Читать онлайн Круги на воде, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Круги на воде - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Круги на воде - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Круги на воде - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Круги на воде

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Юлиане хотелось немного отдохнуть, прийти в себя и подготовиться к предстоящей ночи. Она сидела на траве, поджав ноги, и смотрела в самую сердцевину костра, как будто могла найти там ответ на все роящиеся у нее в голове вопросы.
Вторая свадьба со Стивеном де Лассе была не менее странной, чем первая. Он довольно мужественно выдержал цыганскую брачную церемонию, хотя кое-что явно не одобрял – обмен монетами, разбивание черепицы, вкушение окропленного кровью хлеба.
Ей много раз приходилось присутствовать на цыганских свадьбах, но она никогда не думала, что сама окажется на месте смущенной невесты, обменивающейся кровной клятвой в вечной верности.
Но Юлиане хотелось, чтобы свадебный ритуал был настоящим. Она слишком долго прожила среди цыган, стала суеверной и сейчас опасалась, как бы чего страшного не произошло в результате свадьбы. Ей хотелось верить, что их союз состоится и, что, возможно, он и был предсказан гадалкой в Новгороде.
Но правдой было и то, что в первый раз Стивен женился на ней по приказу короля, а во второй раз из чувства долга перед Ласло. И такому союзу не суждено свершиться.
– Тушеное мясо – очень вкусное, – сказала Джилли, опускаясь рядом с Юлианой на примятую траву. – Какое нежное. Интересно, что это за мясо?
Юлиана продолжала смотреть в полыхающий костер.
– Дикобраз, вероятно, – задумчиво ответила девушка.
Джилли поперхнулась и опустила на землю глиняную чашку, которую держала в руках. Она тщательно вытерла рот рукавом.
– Черт возьми, миледи, это же такие отвратительные существа, грызуны с колючками.
Юлиана не смогла сдержать улыбки, первой улыбки за этот вечер.
– Ну что ты, Джилли, я считала тебя отважной девушкой.
– Я-то отважная, – заявила девушка, откидывая назад голову. Вид у нее был внушительный, но и очень привлекательный, – но мой желудок – нет.
Цыганки, сидящие на земле, передали ей плетеный кувшин. Джилли прищурила один глаз, пытаясь рассмотреть содержимое бутылки.
– Как вы думаете, это можно пить?
– Возможно, это сидр, – ответила Юлиана.
Джилли опрокинула кувшин и с жадностью сделала несколько больших глотков.
– Но, – добавила Юлиана с наигранным безразличием, – это может быть и перебродившая моча верблюда. Юлиана расхохоталась, топоча босыми ногами по земле.
С покрасневшим лицом Джилли смотрела на хозяйку. Затем запрокинула голову и сама расхохоталась.
– Что б я пропала, – произнесла она наконец, вытирая выступившие слезы. – До вашего приезда сюда Лунакре было таким мрачным скучным местом.
– Правда? – Юлиана оторвала травинку и взглянула через костер в ту сторону, где находился Стивен. Он стоял в окружении нескольких мужчин, лицо его было строгим, Ласло что-то говорил ему.
Чуть позади Стивена стоял Кит. Юлиане было смешно наблюдать, как Катриона проходила мимо темноволосого юноши: юбки ее покачивались, колокольчики позванивали. Кит с открытым ртом последовал за ней. Даже не оглянувшись, не прерывая разговора с Ласло, Стивен протянул руку, схватил парня за шиворот и вернул на место.
Джилли усмехнулась.
– Господин очень хорошо понимает, что у парня на уме.
Юлиана согласно кивнула.
– Он обещал отцу Кита беречь целомудрие мальчика. Но парень, кажется, решительно настроен покончить со своей невинностью.
– Если столкнутся два сильных характера, то лорд Уимберлей, конечно, победит.
Юлиана задумалась над этим замечанием. Стивен уже не был для нее таким непонятным, как во время первой свадьбы, и она уже знала, что этому человеку очень трудно перечить, его невозможно игнорировать, ему невозможно сопротивляться. Юлиане это стало совершенно ясно, когда Стивен поцеловал ее. Она плотно закрыла глаза и снова воскресила в памяти этот момент: удивительный вкус его губ, страстный поцелуй.
