Читать онлайн Только поцелуй, автора - Вилан Сибилла, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только поцелуй - Вилан Сибилла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только поцелуй - Вилан Сибилла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только поцелуй - Вилан Сибилла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вилан Сибилла

Только поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Заколотив разбитое окно куском фанеры, Фрэнк Смайли ушел. К тому моменту, когда Стефани оделась и выпила первую чашку кофе, над озером поднялось солнце. Она стояла на террасе, где часом раньше стоял Мартин Эббот, и смотрела на воду. Вода казалась такой же синей и отчужденной, как и его глаза, и Стефани в который раз подумала: что же он за человек? Было в нем что-то ужасно таинственное, интригующее.
Едва начав анализировать свою реакцию на него — а она все всегда анализировала, — Стефани переключила внимание на себя. Был ли причиной такой реакции сам Мартин или тот факт, что он не из Стонвилла? Время от времени она увлекалась каким-нибудь парнем из города — и даже едва не позволила Роду Шеффилду надеть кольцо с бриллиантом на свой палец, — но всякий раз вовремя вспоминала, что значит выйти замуж за мужчину из Стон-вилла.
Остаться здесь. Навсегда.
Одним глотком допив кофе, она вошла в дом. Ее рассуждения описали полный круг и вернулись к исходной точке. Дженетт сказала, что новая передача станет ее билетом в огромный мир, но стоило Стефани подумать о цене, как она начинала сомневаться в том, что сможет ее заплатить.
Стефани удивляло то, что родители до сих пор не позвонили ей, но вчера у матери был день бриджа, а отец, наверное, был очень занят. Каникулы в Стонвилле означали для него вовсе не отпуск, а летние занятия в Библейской школе. В течение двух недель церковь была полна детей — и ничто другое его не волновало. Она забыла об этом, когда вела передачу, иначе не переживала бы так сильно. К тому же отец редко слушал радио. У него просто не оставалось на это времени.
И возможно, поэтому сегодняшнее утро самый подходящий момент, внезапно подумала Стефани. Она сможет прийти домой и обсудить злосчастную передачу с матерью. С ней всегда было легче иметь дело, чем с отцом.
Схватив портфель, Стефани вышла из дому и заперла за собой дверь. Пять минут спустя она проехала мимо лачуги Фрэнка, по привычке взглянув на пыльную подъездную дорожку. Краем глаза она заметила синий джип с открытым кузовом, но больше ничего за дубами рассмотреть не удалось. Если Мартин Эббот нормальный человек, то сейчас он должен быть в постели, предположила она.
Одной этой мысли оказалось достаточно ее разыгравшемуся вдруг воображению. Оно мгновенно нарисовало образ высокого журналиста, полуприкрытого простыней. С обнаженной грудью, с растрепанными волосами и с призывной улыбкой на губах… От этой картины, пусть даже мысленной, у Стефани тут же перехватило дыхание, а сердце забилось с бешеной скоростью. Конечно же в постели он был не один. Она лежала рядом, собственнически забросив на него ногу. Воображение работало не останавливаясь. Вот она протянула руку и провела по его груди…
Стефани тряхнула головой, надеясь прогнать видение, но безрезультатно. Только затормозив перед домом родителей, она наконец-то справилась с наваждением.
Антония Митчелл встретила дочь в дверях дома, где та выросла. Она держала в руках большую розовую миску с торчащей из нее пластмассовой ложкой. Седые волосы блестели на ярком утреннем солнце.
— Я увидела из кухни, как ты подъезжаешь, — с улыбкой сказала Антония. — Какая приятная неожиданность! Ты редко заглядываешь к нам до работы. — Мать протянула ей миску. — Я делаю французские тосты. Хочешь?
У Стефани потекли слюнки, но отвечать она не торопилась.
— Папа дома? — прежде обеспокоенно спросила она.
— Увы, он уже уехал. Я проголодалась и подумала: а почему бы и нет? Я ведь могу приготовить французские тосты и для себя одной, не правда ли?
