Читать онлайн Жестокий роман Книга 1, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 17

1967
Хлоя стояла с Пирсом в фойе «Театра Принцессы», держа его под руку, улыбаясь и кивая проходившим мимо них зрителям.
Она оделась очень тщательно и выглядела привлекательно, что вполне соответствовало событию. На ней было длинное кружевное платье с оборочками, а на плечи она небрежно набросила меховую накидку. Однако ее большой живот был уже заметен. Пирс очень нервничал из-за предстоящей премьеры. Когда Хлоя спросила его, как она выглядит, он рассеянно ответил:
— Конечно, вне всяких сомнений.
Да, это был их самый важный и торжественный день — премьера «Леди из Шалотта» должна была ознаменовать веху в истории британского театра. Это было плодом его двухлетнего труда, вдохновения и предпринимательского таланта. Над этим спектаклем работали десятки поэтов, композиторов, музыкантов, художников, оформителей, певцов и танцовщиков. И вот сегодня Пирс представлял произведение, рожденное талантом и неиссякаемой душевной энергией.
Хлоя взглянула на мужа и сдержанно улыбнулась, видя, как тот нервничает, хотя и старается делать вид, что совершенно спокоен. Она прекрасно понимала причину его состояния. Пирс очень боялся, что премьера провалится, не вызовет отклика в сердцах зрителей. Тогда потерпит крах и он, и уже никто не поможет ему. Хлоя также понимала, что все друзья Пирса в мгновение ока станут врагами и не дадут ему спуска. Они даже обрадуются, если произойдет эта страшная для него трагедия.
Хлоя убеждала себя, что это не может случиться, хотя в театре такое бывало довольно часто. "Нет хуже паранойи, чем паранойя актеров, — как-то сказал ей Пирс, объясняя особенности своей работы. — Мы всегда ожидаем провала, ибо наши судьи — зрители и пресса. Неудача может поразить актера даже на гребне славы.
Этому страху актеры подвержены больше, чем кто бы то ни было".
С тех пор Хлоя много раз слышала об этом, как, впрочем, и о других вещах, с которыми неизбежно сталкивается жена знаменитого актера. Так, например, она узнала, что никогда не следует произносить слово «Макбет», а только «шотландская пьеса», нельзя дарить живые цветы актеру, находящемуся на сцене, не надо желать успеха актерам перед началом спектакля. Приходя в театр и уходя из него, нужно надевать одни и те же старые туфли. Хлоя знала об этих приметах так много, что, казалось, могла бы написать о них целую книгу.
Хлоя с волнением посмотрела на часы: десять минут восьмого, а у нее было ощущение, будто она стоит здесь уже несколько часов. У нее даже спина заболела.
Театр был переполнен, хотя оставалось еще около двадцати минут до начала спектакля. Скорее бы добраться до своих мест, подумала Хлоя. А люди все шли и шли, улыбаясь, пожимая им руки, поздравляя с премьерой.
То и дело слышались возгласы: «Пирс, дорогой!», а после них менее восторженное: «Хлоя!» Вдруг на ее плечо легла чья-то рука и кто-то поцеловал ее в щеку.
— Привет, дорогая! Ты так хороша, что даже страшно подходить к тебе.
— Джо! — радостно воскликнула Хлоя. — О, Джо, как я рада, что ты пришел. Постой возле меня и возьми меня за руку, тогда я почувствую, что имею хоть какое-то отношение к происходящему.
— Правильно, — согласился Джо, чуть потеснив настырную блондинку, которая рвалась вперед, чтобы поцеловать Пирса. — Какой ажиотаж, — прошептал ей Джо. — Пирс, должно быть, счастлив.
— Да что ты! Какое там счастье! — возразила Хлоя. — Он еле жив от страха. Весь день говорит о смерти. Он почему-то уверен, что спектакль провалится, критики раздерут его в клочья, инвесторы потеряют деньги, а нас выбросят на улицу.
— Да, — задумчиво отозвался Джо. — Кстати, об инвесторах. Ты не видела здесь эту ужасную Марию?
