Читать онлайн Жестокий роман Книга 1, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

1966
— Я хочу навестить еще одну большую любовь моей жизни, — сказал Джо, лукаво взглянув на Каролину. — Ту, что живет в Америке.
Каролина насторожилась. Такие шутки Джо обычно предвосхищали что-то неприятное.
— Кто это? — спросила она.
Джо усмехнулся, взял ее руку и поцеловал кончики пальцев.
— Мне очень нравится твоя ревность. Она вдохновляет меня.
— Я не ревную тебя, — раздраженно возразила Каролина.
— Ревнуешь, — повторил он. — Речь идет об одной рыжеволосой красавице с необычайно длинными ресницами.
— Джо, перестань. Скажи сейчас же, о ком ты говоришь?
— Об Иоланте. Иоланта Дюграт. Это моя старая знакомая из Лос-Анджелеса.
— Ах да! — Каролина вздохнула. — Это та самая, что знала Брендона.
— Вот-вот. — Джо всегда поражало, как глубоко засел Брендон в ее памяти. Он неоднократно убеждал себя в том, что это всего-навсего первая любовь Каролины, но все оказалось намного сложнее. Брендон продолжал жить в ее сердце, был для Каролины реальностью, ибо воплотился в ее дочери. Той, с которой она так мечтала сблизиться в последние годы. Джо прекрасно понимал, что Флер не дает покоя не только Каролине, но и Хлое.
Более того, Джо сознавал, что Флер лишила покоя и его. Правда, эта мысль посещала его лишь тогда, когда он был под хмельком. Он никогда не говорил об этом ни Каролине, ни кому бы то ни было. Флер давно интересовала его, и он не мог забыть ее нежную кожу, темно-голубые глаза, упругую грудь, длинные красивые ноги. Его волновала чувственность Флер, проявлявшаяся во всем. К тому же она отличалась беззащитностью и смелостью, силой и нежностью, жаждой любви и умением преодолевать это. Джо вдруг заметил, что думает о Флер все чаще и чаще.
— Мне бы не хотелось, чтобы ты покидал нас именно сейчас, — сказала Каролина. — Я очень обеспокоена тем, что происходит между Хлоей и Пирсом Виндзором.
— Уверен, что для тревоги нет никаких оснований. — Попытка Джо успокоить Каролину не увенчалась успехом. Да он и сам не верил в то, что это так. — По-моему, у нее это чисто школьное увлечение, и оно непременно пройдет со временем. Да и ему наскучит этот роман.
— Хотелось бы и мне верить в это, — призналась Каролина. — Но Хлоя не появлялась здесь уже несколько недель.
— А я вижу ее постоянно.
— Я знаю, но ты же сам сказал мне, что она встречается с ним почти каждый вечер. Это пугает. Не понимаю, о чем ты думал, познакомив ее с ним.
— Я этого не делал! — возмущенно воскликнул Джо. — Она сама с ним познакомилась. Я же рассказывал тебе всю эту историю. Она пролила вино на его костюм.
— Ты прекрасно понимаешь, Джо, о чем я говорю, — с раздражением сказала Каролина. — Она никогда не познакомилась бы с этим человеком, если бы не ты.
— Ну ладно, прости меня. — уступил Джо, — «Простите меня за то, что я живу», — как недавно сказал мистер Джордж Харрисон. Но мне, вес равно нужно поехать в Лос-Анджелес и собрать материал для серии статен. Кроме того, я должен повидаться с некоторыми людьми в Нью-Йорке.
— Ты сможешь увидеть… Флер? — взволнованно спросила Каролина.
— Сделаю все возможное, — ответил Джо.


