Читать онлайн Жестокий роман Книга 1, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

1960
Плохие новости чаще всего приходят тогда, когда их меньше всего ждешь, и оттого они вдвойне болезненны. Именно так вести дошли до Каролины. В этот погожий сентябрьский день она сидела в своей комнате, пришивала к одежде сына небольшие полоски материи с его именем и чувствовала себя необычайно счастливой. Время от времени Каролина поглядывала во двор, где каталась на лошади ее дочь, и с нетерпением ждала, когда начнется радиопередача «Женский час».
Она очень любила эту сводку светских новостей, но сейчас особенно хотела послушать ее. Накануне по радио сообщили, что сегодня передадут интервью с журналистом, написавшим книгу о скандалах в Голливуде. Эта передача всегда вносила разнообразие в монотонную жизнь Каролины. Конечно, интереснее всего были для нее новости из Голливуда, хотя она уже давно потеряла надежду услышать что-нибудь о Брендоне и о своей дочери.
Впервые она увидела Брендона на страницах журнала «Пикчсгоуэр» несколько лет назад. Веселый, улыбающийся, радостный, с пляжным мячом в руках, он стоял на перевернутой вверх дном лодке. Брендон заметно возмужал с тех пор, как она видела его. Каролина сразу узнала его, несмотря на изменившуюся прическу и странное выражение глаз. Она села на кухонный стул и, потрясенная, пыталась вникнуть в смысл подписи: «Байрон Патрик, недавно прибывший в Голливуд покоритель женских сердец, во время съемок на пляже Маскл-Бич».
— Байрон? — громко воскликнула Каролина, не зная, что и думать. Почему вдруг Байрон? Не может быть! Какая-то чушь. Да нет же, это точно он. Она не могла ошибиться.
С тех пор она набрасывалась на каждый номер «Пикчегоуэр» и просматривала его от корки до корки. В течение нескольких месяцев о Брендоне не появилось ни единого сообщения, но потом написали о том, что он снимается в триллере и дела у него идут превосходно.
Там же поместили небольшую фотографию: Брендон сидел в ресторане с голливудской звездой Тиной Тайрел. Каролина уже не испытывала к нему почти никаких чувств, не ревновала к знаменитым актрисам, но ей было очень интересно видеть его и читать о нем.
Больше всего, конечно, ее волновала судьба Флер.
Она часто думала о том, как девочка живет в Голливуде и не повлияет ли все это на ее судьбу. Разумеется, Брендон зарабатывал достаточно, чтобы обеспечить Флер всем необходимым, но тревога не покидала Каролину.
Она мечтала когда-нибудь увидеть фотографию Флер, просматривала все журналы, посвященные Голливуду, но тщетно. Каролину это удивляло, поскольку многие актеры часто снимались со своими женами и детьми. В конце концов она потеряла надежду увидеть дочь и довольствовалась рассказами о голливудской жизни.
Каролина рассеянно прослушала сводку биржевых новостей и усилила громкость, когда на кухню вошла повариха и принесла ей меню. Каролина пробежала его глазами и вернула поварихе, ибо именно в этот момент прозвучал голос журналиста Джо Пэйтона.
— Бывают разные типы скандалов, — начал он, когда Каролина, отослав повариху, внимательно прислушалась. — Например, супружеские, как те, что случались у Лейлы Тернер, когда она в седьмой раз вышла замуж.
Алкогольные скандалы — вспомним Фрэнсиса Фармера, добавлявшего спиртные напитки куда угодно, даже в овсяную кашу, и закончившего жизнь в знаменитом голливудском прибежище для алкоголиков «Снейк пит».
Уголовные скандалы впечатляют более всего. Знаменитый гангстер Багси Сигел долго был некоронованным королем целлулоидного города, пока его не застрелили в собственной гостиной. Часто случаются и скандалы. связанные с употреблением наркотиков. Мы все хорошо помним несчастную Джуди Гарланд, которая глотала все подряд и часто теряла ощущение реальности.
Но есть особая разновидность скандалов, которые я назвал бы манипуляционными. Молодых, неопытных актеров приглашают в Голливуд, обольщают обещаниями, а затем используют в корыстных целях. Со временем они превращаются в рабов. Выжав из них все соки, этих людей выбрасывают на улицу без средств к существованию.
Так, около трех лет назад в Голливуд пригласили молодого актера Байрона Патрика. Это весьма трагическая история. Сначала он влачил жалкое существование, но потом его подобрала управляющая одной из киностудий, поселила в роскошной квартире, купила ему дорогой автомобиль, элегантные костюмы и все, чего он хотел. Все шло прекрасно, но потом в прессе появилась скандальная статья, и он был одним из главных се героев. Его любовница тут же уволила его, выставила из квартиры и велела вернуть все купленные ею вещи. Вскоре он так опустился, что ночевал на пляже Санта-Моники, а совсем недавно погиб под колесами машины на Тихоокеанском шоссе.
