Читать онлайн Круги на воде, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Круги на воде - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Круги на воде - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Круги на воде - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Круги на воде

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

– Гаджо! – закричал гневный голос. – Когда я разделаюсь с тобой, от тебя не останется ничего даже свиньям.
Юлиана вскочила с постели, зажмурившись от утреннего солнца. На другом конце кровати между занавесями она увидела знакомую фигуру. Там лежал Стивен.
Юлиана мгновенно вспомнила, что произошло ночью. Стивен остался с ней, как она и просила. Сейчас он протирал глаза, окончательно просыпаясь.
Глаза Стивена снола сузились, когда он увидел гостя.
Юлиана натянула одеяло до подбородка.
– Здравствуй, Ласло, – она провела пальцами по своим растрепанным волосам. – Я знала, что ты придешь. Ты нашел меня по моей вурме? Почему тебя так долго не было?
Ласло, казалось, не обращал на нее никакого внимания. Глаза его горели огнем, он медленно закатывал рукава, угрожающе глядя на Стивена.
– Миледи, – позвала от дверей Джилли. – Простите меня, мэм, но это Микс пропустил сюда этого разбойника. Сейчас я мигом распрощаюсь с ним, – она схватила Ласло за шиворот.
Ласло вырвался из ее рук. Глаза его расширились, борода затряслась.
– Боже праведный, – вырвалось у него по-цыгански, – это же гигантский тролль
type="note" l:href="#n_14">[14]
.
Хотя ситуация была серьезной, Юлиану разбирал смех.
– Это моя горничная, – ответила она по-цыгански, а затем перешла на английский. – Джилли, это Ласло. Он наш гость.
– Гость! – гаркнул он. – Я не собираюсь быть под одной крышей с гаджо, свиньей, которая моется в ванной. – Он обратился по-английски к Стивену: – Как тебя зовут? По крайне мере, я буду знать твое имя, прежде чем отправлю тебя на тот свет.
Стивен уперся в подушку. С ленивой усмешкой он посмотрел на гостя и удивленно поднял бровь.
– Кажется, вы, действительно, способны на это. Могу я спросить, почему?
Ласло потряс кулаком в сторону Юлианы.
– Ты опозорил ее! Я жизнью рисковал, чтобы уберечь ее, а ты... ты...
Вздохнув, Стивен поднялся. Он был в одежде.
– Подождите...
С криком отчаяния Ласло бросился на него.
Хотя Стивен был выше и крепче, внезапное нападение цыгана сбило его с ног, и он упал на пол.
Ласло, не переставая, ругался по-цыгански, схватившись со своим противником. Он проклинал воздух, которым дышал Стивен, землю по которой он ходил, все его внутренности, включая печень. Цыган поставил под сомнение добродетель матери Стивена и зрелость его отца. Самого Стивена он сравнивал с мазью для скрипучих телег.
Казалось, воздух сгустился от непрекращающихся ругательств, и Джилли бросила на Юлиану умоляющий взгляд. Юлиана сделала ей знак не вмешиваться. Ласло чувствовал себя оскорбленным: не хватало еще, чтобы его наказала безоружная женщина.
– Ласло, – крикнула она, когда тот начал кулаками бить по голове Стивена. Юлиана схватила цыгана за плечо, пытаясь оттащить. – Ласло, пожалуйста, не надо.
– Что? – Стоило только Ласло поднять взгляд, как Стивен молниеносным ударом опрокинул его на пол. Стивен прижал Ласло к полу коленом, тот пытался вырваться, но безуспешно, его бородатое лицо покраснело от напряжения.
– Я представления не имел, баронесса, что спать с тобой настолько опасно, – пробормотал Стивен сквозь зубы. – Я думаю, леди желает, чтобы вы признали свое поражение, – сказал он Ласло.
– Я пришел, чтобы убить тебя. Почему я должен уступать?
– Потому что, если ты этого не сделаешь, я причиню тебе боль.
– Фу! – гневно взорвался Ласло.
– И потому, – добавил Стивен голосом, в котором звучало сожаление, – что я ее муж.


Стивен сидел в своем кабинете в обтянутом кожей кресле и смотрел в лицо Ласло. Тот упрямо отказывался сесть. Еще очень крепкий пожилой цыган с подозрением смотрел на бокал с вином, который ему подал Стивен.
– Это мальвазия, сладкое вино типа мадеры. Оно понравится тебе.
– Напиток ведьмы, – пробормотал Ласло, но пригубил бокал, затем залпом опрокинул его и утер рот рукавом.
Стивен чувствовал, что цыган еще не доверяет ему. Они молча наблюдали друг за другом, и каждый оценивал силу и мощь противника.
– Нет необходимости все усложнять.
Цыган засунул палец за широкий шелковый кушак. Его грязные пальцы оказались на костяной ручке длинного ножа.
– Расскажи мне о себе, гаджо.
– Меня зовут Стивен де Лассе, – он не стал добавлять свой титул, так как сомневался, что это произведет впечатление на цыгана. – А тебя зовут Ласло. Скажи, тебе часто приходится врываться в личные спальни на правах рассерженного отца?
Незнакомец гордо расправил плечи, выставил вперед грудь в вышитой рубашке, вскинул свой крупный нос с горбинкой.
– Только ради Ули я веду себя как разгневанный отец.
Стивен сощурился. Ее отец.
За окном кабинета утреннее солнце спряталось за низко висящие облака. В комнате стало сумрачно, глаза цыгана были темными и мрачными, как смертный грех.
Слабая надежда, что девушка, возможно, говорила правду, мгновенно умерла. «Ну конечно, дочь русского вельможи...» – с иронией подумал он.