– Расскажите мне о нем, – попросила Джилли, схватив за руку свою хозяйку. Горничная указала на огромного сумрачного мужчину чуть поодаль от костра. – Это ему нанес господин такой отличный удар в челюсть.
– Родион, – ответила Юлиана, решив, что Джилли необязательно знать все подробности ее прошлого. – Он самый сильный человек табора и вожак племени.
– Боже, но он такой чувственный мужчина.
Юлиана попыталась посмотреть на Родиона глазами Джилли. Он был почти таким же огромным, как и горничная, но, пожалуй, помассивнее. Одетый в яркий зелено-красный костюм молодой цыган грубоватой наружности казался привлекательным и очень самоуверенным. Он уже полностью оправился от удара Стивена.
Юлиана снова вздрогнула, вспомнив, как лед и пламень смешались в глазах Стивена, когда он напал на Родиона. Ее муж, решила она, может быть довольно опасным человеком.
Юлиана заметила возбужденное лицо Джилли.
– Ты хочешь познакомиться с ним?
Джилли сняла фартук и закрыла лицо.
– Я не могу.
– Пошли, – Юлиана вскочила на ноги и взяла за руку Джилли. Она потащила ее за собой и представила Родиону. Когда он заметил Юлиану, глаза его недоверчиво сощурились. Но затем он увидел Джилли.
Юлиане раньше никогда не приходилось присутствовать при том, когда у мужчины и женщины возникает взаимное влечение, а теперь она наблюдала, как английская девушка и предводитель цыган поздоровались, и это вдруг произошло – глаза их встретились, руки соприкоснулись. На их лицах сначала появилось удивление, а затем признание.
– Родион, почему бы тебе не показать Джилли, как танцевать под тамбурин? – спросила Юлиана.
Он кивнул, и они вдвоем вошли в круг танцующих. Юлиана, задумавшись, наблюдала за ними.
– Жестокость доставляет вам удовольствие, баронесса? – вдруг услышала она голос Стивена позади себя.
Юлиана напряглась.
– Я не понимаю, что ты имеешь в виду.
Он кивнул головой в сторону Родиона и Джилли.
– Этих двоих.
– Они понравились друг другу.
– Совершенно верно. А что потом? Они познакомятся, испытают мгновение счастья, а затем им придется расстаться, и сердца их будут разбиты.
– Это вы так рассуждаете, мой господин. Но почему бы им не узнать немного радости?
– Потому что у них нет будущего.
– Почему? Ты считаешь, что цыгане ниже англичан?
– Едва ли. Я просто понимаю, что нет смысла разжигать костер, который слишком скоро превратится в пепел.
– Пусть будут счастливы хотя бы сейчас.
– Только сейчас, – сказал он насмешливо. Стивен допил бокал сидра и поставил его на землю. – А что будет потом?
Юлиана презрительно фыркнула.
– Ты всегда видишь жизнь только с мрачной стороны, а я считаю, что нужно ловить мгновения счастья, – она смотрела в темноту, за костер. – Радость мимолетна. Никогда не знаешь, сколько она продлится. – Юлиана сощурилась, приходя в себя. – Послушай меня, что ты строишь из себя мудреца, когда я...
– Возможно, ты права.
Она удивилась, увидев, что на его губах играет что-то вроде улыбки. Улыбка? У Стивена де Лассе?
– Станцуй для меня, Юлиана.
Просьба Стивена удивила ее еще больше. Музыканты начали исполнять общий танец, и женщины взялись за руки.
Трубач издал высокий звук. Некоторое мгновение Юлиана стояла в нерешительности. Она принадлежала сразу двум мирам – дикому миру цыган и оседлому миру гаджо.
Затем ритм зажег ее кровь. Юлиана сорвала с себя и отбросила в сторону вуаль. Ее босые ноги отбивали ритм по голой земле. Она подняла руки над головой и начала отбивать ими ритм, хлопая по одному, по два, по три раза, повернув голову вбок и бросая на своего жениха лукавый взгляд из-под опущенных ресниц.
В одно мгновение Юлиана превратилась из невесты в обольстительницу. Не спуская с нее глаз, Стивен протянул в сторону руку. Кто-то подал ему оплетенную бутыль. Он отхлебнул обжигающей жидкости. Как ему объяснил Ласло, этот напиток приготавливается из слив.
