Читать онлайн Жестокий роман Книга 1, автора - Винченци Пенни, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Винченци Пенни

Жестокий роман Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

1965-1966
— Боюсь, мне придется сделать некоторые кадровые перестановки, — сообщил Мик Димаггио.
Он произнес это так печально, что Флер испуганно посмотрела на него и почувствовала дурноту. Вот сейчас он объявит, что она уволена. Похоже, Найджел что-то сказал ему. А может, он узнал о том, что в тот августовский вечер она ушла пораньше с работы, чтобы попасть па концерт «Битлз»? Нет, скорее всего Пеппи доложила ему, что Флер взяла из ящика пять долларов. поскольку задержалась на работе и все банки были уже закрыты. Правда, она вернула их на следующее же утро, но они могли заподозрить ее в нечестности. Да, только это достаточно серьезная причина для увольнения. Черт возьми! Какая же она дура! Как она совершила такую глупость? А ведь она всегда считала, что Пеппи дружески расположена к ней. Флер молча смотрела на Мика, решив, что будет бороться до конца.
— Сузи уходит от нас, — продолжал тот. — Очень жаль, но она нашла какую-то никчемную работу в фирме «Бэйтс». Ей предложили должность руководителя группы. Для нас это серьезная потеря. — Он покачал головой и грустно взглянул на Флер. — Я должен срочно найти ей замену. Сперва я хотел отдать се место Хэнку Барру, но тогда придется искать младшего специалиста по рекламному тексту. Вот я и подумал, не захочешь ли ты составлять тексты для нашей рекламной продукции?
Мы очень довольны твоей работой, Флер, и считаем, что ты должна продвигаться по службе.
— Проклятие! — воскликнула Флер, но тут же сообразила, что ничего не сможет поделать.
— Боюсь, у тебя нет выбора. Флер, но уверен, что у тебя все получится.


Флер успешно прошла тестирование. Сначала она полагала, что это дело рук Найджела, который таким образом хотел откупиться от нее. Но вскоре поняла, что это не так. Для Мика предложить творческую работу человеку, которого он почти не знал, было все равно что Диору отказаться от шелка и перейти на кримплен.
Флер почти не встречалась с Найджелом в последние дни. Правда, через несколько недель после того, как Сирии застукала Флер в его квартире, Найджел. встретив ее в коридоре, осведомился о том, как она себя чувствует. Видимо, он поверил, что она беременна. Флер ответила ему, что чувствует она себя хорошо, но не стала вдаваться в подробности. Конечно, она была обижена, даже оскорблена, но утешалась тем, что все его подарки остались у нее. Этот случай убедил се в том, что мужчины — эгоистичные скоты, лишенные представления о чести, достоинстве. Безусловно, существуют редкие исключения: ее отец, Джо и, возможно, Мик.
Об остальных лучше забыть. Ей следует думать сейчас не о любви, а о карьере. К счастью, ее карьера продвигалась весьма успешно.


