Читать онлайн Клятва над кубком, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва над кубком - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва над кубком - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва над кубком - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Клятва над кубком

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Спенсеру план очень понравился.– Оливер и Кит не сомневаются в успехе, – сказала Ларк.
–Я не ошибся в выборе, – пробормотал Спенсер себе под нос.
Не вполне понимая, что он имел в виду, Ларк зачерпнула ложкой бульон из бычьего хвоста с морковью и поднесла ему ко рту.
– В каком выборе?
–Они умные и добрые молодые люди, – Спенсер отвернулся от следующей ложки бульона, – которым знакомо слово «честь».
– Кит Янгблад – да.
Ларк ждала подходящего момента, чтобы заставить Спенсера выпить суп. Спенсер очень ослаб, и если бы она не кормила его, то он бы не ел вообще.
– А лорд Оливер? – внезапно спросил Спенсер.
–Пустозвон, —презрительнофыркнула Ларк. – Типичный знатный бездельник.
–Ты слишком резко судишь о нем, – тихо заметил Спенсер. Он никогда не повышал на нее голос.
Ларк вспыхнула, как порох.
– Могу поспорить, Оливер помогает нам только потому, что мы спасли его от виселицы. Как только он решит, что долг оплачен, тут же вернется домой...
С внезапным беспокойством она вспомнила о зашифрованном послании, что было спрятано в потайном поясе. Она еще не решила, стоит ли рассказывать о нем Спенсеру.
– Он не пустозвон, – сказал Спенсер. Тогда повеса! А может быть, негодяй, —предположила Ларк.
Спенсер поднял дрожащий палец, заставляя ее замолчать.
– Нельзя говорить о людях с такой злобой. Это не похоже на тебя, Ларк. А главное – ты ошибаешься.
– Неужели?
–Под внешностью повесы бьется сердце достойного человека. Придет время, и ты поймешь это.
У Ларк защемило в груди. Это время наступит уже после смерти Спенсера – он угасал прямо на глазах.
– Какая разница, что я думаю о нем? – спросила она уже спокойней, предлагая Спенсеру еще одну ложку бульона.
Спенсер сделал несколько глотков, потом опять отвернулся.
– Довольно. Я устал.
Они со Спенсером жили под одной крышей почти двадцать лет. Когда он уйдет, в жизни образуется зияющая пустота, которую вряд ли ей удастся когда-нибудь вновь заполнить. Будущее, которое всегда виделось ей ясным и определенным, сейчас стало пугающе размытым и пустым.
Положив ложку, Ларк, в тщетной попытке успокоиться, взялась за шитье. Это тоже не помогло. Тогда Ларк достала из потайного кармана зашифрованное послание.
– Спенсер?
– Еще одна жертва Боннера, которую ты хочешь спасти? – вздохнул Спенсер.
– Да.
– Будь осторожна, Ларк. Мне никогда не нравилась твоя роль в этом деле.
Спенсеру она не понравилась бы куда больше, если бы он узнал о том, что она на самом деле собирается сделать.
– Я очень хорошо управляюсь с разными шифрами, – сказала Ларк. – Этот, например, основан на дне рождения папы римского. Думаю, что писал кто-то из ближайшего окружения королевы.
– Женщина, которая думает в одиночестве, думает о злом, – напомнил ей Спенсер.
Чтобы сдержаться, Ларк даже прикусила язык. Возражать Спенсеру бесполезно, потому что он всегда побеждает в спорах.
– Слава богу, что ты сама не участвуешь непосредственно в освобождении пленников.
Если бы он только знал правду. Но он больнойчеловек, и лишние волнения ему ни к чему. Более того, он мог бы попытаться остановить ее. А на это даже ради Спенсера она бы не согласилась.
Оливер лежал без сна. Он смотрел на полог кровати и морщился, наблюдая игру теней и света в его бархатных складках. Все мысли были о Ларк. Каждый день, прожитый рядом с ней, был наполнен радостью и непреодолимым желанием.
