Читать онлайн Лилия и Леопард, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лилия и Леопард - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лилия и Леопард - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лилия и Леопард - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Лилия и Леопард

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Ее испуганный крик заставил рыцаря вздрогнуть. Ранд с ужасом увидел, что Лианна вот-вот сорвется вниз. Неужели он нашел ее только для того, чтобы потерять?
Ранд едва успел взобраться на самый верх лестницы и подхватить падающую фигурку. С бьющимся от волнения сердцем он крепко прижал к себе девушку. Если бы не его мертвая хватка и железная воля, лестница бы опрокинулась, и они бы упали в ров.
Ранд зарылся лицом в прохладные шелковистые волосы Лианны и мысленно поблагодарил герцога Бургундского за то, что он правильно определил ее маршрут.
— Ты со мной, любовь моя, — пробормотал Ранд.
Далеко внизу горели факелы, отбрасывая длинные жуткие тени на стену башни. Послышались восторженные крики и аплодисменты.
Некоторое время Лианна не могла произнести ни слова, не могла даже вздохнуть. Обезумев от страха, Ранд начал осторожно ощупывать ее лицо, шею, руки, думая, что она сильно ушиблась.
— О Господи! — задыхаясь, шептал он. — Скажи, что с тобой?!
Наконец Лианна пришла в себя и сразу же попыталась вырваться, ее локоть больно уперся ему в ребра.
— Пусти меня! — закричала она.
Ранд прижался к стене, стараясь найти на лестнице устойчивое положение для ног.
— Перестань извиваться, иначе ты убьешь нас обоих!
— Если мне и суждено умереть, знай, что это ты, англичанин, принудил меня к этому.
Он почувствовал себя виноватым, но сейчас было не время для объяснений. Ранд попытался прижать к себе ее руки, чтобы лишить Лианну свободных движений.
— Не я, а твое собственное безрассудство. Ради Бога, ты будешь стоять спокойно?
— Никогда! — не унималась девушка. — Я никогда не перестану бороться с тобой англичанин!
— Ты хочешь, чтобы я применил силу? Или тебе не терпится поплавать?! — в сердцах воскликнул Ранд, не зная, как еще убедить ее прекратить сопротивляться на столь шаткой лестнице.
— Ха! — фыркнула Лианна, поворачиваясь к нему лицом. — Ты бы с удовольствием утопил меня. Хотела бы я посмотреть, как ты будешь выбираться из рва с моим мертвым телом.
Он выдержал ее враждебный взгляд. До сих пор Лианна была его возлюбленной. Сейчас Ранд смотрел на нее как на своего противника. В любящем сердце рыцаря появилась холодная непримиримость.
— Послушай, Лианна, — отчеканил он, — Однажды я взбирался по лестнице в горящей одежде, а сверху на меня сыпался град камней. Если я выдержал это, то смогу выдержать и твое сопротивление.
Лианна притихла и осторожно спросила:
— Как ты нашел меня?
Ранд твердо и спокойно посмотрел на нее, хотя чувствовал нестерпимую боль в раненой руке.
— Ты позвала меня. Знай, Лианна, я всегда услышу тебя, каким бы слабым не был твой крик.
— Я бы справилась и сама, если бы выдержала скоба, — раздраженно ответила она.
Ранд покачал головой.
— Ты можешь ввести в заблуждение лишь того, кто тебя совершенно не знает, — он заботливо откинул с ее лба прядь шелковистых волос; девушка вздрогнула от его прикосновения. — А я хорошо изучил тебя, Лианна. Я знаю каждую клеточку твоего тела, каждый уголок твоей души.
Ее плечи устало поникли. Ранд почувствовал, что боевой дух покидает Лианну, но с сожалением отметил, что напоминание об их близких отношениях болью отозвалось в сердце девушки.
— Да, ты хорошо меня знаешь, — безрадостно подтвердила она. — В таком случае отпусти меня, и я сама последую за тобой вниз.
Ранд изучающе посмотрел на Лианну, опасаясь очередной уловки с ее стороны, но увидел только усталость и смирение. Правда, глаза… Скрытый в них огонь напомнил ему предостережения Джека: «Не доверяйте ни словам, ни поступкам своей жены».
Они начали осторожно спускаться по лестнице. Острая боль снова обожгла руку Ранда, но он, казалось, не замечал этого; его сердце буквально разрывалось от того, что Лианна испытывает к нему такую ненависть, что готова подвергнуть опасности свою жизнь, лишь бы не быть с ним вместе.
Господи, а Ранд чуть не лишился рассудка, разыскивая ее! Служанка, которая должна была находиться с ней в комнате, без сомнения, до сих пор не может прийти в себя после его свирепого допроса. Стражник, уснувший на посту, возможно, сейчас страдает от боли в сломанном ребре — Ранд таким образом разбудил его.