Первый небольшой рекламный текст Флер появился в одном из самых популярных женских журналов и не подвергся редакторской правке. У Флер было такое чувство, будто ее фотографиями обклеили весь Нью-Йорк.
Составленная Флер короткая фраза рекламировала новый препарат «Пре-П», облегчавший менструальный цикл. Флер знала, что он не из лучших, но ей было наплевать на это.
«Попробуйте „Пре-П“, — гласила ее надпись, — и вы тотчас же почувствуете заметное облегчение».
— Очень неплохо, Флер, — похвалил ее Мик, — мне нравится. А это и правда приносит заметное облегчение? — Его явно интересовали процессы, происходящие в женском организме. Он мог часами обсуждать проблемы менструального цикла, гормональных изменений, своеобразные проявления либидо и прочее. Казалось, это доставляет ему удовольствие.
— Ну.., в общем, да, конечно, — неуверенно ответила Флер. — Поэтому я и написала эту фразу.
— Ну что ж, хороший текст. Умница.
Через несколько недель ей поручили серьезную работу, назначив ассистентом составителя рекламных текстов для корпорации «Ти энд Джей Сторз», которая владела сетью продовольственных магазинов и желала укрепить свой имидж. Флер предстояло работать на эту корпорацию вместе со своим начальником Хэнком Барром. Тот уже подготовил и представил Мику три варианта рекламной стратегии, однако Мик все отклонил и предложил им найти что-нибудь поинтереснее. Хэнк впал в отчаяние. Он уже завалил два предыдущих проекта, и теперь его надежды на блестящую карьеру в фирме «Силк-Димаггио» рухнули бы, если бы он не придумал чего-то нового. Только так ему удалось бы воплотить в реальность свою давнюю мечту и открыть собственное рекламное агентство.
Флер нравился этот высокий и симпатичный парень, ибо он чем-то напоминал ей Джо. Однажды, войдя в его кабинет во время обеда, она увидела, что Хэнк сидит за столом, положив голову на руки. Зная, что он в трудном положении, Флер предложила ему поделиться с ней своими мыслями.
— Мик утверждает, что каждый рекламируемый товар имеет свое лицо, и это нужно выразить короткой, запоминающейся фразой. Я представил ему несколько вариантов, но они не понравились. Правда, он согласился принять один текст, но Найджел сказал, что он не имеет ничего общего с рекламной стратегией. И вот с тех пор я не могу придумать ничего путного.
Флер задумчиво посмотрела на него и вспомнила все, о чем часто говорил ей Найджел. Кажется, она поняла, что тот имеет в виду под словом «стратегия»: точную, емкую, немногословную и легко запоминающуюся рекламу, призванную убедить покупателя в правильности сделанного им выбора. Похоже, Хэнк не умел этого делать.
— Я нашла ее! — взволнованно воскликнула Флер, взглянув на Хэнка.
Хэнк удивленно уставился на нее:
— Что нашла?
— Стратегию, что же еще? А может, даже рекламную фразу для «Ти энд Джей».
— Серьезно? Это было бы весьма кстати. Мик терзал меня весь вчерашний вечер.
— Теперь он оставит тебя в покос. Послушай: «Этот магазин меньше, чем кажется на первый взгляд».
— Что? Флер, извини, но это бред.
— Значит, ты просто глух, — раздраженно парировала Флер. — Хэнк, вчера я полдня провела в одном из магазинов этой торговой фирмы, и это помогло мне найти правильное решение.
— Какое же? — все с тем же удивлением спросил Хэнк.
— Я разработала рекламную стратегию, полностью отражающую специфику небольшой торговой фирмы, магазины которой находятся в тихих районах на окраине города. Это очень старомодные магазины, и многие люди по старой привычке ходят именно туда. Это в стиле Нормана Рокуэлла, разве ты не чувствуешь?
Хэнк долго смотрел на Флер, мучительно обдумывая ее мысль. Затем он быстро схватил ручку и стал что-то писать.
— Флер, ты сделала для меня отличный подарок!
Свари, пожалуйста, кофе.
— Пустяки, не стоит благодарности, — гордо ответила Флер и вышла из кабинета.