Стивен изучающе рассматривал удлиненное лицо Ласло, ища сходства с Юлианой. Вместо этого он увидел только разительный контраст. У Ласло – высокие выступающие скулы, в то время как лицо девушки ровное и округленное. Волосы цыгана жесткие, кое-где тронутые сединой, были иссиня-черного цвета, у Юлианы – темные, с каштановым отливом. И потом, глаза. Ясные зеленые глаза девушки и близко не напоминали темные-глаза Ласло.
– Должно быть, она похожа на свою мать, – заключил Стивен вслух.
Ласло вздернул подбородок, густая заостренная борода выступила вперед.
– Да, очень похожа. И не только внешне.
Стивен почувствовал, что за этими словами что-то скрывается.
– Итак, Юлиана твоя дочь. Почему же тогда она сбежала от тебя. – Рука Стивена сжалась в кулак. – Ты бил ее?
– Никогда! – Красное лицо Ласло слегка побледнело. – Разве мог я коснуться ее рукой?
– И все же она была одна. Я поймал ее, когда она собиралась украсть мою лошадь.
Ласло нахмурил темные брови.
– Ты поймал ее? Хм... Я думал, что хорошо выучил ее.
Стивен округлил глаза. Никак невозможно понять этого разгневанного чужеземца. В этом, по крайне мере, Юлиана похожа на него.
– Как ты узнал, что она здесь?
– Девушка оставляла знаки.
Стивен нахмурился.
– Знаки?
– Мы называем это вурма – знаки вдоль дороги.
– Кусочки ткани? – Спросил Стивен. – Нитки? Волосы? Что-нибудь в этом роде?
Ласло снова наполнил свой бокал мальвазией из кувшина, стоявшего на столе.
– Да.
Теперь Стивену стало понятно, почему Юлиана так близко ехала к колючим кустам, которые рвали ее юбки. Коварная женщина. Ему нужно было знать это. Ей совсем нельзя доверять.
– Она должна была выйти замуж за Родиона, самого сильного мужчину в нашем таборе. Он вожак в нашем таборе. – Ласло не спускал глаз с лица Стивена, пытаясь разгадать его мысли.
– Тогда, возможно, она исчезла, чтобы избежать этого замужества, – заключил Стивен. – Это правда, что вы позволяете вашим женщинам самим делать выбор?
– Да. Если они точно знают, чего хотят, – Ласло покачал головой, на мгновение забыв, где находится. – Юлиана сама не знала, что она хочет. Только мечтала о возвращении назад.
– Возвращениии? Куда?
– К своим гаджо.
– Мне кажется, ты сказал, что ты ее отец.
– Это ты сказал, что я ее отец.
– Но ты не стал этого отрицать.
Ласло взял в руки игрушечную лошадку, сделанную из жести. Он с удивлением обнаружил, что конечности и голова двигаются. Эту лошадь Стивен смастерил, чтобы забавлять фермерских детей.
– Ну? – Его терпение иссякло. – Так да или нет?
Ласло продолжал крутить в руках двигающийся механизм.
– Что: да или нет?
– Ты отец Юлианы? – голос Стивена зазвенел от напряжения.
– А ты, действительно, муж Юлианы? – Ласло положил на место игрушку. Лошадь поскакала по поверхности стола и свалилась на пол. Испуганно вскрикнув, цыган отпрянул назад, что-то бормоча и крестясь.
Стивен неожиданно для себя повеселел.
– По приказу короля мы формально обручены.
– А почему король гаджо отдал такой приказ?
Стивен издал тяжелый вздох. Ему не хотелось оскорблять Ласло, признавая, что женитьба на Юлиане была наказанием.
– Это длинная история.
– Но ты, не теряя времени, стал спать с ней.
Стивен вспомнил, какую нежность он испытывал к Юлиане ночью. Как приятен был ему запах ее тела. Как страстно он желал ее.
«Глупец, – сказа он себе. – Несомненно, это часть ее плана – завлечь его в свою постель, чтобы позже он не смог аннулировать брак».
– Это тебя не касается.
– Если она твоя жена, – бесстрастно произнес Ласло, – ты должен совершить обряд plotchka
type="note" l:href="#n_15">[15]
.
– Ласло, нет! – сказала Юлиана, появившись в дверях. Горничная сделала что-то невообразимое с ее волосами, зачесав их гребнями назад, и они каскадом спускались ей на спину. Стивен вспомнил, как он ночью, когда она спала, касался ее волос, и ему захотелось это повторить.
В комнату ворвался Павло и, радостно повизгивая, бросился к Ласло. Старый цыган рассмеялся и погладил собаку за ушами.
– Ласло, я не хочу plotchka, – повторила Юлиана, поднося руки к груди.
Стивен взглянул на нее. С каждым днем она становилась все прекраснее. На Юлиане было яркое голубое платье. Интересно, где она его взяла? Мэг никогда не носила ничего яркого.
– Так нельзя, это нехорошо, – сердито сказал Ласло, отпуская собаку. – Вы не считаетесь женатыми по нашим законам, пока не совершите этот ритуал.
– Именно, – сказала Юлиана. – Я не хочу быть замужем по-настоящему. – Затем она продолжила по-цыгански. Ласло бурно возражал ей, грозя пальцем. Она вздернула подбородок и что-то ответила, но старый цыган был неумолим и в конце что-то громко прокричал.
