Читать онлайн Только поцелуй, автора - Вилан Сибилла, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только поцелуй - Вилан Сибилла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только поцелуй - Вилан Сибилла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только поцелуй - Вилан Сибилла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вилан Сибилла

Только поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

К тому моменту, когда Стефани вернулась вечером домой, Том Эпплтон уже успел побывать у нее и уйти. Панорамное окно было восстановлено во всей своей красе. Вид на озеро, открывающийся из него, был столь же мирным и успокаивающим. Стефани сняла костюм и надела шорты и майку. Захватив горсть корма для рыбок, она босиком спустилась к воде, как делала каждый вечер.
Пока она дошла по длинным мосткам до конца, вода уже кипела серебряными всплесками. Особенно голодные и нетерпеливые рыбки выпрыгивали высоко в воздух. Стефани бросила корм и уселась наблюдать. Гранулы продержались на поверхности всего несколько секунд, а затем исчезли в голодных пастях.
Расставшись с Мартином, она по пути домой заехала в церковь и поговорила с отцом. Он не мог уделить ей много времени, но все же посидел с ней, ведя себя так же ласково и заботливо, как обычно.
— Ты не сердишься? — спросила Стефани.
— Нет, милая. Мы с твоей мамой всегда гордились тобой — ты же знаешь.
— За исключением того случая с новым «фордом».
Отец улыбнулся.
— Ну разве что, — признал он.
— Я думала, эта передача поставит тебя в неловкое положение.
Он прищурил карие глаза.
— В неловкое положение?
— Ну, знаешь… в школе и в церкви. Отец покачал головой.
— Возможно, трудности и возникнут, но, если кто-нибудь что-то скажет, я просто напомню о необходимости сексуального просвещения. Ты знаешь, что в этом году в старших классах забеременели четыре девочки? Четыре! Когда ты заканчивала школу, такое случилось лишь единожды… за пять лет. Нашей молодежи нужно больше знать о сексе, и если твоя передача сможет с этим справиться, то ты сделаешь хорошее дело.
Стефани почувствовала укол вины. По словам отца, выходило, что она прямо-таки источник знаний.
— Папа… знаешь, эта передача не совсем просветительская…
В свете, льющемся из окна кабинета, ей почудилось, что в глазах отца мелькнуло озорство, но Стефани не была в этом уверена.
— Люди звонят тебе и задают вопросы, верно?
— Ну да… Однако…
— И они нуждаются в такой информации? Ее не очень-то легко получить в другом месте?
— Может быть, но…
— В таком случае она просветительская, Стефани. Она просвещает людей и помогает им. Если Джек Райан не знает, где найти презервативы с колечками из шкуры африканского животного, поверь мне, ты поможешь обществу, указав ему верное направление.
Стефани не смогла с собой справиться и захихикала. Отец присоединился к ней, и вскоре они уже громко смеялись — слишком громко для места, в котором находились.
Успокоившись, Стефани вытерла выступившие на глазах слезы и посмотрела на отца.
— Я думала…
— Я знаю, что ты думала, милая, но ты ошибалась. Мы с твоей мамой взрослые люди. — Он весело подмигнул дочери. — И мы кое-что знаем о сексе.
— Я не то хотела сказать… Твоя работа… Твое положение…
Он опустил глаза и положил руки на стол. В течение минуты оба смотрели на эти руки — бледные, усыпанные веснушками. Когда отец заговорил, в его голосе звучало сожаление.
— Наш город полон добрых и сильных людей, Стефани, но должен тебе сказать, что это не тот Стонвилл, который я знал, когда был моложе. Ограниченность местных жителей, которую я стал замечать в последнее время, тревожит меня.
Второй раз за сегодняшний день у Стефани отвисла челюсть. Она ни разу не слышала, чтобы отец критиковал кого-то или что-то в Стонвилле. Чуть позже Стефани поняла и еще одну вещь: она уже давно с ним так не говорила.
Мгновение спустя распахнулась дверь и на пороге появился крошечный рыжеволосый мальчик.
— Время Истории! — выкрикнул он. — Мы хотим услышать о Моисее и о десяти апостолах.