Он — одна из жертв Голливуда. А потом…
Выключив радиоприемник, Каролина закрыла глаза и опустила голову на руки. Она дрожала, ей было очень плохо. Наконец собравшись с силами, она добралась до спальни и рухнула на кровать. Прошло несколько часов, Каролина не плакала, но ощущала безысходную, смертельную пустоту. Услышав внизу голоса, она подумала, что дети вернулись с прогулки, но не смогла спуститься. Вскоре к дому подъехала машина Уильяма.
Когда он вошел в спальню, Каролина посмотрела на него так, словно впервые видит его.
— Дорогая, что случилось? Тебе плохо? Ты заболела?
Она пробормотала что-то невразумительное, сославшись на головную боль.
— Пожалуйста, Уильям, уйди. Пожалуйста, — взмолилась она, чувствуя, что у нее вот-вот начнется истерика. — Мне нужно побыть одной.
Уильям, встревоженный се состоянием, решил не расстраивать жену и тихо вышел из спальни.
Через несколько часов он снова вошел к ней и наклонился над кроватью.
— Как ты, Каролина? — спросил Уильям.
Она притворилась, что спит, и он, оставив ее в покое, отправился в свою комнату.
Каролина пролежала всю ночь, не раздеваясь и не смыкая глаз. Ее одолевали тягостные мысли и печальные воспоминания. Она не могла представить себе Брендона мертвым. Ведь он был таким веселым и жизнерадостным! Она очень надеялась, что у него вес будет хорошо, что он даст Флер прекрасное образование, поможет ей устроить жизнь. Что теперь будет с девочкой? Кто о ней позаботится? Флер недавно исполнилось пятнадцать лет. Это очень трудный возраст.
Где она живет? С кем? Господи, неужели уже столько лет прошло с тех пор, как она родила эту маленькую девочку с черными волосами и темно-голубыми глазами? И вот Брендон мертв. Какая нелепая смерть! Почему он умер именно так, под колесами машины, как бездомная собака? А что это за скандальная история, которая появилась в печати? Что там случилось? Почему эта женщина выгнала Брендона с работы и из его дома? Господи, кто ответит на все эти вопросы? А может, эта история касалась се самой и Брендона?
Мысль, что прошлое могло повлиять на жизнь Брендона, была так неожиданна и страшна, что Каролина закусила губу, чтобы не закричать от боли. Нет, не может быть, говорила она себе. Если бы она стала причиной его несчастий, эти слухи непременно дошли бы до нее. Да и Уильям услышал бы об этом. Нет, это исключено. Но, с другой стороны, сведения, содержащиеся в книге этого журналиста, могли еще не дойти до них.
Нет, это тоже невозможно. Если бы этот журналист решил написать о Каролине, он непременно связался бы с ней. Да, да, вне всяких сомнений. Как бы он написал о ней, не взяв предварительно интервью? Это что-то совсем другое, что-то мерзкое и гадкое. Не запятнает ли это репутацию Уильяма и ее детей? А Флер? Как она теперь будет жить? Ведь она не может остаться совершенно одна в этом ужасном мире? Кто о ней позаботится? Кто защитит?
Время тянулось бесконечно медленно, а боль в душе становилась все более острой и невыносимой. Перед глазами Каролины стоял Брендон — веселый, счастливый и необыкновенно нежный. Как он внимательно слушал ее, когда она рассказывала ему о сельской жизни в Англии, о здешних обычаях и привычках. А в постели он был просто неподражаемым. Она никогда не испытывала ничего подобного. «Я не могу снова потерять тебя, Каролина», — говорил он во время их последней встречи. «Ты должен взять с собой нашу дочь, Брендон, — ответила она ему. — Возьми ее с собой и воспитай из нее хорошего человека».
И вот сейчас их дочь осталась одна на всем белом свете. Где она сейчас, с кем она теперь и как ее отыскать?
Последняя мысль так поразила Каролину, что она вскочила с кровати. Да, вот это и нужно теперь сделать: во что бы то ни стало отыскать ее. Боль в сердце слегка утихла, и Каролина ощутила прилип сил. Она сделала немало ошибок в жизни, но сейчас она должна любой ценой разыскать дочь и помочь ей. Она непременно сделает это, не считаясь ни с мнением Уильяма, ни даже своих детей. Она должна найти Флер и убедиться, что ее дочь в безопасности.
Но как это сделать? Как найти девочку в такой огромной стране? Она может быть где угодно: в Нью-Йорке, в Голливуде, в каком-нибудь другом городе. А вдруг ее вообще нет в Соединенных Штатах?