Он первым достиг рва и шагнул в привязанную здесь же лодку, потом обхватил Лианну за талию и попытался снять ее с лестницы.
— Не надо… — глаза девушки расширились от ужаса. — Боже мой, я… я не сяду в эту протекающую посудину.
Потеряв всякое терпение, Ранд сорвал ее с лестницы и поместил в лодку.
— Если бы ты не затеяла этот безрассудный побег, то сейчас бы в безопасности находилась в своей постели, — резко сказал он, но, почувствовав, что она вся дрожит от страха, немного смягчился. — Все будет в порядке, только сиди спокойно, — ему так хотелось поцелуем убрать тревожную складку с ее бледного лба. — Как бы ты перебралась через ров, если бы я вовремя не подоспел?
Лианна упрямо тряхнула головой.
— В своей жизни я пользуюсь лишь одним средством: принимаю решение и выполняю его, англичанин. Я бы добралась до веревочного моста.
— Мост убран, — усмехнулся Ранд.
— Я бы все равно нашла выход, — настаивала она.
Высокомерное холодное выражение лица, уверенная поза — все говорила о том, что Лианна готова перебороть свой самый сильный страх, чтобы убежать от мужа. Ранд почувствовал себя уязвленным.
С мрачным видом он схватился за весла и, несмотря на боль в руке, начал быстро грести. Лианна сидела молча, глядя перед собой широко открытыми глазами, но по тому, как побелели костяшки ее пальцев, как она судорожно вцепилась в борта лодки, чувствовалось сильное напряжение. Когда Ранд помогал ей выбираться из лодки, руки девушки были холодны как лед.
Не успели они сделать и несколько шагов, как Лианна снова рванулась вперед. Ранд понял, что она все еще намерена убежать от него. С досадой и отчаянием он схватил ее за руку и пошел рядом.
Лианна вспыхнула.
— Отпусти меня, англичанин.
Ранд посмотрел на толпившихся на берегу людей и тихо произнес:
— Или ты пойдешь добровольно, Лианна, или мне придется нести тебя.
Она попыталась вырваться.
— Ну что ж, тогда тащи меня, — огрызнулась Лианна. — Покажи всем, какой ты трус!
Терпению Ранда пришел конец. Стиснув зубы, он схватил ее на руки и направился к мосту, перекинутому от главной башни. Толпа расступилась. На освещенных факелами лицах играли улыбки; английские и французские голоса бормотали непристойности.
Лианна вся напряглась и казалась удивительно хрупкой. Ее застывшее лицо было бледным как полотно.
— Я никогда не прощу тебе этого, англичанин, — проговорила она, стиснув зубы.
— Герцог Бургундский предоставил тебе выбор.
— Ха! Выбор между замком и монастырем?! Это не выбор. Я никогда не покорюсь тебе, — отрезала Лианна.
— Никогда — это очень долго.
— Вечности не хватит, чтобы доказать мою ненависть!
Ранд почувствовал, как холодный камень лег на его сердце. Даже тепло Лианны, которую он держал в своих объятиях, не смогло отогреть Душу.
Не говоря больше ни слова, Ранд пересек двор и стал подниматься по ступенькам в круглую башню. Притихшие охранники почтительно расступились перед ними, и рыцарь вошел в спальню.
Служанка Лианны складывала ее свадебный наряд. Одного свирепого взгляда Ранда было достаточно, чтобы она бросилась вон из комнаты. Он с грохотом закрыл дверь.
Спальню освещали масляные лампы на стенах, на дубовом столе находились еще две свечи, бросая колеблющийся свет на свадебный ужин. Он состоял из холодного цыпленка, яблок, фиников, орехов и сыра. Ранд заметил также кувшин вина и два кубка.
Однако Лианна вовсе не собиралась праздновать свое замужество. Как только Ранд отпустил ее, она бросилась к столу и стала швырять в него глиняную посуду. Он растерянно стоял у двери. С силой, удивительной для ее хрупкого сложения, девушка запустила в Ранда кубком для вина.
— Лианна… — он уклонился от летящего в него подноса. — Лианна, прекрати немедленно, выслушай меня!
Глиняный кувшин разбился совсем рядом с его головой.
— Я не собираюсь слушать тебя, англичанин! — она запустила в него вазу с цветами. — Будь ты проклят!
Раздался осторожный стук в дверь.
— Милорд, что-нибудь случилось?
— Оставьте нас, — проревел Ранд.
Лианна стояла среди черепков, разбросанных фруктов и осколков стекла, словно разгневанная богиня. Быстрым движением руки она сбросила со стола свечи, и комната оказалась в полутьме. Тогда Лианна замахнулась на Ранда вторым кубком, но поскользнулась на битом стекле.