Стивен почти не ощущал вкуса выпитого – Юлиана завладела всем его вниманием. Она двигалась в ритме, совпадающем с биением сердца, ее улыбка завлекала, движения были плавными и текли словно горячее масло из кувшина.
Босые ноги Юлианы едва касались земли, когда она проплывала мимо него. Колокольчики в ее пальцах наполняли воздух звенящим смехом. Звук трубы стал печальным, к нему добавился звук волынки, словно ветер, доносящийся с западных холмов.
Стивену часто приходилось присутствовать на представлениях при королевском дворе. Он видел маскарады, пантомиму, акробатов, жонглеров. И еще никогда ему не приходилось созерцать подобное зрелище.
Его жена была кокеткой: она проводила рукой по нижней части лица и смотрела на него, подмигивая. В следующий момент она уже была oбольстительницей: танцевала, подняв высоко руки над головой в чувственном жесте. И наконец, она превратилась в любовницу: ее бедра плавно покачивались, ее стройные руки манили, глаза сверкали...
Мелодия закончилась, и Юлиана, возбужденная едва переводя дыхание, остановилась перед Стивеном. И не была уже ни кокеткой, ни соблазнительницей, а просто Юлианой. Она склонилась перед мужем в низком реверансе.
– Это было... – у Стивена перехватило горло, он с трудом справился со своим голосом, – самое интересное представление.
– Я рада, что оно показалось тебе интересным.
Стивен подумал, что она насмехается над ним: ее трудно было понять из-за акцента и низкого от природы голоса.
– А теперь что? – спросил Стивен.
Юлиана наклонилась к нему. Костер пылал ее спиной, придавая ее лицу то золотистый, то бронзовый оттенок.
– А теперь, – прошептала она, касаясь рукой рукава Стивена, – я думаю, вы знаете, что нужно делать теперь, мой господин.
* * *
Цыганский ритуал первой брачной ночи совсем не такой варварский, как иногда случается в Англии. Стивен вспомнил эти слова Ласло, когда шел к дому вместе с Юлианой.
Слава Богу, хоть здесь повезло, подумал он. У цыган не принято, чтобы новобрачные сопровождались в постель дюжиной подвыпивших гостей. Вместо этого, жених должен на утро предоставить доказательство потери невинности его невестой.
Он отбросил эту мысль. Смешно даже думать об этом. Их брак формален, таким и останется. И никаких доказательств он не собирается предоставлять. Стивен взглянул на молчаливую фигуру, идущую рядом с ним по гравиевой дорожке. Два факела освещали вход в дом и ее стройную фигурку в цыганской одежде.
Юлиана не произнесла ни слова с тех пор, как они ушли из табора. Стивен представления не имел, о чем она думает. Девушка была, словно безлунная ночь, темная и таинственная, ее тайные мечты оставались недоступными для него.
Они вошли в пустой зал, освещенный только камином.
Наконец Юлиана подняла на него глаза.
– Кит остался на берегу реки?
Стивен кивнул.
– Мне так не хотелось отправлять его домой до окончания праздника, – он устало вздохнул, ощущая приятное действие сливового вина. – Джонатан просил меня охранять его целомудрие. Ты считаешь, я должен сходить за ним?
Она удивилась, что барон спрашивал ее совета. А Стивен сам удивился, что спросил ее об этом. Но казалось, что наступившая темнота помогла им преодолеть барьеры и позволила доверять друг другу, хотя бы на короткое время.
– А как лучше всего сохранить целомудрие мальчика?
Стивену стало весело.
– Мне кажется, что самый верный способ – это учить на собственных ошибках, а не держать в узде и не ограничивать потребности его тела.
Юлиана засмеялась.
– Но, мой господин, вам должно быть известно, что когда кровь у юноши взыграет, он вряд ли вспомнит о ваших нравоучениях.
Дыхание Стивена участилось. Насколько невинна его цыганская жена? Ему хотелось поближе рассмотреть ее лицо.
– Откуда тебе это известно?
– Мой господин, я пять лет прожила среди цыган, где мне приходилось видеть много интересных вещей. Цыгане мало что скрывают. А молодые не слишком задумываются о самоограничении.
Стивен вздохнул.
– Значит ты считаешь, я должен сходить за Китом.