Юлиана побледнела. Выражение испуга показалось в ее глазах. Она посмотрела на Стивена, затем снова на Ласло. Ее узкие плечи напряглись. Хотя Стивен ничего не понял из их перепалки, он почувствовал ее страдание, сразу решил положить этому конец и тихо спросил:
– Что он сказал тебе, Юлиана?
– Я рассказала ему, что наша свадьба была прихотью короля и что потом брак будет аннулирован. Но Ласло ничего не хочет слушать. Говорит, что я опозорила его. Опозорила его как человека, рисковавшего всем, чтобы защитить меня.
– А что такое plotchka? – спросил Стивен.
– Цыганская брачная церемония.
Брови Стивена поднялись.
– И это все?
– Все? – Ласло стукнул бокалом по столу – Неужели ты настолько высокомерен, что цыганская гордость ничего для тебя не значит? Неужели ты настолько велик, что я для тебя все равно, что грязь на твоих сапогах?
Стивен почувствовал к себе отвращение. Святой Боже, неужели он стал таким же нетерпимым, как король?
– Из всех людей, – спокойно ответил он, – кому как не мне не знать, что такое уязвленная гордость. Поэтому я не хотел бы заставлять страдать другого человека.
– Тогда соглашайся с plotchka, – просто ответил Ласло.
– Мы женаты только формально, – Стивен сам удивился грусти, с какой он произнес эти слова. – Сегодня ночью это было не совсем, не то... что тебе, возможно, показалось. Ей приснился кошмар, она кричала, а я успокаивал ее. Ничего больше.
Впервые Стивен увидел одобрение в глазах Ласло. Не желая, чтобы цыган его неправильно понял, он добавил:
– Я намерен предоставить Юлиане свободу, как только королю надоест его шутка.
– Итак, как только она тебе станет не нужна, ты избавишься от нее, как от захворавшей лошади.
– О Боже, я пытаюсь помочь ей, – взорвался Стивен. – Юлиана не хочет этой цыганской свадьбы, как и я, – он обернулся к девушке. – Или это не так?
Юлиана крепко сжала руки, они казались совсем бледными на фоне ярко-голубого платья.
– Я не хочу расстраивать Ласло. Он был в отчаянии, когда я отказалась выйти замуж за Родиона. Ласло единственный человек, который защитил меня, когда злые люди хотели меня убить. Из-за меня он оставил свою семью. Он защищал мою честь, когда на нее посягали мужчины.
– Отец так и должен себя вести, – ответил Стивен.
Юлиана с любовью посмотрела на Ласло.
– Не он произвел меня на свет, но эти пять лет он был мне настоящим отцом.
Стивен не знал, чему верить. Может, это фарс, чтобы одурачить его? С какой целью? Выдать хитрую цыганку замуж за знатного человека? И почему он верит этой девушке, когда смотрит на ее гордое прекрасное лицо.
– Поэтому ты хочешь, чтобы эта plotchka состоялась? – спросил он, с трудом произнося непривычное слово.
– Это мой долг перед Ласло, – произнесла она, стараясь скрыть свои собственные чувства.
Отказ был готов сорваться с его губ, но он слишком долго задержал взгляд на Юлиане и заметил, как слегка задрожал ее подбородок, как в глазах ее мелькнула слеза и как Юлиана ее смахнула.
И затем Стивен совершил роковую ошибку. Он снова вспомнил, что чувствовал, когда держал ее ночью в объятиях.
– В чем заключается этот ритуал? – спросил он и только потом понял, что он, барон Уимберлей, ведет себя как послушная игрушка в руках двух цыган. Но ведь церемония эта языческая и вряд ли имеет законную силу. Почему бы не ублажить старого человека? Ни двор, ни духовенство не примут эту свадьбу во внимание при аннулировании брака.
– Во-первых, – произнес Ласло, подняв свое смуглое лицо, словно гончая, учуявшая добычу, – мы должны собрать весь табор.
– Но ты же приехал один, остальные цыгане далеко отсюда...
– Лорд Уимберлей! – раздался полный ужаса голос Нэнси, а затем и вся ее громоздкая фигура появилась в кабинете. Она прижалась спиной к деревянной панели двери. Двойной подбородок и грудь старой женщины тяжело вздымались, взгляд ее остановился на Ласло. – Ой, – вскрикнула она, – еще один!
Терпение Стивена иссякло. На мгновение он прикрыл глаза.
– Что, Нэнси? Что случилось?
– К нам приехали цыгане, милорд, – подняв подол передника, она обмахивала разгоряченное лицо. – Я узнала об этом только что от парня, торговца свечами. Это отвратительные, грязные существа, должна вам заметить... Кстати, все свечи сальные и не содержат ни капли пчелиного воска, должна вам сказать. А все фитили в свечах...
– Да, да, – Стивен махнул рукой, – о свечах мы поговорим позже, Нэнси. Ну так ты сказала, что парень видел цыган?
Ласло и Юлиана обменялись веселыми взглядами.
– Целая толпа оборванных распутников, милорд. – Нэнси хлопнула пухлой рукой себе по лбу. – Они заполнили всю округу. Целый караван приехал по Чиппенхэмской дороге, прямо к вашей усадьбе. Имейте это в виду. – Нэнси остановилась, чтобы перевести дыхание. – Стивен не знал никого, кто так любил бы преувеличивать любую опасность, как Нэнси Харбут. – Они нас ограбят, это точно, – бурно возмущалась она. – Они уносят посуду, а матерям нужно прятать теперь своих детей. Всем известно, что египтяне крадут детей, – закончила женщина, вызывающе взглянув на Ласло, как будто была уверена, что он не сможет опровергнуть ее слова.
– Зачем нам красть детей у гаджо? – проворчал Ласло, – у нас своих полно.