— Конечно, видела, — сказала Хлоя. — Она вон там, посмотри. Мария мечтает усесться рядом с Пирсом в первом ряду. А ты сядь со мной и не вздумай слушаться маму, если она начнет отговаривать тебя. Где она, кстати?
— Она должна была приехать сама, — сказал Джо. — Ей пришлось заняться прической или чем-то еще.
— Боже мой, какая честь, — улыбнулась Хлоя. — Джо, ты тоже сегодня хорошо выглядишь, хотя подстригли тебя все-таки криво.
— Да, я просил парикмахера укоротить волосы, но тут позвонили из редакции «Обсервер» и предложили мне взять интервью у Табиты. Я решил, что это важнее, чем моя стрижка, и ушел. Поэтому слева волосы заметно длиннее.
— Ничего страшного, — успокоила его Хлоя, с удовольствием отметив, что одно присутствие Джо вселяет в нее спокойствие и уверенность. Как хорошо, что он пришел в театр! Страсть к Пирсу и восхищение им не шли ни в какое сравнение с тем теплом и покоем, которые излучал Джо.
— Хлоя, дорогая! — воскликнул стоявший рядом с ней Пирс. — Посмотри, вот и Дамиан, а за ним идет Лиза.
Она прекрасно поняла, что Пирс хотел сказать ей:
«Перестань болтать и улыбаться Джо. Вспомни обо мне и моих друзьях». Хлоя улыбнулась Лизе Монтегю, поцеловала ее в щеку и обняла Дамиана.
— Ты сегодня просто великолепна, Хлоя! — сказал Дамиан. — Выше всяких похвал! Как чувствует себя главный виновник торжества?
— Ужасно, — ответила Хлоя. — Он не может избавиться от ощущения, что его ждет провал. Он даже готов отложить премьеру.
— В этом нет ничего необычного, — заметил Дамиан и дружески пожал ей руку. — О Господи, здесь Мария! Думаю, мне нужно немедленно подойти к ней.
Мария Вулф с трудом пробиралась через толпу.
— Дамиан, мой мальчик, — пропела она, увидев его. — Как ты чудесно выглядишь. Ну что скажешь?
Разве это не волнующее зрелище? Я безумно горжусь всеми вами. Пирс, скоро мы войдем в зал? Здесь столько народу, что невозможно повернуться.
— Не сейчас, Мария, — ответил Пирс, нежно улыбаясь. — Мне еще нужно немного подождать. — Хлоя уловила в его голосе нотки подобострастия, что всегда выводило ее из себя. — Почему бы тебе не войти в зал и не подождать там? А Джек тоже пришел?
— Да, конечно, он где-то там у входа, — рассеянно проговорила Мария. — Он всегда чувствует себя беспомощным в такой толпе, не может вспомнить имена знакомых, все забывает. Хлоя, дорогая, мне кажется, что ты уже слишком устала. Не попросить ли тебе мистера Пэйтона избавить тебя от всего этого?
Она хочет остаться наедине с Пирсом, раздраженно подумала Хлоя. Она догадывалась, что Мария недолюбливает Джо, так как тот относится к ней без должного почтения. Кроме того, в одной из своих статей он высказал в ее адрес несколько весьма неприятных слов. Конечно, ей не нравится, что Джо стоит здесь, рядом с главным виновником торжества.
Ведь Мария считала, что только она должна разделить с Пирсом это торжество.
— Привет, Хлоя! — прозвучал голос Каролины. Она была очень элегантна в своем черном платье. — Джо, когда ты ушел из дому? Я звонила тебе несколько раз — Очень давно. Ты очень привлекательна, Каролина. Хочешь что-нибудь выпить?
— Нет, спасибо. Хлоя, как ты себя чувствуешь, дорогая?
— Прекрасно, если это возможно в моем положении.
Каролина молча кивнула.
"Ни единого слова утешения, никаких попыток приободрить, успокоить, — подумала Хлоя. — Она даже не поцеловала меня. Интересно, как она относится к Джо?
Неужели так же холодно и сдержанно?" Она никогда не видела их в интимной обстановке, но не сомневалась, что это так.