Оливер вскочил с кровати, накинул рубашку, глотнул воды прямо из кувшина и вышел в полутемный коридор.
Здесь было темно и тихо. Ни звука. Он отчаянно скучал по Лондону, по грохоту колясок, шарканью ног и колокольчикам ночной стражи. Это же погребенное среди холмов поместье было тоскливым, как могила.
Каждую ночь Оливер шел по этому коридору и останавливался у двери в спальню Ларк. Долго стоял, не решаясь войти, и возвращался к себе.
Думает ли она о нем или спокойно спит? И почему, ради всех святых, он находит ее такой неотразимой?
Оливер сжал руки в кулаки. Непреодолимое желание обнять ее, прижать к себе, страстно поцеловать победило нерешительность.
Оливер шагнул к двери, тихо нажал на ручку... и вдруг услышал тихий ангельский голосок Ларк, которому вторил хрипловатый мужской голос.
Черт побери эту девицу! У нее есть любовник!
Сгорая от любопытства и дикой ревности, Оливер припал ухом к двери.
– ...раньше, чем мы думали, – говорила Ларк.
Оливер тут же представил ее рядом с любовником: волосы, которые она так старательно прятала под чепец, разметались по его груди, отвратительное платье валяется на полу... – Будь осторожна, – голос показался знако мым. – Ты уверена, что этот лондонский хлыщ ничего не подозревает?
Проклятый нахал! Лондонский хлыщ! Ну, сей час Ларк объяснит ему, кто есть кто!
– Лорд Оливер в полном неведении, – сказала Ларк. – Он каждую ночь берет с собой бутыл ку и напивается до умопомрачения.
Оливер заскрипел зубами, но тут же замер, услышав странный звук, словно затрещали кожаные ремни.
– Осторожно, он слишком тугой, – вскрикнула Ларк.
Оливер покрылся холодным потом. Предательница! Что за извращению она там предается?
– Я уже почти на месте, – ответил ее любовник.
Ларк прошептала что-то невразумительное. Тяжелое дыхание сменилось вздохом облегчения, затем все стихло.
Оливер еще сильней прижался ухом к двери. Внезапно она распахнулась, и он кубарем влетел в комнату и упал на пол. Не поднимаясь, он завертел головой, оглядываясь по сторонам. Колышущиеся занавески, прыгающее пламя свечи и мужчина на подоконнике.
Они накинулись на него, словно стервятники на добычу. Ларк встала коленями ему на грудь, а ее любовник, спрыгнув вниз, схватил его за горло.
Этого он боялся больше всех других пыток. Медленное удушение. Разрывающая грудь борьба за каждый вздох. Глаза Оливера вылезли из орбит, он попытался закричать, но из пересохшего горла не вылетело ни звука.
– Встань, – прошептала Ларк мужчине. Мужчина не пошевелился.
– Ради бога, посмотри на его глаза. У него сейчас будет приступ или что-то в этом роде. Встань!
Руки мужчины разжались. Оливер с силой втянул воздух, затем медленно, болезненно выпустил его наружу. Он посмотрел на Ларк. Одинокая свеча на каминной полке превратила ее бледную кожу в драгоценное золото.
Слава богу, Ларк еще одета – он появился раньше, чем она опозорила себя.
Он улыбнулся, делая вид, что подобное с ним уже случалось не раз.
–Как ты смеешь подслушивать под дверью? Это неприлично!
– А прилично леди принимать по ночам в своей спальне мужчин?
– Нет! – рявкнула она. – То есть да! В общем, не твое дело!
Оливер сел. Любовник Ларк казался ему черной тенью на фоне распахнутого окна.
– Неужели у вас нет стыда, сэр? – обратился к нему Оливер. – Вы хотите уйти, предоставив госпоже Ларк самой защищать свою честь?
– Моя честь никак вас не касается, – возразила Ларк. – Спокойной ночи, милорд. – Она выразительно посмотрела на дверь.