Нэнси опустила передник и уперлась руками в бедра.
– Хм! Да простит меня Бог, милорд, но мы должны принять меры предосторожности, чтобы они не...
– Нэнси... – Стивен всегда был очень терпелив с Нэнси.
– ... эти воры и бездельники проникнут в наш дом...
– Нэнси.
Женщина замигала глазами.
– Да, милорд.
– Я верю вам, – мягко произнес Стивен, – что приехали цыгане.
– Ох! – она снова замахала передником. – Я еще не сказала вам, милорд, что эти оборванцы...
– Они не приехали сюда красть детей и посуду, Нэнси.
– А для чего...
– Они приехали, моя дорогая Нэнси, – Стивен не спускал глаз с очаровательного личика Юлианы, – оно светилось пониманием, – чтобы присутствовать на моей свадьбе.
– Мой господин, – Кит Янгблад отступил назад, осматривая костюм Стивена, – простите меня за вопрос, но скажите, для чего все это?
Стивен осмотрел украшенные кружевом бархатные рукава. В разрезе манжет виднелась батистовая рубашка.
– Я решил, что мой праздничный костюм должен быть в порядке, так как наши гости очень серьезно относятся к этой церемонии. Ты считаешь, что я должен был надеть темно-красный камзол?
Отчаяние отразилось на лице Кита.
– Вы знаете, что я не имею в виду костюм, мой господин. Почему вы решили участвовать в этом цыганском обряде? Это же язычество.
«Я к невесте отношусь как к язычнице». Стивен решительно сжал губы: он ни за что не признается, что ему хотелось это сделать ради Юлианы, чтобы выражение муки исчезло из ее глаз. Он провел рукой по только что вымытым волосам.
– Иногда лучше всего пойти на компромисс, мой юный друг. Если бы я отказался, это наверняка отразилось бы на спокойствии жителей деревни. Лучше уж я приму участие в этом языческом ритуале, а потом цыгане, успокоившись, уедут.
У Кита запершило в горле.
– А баронесса, мой господин? Она уедет с ними?
– Увы, нет. – Ради собственного спокойствия Стивену, действительно, хотелось, чтобы Юлиана ушла из его жизни. Но еще не время. Король все еще наслаждается своей выдумкой. – Боюсь, что после этой plotchka цыгане будут считать, что она должна остаться здесь.
Кит вспыхнул, щеки и даже уши его стали красными. Стивен мог поклясться, что парень, с трудом сдерживая смех, склонился над сундуком и стал выбирать для него шляпу.
– Тебя устраивает мой ответ? – в голосе Стивена прозвучали суровые нотки.
– Э... мой господин, это не мое дело говорить о леди или ваших... э... обстоятельствах.
– Ты не был бы сыном своего отца, если бы не нашелся, что ответить.
Выбрав шляпу, Кит выпрямился и сказал, не скрывая усмешки:
– После того как Джилли одела ее в красивые платья и причесала, мой господин, я понял, что баронесса, действительно... – он остановился и поднял глаза к потолку, будто надеялся там найти нужное слово.
– Действительно, что? – Стивен, как всегда с удовольствием наблюдал за юношей. Джонатан Янгблад представления не имел, какой подарок он сделал Стивену, прислав Кита на воспитание.
– Трудно сказать. – Парень пощипывал редкие волоски на подбородке. – У нее такой вид... Она...
– Хорошенькая? – Стивен мог устоять перед хорошенькой женщиной. На это он способен.
– Нет, мой господин. Хорошенькая – это не то слово.
Стивен сжал зубы, затем предложил:
– Прекрасная.
Красота – это уже опаснее, но устоять можно.
– Я бы сказал, мой господин, что в ней есть что-то большее.
Стивен хотел сказать парню, что не его дело столь подробно обсуждать жену другого человека. Комок встал у Стивена в горле, и он не смог ничего сказать в ответ. Хотя Кит был уже почти мужчина, он еще не научился одному из самых распространенных искусств – обману.
– Она не просто прекрасна, мой господин, – продолжал Кит, сама бесхитростность. – Она... излучает свет. Она излучает свой, какой-то особенный свет. Это что-то магическое. – Довольный результатами своих размышлений, Кит подал Стивену шляпу с изящным фазаньим пером на полях.
Онемевшими руками Стивен взял шляпу. Кит был молод и простодушен, и он говорил правду. В Юлиане было что-то особенное. Если бы она была просто хорошенькой или даже красивой, он бы легко смог держать ее на расстоянии.
Да, действительно, она излучала какой-то волшебный свет. Никогда раньше ему не приходилось встречаться с такой опасностью. Когда Кит прикреплял парадный меч к его перевязи, Стивен чувствовал себя как воин, которого готовят к бою.
«В самом деле, так оно и есть», – мрачно подумал он.


Юлиана стояла в окружении цыган. Со свойственной им проворностью, цыгане расположились лагерем в восточной части парка. Там стояли повозки с животными, привязанными в тени деревьев. На опушке у реки Эйвон уже горел большой костер.
Из длинных кусков ткани соорудили шатер. Там находилась Юлиана с женщинами. До plotchka невесту никто не должен видеть.
– Не шевелись, – пробормотала Лейла, одна из старших среди женщин. – Вот еще одно украшение, – осторожными движениями она прикрепила тонкую золотую проволочку к одной из ноздрей Юлианы.
Юлиана подавила улыбку. Муж и так находил ее странной, но он даже не догадывался, что его ждет.