— Будь осторожна, Лианна! — воскликнул он. — Ты ведь можешь порезаться.
В ту же секунду раздался звон разбитого стекла, и Ранд почувствовал острую боль над правой бровью, теплая кровь стала заливать ему глаза.
С трудом сдерживая себя, он вытер рукой кровь, при этом осколок стекла вонзился в правую скулу. Ранд поморщился от боли, а когда открыл глаза, Лианна уже занесла одну ногу в окно.
Вне себя от ярости, он в два прыжка оказался возле нее.
— Черт тебя побери, женщина! — заорал Ранд. — Ты что, дважды лишилась ума?!
Схватив Лианну за руку, он втащил ее обратно в комнату. Но она отчаянно сопротивлялась, отбиваясь руками и ногами, царапаясь, как кошка.
Ранд пытался удержать Лианну, несмотря на нестерпимую боль в раненой руке и резь в глазах. В конце концов его терпение достигло предела, выругавшись, он с силой швырнул ее на кровать.
— Раз ты решила поиграть в жестокие игры, — тяжело дыша, сказал Ранд, — я должен принять твои условия.
Одной рукой он крепко сжал запястья девушки, а другой оторвал шнур от занавеси на кровати.
— Что ты делаешь? — прошипела Лианна, извиваясь в его железных объятиях.
— Пытаюсь оградить нас обоих от твоего бурного нрава.
— Ты — варвар!
— О, ты не всегда так думала.
Разгневанная этим язвительным замечанием, она ударила его ногой.
У Ранда на миг перехватило дыхание.
— Ты потеряла всякий контроль над собой.
Двумя шнурами он крепко привязал Лианну к кровати, заведя ее руки за голову.
Девушка кусала губы, чтобы не заплакать. Она просто не узнавала человека, который находился сейчас рядом с ней. Золотистые волосы Ранда были взъерошены, лицо залито кровью, губы плотно сжаты; он выглядел таким страшным и безжалостным, как Хелквин-Охотник.
Лианна стиснула зубы, чтобы не запросить пощады. Нет, она никогда не будет ни о чем умолять его и не покажет ничего, кроме своего презрения.
Как следует закрепив узел, Ранд отошел от кровати, отложил в сторону шпагу и снял перевязь.
Повернув голову, Лианна с удивлением наблюдала за его действиями, потом испуганно спросила:
— Чем ты собираешься заниматься?
Ранд скривил губы в безжалостной улыбке.
— Я собираюсь лечь в кровать, баронесса.
— В эту?
— Я здесь не вижу другой.
Горячая волна желания затопила Лианну, но холодная ярость заморозила ее сердце.
— Не подходи, — выдохнула она. — Прошу, держись от меня подальше, англичанин.
Он не ответил, жадно скользнув глазами по ее телу. Отшвырнув ногой черепки, Ранд нашел уцелевший кубок и наполнил его вином, потом сделал один большой глоток и предложил Ли-анне. Она энергично замотала головой.
Пожав плечами, Ранд начал снимать тунику. Внимание Лианны привлекла ужасная кровоточащая рана чуть повыше локтя.
— Ты ранен, — сказала она, стараясь скрыть тревогу в голосе.
Он без всякого интереса взглянул на окровавленный разрез.
— Стрела одного из лучников Гокура.
Лианна сразу вспомнила свистящие звуки, которые она слышала вчерашней ночью. «Боже мой, — удивилась девушка, наблюдая, как легко и грациозно Ранд двигается по комнате. — Кажется, он совершенно не чувствует боли».
Заметив ее взгляд, Ранд слегка улыбнулся.
— Думаешь, англичанин не может истекать кровью?
Непрошеные слезы навернулись на глаза Лианны.
— Как он может истекать кровью, если у него нет сердца?!
Его улыбка сразу погасла, только тени трепетали на лице, как маленькие темные птички.
— У меня есть сердце, Лианна. Я чувствую, как оно разрывается на части, когда вижу презрение в твоих глазах.
— А что, скажи на милость, ты ожидал? — спросила она, чуть не плача, и, не дождавшись от Ранда ответа, поинтересовалась: — Как долго ты собираешься держать меня привязанной в кровати?
Он пристально посмотрел на Лианну печальными глазами.
— Пока ты не выслушаешь все, что я хочу сказать, и не перестанешь воевать со мной и убегать от меня.
С этими словами Ранд обмакнул край рукава в кувшин с водой и осторожно вытер кровь с лица и руки.
«О Боже, — с запоздалым раскаянием подумала девушка. — Я ранила его». Она шевельнула связанными руками, словно желая залечить раны, но тут же отогнала мысль о помощи своему врагу.