В этот момент Хлоя увидела неподалеку от них Магнуса Филипса. Высокий, крупный, с неухоженными волосами и в слегка помятом костюме, он был больше похож на тренера по боксу, чем на человека, пришедшего на премьеру.
— Не стоило ему надевать этот ужасный костюм, — прошептал ей Джо.
Хлоя едва заметно улыбнулась.
— Миссис Виндзор, — сказал Магнус, подойдя к ним, — сегодня вы выглядите еще лучше, чем на вашей свадьбе.
— Благодарю вас, мистер Филипс. Боюсь, что не лучше, а больше, — пошутила Хлоя.
— Да, по при этом вы умудрились остаться изящной и красивой. А, леди Хантертон! — Он обернулся к Каролине. — Как я рад видеть вас.
Каролина молча кивнула, Магнус поцеловал ей руку, а потом подошел к Пирсу.
— Добрый вечер, Пирс. Поздравляю.
— Давай отложим поздравления, — раздраженно отозвался тот.
— Ладно, — согласился Магнус. — А пожелать тебе удачи тоже нельзя? Держи хвост пистолетом, старик.
Нам нужно встретиться с тобой и обсудить идею книги.
Я хочу познакомить тебя с Сэлли-Энн. Она тоже из славной когорты актерского племени. Пойдем, дорогая, — обратился он к своей спутнице. — Нам пора найти свои места. — Вперед за мистером Филипсом! — воскликнул Джо.
— Ну что ж, — поддержал его Пирс, — полагаю, теперь мы можем отправиться в зал.
Хлоя очень обрадовалась этому, так как ее спина уже ныла от боли и усталости.
— Добрый вечер, Каролина, — сказал Пирс, внезапно заметив тещу. — Вы сегодня великолепны. Джо, я очень рад, что вы нашли для нас время и готовы пережить все это с нами. — Он протянул руку Марии. Та ухватилась за нее и потащила Пирса к входу в зал. Хлоя шла позади, чувствуя себя не совсем уверенно.
Вскоре она беспомощно оглянулась. Джо остался где-то позади, а Пирс уже входил в зал. Ее все покинули, подумала Хлоя. Мимо нее быстро прошли Дамиан и Лиза. К огорчению и злости Хлои добавилось еще одно чувство. Где-то внизу живота появилась боль, усиливающаяся с каждым шагом. Она с ужасом прижала руки к животу, поняв, что у нее начинаются роды.
«Почему же так рано? — подумала она. — Ведь до срока еще две недели. Какое невезение!» Ну почему схватки начались здесь, в переполненном театре, где все бросили ее на произвол судьбы? Вокруг столько журналистов, фоторепортеров, критиков. Ведь это самая важная премьера года, самый значительный день в жизни ее мужа!
Хлоя остановилась и немного постояла, пытаясь успокоиться и взять себя в руки. Боль немного улеглась, но чутье подсказывало Хлое, что это только начало, а за первой схваткой последуют другие, более сильные. Что же делать? Пирс ушел, и она не знала, как вернуть его. Джо и Каролина затерялись где-то в толпе зрителей. Пока она размышляла, даже Дамиан и Лиза скрылись в зале.
Совершенно растерявшись, Хлоя решила пойти в туалет. Она уже давно собиралась туда, но не хотела беспокоить мужа. Она не пила ничего с самого утра, но чувствовала желание освободить мочевой пузырь Пирса очень беспокоило, что Хлоя будет весь вечер бегать в туалет.
— Я знаю, дорогая, что это неизбежно в твоем положении, но, по-моему, виной тому твое нервное состояние. Ты же понимаешь, что это будет не слишком уместно?
— Ну что ж, — громко сказала Хлоя, осторожно усаживаясь на унитаз, — ты хотел, чтобы все было красиво? Ты получишь сегодня эту красоту. — Закрыв глаза, она попыталась вспомнить все, чему учила ее медсестра в женской консультации. Первые роды продолжаются примерно двенадцать часов после начала .схваток. Значит, едва ли она родит в зале. Хлоя также вспомнила, что очень важно следить за интервалами между схватками. Если она это сделает, то сможет примерно определить время родов. Эти мысли немного успокоили Хлою, хотя неизвестность все еще пугала ее. Однако больше всего она опасалась реакции Пирса на преждевременные роды. Да, это будет ужасно, подумала она, но с этим ничего нельзя поделать. Она бессильна сейчас что-либо изменить в естественном ходе событий.