— Я безумно рада, что вы приехали в Нью-Йорк, Джо, — сказала Флер.
Джо позвонил ей в офис и пригласил на обед, но она предложила устроить небольшой пикник в Центральном парке. Флер принесла цыпленка, сыр, ветчину, а Джо — бутылку вина и полдюжины банок пепси. Он знал, что она любила этот напиток.
Флер была в джинсах и белой майке, а волосы она собрала в пучок на затылке. Флер загорела, а ее глаза казались еще темнее, чем прежде. В Нью-Йорке стояла невыносимая жара, и поэтому они решили укрыться в тени дерева. Джо впервые заметил, что от солнца у нее на носу появились мелкие веснушки, отчего она стала еще моложе. А какие восхитительные у нее зубы! Как у всех американцев. «Как это им удается, — подумал Джо, — добиться такой удивительной белизны? И какие удивительно ровные! Даже у Хлои они не такие ровные».
— Ты прекрасно выглядишь, — сказал Джо, любуясь своей собеседницей.
— Спасибо, — сказала Флер, приняв это как должное. — Вы хорошо сделали, что заехали ко мне.
— Да, я подумал, что следует присмотреть за тобой, — пошутил Джо.
— Зачем? — спросила она, не поняв шутки. — Я уже взрослая.
Это была чистая правда. Джо внимательно посмотрел на нее, словно желая убедиться в том, что она действительно взрослая. В ее облике появились холодная сдержанность и самоуверенность, чего не было раньше.
Она даже держала себя иначе — слегка отстранение.
Сколько же ей лет? Двадцать один? Джо старался не думать о том, почему Флер так быстро повзрослела, ибо эти мысли не доставляли ему удовольствия.
— Да, я знаю, — грустно сказал он. — Но Каролина все еще беспокоится о тебе, считает тебя маленькой.
— И совершенно напрасно, — ответила Флер.
Он улыбнулся и покачал головой.
— Утром я вылетаю в Калифорнию.
— Боже! — воскликнула она, и ее голубые глаза засверкали. — Как бы я хотела тоже поехать туда. Кажется, я начинаю кое-что понимать. Но мне необходимо поехать туда хотя бы еще один раз. По-моему, все гораздо хуже, чем я предполагала.
— Ну что ж, поедем со мной, — неожиданно предложил Джо и вдруг испугался своей безответственности. Однако такая перспектива волновала его воображение.
Флер задумалась, а потом решительно покачала головой.
— Я не могу, Джо, — грустно сказала она. — Не могу, к сожалению. У нас в разгаре шесть рекламных кампаний, и я участвую в них. Мне и сейчас следовало бы быть на работе, хотя сегодня суббота. Кроме того, у меня нет свободных денег на билет. Я уже решила поехать туда в конце года.
— Флер, извини, но я хочу спросить, нужны ли тебе деньги? Твоя мать…
— Нет, — резко отрезала она и помрачнела. Джо заметил холодный блеск в ее глазах. — Нет, деньги мне не нужны. Я сейчас очень неплохо зарабатываю. Спасибо, — добавила она несколько мягче.
— Хорошо. Просто мне неприятно думать, что у тебя могут быть какие-либо проблемы.
— Нет, Джо, у меня нет никаких проблем, правда. А теперь скажи мне, пожалуйста, ты увидишь там Иоланту?
— Конечно.
— Тогда спроси ее; где можно найти Кевина Клинта и Хилтона Берелмана? Вдруг она что-нибудь знает о них. Я уверена, что в Нью-Йорке их нет. Я уже искала их, даже ходила по тому адресу, который мне дала старая Наоми. Никто не знает, где их можно найти. О них даже никто не слышал. Я написала Иоланте письмо несколько недель назад, но она почему-то не ответила.
— Флер, ты в самом деле думаешь…
— Да, Джо, я должна довести это до конца. И непременно сделаю это. Для меня это очень важно. Удивительно, что ты этого не понимаешь. — Она посмотрела на Джо и тяжело вздохнула. — Сколько раз нужно повторять это? Я должна выяснить, что там произошло.
Конечно, все уже давно забыли моего отца, но я не могу забыть его.
— Твоя мать тоже не забыла его, — осторожно заметил Джо.
— Возможно, но память о нем проявляется весьма странно.
— Она просто не похожа на тебя, — заметил Джо с легким упреком. — Она не выставляет напоказ свою душевную боль.
— Приятно слышать, что у нее вообще есть душа, — съехидничала Флер.
Наступила неловкая пауза.
— Тебе будет очень больно ворошить прошлое, Флер, — сказал наконец Джо.
— В этом же убеждает меня Иоланта. Но мне и сейчас очень больно. Надеюсь, что хуже не будет.
— Я тоже надеюсь, — мягко ответил Джо.
— Да, хуже не будет, так как это невозможно. Кстати, зачем ты едешь в Лос-Анджелес?
— «Санди таймс» заказала мне серию статей о так называемом калифорнийском мифе.
— О каком мифе?
— Существует миф о том, что все происходящее в Калифорнии сегодня непременно отзовется в Британии завтра.
— Вот оно что! Это довольно старая мысль.
— Да, действительно старая. Но я обязательно передам Иоланте твою просьбу. Она и мне давно не писала, даже не поздравила меня с днем рождения. На нее это не похоже.