Между тем Ранд, позвякивая шпорами, подошел к кровати. Лианне показалась знакомой эта картина. Она вспомнила сон, который преследовал ее с первых дней встреч с рыцарем: Лазарь Мондрагон, подойдя к ней, превращается в Ранда. Это видение всегда наполняло Лианну томной страстью. Но сейчас она чувствовала лишь тоску и безнадежность: ведь на плаще Ранда красовался ненавистный леопард.
Быстрыми ловкими движениями Ранд начал сбрасывать с себя оставшуюся одежду. Лианна попыталась отодвинуться, но шнуры крепко удерживали ее. При слабом свете масляных ламп она видела его мускулистую грудь с золотистой порослью курчавых волос, широкие плечи, сильные руки, его мужественное лицо и чувствовала, как внутри поднимается горячая волна желания.
Когда он нагнулся, чтобы отстегнуть шпоры, разуться и раздеться до конца, Лианна беспокойно пошевелилась и закрыла глаза. Боже мой, где же ее женская гордость, почему она еще желает этого вероломного англичанина?!
Нежная рука убрала прядку волос с виска Лианны. Вздрогнув, она зажмурилась еще крепче.
— Я хочу, чтобы ты посмотрела на меня, Лианна.
Девушка гордо вскинула голову и выпалила:
— Я смотрю на негодяя и предателя!
— Нет, ты видишь перед собой человека, который любит тебя и будет любить вечно, человека, который готов простить твой обман.
— Не говори мне о любви! Ты любишь только своего короля-узурпатора и свои отвратительные притязания на мой замок.
Ранд печально покачал головой.
— Я люблю только тебя.
— Ты лжешь, — упорствовала Лианна, стараясь злостью заглушить боль в сердце. — Все это время ты знал, кто я, и обманывал меня своими расспросами о моей «госпоже» и фальшивыми заверениями о том, что ты — странствующий рыцарь.
Ранд отпрянул от нее, в его глазах застыло изумление. Если бы Лианна не знала, что он — лживый «проклинальщик», то, пожалуй, поверила бы в искренность этого удивления.
— Как? Ты, действительно, думаешь, что я знал, что встречаюсь с мадемуазель де Буа-Лонг? Она вся напряглась.
— Почему же еще ты встречался со мной день за днем, надоедая своими хитрыми вопросами и полуправдой?
Ранд коснулся ее щеки, но Лианна отшатнулась, не желая принимать его ласки.
— Ты ведь знаешь меня и должна верить тому, что знаешь. Я не собирался плести интриги. Все начиналось вполне невинно. Вспомни, ты сама спросила меня, не родом ли я из Гаскони. Тогда я и решил для нашего же блага представиться французским странствующим рыцарем.
— И хорошо, что ты не сказал мне правду, иначе я бы наставила на тебя свою аркебузу, — усмехнулась Лианна.
— Лианна, — тихо сказал Ранд. — Я, правда, даже не догадывался, кто ты. Когда мне сообщили, что я помолвлен с француженкой, которой уже двадцать один год, в моем воображении сразу возникла женщина с каким-то изъяном. Иначе как объяснить то, что она до сих пор не была замужем?
— Да, я с изъяном, — горько ответила Лианна. — Я испорчена своим дядей, который больше заботился о всякого рода интригах, чем обо мне.
Ранд успокаивающе положил руку ей на плечо, хотя девушка и пыталась воспротивиться этому.
— Однажды я тайно пробрался к замку и увидел скачущую через мост черноволосую женщину. Теперь-то мне известно, что это была Маси Мондрагон, но тогда я принял ее за мадемуазель де Буа-Лонг. Неужели тебя удивляет, что я никак не связал между собой светловолосую девушку в рощице и темноволосую женщину, стегающую кнутом слугу?
Однако Лианна продолжала упорно гнуть свою линию.
— Даже если это и правда, твой непочтительный слуга должен был указать тебе на твою ошибку. Без всякого сомнения, он дал самое подробное описание мадемуазель де Буа-Лонг.
В глазах Ранда появились смешинки.
— Джек, действительно, описал тебя, Лианна. Он заявил, что ты холодная, бессердечная, высокомерная. Боюсь, что Джек был несколько не в себе после твоего выстрела, чтобы признать, что ты ангельски хороша.
— Он такой же изворотливый и хитрый, как и его хозяин, — огрызнулась Лианна.
— Но ведь ты тоже придумала сказку.
Она хотела и не могла отвести взгляд от его ласковых глаз, в которых горел завораживающий ее огонь. Ранд погладил Лианну по щеке.
— Сирота в замке — правда. Но дочь охотника, хорошо образованная компаньонка владелицы замка? Ты была так убедительна, как же я мог не поверить тебе?