Хлоя подошла к зеркалу, поправила прическу и вытерла пот со лба. В этот момент послышался последний звонок. Господи, Пирс с ума сойдет, если она не появится в зале до начала спектакля. Хлоя быстро направилась через фойе в зрительный зал. Добравшись до первого ряда, она устало опустилась на свое место. Как раз в это время в зале появился Дэвид Монтегю. Пирс с такой яростью взглянул на Хлою, что ей стало дурно.
— Извини, — пролепетала она, но муж уже отвернулся.
Сидевший с другой стороны Джо взял ее за руку:
— С тобой все в порядке?
Кивнув, Хлоя почувствовала, что начинается очередная схватка, еще более сильная и болезненная. Она посмотрела на часы: без двадцати восемь. Прошло ровно десять минут после первой схватки, Хлою охватил страх. Что же теперь делать? Она глубоко вздохнула, надеясь, что это поможет ей успокоиться. Даже на расстоянии она ощущала враждебность Пирса.
Занавес поднялся, и звуки увертюры стали постепенно стихать. Забыв обо всем на свете, Хлоя смотрела на сцену. Раздались первые аккорды, и появилась Табита Левин. Она пела так вдохновенно, что зал взорвался аплодисментами. Хлоя заметила слезы в глазах Пирса.
Ее это так тронуло, что она тотчас простила ему бестактную выходку.
Лидия Винтур, отвечавшая за декорации и костюмы, проделала поистине потрясающую работу. Хлоя наслаждалась совершенством костюмов и мастерством художников.
После окончания первой песни Хлоя почувствовала, что у нее снова начинаются схватки. На этот раз боль была такой сильной, что она закрыла глаза и стиснула зубы, чтобы не застонать. Потом незаметно взглянула на часы. Восемь. Теперь у Хлои не оставалось сомнений — у нее начинаются роды.
Она повернула голову к мужу. Тот сосредоточенно уставился на сцену. Хлоя поняла, что не может рассчитывать на его помощь. Он никогда не простил бы ей этого. Господи, как хорошо, что рядом Джо. Что бы она делала без него?
Наклонившись к нему, она прошептала:
— Джо, кажется, у меня начались роды.
Джо изумленно посмотрел на Хлою, словно не веря, что это может произойти с ней. Через мгновение его лицо выразило панический страх.
— Ты можешь потерпеть до перерыва? — спросил он шепотом. — Тогда я смог бы вывести тебя отсюда.
Хлоя слабо улыбнулась и кивнула, уже ничего не понимая. Джо взял руку Хлои и крепко сжал, желая показать, что не оставит ее.
Собрав последние силы, Хлоя заставила себя сосредоточиться на спектакле. На какое-то мгновение ей почти удалось избавиться от боли, но как только Рыцарь выстрелил из лука и зазвучала тревожная музыка, боль снова усилилась. Хлоя не выдержала и издала тихий стон. Джо повернулся к ней.
— Снова началось? — заботливо спросил он.
Она молча кивнула, прикусив нижнюю губу.
Пирс гневно блеснул глазами:
— Тише, пожалуйста, тише.
К счастью, через несколько минут начался антракт.
Хлоя поднялась и направилась к выходу. Джо последовал за ней. Когда они вышли в фойе, Хлоя сказала:
— Джо, быстро поймай мне такси, а я пока напишу Пирсу записку.
Нацарапав несколько слов на клочке бумаги, она вручила записку билетеру и направилась к выходу. Там ее уже ждал Джо. Он помог ей сесть в машину.
— В Лондонскую клинику, и как можно скорее, — сказал он водителю.
— Чтоб мне провалиться на этом месте! — воскликнул таксист. — У меня есть прекрасная возможность стать знаменитым. И как только меня угораздило сюда попасть!
Хлоя, почувствовав схватки, прижалась к Джо и закрыла глаза.