– А теперь ожерелье из монет, – сказала Мандива. Согласно старинной традиции женщина собрала по монете с каждого мужчины в таборе: невеста придет к своему суженому со знаком добрых пожеланий от каждого мужчины их племени.
Юлиана перебирала пальцами пенсы и фартинги. Среди монет был один золотой нобль
type="note" l:href="#n_16">[16]
, возможно, от Ласло. Она почувствовала неловкость за то, что принимала деньги за свадьбу, которая на самом деле и не была свадьбой. Но она не могла опозорить Ласло.
– А Родион внес деньги? – спросила она.
Мандива отрицательно покачала головой.
– Еще нет. Но я оторву ему уши, если он не сделает этого.
– Дайте мне пройти, черт бы побрал ваши колдовские глаза, – раздалась английская речь снаружи. Деликатно отстранив цыганок, Юлиана откинула полог шатра: Джилли Игэн, словно лодка под парусом, прокладывала себе дорогу сквозь толпу мужчин и детей.
Малыши изумленно смотрели на великаншу.
– Джофранка! – закричал один ребенок, называя имя ведьмы из цыганских легенд.
Кто-то замахал на нее связкой чеснока – верный способ отпугнуть злого духа. Джилли схватила чеснок, понюхала его и вернула назад.
– Спасибо, я уже поела.
Один цыган замахнулся на нее костью летучей мыши, чтобы заколдовать.
– У-у! – закричала она.
Дети бросились врассыпную, их лица выражали испуг и недоумение.
– Ведьма, которая не боится колдовства, должна быть очень могущественной, – прошептал кто-то.
– Пропустите ее, – сказала Юлиана, – это друг.
Хотя Лейла и Мандива были недовольны, они позволили Джилли войти в шатер, с подозрением осмотрели ее, прежде чем уйти.
– Ну слава Богу, – обрадовалась Джилли, осматривая цыганские юбки Юлианы, блузку, звенящее ожерелье, кольцо в носу. – Вы прекрасно выглядите.
Юлиана улыбнулась.
– Ты уверена?
– О да. Хотя и очень необычно. – Джилли наклонилась и дотронулась до венка на голове Юлианы, поправив вуаль.
– Что это такое?
– Венок из пшеничных колосьев – для богатства, дикий розмарин для того, чтобы помнить вечно, лаванда – для любви. Это традиция.
Одобрительно кивнув, Джилли осмотрела распущенные волосы Юлианы – они почти достигали колен. Юлиана опустила тонкую шелковую вуаль на лицо.
– Господин не должен видеть моего лица, пока мы не обменяемся клятвами.
– Слишком поздно. Он уже видел ваше лицо и еще кое-что. – Джилли лукаво улыбнулась. – А теперь нам остается ждать жениха.
Она вышла и остановилась у костра, подбоченившись. На лице ее играла детская улыбка. Юлиана почувствовала симпатию к своей огромной грубоватой горничной. Все в доме Стивена причитали от страха и закрывали окна, опасаясь цыган, одна только Джилли с интересом рассматривала необычных гостей. Она ни разу не покидала графства, вспомнила Юлиана. Возможно, цыгане приоткроют для нее кусочек нового мира.
Несколькими мгновениями позже в шатер вошел Ласло. Он осмотрел Юлиану, и его смуглое лицо потеплело.
– Это же надо, – сказал он по-русски, на этом языке они обычно говорили, когда оставались одни. – Я бежал из Новгорода с перепуганной маленькой сиротой. Когда ты успела стать женщиной?
Юлиана улыбнулась под вуалью.
– Я сделала это тайно, когда ты не следил за мной.
Он вздохнул.
– А когда ты стала самостоятельной? Ох, Юлиана, почему ты тогда сбежала? О чем ты тогда думала?
– О моем будущем, – просто ответила она, брызгая на себя розовой водой, которую ей дала Мандива. – Я пыталась объяснить тебе, но ты не хотел ничего слушать. Я никогда бы не вышла замуж за Родиона.
– Я считал, что это лучший выход для тебя. Время пришло определиться. Нужно было породниться с табором.
– Я никогда не принадлежала к табору. Ты это таешь, Ласло. Если бы я вышла замуж за Родиона, я должна была бы отказаться от мести за гибель моей семьи.
– Это всего лишь мечта. Ты должна отказаться от своих планов. Назад в Новгород дороги нет. Вернуться туда невозможно.
Юлиана взяла свою брошь и прикрепила на блузку.
– А я думаю, возможно. И именно теперь более чем когда-либо.
– С этим бледным безбородым гаджо? – спросил Ласло. В его голосе звучало презрение. – Как?
– Я еще не знаю, но что-нибудь придумаю. Хотя мы оба не хотели этого, но Стивен и я – муж и жена. К тому же он лорд.
– А что с ним такое? Почему он не нашел себе англичанку?
– Я не знаю. – Юлиана вспомнила сумрачного лорда Уимберлея, боль в его глазах, когда он говорил о вещах, близких его сердцу. – Но я думаю, скоро узнаю.
Ласло взял Юлиану за руку.
– Пять лет я был дня тебя как отец. Мы проехали много миль и видели много удивительного. Сначала ты была для меня незнакомкой – принцесса гаджо, спасающая свою жизнь – беспомощным маленьким ребенком, попавшим в метель. Но ты изменилась, Ульяна... Юлиана. Стала отважной и сильной, и теперь ты, как дерево, выдержавшее снежный буран в степи. Я научился чувствовать твое сердце и понял, что твое сердце мало чем отличается от цыганского сердца. Ты гаджо и всегда ею останешься. Но ты женщина, Юлиана.
