Читать онлайн Жестокий роман Книга 1, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

1966
— Это означает только одно — конец нашей цивилизации, — сказала Каролина, бросив на стол последний номер «Дейли телеграф». — Мерзкий маленький человечек! И во всем виноват ты. — Она посмотрела на Джо.
— Прости, этого больше не будет.
— Будет, я знаю тебя.
— Ты права.
— Что будет? — Хлоя оторвалась от тарелки с овсяной кашей.
— Голосовать за лейбористов, — пояснила ей Каролина. — Вот уж не думала, что когда-нибудь вступлю в довольно интимные отношения с социалистом.
— Я тоже не предполагал, что окажусь в обществе рафинированной леди, сторонницы тори, — ехидно заметил Джо. — Вы аристократы и можете выбросить меня из дома, но сомневаюсь, что именно мои голос обеспечил мистеру Вильсону большинство в парламенте.
— Я не аристократка, — со злостью возразила Каролина.
— Но идеологически ты близка к этой прослойке.
— Неужели ты не понимаешь, что это бедствие для нашей страны? Для всей нашей экономики? Не удивлюсь, если вскоре фунт стерлингов обесценится. Мой отец всегда говорил, что слишком большой перевес лейбористов…
Хлоя, с облегчением услышав телефонный звонок, вскочила из-за стола.
— Могу ли я поговорить с мисс Хантертон?
— Да, это Хлоя Хантертон. Слушаю вас. — Она напряглась, пытаясь вспомнить этот знакомый голос.
— Хлоя, это Пирс Виндзор. Помните меня.
— Конечно, помню. Как поживаете?
— В данный момент не очень хорошо, — грустно ответил он. — Извините, что беспокою вас, но одна молодая леди в вашем офисе дала мне этот номер. Завтра состоится обед в офисе моего агента. Мы договорились с одной фирмой, по она нас подвела. Не сможете ли вы выполнить наш заказ?
Хлоя задумалась.
— На, сколько персон?
— На десять.
— Хорошо, это не так уж много. Дело в том, что миссис Браунлоу уехала в Шотландию по срочным делам.
— А вы? Я думал, что вы все сможете сделать сами.
— Я? Но… — «Он, видимо, сумасшедший, — подумала она. — После того как я залила его дорогой костюм красным вином…»
— Да?
Хлоя почувствовала неожиданный прилив храбрости. Конечно, она все может сделать сама, как это неоднократно бывало. К тому же Виндзор такой славный, любезный и знаменитый. Ей представится прекрасная возможность пообщаться с ним.
— Да, думаю, что справлюсь с этим и без хозяйки, — сказала она, чувствуя, как сердце у нее оборвалось. — Конечно, мне следует сообщить об этом миссис Браунлоу, обсудить с ней меню и прочее, но в принципе я могу обойтись и без нее. Мне уже не раз приходилось это делать.
— Вот и отлично. Я полностью полагаюсь на вас и надеюсь на вашу помощь. Ваш отчим сказал мне, что вы гениальный кулинар. Осмелюсь просить вас и о том, чтобы вы приготовили шоколадный мусс.
— Неужели? — удивилась Хлоя, расценив это как обычную, но хорошо обдуманную любезность. — А… какого рода обед вы хотели бы заказать?
— Пожалуй, холодных закусок будет вполне достаточно. Салмон или что-нибудь в этом роде. К нам придут наши потенциальные инвесторы.
Ее волнение все усиливалось. Хлоя закрыла глаза, чтобы немного успокоиться.
— Хорошо, — ответила она.


В шесть часов утра Хлоя была уже на кухне вместе с Сарой, новой работницей. Минти, более опытная помощница, поехала в Шотландию вместе с миссис Браунлоу. Хлоя почти не спала всю ночь, и ее руки слегка дрожали от волнения. Только на кухне она немного успокоилась, занявшись привычной работой. Сара восторженно следила за каждым движением девушки.
— Ну а теперь приготовим холодных цыплят. Это совсем несложно. Для начала сделаем какой-нибудь легкий салат из свежих овощей. А на десерт подадим шоколадный мусс, который нам заказали. Здесь нет ничего трудного, Сара, мы все успеем. Ты займись салатами, а я приготовлю мусс. Хорошо, что у нас осталось много цыплят.
— Хлоя!
— Да?
— Кажется, цыплята уже давно протухли.
— Не может быть!
— Понюхайте сами.
— Боже, нужно немедленно связаться со Смитфилдом.
— Да, и чем быстрее, тем лучше, — Это уже совсем не смешно.


Но это было начало. По пути в магазин Хлоя попала в автомобильную пробку. Сара испортила салат и разбила посуду. Крем для шоколадного мусса свернулся. Когда Хлоя уложила все в свою машину, ее охватило тяжелое предчувствие.