— Все нормально?
— Не совсем, — ответила она и с трудом улыбнулась.
— Ничего, — успокаивал ее Джо, — сейчас мы приедем в роддом, и все будет хорошо. Я уже позвонил туда. Там подумали, что я твой муж.
— Да, — грустно сказала Хлоя, — они и должны были так подумать.
Когда оформили документы и Хлою отправили в палату, Джо облегченно вздохнул. Он избавился от тяжкого груза ответственности, но так и не смог избавиться от гнетущего чувства жалости к Хлое.


— Мистер Пэйтон? Я слышал, что вы здесь. У нее девочка, чудесная маленькая девочка. Миссис Виндзор и ее дочь чувствуют себя хорошо. Они, конечно, устали, но все нормально.
Мистер Симмондс, акушер, принимавший роды у Хлои, вошел в комнату для посетителей, чтобы сообщить Джо приятную новость. Он сказал, что поражен смелостью и выдержкой Хлои, и добавил, что такое встречается не часто.


Когда Пандора Виндзор появилась на свет, публика в театре уже поднялась с мест и громко аплодировала актерам. Вскоре аплодисменты перешли в овации. Давно стены театра не видели такого грандиозного успеха. Занавес поднимали семнадцать раз.
Многие женщины плакали, скрывая свои слезы. В зале то и дело раздавались крики «Браво!». Пирс Виндзор, главный виновник торжества, стоял на сцене между Леди и Рыцарем, держа их за руки. Это был его звездный час. Разве мог он уйти из театра в такой момент?
Конечно, об этом и речи быть не могло. Публика должна видеть своего любимца.


— Джо! Господи, как я рада видеть тебя, — сказала Хлоя, протянув ему слабую руку. Она лежала на подушках и еще не совсем пришла в себя после родов. — Спасибо тебе за все. Ты так много сделал для меня. Когда мне было особенно плохо, я подумала, не вызвать ли сюда Пирса, но, конечно, не могла этого сделать. Это же его премьера!
Я не могла испортить ему этот вечер, не правда ли?
— Ты права, — слукавил Джо. Ему не хотелось портить ей настроение. Он смотрел на усталое, сияющее от счастья лицо Хлои и думал о том, что на свет появился новый человек.
— Уверена, что он скоро появится здесь, — продолжала утешать себя Хлоя. — Да, он примчится сюда сразу же после окончания спектакля. Мистер Симмондс уже позвонил в театр и передал ему эту приятную новость. Надо же родить дочь в день премьеры! Джо, это так глупо с моей стороны! — Глаза Хлои заблестели от слез, а голос задрожал.
Джо присел на край кровати, взял ее руку и нежно поцеловал.
— Ты вела себя превосходно, Хлоя. Молодец! Я горжусь тобой.
В этот момент в двери показалась голова мистера Симмондса.
— Миссис Виндзор, к вам еще один посетитель.
— О! — воскликнула Хлоя, сделав попытку приподняться. — Это Пирс!
Но ее постигло разочарование. В палату вошла Каролина с огромным букетом лилий. Хлоя закрыла глаза и снова опустилась на подушки.
— Дорогая, как ты себя чувствуешь? — пробормотала Каролина, а Джо подумал, что никогда раньше не слышал, чтобы она называла дочь дорогой.
— Прекрасно, — сухо ответила Хлоя и слегка улыбнулась. — Спасибо, мама. У меня дочь. Ты уже знаешь об этом? Посмотри, какая она славная.
— Да, просто замечательная! — согласилась растроганная Каролина. — Эти цветы прислал тебе Пирс и сказал… — Она внезапно умолкла, потом взяла себя в руки и продолжила:
— Он сказал, что любит тебя и непременно приедет, как только закончится вечеринка по случаю успешной премьеры. Он просил передать, что не может оставить гостей, которые пришли поздравить его.
— Понимаю, — тихо сказала Хлоя и посмотрела на маленькую головку дочери. — Я все понимаю. — Она прикусила губу и замолчала.
— Он был очень взволнован. — Каролина старалась не смотреть Хлое в глаза. — Очень. Спектакль удался на славу. Грандиозный успех! Занавес поднимали семнадцать раз.