И снова он услышал из темноты зала ее низкий смех.
– Вы кое-что забыли, мой господин.
– Что забыл?
– Там Джилли. Я попросила ее присмотреть за Китом. Если он станет плохо себя вести, она окунет его в реку.
Стивен почувствовал, что губы его растягиваются в улыбке. Он чуть не расхохотался.
Стивен взглянул на главную лестницу в конце зала. Она ждала их, чтобы поглотить в темноте неизвестности.
– Я хочу кое-что показать тебе, – сказал он, почему-то испытывая желание развлечь Юлиану, подошел к камину и опустил рычаг.
– Что ты собираешься мне показать?
– Верхние ступеньки лестницы.
Через несколько секунд на верху лестницы вспыхнула свеча.
Юлиана вскрикнула и отскочила назад.
– Черная магия, – прошептала она и скрестила пальцы, чтобы отпугнуть дьявольскую силу.
Стивен покачал головой.
– Да нет же. Всего лишь небольшое приспособление, его я придумал, чтобы освещать верх лестницы.
Она смотрела на крошечное пламя свечи и желтый свет от нее.
– Самовозгорающаяся свеча, водопроводные трубы, по которым вода идет по всему дому, вогнутое стекло, при помощи которого предметы кажутся больше, чем они есть на самом деле... Ты умеешь делать такие удивительные вещи, Стивен.
– В этом нет ничего удивительного, – быстро ответил он. – Просто у меня есть небольшой дар к изобретательству.
– Понимаю.
Она подошла к лестнице и остановилась в нерешительности.
И снова Стивену стало весело.
– Напомни мне, чтобы я показал тебе, как это работает в дневном свете, чтобы ты не подозревала меня в магии. Пошли.
Он взял ее руку, и они вместе пошли вверх по лестнице. Стивен остановился, чтобы зажечь еще одну тонкую свечу от пламени первой, и провел Юлиану в ее комнату.
«Комната Юлианы». Когда он перестал называть ее комнатой Мэг?
– Павло! – Произнесла Юлиана, войдя в комнату.
Задрав лапы, пес лежал на постели, словно султан среди подушек и подушечек. Он повернул голову и лениво посмотрел на них.
Юлиана сердито выпалила что-то на своем языке. Огромный пес прижал уши, соскочил с постели и спрятался в углу комнаты.
Уже в третий раз с тех пор, как они покинули цыганский лагерь, Стивену захотелось улыбнуться. Должно быть, на него подействовало это необычайно крепкое вино.
– Для такой послушной собаки, – шутливо произнесла Юлиана, – у нее слишком плохие манеры.
Павло вздохнул, положил свою удлиненную морду между передними лапами и закрыл глаза.
– Ну вот, – Юлиана повернулась к Стивену. Ладони ее то сжимались, то разжимались, как будто она не знала, что ей делать. – Ну вот.
Он поставил свечу на резной сундук, стоящий в ногах кровати. То ли благодаря освещению, то ли под воздействием выпитого вина, но Стивену показалось, что Юлиана никогда не выглядела такой очаровательной. Вуали не было, волосы спускались вниз, как блестящая мантия: темные, шелковистые, отливающие янтарем в свете свечи. Щеки ее порозовели, словно усталость после танца и веселье пошли ей на пользу.
Она казалась язычницей, созревшей для исполнения запретного желания. Глаза ее сверкали, как бриллианты, даже ярче и глубже, и все же он не мог понять их выражения. Чего она хочет? Чего ждет от него?
Ведь Юлиана говорила о своем желании аннулировать брак. Но Стивен цинично полагал, что она могла и передумать, увидев его богатое поместье. Девушка вздохнула, и монисто слегка зазвенело на ее груди. Стивен взглянул на Юлиану и увидел, что руки ее опустились вниз и сжались в кулаки так, что даже суставы побелели.
Вид этих маленьких ручек, так искренне выражавших ее волнение, заставил его забыть свой скептицизм. Стивен схватил Юлиану в свои объятия, и в этот раз вокруг них не было цыган, наблюдавших представление. Сейчас здесь была только Юлиана, а он был мужчиной, давно мечтавшим коснуться ее. Стивен гладил ее волосы у висков и заглядывал в широко раскрытые сияющие глаза, рассматривал ее мягкие нетронутые губы. Юлиана прильнула к нему, тело ее было податливым, и он вспомнил, как она танцевала для него – ее соблазнительные, грешные движения, жар и огонь в ее взгляде – и свое желание обладать ею.