Покончив с укладкой, Хлоя прикинула, что у них осталось не более тридцати минут. Все продукты были в коробках и алюминиевых контейнерах. Шофер вдруг заявил, что в городе ожидается какой-то государственной важности визит и улицы будут забиты до отказа.
— Мы просто не успеем доехать за полчаса, — добавил он.
— Ничего другого нам не остается, — твердо возразила Хлоя.
— Тогда молитесь, мадам.
— Сегодня Бог отвернулся от нас, — огорченно заметила Хлоя.
— Думаю, вы гораздо быстрее добрались бы на метро. А потом могли бы поймать такси в Холборне.
— Спасибо за совет, — ответила Хлоя, поняв, что это единственный выход из положения.
Они спустились по эскалатору со всеми своими коробками и контейнерами.
— Если мы упадем и выроним это, — сказала она Cape, — я убегу куда глаза глядят.
— Я последую за тобой, — улыбнулась та.
Поезд метро домчал их довольно быстро.
— Следующая — «Грин-парк», — с облегчением сказала Хлоя.
Вдруг поезд остановился, потом дернулся и остановился опять. Хлоя почувствовала, что ее лоб покрылся испариной. Еще секунда, и она начнет паниковать. Она закрыла глаза и замерла от страха. Было без десяти двенадцать. Теперь ничто уже не спасет ее.
В вагон вошел охранник.
— Что случилось? — трепеща, спросила Хлоя.
— Непорядки на линии, дорогуша, — ответил тот. — Это займет не более десяти минут.
— Слишком долго, — обреченно сказала Хлоя.
— Что с вами? — Охранник заметил, что она побледнела.
— У меня срочное дело.
— Очень срочное?
— Да, самое срочное в моей жизни. От этого зависит моя карьера, работа, да и все вообще. — Ее глаза наполнились слезами.
— Бедняжка, — посочувствовал охранник. — Нет ничего хуже этого. Пойдемте со мной. От меня можно позвонить.
Хлоя и Сара безропотно последовали за ним.
Отойдя от вагона, он сказал:
— Первый вагон этого поезда почти на станции. Я проведу вас туда, а потом вы подниметесь наверх и возьмете такси. Но об этом никто не должен знать, договорились?
Хлоя молча кивнула.
Они быстро прошли вдоль поезда и приблизились к головному вагону.
— Давайте быстрее, — проговорила Хлоя. — Вы просто наш ангел-хранитель, — добавила она и поцеловала его в щеку.
— Этого вполне достаточно, — улыбнулся он. — Скорее выходите. Я не хочу терять работу.


— У нас осталась одна минута, — сказала Хлоя водителю такси на Пиккадилли. — Нам нужно добраться до.., одну минутку… Смитфилд. Я заплачу вам вдвое больше.
— Это будет нелегко.
— Втрое?
— Это уже несколько легче. — Удовлетворенный водитель помчался по запруженным улицам Лондона, забыв о правилах уличного движения.
До места назначения он доехал за шесть минут. На счетчике было три фунта, но Хлоя дали ему десять и быстро выскочила из машины.


Джеффри Николе, театральный агент Пирса Виндзора, имел аристократическую внешность. Гости же, как поняла Хлоя, представляли интересы различных банков. Она догадалась, что для Пирса это очень важный обед. Речь за столом шла только о деньгах. Гостей интересовали не актеры и постановка, а только доход от этого предприятия.
Когда на столе появилась закуска, настороженность представителей банков к Пирсу исчезла. К трем часам они заметно повеселели, расшумелись и стали гораздо щедрее, чему способствовало большое количество выпитого вина При этом Хлоя заметила, что виновник торжества слишком часто поглядывает на нее и на Сару, словно проверяя, следят ли они за ходом разговора.
В четверть четвертого они почти покончили со своими обязанностями. Быстро убрав со стола все, кроме бокалов, вина, пепельниц и чашек с кофе, Хлоя ждала в другой комнате, когда можно будет убрать остальное Вдруг на кухню вошел один из гостей и попросил тряпку, чтобы вытереть пролившееся на костюм вино.
— Одну минутку, — сказала Хлоя. — Сейчас я вам помогу, не волнуйтесь.
— Нет, нет, что вы, я не позволю делать это такой милой девушке. — Он взмахнул рукой и нечаянно задел горящей сигарой ее щеку. Хлоя отпрянула, вскрикнув от боли.
— О Боже! — воскликнул незнакомец. — Простите меня, я такой неловкий! Позвольте взглянуть на вашу щеку.
— Не чадо. — Хлоя прикрыла щеку рукой. — Ничего страшного.
— Что случилось? — спросил появившийся на кухне Пирс.
— Ничего страшного, — повторила Хлоя.
Пирс подошел к ней и бережно отстранил ее руку от щеки.
— Пожалуйста, позвольте мне посмотреть, — сказал он.
Его рука показалась ей такой мягкой, нежной и ласковой, что боль исчезла и Хлою охватило неизвестное ей чувство.
— У вас серьезный ожог, — озабоченно сказал Пирс. — Думаю, вас нужно отвезти в больницу.
— О нет, — возразила Хлоя. — Не надо. Со мной все будет в порядке. Мне нужно лишь добраться до моего врача. Сара справится с посудой и со всем прочим.
Серые глаза Пирса блеснули.
— Мы освободим вас от мытья посуды, но только не от осмотра врача. К доктору следует обратиться немедленно. Я поеду с вами. Потерпите.


Хлоя терпеливо переносила боль. Врач в больнице, осмотрев щеку, сказал, что ей крупно повезло, поскольку задета лишь нижняя часть лица, а не глаз. Он с улыбкой добавил, что Хлоя не должна смеяться, иначе боль усилится.
— Сейчас я смажу ваш ожог, а вам придется приходить ко мне в течение трех дней.
— Не могли бы вы дать мне что-нибудь обезболивающее? — попросила его Хлоя, стиснув зубы от боли.
— Конечно, сейчас я сделаю вам укол валиума. Это поможет.
Потом Пирс отвез Хлою на своей машине к Джо, где она и осталась вместе с Сарой, ибо сам Джо уехал куда-то с Каролиной. Это было весьма некстати. Хлоя со стоном повалилась на кровать.
Вскоре она задремала и проснулась от звонка в дверь.
Хлоя встала с кровати и пошла открывать. На пороге стоял паренек с огромным букетом из великолепных лилий, белых роз и тюльпанов.
— Спасибо, — сказала Хлоя, взяв цветы. Она подошла к столу и вынула из букета карточку:
«С симпатией и извинениями, Пирс Виндзор».