Приехав к Иоланте, Джо не застал ее дома. Ему сообщили, что она лежит в больнице штата. Он тут же отправился туда и нашел ее в ужасном состоянии. Ее лицо было мертвенно-бледным, поседевшие волосы стали редкими.
— Это так глупо, — сказала она. — Все говорят, что я тяжело больна, а я чувствую себя прекрасно. Я уже предупредила, что на следующей неделе отправлюсь домой.
.Джо гладил ее по руке.
— Конечно… Не позволяйте им обвести себя вокруг пальца.
— Что ты здесь делаешь, Джо?
— Собираю материал для статей, — охотно ответил он. — Я уже пользуюсь некоторым авторитетом в своем деле.
Она пожала его руку.
— Молодец! Я всегда верила, что ты добьешься успеха. Как поживает моя маленькая Флер?
— Прекрасно, по-моему. Конечно, я очень редко вижу ее, но думаю, что у нее все в порядке. Она любит свою работу и весьма преуспевает, судя по всему. Правда, работать приходится очень много.
— Очень рада, что у нее все хорошо. Бедняжка!
— Она сказала, что написала вам письмо несколько недель назад, — осторожно сказал Джо.
— Да, Флер спрашивала меня о Клинте и Берелмане и просила помочь ей в этом деле. Я просто не знала, как к этому приступить, а потом неожиданно заболела.
Но вообще-то, Джо, мне не хочется, чтобы она разыскивала их. Попробуй отговорить ее от этого. Пусть она успокоится.
— Хорошо, — кивнул Джо, — но и вы тоже попытайтесь внушить ей это. Кстати, кто они такие?
— Клинт был театральным агентом, а Берелман искал молодых талантливых актеров. Они ужасные люди.
— Они были каким-то образом связаны с Брендоном?
— Да, и вполне определенным, — ответила Иоланта. — Именно они привезли его сюда. Но… — Она сморщилась от боли. — Джо, дорогой, вызови сестру, пожалуйста. Пусть сделает мне укол.
Немедленно пришла сестра. После укола Иоланта немного успокоилась.
— Сейчас гораздо лучше, — тихо сказала она, — Думаю, мне нужно немного поспать. Приходи завтра, дорогой. Я хочу еще поговорить с тобой.
Джо поцеловал ее в лоб.
— Ну конечно же, приду. Непременно приду.


Джо пошел к лечащему врачу и узнал, что у Иоланты рак груди с метастазами.
— Мы бессильны ей помочь, — сказал врач. — Мы можем только облегчить боль. Она очень милая женщина, — добавил он. — Вам следует послушать истории, которые она так любит рассказывать.
— Я уже давно знаю их, — ответил Джо.
Придя в больницу на следующее утро, Джо узнал, что Иоланта умерла на рассвете. Его сердце сжалось от жалости.
— Ей повезло, — сказала ему сестра, — Она почти не мучилась, так как умерла от сердечного приступа.
Это избавило ее от страшных болей.
Вернувшись к своей машине, припаркованной возле больницы, Джо опустил голову на руль и заплакал.


На похоронах было довольно много людей. Одних Иоланта когда-то обучала актерскому мастерству, другим помогала делать карьеру. Похороны широко освещались в печати. Джо тоже сделал некоторые заметки, чтобы потом написать статью об Иоланте. Вернувшись в гостиницу, он обработал свои записи и стал думать о том, что скажет Флер.
Он нисколько не сомневался, что она будет очень опечалена. Флер любила Иоланту, а кроме того, надеялась с ее помощью разыскать Клинта и Берелмана. Джо с самого начала сомневался, что ей удастся узнать подробности о гибели се отца, но не мог убедить в этом Флер, упрямую и настойчивую в достижении цели.
Может, теперь она успокоится, подумал Джо. Ведь после смерти Иоланты ей уже не подобраться к этим негодяям. Он был уверен, что никакие новые сведения не облегчат горя Флер и не принесут ей ничего хорошего.
Лежа на постели, Джо размышлял о Брендоне Фитцпатрике. Многое рассказала ему Каролина, но еще больше узнал он сам. Интересно, что их восприятие Брендона было совершенно различным. Для Каролины это был герой, нежный и любящий человек, похожий на сказочного принца.
Однако все, с кем разговаривал Джо, относились к Брендону иначе, считая его безнадежным неудачником, бесталанным, хотя и симпатичным человеком. Почти все осуждали его за честность и прямоту. Для Джо Брендон до сих пор оставался загадкой. Каролина и Флер безумно любили его, но Джо сомневался, что он этого заслуживал.
А что, если он все-таки был достоин такой любви?
Что все же представлял собой Брендон Фитцпатрик? И что с ним произошло? Эта загадка не давала Джо покоя. Почему-то ему казалось, что Брендон сознательно шел навстречу гибели. Его жизнь представлялась Джо таинственной, и со временем он решил разгадать все тайны. Если он не сделает этого, то обречет Флер на бессмысленные и опасные поиски. Да, непременно нужно узнать, кто предал Брендона, кто инициировал трагедию. Ясно, что в Голливуде кто-то ненавидел его и подтолкнул его к пропасти, из которой он уже не мог выбраться.
Джо сделал несколько глотков бурбона и вспомнил о Флер. Что же ему теперь делать с ней? Лучше всего отговорить ее от поисков. Но как? Нет, это невозможно. Флер никогда не отступится. Она так упряма, что обязательно разыщет не только Клинта и Берелмана, но и всех тех, кто причастен к смерти Брендона. Он должен быть рядом с Флер и помочь ей. Он обязан это сделать.


