть о высшем классе родовой аристократии. Могу ли я приехать к тебе и взять интервью у тебя и сэра Уильяма?
— Нет, ни в косм случае, Джо. Это невозможно.
Ты же сам это прекрасно понимаешь. А что случилось? Как я помню, ты всегда занимался образами новых кинофильмов.
— Меня недавно повысили в должности. Сейчас я заведую отделом публицистики.
— Поздравляю от всей души, Джо. Очень рада за тебя. Надеюсь, это только начало.
— Спасибо, но я хотел бы, чтобы ты поздравила меня во время торжественного обеда.
— О Джо! Знаешь что? Мне тут дали два билета на Центральный корт в Уимблдоне. Уильям не любит теннис, да и неважно себя чувствует. Почему бы нам не пойти вместе? Играть будет Мария Буэно. Ты любишь теннис? Или для тебя это тоже смертельная скука?
— Теннис — это именно то, что интересует меня в последнее время больше всего на свете.
— Вот и прекрасно. В среду. Договорились?
— Договорились. Никаких новостей нет?
— Нет, Джо, никаких. Об этом можно забыть. Видимо, мое время еще не пришло.


Долгожданное письмо она получила только в августе. Был жаркий, сухой день. Каролина сидела в саду и наблюдала за детьми. Хлоя играла в теннис с подружкой, а Джолион и Тоби корчили ей рожи и гоняли пустую банку по газону.


"Дорогая леди Хантертон!
Вы написали мне в прошлом году. Со мной случилось несчастье. В прошлом месяце меня изнасиловали в метро, и сейчас я боюсь, что забеременела. Я не хочу говорить об этом бабушке. Не могли бы вы выслать мне 500 долларов на аборт? Надеюсь, у вас найдется такая сумма. Искренне ваша Флер Фитцпатрик".




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100