Читать онлайн Золотое королевство, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотое королевство - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотое королевство - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотое королевство - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Золотое королевство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 18

– Ну что ж, – воскликнул Дрейк, поднимая бутыль с вином. – Мы спасли девицу, наказали негодяев и заполучили отличный корабль. Неплохая работенка, а? – он передал бутыль Дентону.
Родриго усмехнулся:
– Ты в любой ситуации остаешься морским волком, Дрейк.
– Знаю. Поэтому мои люди и последовали за мной на край света.
Дентон сделал глоток вина и вытер рот рукавом.
– У нас будут неприятности? Все-таки мы убили испанского посла и лорда.
– Защищая свою жизнь, – заметил Андрэ.
– Думаю, мы узнаем об этом, когда вернемся в порт, – Дрейк забрал бутыль обратно.
Эван взял за руку Энни и легонько пожал ее. Между ними возникла какая-то неловкость, робость, вызванная трехлетней разлукой: Ужас пережитого сражения растаял вместе с луной. Оуэна цохоронили в море. Оставшиеся в живых матросы добровольно перешли под командование Дрейка и строгое наблюдение Дентона. Они возвращались в Лондон.
Энни улыбалась в ответ, но усталость валила ее с ног. Любовь в сердце Эвана все разрасталась и была таким же пылким и сильным чувством, как тогда, когда он в первый раз поцеловал ее. Эван обнял девушку за талию. Так странно было прикасаться к ней. В то же время ему хотелось задушить ее в своих объятиях и никогда никуда не отпускать.
– Тебе нужно отдохнуть. Наверное, каюта капитана свободна.
Энни кивнула, и они вместе пошли на корму. Эван помог ей подняться по трапу, у низкой двери он остановился.
– Думаю, ты найдешь там все необходимое, – сказал он.
Девушка взялась за ручку двери.
Эван застыл. Он понимал, что она все еще испытывает к нему какие-то чувства, но так же понимал, что они оба изменились. Прошли годы. Огонь любви все еще горел у него в груди, но когда он смотрел в глаза Энни, то видел незнакомку. Прекрасную, тревожащую его воображение, но… незнакомку.
Она прикусила губу:
– Не все, Эван.
– Но я сам все проверил. Там есть хлеб, вино и запас свечей… теплые шкуры на постели…
– Там нет тебя, – тихо пробормотала она.
Сначала Эван подумал, что ослышался, но когда смысл ее слов дошел до него, у него кольнуло сердце.
– Любимая, – он прижал девушку к груди.
– Энни!
Эван застыл, услышав голос Андрэ. Тот появился перед ними, похожий на большую темно-крылую птицу. Черты его лица выражали неодобрение и были напряжены.
– Энни! Прошу тебя, не делай этого.
Девушка еще крепче обняла Эвана.
– Вы уже достаточно распоряжались моей жизнью. Меня похитил Оуэн, мне грозила гибель… Как осмеливаетесь вы становиться на моем пути?
– Мы все пережили потрясение, Энни. Нужно обдумать все спокойно. Ты можешь разрушить свое будущее…
– Вы уже попытались это сделать, Андрэ, – она отпустила Эвана и выпрямилась. – Вы убедили меня, что он мертв. Вы бы сами убили его, если бы не нуждались в его услугах. У вас нет сердца, Андрэ! Откуда оно возьмется у человека, который не хочет видеть собственную мать!
– Это не твое дело, и я был бы благодарен, если бы впредь ты не касалась этой темы. Я просто хочу, чтобы ты прежде, чем стать шлюхой моряка, хорошенько подумала.
Эван напрягся, приготовившись нанести ответный удар, но Энни опередила его:
– У меня было три года, чтобы подумать и сделать выбор. Моряцкая ли шлюха, наследница ли Елизаветы… В любом случае я становлюсь шлюхой в собственных глазах.
Девушка схватила Эвана за руку, втолкнула его в каюту и с громким стуком захлопнула дверь перед самым носом Андрэ.