Оливер рывком поднялся на ноги и уставился на мужчину у окна. Ветерок всколыхнул пламя свечи, и он наконец узнал его. Тяжелый подбородок. Пустой рукав.
В темноте своей спальни Ларк развлекала доктора Финеаса Снайпса.
–Он же женат, – презрительно процедил Оливер. – А его жена – ваша подруга, или мне показалось?
Ларк и Спайпс обменялись смущенными взглядами.
И тут Оливер догадался, в чем дело. От радости и облегчения он чуть было не рассмеялся.
– Так это ваше тайное общество?! Самаритяне, если я правильно помню?
Ларк схватила его за рукав.
– Умоляю, не выдавайте нас, милорд.
Ларк умоляет его. Пожалуй, ему это нравится. Оливер с трудом поборол искушение назначить цену за свое молчание. Он только сказал:
– Разумеется, не выдам. Я помогу вам. Ларк опустила руки и с сомнением посмотрела на Оливера.
– Это неподходящее развлечение для человека, который не любит утруждать себя.
– Неужели ты действительно считаешь менятаким?
– У меня нет причин думать иначе, милорд. – Пьере пропал, – тихо произнес Снайпс. – Поэтому я и рискнул прийти сюда.
– Кто такой Пьере? – спросил Оливер.
– Лодочник. Верный человек, который помогал людям скрыться от преследований. Он намочень нужен сейчас, а его, как назло, нигде нет.
– В таком случае я сыграю его роль. – Оливер даже потер руки, предвкушая интересное приключение. – Положитесь на меня.
– Слишкомрискованно, —предупредилСнайпс.
– Я обожаю риск. Так что делал Пьере?
– Помогал людям исчезнуть на время.
–Из Ньюгейта? Никто лучше меня не знает все закоулки этой клоаки.
– Не из Ньюгейта, – прошептала Ларк.
– Из Смитфилда, – сказал Снайпс.
– Ну что же! Нас ждет веселая ночь.
– Вернитесь в постель, милорд, – вполне миролюбиво предложила Ларк.
– Я иду с вами.
–А как же ваше обещание Спенсеру?
– С ним в наше отсутствие поработает Кит. Ларк и Снайпс долго смотрели друг на друга.
Оливеру хотелось схватить их за шиворот и потрясти, чтобы они соображали быстрее.
– Почему вы сомневаетесь во мне? – спросил он. – Ну конечно, я всего лишь легкомысленный аристократ, падкий до развлечений, ведь именно так вы обо мне думаете?
–Разве не так о вас отзываются другие? – спросила Ларк.
– Не следует верить всему, что слышишь.
– Я припомню это в следующий раз, когда вы мне соврете, – парировала она.
– Я нужен тебе, – сказал Оливер самым убедительным тоном. – По крайней мере, нужны мои руки, поскольку ваш лодочник исчез. – Он расправил плечи. – Если я потерплю неудачу в Смит-филде, можешь оставить меня там гореть синим пламенем.
–Мне это не нравится. – Ларк покачала головой.
– У тебя нет выбора, – схитрил Оливер. – Если ты оставишь меня здесь, я могу проговориться и все испортить.
Их молчание послужило ему ответом. Они не хотели рисковать.
Оливер де Лэйси сдержал слово. Он быстро оделся и встретил их на берегу реки. На нем были высокие модные сапоги, черный плащ, шелковая подкладка которого шуршала при каждом шаге. На бедре висела шпага – строгое, элегантное орудие убийства. Он был слишком красив!
– Ты глазеешь на меня уже несколько минут, радость моя, – прошептал Оливер. – Неужели у меня гульфик расстегнулся?
Покраснев до корней волос, Ларк отвернулась. Доктор Снайпс готовился отчалить.
– Вы выглядите слишком роскошно для предстоящей нам грязной работы. Оливер шутливо раскланялся. – Тебя это смущает?