Слезы выступили у Юлианы на глазах. Она смотрела на Ласло из-под вуали. Лицо дорогого ей человека, до боли близкое, светилось добротой. Ласло смутился.
– Ты всегда был добр ко мне, Ласло. Вот увидишь, я отомщу убийцам моей семьи.
Ласло выпустил руку девушки.
– Ты все еще надеешься вернуться и отомстить. Неужели ты не понимаешь, что это невозможно? Ты писала полные надежды письма семье своего жениха Алексея Шуйского, я отправлял твои послания известными одному мне способами, платил золотом, чтобы ускорить доставку.
Юлиана помнила это. С тех пор как они с Ласло благополучно бежали из Новгорода, она отправила четыре письма, заплатив за каждое по гранатовой пуговице, отделанной серебром с ее накидки. И каждому, кто брался доставить в Московию послание, было обещано, что если тот доставит письмо именитым боярам Шуйским, то получит и от них щедрое вознаграждение.
– Семья Алексея так и не разыскала меня, – прошептала Юлиана. – Я сообщала им о нашем побеге и местонахождении.
Ласло всплеснул руками.
– Прошло пять зим. Значит, они уже не приедут за тобой. Твоя судьба здесь, с теми, кто стал твоей новой семьей.
Пламя костра просвечивало сквозь шатер. На мгновение Юлиана вспомнила имение отца. Вот она стоит в амбаре, рука ее протянута Заре.
«Я вижу кровь и огонь, и потерю всего, а затем любовь, настолько огромную, что ни смерть, ни время не сокрушат ее».
– Нет, – твердо произнесла она, касаясь пальцами рукава Ласло. – Ты хорошо ко мне относился, но я должна была уйти. Я не хотела попасть в рабство к Родиону. Возможно, это нехорошо с моей стороны, но я решила стать самостоятельной. И начала действовать. Я не сказала тебе о своем плане, потому что была уверена, что ты будешь возражать.
– Конечно, я бы возражал.
– Я должна осуществить свои мечты. – Юлиана коснулась его погрустневшего лица. – Почему ты так смотришь на меня? Ты считаешь, я хочу слишком много?
– Возможно, малышка, ты мечтаешь не о том.
– Я не знаю, что ты имеешь в виду.
Ласло коснулся пальцами рубина на ее броши.
– Месть, верность и честь. Ты живешь и дышишь только ради одного – отомстить. Мне это не нравится. Эта страсть пожирает тебя, словно яд. Когда ты подумаешь о себе самой, Юлиана?
Девушка прикусила губу.
– Когда получу то, что потеряла.
– О-о! – Он вскинул руки. – Разве ты оживишь своих родных, пролив кровь других? Ты восстановишь свою честь, но душа твоя превратится в пепел в этой невероятной борьбе.
– Если для этого понадобится отдать мою душу, – сурово ответила девушка, – я сделаю это.
Ласло опустил голову.
– Я думал, что ты уже обрела мир. Но, возможно, цыганам никогда не понять до конца гаджо.
Слезы подступили к глазам Юлианы. Ласло сделал все, что было в его силах. И все же он понимал, что этого было недостаточно. И Юлиана ненавидела себя за то, что желала большего, чем могли ей дать цыгане.
Снаружи раздались звуки колокольчиков и тамбуринов. Ласло протянул ей руку.
– Пора идти к твоему мужу. Возможно, он даст тебе то, чего не смог дать я. Может, ему удастся научить тебя тому, чему я не смог тебя научить.
– И чему же?
– Тому, как важно быть просто Юлианой, – Ласло нежно поцеловал Юлиану в лоб. – Не ненависти, не мести, а просто быть самой собой.
Она подумала об Уимберлее, о том, что он всегда мрачен и молчалив.
– Я сомневаюсь в этом, Ласло, – ответила девушка, взяв Ласло за руку, когда они выходили из шатра.
* * *
– Что, черт возьми, я здесь делаю? – произнес вслух Стивен, услышав громкие звуки барабанов и дудок.
Рядом с ним в кругу цыган у костра стоял Кит.
– Женитесь... опять, – просто произнес Кит.
– Я сам не понимаю, почему я согласился на эту церемонию. Должно быть, на меня подействовала луна.
– Вы делаете это, чтобы доставить удовольствие леди, – когда Кит произносил эти слова, мимо прошла девушка с корзиной хлеба, покачивая бедрами. Глаза ее излучали улыбку. Кит облизнул губы. – Какой бы мужчина отказался?
– Верно. – И все же Стивен продолжал убеждать себя, что согласился на эту языческую церемонию только для того, чтобы задобрить Ласло и ускорить отъезд табора. – Пусть будет как будет.
Стивен подошел ближе к костру. На нем был его лучший камзол, облегающие брюки, высокие испанские сапоги. В руках он держал бутылку мускателя, обернутую в длинный кусок шелковой ткани и украшенную ожерельем из золотых монет.
Когда на противоположной стороне от костра появился Ласло, игра дудок и тамбуринов затихла.
Двое мужчин подхватили под руки Стивена. Это были старые цыгане, за ними шли две цыганки, они вели Юлиану, всю укутанную в вуаль.
Стивен сильно сжал руками бутылку. Все это было похоже на безумие. Его душа, возможно, будет гореть в аду за участие в этом языческом ритуале.
«Но все это не имеет никакого значения», – устало подумал Стивен. Он давно проклят самим собой. Эта еретическая забава с цыганами – совсем небольшой грех, по сравнению с остальными.