Джо проснулся в три часа утра в холодном поту, хотя в комнате было невероятно жарко. Он заснул одетый, забыв включить кондиционер. Джо приснился кошмар, будто он едет по скоростному Тихоокеанскому шоссе, а навстречу ему выходит пьяный, что-то кричит, размахивает руками и просит остановиться. Господи, подумал Джо, что за сон?
Он сбросил промокшую от пота одежду, включил кондиционер и улегся голым на постель. Чтобы отвлечься от мыслей о Брендоне, Джо начал просматривать только что написанные им статьи. Вспомнив похороны Иоланты, он убедился, что ничего не упустил, однако какое-то смутное ощущение не давало ему покоя. Неожиданно Джо вспомнил, что после похорон к нему подошел омерзительный тип и без всякого повода сказал:
— Привет! Перри Браун, рекламный директор. Каким замечательным человеком была Иоланта. Как это печально и ужасно! Вы автор книги «Скандалы», верно?
Великолепное исследование. Мне оно очень понравилось. А не могли бы мы поработать вместе какое-то время? — И он вложил в руку Джо свою визитную карточку.
Правда, этот тип был далеко не единственным, кто стремился познакомиться с Джо во время похорон. В своем кармане он обнаружил много таких карточек — свидетельств голливудской бесцеремонности.
Джо показалось, что Перри Браун едва ли может быть директором солидного рекламного агентства. Видимо, он из тех, кто любит пускать пыль в глаза. Скорее всего он давно уже не занимается серьезным делом, а разносит всевозможные голливудские сплетни. Ну что ж, подумал Джо, если он знал Иоланту и читал его книгу, то, возможно, был знаком и с Брендоном Фитцпатриком. Надо позвонить ему утром. Вряд ли из этого что-нибудь получится, но стоит попробовать.


Перри Браун жил в районе Вествуда. Услышав Джо, он обрадовался:
— Джо! Как хорошо, что вы вспомнили обо мне.
Может, где-нибудь выпьем? Как насчет «Поло лаундж» в двенадцать? Отлично! Я закажу столик.