— Боже милостивый! — воскликнул Джо, входя в свою квартиру. — Откуда такой букет? , — От Пирса Виндзора, — радостно сообщила ему Хлоя.
— Пирса Виндзора?! С чего бы это?
— Это длинная история, — уклончиво ответила Хлоя и почему-то чуть не расплакалась.
— Расскажи мне, пожалуйста, — попросил Джо, уставившись на се щеку. — Господи, что с тобой?
— Ожог, — пролепетала Хлоя, вытирая глаза. Прошло уже почти пять дней, а щека все еще горела, доставляя ей весьма неприятные ощущения. Она обрадовалась, что Джо наконец вернулся. — Но мои страдания окупились. Пирс получил деньги от банков и может продолжать работу над своей пьесой.
— Ну, в таком случае все нормально, — язвительно заметил Джо. — Негодяй!
— Нет, Джо. Пирс не виноват. Напротив, он был очень добр и внимателен ко мне. Я даже и не думала, что он бывает таким.
— А каким же еще ему быть после того, что он с тобой сделал? — недовольно проворчал Джо.
Пирс звонил Хлое почти каждый день и справлялся о ее здоровье. Но ей показалось, что это не простая вежливость. Они подолгу болтали на самые различные темы. Через неделю Пирс настоял, чтобы Хлоя показалась специалисту по пластической хирургии.
— Я знаю, что у вас лишь небольшой шрам, — убеждал он ее, — но он на лице, а это портит такую очаровательную девушку.
После больницы он повел Хлою в ресторан, где они просидели до позднего вечера. Перед уходом оттуда Хлоя сказала:
— Пирс, я утомила вас своими глупыми разговорами.
— Нет-нет, Хлоя, что вы! — воскликнул он. — Не могу выразить, как мне приятно беседовать с вами.
Вы очень интересный человек, и я готов болтать с вами хоть до самого утра. Мне очень приятно быть рядом с вами.
Хлоя покраснела. Она уже давно поняла, что Пирс ей очень нравится, но не смела и надеяться, что ему тоже приятно ее общество.
Вдруг к их столику подошла девушка с длинными черными волосами, бледным лицом и сильно накрашенными глазами.
— Пирс! — удивленно воскликнула она. — Не верю своим глазам. Ты пьешь чай в таком захудалом ресторане. Как я рада видеть тебя! — Она наклонилась и поцеловала его в щеку, а потом уселась на свободный стул, не обращая ни малейшего внимания на Хлою; — Не возражаешь, дорогой? — спросила она, откусив кусок пирожного. — Я просто умираю от голода, а Джеффри еще не приехал.
— Нисколько, — ответил Пирс с легкой улыбкой и представил девушку Хлое. — Это Аннунциата Фэллон.
А это Хлоя Хаптертон.
Аннунциата бросила на Хлою холодный взгляд и тут же обратилась к Пирсу.
— Какие новости, дорогой? — с наигранным весельем спросила она. — Мне было так грустно, что ты не пришел на вечеринку на прошлой неделе. Там было очень весело, но я не могла веселиться без тебя.
— Я хотел пойти туда, но мне не удалось. Однако я слышал, что там было безудержное веселье.
— Именно безудержное. Пришли все, кроме тебя и, конечно, Сузи.
— Сузи сейчас в Лос-Анджелесе.
— Ах да. Ну как она там?
— Очень неплохо, — сказал Пирс и взглянул на Хлою. — Она проведет там несколько месяцев. У нее не очень большая роль, но Сузи рада, что получила ее.
— А ты не собираешься за океан?
— Конечно же, нет, — быстро ответил Пирс. — Помимо всего прочего, у меня мюзикл, который отнимает все силы и свободное время.
— Ах, это знаменитая «Леди из Шалотта»? Как я могла забыть! Ну что ж, мы все очень завидуем твоей Леди и даже ревнуем тебя к ней. Кстати, как продвигаются дела?
— Неплохо, есть надежда, что все будет хорошо, — уверенно сказал Пирс. — Большую часть денег я уже собрал, да и Доминик подписал контракт. Но…
— Только не говори мне, что у тебя еще нет самой Леди.
— Но это так.
— А я слышала, что Табита…
— Возможно.
Хлоя с неподдельным интересом прислушивалась к этому разговору. Она слышала за тем самым обедом. что Табита будет играть роль Леди, но промолчала.
— Вначале я хотел пригласить Ванессу, — сказал Пирс, — но она отказалась, поскольку недавно подписала контракт на участие в киноверсии «Камелота».
Очень жаль!
— Да, очень.
— Затем я подумал о Джулии, но эта роль не по ней.
— Да. А Сюзанна Йорк? Я слышала, что она неплохо играет.
— Не знаю. Возможно, но боюсь, она не согласится…
— Тебе следует подумать о какой-нибудь малоизвестной актрисе, — сказала Аннунциата и одарила Пирса такой плотоядной улыбкой, что Хлоя вздрогнула.
— Милая моя, — ответил Пирс, — я бы с удовольствием это сделал, но не знаю, кого пригласить. Вот если бы ты была малоизвестной! К тому же я просто не могу позволить себе такой роскоши. Мне нужна актриса с именем. Иначе я не получу необходимую сумму.
— Ну ладно. — Аннунциата вскочила. От прежней любезности не осталось и следа. — Наслаждайся своим чаем, Пирс. Джеффри уже ждет меня. Пока.
Когда она ушла, Пирс смущенно взглянул на Хлою:
— Мне очень жаль, Хлоя, что вы присутствовали при этом неприятном для меня разговоре.
— Я не прислушивалась к нему, — солгала Хлоя, огорченная тем, что Пирс назвал Аннунциату милой.
— Она очень талантливая актриса, но с ней трудно иметь дело и чертовски тяжело работать. К сожалению, она не понимает этого. Из-за своего характера она редко получает хорошие роли.
— Неужели ей никто не говорил об этом? — удивилась Хлоя.
— Говорили не раз, но она неврастеничка, так что с этим ничего не поделаешь. У нее уже дважды была сильная передозировка наркотиков.
— Боже! — воскликнула Хлоя. — Кажется, среди актеров слишком много неврастеников.
— Боюсь, что да, — сказал Пирс, загадочно улыбаясь. — Наша работа связана с большими нервными перегрузками. Поэтому мне так приятно общаться с вами.
Вы начисто лишены подобного недостатка, — Не знаю. — Хлоя тоже улыбнулась. — Иногда я бываю слишком эмоциональной. Вы бы очень удивились, увидев меня в такие минуты.
— Конечно. — Пирс серьезно посмотрел на нее. — По-моему, вы — воплощение уравновешенности и постоянства. И к тому же храбрости, — добавил он.
— О, вы мне льстите, но, увы, это не так.
Пирс задумался, а потом попросил:
— Расскажите о себе. Вы честолюбивы? Может, мечтаете завести свое дело и руководить тысячами подчиненных? Или создать сеть отелей?
— О Господи, конечно же, нет, — возразила Хлоя. — Я совсем не честолюбива. Точнее сказать, у меня есть амбиции, но они иного рода.
— Какого же именно?
Хлоя опустила глаза, ибо всегда смущалась, рассказывая о своей мечте.
— Я хотела бы иметь большую и счастливую семью.
И больше ничего. Я надеюсь выйти замуж за человека, которого полюблю, и иметь от него много детей. Чтобы у нас был свой дом, а в нем царило веселье. Мои дети всегда будут чувствовать, что я рядом с ними и готова помочь им. Для меня это самое главное в жизни. — Хлоя умолкла и осторожно посмотрела на Пирса, опасаясь, что тот рассмеется. Увидев, что он серьезен, она добавила:
— Не сомневаюсь, что такая мечта кажется вам ничтожной и смертельно скучной. Для шестидесятых годов это слишком старомодно.
Пирс долго смотрел на Хлою, потом осторожно погладил ее по щеке, отводя прядь волос.
— Это прекрасная мечта, — сказал он. — И ничуть не скучная. Я думаю, мисс Хантертон, что вам лучше всего выйти замуж за меня.
Он, конечно же, шутит, подумала Хлоя, однако шутка ей понравилась. Хлоя молчала, не поднимала глаз и думала, что ему ответить. Она бы тоже пошутила, но это ей не удалось.
— Вы свободны завтра вечером? — неожиданно спросил Пирс. — Если да, то я очень хотел бы, чтобы вы поужинали со мной.
Хлоя смотрела на Пирса, чувствуя, что с ней происходит что-то странное. Ее охватили неописуемая радость и волнение. Откуда-то смутно доносились звуки мелодии «Однажды вечером». Хлоя всегда ненавидела эту песню, но сейчас она показалась ей очень приятной. Да и сам зал вдруг словно озарился, хотя раньше показался ей мрачноватым. В душе Хлои пробуждалось какое-то странное ощущение, и она хорошо знала, что это такое.
— Вы не должны этого делать, — сказала она наконец.
— Знаю, что не должен, — ответил он и ласково улыбнулся. — Но я хочу этого.