Презентация была назначена на следующую неделю. Ждали прибытия четырех важных персон из компании «Ти энд Джей». Их встречали Мик Димаггио и Найджел Силк. Флер сидела в первом ряду вместе с Хэнком, дрожа от волнения. Почти весь вчерашний вечер она искала подходящую одежду, а ночью плохо спала.
В конце концов она решила надеть то, что подарил ей Найджел. Флер знала, что тот будет нервничать, увидев это на ней, но девушке очень хотелось позлить его. «Вот так я хоть чуть-чуть отомщу негодяю», — со злорадством подумала она.
Флер внимательно слушала речь Мика. Он всегда умел очаровывать клиентов.
— Каждый товар имеет свое лицо, — говорил он, — но ему так же нелегко дать определение, как и лицу человека. Каждый из нас хочет, чтобы его узнавали и замечали. Во всяком случае, я очень хочу этого.
Как будто у него нет своего лица, подумала Флер, не сводя глаз с Мика.
— К этому стремится и каждая компания, — продолжал он, — мечтая стать такой же известной, как «Швепс» или «Фольксваген». А знаете почему? Да, конечно, знаете, ничуть не сомневаюсь. Дело не только в том, что компания стремится получить большие прибыли, хотя и это неплохо. Но главное, она хочет, чтобы ее продукцию узнавали, а люди говорили: о да, я знаю эту фирму. У нес всегда самые лучшие и самые качественные товары. Это нормальное и вполне здоровое стремление, разве не так? Ведь приятно сознавать, что твой товар узнают на улице, о нем говорят по радио и показывают его по телевидению. Это дает удовлетворение, определяет судьбу, сулит бессмертие.
Смею надеяться, что ваши магазины обретут такое бессмертие с нашей помощью. Мы разработали для вас оригинальную концепцию успеха. Она, несомненно, пленит ваших покупателей и заставит их почаще заглядывать в ваши магазины. Взяв ее на вооружение, вы скоро забудете о том, что такое неизвестность и забвение. Ваши магазины перестанут быть анонимными, безликими, лишенными внутреннего и внешнего обаяния. Хэнк, я закончил свою часть и готов передать тебе слово.
Хэнк поднялся на подиум и с необыкновенно гордым видом ознакомил присутствующих с идеями и концепцией Флер, с се рекламным текстом. После небольших колебаний торговая фирма купила ее рекламу, а затем Хэнк повел всех в ресторан и напоил.
В тот вечер Флер допоздна сидела за своим рабочим столом, обиженная и уязвленная. Хэнк даже не упомянул ее имя, умолчал о ее помощи, не поблагодарил ее. Она не заметила, как в се комнату вошел Мик Димаггио. Обняв Флер, он попросил ее немедленно вытереть слезы.
— Я считаю, что Хэнк вел себя как мальчишка, — сказал Мик, стараясь утешить Флер. — Когда у него пройдет эйфория, я непременно скажу ему об этом.
Помни, что у него нет никаких талантов, а такие люди завистливы и жестоки. Боюсь, я напрасно взял его на работу. У тебя же есть талант, и к тому же ты умеешь работать с клиентами. Я жалею. Флер, что не сказал тебе об этом раньше. А теперь вытри глаза и внимательно послушай меня. Я хочу тебе кое-что предложить. Мне нужна девушка твоего возраста для работы с фирмой «Джулиана». Конечно, у нас большой штат, и я мог бы подобрать кого-нибудь другого, но ты хорошо разбираешься в молодежных проблемах. Я не предлагаю тебе заняться всей осенней кампанией, но работы у тебя будет предостаточно. Ну как?
Флер онемела от неожиданности.
— Я хочу, чтобы именно ты попробовала в этом свои силы, — сказал Мик, добродушно улыбаясь. — В следующий понедельник у нас состоится встреча с Джулианом Мореллом, и мы обсудим все детали рекламной кампании. Буду рад, если ты придешь, надев очаровательную короткую юбку, которая была на тебе сегодня.
Джулиан обожает красивых молодых девушек.
3'* * *
Впервые увидев Джулиана Морелла, Флер подумала, что никогда еще не встречала столь обаятельного и привлекательного мужчину. Он похож па родовитого англичанина, решила она. Он напоминал Найджела умом и уверенностью в себе, но в отличие от того был доброжелателен и дружелюбен. Когда Флер представили ему как новую сотрудницу группы, взявшейся работать на него, этот высокий, стройный темноволосый человек взял ее руку и сказал:
— Ничуть не сомневаюсь, что вы будете ценным и весьма полезным сотрудником. — Его глаза тепло и приветливо смотрели на нее.
Флер влюбилась в него с первого взгляда. Она даже позволила бы себе немного помечтать, если бы не слухи о его частной жизни. Джулиан развелся с первой женой, был в близких отношениях с непревзойденной Камиллой Норт, а сейчас увлекался красивыми моделями, часто появлявшимися в его рекламных роликах. Он был замечательным клиентом, одним из тех, кто, по словам Мика, встречается редко и появляется как подарок судьбы.