— О Господи! — громко воскликнула Каролина, снова падая на подушку. — Боже милостивый, помоги мне отыскать дочь!
Как это часто случалось в жизни Каролины, ей помог не Бог, а самый верный друг — Джек Бэмфорт.


Узнав, что он вернулся, Каролина пошла к нему и сразу приступила к делу:
— Джек, мне нужно поговорить с тобой.
— Поговорить? — удивился он.
— Дело очень серьезное.
— Вы неважно выглядите.
— Я и чувствую себя неважно.
— Ладно, пойдемте ко мне, я сейчас приготовлю кофе.
Джек налил ей чашку кофе и предложил кусок бисквита.
Каролина покачала головой и слабо улыбнулась:
— Нет, спасибо.
— Так что же случилось? Рассказывайте.
Она рассказала ему обо всем, что услышала по радио. Когда Каролина закончила. Джек сокрушенно покачал головой:
— Какая печальная история. — Потом он погрузился в глубокое раздумье. — Значит, вы хотите разыскать ее? — спросил он через некоторое время. — И убедиться в том, что с ней все в порядке?
— Да, Джек, — подтвердила Каролина, радуясь, что он понял ее с первого слова. — Я должна это сделать.
Разве не так?
— Да, вы совершенно правы. Конечно, это очень трудно, но вам необходимо это сделать. А как же сэр Уильям? Вы скажете ему об этом?
— Боюсь, что иначе нельзя. А что ты мне посоветуешь?
— Ничего. Надеюсь, он все поймет. У вас просто нет другого выхода.
— Джек, я не знаю, что мне делать и с чего начать.
Может, ты что-нибудь посоветуешь мне? У меня нет даже их адреса в Нью-Йорке.
— Неужели он не оставил вам свой адрес?
— Нет. Да я и не взяла бы его, Я же хорошо знаю себя. Будь у меня его адрес, я непременно связалась бы с ним или с Флер.
— Ну что ж, разумно. А что, если попробовать узнать в Обществе приемных детей?
— Да, это хорошая идея. Я позвоню туда и спрошу.
Надеюсь, они помогут мне, хотя прошло много лет. Флер уже пятнадцать, Джек. Представляешь?
— С трудом. — задумчиво отозвался Джек. — Как быстро пролетело время.
— Да, ну что ж, я непременно свяжусь с ними и попробую узнать адрес Брендона. У тебя есть еще какие-нибудь соображения?
— Да, — ответил он и посмотрел на Каролину. — Что, если разыскать журналиста, который написал книгу о Голливуде? У него наверняка есть какие-то адреса, телефоны. Думаю, стоит попытаться.
— Джек, какой же ты умница! Это гениальная идея!
Самым трудным для Каролины оказался разговор с Уильямом. Он похудел и заметно постарел за последние годы, подумала она, глядя на мужа. Ведь ему уже Пятьдесят восемь лет, а это солидный возраст. К тому же он много курил и очень мало ел. Да и ей самой тридцать семь. Старшие дочери стали подростками. Да, как быстро все прошло, грустно размышляла она.
— Ты не представляешь себе, как я огорчен, — сказал Уильям, выслушав жену. — Это ужасная трагедия.
Но я не знаю, что мне делать. Ты же обещала мне, что никогда не будешь разыскивав своего первого ребенка. Вообще-то таково было условие нашего брака.
— Да, Уильям, я прекрасно помню свое обещание и всеми силами старалась выполнять его все эти годы. Но сейчас ситуация изменилась. Брендон погиб, а моя дочь осталась одна, без всякой помощи и поддержки. Сейчас я нужна ей, как никогда. Флер может попасть в беду.
— Пожалуйста, не упоминай при мне ее имени, — раздраженно сказал Уильям. — Мне это очень неприятно.
— Уильям, мне очень жаль, но ты должен понять меня. Постарайся, пожалуйста.
Он задумался и посмотрел в окно.
— Сомневаюсь, — проговорил он наконец, — что она одна и нуждается в твоей помощи. У большинства нормальных людей есть семья. У ее отца тоже должна быть семья. К тому же, вероятно, большая, поскольку он ирландец. Едва ли они оставят се. Кроме того, она чуть старше нашей Хлои, значит, уже не ребенок. То есть она не так уж беспомощна, как ты думаешь. Я почти уверен, что с ней все в порядке, и советую тебе забыть обо всем этом. Ты же не знаешь точно, когда именно погиб ее отец. Может, прошло уже много лет.
Короче говоря, я не вижу никакого смысла в том, чтобы разыскивать твою дочь. Ты полагаешь, она обрадуется, если ты все-таки найдешь ее?
— Не сомневаюсь, — ответила Каролина и умоляюще взглянула на мужа. — Уильям, представь себе на минуту, что нечто подобное произошло с нашей Хлоей.