Как и предполагала Хлоя, Пирс повел ее в «Ритц».
Это был роскошный ресторан, в котором, как она полагала, Пирс бывал очень часто. Хлоя была на седьмом небе от счастья и только опасалась, что они встретят там много аннунциат.
Пирс предложил послать за ней машину, но Хлоя отказалась, сказав, что доберется сама. Когда она вошла, Пирс ждал ее в коктейль-барс. Он поцеловал Хлою в щеку и смотрел на нее так, словно видел впервые.
Хлоя была очень хороша в своем черном вечернем платье, которое облегало се, подчеркивая высокую грудь и тонкую талию. Ее волосы были стянуты в пучок на макушке, а отдельные пряди падали на плечи. Сегодня она первый раз воспользовалась накладными ресницами, а глаза подвела тушью, как Аннунциата.
— Сегодня вы выглядите немного старше, — сказал он, не отрывая от нее глаз.
— Да, — сказала она, гордо вскинув голову. — Я подумала, что рано или поздно должна наложить макияж Мне надоело выглядеть слишком юной. Мать всегда говорит, что я похожа на школьницу старших классов.
— Сейчас вы не похожи на школьницу, — заметал он. — А что будете пить?
— Нет, кет, — сказала Хлоя, — сейчас я не буду пить ничего, кроме минеральной воды со льдом и лимоном.
— Хорошо. — Пирс сделал знак официанту, чтобы тот принял заказ. Хлоя заметила, что он слишком часто посматривает на ее грудь. — Ну а теперь расскажите мне, чем вы занимались сегодня.
За разговором прошло несколько часов. Дважды к ним подходили какие-то люди и приветливо здоровались с Пирсом. Красивую блондинку он представил Хлое как своего агента. Вторым был молодой и на редкость красивый юноша, который как-то по-женски обнял Пирса и почему-то обратился к нему со словами «любовь моя». Это очень поразило Хлою. Пирс сказал ей, что это очень талантливый поэт-лирик, работающий над текстом его будущего мюзикла.
Интерес Пирса к се особе удивлял Хлою и вселял в нес уверенность в себе. К концу вечера она чувствовала себя свободно и раскованно, но говорила меньше, чем Пирс, который с упоением рассказывал ей о своей жизни, об отце и матери, о своих школьных годах, о службе в военно-воздушных силах.
— Когда война наконец закончилась, я попытался поступить в Королевскую академию театрального искусства, хотя чуть не умер от страха.
— И что же?
— Поступил. Все прошло нормально.
— Что значит нормально?
— Это значит, что я получил несколько престижных премий и роль в одном из спектаклей академии — Пирс улыбнулся и подмигнул ей. — Господи, это было так интересно! Именно в это время я повстречал Джунивер и вскоре женился на ней. Она была неплохой актрисой и замечательным человеком. Джунивер родилась и выросла в долине Уэльса и впитала в себя музыкальную культуру этого края. Мы были счастливы, но очень короткое время. А потом… Потом к ней пришел успех, кстати, намного раньше, чем ко мне. Получив роль Офелии в драматическом театре Бристоля, она слишком зазналась.
— И из-за этого вы развелись? — осторожно спросила Хлоя, понимая, что касается очень деликатного вопроса.
— Видите ли, с таким недостатком трудно смириться. Мы стали ссориться по каждому поводу. Это довольно часто случается в театральных кругах. Думаю, что и тогда мы могли бы найти общий язык и поладить, но.., она… — Пирс посмотрел на Хлою, и она увидела в его глазах боль.
— Что она?
— Да нет, ничего. Не важно. Сомневаюсь, что вам будет приятно слышать это. Просто так обычно брюзжат люди средних лет.
— Нет, я хочу знать. Расскажите, пожалуйста.
— Ну ладно, — согласился Пирс, — я скажу вам всю правду. В общем, она забеременела и, к несчастью, узнала об этом в тот день, когда ей предложили роль Дженнифер Дюбедат в пьесе «Дилемма доктора». И она… она.., сделала аборт. Я ничего не мог изменить, и мы расстались.
Наступила долгая пауза. Хлоя была потрясена услышанным. Она никогда не думала, что женщина способна избавиться от ребенка ради роли в какой-то пьесе.
Это вызвало у нее глухой протест.
— Это был страшный день для меня, — продолжал Пирс с горькой усмешкой. — Тогда я поклялся, что никогда не женюсь, если не буду полностью доверять женщине. Вы понимаете меня?
— И с тех пор вы не нашли такой женщины?
— Нет.
Потом Пирс рассказал ей о своей блестящей карьере и о ролях, которые он сыграл.
— Ну а остальное вы, должно быть, знаете не хуже меня. А если нет, то и не нужно.
Хлое не хотелось признаваться в том, что она ничего не знает о жизни Пирса. Она улыбнулась и сказала:
— Значит, вы все-таки были в Голливуде?
— Был, — грустно ответил Пирс. — Но очень давно, задолго до того, как я стал по-настоящему взрослым человеком. Тогда, в конце пятидесятых, там снимался фильм «Городские кузины». Вы видели этот фильм?
Она покачала головой:
— Мне очень жаль, что я не видела его, но Джо мне много рассказывал о нем.
— Не жалейте об этом. Это глупый и неинтересный фильм. Правда, он дал мне имя и много денег. А затем был другой фильм — «Поцелуй и ничего не говори», довольно своеобразный, своего рода комический триллер. После него я решил заняться режиссурой. Боже, мой рассказ превращается в историю театрального искусства. Извините меня, я уже порядком утомил вас.
— Вовсе нет, мне очень интересно, хотя я чувствую себя полным профаном и не могу поддержать разговор.
А раньше вы не хотели поехать в Голливуд? В юности?
— О нет, — ответил Пирс и полез в карман за сигаретами. — Я и не думал об этом. Там нечему учиться.
Для многих актеров Голливуд стал профессиональным самоубийством. А сейчас уже поздно, мисс Хантертон, и я должен доставить вас домой. Скоро полночь. Надеюсь, сегодняшний вечер не показался вам слишком скучным. Думаю, обычно вы проводите время в каком-нибудь молодежном ресторане с крутыми юношами.
Хлоя даже вздрогнула от неожиданности.
— Нет-нет, что вы! И мне очень понравился этот вечер.
— Хорошо. Тогда я сейчас отвезу вас домой, а вы расскажете мне о себе, о ваших ужасных братьях и о своем несчастливом детстве, — сказал он шутливым тоном. — Догадываюсь, что ваше детство было ужасным, ибо в наши дни все жалуются на это.
Когда машина подъехала к дому Джо, Пирс наклонился к Хлое и очень нежно поцеловал ее в губы.
— Вы произвели на меня большое впечатление, Хлоя.
Вы замечательная девушка.
Хлоя так волновалась, что не ответила.
Когда она вошла в квартиру, Джо работал за столом над очередной статьей. Увидев Хлою в черном вечернем платье, накрашенную, с длинными накладными ресницами, он вытаращил глаза.
— Ого! — воскликнул Джо. — Ты выглядишь весьма импозантно. А кто же этот несчастный молокосос?
— Не понимаю, что ты хочешь этим сказать, — неохотно ответила Хлоя, решив не раскрывать Джо свою тайну. Она чувствовала, что ему это не понравится. К тому же ей было очень приятно, что все случившееся сегодня — поцелуй Пирса и его нежные слова — должно остаться ее маленьким секретом.
Хлоя устало подошла к Джо, поцеловала его в макушку и направилась в ванную. Приняв душ, она тут же улеглась в постель и долго думала о своей встрече с Пирсом.
Через некоторое время она уснула, хотя машинка Джо по-прежнему стучала в его комнате. Ей снились какие-то непривычные сексуальные сны с участием Пирса. Проснулась она посреди ночи от какого-то странного ощущения. Ей было жарко, а ее руки теребили соски. Хлое было очень стыдно, но она ничего не могла с собой поделать. Одна рука опустилась ниже и стала медленно поглаживать промежность.