Он поцеловал ее в губы и услышал, как она издала слабый стон. Затем руки Юлианы скользнули по его камзолу и обвили его за шею. Сила его страсти оторвала девушку от пола, тело ее растаяло и обволокло Стивена. Она была незаполненным сосудом, а он жидкостью, наполнявшей его.
Проклиная себя и называя глупцом, Стивен опустил Юлиану на постель и придавил своим телом. Он впился в нее жадными губами. Голова его шла кругом. Одной рукой Стивен нащупал подол ее юбок, и мгновение спустя его ладонь гладила ее ногу, поднимаясь от колена по внутренней стороне бедра и выше, и тут он с удовлетворением обнаружил, что на Юлиане не было нижнего белья.
– О, Стивен, Стивен, – прошептала она ему прямо в губы, – не это ли ты называешь мгновениями счастья?
Слова Юлианы заставили Стивена вернуться на землю. Его брак был фиктивным и таким должен остаться. Медленно, неохотно, ненавидя себя и стараясь ненавидеть ее, он оторвался от ее губ, руки его замерли. И вдруг увидел, что блузка Юлианы расстегнулась, приоткрыв округлость груди.
Проклиная себя, Стивен отвел взгляд.
– Стивен? – смущенно прошептала девушка в полумраке комнаты.
Стивену потребовались все его силы, чтобы выстоять.
– Я с самого начала сказал тебе, что наш брак будет чисто формальным. Никогда ничто не изменит этого. Ни цыганская свадьба, ни танцующая невеста, ни сливовое вино.
Стивен заставил себя взглянуть на Юлиану, в ее широко раскрытые глаза, и в них он увидел боль, которую причинил сам.
– Ты понимаешь меня, Юлиана? – через силу спросил он.
– Да, мой господин, – ответила она, старательно выговаривая слова. – Я прекрасно все понимаю.
* * *
Стивен проехал уже миль двадцать, без конца прикладываясь к бутылке с элем, стараясь забыть выражение лица Юлианы, когда он ее оставил.
Он проиграл. Даже находясь в грязных тавернах города Бата, среди ловких и жуликоватых картежников и проституток, Стивен не мог избавиться от воспоминания о глазах Юлианы, сначала полуприкрытых и туманных, а затем блестящих от слез и удивленных, когда он отверг ее.
Я сказал тебе с самого начала, что это будет чисто формальный брак.
Что она испытала, услышав такие слова от мужчины, который только что возбудил в ней страсть?
Стивен хмуро смотрел на утоптанный земляной пол таверны, пока тень не упала на него.
– Я бы заказал еще эля, – произнес Джонатан Янгблад, – если бы был уверен, что это принесет облегчение. Но я сомневаюсь, что лишняя пинта поможет твоему горю.
Стивен поднял покрасневшие горящие глаза на своего друга.
– Что ты здесь делаешь? Уходи отсюда.
Устало вздохнув, Джонатан опустился на стул напротив Стивена.
– Думаю, что останусь, – он положил на стол монету. Заметив монеты, к нему поспешил слуга с глиняной кружкой, обещая наполнять ее по мере опустошения.
Стивен хмуро уставился на своего друга. Как ни пытался Джонатан казаться безразличным, он не смог скрыть своего сочувствия.
– Как ты меня нашел? – язык у Стивена с трудом ворочался.
– Я знал, что ты поехал в Бат. Это ближайшее место, где полно пивных. Приехав сюда, я просто стал расспрашивать окружающих. Ты не простой пьяница, Стивен.
– А-а, значит я необычный пьяница.
– Тебя очень трудно не заметить, а уж когда ты на коне...
– Итак, тебе удалось меня найти, – проворчал Стивен. – Я не ранен, не лежу мертвый в грязи, поэтому можешь спокойно уезжать.
Джонатан вздохнул и вытер усы.
– Я еще не прикончил свой эль. А ты еще не рассказал мне, чем расстроен.
– Мне составить список? Это займет довольно много времени.