Отец встал, затем бросил растерянный взгляд на Стефани и пожал плечами.
— Новая версия, я полагаю.
Вспомнив все это теперь, Стефани усмехнулась. Глядя на озеро, она подумала о завтрашней встрече с Дженетт. Она знала, что ответит «да». Передача будет выходить. Ничто этому не мешает… Если, конечно, не принимать в расчет брошенного в окно камня.
Но Стефани его в расчет не принимала.
Она уже собиралась лечь в постель, когда зазвонил телефон. Стефани вздрогнула: звонок напугал ее и вызвал сильное сердцебиение. Может быть, тот камень произвел на нее большее впечатление, чем она соглашалась признать?
Сердечный голос Мэрион Смайли заглушил ее робкое «алло».
— Стефани! Это Мэрион! Как поживаешь? Мэрион была владелицей местного косметического салона, и каждое произнесенное ею предложение заканчивалось восклицательным знаком. Когда она переехала с Фрэнком в Стонвилл из Мемфиса, ей пришлось заново овладевать парикмахерским искусством. В Теннесси женщина не считается причесанной, если ее волосы не возвышаются над головой по крайней мере на шесть дюймов и не обрызганы лаком до неестественных блеска и жесткости. Надо отдать должное Мэрион, она быстро научилась — как следует начесать, как следует опрыскать лаком… и вволю посплетничать.
— У меня все хорошо, Мэрион. — Стефани постаралась придать голосу небрежность, но биение сердца не замедлилось. Наоборот, оно забилось еще быстрее. Может быть, Мэрион звонит, чтобы пригласить на барбекю? Совсем по-детски Стефани скрестила за спиной пальцы. — А как ты?
— Великолепно! У нас намечается вечеринка! Мы хотим представить всем друга Фрэнка. Фу ты, это же Мартин!.. Я совсем забыла, что вы с ним уже познакомились прошлой ночью. Это будет сюрприз! Он ничего не знает, но в субботу днем мы все нагрянем к нему в рыбачий домик! Классно, правда! Приходи с картофельным салатом и содовой! Хорошо? До встречи! Целую!
Стефани медленно положила трубку, и ее лицо расплылось в улыбке. Вот все и разъяснилось, подумала она. Мартин даже не знает о барбекю…
— Пять… четыре… три… два… Ты в эфире! — сообщила Саманта запертой в звуконепроницаемой студии подруге.
У Стефани так пересохло во рту, что она не смогла бы плюнуть, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Но каким-то образом ей все же удалось выдавить из себя слова:
— Добрый день, Стонвилл. Это Стефани Митчелл и передача «Добавьте остренького». Мы ждем ваших вопросов. Линии готовы принимать ваши звонки.
Во время встречи с Дженетт, которую вовсе не удивила капитуляция Стефани, они решили направлять вопросы в определенное русло, выбирая для каждого дня свою тему. Директору радиостанции понравилось также, что Антония Митчелл окрестила эту передачу просветительской.
— Возможно, это оградит нас от особо одиозных случаев, — заметила Дженетт.
— Сегодняшняя тема — секс и нетрадиционные ориентации. — Стефани глубоко втянула в себя воздух. — Какие мысли по этому поводу, уважаемые слушатели…
Она еще не закончила говорить, а Саманта уже подняла указательный палец, что означало звонок на первой линии. Уже! Подруга вскинула еще три пальца. И на третьей линии тоже! Стефани очень захотелось забраться под стол, но она нажала на первую кнопку и произнесла:
— Здравствуйте. Что вы хотели сказать нам, слушатель?
— Что это еще за дела с темами? — раздался брюзгливый мужской голос. — У меня есть вопрос, и он не имеет никакого отношения ко всяким там ориентациям.
— Хорошо, пусть так. — Сердце Стефани гулко стучало. — Какой у вас вопрос?
— Хотелось бы знать, сколько раз в неделю считается нормальным?
— Сколько раз — что?
— А как вы, черт возьми, думаете? Это ведь передача о трахе, разве нет? Сколько раз в неделю два человека должны заниматься сексом?
— Я… я не думаю, что существуют какие-то твердые правила на сей счет, сэр. Партнеры сами должны решить, что удобнее им обоим.