Когда она вернулась домой на следующий день, лицо Джо было мрачным.
— Хлоя, ты в самом деле провела вчерашний вечер с Пирсом Виндзором?
Хлоя удивилась:
— Да, а как ты узнал?
— Он только что звонил тебе.
— Ну и что? Не понимаю, какое отношение это имеет к тебе. Он просил что-нибудь передать мне? — Хлоя старалась не выдать своего волнения.
— Да, он просил тебя позвонить ему. Хлоя, в чем дело, черт возьми? Почему ты связалась с ним?
— Потому что он попросил меня встретиться с ним, вот и все.
— Только поэтому? Неужели ты готова пойти в ресторан с каждым, кто предложит это тебе?
— Да, если, конечно, сама захочу этого.
— Хлоя, этот человек… — Джо неожиданно осекся.
— Что этот человек? — потребовала Хлоя. — Что он такого сделал?
— Мне не хочется говорить тебе об этом. Я просто не понимаю тебя. Я ничего не понимаю.
— И нечего тебе понимать, — отрезала Хлоя. — Я тоже не понимаю, почему ты не хочешь поговорить со мной о нем. Это что-то неприличное? Мне он показался очень симпатичным и милым.
Лишь сейчас она поняла, что допустила ошибку. Не следовало говорить Джо, что Пирс Виндзор показался ей милым. Нужно было ограничиться тем, что он интересный, веселый, но только не милый. Тем самым она выдала себя.
— Пирс Виндзор какой угодно, но только не милый, — строго заметил Джо. — Если не отвяжешься от него, то очень скоро узнаешь, что он дьявольски хитрый, лицемерный и извращенный…
— Джо, это смешно, — возразила Хлоя. — Это на него не похоже. Я уверена, что он не такой монстр, каким ты пытаешься его изобразить. Он очень добр ко мне. Он мне нравится, и я пойду с ним куда угодно, если захочу. Повторяю, это не имеет к тебе никакого отношения.
— Хлоя, не делай этого, пожалуйста, — сказал Джо умоляющим тоном. Ее поразило, что он так расстроен и всеми силами пытается разрушить ее отношения с Пирсом. — Уверяю тебя, что ничего хорошего из этого не получится. Он принесет тебе только несчастье, Хлоя. К тому же это имеет ко мне самое непосредственное отношение. Я очень обеспокоен твоей судьбой.
— Тогда сделай одолжение, Джо, пойми, что я взрослая и сама могу позаботиться о себе. Я в здравом уме и прекрасно разбираюсь в людях. Я сама решу, с кем мне ходить в ресторан, а с кем — нет.
— Ты собираешься снова встретиться с ним? — грозно спросил Джо.
— Вполне вероятно. Да не смотри же на меня так, Джо. Я просто хожу с ним в ресторан. Я же не собираюсь выходить за него замуж.