Однако их не пустили в ресторан отеля Беверли-Хиллз, так как Джо был без галстука. Чтобы попасть в бар, Джо пришлось предъявить свое удостоверение журналиста. Перри заказал себе вино, а Джо — пиво.
— Я очень рад, что вы позвонили, — сказал Перри. — Похороны были весьма трогательными. Признаюсь, я не мог смотреть на все это без слез. Этот город никогда не забудет Иоланту. Никогда.
Джо хотел было сказать, что этот город почему-то не вспомнил о ней, когда она мучилась от болей в больнице штата, по решил промолчать.
— Ну а теперь, Джо, скажите, чем я могу вам помочь? Я с огромным удовольствием поработал бы с вами, дружище. У меня здесь много полезных знакомств, и к тому же мне нравится, как вы пишете. Я читал почти все ваши книги. А над чем вы работаете сейчас? И для какой газеты?
— Я готовлю серию статей для «Санди таймс», — ответил Джо.
— «Санди таймс»! — воскликнул Перри. — Просто великолепно! Какое приятное совпадение! Совсем недавно я ужинал с Майклом Боксменом, и он выразил готовность помочь мне с публикацией, если у меня появится какая-нибудь идея.
Джо не сразу сообразил, что Майкл Боксмен — это Марк Боксер, и улыбнулся.
— Ну и как? Идея появилась? — спросил он.
— Я был слишком занят последнее время, — ответил тот. — Но я непременно сделаю это, Джо, непременно. Хотя мне не хотелось бы вторгаться в вашу область.
— Мистер Браун… — начал было Джо, но тот запротестовал:
— Нет, нет, Джо, просто Перри. Пожалуйста, сделайте одолжение.
— Ну хорошо, Перри, я сейчас собираю материал для новой книги. Она будет посвящена работе различных киностудий. Я подумал, что вы сможете помочь мне.
— О да, с удовольствием, Джо. Правда, это зависит от некоторых обстоятельств.
— Каких именно?
— От самых разных, — уклончиво ответил тот. — Нет, не думайте ничего такого. Конечно, я помогу вам, хотя уже давно не связан с киностудиями. Но у меня остались связи. Прежде надо решить главный вопрос: па какой гонорар я могу рассчитывать?
— Не знаю. — Джо бросил взгляд на собеседника. — Это зависит от некоторых обстоятельств.
— От каких? — насторожился тот. Джо заметил, что Перри вдруг стал похож на хищную птицу. — Понимаете, Джо, я дорожу каждой минутой. Иными словами, время — деньги. Не мне говорить вам, что журнал «Тайм» платит высокие гонорары за статьи. А предстоит большая работа.
— Неужели? — с неподдельным интересом спросил Джо. — Так на кого же вы там работаете? На прошлой педеле я подготовил для этого журнала небольшую статью и получил за нее всего пятьдесят долларов.
— Да? — Перри слегка растерялся. — Ну что ж, у каждого из нас свой опыт в подобных делах. Думаю, мы могли бы сойтись на пяти долларах в день. Как вы на это смотрите? Полагаю, это устроило бы нас обоих.
, — . — Конечно, — охотно согласился Джо. Он не надеялся, что услуги Перри обойдутся ему всего в пять долларов в день. — Можете выписать счет на все расходы. А теперь скажите мне, Перри, с какими студиями вы были связаны?
— Ну что ж, — начал тот, — в свое время я сотрудничал со всеми киностудиями. «Юниверсал», «Эм-Джи-Эм», «Парамаунт», «Эй-Си-Ай»…
Джо ощутил легкое волнение. Последняя киностудия интересовала его больше всего. Ведь именно там когда-то работал Брендон.
— А когда вы сотрудничали с киностудией «Эй-Си-Ай»?
— Когда ею заправляла Наоми Макнайс. Мы работали с ней вместе. Бедная Наоми, она очень больна сейчас.
— Значит, это было в то время, когда там снимался Байрон Патрик?
— Да, в начале его карьеры:
Джо пристально посмотрел на него.
— Да-да, я с удовольствием рассказал бы вам о нем, если бы знал хоть что-нибудь интересное. Но когда он появился на студии, я уже ушел оттуда, поссорившись с Наоми. Она всегда была очень трудной женщиной, Джо.
Джо кивнул:
— Так я и думал. Вы хорошо знали Байрона?
— Довольно хорошо, он был крепким орешком. Весьма сложный человек. Иногда он бывал грубым и жестоким. Мне часто казалось, что он недолюбливает меня.
— Возможно, — заметил Джо.
— Но он мне нравился. Хотя… Это было так давно.
Многого я уже не помню. Он был весьма глуп. Однако я сожалел, узнав, что он умер. Грустная история.
— А почему вы считаете его глупым, Перри?
— Все дело в его друзьях и в компаниях, в которых он постоянно околачивался. — А не могли бы вы рассказать мне об этом более подробно? Вы хорошо знали тех, кто его окружал?
— Я старался поменьше общаться с ними, — самодовольно ответил Перри.
— А вы случайно не помните среди них одного английского актера?
— Я же говорю, что избегал эту компанию, — раздраженно проговорил Перри. — В ту пору в Голливуде было много английских актеров. Все они стекались сюда в надежде заработать хоть немного денег. Думаю, Байрон был знаком с несколькими из них. Он довольно часто проводил время с этой публикой. В конце концов, он сам во всем виноват.
— В чем же он виноват? — удивился Джо. — Ведь он не мог обойтись без друзей.
— Полагаю, Джо, здесь было нечто большее, чем просто друзья, — глубокомысленно заметил Перри. — Этот город не прощает ошибок.
— Я знаю об этом, — согласился Джо. — Вероятно, вы правы. Скажите, Перри, вы когда-нибудь встречались с Клинтом и Берелманом?
Перри внимательно посмотрел на Джо.
— Хилтона я знал очень хорошо, а Кевина хуже.
Тогда они были большими людьми.
— А Байрон знал их?
— Еще бы! — воскликнул Перри. — Они с Хилтоном были очень близки. Вероятно, именно Кевин нашел Байрона в Нью-Йорке. Но вот что я скажу, Джо, хотя это может шокировать вас. Ведь вы считаете, что Байрон был хорошим человеком, но это далеко не так.
Его вытащили сюда Клинтон и Берелман, а потом, когда Байрон добился успеха, он бросил их и предпочел не иметь с ними ничего общего. Такое поведение нельзя назвать порядочным.
— Да, но если они сами были большими…
— Джо. — перебил его Перри, — мы все Нужны друг другу в этом мире. У Хилтона начались трудные времена. Для него было очень важно, чтобы Байрон поддержал его в ту пору. Но он этого не сделал. Думаю, Хилтон очень обиделся на него. Очень обиделся.
— Значит, вы хорошо знали Хилтона?
— О да! Хотя как посмотреть, Джо, — уклончиво заметил Перри. — Нас связывали профессиональные, а не личные отношения. Мне не импонировал его образ жизни.
— А что случилось с ними потом? Вам что-нибудь известно об этом?
— Кевин до сих пор живет в Нью-Йорке, а Хилтон переехал в Сан-Франциско. У него там много друзей, и он пытается начать все с начала.
— В том же бизнесе?
— Разумеется. Он ведь был талантливым предпринимателем.
— А теперь скажите, Перри, почему вам не нравился его образ жизни? Не взять ли вам чего-нибудь выпить? То же самое?
— Да, спасибо. Так о чем вы спросили меня? — Перри отхлебнул вино из высокого фужера. — Ах да, о Хилтоне. Он был немного чудаковатым и зачастую бестактным. Пожалуй, он не страдал избытком вкуса. Ну, например, он нередко употреблял нецензурные выражения в присутствии женщин. Это мне не нравилось. К тому же он питал страсть к грязным сплетням. Я даже когда-то поругался с ним из-за этого. «Хилтон, — сказал я, — нам неприятно слушать подобное за обеденным столом».
— А что он ответил? — полюбопытствовал Джо.
— Он обошелся со мной по-хамски, — ответил Перри. — Признаться, мне не хотелось бы повторять его слова. Впрочем, каждого человека можно поставить на свое место, не правда ли, Джо?
— Да, да, совершенно верно.
Перри вдруг пристально посмотрел на Джо.
— Послушайте я не думаю, что вам понравится история про Хилтона Берелмана. Мы ведь встретились, чтобы поговорить о деле, верно? Скажите мне, какие киностудии вас интересуют, а я постараюсь предложить вам некоторые идеи. У меня еще очень много работы.