— Блин! Ну и ответ! Сколько раз в неделю этим занимаетесь вы?
Саманта за стеклом согнулась пополам от смеха. Выпрямившись, она показала сложенные кружочком большой и указательный пальцы.
Стефани тоже показала ей палец, только другой, — Саманта должна отслеживать звонки, — а потом вернулась к своим обязанностям.
— Думаю, в среднем по стране это шесть раз в месяц, сэр. То есть около полутора раз в неделю.
— Как, интересно, вы представляете себе половину секса?
— Это в переносном смысле, — с безнадежностью в голосе произнесла Стефани. — Средняя цифра!
— Тогда ладно. По-моему, годится! — Он так швырнул телефонную трубку, что в ухе у Стефани зазвенело.
Она посмотрела на стекло, за которым была видна лишь рука Саманты с двумя поднятыми пальцами. Стефани нажала вторую кнопку.
— Здравствуйте, слушатель. Это передача «Добавьте остренького». Ваш вопрос?
— Я в эфире?
— Да, в эфире.
— Видите ли… Мне нравится быть сверху, и моему мужу — тоже. У нас возникают ужасные ссоры по этому поводу. Что вы могли бы посоветовать?
Люди с нетрадиционной ориентацией, ау, где вы? Стефани спрашивала себя, слушает ли мать передачу. И по-прежнему ли считает ее просветительской?
— Может быть, вам попробовать другую позицию? — предложила она. — В которой вы оба будете как бы сверху?
— Оба… сверху? Ч-что вы имеете в виду?
— На боку, лицом друг к другу. Так никто из вас не будет чувствовать себя обиженным. Как думаете, подойдет?
— О! Звучит интересно.
— Что ж, я рада, что смогла помочь. А это поможет вам еще больше… Послушаем рекламу нашего нового спонсора — магазина «Тайные желания». Приезжайте туда, и вам помогут выбрать белье, которое способно творить чудеса…
И Стефани, с облегчением откинувшись на спинку кресла, сделала знак Саманте, которая наконец появилась за стеклом целиком, чтобы та включила музыку. Однако передышка перед следующим раундом была недолгой. Новые вопросы посыпались один за другим, и конца им, казалось, не будет. Час, отведенный на передачу, истекал, а телефоны продолжали надрываться. Измученная и опустошенная Стефани наугад нажала кнопку в последний раз.
— Здравствуйте, слушатель. Вы в эфире. Ваш вопрос?
Голос был робкий, смущенный. Наверное, подросток, предположила Стефани, хотя непонятно, мальчик это или девочка.
— Он касается вашей темы, — промямлил слушатель. — Ну, той, про нетрадиционную ориентацию.
— Да, продолжайте.
— Мне просто хотелось узнать… ну, как определить, хочешь ты кого-то или нет.
— Некоторые полагают, что дело не в желаниях. Сексуальная ориентация — а именно о ней мы сейчас говорим — врожденное свойство, считают они. Знаете, как, например, синие глаза и черные волосы. Твердый подбородок и широкие плечи. — Как только слова слетели с губ, Стефани сообразила, что описывает стоящего у нее перед глазами Мартина. Она тряхнула головой и продолжила:
— Некоторые полагают, что человека естественным образом влечет к представителю того или иного пола и с этим ничего не поделаешь. Вы встречаете кого-то, влюбляетесь в него — и его пол не имеет никакого значения.
— А это можно изменить? Я хочу сказать — избавиться от такого влечения?
— Одни считают, что можно, — осторожно ответила Стефани. — Другие придерживаются противоположного мнения. Ваш вопрос касается собственной самоидентификации?
— Нет! Не-ет. Совсем нет. Я… я-то знаю, что мне нравится. Просто… у меня есть друг. Я хочу узнать для него… хмм… для нее.
Сердце Стефани наполнилось сочувствием. Бедный ребенок совсем запутался и был отчаянно смущен.
— Понимаю. Важно сказать вашему другу, что потребуется некоторое время, чтобы во всем этом разобраться. Вашему другу сейчас нелегко, но в молодости все дается с трудом. Став старше, мы начинаем лучше понимать жизнь.