В самом мрачном расположении духа барон ожидал свою невесту. Но, прежде чем Юлиана успела подойти к Стивену, смуглый цыган преградил ей дорогу. Его штрокие красные штаны и зеленый жилет, украшенный крошечными колокольчиками, делали его наряд похожим на шутовской. Молодой цыган оттолкнул Ласло, его горящий темный взгляд остановился на Юлиане.
– Бог мой, – прошептал Кит, – это тот, кого называют Родионом. Он должен был жениться на Юлиане. Это от него она сбежала.
– Откуда тебе это известно, парень? – потребовал ответа Стивен. – Что за сплетни ты слушаешь?
Кит ничего не ответил, но было нетрудно догадаться. Долгие взгляды, которыми Кит обменивался с хорошенькой цыганской девушкой, стоящей недалеко от них, объяснили все.
– Она моя женщина, – заявил Родион громким голосом.
– О Боже, – Стивен не предполагал, что ему придется иметь дело с обманутым влюбленным.
Родион схватил Юлиану за плечо.
– Пошли, девушка. Родион научит тебя, как убегать от жениха. – Быстрым движением он притянул Юлиану к себе, не обращая внимания на толпу. Отбросив назад вуаль, он схватил Юлиану за волосы.
Стивен не мог ни сдвинуться с места, ни отвести взгляд. Грубая чувственность поцелуя и сексуальная агрессия, исходившая от Родиона, заставили Стивена замереть от неудовлетворенного желания. Он с болью понял, что отказал себе в том, что Родион позволил себе совершенно открыто. И даже громкие протесты Юлианы не подействовали. Каким страстным маленьким котенком она должна быть в объятиях любовника. Не такой как...
– Черт бы тебя побрал! – закричала Юлиана, с силой оттолкнув от себя Родиона.
Кит толкнул Стивена локтем в бок.
– Мой господин, вы должны проучить этого наглеца.
Стивен снова произнес проклятие. Отдав бутылку Киту, он приблизился к Родиону. Тот снова собрался схватить Юлиану. Стивен похлопал цыгана по плечу.
Родион обернулся, злая усмешка появилась на его грубом, но красивом лице.
– А-а, – цыган скривил губы, – жених – гаджо. Ты что, не мог найти лошадку по себе?
– Еще одно слово, – тихим мрачным шепотом произнес Стивен. – Еще одно твое слово, мой друг, и я разорву тебя на кусочки и разбросаю по берегам Эйвона. Тебе понятно?
– Послушай, гаджо...
– Это уже больше, чем одно слово, – и, тяжело вздохнув, он ударил Родиона кулаком по лицу. Удар был таким сильным, что Стивен почувствовал боль в суставах. Просто удивительно, сколько страсти он вложил в этот удар, сам того не осознавая.
Родион опрокинулся назад и растянулся бы на земле, не подхвати его Джилли Йгэн. Она потребовала кувшин с водой и плеснула в лицо цыгана. Родион пришел в себя и смахнул капельки воды с усов.
Стивен взглянул на Ласло и увидел, что тот широко улыбается, довольный.
– Что ж, продолжим, – пробормотал он, занимая свое место на противоположной стороне костра. «Лучше бы она досталась тебе», – сказал просебя Стивен, проходя мимо хмурого Родиона. Но едва успев подумать об этом, он уже знал, что лжет.
* * *
Путь на другую сторону от костра показался Стивену очень долгим. Со странным волнующим чувством он вслушивался в треск головешек в костре, в негромкий стук барабана, его глухие и равномерные, словно биение сердца, удары, вдыхал запах горящей травы.
На противоположной стороне его ждал старый цыган. Он снова вручил Стивену бутылку вина, украшенную монетами. Стивен должен был обменять ее на жену, которой не хотел.
Ласло, бормоча по-цыгански, стал рядом с ним. Подошла Юлиана и стала напротив Стивена. На земле между ними быстро соорудили пирамиду из камней. «Возможно, под этими булыжниками лежит труп принесенного в жертву животного, – Стивен подозрительно покосился на кучу камней. – Языческое жертвоприношение».
Хотя Стивен понимал, что цыгане и сами не принимали ритуал всерьез, но все же его неодолимо тянуло к Юлиане. Девушка выглядела очень экзотично и привлекательно под полупрозрачной вуалью. Она источала запах роз и женской тайны. Огонь освещал ее стройную фигуру, ее широко раскрытые, сверкающие сквозь тонкую вуаль глаза. Стивен заметил выражение настороженности в них.
– Спасайте представление, принцесса, – прошептал Стивен. – Вы получили то, что хотели.
Юлиана гордо вздернула подбородок.
– Что вы, мой господин, зачем мне ваша лошадиная задница.
Разозлившись, Стивен хотел было уйти, но Ласло протянул ему обломок черепицы. Старый цыган выглядел таким счастливым и гордым, что Стивен, сжав губы, решил продолжить фарс.
Черепицу вытащили, наверное, из крыши летнего дома или маслобойни. Стивену было непонятно значение этого обычая, но они должны были разбить черепицу.
Стивен и Юлиана вместе взяли кусок черепицы и подняли его вверх. Стивен взглянул на девушку – покрытая вуалью цыганская искусительница, вот цена, которую он вынужден платить за сохранение тайны.
Одним движением они бросили черепицу на сложенную из камней пирамиду.
Черепица разбилась, раздались громкие возгласы толпы, и Ласло прокричал команду. Женщины, которые привели Юлиану, выступили вперед с корзиной хлеба.
Помня инструкции, Стивен разломил буханку на части, вручив по куску обеим женщинам.
Следующая часть церемонии заставила его понервничать. Это еще больше, чем все остальное, напоминало о язычестве. Ему хотелось бы, чтобы Кита и Джилли не было здесь. Даже много повидавшим мужчинам стало не по себе от того, что они увидели.