Джонатан улыбнулся. Его доброта бесила Стивена. Легко злиться на человека, которого презираешь.
– Кит рассказал мне, что ты принял участие в довольно странной цыганской свадьбе.
Стивен мрачно кивнул, глядя в свою кружку с элем.
– Это успокоит их и заставит быстрее покинуть наши места.
– А вместо этого уехал ты. Почему?
Стивен поднял кружку, неуверенно держа ее в руках, затем, найдя ртом край, осушил ее.
– Из-за нее.
Джонатан поднял бровь.
– Из-за нее? Ты имеешь в виду Юлиану?
Стивен горько улыбнулся и поднял пустую кружку.
– Юлиана Романова, родившаяся на Руси. Знатная восточная княжна, которую принудили выйти замуж за какого-то подлого и отвратительного английского барона.
Джбнатан, пощипывая кончики усов, хмуро смотрел на друга.
– Разве ты не оценил ее достоинств? Она говорила со мной на прекрасном французском языке.
– Tant pis pour elle.
type="note" l:href="#n_17">[17]
– He издевайся над девушкой. У нее прекрасные манеры, она очень умело отдавала распоряжения слугам. Разве могли цыгане научить ее такому утонченному поведению, умению вести беседу, прекрасному французскому?
– Вовсе несложно научить женщину иностранному языку, – с трудом выговорил Стивен, – а вот научить женщину молчать непросто.
– О-о! Она слишком много говорит? И поэтому ты уехал от нее?
– Я уехал от нее, – ответил Стивен, посмотрев прямо в глаза другу, – потому, что хочу ее.
Джонатан ударил ладонью по столу.
– Какая безупречная логика. В такие моменты, мой дорогой Стивен, я вспоминаю, почему я дружу с тобой. Временами ты бываешь очень забавен. – Он расстегнул верхнюю пуговицу камзола. – Итак, ты сбежал из своего дома, потому что испытываешь желание к своей жене.
– Да, все до смешного просто. – Стивен разозлился. – Черт возьми, Джонатан, тебе известны обстоятельства моей женитьбы. Король вынудил нас к этому. Я обручился с ней, чтобы ублажить короля. Я едва ли намерен признать этот брак.
– А почему бы нет? – Джонатан поставил локти на стол. – Неужели ты все не можешь забыть Мэг?
Мрачные воспоминания нахлынули на Стивена. Джонатан был прав... и одновременно ошибался.
– Когда я решу жениться, – ответил Стивен, – я не выберу ни цыганку, ни мнимую аристократку.
– Твоя жена будет чопорной и ужасно скучной.
Как Мэг. Но об этом Стивен никогда никому не говорил.
– Джонатан, ты не можешь оставить меня в покое? Я намерен сам решать свои проблемы.
Джонатан откинулся на спинку стула и широко расставил руки.
– Да, ты славно их решаешь.
– Если я запутался, то это касается только меня.
– Запутался, да так, что только чудо может тебе помочь. – Он наклонился вперед вместе со стулом. – Послушай, Стивен. Эта девушка – загадка. Она прекрасна, она совершенна. Позволь ей войти в твою жизнь. Ты сам не представляешь, что из этого может получиться. Возможно, она сумеет развеять тоску, которая владеет тобой все эти годы. Чего ты боишься? Разве ты этого не хочешь?
– Чего я боюсь? – ответил Стивен, хмуро глядя в свою пустую кружку. – Так это, что... что... – он замолчал, не в силах выразить словами чувства, которые вызвала в нем Юлиана. Стивен также не хотел признаваться в истинных причинах своих страхов, хотя Джонатан был лучшим его другом. – Я боюсь, что приеду домой и увижу, что дом разграблен, а мои слуги дрожат от ужаса перед друзьями моей жены.
– А что говорит леди Юлиана в свою защиту? Ручаюсь, она тоже испытывает к тебе нежные чувства. Ты довольно грубый мужчина, но женщинам, кажется, нравишься.
– Это была бы глупость с ее стороны. – Стивен умел устоять перед женщинами, желающими подарить ему свое сердце. Много раз ему уже приходилось это делать, и сердце его оставалось холодным.
– Ты будешь глупцом, если отвергнешь ее.