Работа по контракту с фирмой «Джулиана» отнимала большую часть времени Флер. Им постоянно присылали новые образцы продукции, чтобы они могли ознакомиться с ней и разработать стратегию рекламы. В процессе этой работы Флер познакомилась с Камиллой. Та не сразу понравилась ей, но вместе с тем Флер почувствовала к ней большое уважение.
Камилла, очень красивая, рыжеволосая, стройная, элегантная, холодная и сдержанная, всегда контролировала свои поступки. Самым главным ее достоинством был выдающийся талант.
— Камилла представляет для нас самую большую опасность, — сказал как-то Мик. — Она собирается скоро покинуть «Джулиану» и основать свое дело. Мы можем на этом много потерять.
— Не думаю, — усомнилась Флер. — Не станет же она заниматься рекламой, если посвятила себя производству косметики!
— Ты недооцениваешь ее, — возразил Мик. — Она начинала работать в «Джулиане» как дизайнер, оформляя внутреннее помещение его фирмы. А затем стала членом компании и ее творческим директором. С тех пор Камилла заинтересовалась рекламным бизнесом.
Опасаюсь, что она станет для нас весьма серьезным конкурентом, хотя и не могу осуждать ее за это.
— Но разве она работает у него не потому, что.., у них., личные отношения?
— Это не совсем так. Камилла чертовски умна и имеет большое влияние в этой компании. Она может в любой момент послать «Джулиану» ко всем чертям. Их отношения вряд ли можно назвать прочными, малышка, поверь мне. Но нам следует считаться с ней. А теперь скажи, что думаешь о цветах новой губной помады?


Большую часть времени Флер писала рекламные тексты для тех фирм, которые подписали с ними контракт. У нее все получалось хорошо, и она чувствовала, что совершенствуется с каждым днем. Флер стала увереннее в себе и держалась с достоинством.
— Я очень редко говорю это, дорогая, — признался однажды Мик, — но тебе скажу откровенно: у тебя талант к этому делу, какой-то огонек, необходимый для такой профессии.
— Ты также редко говоришь и о повышении зарплаты, Мик.
Мик рассмеялся и сказал, что она права. Он старается пореже обсуждать это с сотрудниками, но для нее готов сделать исключение. Две недели спустя Флер стала получать, гораздо больше прежнего и начала подумывать о том, чтобы снять квартиру. Ей хотелось независимости, а к тому же она очень устала жить с тетей Кейт.


После долгих поисков Флер нашла квартиру, точнее, большую комнату в верхней части Вест-Сайда. К комнате примыкали крошечная ванная и кухня, где едва могли находиться два человека. Здесь не было ни отопления, ни кондиционера. Зимой в таких квартирах очень холодно, а летом — невыносимо жарко.
Но вес же теперь у Флер появился собственный дом, где она могла делать все что хотела. И даже цветные соседи с постоянно орущими детьми не портили ей настроения.
Флер очень быстро подружилась с владельцами дома Стейнбергами, и они уже не раз приглашали ее на ужин, радуясь, что у них поселилась такая очаровательная белая девушка. Муж хозяйки, профессиональный саксофонист и чрезвычайно веселый человек, довольно часто играл на своем инструменте, но Флер это не беспокоило. Она была безмерно счастлива, обретя наконец свой дом.
— Можно мне прийти на твою вечеринку с братом? — спросила Пеппи, когда Флер объявила о том, что в следующее воскресенье хочет отпраздновать новоселье. — Он недавно пережил любовную неудачу, и мне бы хотелось, чтобы ты немного утешила его.
— Пожалуйста, — сказал Флер. — Правда, моя квартира несколько тесновата, но я буду рада, если он придет вместе с тобой. Никогда не знала, что у тебя есть брат, Пеппи. Как его зовут?
— О, у него очень редкое имя — Рубен.
— Ничего, приводи его с собой. — Флер улыбнулась.
— Но учти, — осторожно заметила Пеппи, — , что он не очень общителен.
— Ну и прекрасно, — отозвалась Флер. — Я не слишком люблю болтливых людей. — Она вдруг вспомнила всегда сдержанного Джо.