Представь себе, что я умерла, а ты не знаешь, где твоя дочь и как она живет. Неужели ты не отыскал бы ее и не помог ей? Пожалуйста, Уильям, подумай об этом.
Он долго молчал, жадно затягиваясь сигаретой. Затем вдруг поднял голову и посмотрел на Каролину.
— Если быть честным до конца, то я постарался бы найти ее. Да, ты права. Но при этом я попытался бы убелить себя в нецелесообразности такого поступка.
— О Уильям! — простонала Каролина, чувствуя, что вот-вот расплачется. — Уильям, я не могу этого сделать. Прости меня, но я не могу, понимаешь?
— Тогда, — решительно сказал он, вставая со стула, — тогда ты должна действовать немедленно. Извини, у меня еще очень много работы.


Женщина, с которой Каролина встретилась в Обществе приемных детей, была немногословна и сразу же заявила, что не уполномочена давать адреса приемных родителей ни при каких обстоятельствах. Правда, она согласилась с тем, что обстоятельства чрезвычайные, но при этом добавила, что все же инструкция превыше всего. Затем она позвонила начальнице и выяснила, что Каролина может написать подробное заявление, а они рассмотрят его и примут решение. На этом их разговор закончился.
Каролина вихрем выскочила из офиса, помчалась домой, налила себе рюмку виски, выпила одним махом и пошла за советом к Джеку.
— Ну что ж, — сказал Джек, — похоже, у нас остается только одна возможность — журналист.
— Да, — согласилась Каролина, — но как же мне найти его?
— Позвоните на радио, в ту редакцию, которая передала материал о смерти Брендона.
— Джек, я никогда не справилась бы с этим без твоей помощи.
Сотрудники радиопередачи «Женский час» проявили доброту и отзывчивость. Они сказали, что не могут дать ей номер телефона Джо Пэйтона, но пообещали передать ему эту информацию и попросить, чтобы он сам позвонил Каролине. Кроме того, они дали ей телефон его агента на тот случай, если он все-таки не позвонит.
Каролина не стала ждать его звонка, а сразу же позвонила агенту. Какая-то девушка высокомерно сказала ей, что попробует связаться с мистером Пэйтоном, но при этом дала понять, что гораздо легче дозвониться до архангела Гавриила, чем до ее клиента.
Через три дня, когда Каролина уже потеряла всякую надежду, позвонила сотрудница радиопередачи.
— Леди Хантертон? Простите, что так долго не звонила вам. Мне удалось выйти на след Джо Пэйтона, но, к сожалению, он сейчас в двухнедельном отпуске. Уверена, он непременно позвонит вам, когда вернется. Я оставила ему записку.
— О-о-о, — разочарованно протянула Каролина, чувствуя безнадежность и отчаяние. — Благодарю вас.
А вы случайно не знаете, где он отдыхает?
— Боюсь, что нет, — удивленно ответила та.
— В какой газете он работает?
— «Геральд».
— Спасибо. Извините, что доставила вам столько хлопот.
— Ничего страшного, леди Хантертон.
Каролина тут же позвонила в «Геральд» и попросила соединить ее с отделом кино.
— У нас нет такого отдела, мадам. А кто вас интересует?
— Мистер Пэйтон.
— А, Джо. Одну минутку.
Раздалось несколько щелчков, затем ответил женский голос:
— Отдел шоу, слушаю вас.
— Нельзя ли поговорить с мистером Пэйтоном? — спросила Каролина с надеждой.
— К сожалению, нет. Он сейчас в отпуске.
— Когда же он вернется?
— Через пару недель.
— О Господи! — воскликнула Каролина. Ничего трагического в этом не было, но она чуть не расплакалась от досады. — Ну что ж, спасибо.
— С вами все в порядке? У вас что-то срочное? — озабоченно спросила женщина.
— Ну.., в общем, да…
— Послушайте, он сейчас дома. Я не имею права давать его домашний телефон, но он занесен в справочник. Пэйтон живет в Сент-Джонс-Вуд.
— Вы очень добры, — обрадовалась Каролина. — Огромное вам спасибо. Вы так помогли мне.
— Судя по всему, это одна из молодых поклонниц Джо, — сказала женщина, положив трубку. — Когда же он остепенится?


Голос Джо Пэйтона по телефону звучал иначе, чем по радио.
— Да? — ответил он. — Да, это Джо Пэйтон. Чем могу служить?
— — Если можно, выслушайте меня, — сказала Каролина.
— Хорошо.
— Видите ли, это не телефонный разговор.
— А я всегда думал, что телефон именно для разговоров и существует.
— Поймите меня правильно… Это довольно сложное дело. Личное. Не могли бы мы встретиться?
— Не знаю, — ответил Пэйтон, — я очень занят. А вы красивы?