Стивен отвел взгляд в сторону и стал лениво наблюдать за человеком, игравшим в карты за соседним столом. Тот явно жульничал, успевая при этом нюхать табак по моде, завезенной из Новой Испании.
В таверну проскользнул нищий, незамеченный слугой. Одетый в невообразимое старье и рванье, с незаживающими язвами, он прошмыгнул мимо шумных столов с игроками в карты и остановился прямо перед Стивеном де Лассе.
Стивен глянул в здоровый глаз нищего – второй глаз был перевязан черной повязкой – и подавил вздох. Хотя внешне он был суровым и неприступным, нищие всегда вызывали в нем чувство жалости.
Стивен заглянул в жестяную миску нищего. На дне лежало несколько медяков.
– Подайте милостыню, сэр, – попросил человек сиплым пропитым голосом.
Джонатан хотел отогнать нищего, но Стивен схватил друга за руку, достал кошелек, но вдруг остановился. В голову ему пришла одна идея.
Возможно, если все, как следует обдумать, ему удастся сделать так, что сама Юлиана захочет покинуть Лунакре.
– Я придумал для тебя кое-что получше, бедняга, – сказал он нищему.
У Джонатана отвисла челюсть.
– Стивен, что ты имеешь в виду? Ты не можешь...
– Нет, могу, – угрюмо сказал Стивен. – У меня в Лунакре целый табор цыган. А что если к ним добавить еще парочку нищих?
* * *
Юлиана злилась на себя, но ничего не могла поделать. Она волновалась за Стивена. О Боже, она же Романова! Хотя он и не хотел верить ей. Стивен женился на женщине, стоящей гораздо выше его по своему положению. Почему ее должно волновать, что он относится к ней с презрением?
Но Юлиане было больно. Не стоит обманывать себя. Ей невыносимо больно было вспоминать страстное прикосновение его губ, и как руки его касались ее плеч и обнаженных ног. А затем видеть, как Стивен отвернулся от нее, холод в его глазах, отчужденность, будто ему безразлично, какой огонь он разбудил своими искусными ласками.
«Я сказал тебе в самом начале, что наш брак чисто формальный».
Сначала она тоже желала, чтобы оно так и было, и все же его безразличие больно ранило Юлиану.
Неужели ему доставило удовольствие, горько размышляла она, возбудить в ней страсть, а затем оттолкнуть, как нищенку? Боже милостивый, за кого она вышла замуж?
Но вместо того, чтобы предаваться меланхолии, она решила все выяснить. Как военный стратег, она шла по огромному дому, ища разгадку в поведении человека, который разжег в ней огонь страсти.
Юлиана начала со спальни, которая находилась в верхней галерее. От Нэнси ей стало известно, что именно здесь спал Стивен в те редкие ночи, когда оставался дома.
Испытывая чувство неловкости, она взялась за ручку двери и вошла в большую прихожую. В богато обставленной комнате было много книг, на полках лежали свернутые карты. В центре комнаты на подставке стоял огромный глобус, страны на нем были обозначены красивыми буквами, моря и океаны украшены драконами и змеями.
На широком низком столе с изогнутыми ножками лежало много необычных предметов. Некоторые были похожи на оптические приспособления с толстыми линзами, другие напоминали навигационные приборы, третьи – космографические: астролябия, квадрант, кронциркуль, транспортир.
Какое-то время она изучала инструменты, а затем стала рассматривать книги. Текст в некоторых из них был печатным, другие же были написаны от руки на пергаменте. Такие книги, как ей было известно, стоили очень дорого, и на деньги, потраченные на их покупку, можно было прокормить целую крестьянскую семью в течение нескольких лет. Некоторые книги были на латыни и на французском. Много книг было на английском языке, но у Юлианы не было времени даже на то, чтобы прочитать их заголовки.
Она прошла в спальню. Большую часть комнаты занимала массивная кровать, украшенная драпировкой и балдахином. Узкие окна выходили на главный сад, сквозь них в спальню шли потоки света.
Все в комнате, начиная от ученых книг и приборов до по-королевски украшенной постели, говорило о том, что это владение Стивена де Лассе – человека образованного, который также не был безразличен к красоте и не лишен чувственности.
Юлиана дотронулась до массивной дубовой спинки кровати, пальцы ее нащупали на полированной поверхности выгравированные буквы М и С.