— Боже мой! — воскликнула Хлоя. — Семнадцать раз! Какой он талант! Мама, Джо, я очень устала. Вы не обидитесь, если я немного посплю?
— Да, да, конечно, — поддержал ее Джо. — Мы уходим, Хлоя. Спокойной ночи, дорогая. Все отлично! — Он наклонился и поцеловал ее в щеку, почувствовав солоноватый вкус слез.
Джо приехал в роддом на следующее утро. Хлоя чувствовала себя гораздо лучше, уже не была так бледна, а ее глаза сияли от счастья.
— Как хорошо, что ты снова пришел, — сказала она. — А мама навестит меня сегодня?
— Сегодня нет. Возможно, завтра. Утром она помчалась в Саффолк, чтобы навестить Джолиона в школе. Просила передать, что любит тебя.
— Спасибо, Джо. Она прислала мне такие нежные цветы. Вот, посмотри. Они намного лучше, чем эти лилии. — Хлоя невесело улыбнулась.
— В котором же часу Пирс появился у тебя? — спросил Джо ненатурально беззаботным голосом. Ему было так жаль Хлою, что он едва не расплакался.
Хлоя сказала, что он пришел около трех часов ночи и долго извинялся, говоря, что не мог оставить друзей. Конечно, он гордится женой и счастлив, что у них родилась дочь. Да еще в день премьеры! Прекрасно, что Пандора появилась на свет в день его величайшего триумфа.
Затем Хлоя рассказала Джо, что все утро ей приносят цветы и поздравительные открытки. У Пирса в одиннадцать часов будет пресс-конференция, после которой он приедет к ней. В этот момент в палату вошла сестра и поставила на стул огромную корзину с белыми лилиями, розами и тюльпанами. Хлоя с удивлением посмотрела на цветы и достала оттуда карточку. Прочитав ее, она покраснела и рассмеялась.
— От кого это? — не выдержал Джо.
— От человека по имени Людовик Ингрем, — сказала Хлоя с загадочной улыбкой. — Это друг Пирса — По выражению твоего лица, — заметил Джо, можно подумать, что это твой друг, а не Пирса. — Взяв записку, он прочитал:
— «Самой замечательной матери в Англии. Если бы она была моей. Людовик».
— Кто он такой, черт возьми? — с нескрываемым раздражением спросил Джо.
— Известный адвокат, юрист, разведенный, — коротко ответила Хлоя. — Необычайно мудрый человек, с которым я познакомилась во время одной из вечеринок.
— Он красивый?
— Да, он по-своему красив. Если бы он был киноактером, то непременно играл бы роль романтического героя.
— Ну что ж, дорогая, я рад за тебя, — улыбнулся Джо.
В этот момент в палату принесли еще одну корзину с красными розами. К ней была прикреплена небольшая коробочка. Хлоя открыла ее и изумленно уставилась на красивое кольцо с крупным бриллиантом. Пока она примеряла его, Джо достал карточку и громко прочитал:
— «Счастливой матери счастливого ребенка с искренней любовью».
Прочитав это, Джо задумался. Как легко позвонить в фирму Хародса и заказать самый дорогой букет цветов — и как трудно оставить театр, прийти к рожающей жене и поддержать ее. Как трудно этому человеку сделать то, что сделал бы любой на его месте.
Джо взял Хлою за руку.
— Как чувствует себя моя — в некотором роде — внучка?
— Прекрасно, как же еще? Но ты совершенно не похож на дедушку! Ты выглядишь намного моложе Пирса.
— Я на самом деле намного моложе Пирса.
Услышав телефонный звонок, Хлоя сняла трубку.
— О, Пирс, дорогой, привет! Рада слышать тебя.
У нас все хорошо. Мы обе чувствуем себя прекрасно.
Да. Она просто замечательная, а я уже соскучилась по тебе. Что? Как жаль! Нет, конечно, это не имеет никакого значения. Надеюсь, что вечером ты непременно приедешь ко мне. — Она говорила нарочито бодрым голосом. — У меня сидит Джо. Да и мама, вероятно, приедет. Да, да. Я очень рада за тебя. Что?