Ларк действительно смущал слишком заметный облик Оливера. Даже в черной одежде и без пера в шляпе он выделялся бы в толпе. И дело не только в росте и светлых золотистых волосах, которые в свете луны блестели, словно нимб.
У него была особенная стать. Весь его облик излучал уверенность и силу, и это не могло не привлечь к нему внимание, особенно женщин.
–Ларк? – донесся до нее из темноты голосОливера.
А его голос! Завораживающий тембр заставлял людей выполнять все просьбы Оливера де Лэйси.
Ларк поморщилась.
– Я не знаю, как сделать вас менее заметным, милорд. Поехали. Нам надо спешить.
Улыбка, которой одарил ее Оливер, была полна неприкрытого веселья. Ларк тут же бросила на него гневный взгляд.
– Не улыбайтесь. Так вы еще заметнее. Он мгновенно посерьезнел.
–Нас ждет очень серьезное дело, – прошипела Ларк, давая волю своему раздражению. – В опасности жизнь невинного человека. Пытаясьосвободить его, мы рискуем головой и попираем все законы. И все это не для собственного удовольствия. Мы совершаем богоугодное дело.
– А если это серьезное дело доставляет тебе удовольствие? – Он лениво обмахнулся шляпой.
Ларк всплеснула руками.
– Если вы не будете вести себя тихо, вас узнают и снова бросят в застенки.
Его смех рассек ночной воздух.
– Едва ли, радость моя. Оливер Дакки умер на виселице в Ньюгейте. Если вы ничем не выдадите себя...
– Этого не случится, – уверил его Снайпс.
– Тогда никто и не вспомнит казненного простолюдина. – Оливер развел руками. – Неужели я похож на того грубого и немытого мужика с дурными манерами?
–Онтакжемногоболтал, —заметил Снайпс. – Милорд, я хотел бы, чтобы вы с большей серьезностью отнеслись к опасности, которая нас ожидает.
Оливер пожал плечами и посмотрел на пустой рукав доктора.
– Как ты получил увечье, Финеас? Снайпс отвернулся.
– Это было давно. Меня сломали.
– Доктор Снайпс... – начала было Ларк.
– Меня сломали, – повторил он громче. Он потряс обрубком руки. – Вот напоминание о тех днях. Снайпс был трусом и предал своих друзей.
– Успокойся. Все это в прошлом. Пора двигаться в путь, – спокойно сказал Оливер.
Ларк позволила ему помочь ей сесть в лодку. Как всегда, его прикосновение наполнило ее теплом, у нее перехватило дыхание и приятно заныло внизу живота.
Она пыталась не смотреть на Оливера, пока он снимал плащ и натягивал пару блестящих кожаных перчаток. Но вот он взялся за весло, и Ларк невольно залюбовалась его уверенными, мощными движениями.
Повернув голову, Ларк посмотрела на доктора, который сидел у руля. Молчаливый и скрытный, он редко говорил о себе откровенно, как несколько минут назад. Казалось, он тоже проникся симпатией к Оливеру де Лэйси.
Лодка достигла середины реки, когда Оливер нарушил молчание:
– Расскажите мне о человеке, которого мы будем спасать. Об этом Ричарде Спайде.
Ларк взглянула на доктора Снайпса. Могут ли они довериться чужаку? Снайпс пожал плечами. Оливер, казалось, почувствовал их нерешительность.
– Вы можете рассказать мне только то, что уже и так всем известно. Если беднягу собираются сжечь в Смитфилде, значит, он известная личность.
– Ричард Спайд распространяет идеи Реформации, – сказала Ларк. – Он молод, очень образован, блестящий оратор. Может убедить целыегорода отказаться от дьявольского католического учения.
Оливер одарил Ларк долгим взглядом, и она поглубже натянула на голову капюшон, чтобы скрыть смущение.
– Неужели дьявольские прегрешения католической церкви намного серьезней, чем поступки некоторых аристократов, которые под шумок о Реформации разграбили церковные сокровища?