Флер пригласила слишком много гостей — двадцать два человека, но, несмотря на это, вечеринка удалась на славу. Было весело и шумно. Пришел даже Сол Стейнберг с саксофоном и развлекал гостей джазовыми мелодиями.
— Живая музыка всегда прекрасна, — заметила Пеппи, любительница джазовых импровизаций.
Солу так польстило внимание гостей, что он пригласил всех к себе на чашку кофе. Спустившись вниз, они расселись вокруг огромного стола. Флер неожиданно оказалась рядом с Рубеном Блейком, которому до этого успела сказать лишь несколько слов. Он оказался очень привлекательным молодым человеком. Едва взглянув на него, Флер поняла, что он поможет ей решить ее сексуальную проблему.
Он был высоким, стройным, длинноногим и русоволосым. Из-за веснушек Рубен казался моложе своих лет.
— Чем ты занимаешься? — спросила его Флер.
Он сказал, что работает дизайнером в компании «Блумингдейл» и что эта работа ему ужасно не нравится.
— Почему? — удивилась Флер. Выяснилось, что он и сам этого не знает. Весь остаток вечера Рубен молчал и ушел с сестрой в полночь, грустно улыбнувшись, но при этом сказав, что ему было здесь очень приятно.


— По-моему; я не понравилась твоему брату, — , сказала Флер Пеппи в понедельник утром.
— Да что ты, — возразила та. — Ему было очень приятно побеседовать с тобой.
— Но он же совсем не говорил со мной! — удивилась Флер. — За весь вечер он произнес не более нескольких слов.
— Флер, — заметила Пеппи, — несколько слов — это много для Рубена.
— Даже когда у него ист депрессии?
— Да, и это его главная проблема. Сегодня, например, он чувствует себя совсем плохо, его девушка окончательно порвала с ним, и он лежит на диване, уставившись в потолок. Рубен слишком эмоционален.
— Это не так уж плохо, — заметила Флер, подумав, что эмоциональность отнюдь не вредит в постели.
— Это Флер?
— Да.
— А-а-а…
Последовало молчание. Подождав, Флер сказала:
— Я слушаю.
Молчание. Она уже хотела положить трубку, когда на другом конце провода послышался голос:
— Это Рубен Блейк.
Снова молчание. Флер держала трубку и улыбалась.
— Да, Рубен? — проговорила она наконец, — У меня есть два билета на художественную выставку в Виллиджс, — пробормотал он.
— Великолепно — Флер решила, что больше не будет облегчать ему задачу.
— Ты не хотела бы пойти со мной? — спросил он после очередной паузы.
— С удовольствием, — ответила Флер, испытывая непреодолимое желание расхохотаться. — Да, Рубен, я пойду.


Они встретились на небольшой площади Рубен опоздал на десять минут. Его волосы были взъерошены, а взгляд рассеянно блуждал. Только сейчас Флер поняла, что он понравился ей, потому что напоминал Джо.
Правда, сходство было только внешним, ибо Джо отличался веселостью и общительностью, а Рубен едва ронял слова. Он даже не удосужился поздороваться с Флер, а только молча кивнул и чуть улыбнулся, указав на небольшую галерею поблизости.
Это была выставка примитивистов начала века. Флер бродила по залам, наслаждаясь непосредственностью художников. Рубен тем временем обошел все залы и неожиданно появился возле нее.
— Нравится? — спросил он.
— Да, замечательно! — восхищенно ответила Флер. — В отличие от современных художников они умеют передать радость жизни.
— Ты права, — согласился Рубен и снова исчез.
Посмотрев все. Флер увидела, что Рубен стоит на улице и любуется закатом. Выйдя из галереи, она направилась к нему.
— Что теперь будем делать?
— Думаю, ты проголодалась, — сказал он, стараясь не смотреть на нее.
— Не буду отрицать.
— Ты любишь пиццу?
— Очень.
Он зашли в пиццерию и заказали две порции. Пока они ели, Флер надеялась, что Рубен скажет ей то, на что она рассчитывала, но он молчал, глядя в окно.
— Я провожу тебя домой, — проговорил он, когда они покончили с пиццей.
— В этом нет необходимости, — возразила Флер, но Рубен настоял на своем. Когда они подошли к ее дому, уже стемнело. До них донеслись звуки саксофона и крики детей.
— Какое приятное место, — заметил Он и добавил:
— Ну ладно, спокойной ночи. — Не успела она и слова вымолвить, как Рубен ушел.
Флер долго не могла заснуть, расстроенная таким поворотом событий.
На следующее утро Пеппи долго убеждала ее, что Рубен всегда так себя ведет. Но это мало утешало Флер.
Она никак не могла сосредоточиться на своих обязанностях. Вскоре зазвонил телефон.
— Мисс Фитцпатрик, это из галереи. Для вас куплена картина, и мы хотим отправить ее вам.
Флер ответила, что, вероятно, это недоразумение.
— Нет, нет, — сказали ей. — За картину уже заплатили и указали ваш служебный телефон. Картина называется «Прерия».
Флер рассказала об этом Пеппи. Вскоре снова раздался звонок. На этот раз она услышала голос Рубена.
Он поблагодарил ее за вчерашний вечер, заметив, что не встречал девушку, с которой так легко говорить. Это поразило Флер. Затем Рубен смущенно спросил, не могут ли они встретиться сегодня.
Флер охотно согласилась.


