Читать онлайн Прими день грядущий, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прими день грядущий - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.23 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прими день грядущий - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прими день грядущий - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Прими день грядущий

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

– Хэнс влюбился! Хэнс влюбился!
Люк пробирался вдоль стен нового танцевального зала, стараясь держаться в пределах слышимости, но подальше от кулаков своего семнадцатилетнего брата. Танцующие быстро двигались под звуки скрипки, демонстрируя друг другу веселые хлопчатобумажные платья и яркие охотничьи рубашки. Их пыльные башмаки отстукивали четкий ритм на деревянном полу, ладоши звонко хлопали в такт музыке.
Женевьева через плечо посмотрела на Люка, который с радостной ухмылкой носился вокруг площадки. Мальчишка пользовался каждой возможностью поддразнить Хэнса, но делал это без злости. При этом Люк старался выбирать моменты, когда брат был слишком занят, чтобы постоять за себя.
– Я думаю, Люк прав, – сказала Женевьева мужу, пока они двигались в кругу танцующих. – Хэнс явно увлечен Джейн Карстерс.
Рурк рассмеялся:
– Держу пари, что она отвечает ему взаимностью.
– А почему бы и нет? – спросила Женевьева. – Хэнс дьявольски хорош с этой шапкой русых волос и сияющими голубыми глазами. Когда наш сын в хорошем настроении, он может быть просто обворожителен.
– Да, но почему из всех девушек деревни Хэнс выбрал именно дочку священника?
Женевьева нахмурилась:
– Рурк, что ты говоришь?
– Просто я невысокого мнения о манерах парня. Судя по всему, все мое воспитание не пошло ему впрок.
Он стиснул руку жены, заметив, как Хэнс и Джейн выскользнули за дверь в тихий летний вечер.


– Хэнс влюбился!
Хэнс слегка поежился, услышав за спиной привычные насмешки Люка.
– Черт подери этого нахала, – проворчал он. – Балаболит, как колокольчик на шее у осла. Я ему покажу, когда встретимся дома.
– Хэнс, – вздохнула Джейн. – Ругаться нельзя. Он засмеялся и положил руку на плечо девушки, зная, что Джейн не умеет долго сердиться.
– Я уже слышал это.
– Не мешало бы тебе прислушаться к моим словам.
– Ну же, Джейн, не заводись. Мне хватает Ребекки. Клянусь, моя сестра заткнет за пояс даже твоего отца молитвами и псалмами.
– Кстати, я уже давно не видела тебя в церкви, – напомнила девушка.
Хэнс беспечно махнул рукой:
– И вряд ли увидишь.
– Между прочим, папа велел мне держаться от тебя подальше. Он говорит, что ты дикий и невоспитанный и водишься с Харперами.
Хэнс рассмеялся.
– Так оно и есть, милая. Но… – он прижал девушку к себе, улыбаясь ее мягкому вздоху удивления и удовольствия. – Но ведь именно это тебе и нравится во мне, не правда ли?
Хэнс наклонился к прелестному личику, ища губами губы Джейн. Она, как всегда, немного посопротивлялась, но потом обмякла в его руках. Хэнс накрыл ее губы своими, а его пальцы скользнули по уже зрелому телу Джейн. Юноша весь напрягся, почувствовав знакомое волнение в крови.
– Джейн, – пробормотал он. – О, милая…
Хэнс знал о женщинах гораздо больше, чем большинство парней его возраста, но он приобрел опыт с девчонками из таверны. Дочь священника была совсем другой, такой приличной, чистой и свежей, как страничка из новой Библии.
Хэнсу хотелось первому прочитать эту страничку, поэтому он уже несколько месяцев обхаживал Джейн.
Затаив дыхание, юноша просунул руку между их телами, пока его пальцы не коснулись ее груди. Он никогда еще не вел себя так смело с Джейн, но в этот вечер, наполненный музыкой кузнечиков, ароматом жимолости и распускающегося лавра, все казалось простым, очень простым. Рука Хэнса скользнула дальше, под корсаж платья, и ощущение шелковистого тепла девичьей кожи с новой силой разожгло в нем внутренний огонь. Она обязательно сегодня будет принадлежать ему, обязательно…
Внезапно Джейн уперлась обеими руками в грудь Хэнса и с силой, поразительной для столь хрупкой девушки, так оттолкнула его, что он чуть не упал.
– Как ты смеешь, Хэнс Эдер? – закричала она, закрыв руками пылающие от унижения щеки.
Подавленное неудовлетворенное желание вскружило Хэнсу голову. Он с растерянностью посмотрел на девушку.
– Успокойся, Джейн, я только…
– Я прекрасно знаю, что ты хотел, – продолжала бушевать Джейн, сложив на груди руки, словно защищаясь от него.
– Но что в этом плохого? Ведь ты же моя девушка, так?
– Была, – ответила Джейн, поджав губы. – Но больше не буду, Хэнс. Ты – просто самец. Папа всегда говорил, что ты мне не пара, и оказался прав.
– Джейни!
– Отойди от меня, Хэнс! Отправляйся к своим гулящим девкам в Ричмонде! Ты вполне достоин их.
С этими словами она упорхнула прочь, эдакое облачко из ситца и батистовых нижних юбочек. Хэнс, словно пораженный громом, смотрел, как Джейн немного помедлила у входа в танцевальный зал, затем взяла под руку Питера Хинтона и ушла с ним.
Юноша похолодел, неожиданно услышав совсем рядом веселый, издевательский смех. Из тени вышла Нел Вингфилд.
– Бедный Хэнс, – хрипло проворковала она. – Боюсь, тебе еще многому нужно научиться в обращении с девушками.
– Извините, мисс Вингфилд..
Хэнс попытался проскользнуть мимо женщины, но она загородила ему дорогу и протянула маленькую серебристую бутылочку виски.
– Запомни этот вкус, – сказала Нел, с улыбкой наблюдая за выражением лица юноши. – И ты никогда больше не захочешь кукурузной водки или простого сидра.
Хэнс сделал еще глоток и улыбнулся ей в ответ.
Честно говоря, Нел была довольно хорошенькой женщиной. Правда, уже далеко не девочка, но с крепким роскошным телом и губами, которые, казалось, могли целиком проглотить мужчину.
Когда Нел уводила Хэнса от танцевального зала к своему дому, он знал, что этой ночью попробует не только вкус виски. Хэнс уже и не вспоминал о Джейн Карстерс.