— Не слишком, — игриво сказала Каролина и улыбнулась. — Но я сделаю все возможное, чтобы понравиться вам.
— Назовите, пожалуйста, свое имя и попробуйте в двух словах объяснить мне суть дела.
— Меня зовут Каролина Хантсртон. Я хорошо знала Байрона Патрика, Недавно я слышала вашу радиопередачу.
— И что?
— Понимаете, я не знала, что он погиб.
— Так?..
— Мне нужно во что бы то ни стало отыскать его дочь, — Его дочь! Вы сказали — его дочь?
— Да, да, именно так.
— Мисс Хантсртон, это звучит для меня как волшебная сказка. Разумеется, я встречусь с вами. Не могли бы вы заехать ко мне?
— Боюсь, что нет.
— Почему?
— Дело в том, что я живу не в Лондоне, а в Саффолке.
— Ах, вот в чем дело. Понимаю. А как насчет завтрашнего дня? Где я могу вас увидеть? Может, мы где-нибудь пообедаем?
— Это было бы просто великолепно. Благодарю вас.
— Отлично. Дайте мне подумать. На Флит-стрит есть одно чудесное местечко под названием «Кофейный дом».
Это напротив здания суда. Я буду ждать вас у входа в час дня, если вас это устраивает.
— Да, вполне, — ответила Каролина. — Спасибо.
Большое спасибо.


— Мама, ты же мне обещала поехать завтра в Ипсвич, чтобы подыскать там платья для вечеринки у Сары.
Неужели ты не помнишь? — настаивала Хлоя, позабыв о завтраке. Ее большие карие глаза расширились. Взмахнув рукой, она опрокинула графин с апельсиновым соком. — О, прости меня! — Она схватила салфетку и стала быстро вытирать стол.
— Хлоя, оставь, ради Бога, ты только размазываешь вес по столу. Позови миссис Джарвис, она уберет. Мне очень жаль, но я не могу поехать с тобой завтра. У меня неожиданно возникли очень важные дела в Лондоне.
Мы можем поехать с тобой в Ипсвич послезавтра.
— Но у меня завтра вечеринка, и я собираюсь остаться с Сарой. Мама, пожалуйста, неужели ты не можешь отложить свои дела? Или возьми меня с собой в Лондон, подожду, пока ты не освободишься, а потом мы найдем в магазин и купим мне платье. Например, в Харродсе или еще где-нибудь?
— Нет, Хлоя, это исключено. У тебя достаточно одежды. Можешь надеть любое платье, которое тебе нравится.
— Ну что ты, мама, я же из них выросла. Ни одно из платьев мне уже не годится. А эта вечеринка очень важна для меня.
— Не говори ерунды, — возразила Каролина. — Они тебе в самый раз. Тебе только тринадцать лет, и поэтому вечеринка не так уж важна для тебя.
— Но мне уже почти четырнадцать, мама? К тому же там будут мальчики.
— Мальчики! Боже мой! — воскликнула Каролина, а Тоби захлопал в ладоши и закатил глаза.
— Будь осторожна, Хлоя, тебя могут там изнасиловать, — захихикал он. Ему было уже двенадцать лет, и он заметно повзрослел за последнее время. Тоби, высокий красивый мальчик, заканчивал последний класс начальной школы.
— Ничего подобного случиться не может, — уверенно заметил Джолион. — На нее никто даже не посмотрит, не говоря уже обо всем прочем. Мальчики охотятся за красивыми девочками или за самыми безобразными. Хлоя не относится ни к тем, ни к другим. — Джолион был двумя годами моложе Тоби, но более избалован и испорчен вниманием родителей.
— Да помолчите вы хоть немного, — оборвала их Каролина. — Хлоя, мне очень жаль, но я не могу взять тебя с собой. Давай поедем в Колчестер в среду утром и купим все, что тебе нужно, до начала вечеринки.
— Ладно, мама, ничего страшного, — уступила Хлоя. — Не беспокойся, вес будет нормально. Я надену одно из старых платьев.
— С таким животом, как у тебя, это будет очень нелегко, — ехидно заметил Тоби.
— Ну что ж, если ты уверена…
— Да.
Посмотрев на дочь, Каролина подумала, что Тоби попал в самую точку. Хлоя, хорошенькая, розовощекая девочка с каштановыми волосами и белоснежной кожей, была чуть полновата. Ей действительно следовало бы похудеть.
— Ну хорошо, дорогая. Мне очень приятно, что ты согласилась со мной. Мы поедем туда в другой раз, и я куплю тебе все, что ты захочешь.
— Отлично, — улыбнулась Хлоя. Однако, хорошо зная свою мать, она не слишком верила ей в таких делах. Каролина не помнила своих обещаний и с большой неохотой выполняла их, когда ей напоминали об этом.