Стефани с улыбкой кивнула, испытывая большее облегчение, чем можно было бы предположить.
— Французские тосты — это чудесно! Я составлю тебе компанию.
Они вошли в прохладный полутемный холл и направились в кухню, при этом Антония говорила без умолку. Стефани не мешала ей, но за этим не совсем естественным оживлением чувствовала, что мать нервничает. К тому моменту, когда тосты были готовы и они сели за стол, Стефани уже была уверена, что Антония слышала передачу и ждет, пока дочь сама заговорит о ней.
Кусочек хрустящего тоста, политого сладким кленовым сиропом, стал у нее поперек горла. С трудом проглотив его, Стефани отложила вилку и посмотрела на мать.
— Мам, у меня была причина заехать к вам сегодня утром. Я… я хотела узнать, слышала ли ты…
— Я слышала передачу, — сказала Антония. — Мардж позвонила вчера и отменила игру в бридж из-за сильнейшего приступа мигрени, поэтому я осталась дома. — Антония Митчелл тоже положила вилку на белоснежную салфетку, постеленную под тарелкой. Ее голос и лицо оставались бесстрастными. — Я прослушала ее от начала до конца.
Стефани поежилась, ее просто мутило от волнения.
— А папа?
— Нет. Он не слушал. Я рассказала ему. А сегодня, не сомневаюсь, он узнает о ней еще больше.
Дальнейшие объяснения не требовались. Стефани поняла, что имеет в виду мать. Телефонные провода в Стонвилле, наверное, дымятся — настолько они перегружены.
Стефани подождала, не скажет ли мать чего-нибудь еще, но та молчала. О чем она думает? Ищет слова, чтобы отречься от дочери? Сказать ей, насколько она разочарована в ней?
Наконец Антония заговорила, и ее мягкие щеки при этом слегка порозовели.
— Стефани, солнышко, я… Мне интересно… Не то чтобы это имеет значение, но… неужели теперь действительно производят презервативы с этими самыми щетинками?
Стефани изумленно уставилась на мать. Где-то в подсознании гремели литавры.
— Стефани?
— А, да… я здесь.
Мать выжидающе смотрела на нее.
— Ну?
— Хмм… Да, мам, производят. И разноцветные, и с ворсинками, и ребристые — любые, какие ты только можешь представить, и даже такие, какие представить не можешь.
Прежде чем она успела продолжить, мать снова заговорила:
— А та, другая женщина, которая хотела, чтобы парень привязал ее к кровати? Неужели многие молодые люди занимаются такими вещами?
Разговор приобрел настолько фантастический оборот, что Стефани казалось, будто она поднялась вместе со стулом и смотрит на них обеих с высоты белого пластикового абажура, который отец повесил над столом, когда она училась в пятом классе. Это было невероятно, но мать вовсе не казалась расстроенной, в ее глазах светилось лишь любопытство. Что происходит? Что за бес вселился в ее мать?
— Они используют веревку вроде той, которую ты купила месяц назад в универмаге, или что-то специальное?
— Можно использовать все, что тебе нравится, — не задумываясь ответила Стефани. Голова у нее шла кругом. — Бархатные шнуры, шарфы, цепи… Вряд ли существуют строгие правила, когда дело касается предварительных игр.
— Предварительных игр… хмм… Услышать такие слова из уст матери — это было уже слишком. Стефани резко встала и отнесла свою тарелку к раковине. Что случилось? Почему мать задает все эти вопросы, вместо того чтобы обвинять ее в том, что она испортила жизнь родителям? Глубоко вдохнув, Стефани повернулась и посмотрела на Антонию.
— Эта программа… Она не возмутила тебя? Мать казалась удивленной.
— Возмутила? Господи, нет. С какой стати, милая? Сексуальное образование — вещь необходимая. Уже многие годы твой отец хочет ввести нечто подобное в школе. Он только не знает, с чего начать и как это сделать. Думаю, твоя передача по-настоящему просветительская. Мы гордимся тобой. Правда, гордимся!