– Лютер! – Женевьева торопливо подошла к причалу, у которого ее старый друг разгружал свою баржу. – Ты не встречал в Ричмонде Хэнса? Господи, он уже почти год не появляется дома.
Лютер Квейд взял женщину за руку и отвел в сторону. На торговой пристани он протянул ей объемистый пакет.
– Цены на кукурузу опять пошли вверх. Скоро ты разбогатеешь.
Равнодушно пожав плечами, Женевьева взяла свои деньги.
– У нас и так есть все, что нужно. Израэль, правда, начинает увлекаться науками. Когда он подрастет, мы с Рурком собираемся отправить его учиться в Вильямсбург, – она посмотрела на свои уже отвыкшие от тяжелой работы руки: последнее время ее главным орудием было перо. – Иногда мне даже кажется, что мы имеем слишком много. Бывают дни, когда Рурк просто сидит без дела, наблюдая, как процветает его ферма. Такое чувство, что мы здесь больше не нужны, – Женевьева нахмурилась. – Между прочим, ты так и не ответил на мой вопрос о Хэнсе.
Лютер понимающе кивнул и задумчиво потер ладонью рукав своей шерстяной рубашки.
– Я видел его. Он живет в меблированных комнатах на Маршалл-стрит, в достаточно приличном месте. И работу имеет приличную: служит у Хораса Рэтфорда.
– Члена Законодательного собрания?
Лютер снова кивнул:
– Насколько я понял, Хэнс выполняет различные поручения, занимается разборкой корреспонденции и все в этом роде.
– Но почему же ты не сказал мне об этом сразу?
– Хэнс живет развеселой жизнью. Рэтфорд ценит парня, обхаживает его. Боюсь, что Хэнс слишком любит карточные столы и женщин, – Лютер искоса посмотрел на Женевьеву, – ямайскую водку и…
Женевьева крепко сжала губы:
– Ну, что там еще?
Лютер повозил ногой по земле, чувствуя себя явно не в своей тарелке.
– Послушай, Женевьева, может, мне не следует…
– Пожалуйста, Лютер!
– На прошлой неделе с плантации Уитни сбежали четырнадцать рабов. По этому поводу допрашивали Калвина Гринлифа и Хэнса, и, боюсь, достаточно строго.
Женевьева ничуть не удивилась этому известию. Она никогда на раскаивалась в том, что научила Хэнса ненавидеть рабство. Правда, ей хотелось, чтобы они с Калвином проявляли крайнюю осторожность в борьбе с существующими порядками. Плантаторы вокруг Ричмонда не станут особенно церемониться с черным бунтовщиком и быстро повесят неугодного.