Лодка подпрыгнула на порогах, и Ларк схватилась за борт.
– Ричард Спайд не обогатился на своих убеждениях. Он проповедует, что вера – и только она одна – может спасти человека. А вовсе не плата за индульгенции, не обряды или пышные церемонии. Только вера. Это так просто. Вы не находите, милорд?
– Значит, если человек верит в бога, то он обязательно попадет на небо? Даже такой грешник, как я? – спросил Оливер.
– Сложно сказать, – призналась Ларк. – А вот советники королевы приходят от всего этого в ужас.
Оливер тихо рассмеялся.
– Значит, эту самую веру епископ Боннер считает ересью?
– Вы угадали.
– Почему же вы только сейчас решили спасать этого «святого»?
– Мы не знали, что он арестован. А когда узнали, то долго не могли определить, где его держат, потому что самых опасных арестантов перевозят с места на место, чтобы народ не мог освободить их.
Лодка двигалась очень быстро. Любой другой лодочник уже давным-давно начал бы жаловаться на усталость и мозоли на руках, но Оливер продолжал грести. Все так же уверенно и быстро.
На горизонте появилась первая светлая полоска. К запаху воды прибавилась вонь нечистот. Они приближались к центру города. На берегу темным силуэтом поднялся собор Святого Павла с разрушенной во время пожара колокольней, а также башенки и флюгера знаменитых особняков Стрэнда, включая Сент-Джеймский дворец – любимое место королевы в Лондоне. В розоватой дымке утреннего тумана показались контуры Тауэра.
– У меня был брат по имени Ричард, – внезапно сказал Оливер. – Все его звали Дикон.
Ларк внимательно вслушивалась в его низкий, волнующий голос.
– Дикон, – повторил Оливер. Его голос стал трогательно грустным. – Мы так и не встретились. Он умер до моего рождения.
– Милорд, мне так жаль, – прошептала Ларк и, повинуясь внезапному порыву, коснулась его колена рукой. – Я уверена, что вы бы подружились.
Наверное, это хорошо, когда у тебя есть братья или сестры. Она никогда не узнает этого, таккак росла в одиночестве, оторванная от других детей.
– Да. – На лице Оливера мелькнуло странное болезненное выражение. – Клянусь богом, я хотел бы познакомиться с ним.
У Ларк сжалось сердце, ей захотелось обнять Оливера, прижать его голову к своей груди и утешить.
И в это мгновение сквозь тучи выглянуло солнце, украсив Оливера пылающим ореолом. Он стал похож на ангела, чистого и непорочного, слишком совершенного, чтобы быть настоящим. У Ларк задрожали руки, а к горлу подкатил комок.
– Оливер, – беспомощно прошептала она. Он глянул на ее руку, что лежала у него на колене. В его глазах на мгновение вспыхнул дьявольский огонек.
– Мне кажется, – обратился Оливер к доктору Снайпсу, – по отношению ко мне леди явно сменила гнев на милость.
Ларк резко отдернула руку.
Ваша самоуверенность переходит всякие границы, сэр.
– Так же, как и мое терпение, когда речь идет о тебе.
Ларк обхватила руками колени и отвернулась.
– Почти приплыли. – Она бросила взгляд на доктора Снайпса. – Мы никогда раньше не были в Смитфилде.
Снайпс нервно поправил высокий воротник.
– Здесь все не так, как в Ньюгейте. Гораздо больше людей. Королева издала указ, чтобы присутствовали члены Совета. Кроме того, будут церковники, городские власти и многочисленная охрана.
– Редкостный набор, – заметил Оливер. – Не забудьте о попрошайках и карманниках...
– Должен быть один палач и его помощник, – сказал Снайпс.
– А он берет взятки?
– Разумеется. Они все берут. Но сделать могут немного. Разве что намочить растопку или зажигать ее против ветра. Человека они не спасут, а только продлят его мучения.