— Да, верно. — В голосе звонившего звучало облегчение. — Ух, спасибо вам большое. В этом и правда что-то есть. Я хочу сказать, спешить-то некуда, так? У меня вся жизнь впереди… у него… то есть у нее… чтобы решить. Спасибо.
Саманта включила музыкальную заставку. Стефани с усталым вздохом встала и распрямила плечи. Дверь в студию открылась, ила пороге появилась Дженетт.
— Отличная передача! Стефани прогнула спину.
— Ты думаешь?
— Я знаю! — От Дженетт слов одобрения обычно было не дождаться, и Стефани не верила собственным ушам. Начальница подняла вверх большой палец. — Великолепно!
Субботнее утро выдалось жарким, а день обещал быть еще жарче. Мартин надел шорты и бейсболку и отправился к озеру. Пришло время всерьез порыбачить.
Загрузив в ветхую плоскодонку Фрэнка битком набитую сумку-холодильник и большой пластмассовый садок, он забрался в нее сам и поплыл к середине озера. Пять минут спустя в одной его руке уже была удочка, а в другой — бутылка «Бадвайзера». Он откинулся на спинку сиденья и испустил удовлетворенный вздох. Лучшего просто не может быть.
Стоило ему закрыть глаза, как образ Стефани Митчелл тут же завладел его мыслями. Стефани, стоящей у его джипа и мягким взглядом больших карих глаз словно бы проникающей в самую душу. Мартин тряхнул головой. Господи, она красивая женщина! А этот голос!
Вчера днем он прослушал «Добавьте остренького» от начала до конца — как, несомненно, и все жители Стонвилла, — и хрипловатый чувственный голос снова заставил его думать о вещах, о которых не стоило бы. Например, о ее белье. Соответствует ли оно голосу или ее внешнему виду? Оно простое и целомудренное или же кружевное и прозрачное? Из дешевого супермаркета или из «Тайных желаний»?
Он отдался на волю фантазиям и очнулся только два часа спустя — после бесконечно повторяющегося сна об одном и том же. Потный, обгоревший на солнце и безмерно возбужденный, он мог привести себя в норму только одним способом. Мартин встал, стянул шорты и прыгнул в озеро. От холодной воды у него захватило дух и пропали все улики, свидетельствовавшие о грешных мыслях о Стефани.
Минут пятнадцать он плавал вокруг лодки, затем опять забрался в нее и направил к домику. Слабенький мотор стрекотал не громче швейной машинки. Через несколько минут Мартин подплыл к причалу, выскочил из лодки, прихватив одежду и садок, и стал подниматься по склону к лачуге.
Голоса он услышал слишком поздно, чтобы успеть что-либо предпринять.
Мэрион Смайли заметила его первой.
— Эй, Мартин!.. Ух ты! Ты ловил рыбу или что? — Словно пытаясь сгладить неловкость, она заговорила снова и с опозданием объяснила, почему за ее спиной стоят не меньше пятидесяти незнакомцев, которые с удивлением пялятся на него. — Мы… устраиваем вечеринку в твою честь! Чтобы познакомить тебя со всеми! Наверняка они захотят узнать, все ли у тебя в порядке, а? — Она разразилась смехом.
Мартин слабо улыбнулся, жалея, что в руках у него, кроме потрепанных шортов и пластикового садка, ничего нет. Слава Богу, что он купил самый большой.
— Привет, Мэрион, — сказал он со всем достоинством, на которое был способен в данной ситуации. — Я не готовился к вечеринке, иначе оделся бы поприличнее.
Откуда-то из толпы вынырнул Фрэнк и присоединился к Мэрион. У него в руках были две бутылки. Одну он протянул Мартину, и на лице его тут же появилось выражение насмешливого сожаления.
— Я принес тебе пиво. Но поскольку руки у тебя заняты, то с этим, наверное, следует подождать, а?
Мартин заскрежетал зубами.
— Если хочешь помочь мне, приятель, принеси полотенце или что-нибудь в этом роде.
Проигнорировав слова Мартина, Фрэнк опустил взгляд, а потом снова поднял его.
— Ты всегда рыбачишь голяком? А как комары? Не досаждают?