На следующий день Женевьева собирала Рурка в Ричмонд, изо всех сил стараясь побороть охватившее ее необъяснимое дурное предчувствие. Они оба понимали, что поездка будет напрасной: Хэнс – не фермер, и вряд ли им удастся уговорить его изменить свой образ жизни.
В этот день январское небо казалось голубым, как крыло сойки; зимний холод на короткое время уступил место теплу, но на душе Женевьевы было тревожно. Вдобавок ко всему, ей почему-то нездоровилось. Последние несколько недель она чувствовала себя такой усталой, что с трудом вставала по утрам. От одного запаха пищи Женевьеве становилось плохо.
– Боже милостивый! – вдруг охнула она, хватаясь за Рурка.
– Что такое, Дженни?
Женевьева смущенно взглянула на мужа, чувствуя, как радость расцветает в ее сердце. Какая же она все-таки глупая: не узнала так знакомые ей когда-то признаки.
– Да ведь я беременна! – рассмеялась Женевьева, прильнув к груди Рурка.
Ее неожиданно охватило давно забытое чувство умиротворения, которое было прелюдией к тому инстинкту высиживания птенцов, что проснется чуть позже.
Опомнившись от удивления, Рурк заключил жену в объятия и закружил вокруг себя, смеясь счастливым смехом.
– Это же прекрасно, Женевьева, милая, – ответил он, осторожно опуская ее на землю. – Это просто замечательно! Самое время в нашем доме снова появиться малышу.
У Женевьевы на миг перехватило дыхание от той хрипотцы, которая слышалась в его голосе. Смерть Матильды нарушила спокойное течение их жизни, она по-прежнему витала над ними как небольшое, но темное облачко. Даже новый ребенок не мог уменьшить горечь утраты, но он дарил надежду и веру в счастливое будущее.
Рурк нежно поцеловал Женевьеву:
– Я уверен, Хэнс обрадуется этой новости. Будь осторожна. Я скоро вернусь.
Женевьева надеялась, что теперь, когда все прояснилось, она успокоится, но этого не произошло. После отъезда Рурка ее снова охватило леденящее чувство тревоги, которое она не могла ни понять, ни объяснить.


– Ты словно Валаамова ослица, Бекки, – раздраженно проговорил Люк, поднимая только что отрубленную дубовую перекладину и прилаживая ее к ограде. – Положи же эту чертову книгу и помоги мне!
Нижние ряды ограды потемнели и уже начали гнить, поэтому Люк решил сделать новый забор из свежих, светлых досок.
Ребекка нахмурилась:
– Это Божья книга, а ты говоришь о ней, как безбожник.
– Да, это так, – согласился Люк, – но она совершенно не помогает нам чинить забор. Подними-ка лучше другой конец перекладины.
Девочка вздохнула и засунула в карман фартука маленький томик в красном кожаном переплете. Эту Библию и маленького деревянного медвежонка, вращающегося на палочке, ей подарил Рурк на десятый день рождения. Ребекка очень дорожила ими, потому что отца она почитала почти так же ревностно, как и Бога.
– Не понимаю, зачем мы это делаем, – проворчала девочка. – Папина ограда еще совсем хорошая.
– А эта будет лучше, – самоуверенно заявил Люк, точно прилаживая перекладину на нужное место. – Я хочу все закончить к папиному возвращению из Ричмонда – сделать ему сюрприз.
Некоторое время они работали молча. В свои одиннадцать лет Люк был рослым, ладным мальчиком. Он обладал страстью ко всяким новшествам и изобретениям, при этом хорошо соображая, как и что нужно мастерить. Ребекка была на год моложе его, но не менее трудолюбива, хотя явно предпочитала ежедневной работе на ферме чтение Библии и пение псалмов. К десяти годам она превратилась в довольно крепкую девочку с огромной копной рыжих, кудрявых, совершенно непослушных волос, которые никак не хотели сидеть под шляпой, куда их упрямо заправляли.
Ребекка по привычке принялась напевать куплеты гимна Уотса, успевая при этом показывать брату язык. Люк притворялся, что с трудом терпит ее пение и изо всех сил стучал большим деревянным молотком по перекладине.
– Ну-ну, – неожиданно раздался позади них хриплый голос. – Вы вдвоем представляете собой весьма прелестную парочку.
Люк отложил молоток и, сняв шляпу, серьезно сказал:
– Здравствуйте, мисс Вингфилд.
Мальчик плохо знал эту женщину с другого конца деревни. Поговаривали, что во время войны она симпатизировала тори, и что мужчины, которых мисс Вингфилд нанимала работать на ферме, включая и знаменитых братьев Харпер, не отличались примерным поведением.
В отличие от родителей, Люк догадывался, почему прошлой весной Хэнс уехал из Дэнсез Медоу. Тогда он удивил всю деревню, бросив Джейн Карстерс накануне их предполагаемой свадьбы. Одному Люку было известно, что в это время Хэнс связался с мисс Вингфилд. Скрывая это, он ходил пешком, чтобы его коня не увидели около ее дома, но Люк спал с Хэнсом в одной комнате и каждую ночь улавливал запах виски и сильный цветочный аромат духов. Кроме того, возвращаясь под хмельком, брат часто бормотал во сне имя своей любовницы.
Неожиданно Хэнс бросил все и уехал. Люк считал, что таким образом брат решил положить конец связи с женщиной, по возрасту годившейся ему в матери.
Честно говоря, Люку никогда не нравилась Нел Вингфилд: ни ее странное произношение, ни облако слишком желтых волос вокруг ярко накрашенного лица, ни невысказанная, но явная вражда между ней и их матерью, ни то, как эта женщина смотрела на Хэнса.
Мисс Вингфилд никогда не наносила светских визитов. Она появлялась со своей фальшивой улыбкой и хриплым голосом только тогда, когда ей было что-нибудь нужно.
– Чем могу служить, мадам? – сухо спросил Люк.
– Я надеялась, что ваш отец сумеет помочь мне. Один из моих негров сбежал два месяца назад, а три работника заболели малярией. Мне нужно доставить на пристань кукурузу.
– Папы нет, – заявила Ребекка, неодобрительно сжав губы.
Все знали, что кукуруза мисс Вингфилд превращалась в виски, по утверждениям, высшего качества, но тем не менее, виски. Ребекка вытащила из своего кармана медвежонка и принялась нервно теребить его в руках.
Нел озабоченно вздохнула:
– Не знаю, что мне теперь делать?
Она внимательно посмотрела на Люка, точно впервые заметив его. Ее поразили зеленые, как листья на ярком солнце, глаза мальчишки и сияющий рыжий цвет волос.
– Ты делаешь честь своему отцу, – протянула Нел, откровенно любуясь веснушчатым лицом Люка, затем слегка кивнула Ребекке. – А у тебя тоже цвета отца, но ты больше похожа на мать.
Ребекка глубоко вздохнула:
– Спасибо, мадам.
Она прекрасно понимала, что в устах Нел эти слова не были комплиментом: мисс Вингфилд ненавидела их мать.
– Ну, пойдем, – коротко приказала Нел. – Надо выполнить работу.
– Извините, мадам, – вежливо, но твердо возразил Люк. – Мы еще не закончили здесь.
Мисс Вингфилд выпрямилась, злобно сверкнув глазами. Она посмотрела на заросший тростником берег реки и поднимающийся в гору луг и, не заметив никого поблизости, дернула Ребекку за руку.
– У вас такие же дурные манеры, как и у ваших родителей, – выпалила женщина.
– Оставьте ее, – дрожащим от едва сдерживаемой ярости голосом тихо произнес Люк. – Оставьте мою сестру в покое.