Это что-то похожее на любовь, часто думала Флер, анализируя их отношения. И конечно же, секс и стремление к близости. Нередко они сидели вечерами, молча глядели друг на друга и так желали близости, что едва сдерживались. Рубен поцеловал ее только во время третьего свидания, когда они посмотрели фильм «Доктор Живаго». Потом они пошли ужинать в «Маленькую Италию», и вот там-то Рубен поразил ее своей неожиданной откровенностью.
— Джулия Кристи прекрасна, — сказал Рубен об исполнительнице главной роли.
— Омар Шариф тоже, — заметила Флер.
Рубен улыбнулся и, помолчав, тихо сказал:
— Ты тоже очень красивая.
После этого он уставился в тарелку. Флер изумилась.
Рубен проводил ее домой и, как всегда, всю дорогу молчал. Когда они подошли к ее дому, он вдруг посмотрел на Флер.
— Я сказал, что ты очень красивая, вполне серьезно. — Потом быстро наклонился к ней и поцеловал. С такой страстью Флер никогда еще не целовали.
Она благодарно взглянула ему в глаза.
— Спасибо за картину. Я просто не знаю, как благодарить тебя.
Он пробормотал, что это сущий пустяк и это не стоило ему никакого труда.
— Ну что ж, — сказал он наконец, — мне нужно идти. — И ушел, не оглядываясь.
Флер чуть не плакала от досады. Ей так хотелось, чтобы он остался с ней, но она понимала, что Рубен еще не готов к этому.


На работе у Флер все шло хорошо. Ей поручили написать тексты к продукции компании «Джулианы».
Это было не Бог весть что, но вес же ответственное задание Флер пришлось даже попросить Джулиана позволить ей поработать за прилавком его парфюмерного магазина. Ей хотелось узнать, что больше всего интересует женщин, посещающих магазин. Он был очень доволен таким подходом к выполнению заказа и направил Флер в самый дорогой магазин. Постояв пару дней за прилавком, она без особого труда поняла, что нужно покупательницам, весьма богатым дамам, искушенным в косметике. Флер догадалась, что они любят лесть. Их следовало убедить в том, что они прекрасно выглядят, а косметика этой фирмы нужна им лишь для того, чтобы подчеркнуть их красоту. Флер постаралась сформулировать эту мысль почти в каждой рекламной фразе: «Эти тени подчеркивают природную красоту ваших глаз», «Этот крем делает вашу прекрасную кожу еще прекраснее».
Джулиан остался очень доволен этим. Это простая и мудрая мысль, говорил он Мику, предлагая развернуть на этой основе рекламную кампанию.
Э — Конечно, — согласился тот, — почему бы и нет?
Белла, дорогая, что ты думаешь об этом?
Белла Бьюкенен, творческий директор этой программы, не выносила Флер, которая никак не могла понять природы такой враждебности.
— Ну что ж, — ответила та, — думаю, это будет великолепно. — Белла обворожительно улыбнулась Джулиану. — Ведь это я предложила Флер использовать эту концепцию, когда она рассказывала мне о своей работе за прилавком. Очень рада, что вам это поправилось.
— Вы… — начала было Флер, но осеклась и замолчала. — Да, да, конечно же, вы.
В тот же вечер в кабинет Флер зашел Мик.
— Твои рекламные тексты выше всяких похвал. Разве Белла подсказала тебе концепцию?
— А ты как думаешь?
— Молодец, Флер. У меня нет никаких сомнений на этот счет. — ответил он и направился в свой офис.
Через пять минут во всех офисах агентства послышалась музыка Стравинского. Это означало, что босс работает над новой идеей по проведению рекламной кампании.