— Было жарко. Я искупался. Хотел вернуться в дом, принять душ, а потом одеться. Как уже сказал… я не готовился к вечеринке.
Краем глаза Мартин заметил какое-то движение, а когда увидел, кто это, застонал. Стефани Митчелл. Великолепно! Просто великолепно! На ней были белые шорты и обтягивающая майка без рукавов, вокруг талии она обвязала легкую рубашку. Ее ноги казались бесконечными. Она изо всех сил старалась не улыбнуться, но, подойдя к Мэрион и Фрэнку, не смогла больше сдерживаться и рассмеялась. Ее глаза искрились, а смех был таким же глубоким и чувственным, как голос.
— Здравствуйте, Мартин! У нас на сегодня здесь намечено барбекю. Наверное, Мэрион забыла вас предупредить, да?
При виде этой заразительно-веселой улыбки и при звуке волнующего голоса Мартин ничего не смог с собой поделать и улыбнулся тоже.
— Нет, ну что вы! Конечно же я знал. Мы в Мемфисе одеваемся на барбекю только так. Разве вам это неизвестно?
Их взгляды встретились. Глаза Стефани по-прежнему смеялись, но выражение их неуловимо изменилось.
— Нет, эта мода почему-то прошла мимо меня, — протянула она. — Однако мысль интересная. Ну а что, если вы капнете соусом куда не следует?
— Ну, это зависит от…
Вот теперь ее глаза определенно сияли. Мартин в этом не сомневался.
— От чего?
— От того, куда упадет капля и насколько хорошим другом окажется человек, сидящий рядом с тобой.
Прежде чем Стефани успела ответить, подошла Мэрион и протянула Мартину большое махровое полотенце. Разговаривая со Стефани, он даже не заметил, что она уходила.
— Ты все еще тут, Мартин! Прикройся и ступай в дом переодеться! Мы поставим столики и все здесь приготовим.
Не отрывая взгляда от Стефани, Мартин взял полотенце и обмотал его вокруг талии. Это было нелегко, учитывая, что приходилось одной рукой держать садок, но он не мог отпустить ни того, ни другого. Стефани посмотрела, как он справляется с сине-белым полотенцем, затем лениво подняла взгляд к лицу Мартина, повернулась и зашагала прочь.
— О Боже мой! Ты видела этот зад? — Саманта стояла, широко распахнув глаза, с банкой пива в одной руке и шампуром — в другой. — Ты это видела, Стефани? Он потрясающий мужчина. Просто потрясающий!
Стефани отпила пива.
— Да, я это видела, и да, это потрясающе. — Ее голос звучал мрачно.
Саманта удивленно уставилась на подругу.
— Какие у тебя проблемы? Он смотрит на тебя, словно на последний кусочек яблочного пирога, и ты, если не ошибаюсь, бросаешь на него отнюдь не равнодушные взгляды.
— Он здесь не для того, Саманта! Он обосновался в Стонвилле, чтобы ловить рыбку и пить пиво. Мне не нужен такой мужчина! Я удеру отсюда при первой же возможности, ты не забыла?
— Ах да, верно! На минутку запамятовала. Ты терпеть не можешь родной город и все, что с ним связано. Именно поэтому и живешь здесь безвыездно целых шесть лет…
Эти слова оказались подобны удару хлыста. Стефани прищурившись посмотрела на подругу.
— Если у тебя есть что сказать — давай, не стесняйся.
Саманта вцепилась зубами в кусочек мяса.
— Хорошо, — проговорила она с набитым ртом. — Хочешь по-честному? Я думаю, ты используешь своих родителей как предлог, для того чтобы оставаться здесь. Я думаю, что на самом деле ты любишь Стонвилл и всех идиотов, которые его населяют, и даже если уедешь, то скорее всего вернешься уже через неделю. — Она помахала шампуром перед носом Стефани. — Вот что я думаю.
— В таком случае ты заблуждаешься! — выпалила Стефани. — Кроме того, кто это здесь умер и оставил тебе в наследство должность психолога?
Саманта усмехнулась.
— Тот же, кто завещал тебе должность эксперта по сексуальным вопросам!