Через две недели Пирс затащил Хлою в постель.
После их первой встречи в ресторане «Ритц» они виделись почти каждый вечер, причем ради этого Пирс отменил почти все свои дела и встречи и всю свою кипучую энергию направил на Хлою. Она даже растерялась от такого натиска, хотя это было ей очень приятно.
Хлоя с нетерпением ждала каждой встречи. Он водил ее в театры, где они посмотрели самые модные спектакли, на фильм о популярном Джеймсе Бонде, посетили почти все престижные рестораны Лондона. Пирс возил Хлою даже в свой загородный дом в графстве Беркшир и с необычайной гордостью показал своих лошадей.
Это были самые счастливые дни в ее жизни. Она была покорена его романтическим поведением. Пирс дарил ей огромные букеты цветов, дорогие подарки, прекрасно читал стихи и по-рыцарски ухаживал за Хлоей. Это вскружило ей голову, и она страстно влюбилась в него.
Трудно сказать, что именно подтолкнуло их к более близким отношениям. Очевидно, сыграли роль и неожиданность знакомства, и увлеченность Хлои, и его необычное поведение. За короткое время они много узнали друг о друге. За несколько часов, проведенных вместе, они успевали рассказать о себе больше, чем это случается порой за несколько месяцев.
Но все это было только начало. Хлоя очень изменилась за это время. Впервые в жизни она почувствовала уверенность в себе, обрела чувство собственного достоинства, ощутила себя настоящей женщиной. Она была счастлива и не скрывала этого. Их встречи были веселыми и беззаботными. Хлоя старалась не думать о том, чем все это кончится. Правда, все это время Джо старался удержать ее от слишком поспешных и необдуманных поступков, но она не обращала на него внимания. Мать тоже не одобряла ее связи с «этим человеком», как она его называла, но Хлоя уже давно не прислушивалась к ее словам.
Смутно угадывая причину их тревоги, Хлоя не могла примириться с тем, что они называют ее глупой, легкомысленной и слепой.
Иногда Хлое казалось, что ее близкие более всего недовольны тем, что Пирс намного старше ее. Его образ жизни, знакомства, слава, думала она, могут стать серьезным препятствием на пути к счастью. Впрочем, Хлоя не собиралась преодолевать препятствия. Ей просто было хорошо с Пирсом. Не считая себя главным в его жизни, она наслаждалась каждой минутой, проведенной с ним.
— Я же только встречаюсь с ним, — повторяла она. — И вовсе не собираюсь за него замуж.
Ей казалось, что Пирс очень богат, да он и сам не отрицал этого.
— Я всегда поступал вопреки советам окружающих, — смеясь говорил он. — Вкладывал деньги в самые различные предприятия, и, к счастью, мои друзья оказались плохими пророками. Пока все идет хорошо.
Последнее время Хлоя часто бывала в его лондонской квартире на Слоун-стрит. Квартира была очень большой, но все в ней — непродуманным и хаотичным.
Повсюду стояли антикварные вазы, дорогие столы и шкафы, а на стенах висели фотографии знаменитостей.
Хлоя подолгу рассматривала их, радуясь известности Пирса. На одной из них королева пожимала ему руку после премьеры. На других красовались автографы Майкла Кейна, Джулии Кристи, Ванессы Редгрейв, Дженни Ашер и Пола Маккартни.
Но больше всего Хлоя любила бывать в загородном доме Пирса в Беркшире. В этом прекрасном доме в стиле последних Георгов были великолепная мебель и множество картин. И там Хлоя увидела немало фотографий, но все они меркли рядом со старыми мастерами, полотна которых Пирс собирал долгие годы. В небольшом кинозале Пирса Хлоя посмотрела почти все ранние фильмы с его участием.
— Это прекрасно, — говорила она. — Ты неотразим. Я так горжусь знакомством с тобой, что не могу поверить своему счастью.
Пирс, как всегда, целовал ее и, улыбаясь, говорил, что все это только слова, а на самом деле она насмехается над ним. Хлоя возражала, утверждая, что ничуть не лукавит и он действительно великолепно играет.