— Ты знал, англичанин, — твердила она, извиваясь всем телом, чтобы избавиться от его обжигающего прикосновения.
— Нет, — прошептал Ранд, наклоняясь к ней. — Кроме того, Лианна, ты забыла о самом убедительном подтверждении моей правоты.
— Что ты имеешь в виду? — высокомерно спросила девушка.
— К моменту моего прибытия во Францию мадемуазель Беллиан уже была замужем, — он нежно погладил ее по руке. — Но девушка, с которой я занимался любовью у креста Святого Катберта, была девственницей.
Это оглушило Лианну: удар был точен. Господи, как же хорошо Ранд знал ее.
— Нет, — защищаясь, неистово отрицала она. — Я не была, я…
— О Лианна, с кем ты споришь?! — сказал Ранд. — Правда, сегодня во время праздника в мою душу закралось сомнение, но когда я вспомнил, как мы впервые любили друг друга, от йего не осталось и следа, — его пальцы погладили ее бедро. — Еще до того, как я увидел кровь, я уже знал, что ты девственница. Пожалуйста, не делай вид, что все забыла. Ты была так свежа, так восхитительно смущена… Даже не имея собственного опыта, я догадался о твоей невинности.
Лианна зажмурилась, пытаясь отогнать нахлынувшие воспоминания. Разве могла она это забыть: его колебания, свою неопытность, его нежные руки, свою податливость, наслаждение, которое они получали от близости друг с другом.
— Скажи мне, — настаивал Ранд. — Объясни, как могло случиться, что будучи замужем, ты осталась целомудренной?
Девушка, прищурившись, посмотрела на него и потянулась всем телом.
— Я не хочу, чтобы меня допрашивали, как узника на дыбе. Я не обязана тебе ничего объяснять, — неожиданно мрачное подозрение мелькнуло у нее в голове. — А вот ты должен мне кое-что рассказать.
— У меня от тебя нет секретов, Лианна. Больше нет, — улыбнулся Ранд.
«О, я чувствовала себя намного счастливее, когда они у тебя были», — с горечью подумала Лианна, а вслух холодно заметила:
— Я нахожу, что Лазарь Мондрагон утонул в очень удобное для тебя время: как раз тогда, когда ты силой вынудил меня вступить с тобой в брак.
Ранда так покоробило ее заявление, что он едва мог дышать. Бросив на Лианну яростный взгляд, рыцарь, наконец, с трудом произнес:
— Ты заходишь слишком далеко, обвиняя меня в убийстве.
— Неужели, англичанин? — усмехнулась она. — Ты проник в мой замок, похитил меня, бросил вызов лучникам Гокура. Тебе многое приходится делать во имя короля Генриха. Почему же не пойти на убийство?
— Твой дядя заверил меня, что ваш брак был быстро аннулирован, — с горечью произнес Ранд.
Лианну охватили сомнения. Она хорошо знала, что ее дядя, герцог Бургундский, даже королей обманывал полуправдой и пустыми обещаниями. Почему же она ожидает, что Ранд должен видеть насквозь умеющего искусно плести интриги Жана Бургундского?
Тем не менее голосом холодным как лед Лианна заявила:
— В марте ты отсутствовал две недели. Как я могу узнать, не ездил ли ты в Париж, не умер ли Лазарь от твоей руки?
Лицо Ранда окаменело от гнева. Затем, справившись с собой, он нежно провел кончиками пальцев по подбородку девушки, по ее шее. Лианна попыталась представить эту руку, сжимающей горло беззащитного человека… и не смогла.
Словно прочитав ее мысли, Ранд тихо сказал:
— Ты будешь знать это наверняка, если поверишь мне.
— Тогда я не узнаю никогда, потому что никогда не поверю тебе.
Ранд дотронулся до шнура на ее запястье.
— Могу ли я доверять тебе, Лианна?
И хотя Лианна понимала, что он предлагает ей возможность освободиться от этих пут, она не удержалась и бросила ему в лицо:
— Ты можешь быть уверен только в том, что я сделаю все, что в моих силах, чтобы разрушить твои планы.
Ранд медленно, словно неохотно, убрал руку с надежно завязанного шнура и какое-то время сидел молча, понурив голову. Лианна слышала его учащенное дыхание, видела перед собой обнаженную вздымающуюся грудь, чувствуя, как силы оставляют ее.
Наконец он заговорила.
— Мы вместе, Лианна. Ни этого ли мы всегда хотели?
— Я хотела Ранда, а не Энгуиранда Фицмарка.
— Мы не изменились, — Ранд наклонился к ней и прошептал: — Это наша брачная ночь.
Лианна испуганно вздрогнула и отвернулась.