— Пеппи, как ты думаешь, почему Белла так ненавидит меня? — спросила Флер, разбирая транспаранты после окончания презентации.
— Зависть, милая моя. По-моему, самая обыкновенная зависть — Пеппи тревожно поглядывала на Флер — А еще отсутствие профессионализма.
— Не поняла.
— Флер, незадолго до тебя она была любовницей Найджела. И вот сейчас она видит твои успехи и не может избавиться от зависти.
— Я не понимаю, что ты хочешь этим сказать.
— Понимаешь, Флер, понимаешь.
— О Господи! — воскликнула Флер. — Теперь понимаю. Послушай, а кто еще знает об этом?
— Не все, — усмехнулась Пеппи. — Думаю, наша уборщица об этом понятия не имеет.
— Черт возьми! — воскликнула Флер.
— Не волнуйся, я пошутила. Надеюсь, об этом осведомлены немногие. Но я знаю все обо всех. Полагаю, догадывается и Мик. Вообще Найджел очень скрытный и не будет болтать почем зря. Но эго не так уж важно, Флер. Конечно, для тебя это была серьезная проблема, но ты прекрасно с ней справилась. А Белла наверняка что-то знает. Ее связь с Найджелом продолжалась очень долго. Мы с Миком даже считали, что дело дойдет до развода, но этого не случилось. Понимаешь, Сирии очень властная женщина, крепко держит мужа в руках и не намерена отпускать его на свободу. К тому же, по-моему, они близки и любят друг друга.
— Удивительно.
— Так или иначе, но после тебя у Найджела никого не было. Это о чем-то говорит. Он уже почти целый год ни с кем не встречается. Можешь быть довольна.
— Нечем, — с горечью сказала Флер.
— А ты бы оставила жену на месте Найджела?
— Возможно. — Флер рассмеялась. — Мне хотелось бы знать столько же, сколько ты. Нужно почаще говорить с людьми.
— Лучше уж тебе ограничиться своими обязанностями. Не ввязывайся в пустые разговоры. Поняла теперь, почему Белла ненавидит тебя? К тому же ты гораздо моложе, красивее, а главное, у тебя талант.
— Уверена, что ты говоришь это всем девушкам. — Флер рассмеялась.