У Стефани буквально отвисла челюсть. Слова матери были так неожиданны, что она потеряла контроль над собой.
— Ты с ума сошла? Ты считаешь эту программу просветительской?!
Мать с серьезным видом кивнула.
— Ну конечно, дорогая. Как же иначе? У людей есть вопросы. Им нужны ответы. Помнишь, ты работала на «горячей линии» в колледже? Это почти то же самое. Только сейчас ты поможешь гораздо большему количеству людей.
— А папа… Он тоже так считает?
— Ну… да. Сначала папа немного расстроился. Но когда я ему сказала, как усердно ты работала над этой программой и как стремишься быть нужной людям, он успокоился.
— Как я стремлюсь быть нужной людям?! Мама, ты же знаешь, что это задумывалось как передача о кулинарии, а не о сексе!
— О!.. Но я отчетливо помню, как ты говорила мне совсем другое, — медленно произнесла Антония, пристально глядя на дочь через кухню, в которой витал такой домашний аромат французских тостов. — И после того как я объяснила это отцу, у него окончательно поднялось настроение.
Изумленная Стефани, вцепившись в край раковины, смотрела на мать. Она ничего не понимала. Ей казалось, что мать придет в ужас, а отец схватится за сердце. А вместо этого Антония Митчелл выступает в поддержку программы.
— Т-ты уверена? Ты действительно считаешь, что все в порядке и это никому не причинит вреда?
— Абсолютно уверена. — Антония без колебаний встретила испуганный и смущенный взгляд дочери. Спокойное и задумчивое выражение ее лица было красноречивее слов. — Ты ведь давно сетовала на то, что в городе нет какой-нибудь общественной службы — вроде той «горячей линии». Я думаю, «Добавьте остренького» вполне может стать такой службой. Повторяю: мы гордимся тобой, Стефани. Очень гордимся. — Внезапно в ее глазах вспыхнули озорные огоньки. — Честно говоря, я с нетерпением жду следующего выпуска.
Придя на работу, Стефани сполна получила свою порцию сальных шуточек и двусмысленных замечаний. Не раз и не два она ловила на себе откровенные мужские взгляды. Анджела Браун, регистратор, истовая прихожанка местной церкви и член попечительского совета школы, склонившись над кофеваркой, прошептала:
— Как ты могла? Твой бедный отец… Лучшая подруга Анджелы, машинистка Энн Пибоди, явно разделяла ее чувства. Взяв со стойки поднос с ланчем, она направилась было к столику, где сидела Стефани, но, увидев ее, резко повернулась и устремилась в противоположном направлении. Все это было бы смешно… если бы кто-то не разбил окно Стефани в третьем часу ночи.
Саманта никак не могла поверить, когда подруга рассказала ей о камне и привязанной к нему записке.
— Кто мог такое сделать?
— Откуда я знаю? — ответила Стефани, пожав плечами.
Она ковыряла вилкой в салате, пребывая в полном смятении и словно не понимая, что делать с содержимым тарелки. Стефани приготовилась к упрекам родителей, но те поддержали ее. Что происходит? А потом еще этот Мартин Эббот. Он вспоминался ей в самые неподходящие моменты. Стефани рассказала Саманте о том, как Мартин пришел к ней ночью.
— О, постой-ка… — подняла та руку. — Мартин Эббот. Это не тот ли парень, который поселился в домике Фрэнка?
Стефани удивленно посмотрела на подругу.
— Ты с ним знакома?
— Нет, но Мэрион о нем упоминала. Она сказала, что может познакомить меня с ним. — Саманта придвинулась ближе. — Как думаешь, стоит попытаться?
Нечто удивительно похожее на ревность кольнуло Стефани.
— Не знаю, — холодно сказала она. — Мне он показался каким-то диковатым.
Саманта несколько секунд смотрела на нее, потом расхохоталась.
— Диковатым? Ах, детка! Сдается мне, что ты не прочь прибрать его к рукам, а?
— Не правда!