Изобразив крайнюю степень возмущения, Стефани резко повернулась — и бросилась к столу с закусками. Глубоко в душе она опасалась, что Саманта, возможно, права. Стефани и сама часто задавалась таким вопросом, но думать об этом сегодня не собиралась. Сегодня она хотела жареного на углях мяса, пива и ничего более волнующего и тревожного, чем обмен взглядами с Мартином. У которого был потрясающий зад и потрясающее все остальное, насколько она смогла увидеть, — а увидела она, к сожалению, немногое. Проклятье, до чего большой этот садок!
Как только Стефани подошла к столу, рядом возник предмет ее размышлений. Он держал пустую тарелку, которую собирался наполнить. Мартин усмехнулся и вытянул вперед руки.
— Ну как, так лучше?
Нет! Теперь на Мартине были обрезанные до колен джинсы и черная тенниска, скрывающая мускулистую грудь и впечатляющие бицепсы.
— Скажем, просто приличнее, — ответила Стефани. — Вас это устраивает? Мартин кивнул.
— Хватайте тарелку, а потом я бы хотел, чтобы вы рассказали обо всех этих людях, топчущих мою лужайку.
Стефани сделала, как он велел. И, набрав закусок, они вместе направились к столику, который кто-то поставил под раскидистым дубом. Мартин уселся рядом с ней на скамейке ближе, чем это сделала бы она, но Стефани не возражала. Напор его бедра вовсе не казался ей неприятным, а где-то на полпути от наготы до приличного вида он успел приобрести и легкий свежий аромат лосьона после бритья.
— Ладно, — сказал Мартин, когда они уселись. — Расскажите мне, что это за народ. Она кивком указала в сторону крыльца.
— Вон там мои мама и папа. Вы с ними еще незнакомы?
— Нет, слава Богу. Надеюсь, они опоздали и пропустили мой выход из озера. Стефани улыбнулась.
— Две женщины рядом с ними — это Анджела Браун и Энн Пибоди. Они работают на радиостанции. Уверена, эти особы прожужжали папе все уши о том, как грешна моя программа, и ждут не дождутся воскресной службы, чтобы обсудить это с остальными прихожанами.
Мартин кивнул.
— А вон та? — Он указал бутылкой пива. — Довольно живописный персонаж. Она слишком тепло одета, явно не по погоде. И как ей удается добиться того, что волосы как будто стоят над головой?
Стефани могла ответить, даже не глядя в ту сторону, куда показывал Мартин.
— Это Эвелин Сюзан Арчер. Тетка Фрэнка, с которой он неоднократно ругался. Со мной ей тоже не повезло. Я пригласила ее в мою передачу в качестве эксперта по кулинарии, но, услышав первый вопрос, она одарила меня таким взглядом, словно я вонзила ей нож в спину.
— Вы же не отвечаете за вопросы слушателей.
— Объясните это, пожалуйста, ей. — Стефани покачала головой. — У нее были планы стать звездой радиоэфира, сбыться которым уже явно не суждено. Она удалилась в ярости и с тех пор не разговаривает со мной.
Стефани махнула в сторону Дженетт Паркер и Саманты. Женщины стояли у столика с десертом, поклевывая пирожные вместе с Колином Уэйнрайтом. Скользкий и наглый тип, он явно навязал им свое общество — сами они не пригласили бы его ни за что.
— А вон там моя начальница и моя лучшая подруга, Дженетт и Саманта, с Колином Уэйнрайтом. Он недавно работает на станции. — Стефани рассмеялась. — Саманта полагает, что наша начальница кому-то заплатила, чтобы в мое окно бросили камень. Это якобы должно было подстегнуть меня и заставить хотя бы назло вести эту программу. Вот глупость-то! — Продолжая хихикать, она взглянула на Мартина, разглядывающего Дженетт отнюдь с не праздным интересом. — Саманта на самом деле так не думает, — сказала Стефани. — Она просто шутила. Дженетт не способна на такое.
Мартин повернулся и буквально просверлил ее взглядом.
— Вы в этом уверены?