Да, у меня все есть. Они великолепны. Ну ладно, пока, дорогой. Надеюсь, скоро увидимся. Не опаздывай! — Положив трубку, Хлоя устало опустилась на подушки и посмотрела в окно.
— Вес в порядке? — спросил Джо.
— Да, все хорошо, — рассеянно ответила Хлоя. — Все прекрасно. Какой-то магнат из Голливуда хочет встретиться с Пирсом и поговорить насчет съемок фильма по этому спектаклю. — Она тяжело вздохнула. — Из-за этого Пирс не может приехать ко мне сейчас. Но он так счастлив. Отклики в прессе просто потрясающие. Все газеты напечатали хвалебные отзывы. Я сама читала их утром. У меня такое ощущение, Джо, что я вышла замуж за гения.
— Да ну?
Хлоя немного помолчала, а потом продолжила:
— Джо, я знаю, что ты не очень любишь Пирса, но я действительно счастлива, что стала его женой. Он очень добр ко мне и бесконечно любит меня.
— Ну разумеется, — слишком быстро сказал Джо, опасаясь, как бы она не услышала иронии в его голосе. — Если ты действительно счастлива, дорогая, все остальное не имеет ровно никакого значения.
— Да, мы оба счастливы. Я понимаю, что это звучит не слишком убедительно, поскольку сейчас его нет рядом со мной, но согласись, у Пирса сейчас нелегкие времена. Он будет заботиться обо мне. Непременно. Я знаю это.
— Конечно.
— Я не могу дождаться момента, когда вернусь домой и мы все станем самой настоящей семьей, — сказала Хлоя, нежно погладив дочь по головке. — У нас будет самая лучшая няня, да и я сделаю все возможное, чтобы наша Пандора была счастлива. Вообще-то мне не очень хочется, чтобы моего ребенка воспитывала няня, но Пирс сказал, что я не должна превращаться в домохозяйку. Полагаю, он прав.
— Не знаю, — осторожно заметил Джо. — Разве молодая мама не должна проводить время с ребенком?
— Да, в обычной ситуации это, конечно, так, — согласилась Хлоя, — но нашу семью нельзя назвать обычной, не правда ли? Ведь не каждая молодая мать замужем за премьером британского театра, как назвала Пирса на прошлой неделе «Дейли экспресс». — Хлоя улыбнулась и снова погладила головку дочери. — Ну скажи. Джо, разве она не прелесть?
— Пока она не столь прекрасна, как ее мать, — сказал Джо и поцеловал Хлою.
— Нет, нет, ты ошибаешься, — возразила Хлоя. — Я уже изрядно потрепана жизнью и к тому же слишком толстая. — Она посмотрела на Джо и тяжело вздохнула. — Пирс хочет, чтобы я поехала в какой-нибудь санаторий через несколько недель и вернула себе прежнюю форму Но мне эта идея не нравится.
— Мне тоже, — согласился Джо. — Ты должна быть матерью, а не кинозвездой! Так ему и скажи.
— О, Джо, я уже сказала ему. — Хлоя снова вздохнула. — Не думай о нем плохо. Пирс предложил это только потому, что я сама страдала из-за своей полноты и огромного живота. Он прекрасно обращается со мной и делает все, чтобы мне было хорошо.
— Ну что ж, ведь для этого он и женился на тебе.
— Да, Джо, и я тоже стараюсь заботиться о нем. Он совсем не такой, каким ты его себе представляешь: не такой сильный, каким кажется, а, напротив, очень чувствительный и уязвимый.
— Не сомневаюсь, — поспешил ответить Джо. — Хлоя, ты когда-нибудь говорила ему… То есть знает ли он…
— Нет, — отрезала Хлоя и нахмурилась. — Нет, я не говорила ему об этом. Не потому, что не хотела огорчать его, а по личным соображениям. В сущности, это не имеет ко мне никакого отношения. Это проблемы моей матери, ее прошлое. Может, я скажу ему об этом когда-нибудь, но только не сейчас. Более того, мне бы очень не хотелось, чтобы он узнал об этом от кого-нибудь другого. Понимаешь, Джо? — Ее глаза блеснули, на щеках заиграл румянец.