Лампа, подвешенная к переборке, заливала каюту золотым светом. Находившиеся в ней вещи отбрасывали длинные тени. Энни прижалась спиной к двери. Щеки ее пылали огнем, дыхание было прерывистым и тяжелым, будто она пробежала большое расстояние. Глаза выражали страдание, и Эвану передалось ее чувство. Чувство разочарования и измены. Она привыкла к Андрэ, доверяла ему, и он был ей небезразличен.
Эван заставил себя не прикасаться к ней.
– Энни, подумай, ты действительно хочешь этого?
Ее глаза гневно сверкнули:
– Эван, самые счастливые минуты в своей жизни я провела в твоих объятиях.
Он протянул к ней руки.
– Иди сюда, – когда она оказалась рядом, и запах ее тела коснулся его, он сказал: – Нам довелось пережить редкостное чудо, но с тех пор мы оба очень изменились. Так много произошло с тех пор.
– Мои чувства к тебе не изменились, – Энни, приподнявшись на цыпочки, обвила руками его шею и крепко поцеловала.
Более убедительные аргументы не потребовались. Им было о чем поговорить, но с разговорами можно подождать… Он раздел ее, потом разделся сам и повалил ее на шкуры и покрывала, устилавшие ложе алькова. Волосы, веером рассыпавшиеся по подушке, медным ореолом обрамляли ее лицо, слишком озорное, чтобы быть прекрасным, и слишком совершенное, чтобы быть прелестным.
Хотя он бережно пестовал в своей душе утонченность и трудность их первой ночи, на этот раз быстро овладел ей. Теперь он знал, что его страсть сопоставима только с ее чувством. Приподнявшись на руках, он сказал:
– Когда я был в море, то мечтал о тебе, как о моей принцессе в золоченой башне.
– Я женщина из плоти и крови, Эван. Ты нужен мне как мужчина, а не как странствующий рыцарь, несущий мой знак.
– А мне… мне так хотелось быть рыцарем.
Она рассмеялась и подалась навстречу ему. Он начал свой чувственный ритмичный танец, который столько лет звучал в его ушах. Она не могла сдержать блаженного стона. Руки ее гладили его спину, завораживали его, вызывая невыносимую истому. Прошептав ее имя, Эван вознес ее на вершину экстаза.
Обливаясь потом, они лежали, прижавшись друг к другу и не говоря ни слова. Оба переживали чудо соития и вновь открывали в своих душах источники любви, которые так долго и ярко пылали в них. Эван некоторое время пребывал в состоянии блаженства, не желая ни говорить, ни двигаться, боясь разрушить возникшую гармонию. Он просто лежал рядом с ней, и этого было достаточно.
Потом они снова сошлись в любовном танце. Теперь его движения были неспешными, а руки и губы не обделили ласками ни один уголок ее тела, исторгая из него крики радости.
Когда сквозь окна кормы просочился свет дня, они лежали, переплетясь, и прислушивались к скрипу древесины и визгу штурвала, менявшего курс судна для входа в гавань.
– Андрэ скажет, что я погубил тебя, – сказал Эван, целуя влажные волосы у виска.
– Андрэ скажет много всего, но я ему больше не верю.
– Многие годы он разумно руководил королевой.
– Я не королева!
– Ты ей родня.
– Несчастная игра природы!
– Энни, я видел тебя тем вечером, когда был брошен в Тауэр. В ее присутствии ты цвела, как цветок. В тебе что-то есть. Данное Богом чувство власти, что ли… Андрэ прав в одном: из тебя вышла бы великолепная королева.
– Против воли.
Все же он заметил, что эту возможность Энни не отвергает окончательно.
– Давай не будем об этом, – она сложила у него на груди руки и уперлась в них подбородком. – Я хочу, чтобы ты рассказал мне обо всем: где был, что видел, думал и чувствовал во время путешествия.