Каролина понятия не имела, как выглядит Джо Пэйтон. Ей почему-то казалось, что он среднего возраста, невысокий, симпатичный, с длинными белокурыми волосами, зелеными глазами и очаровательной улыбкой.
Направляясь в Лондон, она чувствовала себя несколько неловко. Утром Каролина наложила макияж, надела лучшее платье, слегка прикрывавшее колени, и надушилась — короче, сделала все, чтобы понравиться Джо Пэйтону.
Он встретил се в кафе с доброжелательной улыбкой. Каролина произвела на него гораздо большее впечатление, чем он ожидал. Он увидел длинноногую, высокую, интересную, хорошо одетую женщину с голубыми глазами и темно-рыжими волосами. Джо, большой женолюб, умел вести себя с красивыми женщинами.
Он протянул ей руку.
— Миссис Хантсртон?
— Да, — не совсем уверенно ответила она. — Пожалуйста, называйте меня Каролина.
— О'кей. Каролина, но и вы называйте меня Джо.
— Вы очень добры ко мне, Джо.
— Пустяки. Вот это тихое место с недурным бифштексом и отличным вином. Здесь очень уютно, хотя и полно журналистов. Но все они уже немного выпили и не будут приставать к вам. — Он снова очаровательно улыбнулся. — Что вы будете пить?
— Джин с тоником, пожалуйста.
— Отлично. — обрадовался Джо. — Я тоже люблю джин с тоником. Это прекрасный напиток для обеда, в отличие от всех этих шерри. Майкл, — окликнул он официанта, — два джина с тоником. А потом мы повторим, так как у нас очень важные дела, не правда ли, Каролина?
— Да, именно так.
— А как насчет бифштекса?
— Годится. Или котлеты, если их здесь готовят.
— Конечно, готовят. Майкл, котлеты из баранины с овощами и бутылку хорошего вина. Пока все.
— Ну, в общем… — Каролина запнулась. — Господи, с чего же мне начать?
— Давайте начнем с того, что я задам вам несколько вопросов. Как вы познакомились с Байроном Патриком?
— Он был летчиком американских военно-воздушных сил. Летчиков прислали к нам в Саффолк во время войны. Только тогда его звали не Байрон Патрик, а Брендон Фитцпатрик.
— Господи! — воскликнул Джо. — Какое замечательное имя! Только Голливуд мог изменить его. О'кей.
Что было дальше?
Каролина помолчала.
— Как вы тогда жили? Сколько вам было лет? Двенадцать? Он угостил вас жевательной резинкой? — пошутил Джо.
Каролина рассмеялась:
— Да, он и в самом деле угостил меня жевательной резинкой, но мне было не двенадцать, а около двадцати, когда мы впервые встретились.
— Вы жили с отцом и матерью?
— Да.
— А теперь простите меня за нескромный вопрос. У вас был с ним роман?
— Да, конечно, но надеюсь, вы не опубликуете эти сведения?
— Конечно, нет, — успокоил ее Джо. — Не будьте наивной, Каролина. Вам не обязательно раскрывать мне все ваши тайны. Задавайте мне любые вопросы. Я начал сам, чтобы помочь вам. И к тому же я не слишком скромен, как вы уже, наверное, догадались.
Она отпила немного джина с тоником, который показался ей слишком крепким. Наконец Каролина немного успокоилась и продолжала:
— Хорошо. Я хочу спросить вас вот о чем. Вы когда-нибудь встречались с ним?
— Увы, нет. Он погиб в 1957 году, то есть задолго до того, как я начал писать книгу.
— Боже мой! — воскликнула Каролина. — Значит, Флер было тогда двенадцать лет. Всего двенадцать!
— Вы не знали об этом?
— Нет, я услышала об этом в вашей передаче. Все это время я полагала, что с ним все в порядке.
— Вы потеряли с ним связь?
— Да, очень давно.
Она почувствовала, как к горлу подступил комок, а глаза наполнились слезами, и отвернулась, чтобы Джо не заметил этого. Но он, конечно же, все заметил и, наклонившись, погладил ее руку.
— Послушайте, — сочувственно сказал он, — не стесняйтесь своих слез. Я и сам часто плачу. Я плачу во время просмотра фильмов, на свадьбах и даже на Рождество. На вашем месте я просто залился бы слезами.
Она благодарно посмотрела на него и грустно улыбнулась:
— Вы очень добры ко мне.
— Пустяки. Мне нравятся красивые женщины.
— Ну что ж, давайте продолжим.
— Я готов ответить на любой вопрос.
— Как вам удалось выйти на Брендона?
— Я собирал материалы для своей книги, точнее, интересовался голливудскими скандалами. Я просмотрел почти все статьи Хеды Хоппер и Луэллы Парсонс, посвященные этому вопросу, изучил архивы журнала «Конфиденшиал». Вы слышали когда-нибудь об этом издании?