– Или сохранят жизнь, если вмешаются спасатели, то есть мы. – Оливер улыбнулся. – Так как мы собираемся спасать Ричарда Спайда?
Ларк выжидающе посмотрела на доктора Снайпса, но тот надул щеки, поправил шляпу и сделал вид, что слишком занят рулем.
Ларк повернулась к Оливеру.
– Мы еще не знаем.
– В таком случае предоставьте это мне. – Оливер подмигнул ей.
Он просто излучал уверенность, и Ларк почув-ствовала, что его энтузиазм передался и ей. Казалось, Оливера привлекает именно опасность. Он был готов пожертвовать жизнью ради незнакомого ему борца за истинную веру, однако Ларк не сомневалась, что, как только дело станет для него скучным, он тут же умоет руки.
Вытащить приговоренного к смерти из Смит-филда было вызовом, перед которым Оливер не мог устоять. Для него это – забавное приключение. Возможность потешить свою мужскую гордость.
– Ты когда-либо видел, как сжигают на костре? – спросил доктор Снайпс.
Оливер равнодушно пожал плечами.
– Это не самое мое любимое развлечение. Наверное, соберется большая толпа?
– Да. Придут все, от булочников до шлюх и цыган.
– Цыгане? – Глаза Оливера зажглись.
– Разумеется, – сказал Снайпс. – Здесь для них раздолье.
– Столько кошельков, – мечтательно пробормотал Оливер.
В его голосе Ларк услышала странные нотки. Нет, она никогда не встречала человека, хоть немного похожего на Оливера де Лэйси! В ответ на ее пытливый взгляд он весело улыбнулся.
Они остановились у моста Брайдвел. Из травы и соломы Оливер соорудил какой-то странный знак, отказавшись объяснить свои действия, и сказал только, что это часть его плана.
Затем они чуть ли не бегом двинулись на север, к Смитфилду. На площади, около церкви Святого Варфоломея, собралась огромная толпа. Лица людей были суровы, глаза горели в предвкушении ужасного зрелища. Людское море, затопившее всю площадь, бурлило и шумело.
Ларк остановилась, приоткрыв рот от удивления. Оливер снял шляпу, провел рукой по волосам и пробормотал:
– Вот дьявольщина.
– Я никогда не видела такой толпы, – прошептала Ларк.
– Мой отец частенько бывал здесь на лошадиных торгах. Думаю, они собирали и больше народу, – ответил Оливер, пожимая плечами.
– У нас ничего не выйдет, – уныло произнес доктор Снайпс. – На этот раз судьба против нас. Мы не сможем освободить Ричарда Спайда.
Ларк была в отчаянии. Она знала Ричарда Спайда по его трактатам. Этот человек был одарен свыше. Его мысли были так просты и чисты. Только вера приводит человека к богу! Тольковера!
И за это католики приговорили его к смерти.
– Нельзя допустить, чтобы они убили его. – Встав на цыпочки, она увидела только верхушки черных от сажи кольев. – Да еще таким способом! – Она вся дрожала.
Оливер обнял ее рукой за плечи.
– Я же сказал, что помогу тебе. – В его голосе чувствовалась уверенность человека, который знает, что делает, и не смирится с неудачей.
Снайпс вытер со лба пот.
– Мы даже не сможем подойти ближе. Он погибнет, прежде чем мы пробьемся сквозь толпу.
Бой барабанов зловещим эхом отозвался в ушах Ларк. Группа молящихся священников сопровождала повозку с клеткой. Пленника везли на казнь.
Вдруг Оливер, сложив руки рупором у рта, громко крикнул:
– Помиловать!
– Что вы делаете? – прошипела Ларк. – 'Нас не должны видеть и слышать...
– Помиловать! Помиловать! – подхватили в толпе. – Отпустить его! Помиловать!
Оливер поклонился, взмахнув плащом.
– Вот видишь. Люди – наши сообщники, а не враги.
– Ты слышал всего лишь несколько голосов из тысяч, – сказала Ларк. – Остальные взбунтуются, если их лишить такого зрелища.