Вот такая женщина нужна Дрейку, подумал Эван. Если бы Мэри проявила хотя бы половину интереса Энни к делам Фрэнсиса, они нашли бы удовлетворение и счастье.
– Мир так невероятно огромен, Энни. Я видел невообразимые красоты и губительные опасности, чудеса, о которых раньше и мечтать не смел.
Она с живым интересом слушала о чудовищных трудностях похода в Магеллановом проливе, о странных, радушных обителях Калифорнии, ставшей Новым Альбионом, о бесконечном плавании по Тихому океану. Экзотический Восток был местом растления, жестокости и немыслимой роскоши. В богатейших портах мира они загружались пряностями, шелками и другими ценными вещами. Они превозмогали штормы и штили, терпели бедствия, болезни, распри.
– В самые трудные времена Дрейк всегда приходил на помощь, овладевал ситуацией, – сказал Эван, – Фрэнсис умело руководит людьми.
– Дед Родриго, Сантьяго, то же самое говорил и об адмирале Колумбе, – она устроилась рядом с ним и принялась водить пальцем по его груди, сосредоточенно слушая рассказ.
– Ты увидел мир, Эван. Что намереваешься делать теперь?
Он не спешил с ответом, обдумывая ее вопрос. Одна его половина стремилась к ней и только к ней, вторая жаждала приключений, действия и даже опасности. Они во многих отношениях были чужими друг другу, он не был даже уверен в том, что она сумеет его понять.
– Для меня это непростой вопрос. Энни, я бы солгал, если бы сказал, что не хочу увидеть еще больше, пойти еще дальше. Боже, на свете есть такие чудеса, о которых я даже не догадывался. Англия теперь кажется мне такой маленькой и холодной, – он тихонько гладил ее плечо.
Девушка была рада, что он не видит ее лица, потому что не могла сдержать слез горького разочарования.
– Ты один из самых богатых людей в Англии. Оуэна нет, и городок Кэроу больше не будет страдать. Ты объехал весь свет. Куда еще ты стремишься? Не нужно больше испытывать судьбу.
– Мое желание увидеть мир осталось таким же сильным, как и раньше, – суровая правда сорвалась с языка, хотя в это время он еще сильнее прижимал Энни к себе.
– А что будет со мной? С нами?
Его рука замерла на ее плече.
– Эти же вопросы задавал мне Родриго, когда мы гнались за тобой по Ла-Маншу.
– И что ты ответил ему?
– Энни, я могу предложить тебе красивый дом, слуг и полный достаток. Дрейк сказал своей жене то же самое, но это не сделало ее счастливой.
– Единственное, чего ей по-настоящему хочется, это быть рядом с мужем, воспитывать его детей и состариться вместе с ним.
– Да.
– Я понимаю, что она чувствует.
– Энни, если бы я знал, что сделаю тебя счастливой, я бы завтра женился на тебе.
– Но не женишься, – только гордость не позволила ей плакать.
– Это было бы несправедливо. Несмотря на свое богатство, я по-прежнему остаюсь простым уэльским моряком. Ты волнуешь мою кровь, разжигаешь во мне огонь. Мысль о том, что придется покинуть тебя и ты будешь подолгу ждать меня, переполняет все мое сердце тоской и чувством вины. Дрейк говорит, что королева начинает строить флот. Нас обоих обязательно призовут на службу. Я могу отсутствовать месяцы…
– Годы… – безучастно добавила она.
– Да, годы. Но я люблю тебя, Энни. Нам не обязательно сегодня решать все.
Она с благодарностью согласилась с этим:
– Тогда люби меня снова, Эван, и заставь забыть о том, что еще существует завтра.
Энни поднесла руку к горлу, хотя знала, что это не облегчит боли и не удержит слез. Под пальцами она ощутила рубиновое кольцо Генриха VIII, давившее грудь. Никогда раньше бремя наследственности не давало о себе знать с такой отчетливой, роковой силой.