— Эх ты, совершенно не умеешь притворяться! — Саманта чуть ли не легла на стол от смеха. — Если тебе понравился этот парень, скажи Мэрион. Она только потому не позвонила тебе в первую очередь, что считает тебя равнодушной к таким вещам. Ты отвергла все ее прежние попытки свести тебя с каким-нибудь молодым человеком.
— Как правило, я и бываю к ним равнодушной, — сказала Стефани, вертя в руках кусочек латука. Подняв взгляд, она усмехнулась. — Но на сей раз я, возможно, захочу сделать исключение.
Саманта закатила глаза.
— Тогда позвони ей ради всего святого! В субботу они устраивают барбекю у рыбачьего домика… — Она хотела сказать что-то еще, но внезапно осеклась.
Стефани, проследив за ее взглядом, увидела приближающуюся к ним Дженетт. Директор радиостанции остановилась у их столика и посмотрела на Стефани.
— Насколько я понимаю, у тебя дома были какие-то проблемы ночью.
Стефани кивнула. Ее не удивила осведомленность Дженетт.
— Если страховка не покроет расходов, станция заплатит за стекло. Я уже сказала Эпплтону, чтобы прислал счет нам. — Она наклонилась ниже. — Это облегчит тебе принятие решения.
— Что ты имеешь в виду?
— Если ты не вернешься в эфир, они победят. — Взгляд Дженетт стал острым как кинжал. — Это твой шанс доказать, что ты чего-то стоишь, Стефани. Не позволяй каким-то идиотам с камнями решать за тебя. Жду тебя завтра утром с ответом, который мне хотелось бы услышать. — Дженетт еще мгновение смотрела на нее, затем повернулась и зашагала прочь.
Подруги молча смотрели вслед удаляющейся начальнице. Только когда Дженетт вышла из кафетерия, Саманта заговорила:
— Интересно, сколько она ему заплатила? Стефани нахмурилась.
— Заплатила — кому? Саманта улыбнулась.
— Парню с камнем.
Мартин завел свой джип на стоянку перед продуктовым магазином братьев Джемисон. Когда вчера вечером он приехал в город, то купил только самое необходимое — холодное пиво, замороженную пиццу, все для бутербродов, — но теперь собирался запастись продуктами поосновательнее. Конечно же опять пиво, гамбургеры и, может быть, яйца. Еще несколько пицц тоже не помешают.
Он выбрался из машины и зашагал к магазину, не отрывая взгляда от темноволосой женщины, шедшей впереди. На мгновение ему показалось, что это Стефани Митчелл, но, когда женщина повернула голову, Мартин понял, что ошибся. К тому же Стефани была гораздо тоньше, а ее волосы — более гладкими и короткими. Прошлой ночью он как следует рассмотрел шелковистые каштановые пряди, когда Стефани отвечала на его вопросы, — слишком часто она заправляла их за ухо тонкими бледными пальцами.
Он взял свободную тележку из длинного ряда и покатил ее в отдел фруктов быстрее, чем это требовалось. Стефани Митчелл оказалась совсем не такой, как он себе представлял. Когда она открыла перед ним дверь своего дома, он был более чем удивлен. Ее голос не соответствовал всему остальному. Фигура была скорее хрупкой и изящной, чем соблазнительной. Томные затуманенные глаза, которые он рисовал в своем воображении, на деле оказались карими, огромными, а их взгляд — мягким. Стефани выглядела невинной и неискушенной. Трудно было соотнести чувственный хрипловатый голос с худенькой молодой женщиной, здоровающейся с ним.
Мартин бросил в тележку помидоры и покатил ее к другому проходу. Да с какой стати он вообще думает об этой Стефани Митчелл?! Она молода и сосредоточена исключительно на своей карьере. Она сказала, что у нее нет никаких «бывших». И словно в подтверждение ее слов Мартин не заметил в доме ни фотографий с друзьями, ни признаков каких-либо увлечений — словом, ничего свидетельствующего о том, что она думает о чем-то, кроме работы. Журналы, лежащие на кофейном столике, были сугубо профессиональными, как и книги на полках. Стефани Митчелл не читала романов. Никаких романов и никаких бывших поклонников.