Когда Джо вернулся в гостиницу, ему сообщили, что звонила Флер и очень просила позвонить ей домой.
Он заказал себе большую рюмку бурбона и устроился возле телефона.
— Привет, Флер!
— Джо! Где ты был так долго? Почему ты молчишь?
Прошло уже пять дней с тех пор, как мы сидели в Центральном парке.
— Дорогая, — осторожно начал Джо, — у меня плохие новости.
— Какие? Неужели Иоланта ничего не помнит о Клинте и Берелмане?
— Флер, милая, она больше никого не помнит.
Наступила гнетущая пауза. Затем раздался встревоженный голос Флер:
— Что ты имеешь в виду, Джо? Неужели она.., она…
— Да, Флер, она умерла. Три дня назад. Мне очень неприятно сообщать тебе об этом.
— Черт возьми! Проклятие! Почему ты мне сразу не сказал об этом, Джо? Ее уже похоронили?
— Да, Флер, вчера.
— Черт побери, Джо! Я просто ненавижу тебя за это! — От огорчения у нее сорвался голос. — Я бы обязательно приехала. Ты же знаешь, что я непременно приехала бы на похороны, Джо. Господи, я ненавижу тебя! Она всегда была так добра ко мне! Я потеряла очень дорогого мне человека.
В трубке послышались гудки. Джо долго сидел возле телефона. Ему было очень плохо. Какой же он дурак!
Господи, какой дурак! Бесчувственная скотина! Ну почему он не позвонил ей сразу? Почему не подумал о том, что Флер захочет приехать на похороны? Он снова подвел ее. Теперь понятно, почему она так враждебно относилась к ним всем. Они всегда обманывали ее и причиняли ей боль.
Чтобы хоть немного рассеяться, Джо решил поехать в Санта-Монику. Он долго бродил там по берегу, не переставая проклинать себя за допущенную оплошность.
Вернувшись в гостиницу, Джо поднялся к себе в номер и попытался отвлечься работой, поставив рядом с собой бутылку бурбона. Он бы напился в стельку, если бы вскоре не позвонил Перри Браун.
— Джо? Я тут нашел кое-каких людей, с которыми вам будет интересно поговорить. Скажите, что вы от меня, надеюсь, они окажутся вам весьма полезными.
— Благодарю, Перри, — ответил Джо и молча выслушал множество имен, даже не записывая их. Когда тот закончил, Джо показалось, что он вот-вот упадет со стула и мгновенно уснет.
— И еще одно, Джо, — добавил Перри. — Я достал для вас номер телефона Хилтона Берелмана.
Услышав это, Джо вздрогнул:
— Да?
Он тут же протрезвел и, нацарапав номер на куске бумаги, почувствовал, что у него появились силы для дальнейших действий.