Тростник слегка раздвинулся, и из него выглянуло треугольное, медного цвета, лицо. Несколько секунд индеец внимательно наблюдал за троицей наверху, затем его тонкие губы сложились в улыбку.
– Тринадцать лет, Мезека, – прошептал он своему товарищу. – Тринадцать лет я искал его и, наконец, нашел.
Второй индеец с сомнением покачал головой; перья, украшавшие его, задели тростник.
– Это же не твой солдат, Черный Медведь.
– Знаю, но мы нашли его женщину и детей. Такие волосы, подобные огню костра, я видел только раз в жизни, – индеец прищурил здоровый глаз и злорадно прорычал: – Это даже лучше, чем я думал. Я поклялся отомстить Рурку Эдеру за убийство отца и брата, а они были и твоими воинами, Мезека.
Черный Медведь снова посмотрел на берег: женщина за что-то бранила детей, которые смотрели на нее с явным вызовом.
– Белый человек ценит свою семью выше всего на свете. Вот его семья и станет нашей платой, – он кивнул на женщину, раздраженно размахивающую руками. – С ней будет трудно справиться и с парнем. Мы убьем мальчишку и заберем женщин.
– Только нужно торопиться, Черный Медведь, – предупредил Мезека. – Наши люди давно уже не заходили так далеко на территорию белых.
– Все в порядке. Сегодня мы снова удивим их.
В воровском молчании они начали готовиться к нападению. Достав из каноэ длинную веревку из сыромятной кожи, индейцы сделали из нее лассо, затем схватили остро наточенные ножи и томагавки и с яростными криками выскочили из засады.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прими день грядущий - Виггз Сьюзен



Очень хорошо написано. Жизнь 2 - х поколений одной семьи. Сильные характеры ГГ, любовь, месть, индейцы, приключение.
Прими день грядущий - Виггз СьюзенGala
19.05.2013, 13.33





Не думаю , что это легкий женский романчик .. Тяжелый жизненный путь гг , война с индейцами , все чего то ждут годами.. Если кто любит описание секса , то вас огорчу , его здесь вообще нет, зато куча детей и трагедий , наверно перебор особенно в конце.. 7/10
Прими день грядущий - Виггз СьюзенVita
30.10.2014, 7.12





Хороший роман давно такие не читала, секса нет а любовь есть, интересный жизненный сюжет нет длинных монологов сюси пуси.
Прими день грядущий - Виггз СьюзенОксана
24.01.2015, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100