Вскоре Флер почувствовала, что соскучилась по Рубену.
— Он всегда такой медлительный и тяжелый на подъем? — спросила она однажды Пеппи.
— Иногда, — кратко ответила та, давая понять, что не хочет продолжать разговор. Порой Флер казалось, что Пеппи так же молчалива, как и се брат.
Неожиданное обстоятельство подтолкнуло их друг к другу. Как-то вечером Флер и Рубен возвращались домой на метро, и Флер увидела в газете, что умер знаменитый актер Голливуда Бэстер Китон.
— Боже! — воскликнула девушка. — Он мне так нравился. Думаю, и тебе тоже.
— Никогда не видел его, — заметил Рубен.
— О, Рубен, отец когда-то часто водил меня в кино, чтобы я посмотрела на этого прекрасного актера.
— Ты все еще тоскуешь об отце? — спросил он и. задумчиво посмотрел на нее.
— Конечно, тоскую. Но когда-нибудь… — Флер замолчала, решив не развивать эту тему.
— Что?
— Ничего, — ответила она и отодвинулась от него.
Флер уже рассказала ему, что отец был актером и умер в Голливуде. Ей казалось, что этого вполне достаточно для малознакомого человека. Для Флер это была настолько болезненная тема, что она никогда не обсуждала ее с посторонними. К тому же ей не хотелось ворошить прошлое. Последнее время Флер занималась любимым делом, встречалась с Рубеном и отказалась от своих амбиций, решив, что всему свое время. Ее время пока еще не пришло. Став богатой и влиятельной, она непременно вернется к трагедии своего отца, а сейчас незачем отравлять себе жизнь, — О'кей, — сказал Рубен, — так почему же мне должен нравиться Бэстер Китон?
— Он тоже был молчуном, — улыбнувшись, ответила Флер и вдруг добавила:
— Джо он тоже очень нравился. — Только сказав это, она поняла, что зря упомянула о Джо. Он не имел к ним никакого отношения.
— А кто такой этот Джо?
— Да так, давний знакомый.
— И это все?
— Все, — ответила Флер и склонилась над газетой, не замечая странного выражения лица Рубена.
Когда они приехали домой, он, как всегда, сказал «спокойной ночи» и молча удалился.
— Рубен! — крикнула она ему вслед. — Что случилось?
— Ничего. — Он даже не оглянулся.
Флер побежала за ним.
— Рубен, что я такого сказала?
— Мне совершенно ясно, что у тебя кто-то есть. Я не хочу делить тебя ни с кем. — Такой длинной фразы она от него еще не слышала.
— О, Рубен, это совсем не то, что ты думаешь. — Флер тронула его плечо. — Не уходи, у меня с ним никогда ничего не было, правда. Я хочу, чтобы ты остался.
Он посмотрел ей в глаза. Его лицо выражало боль и страсть. У Флер перехватило дыхание.
— О Господи! — простонал он и схватил ее за руку.
Они побежали к дому, вошли в квартиру и крепко обнялись. Его рука скользнула под ее свитер и стала нежно гладить грудь и спину. Флер потащила его к кровати.
— Черт возьми, ты безумно красива! — воскликнул он, судорожно расстегивая джинсы.
Справившись с ними, он повалился на кровать, увлекая Флер за собой и осыпая ее горячими поцелуями.
Она стонала то и дело, шепча:
— Подожди, подожди.
Через секунду ей удалось снять свитер, юбку и трусики. Рубен опустился на колени, раздвинул ее ноги и начал целовать, нежно дотрагиваясь языком до самого чувствительного места. Его ласки так возбуждали Флер, что она почувствовала приближение оргазма.
— Я хочу тебя, пожалуйста, скорее! — шептала она, изнемогая от страсти.
Рубен вошел в нее. Его движения доставляли ей наслаждение.
— Посмотри на меня, — быстро сказал он, — открой глаза.
Она молча подчинилась и почувствовала близость момента, когда хочется забыть обо всем, кроме любви и нежности.
— Господи, как ты прекрасна! — бормотал он, все глубже погружаясь в нее.
Еще мгновение — и они застыли в порыве экстаза.
Потом они долго лежали молча и обнимали друг друга. Флер положила голову ему на плечо, а Рубен целовал ее волосы и нежно поглаживал грудь.
— Ты не любишь разговаривать или не считаешь нужным это делать? — спросила она с любопытством.
— Нет, у меня есть потребность в этом, — ответил Рубен, потупившись, — но я просто не нахожу нужных слов. Мне нравится, что ты не заставляешь меня говорить.
— Тебе это только кажется.
— Все девушки задавали мне много вопросов, и это очень нервировало меня.
— А ты легко выходишь из себя, Рубен?
— Да, — признался он и с тревогой посмотрел в глаза Флер. — А теперь расскажи мне все. Кто такой Джо?
— Не хочу, — упрямо повторила Флер. — Он мой старый друг. Это очень сложный вопрос, но совсем не связанный с тем, о чем ты подумал. Ты не обидишься, если я не отвечу?
— Нет. Я не терплю только одно — ложь. Я ненавижу ложь и злобу.
Флер задумчиво посмотрела на него. Если их отношения станут еще более близкими, подумала она, ей придется рассказать ему всю правду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни


Комментарии к роману "Жестокий роман Книга 1 - Винченци Пенни" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100