Она покачала головой:
— Нет, не приходилось.
— Вы не много потеряли, уверяю вас. В ту пору это было самое влиятельное и богатое издание в Голливуде.
Они всегда хвастались тем, что «называют факты и имена», что сделало это издание самым популярным. Они часто использовали скрытые микрофоны и телекамеры, а также нанимали частных детективов, чтобы выследить нужного человека. Грязная работа. Я наткнулся на историю с Байроном-Брендоном очень поздно и поэтому написал о нем лишь несколько строк, где изложил сведения, полученные мной из разных источников. Поэтому не могу ручаться за достоверность приведенных мной фактов.
Каролина, как показалось Джо, испуганно посмотрела на него.
— И что же? — спросила она.
— Ничего особенного, — соврал Джо. — Я узнал, что он жил с женщиной, которая руководила студией, а потом, видимо, надоел ей, и она его выставила.
— Джо, это не совсем то, что вы говорили по радио.
— Неужели? — Он изобразил удивление и залпом осушил рюмку.
— Да, и вы хорошо это знаете. Вы сказали тогда, что он был замешан в какой-то грязной истории.
— Да, там было что-то такое, но я уже не помню точно, что именно.
— Вы лжете, Джо.
— Да.
— Ну так расскажите, что же там произошло.
Он бросил на нее настороженный взгляд.
— Это не очень приятная история.
— Грязные истории всегда не слишком приятны.
— О нет, — возразил он. — Грязные истории не одинаковы. А эта — одна из самых грязных.
— Вы уверены?
— Да, вполне.
— Я хочу знать правду.
— Сомневаюсь, что это вам понравится.
— Мне нужна только правда, — с легким раздражением повторила Каролина. Джин постепенно начал действовать на нес, она чувствовала себя более уверенно. — Я уже не девочка, как вы заметили.
— Да, — согласился Джо, — но я заметил также, что вы очень красивы, сексуальны и, вероятно, весьма умны.
Мне нравятся такие женщины.
— Тонкая лесть. — Каролина рассмеялась.
— Хорошо. Выпейте еще джина.
— Нет, спасибо, но я выпью немного вина.
— Похоже, вы хотите передохнуть.
— Да, чуть-чуть. И все-таки расскажите мне о той истории.
— Ну что ж, — Джо заглянул ей в глаза, — похоже, он был связан с гомосексуалистами.
У Каролины потемнело в глазах. Она уставилась на Джо, пытаясь осознать смысл сказанного.
— Но это же просто смешно!
— Конечно, смешно. — Джо обрадовался, что это не вызвало у нее бурной реакций. — Большая часть скандалов, о которых сообщает голливудская пресса, смешна до поры до времени. Но от смешного до трагического — один шаг.
— Почему же это повредило ему? Зачем они написали, что он гомосексуалист, если это не так?
— Грязь прилипает к человеку, а Голливуд — самое грязное место на земле.
— И это.., это все описано в вашей книге?
— Да, — ответил Джо. — Но я не смаковал подробностей. Я написал лишь то, что слышал от других или .читал в газетах. Все утверждали, что он гомосексуалист.
— Весьма безответственно, — холодно заметила Каролина. — Как можно писать такое, заведомо зная, что это вранье?
— Я видел газетные статьи собственными глазами, а правдивы они или нет, это не моя забота. Я лишь Повторил то, что писали газеты. Однако в Голливуде почти все верят этому вранью. Особенно если оно интересное.
— Понятно, — тихо сказала Каролина. — Значит, та женщина, с которой он жил, поверила всему этому?
— Полагаю, да.
— И выгнала его из студии?
— Да, она выставила его с работы и из квартиры. Я говорил, что он долго ночевал на пляже.
— А потом.., потом погиб под колесами машины?
— Да, — подтвердил Джо, внимательно наблюдая за ней. — Да, он попал под машину, когда был в стельку пьян.
— Кто вам сказал об этом?
— Пожилая дама по имени Иоланта Дюграт. Она обучала Байрона… Брендона актерскому мастерству и была его другом. Она пыталась помочь ему. Он ей очень нравился. Она сказала, что он был отличным парнем, одним из лучших в Голливуде.
— Да, — согласилась Каролина, не узнавая свой голос, — да, это действительно так. — Она помолчала, пытаясь овладеть собой. — Его.., похоронили там?
— Да, в Голливуде. Над долиной, у подножия холма. Иоланта была на похоронах.
— Кто там еще был?
— Его мать, сестры и еще.., еще его любовница, — сказал Джо.