Ей хотелось, чтобы это было ей безразлично, но увы, она ничего не могла с собой поделать. Стивен не мог забыть Маргарет. Когда он поцеловал Юлиану и отнес в постель, возможно, представлял, что целует свою любимую первую жену. Но голос Юлианы отрезвил Стивена, вот почему он оттолкнул ее.
Юлиана отвернулась и стала смотреть в окно на огромный сад. За высокой стеной яблоневого сада начинался темный лес. Вдруг ей показалось, что над лесом поднимается дымок, но она решила, что ей это только показалось.
Нахмурившись, она продолжала размышлять о своем муже. Он благоразумнее, чем она. Не стоит заходить в своих мечтаниях далеко только потому, что мужчина несколько раз поцеловал ее. У Юлианы есть цель – найти убийц своей семьи.
С решительным видом она села за письменный стол. В верхнем ящике стола нашлась бумага для письма, гусиные перья, чернильница.
Как странно писать чернилами по бумаге. Цыгане не владели искусством письма и относились к нему неодобрительно.
Она написала письмо в двух экземплярах на случай, если один потеряется. Послание было простым. Юлиана сообщала семье Шуйских о своем местонахождении и называла себя «гостем» лорда Уимберлея.
За эти годы Юлиана написала множество таких посланий. Она сомневалась, что письма достигали далекой Московии. Но на этот раз, возможно, все будет по-другому. На этот раз она останется здесь надолго, и они смогут найти ее. На этот раз она хорошо заплатит тому, кто возьмется доставить письмо.
Юлиана молилась, чтобы ее планы осуществились.
Ища в столе воск для запечатывания конверта, она наткнулась на закрытый ящик.
Совесть недолго мучила ее, открывать или нет ящик. Нет нужды церемониться с английским лордом, которому она была противна.
Открыть замок не составляло труда. Пять лет жизни с цыганами многому научили ее, в том числе и воровству. Она быстро открыла ящик. В нем находилось несколько безделушек: заточенные перья, ножницы.
А затем она увидела три небольших овальных портрета. Их называют миниатюрами. Крошечные картины, выполненные на керамике.
Дрожащими руками Юлиана разложила портреты перед собой. На одном было изображение первой баронессы. Девушка видела ее портрет в верхней галерее и сразу узнала эту бледнолицую красавицу с серьезными глазами, пушистыми светлыми волосами.
Два других портрета были детскими. Два мальчика, два маленьких мальчика четырех и пяти лет. Они были очень похожи, несомненно братья – розовые щеки, нежные алые губы, светлые волосы и голубые глаза.
Глаза такие же, как у Стивена.
Холод прошел по ее спине. Это его дети. Она поспешно собрала миниатюры, сложила их в ящик и закрыла на ключ. Дети. У Стивена были дети. Двое сыновей. Где же они сейчас?
Догадка осенила ее, и комок подступил к горлу. Сыновья Стивена, как и их мать, умерли.
Юлиана взяла свои письма и покинула огромную спальню. Она отдаст письма Ласло, тот отвезет их в Бристоль И отыщет корабль, отправляющийся на Восток. Затем она найдет Джилли и спросит ее о сыновьях Стивена.
Но Юлиана не успела осуществить ни одного из этих намерений. Не успела она закрыть дверь в спальню Стивена, как услышала шум у ворот и бросилась к окну, чтобы узнать, что случилось.
Ее муж в сопровождении странных гостей возвратился домой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Круги на воде - Виггз Сьюзен



Как-то неинтересно. Он её посылает, она липнет. Унизительно. В придачу, не верил ей, не верил, что она княжна. А в конце как в порядке вешей узнал. Мне не хватило удивления.
Круги на воде - Виггз СьюзенХрюша
3.10.2012, 19.50





Чушь и отстой
Круги на воде - Виггз Сьюзеннатали
3.10.2012, 20.30





Хороший роман, интересный, с довольно занимательным сюжетом и приправленный толикой экзотической пикантности. Есть и бурные страсти, и борьба характеров, и авантюризм, правда, маловато, чисто любовных отношений и постельных сцен, а так вполне достойная история.))Есть продолжение про Оливера - "Клятва над кубком".
Круги на воде - Виггз СьюзенLina
27.04.2014, 19.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100