– Они и так взбунтуются.
Они пробирались сквозь толпу, но Оливер, казалось, был мыслями далеко от Ларк.
– Вы должны держаться как можно ближе к кострищу, чтобы помочь пленнику бежать, когда я дам сигнал.
– Бежать? – с сомнением повторил Снайпс.
–Какой сигнал? – спросила Ларк, прислушиваясь к монотонному бормотанию священника.
– Думаю, что сигнал не понадобится. Просто подожди, пока начнется плач и вой.
– Откуда ты взял, что будут плач и вой?
– Уверяю тебя, они будут.
Оливер указал на раскрашенные фургоны, подкатившие к площади. Они со скрипом остановились, перегородив узкий проход на Пай-Корнер и аллею Гроба Господня. Занавески сзади откинулись, и на землю высыпала группа ярко разодетых цыган, которые быстро смешались с толпой.
– Когда все начнется, – сказал Оливер, – уведите его туда и спрячьте.
– В фургон к цыганам?
– Доверься мне. – Взгляд Оливера был полон нежности и страсти, и Ларк внезапно показалось, что она плывет в облаках.
– Довериться? – с трудом придя в себя, повторила Ларк.
– Я знаю, ты послушная девочка. – Оливер быстро поцеловал Ларк, отчего у нее закружилась голова, и, не обращая внимания на ничего не понимающего доктора Снайпса, растворился в толпе. Ларк заметила, что он машет цыганам, словно они его старые друзья.
– По-моему, стоит прислушаться к его словам. – Ларк подхватила доктора Снайпса под руку. – Это лучше, чем просто стоять и смотреть, как умирает Ричард Спайд.
– По его вине мы все окажемся в тюрьме, – проворчал Снайпс. – Они станут нас пытать. Я не вынесу пыток. Я считаю себя человеком глубоко верующим, но я трус.
Ларк с силой сжала его руку.
Казалось, им потребовалась вечность, чтобы пробраться сквозь стену людей. У Ларк все внутри замирало, когда она замечала алчные взгляды, обращенные к песчаной яме, где будет сожженчеловек. Обычно казнили группами, но Ричард Спайд был «особый» случай. Королева, которую не зря прозвали Кровавой, и ее придворные собирались устроить показательную казнь, чтобы остальным было неповадно идти против их воли.
Проходя мимо церкви Святого Варфоломея, Ларк со Снайпсом увидели сколоченное из досок возвышение, где стояли кресла для именитых гостей. Мелькали темные бархатные одежды, золотые цепи. Лорд-мэр и олдермены соседствовали с членами королевского Совета и некоторыми церковниками.
Присутствие властей и особый статус жертвы невольно помогли Ларк и Снайпсу, так как предшествующие казни церемонии заняли довольно много времени. Одетый в серое священник все еще выкрикивал угрозы вечного проклятия, когда Ларк со Снайпсом пробились в первые ряды зрителей.
Перед ними оставались только стражники, которые стояли, лениво облокотясь на низкий забор.
Толпа внезапно подалась вперед, придвинувшись к ограде, и доски затрещали. Ларк испугалась, что ее могут затоптать или раздавить.
Но тут ее взгляд нашел Ричарда Слайда, и она мгновенно забыла о своем страхе. С босыми ногами, одетый в простую холщовую рубашку, он стоял на покрытой сажей земле, привязанный к столбу толстой цепью.
Один из священников зачитал список ересей Спайда и объявил приговор – смерть через сожжение.
Спайд слушал, гордо подняв голову. Он был молод, но впалые щеки и запавшие глаза делали его похожим на дряхлого старика. Рубашка на исхудалом теле билась под сильными порывами ветра, ноги с распухшими суставами были изранены в кровь.
Ларк вскарабкалась на нижнюю перекладину ограды. Развернувшись, она нашла глазами в толпе Оливера. Он смеялся и флиртовал с молоденькой цыганкой.