— Ах, вот оно что, — проговорила Каролина. Ну конечно же, у него была любовница. А что же ты хотела услышать, Каролина Хантертон? У тебя муж и трое детей. А у него была любимая женщина. Она встала из-за стола. — Извините, мне нужно выйти.
В туалете она разрыдалась. Потом, успокоившись, вымыла лицо, поправила прическу и вернулась к столику.
— Извините, — повторила Каролина.
— Ничего, — успокоил ее Джо, — все в порядке. А вот и наши котлеты, очень вкусные. Выпейте еще немного вина.
— Благодарю вас.
— А где вы живете в Саффолке? — спросил через минуту Джо, стараясь перевести разговор.
— Неподалеку от Фрэмлингхэма, — сказала она. — Вам знакомы эти места?
— Немного. Моя вторая жена жила в Ипсвиче.
— А сейчас у вас третья?
— Нет, я не гожусь для семейной жизни.
— Почему? — спросила Каролина, с любопытством взглянув на собеседника.
— Думаю, еще не дозрел до этого.
— А сколько же вам лет?
— Двадцать восемь.
— Так молоды и уже кинокритик и успели написать книгу!
— Я просто не стал терять времени на получение университетского образования и прочую ерунду. А вы?
— О, я тоже не тратила время на получение университетского образования.
— Да нет же, я имею в виду совсем другое. Вы замужем?
— Да, замужем.
— Дети?
— Трое. Девочка и два мальчика.
— Сколько им лет?
— Хлое почти четырнадцать, Тоби — двенадцать, а Джолиону — десять.
— Вы, должно быть, слышали это тысячу раз, но все-таки я скажу, что вы выглядите очень молодо. Хлоя, Тоби и Джолион. Неплохая семья. А чем занимается мистер Хаптсртон?
— Он дилер, занимается антиквариатом.
— Наверное, вы живете в огромном доме? И у вас много слуг?
— Дом у меня большой, — подтвердила Каролина.
Ей нравилась та игра, в которую он ее втягивал, и было приято чувствовать себя опытной светской дамой. — А слуг у нас не так много.
— По традиции у вас должен быть роман с конюхом.
— Да, и к тому же страстный, — рассмеялась Каролина. — Мы действительно очень близки.
— Для меня это все звучит, как сценарий романтического фильма. Может, у вас есть и титул?
— Вообще-то сеть, — смущенно призналась Каролина.
— Я так и знал! — воскликнул Джо. — Я с самого начала понял, что вы птица высокого полета. Значит, вы леди Хантертон?
— Да.
— Ого! — Он посмотрел на нее так, словно желал убедиться, что перед ним действительно настоящая леди. — Признаюсь, что очень приятно сидеть с леди в этом кафе.
— Мне тоже, — любезно сказала Каролина, — хотя сначала я опасалась вас. Но давайте вернемся к Брендону.
— Ну что ж, если хотите, — согласился разочарованный Джо. — Вообще я надеялся поговорить теперь о себе.
— Так мы и сделаем, но не сейчас. Скажите, пожалуйста, на похоронах была маленькая девочка?
— Кажется, нет, — удивился Джо.
— А эта Иоланта не упоминала о маленькой девочке?
— Нет.
— Правда?
— Да.
— Я должна во что бы то ни стало найти эту девочку. Как вы думаете, я могу написать Иоланте? Или его бывшей любовнице?
— Конечно. А что это за девочка, кстати?
— Я уже сказала вам, что это дочь Брендона.
— Ах да, но.., но кто же ее мать?
Она посмотрела на Джо грустно и чуть испуганно.
Он вздохнул и слегка сжал се руку.
— Неужели вы?
— Да.
— Удивительно!
— Я могу рассказать вам все.
— В этом нет необходимости.
— Но я хочу это сделать.
— Ну что ж, я готов выслушать вас, — сказал Джо. — Выпейте вина.
Сделав несколько глотков, Каролина начала рассказывать.
— И тогда я отдала ему девочку, — закончила она. — Для меня это была единственная возможность спасти дочь и передать ее любящему и заботливому отцу. Вот тогда я и видела его в последний раз.
Джо молча смотрел на нее, в глазах его были слезы.
— Я же говорил вам, что легко плачу, — сказал он, смущенно улыбаясь.
— А мне всегда казалось, что журналисты — крепкие и крутые парни, толстокожие и даже слегка циничные.
— Вы правы, — заметил он. — Как правило, такие они и есть. Я просто не получил соответствующей подготовки.
— Ясно.
— Боже! — воскликнул он. — Какая трагическая история! Черт возьми, чего только не случается в нашем мире. Вы пережили ужасные времена.
— Да, — согласилась Каролина, — ужасные. Надеюсь, теперь вы понимаете, почему я должна во что бы то ни стало разыскать ее? Я должна узнать, где и как она живет и кто заботится о ней. Если, конечно, о ней вообще заботятся.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100