В лондонском порту, где вздымался лес мачт огромных кораблей и кипучая деятельность продолжалась круглые сутки, Энни не видела никого, кроме двух мужчин, стоявших перед ней на палубе корабля.
Родриго и Андрэ выглядели мрачными, хотя и взволнованными.
Пронзительный свист разорвал воздух.
– Пора занимать свои места, – сказал Родриго. – Мы отплываем с отливом.
Энни, кивнула и заставила себя говорить:
– Я рада, что вы встретитесь со своей матерью, Андрэ. Поверьте, дона Палома – удивительная женщина.
Он потрогал серебряную брошь на плаще.
– Да, но что она подумает обо мне?
Нервозность делала его совсем непохожим на себя.
Андрэ Скалия, пылко и преданно служивший королям и прелатам, при мысли о встрече с матерью чувствовал себя совсем неуверенно.
– Думаю, она будет гордиться тем, чего вы достигли.
– Гордиться? – его глаза недоверчиво сузились. – Господи, да я все время искал и добивался только исключительно власти, прибегая к бесчисленным интригам и сговорам.
Она знала, что в этот момент он вспомнил о своей попытке избавиться от Эвана, чтобы она продолжала думать, что он погиб.
– Есть вещи более значительные, нежели хитрость, ложь, амбиции, сокровища пиратов или наследники престола.
– Это так, hermano, – сказал Родриго и похлопал Андрэ по спине. – Скажи, что заставило тебя спасти мою жизнь на палубе того корабля? Конечно, жажда власти, да?
Снова прозвучал сигнал боцмана. Энни подошла к трапу, ведущему на берег. Внизу её ждали Эван и Дрейк.
– Я пойду, – прошептала она, глядя на Андрэ и Родриго сквозь пелену слез.
Родриго обнял девушку. На мгновение Энни снова стала ребенком, а Родриго – ее заботливым, отважным и веселым опекуном, который слегка побаивался ее. Она вспомнила все, что они пережили вместе, начиная от радости первого выпавшего молочного зуба и кончая ужасами первых месячных. Казалось, что он всегда был рядом, и только сейчас, повзрослев, она поняла, что он ради воспитания дочери своего лучшего друга бросил все.
– Родриго, – прошептала Энни, – вы пожертвовали ради меня столькими годами жизни!
– Я бы отдал их снова, – сказал он тихо осипшим вдруг голосом и поцеловал девушку в лоб. – Ты – редкая, замечательная женщина, Энни Блайт, и я не жалею ни об одном проведенном с тобой мгновении, ни об одной жертве, которую ради тебя, принес, ругал ли я тебя, беспокоился ли за тебя или любил.
– Или проклинал тот день, когда я появилась на свет.
Он отпустил ее:
– Энни, я думаю, тебе будет интересно знать. Перед тем как отправиться в Сан-Августин, мы заедем в Номбре-де-Диос.
У нее стало радостнее на сердце.
– За Валерией?
Родриго кивнул:
– Я хочу познакомить родителей со своей женой.
Энни крепко обняла его:
– Давно пора, дон Родриго.
Затем Энни повернулась к Андрэ.
– Мне есть за что поблагодарить вас, – примирительным тоном произнесла она. – Вы были моим учителем и защитником. Думаю, вы сделали для меня многое, о чем я даже пока и не подозреваю.
– У тебя щедрое сердце, Энни Блайт, – сказал он. – Я бы хотел пожелать…
Она взяла его за руку:
– Не надо, Андрэ. Англия обойдется без нас. И, как ни трудно в это поверить, она обойдется когда-нибудь и без Елизаветы. Живите в мире с собой.
– Думаю, теперь я смогу это сделать, – он коснулся губами ее щеки.
Сигнал с корабля прозвучал в третий раз. Энни больше не могла сдерживать рыданий. Обняв их обоих, она воскликнула:
– Я не хочу говорить «прощайте», не хочу!
– Тогда не говори, – глаза Родриго подозрительно блестели. – Я всегда утверждал, мучача, что ты любишь морские путешествия.