Юлиана сняла свою брошь и отделила верхнюю крестообразную часть от нижней, украшенной драгоценными камнями. Небольшое лезвие сверкнуло и свете пламени костра.
– Дай мне свою руку, – раздался шепот из-под вуали.
Барабанная дробь сначала успокоилась, затем зазвучала крещендо. Как в тумане, Стивен протянул руку и тут же почувствовал, как крошечное лезвие рассекло ему ладонь. Кровь брызнула вверх. Пораженный, он увидел, как одна из капель упала на хлеб, подставленный одной из женщин. Затем Юлиана подала ему кинжал и протянула свою узкую ладонь. Стивен застыл в нерешительности. Кожа ее руки была такой нежной и бледной. Что бы там ни было, ему не хотелось причинять боль этой женщине. Девушка издала нетерпеливый возглас и сама подняла руку к лезвию кинжала. Кровь брызнула из раны, яркие капли сверкнули в пламени костра, и одна из капель упала на второй кусок хлеба.
– Тебе плохо? – прошептала Юлиана.
– Нет, – ему жгло ладонь.
Она убрала крошечный кинжал. Музыка зазвучала громче, музыканты исполняли быструю, зажигательную мелодию. Цыгане раздавали всем кусочки хлеба. Стивен двигался медленно, как зачарованный, будто шел через теплую тяжелую воду.
Когда Ласло объяснял Стивену этот ритуал, ему показалось, что все это примитивно просто. Но на самом деле все оказалось гораздо сложнее.
Стивен поднес кусочек хлеба ко рту и съел его. Юлиана сделала то же самое. Было что-то очень интимное в том, что он обменялся окропленным кровью хлебом со своей цыганской невестой. Стивен переживал странное ощущение того, что он дал кровную клятву. И причем клятва эта связывала гораздо прочнее, чем обещание верности на церемонии венчания. Когда Стивен впитал в себя кровь Юлианы, она стала частью его, они оба стали единым целым, Плоть от плоти: одно тело, одно сердце, одна душа.
И все это Стивен сделал для того, чтобы никого не впустить в свою жизнь?
Вокруг закричали, захлопали в ладоши, застучали ногами. Непослушными пальцами Стивен поднял вуаль от лица Юлианы и откинул ее назад.
Юлиана волновалась не меньше, чем он. Стивен наклонился к ней. Она казалась ему такой красивой, такой желанной. Может, он влюбился?
Стивен должен был поцеловать Юлиану. Он положил ей руку на плечи. Юлиана подняла голову, в ее взгляде он прочитал мудрость веков, чистоту и непорочность. Все это безумно волновало Стивена. Ее свежий полуоткрытый рот ждал...
Стивен намеревался лишь слегка коснуться ее губ и этим покончить с фарсом. Но в тот момент, когда губы их соприкоснулись, страстное безумие охватило его. Дьявольское желание обладать ею охватило Стивена. Всплывшее в памяти ощущение вкуса ее крови усиливало волнение. Сердце его билось в такт барабанной дроби. Он привлек Юлиану к себе и, наслаждаясь ее гибким стройным телом, впился ей в губы. Открыл языком ей рот и проник внутрь, пробуя на вкус и ища сокровище, название которого не знал.
Страсть пронзила все его тело. Юлиана такая сладкая. Ее губы, такие мягкие и податливые, сразу уступили его хищному языку. Взрыв страсти охватил Стивена. Будто его долго держали в тюрьме, а затем неожиданно освободили. Чувства его были слишком явными, переполняли его, уносили словно фантастической силы поток.
Раздался тихий протяжный стон – беспомощная мольба о милосердии. Стивен сразу пришел в себя и отступил назад, опустив руки. На лице Юлианы появилось смущенное выражение. Губы ее были влажными и воспаленными.
У Стивена перехватило дыхание.
– Это все? – спросил он, повернувшись к Ласло. – Ритуал завершен?
Ласло взял толстую зеленую бутылку и выплеснул из нее вино в костер. Раздался громкий треск, который заглушил музыку.
– Сейчас начнется праздник, все будут танцевать, – объяснил Ласло, – а затем ты отнесешь свою невесту в постель.
«В постель...» От одной только мысли об этом у Стивена пересохло в горле. Страсть, которую он испытал во время поцелуя, вернулась с новой силой. Он был весь в огне, его охватили мечты и желания, которые он считал уже давно умершими.
Стивен посмотрел на невесту, одетую в шелка, благоухающую розовой водой. Да, все ждут, что он сделает это, иначе Юлиана будет опозорена. Они хотят, чтобы молодой муж отнес ее в постель.
Долг обязывал Стивена сделать это.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Круги на воде - Виггз Сьюзен



Как-то неинтересно. Он её посылает, она липнет. Унизительно. В придачу, не верил ей, не верил, что она княжна. А в конце как в порядке вешей узнал. Мне не хватило удивления.
Круги на воде - Виггз СьюзенХрюша
3.10.2012, 19.50





Чушь и отстой
Круги на воде - Виггз Сьюзеннатали
3.10.2012, 20.30





Хороший роман, интересный, с довольно занимательным сюжетом и приправленный толикой экзотической пикантности. Есть и бурные страсти, и борьба характеров, и авантюризм, правда, маловато, чисто любовных отношений и постельных сцен, а так вполне достойная история.))Есть продолжение про Оливера - "Клятва над кубком".
Круги на воде - Виггз СьюзенLina
27.04.2014, 19.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100