Мартин дошел до конца второго прохода, не взяв ничего. Не переставая думать о Стефани, он ринулся к прилавку с яйцами и едва не врезался в старушку с двумя большими пакетами кошачьего корма в руках.
Он не интересовался женщинами с тех пор, как Памела ушла от него после быстрого и безболезненного развода. Она тоже делала карьеру. Была классным специалистом по инвестициям. Они познакомились в баре и через два месяца поженились. Мартин даже не понимал почему, разве что из-за великолепного секса. В остальном у них не было ничего общего. После пяти несчастливых лет каждый пошел своей дорогой.
Воспоминания о Памеле подействовали на него как холодный душ. Мысль о том, чтобы завести с кем-нибудь, включая Стефани, роман, тут же вылетела из головы. Мартин закончил с покупками, расплатился в кассе и, схватив белый пластиковый пакет, вышел на улицу.
Стефани Митчелл стояла, опершись на капот его синего джипа.
Когда Мартин вышел от «братьев Джемисон» с покупками в руках, у Стефани перехватило дыхание и непонятное тепло разлилось в груди. Стоп, девочка! Притормози, остынь! — раздались в голове слова предостережения, но тело их не слышало. Причем начался этот разлад еще раньше. Когда Стефани заметила сверкающий синий джип, разум приказал ехать дальше, но руки самовольно повернули руль в сторону стоянки. Затем пальцы сами открыли дверцу, ноги вынесли из машины — и вот, пожалуйста, она стоит здесь, опершись на капот, а ее сердце работает, как паровой молот.
Синие глаза Мартина потеплели, когда он заметил ее. Но может быть, это просто игра воображения?
— Эй, привет! — От его голоса у Стефани мурашки побежали по телу.
— Привет, — ответила она. Кивнув на пакет с продуктами, сквозь пластик которого просматривались упаковки с пивом, Стефани поинтересовалась:
— Вы на жидкой диете?
Мартин открыл машину и поставил сумку на сиденье.
— Какая рыбалка без пива?
— Так вот почему мой отец никак не может ничего поймать! Он всегда берет с собой только апельсиновый сок.
— Директора школ — исключение. Может быть, он просто неважный рыбак. — Мартин снова закрыл дверцу и посмотрел на нее пристальнее. — Вы говорили с ним о вашей передаче? Кажется, прошлой ночью вас беспокоило, что он об этом подумает.
— Я говорила с мамой. — Стефани покачала головой. — Сказать, что этот разговор был странным, — значит не сказать ничего.
— Они вне себя?
— Скорее… наоборот… — Она собралась было объяснять дальше, но затем прервала себя. — Господи, я приехала сюда вовсе не для того, чтобы грузить вас всем этим…
— Вы и не грузите меня. Это ведь я задал вопрос, помните?
Стефани посмотрела ему в глаза. Она ничего не выдумала. Они действительно излучали тепло. Темная синева превратилась в глубокий сапфировый цвет. Стефани медленно кивнула.
— Я… Наверное, я чего-то не понимаю.
— И это не дает вам покоя. Вы из тех женщин, которые все анализируют, пытаются понять, почему люди делают то, что делают.
Стефани удивленно посмотрела на Мартина.
— Откуда вы это знаете? Он улыбнулся. До сих пор Стефани не обращала внимания на то, какие красивые у него губы.
— Я не читаю мысли — просто это очевидно. Вы явно без конца думаете об этом. — Он легонько повел широкими плечами, и майка натянулась на его груди. — Зачем, спрашивается? Просто примите все как есть. Они довольны, вы довольны, и — я не сомневаюсь — у вас получится великолепная передача. Просто делайте ее и не мучьте себя вопросами.
— Вы так всегда и поступаете? — спросила Стефани.
— Как правило, да. Зачем зря ломать голову? Все равно от судьбы не уйдешь, верно?