— Нет!
Он нежно провел языком по ее маленькому уху.
— Ты можешь ругать меня сколько угодно, но в глубине души ты знаешь, что наши судьбы переплелись навсегда. Я хотел, чтобы ты стала моей женой. И ты стала ею.
Охваченная желанием и страхом, Лианна все же нашла в себе силы, чтобы возразить ему.
— Ты хотел мой замок, а не меня.
Ранд улыбнулся — настолько неубедительно прозвучал ее голос, и дотронулся до пульсирующей жилки на обнаженной шее.
— Я хочу тебя, Лианна. Всегда.
Она попыталась отодвинуться, но безуспешно.
— Тогда лучше держи меня связанной, потому что я никогда не пойду тебе навстречу.
— Я удержу тебя своей любовью, а не цепями, — прошептал он, целуя ее лицо, шею.
Лианна из последних сил пыталась побороть желание, горячей волной затопившее все ее тело. Но красота Ранда, его ласки делали невозможным дальнейшее сопротивление. Она со страхом чувствовала, как помимо ее воли набухают груди, увлажняется лоно.
— Если бы ты знала, как ты сейчас прекрасна, — пробормотал Ранд. — Мне всегда нравились твои серебристые тона, но этот призрачный свет придает тебе какой-то золотой оттенок.
Он взял в ладони ее лицо и прильнул к губам жадным поцелуем. Лианна говорила себе, что если бы руки были у нее свободны, она бы отвесила ему пощечину. А может быть, нет?
Этот страстный поцелуй связал Лианну по рукам и ногам сильнее, чем бархатные шнуры, он грозил сокрушить ее волю, растопить ее ненависть, ввергнуть в пучину сладострастия.
Собрав последние силы, она отвернулась и прерывающимся голосом произнесла:
— Немедленно прекрати это.
— Я хочу гораздо большего, Лианна.
Его руки медленно опустились вниз. Ранд почувствовал, как заострились ее груди под тонкой туникой, и принялся осторожно ласкать их, делая круговые движения. Лианна закусила губу, чтобы сдержать готовый сорваться с губ крик.
Его нежные ласки таили в себе что-то жестокое, как будто Ранд стремился доказать свое превосходство, свою власть над ее телом.
— Мы никогда еще не занимались любовью в темноте, — вслух размышлял он. — Мы всегда любили друг друга при ярком солнечном свете.
— Теперь эта любовь обречена погрузиться во мрак, — с вызовом сказала Лианна.
— Любимая, — Ранд поцеловал ее в губы. — Нам совершенно не нужно быть врагами.
— Но мы — враги, и навсегда останемся ими. Подумай об этом, Энгуиранд Фицмарк. Ты — англичанин и собираешься отдать мой замок королю Генриху. Я — француженка и буду сопротивляться этому до последнего вздоха.
— Я люблю тебя.
— А я презираю тебя!
— Да? — улыбнулся Ранд и погладил ее бедро; у Лианны перехватило дыхание. — Скажи, что ты презираешь это, — его пальцы продолжили свое восхитительное путешествие. — Ты любишь меня. И когда-нибудь сама скажешь об этом.
— Никогда, — клятвенно заверила она и хотела произнести гневную обличительную речь, но Ранд закрыл ей рот поцелуем.
Слабея от желания, Лианна решила, что самое лучшее — это представить себе, что с ней сейчас Ранд, ее возлюбленный. Она попыталась как-то оправдать свое вожделение. Очевидно, в вино, которое ей подали на пиру, было подмешано зелье. Конечно же, ее опоили возбуждающей настойкой! Иначе бы она не лежала так спокойно, отдаваясь ласкам своего врага.
Ранд страстно целовал Лианну в губы, в то время как его руки, так хорошо знающие каждую клеточку тела любимой, возбуждали ее. Сильные пальцы медленно скользили по обнаженной ноге, забирались под тунику, все увереннее прокладывая себе путь.
Тело Лианны предало ее. Оно полностью расслабилось и отказывалось подчиняться разуму. В глубине души Лианна даже радовалась, что у нее связаны руки: это не давало ей возможности сопротивляться и оправдывало ее покорность Ранду.
Лианна презирала себя за то, что поддалась его ласкам; она ненавидела Ранда за то, что он довел ее до такого состояния. Но пока Лианна боролась с собой, руки Ранда обещали ей бездну наслаждений.
— О, любимая, — прошептал он, развязывая тунику. — Я так мечтал стать твоим мужем… ты такая сладкая… — его губы следовали за его руками.
Лианна вдруг с удивлением отметила про себя, что Ранд говорит по-французски. «Мы сражаемся друг с другом на английском языке, а о любви говорим на французском», — с горечью подумала она. Но когда его руки распахнули тунику, в ее голове не осталось никаких мыслей. Лианна чувствовала только огонь неистовых ласк Ранда, каждым нервом отзываясь на эти прикосновения.