Уверена ли она? Стефани вдруг посерьезнела и задумалась. Дженетт действительно способна на все ради процветания радиостанции. Она была холодной, жесткой и расчетливой и играла по-мужски. И все же…
— Не думаю, что она сделала бы что-то, способное причинить мне вред.
— Тот камень и не причинил вам вреда. Вы спали. Любой, заглянувший в окно, мог бы удостовериться, что вас нет поблизости.
Прикусив нижнюю губу, Стефани медленно покачала головой, прежде чем ответить.
— Это не в ее стиле. Дженетт действует в открытую. Она сразу и без утайки сказала мне, что хочет, чтобы я делала эту передачу, и объяснила, почему она этого хочет.
— А как насчет вашей подруги Саманты? Может быть, у нее были какие-то причины?
— О Господи, нет! Саманта еще более прямолинейна, чем Дженетт. — Стефани покачала головой. — Нет. Ни в коем случае.
— Тогда кто же? — Промокнув рот сине-красно-белой бумажной салфеткой, Мартин откинулся на спинку скамейки и посмотрел на собеседницу.
— Как насчет Энн и Анджелы? Они явно считают меня исчадием ада.
Мартин взглянул на двух женщин.
— Хотя бы у одной из них есть лодка?
— Муж Энн завзятый рыбак. У него двухмоторный катер, который может пересечь озеро за пять минут. Впрочем, думаю, я бы услышала. Он ревет громче курьерского поезда.
— Но вы ведь говорили, что спали. Стефани молча пожала плечами.
— Ну а другие? Например, эта ваша неудавшаяся знаменитость Эвелин Сюзан? Стефани расхохоталась.
— Шутите? Она ни за что не рискнет испачкать свои туфли только ради того, чтобы швырнуть камень в мое окно. Хотя не сомневаюсь, что швырнуть его она способна. Взгляните на ее руки. Они созданы для того, чтобы горы ворочать, вам не кажется?
Оба посмотрели на сверх меры разодетую, суетливую женщину и засмеялись. Несколько минут спустя к ним подошли Фрэнк и Мэрион. Фрэнк рассказал Мартину об остальных гостях, а Стефани и Мэрион время от времени вставляли замечания.
К тому времени, когда спустились сумерки, большинство гостей разъехались. Чета Смайли отбывала последней. Фрэнк нес на руках Кортни, юбка которой была перепачкана в соусе, а одна из кроссовок потерялась.
— Поищи потом эту туфлю, Мартин. В наши дни они стоят целое состояние! — крикнула Мэрион, подходя к машине. В руках она держала штук десять грязных пластиковых контейнеров. — К тому же я покупала их ей на вырост!
Мартин пообещал найти кроссовку и, когда Мэрион и Фрэнк отъехали, повернулся к Стефани.
— Вам обязательно уходить прямо сейчас? Может быть, выпьем на сон грядущий? У меня есть шартрез.
В свете полной луны он, казалось, гипнотизировал ее взглядом. Где-то неподалеку, у озера, ухнула сова. Стефани поежилась и вдруг поняла, что имел в виду ее отец, когда говорил об искушении.
— Думаю, мне лучше отправиться домой. Мартин протянул руку и, отведя пальцем прядь волос с ее щеки, заправил за ухо.
— Почему это лучше? — спросил он. — Что плохого в том, чтобы выпить?
— Но я… Мне завтра рано вставать. На радиостанции скопилось много текущей работы. Занимаясь передачей, я подзапустила…
Это был такой патентованный предлог, что Мартин не смог ничего возразить. На мгновение она подумала, что он будет спорить, — может быть, даже надеялась на это? Но Мартин в знак согласия опустил голову.
— Тогда ладно. Вам, конечно, виднее. Они пошли к ее машине. Стефани уже жалела о своих словах, но не знала, как взять их обратно. Она открыла было рот, чтобы попытаться это сделать, как вдруг резко остановилась. Мартин немедленно напрягся.
— Что случилось?
Не говоря ни слова, она показала на машину. Все четыре колеса были спущены, а шины искромсаны.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только поцелуй - Вилан Сибилла

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Только поцелуй - Вилан Сибилла


Комментарии к роману "Только поцелуй - Вилан Сибилла" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100