Стефани снова медленно кивнула. Возможно, он прав. Возможно, иногда она действительно слишком копается в причинах и следствиях. Если родители приняли передачу, а Дженетт хочет, чтобы ее делала именно она, ей следует чувствовать себя счастливой. Начальница сказала, что это ее шанс вырваться из Стонвилла. Так почему же она не прыгает от радости?
Они молча стояли под палящим солнцем, пока Стефани не поняла, что Мартин неотрывно смотрит на нее. Она заморгала и, выйдя из задумчивости, произнесла:
— Я остановилась только для того, чтобы поблагодарить вас. Вы так быстро ушли вчера, что я не успела этого сделать. Спасибо, что побыли у меня до прихода Фрэнка.
Он приложил пальцы к бейсболке, шутливо отдавая честь.
— Никаких проблем. Я просто оказался ближе всех.
— Вы были полицейским репортером в Мемфисе?.. Так и познакомились с Фрэнком?
— Верно. Двадцать лет в мемфисской «Сан».
— А теперь?
— Теперь я вышел в тираж. — Он кивком указал на пакет с продуктами. — Рыбачу и пью. Отныне это моя работа.
Стефани не подумав воскликнула:
— В тираж! Вы слишком молоды для этого! Мартин усмехнулся.
— Спасибо за комплимент. К сожалению, вы ошибаетесь. Мне почти сорок, а это очень почтенный возраст для полицейского репортера. Особенно подбитого репортера, которого, как известно, ноги кормят.
Стефани быстро опустила глаза.
— Подбитого?
Он дотронулся рукой до верхней части бедра.
— Длинная история. Похоже, лучшие мои деньки позади. По крайней мере, до тех пор пока не поправлюсь.
Стефани собралась было расспросить его о том, как все случилось, но остановила себя. Не ее это дело. И потом, почему ее так интересуют подробности жизни этого мужчины? Ведь она не пытается наладить с ним отношения, просто остановилась, чтобы поблагодарить его.
— Будут какие-нибудь проблемы, можете запросто звонить. Я владею не только ручкой, но и стреляю по-прежнему метко.
Она улыбнулась.
— Так и сделаю. Правда, надеюсь, что обойдется без стрельбы. Думаю, меня просто хотели немного попугать.
— Никогда нельзя сказать наверняка. Запомните мой номер.
Через пять минут он уехал. Стефани смотрела, как джип исчезает в облаке пыли. Она почти надеялась, что Мартин заговорит о барбекю, о котором заикнулась Саманта, но он этого не сделал. Испытывая легкое разочарование, Стефани повернулась и зашагала к продуктовому магазину.
Фигурка Стефани в зеркале заднего обзора все уменьшалась и уменьшалась. Все-таки в ней определенно что-то есть, думал Мартин. Ей не терпелось вырваться из привычной обстановки, но он подозревал, что глубоко внутри она не так уверена в своем желании. Сексуальный голос и уверенные манеры — это одно, но в мягких карих глазах таилась беззащитность, которую и не заметишь, если не вглядишься.
Тряхнув головой, он направил джип к выезду из города. У него нет времени вглядываться. Он не хочет вглядываться. Меньше всего ему нужны сейчас трудности в лице женщины вроде Стефани Митчелл. Он оказался на обочине, готов поднять лапки кверху и позволить жизни катиться мимо. А она, наоборот, стремится вырваться из тесного мирка и повидать жизнь. Кроме того, ее передача, видимо, все же станет отличной стартовой площадкой, и Стефани вылетит из Стонвилла, словно ракета. Она не может связывать себя серьезными отношениями — тем более с ним.
Мартину почему-то вспомнилось разбитое окно в гостиной Стефани, вызвав у него неприятное чувство. Она, разумеется, готова идти вперед, но тот, кто бросил камень, может помешать ей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только поцелуй - Вилан Сибилла

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Только поцелуй - Вилан Сибилла


Комментарии к роману "Только поцелуй - Вилан Сибилла" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100