Обнаженная и связанная, она должна была испытывать унижение, но вместо этого чувствовала себя совершенно свободной и желала его до такой степени, что хотелось плакать.
Сильное тело Ранда нависло над ней, словно гора.
— Ты хочешь меня, Лианна? — прошептал он у ее губ.
— Да, — выдохнула она.
Ранд страстно поцеловал Лианну, сплел свои пальцы с ее нежными пальчиками, и их тела слились воедино.
Она выгибалась ему навстречу, отвечая на его толчки, забыв, что Ранд — враг, что он насилует ее как победитель. Лианна наивно полагала, что ее ненависть уничтожит любовь к рыцарю из рощицы, но он был здесь, рядом с ней, преданный и любящий. Закрыв глаза, она полностью отдалась своему чувству, наслаждаясь его телом, его страстью, словами любви, которые срывались у него с губ.
Лианна снова парила в облаках, как раньше, во время их незабываемых встреч на лужайке. Она поднималась все выше и выше, и наконец крик облегчения слетел с ее губ. Лианна порывисто сжала Ранда бедрами, он напрягся и тоже забился в судорогах своего освобождения.
Потом они в изнеможении лежали рядом, усталые и счастливые; их сердца бились как одно. Лианна вздохнула, обняла его и… замерла, вся похолодев.
— Будь ты проклят! — с ненавистью сказала она, пытаясь отодвинуться от Ранда.
Лицо Лианны и шея пылали от унижения. Оказывается, он развязал ей руки, а она даже не заметила этого, могла сопротивляться ему, но не сделала ни малейшей попытки! «То была прежняя Лианна», — попыталась оправдаться девушка. Но теперь ей стало совершенно ясно, что Ранд привязал ее к себе гораздо прочнее, чем бархатные шнуры, удерживавшие на кровати. Безрассудная страсть крепко связала Ли-анну с этим человеком.
Девушку охватила ярость, но ее негодование было больше направлено на себя, чем на Ранда. Она считала его врагом, а сама стала узницей своего желания. Лианна поклялась бороться с ним, а вместо этого отдалась ему со всей страстью. Что ж, Ранд достиг своей цели — не силой, а нежностью.
«Ты любишь меня. И когда-нибудь сама скажешь об этом», — вспомнила она его слова.
— Убирайся, англичанин, — приказала Лианна.
Он повернулся на бок, по-прежнему держа ее в своих руках. Лианна знала, что нужно оттолкнуть его, но в объятиях Ранда было так тепло и уютно, она чувствовала себя совершенно расслабленной.
Ранд приподнялся на локте и нежно посмотрел ей в глаза.
— Лианна, я хочу быть тебе настоящим мужем.
— И вассалом короля Генриха.
— Да, — Ранд сжал ее плечи. — Генрих принес Англии порядок и процветание. Он сделает это и для Франции.
— Франция не примет иностранца на троне, — Лианна нахмурилась. — А я не потерплю англичан в Буа-Лонге.
— У тебя нет выбора, моя женушка.
Холодная уверенность в голосе Ранда насторожила ее. Перед глазами Лианны встало лицо герцога Бургундского.
— Что собирается делать мой дядя?
— На рассвете он отправляется в Компьень и забирает всех своих людей. Арманьяк собирается захватить город.
Негодование охватило Лианну. Будь проклят Бернар Арманьяк и Жан Бургундский, раздирающие Францию на части! Будь проклят Энгуи-ранд Фицмарк, который узнал новость раньше нее!
Неожиданно Лианна почувствовала облегчение; все складывалось не так уж плохо. На ее губах заиграла удовлетворенная улыбка.
— Итак, мой дядя уезжает. Значит, Гокур еще сможет удержать для меня Буа-Лонг: я насчитала всего десять человек, одетых в твои цвета.
— Конечно, — усмехнулся Ранд. — Если не принимать во внимание, что он — наследник Лазаря и в отличие от тебя находится в замке.
— Хорошо, ты — барон Лонгвуда. Что же ты собираешься делать с Жерве и Гокуром?
— Я заставлю их удирать через солончаки.
— Это с десятью-то воинами против пятидесяти Гокура? Твоя самоуверенность просто поражает, — с издевкой сказала Лианна.
Казалось, ее сарказм не произвел на Ранда особого впечатления. Он улыбался, поигрывая шнуром, которым связывал ей руки. Потом, внимательно посмотрев на Лианну, Ранд бросил его на пол.
— Извини, что связал тебя. Больше я не буду это делать, если… если только ты не вынудишь меня.