У Ларк упало сердце. Неужели она была права, и Оливер де Лэйси гнался лишь за развлечениями?
Цыганка сказала что-то стоящим рядом людям, которые в свою очередь передали это шепотом своим соседям. Ларк с презрением отвернулась.
Ричард Спайд поднял связанные руки.
– Добрые люди Лондона. Сегодня я говорю с вами в последний раз.
Гул толпы стих, люди зашикали друг на друга. Никогда еще Ларк не слышала такого голоса. Этот сломленный человек, наполовину уже мертвый, мгновенно привлек внимание тысяч людей. Словно львиный рык раздался из пасти котенка.
–Мне сказали, что я еретик, – крикнул Спайд.
– Нет! – хором отозвались люди.
– Мне сказали, что я не чту святые дары. И это правда.
Над площадью раздались удивленные выкрики.
– Я не чту святынь, потому что этого не велит Библия.
– Вор! – внезапно раздался крик за спиной Ларк.
Опираясь на плечо доктора Снайпса, она повернула голову. Двое грузных мужчин яростно глазели друг на друга. Ларк увидела, как от них в толпу юркнул маленький цыганенок.
–Я верю только в то, что прочел в Библии, которая является словом божьим, – пророкотал Спайд.
– Мой кошелек! – завизжала одна из женщин и ударила кулаком стоящего рядом юношу. – Ты стащил мой кошелек, проклятый ворюга.
Ларк точно знала, что юноша невиновен. Она видела, как молоденькая цыганка спрятала что-то за лиф платья.
– Он ущипнул меня, – возмутилась пухлая матрона. Ее муж схватил за грудки пожилого мужчину и принялся его трясти. Стоящий рядом старый цыган с длинной бородой уставился в небо, всем своим видом олицетворяя невинность. Люди вокруг разразились потоком ругани.
– Я виновен! – кричал Ричард Спайд. – Виновен в том, что верю в бога, каким он предстает перед нами в Библии.
– Пусть наступит правосудие! – раздался криксо стороны возвышения с почетными гостями. Палач в капюшоне поднес горящий факел к соломе и щепе, что лежала охапками у основания столба. Его помощник установил рядом мешочки с порохом. Им приходилось использовать их, чтобы быстрее разжечь огонь.
– Лови вора! Держите толстяка в синем! Палач и его подручный остановились, так и не донеся факелы к растопке. Они неуверенно переглянулись.
Если это ересь, тогда я еретик! – Голос Спайда тонул в яростных воплях толпы.
Взгляд Ларк привлекло какое-то движение в дальней части площади. «Оливер де Лэйси забрался на цыганский фургон и махал руками, чтобы привлечь ее внимание. На его лице играла улыбка.
Беспорядки в толпе, вызванные проделками цыган, были, очевидно, его рук делом. Ларк невольно улыбнулась в ответ. Ей надо было доверять Оливеру – подстрекательство к бунту было его любимым занятием, из-за него он и попал в Ньюгейт.
– Доктор Снайпс, – позвала она, спускаясь с изгороди. – Я думаю...
В нее с громким криком врезался мужчина. На него в свою очередь сзади напирала разъяренная толпа. Началась паника.
Ларк потянулась к доктору Снайпсу, но в это мгновение между ними вклинилась добрая дюжина людей.
И тут Ларк испугалась. Она услышала треск. Деревянная изгородь тяжко застонала под тяжестью сотен тел. Через секунду планки сломались. Ларк кинулась вперед и, к своему удивлению, обнаружила, что стоит у самого края кострища рядом с осужденным на казнь Ричардом Слайдом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клятва над кубком - Виггз Сьюзен

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718Эпилог

Ваши комментарии
к роману Клятва над кубком - Виггз Сьюзен



Не понравилось это чтиво. Сухо написано, не захватывает. ГГ все время противоречат себе все время. Разочаровалась.
Клятва над кубком - Виггз СьюзенОльга
10.03.2016, 20.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100