— Называйте меня просто Хилтон, — послышался глухой голос на другом конце линии. Джо подумал, что ему приятнее иметь дело с этим человеком, чем с Перри Брауном.
— Так вот, Хилтон, я собираю материал для новой книги, посвященной кинозвездам Голливуда. Я был бы очень признателен, если бы вы кое-чем со мной поделились. Меня интересуют люди, оставившие след в истории Голливуда.
— Это ваша первая книга?
— Нет, — ответил Джо, опасаясь отпугнуть его. — Я уже написал одну. Она была посвящена голливудским скандалам.
— Ах, вот оно что! Не читал.
— Вы не слишком много потеряли. Скажите, пожалуйста, Хилтон…
— А откуда вам известно мое имя?
— Мне рассказывала о вас одна дама. Не знаю, помните ли вы ее. Иоланта Дюграт.
— Конечно, помню. Ее многие знали. Как она поживает?
— К сожалению, она недавно умерла.
— Черт возьми! Грустно. Когда это случилось?
— Совсем недавно. У меня с пей были очень хорошие отношения. Увы, все мы смертны.
— Да. Бедняга. Какое несчастье! — После этих слов Хилтон долго молчал.
Выждав некоторое время, Джо сказал:
— А не могли бы вы рассказать мне о голливудской жизни? — Он достал блокнот, решив перейти к самому важному, — Хилтон, вам говорит что-нибудь имя Байрон Патрик?
— Разумеется. — ответил тот. — Это был один из моих людей. Сначала, конечно. А откуда вы узнали о нем?
— Мне рассказывала о нем Иоланта.
— Из него ничего путного не получилось. Ни малейшего таланта. Он заслужил свою участь.
— А какая у него участь?
., — Полное забвение и трагический конец. Он погиб под колесами машины. Надрался в стельку и плелся по Тихоокеанскому шоссе. А до этого жил на пляже в Санта-Монике. Байрон потерпел полный крах.
— Но почему вы говорите, что он заслужил все это?
— Потому что он по-свински относился к людям, — с раздражением ответил Хилтон. — Мы с Кевином Клинтом, его агентом, очень много сделали для него.
Кевин был ас в этом деле. Он всегда умел отыскать великолепную фактуру, а потом делал из этого человека знаменитость. Однако для успеха необходим талант, а его-то у Байрона и не было. Как бы то ни было, мы нашли Байрона, притащили его в Голливуд, подобрали для него подходящий контракт, купили ему много дорогих шмоток. Короче говоря, сделали для него все, что нужно для нормального начала карьеры.
А потом, когда его подобрала эта истеричка Макнайс из киностудии «Эй-Си-Ай», он даже разговаривать с нами не захотел. Когда мы встречались на вечеринках, он отворачивался от нас.
— Вот оно что, — сказал Джо, пытаясь найти правильную линию поведения. Он понимал, что ни в косм случае не должен выражать симпатию к Брендону, но вместе с тем следовало раззадорить Хилтона, пока он не прервал свой рассказ. — Ну, это, конечно, не очень приятная история, но… — Джо осторожно нащупывал путь.
Хилтон оживился:
— Так или иначе, прошлое настигло Байрона. Впрочем, Кевина тоже.
— Прошлое?
— Да Его признали виновным в преступлении, которое Голливуд никогда и никому не прощает. Во всяком случае, официально. До сих пор. Звезды должны быть яркими и чистыми, а не покрытыми грязью.
— Вы хотите сказать, что Байрон был гомосексуалистом? — простодушно выпалил Джо.
— Конечно. В этом нет никаких сомнений. Точнее, он был биссксуалом. Правда, Роза Шарон всегда утверждала, что он вполне нормальный партнер, но я могу назвать множество людей, которые придерживаются иного мнения.
— Роза Шарон? — с наигранным удивлением спросил Джо. — Неужели она была знакома с Байроном? Я и не подозревал об этом. — Джо вдруг разозлился на себя. И как это не пришло ему в голову раньше? Роза Шарон, одна из величайших звезд Голливуда, получила «Оскара» по трем номинациям. Почему же он ничего не слышал о ее связи с Байроном? Да и Иоланта не упоминала об этом.
— Да, это был настоящий роман, — продолжал Хилтон. — Они любили друг друга, как Ромео и Джульетта.
А потом Наоми разорвала их отношения. Понятно, она не могла смириться с тем, что Байрон встречался с Розой. Но это не пошло ему на пользу. Он вляпался в грандиозный скандал, как, впрочем, всегда с ним случалось. Тогда Байрон был уже на вершине славы. Думаю, это была своеобразная сделка. Я слышал, что в этой истории был замешан Рок Хадсон. Журнал «Конфиденшиал» предложил Джеку Наварре десять тысяч долларов, чтобы тот написал все о Байроне. Полагаю, Байрон не стоил этих денег. Его просто подтолкнули, и он стал стремительно падать.
— А кто же предоставил эту информацию журналу?
Вы знаете об этом?
— Нет, кажется, какой-то бездельник. В Голливуде всегда полно таких жуликов. Вообще это было так давно, что и вспоминать не хочется. Может, поговорим о чем-нибудь более интересном? Джо, почему бы вам не использовать в своей книге историю Флой Джекоби?
Убежден, что она когда-нибудь станет одной из самых ярких звезд на нашем небосклоне. Мы могли бы на этом неплохо…