Она попыталась отодвинуться.
— Это единственный способ заставить подчиниться тебе.
Ранд наклонился, захватив губами сосок на ее груди, потом оторвался и спросил:
— Ты в этом уверена, Лианна? — его рука медленно поползла вниз, снова разжигая остывший было внутри огонь. — Да?
Ее чувственные струны зазвенели под ласкающими пальцами Ранда и теплыми губами. Но разум пытался вырвать Лианну из цепких объятий страсти. Ведь Ранд взял ее невинность, обманул ее сердце, положил глаз на ее замок. То мимолетное наслаждение, которое доставляет ей его тело, едва ли достаточно для прощения всех прегрешений.
— Прекрати, — с негодованием сказала Лиая-на, но Ранд, казалось, ничего не слышал и продолжал покусывать ее шею. Тогда она уперлась кулачками ему в грудь и, собрав все свои силы, оттолкнула Ранда. Он откинулся на спину и нежно посмотрел на нее. «Боже, как красив этот мужчина!» — пронеслось в голове Лианны. Его лицо, его тело — все так неудержимо влекло к нему…
— Не отталкивай меня, Лианна, — попросил он.
Но ее сердце уже покрылось льдом. Внезапно Лианне захотелось как можно больнее уязвить его.
— Я никогда не хотела тебя, англичанин. Никогда! Даже когда считала тебя Рандом-Гасконцем.
— Нет, хотела, — горячо возразил он. — Ведь ты первая предложила…
— А ты никогда не задумывался, почему, глупец? — голос Лианны звенел от напряжения и немного дрожал, но она уже была не в силах остановиться. — Неужели ты настолько самоуверен, что, действительно, считаешь себя неотразимым?
Лианна швыряла в лицо Ранду эти слова, наблюдая, как исчезает с лица его уверенность в том, что они помирятся и забудут нанесенные друг другу обиды. Правда, к ее глубокому разочарованию, она не получала глубокого удовлетворения, причиняя ему боль.
— Ты хотел знать о Лазаре, — медленно произнесла Лианна. — Хорошо, я расскажу тебе о нем. Будучи замужем, я, действительно, оставалась целомудренной, потому что он отказался лечь со мной в постель, так как не хотел, чтобы у меня родился ребенок. Да, да, Лазарь старался сделать все для того, чтобы замок унаследовал его любимый Жерве, — слезы выступили у нее на глазах и покатились по щекам. Лианна со злостью смахнула их и продолжила: — Мне нужен был наследник для Буа-Лонга. Вот поэтому я и добивалась твоего внимания.
Недоверчивый растерянный взгляд Ранда едва не заставил ее замолчать. Она не предполагала, что так трудно будет произносить эти слова.
— Это моя единственная причина, — с вызовом закончила Лианна.
Ранд порывисто схватил ее за руки. Его взгляд обжигал.
— Ты можешь лгать себе, но сердце не обманешь. Ты можешь заявлять, что я сыграл роль жеребца, но мне известно другое. Я видел твое лицо, охваченное страстью, чувствовал прикосновение твоих ног, обвивающих меня, слышал стоны наслаждения, срывающиеся с твоих губ…
— Только потому, — перебила она, — что я не хотела, чтобы ты догадался об истинной причине моих встреч с тобой.
Его красиво очерченный рот внезапно стал жестким. Ранд отпустил Лианну, отвернулся и стал медленно натягивать на себя одежду.
— Ну, и… — бросил он ей через плечо, — ты добилась своей цели? Ты уже носишь под сердцем моего ребенка?
Ровным безжизненным голосом с непроницаемым выражением лица она сказала:
— Я не знаю. Но сомневаюсь, что зародившаяся во мне новая жизнь смогла бы выдержать все испытания, которым ты подверг меня, похищая из замка.
Ранд так шумно выдохнул, что Лианне показалось, будто стрела пролетела у нее над ухом.
— А что ты скажешь о своем безрассудном спуске из окна круглой башни? — в его голосе слышалась боль.
Лианна молча отвернулась к стене. Она ожидала, что будет чувствовать себя лучше, причинив Ранду боль, но вместо этого ощущала внутри себя только холодную пустоту. И эта пустота выталкивала из груди ее сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лилия и Леопард - Виггз Сьюзен



Господи, такую тупую и дебильную главную героиню поискать еще надо! Если бы не главный герой, роман вообще не читаемый был бы
Лилия и Леопард - Виггз СьюзенLoreal
14.06.2013, 16.44





Скучновато, политизировано, не хватило живости, свежести, романтичности. Как-то серовато, роман не поразил буйством красок, эмоций, чувств.
Лилия и Леопард - Виггз СьюзенАлина
24.02.2014, 21.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100