После первой ночи Пирс почти перестал распространяться о своей личной жизни. Он уверял Хлою, что рассказал почти все, а когда она спрашивала его о женщинах, он отвечал, что их было немного и они не сыграли значительной роли в его судьбе.
Хлое хотелось верить ему, хотя она чувствовала, что Пирс чего-то не договаривает. Интуиция подсказывала ей, в нем есть нечто загадочное и непостижимое. Она угадывала в нем внутреннюю силу и одержимость, которую он, по ее мнению, скрывал от посторонних. Но она не слишком сосредоточивалась на этих мыслях. Ведь Пирс — актер, убеждала она себя, значит, в нем должна быть какая-то тайна. Самое главное, думала Хлоя, что он встречается с ней и, видимо, любит ее.
Первая ночь с ним оставила о себе не самые приятные воспоминания. Хлоя давно уже мечтала о близости с Пирсом, но вместе с тем немножко боялась этого. У них было уже вес — поцелуи, объятия, ласки. Когда они приехали в его квартиру две недели спустя после их первой встречи в ресторане «Ритц», Хлоя очень разволновалась и нечаянно разбила фужер. Пирс вошел в комнату после телефонного разговора и увидел, что она сидит на кровати вся в слезах.
— Эй, — весело сказал он, — что ты разбила?
— Твой фужер, — тихо ответила она, вытирая слезы. — Прости, мне очень жаль.
— Какие пустяки! Я же не раз говорил тебе, что мне нравится твоя неловкость. Ты напоминаешь мне щенка, а я очень люблю щенков.
— Я не хочу походить на щенка, — недовольно возразила Хлоя. — Я хочу быть похожей на… — она задумалась, — на изящную экзотическую кошку.
— Но ты не кошка, и я очень рад этому. А сейчас вытри глаза и подожди меня здесь. Я хочу заказать немного шампанского. Договорились?
Хлоя молча кивнула.
Пирс ушел, а Хлоя окинула взглядом комнату, чистую и аккуратную, Хлое почему-то казалось, что здесь бывает женщина, хотя Пирс отрицал это.
— Ну вот, — улыбнулся вошедший Пирс. — Садись на постель, мы сейчас немного выпьем и поговорим. А заодно выясним, хочешь ли ты вернуться домой. — Хлоя почувствовала, что он немного нервничает. — Обещаю не чинить тебе никаких препятствий, если ты захочешь вернуться. Я противник любого насилия.
— Хорошо. — Хлоя уселась на постель и сделала глоток шампанского.
Пирс подошел к ней и осторожно поцеловал ее в губы, словно проверяя ее реакцию. Затем поцелуи стали более страстными. Взяв у Хлои бокал, он поставил его на стол, а ее бережно уложил на постель.
— Не бойся, Хлоя. Ничего не бойся, — шептал он. — Я хочу, чтобы ты знала о моих чувствах. Ты мне нужна.
Ты очень красивая и привлекательная девушка и сделала для меня очень много.. Никогда еще я не чувствовал себя таким счастливым, как в эти недели. Я даже сам в это не верю.
Хлоя напряженно молчала, внимательно разглядывая его. Пирс начал медленно поглаживать ее грудь, пытаясь проникнуть под платье. Она решительно встала, сняла его и снова улеглась. Пирс начал страстно целовать ее грудь.
Хлоя закрыла глаза и, охваченная блаженством и сладострастной дрожью, крепко прижала его к себе.
Вдруг Пирс отпрянул и как-то странно улыбнулся.
— Не пугайся, — тихо сказал он. — Я не сделаю тебе ничего плохого. Пожалуйста, не бойся меня.