Утром Джо сел за письменный стол и написал длинное и хорошо продуманное письмо Флер. Он попросил у нее прошения за то, что не сообщил о смерти Иоланты, известил о том, что Кевин Клинт умер, а Хилтон Берелман порвал отношения с Голливудом. Преодолев мучительные сомнения, Джо все же решился написать Флер о связи Брендона с Розой Шарон: «Это было задолго до того, как она стала знаменитостью. Тогда ее никто не знал. Именно поэтому Наоми так легко удалось разрушить их отношения. Не думаю, что она говорила тебе об этом, но стоит попробовать…»
Джо почти не сомневался в том, что Флер попытается поговорить с Розой Шарон, а та, несомненно, откажется се принять. Возможно, потерпев неудачу, Флер оставит идею докопаться до истины. Джо очень хотелось, чтобы так оно и было.
Но он не знал, что Флер не из тех, кто останавливается на полпути.


Запись телефонного разговора с Хильдой Фостер, сестрой Кристи Ферфакс


(использована в книге «Показной блеск», глава «Потерянные годы»)


— Простите, но мне очень не хочется ввязываться в это дело. Я никогда не делала этого раньше и собираюсь придерживаться этого и впредь. Она умерла, и никто уже не вернет ее. Зачем же говорить о каком-то подонке двадцать лет спустя? Ведь вы просите рассказать вам именно о нем? Повторяю: Кристи это уже не поможет. Бедняжка! Ее погубила звездная болезнь. Они все были заражены этой болезнью. И тот парень, с которым она связалась, тоже. Нисколько не сомневаюсь в этом. Я не знаю его имени и не желаю ворошить прошлое. Мы узнали об этом от полиции Лос-Анджелеса и уже ничем не могли ей помочь. Она никогда не писала нам и очень редко звонила. Нам известно лишь то, что она познакомилась с ним на какой-то вечеринке, и он пытался помочь ей. Думаю, он был очень увлечен ею.
Но потом что-то произошло, и он оставил ее. Ну что ж, такова жизнь, жестокая и безжалостная.


Запись телефонного разговора с Лу Бернсом, кинооператором студии «Эй-Си-Ай» в 1950-е годы


— Конечно, я хорошо помню Байрона. Он был отличным парнем. Правда, не хватал звезд с неба, но был хорош собой, и его поддерживала миссис Макнайс. Что еще нужно для быстрой карьеры? У него все складывалось замечательно, пока он не влип в это дерьмо. Я никогда не мог понять, что произошло на самом деле.
В этом городе совершенно невозможно разобраться, кто. с кем и когда. Признаюсь, я до сих пор не понимаю, что с ним случилось. Это своего рода игра. Должен заметить, что здесь играют всегда, даже когда идут в сортир. Байрон сам себе вредил, ибо был слишком доверчив и не замечал приближающейся опасности. Да, я помню Кристи Ферфакс, но только потому, что за день до смерти она приходила в студию. К нам тогда нахлынула толпа полицейских. Думаю, Байрон пытался помочь ей. Но это лишь предположение. Он организовал ей кинопробу и пообещал, что Кристи будет сниматься вместе с ним. А когда ей отказали, она во всем обвинила его.
Кристи была отчаянной девушкой и переспала почти со всем городом. Знаете, девушки иногда ведут себя почти так же, как мужчины. Ей просто дали пипка под зад. А потом Кристи пришла в студию с каким-то забавным парнем, который где-то танцевал. Он внушал подозрения, как фальшивая купюра. «Где Байрон? — спросила она. — Я хочу ему кое-что сказать». Услышав, что он ушел, она попросила передать ему, что приходила Кристи. «А еще передай, — добавила она, — что мы уже отправили сообщение». После этого Кристи ушла, и я никогда больше се не видел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100