Она, не оглядываясь, сбежала по трапу на берег.
Эван и Дрейк обменялись взглядами, в которых ясно читался страх. Письмо, которое Дрейк держал в руке, дрожало от ветра, дувшего с реки.
– Что это может означать? – спросил Эван.
– Я почти боюсь об этом думать, – ответил Фрэнсис.
Эван проводил взглядом ускакавшего королевского посыльного, доставившего письмо.
– Как, черт возьми, он узнал, где нас искать? Мы вчера никому не говорили, что собираемся в погоню за кораблем дона Яго.
– Прибавь это ко всем остальным нашим волнениям. А что, если плюнуть на все, сесть на корабль и уплыть за горизонт? Мир ведь такой большой.
Мысль о близости с Энни преследовала Эва-на, но все же слова Фрэнсиса разбудили в нем знакомое беспокойство. У него было странное предчувствие того, что их успешное кругосветное путешествие раскрыло кое-какие тайны мира. И все же царство тайн заново распахнуло перед ними ворота, дразня их, как скалы Нового Альбиона, находящегося на другой стороне земного шара.
Он взглянул на корабль, на котором должны были отплыть в Вест-Индию Родриго и Андрэ. На мгновение он забыл о зловещем послании, зажатом в руке Дрейка. Странно, но все они совершили полный круг, превратившись из заклятых врагов в друзей, которых свела вместе любовь к Энни. Возможно, мир чувств так же огромен и безмерен, как мир физический?
Он видел, как Энни заключила Андрэ и Родриго в свои объятия, как в последний раз прижалась к ним.
– А ты что-то мрачновато выглядишь для человека, только что встретившего любимую женщину после долгой разлуки, – сказал Дрейк.
И какая это была встреча! Вспомнив о шелковой коже Энни, руках, обвивавших его, и ее сладостных вздохах, он подумал, что не напрасно рисковал жизнью и здоровьем ради того, чтобы завоевать ее сердце.
Но физическая радость – это одно, а в духовном плане они разошлись. У них были разные понятия о преданности и приоритетах, поэтому их будущее оставалось неопределенным.
– Три года большой срок, Фрэнсис. Когда ты, возвратившись, увидел Мэри, тебе не показалось, что ты встретил незнакомку?
На губах Дрейка появилась горькая усмешка.
– Эван, даже если бы я был с этой женщиной каждую секунду и каждый день, она все равно была бы для меня незнакомкой, – он с шумом выдохнул воздух. – Я не облагодетельствовал бедную девушку, женившись на ней. Даже сейчас, когда я сделал ее одной из богатейших женщин Англии, я не могу рассчитывать на любовь, которая в ряду моих ценностей никогда не стояла на первом месте.
От этих слов у Эвана пробежал по спине холодок. Неужели он такой же, как Фрэнсис? Неужели он не способен обрести покой даже рядом с той, которую любит больше жизни?
Он снова взглянул на письмо. Возможно, не стоило думать об этом, так как неизвестно, что ждет их впереди. Может быть, к утру их уже не будет в живых.
По трапу сбежала Энни, по ее щекам текли слезы.
– Они уезжают!
Эван поцеловал ее в лоб:
– С тобой все в порядке?
Она кивнула, потом достала платок и вытерла слезы.
– У меня такое чувство, будто я закрыла двери в свое детство.
Девушка увидела письмо в руке Дрейка, и взгляд ее застыл на сургучной печати.
– Фрэнсис, что это?
Дрейк медленно втянул в себя воздух, а потом также медленно выдохнул его. У Эвана застучало в висках.
– Королевский вызов, – сказал Дрейк. – Боюсь, королева в гневе из-за нашей выходки с Оуэном Перротом и доном Яго.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотое королевство - Виггз Сьюзен



Интересно. Тут есть все любовь, приключения, интриг, пираты.
Золотое королевство - Виггз СьюзенGala
17.05.2013, 12.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100