Все произошло слишком быстро. Он ласкал, целовал Хлою, гладил ее волосы, говорил о своей любви, но вдруг все неожиданно прекратилось, прекрасные ощущения исчезли и осталась лишь горечь неудовлетворенного желания. Затем снова последовали признания в любви, поцелуи и слова благодарности за то удовольствие, которое она ему доставила.
Проснувшись рано утром, Хлоя увидела, что Пирс сидит на постели в своей шелковой пижаме и пристально смотрит на нее. Сквозь шторы пробивались первые лучи солнца.
— Как ты себя чувствуешь? — заботливо спросил он.
— Прекрасно, — ответила Хлоя, хотя это было не совсем так. Поздно вечером они сделали еще одну попытку, но и она оказалась неудачной. Сначала все шло хорошо, но потом слишком быстро кончалось. Хлоя не успела почувствовать ничего, кроме боли.
— Сейчас я организую легкий завтрак, — сказал Пирс, поглаживая ее руку, — а потом мы поговорим.
— Хорошо, — согласилась Хлоя, охваченная дурными предчувствиями. Все кончено, подумала она. Сейчас Пирс скажет ей, что они расстанутся навсегда. Ее утешало лишь то, что именно он лишил ее невинности.
Хоть бы только не забеременеть, внезапно пронеслось у нее в голове. А может, лучше, если это случится?
Пока Пирс занимался завтраком, Хлоя снова уснула. Проснулась она оттого, что он поцеловал ее в лоб.
— Садись, дорогая, — весело сказал Пирс. — У нас еще много дел. Апельсиновый сок?
Она молча кивнула, понимая, что не сможет проглотить ни кусочка. Взяв со столика стакан с соком, она съежилась в ожидании ужасных слов.
— Хлоя, посмотри на меня.
Она взглянула в его серые глаза, в которых светилась нежность.
— Как ты думаешь, чем у нас все закончится? — спросил он.
— Не знаю, — сказал Хлоя. — Скорее всего ничем.
— Для меня это было бы серьезной утратой, — заметил Пирс. — Скажи, пожалуйста, как ты представляешь себе свою будущую жизнь?
— Я уже говорила тебе, что хотела бы выйти замуж и родить много детей.
— Представь себе, что я хочу того же самого.
Наступила долгая пауза. Хлоя застыла, напуганная этими словами.
— Хлоя, — снова начал он, — по-моему, ты необыкновенная девушка, совершенно необыкновенная.
Ты очень молода, но вместе с тем кажешься мне взрослой и зрелой женщиной. Ты взрослее, чем другие девушки в твоем возрасте. К тому же ты очень красивая, сексуально привлекательная и милая.
Он отвергает ее, подумала она, но пытается сделать это деликатно. Пирс просто хочет утешить ее на прощание.
— Я… У меня возникло ощущение, что я искал такую девушку всю жизнь. Искал, нашел и вот теперь не хочу отпускать тебя. Но я знаю тебя лишь несколько недель. Это слишком короткое время. До абсурда короткое, чтобы принять серьезное решение. Выпей еще немного сока.
Хлоя послушно допила сок, а Пирс снова наполнил стакан.
— Дорогая, — продолжал он, — я очень боюсь потерять тебя. Ужасно боюсь. Я всегда принимал быстрые решения, но не знаю, готова ли к этому ты. Я уже просил тебя две недели назад и готов повторить это снова: выходи за меня замуж. Пожалуйста!
Оцепеневшая Хлоя молча взирала на Пирса. Прошло несколько долгих секунд. Затем она просияла от радости, издала тихий возглас удивления и бросилась ему на шею, осыпая его лицо поцелуями. Стакан опрокинулся, и апельсиновый сок залил белоснежную простыню.


Первое интервью с Ричардом Дэвисом, братом Джунивер, приведенное в книге «Показной блеск»


— Я возненавидел его с первой встречи и не мог понять, что она в нем нашла. Он был умным и рафинированным негодяем. Я чувствовал, что он не подходит ей. Они познакомились в Королевской театральной академии, и Джунивер сразу влюбилась в него. Она часто повторяла, что никогда не встречала такого человека. Я хотел, чтобы все оставалось по-прежнему. Конечно, я не слишком хорошо разбирался в театральных делах, не знал театральную богему, но люди должны оставаться людьми при любых обстоятельствах.
Она нарушила традиции нашей семьи, решив стать актрисой. Фермерами были наш отец, дед и прадед. Я тоже стал фермером. Однако наша мать была учительницей, и я думаю, что Джунивер унаследовала ее качества, то есть талант и интеллектуальные способности. Вы бы слышали, как она говорит! Как пишет. Она так и сыплет цитатами — от Шекспира до современных писателей. Не думайте, что она делает это специально, желая поразить вас или похвастать умом. Ей достаточно прочитать роль один-два раза, чтобы навсегда запомнить ее. Джунивер потрясающе перевоплощается. Никогда не забуду, как мы впервые увидели ее на сцене в театре Королевской академии. Там устроили спектакль для студентов. Она играла роль Сент Джоан в пьесе Ванбру, если не ошибаюсь. Когда она стояла на сцене и произносила монолог о пожизненном заключении, я сидел в зале и плакал. Особенно после слов: «Неужели я никогда не буду свободной?» Невероятно, но я действительно плакал. И мой брат тоже, и даже на глазах отца появились слезы. Это было чудесно: наша Джунивер стояла на сцене, а зрители плакали, тронутые ее игрой.
В тот самый вечер мы с ним и познакомились. Я хорошо помню его первые слова.
«О, — сказал он тогда, — вы должны гордиться ею».
Я уже говорил, что нам не нравился ее выбор, но тогда мы действительно гордились Джунивер. Матери он понравился, но отец придерживался того же мнения, что и я. «Капризный тип, — заметил он. — Капризный и чудаковатый. Что она нашла в нем?»
Мы так и не поняли, почему она решила выйти за него замуж. По-моему, Джунивер чувствовала, что этот брак не продлится долго, хотя делала все возможное, чтобы сохранить его. Она привезла Пирса даже в наш дом в Уэльсе, но это ничего не дало. Джунивер всячески пыталась защитить его и не выносила, когда его ругали. Думаю, она действительно любила этого негодяя.
Их свадьба прошла хуже, чем мы ожидали, но Джунивер была на седьмом небе. Она все сделала сама — сшила себе свадебное платье, выбрала музыку, написала текст. Один из друзей Пирса, кажется, Дэвид Монтегю, прочитал поэму. Джунивер тоже читала стихи. Я помню лишь одну фразу: «Началась моя новая жизнь!» Я стоял рядом с ней, смотрел на ее красивое лицо и думал: почему она выбрала Пирса?
Как мы и предполагали, все кончилось трагично.
Сначала все шло хорошо, но потом он стал дико ревновать Джунивер и завидовать ее успеху. Честно говоря, они ссорились почти каждый день. Мы с ужасом наблюдали, как уходит от нее счастье. А потом она забеременела, и произошел окончательный разрыв. Не знаю, что у них случилось, но он ушел от нес. Говорили, что Джунивер очень хотела сохранить ребенка, но Пирс бросил се, и она его потеряла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100