— Никто не скажет ему об этом, — успокоил се Джо.
Хлоя опустилась на подушки.
— Ты замечательный друг, Джо. Моей маме крупно повезло. Надеюсь, она понимает и ценит это.
— Я тоже надеюсь, — сказал Джо и улыбнулся. Ему было приятно услышать это от Хлои.


Интервью с Дамианом Латиенсом, приведенное в книге «Показной блеск»
— Он был замечательным другом. Я знаю, многие думают, что мы были более близки, чем друзья, но это не так. Я был свидетелем на его свадьбе. Трудно представить себе, что Пирс обратился бы ко мне с подобной просьбой, если бы я был его любовником.
Накануне свадьбы он был ужасно встревожен, пригласил меня на ужин в ресторан «Ритц» и изрядно набрался. «Не могу поверить, — сказал он тогда, — что я снова решился на это. Просто невероятно! И с чего только я взял, что на этот раз все будет нормально? Ведь я же не изменился!»
Я старался успокоить и приободрить его, но мне это не слишком удавалось, поскольку я и сам не был уверен, что ему на этот раз повезет. Ему не следовало жениться, а особенно на Хлое. Вообще у них были довольно странные отношения. Конечно, мы всегда восхищались этой замечательной девушкой, милой и доброй, но я не мог представить ее себе женой Пирса.
Да, с годами она приспособилась к нему, но в начале все было ужасно. Думаю, никто из них не предполагал, как это будет ужасно.
Он был одержим ею так же, как своими идеями, но только гораздо сильнее. Понятно, у него были и другие женщины, и каждый раз он надеялся найти в них решение своих проблем.
«Дамиан, — сказал Пирс однажды, — она беременна».
Потом он долго молчал и в тот вечер почти ничего не ел.
Я был в шоке и даже подумал тогда, что она все это подстроила, чтобы женить его на себе. Я попытался деликатно намекнуть ему на это.
«Нет-нет, — возразил он, — хотя именно так поступила Джунивер, поняв, что я хочу оставить ее. Она надеялась, что я передумаю и останусь с ней. Но я не мог этого сделать. Во всяком случае, в тех обстоятельствах. Просто не мог. Мне казалось, что ей будет лучше без меня. Я действительно так думал. Я верил в это, Дамиан. Ты считаешь, что я был не прав?»
Я ответил, что не знаю, и он чуть не расплакался.
«Я не знаю, что делать, Дамиан, — сказал Пирс. — Ты не можешь себе представить, в каком я тупике».
Я попытался утешить его тем, что таков удел многих, и ничего страшного не случилось, но он повторял, что его жизнь загублена. Я спросил, что он имеет в виду, но Пирс сказал, что не может объяснить мне.
«Но я попытаюсь сделать это, я хочу этого, Дамиан».
Я понял, что Пирс не сможет, как только он заговорил о Джунивер.
Вскоре я решил немедленно отправить его домой.
Вы же знаете, его везде узнавали. Не хватало, чтобы в газетах появилась фотография Пирса, плачущего над бокалом вина накануне свадьбы. Я отвез его домой, а на следующий день он уехал в Саффолк.
«Восточная Англия — ужасное место, — сказал он, когда мы ехали на свадьбу. — Я ненавижу его и не знаю, как смогу провести здесь ночь».
Когда мы вернулись в Лондон, он попросил меня зайти к нему, утверждая, что сойдет с ума, если останется один. Он добавил, что ему страшно. Я не мог отказать ему.
На пианино я увидел большую фотографию Хлои.
Мне показалось, что это добрый знак. Я заметил, что она очень хорошенькая. «Да, — согласился он, — замечательный ребенок. Что я с ней делаю, Дамиан?!» Он постоянно повторял этот вопрос. Все это было очень грустно, просто ужасно. До свадьбы я хотел сказать ему, что еще не поздно отказаться, но не сделал этого. Мне тоже было страшно. Я боялся, что он согласится со мной.
А теперь мне жаль, что я не сделал этого.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100