Читать онлайн Клятва над кубком, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва над кубком - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва над кубком - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва над кубком - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Клятва над кубком

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Винтер Меррифилд подошел к камину и остановился, облокотившись на массивную полку. Длинный, с высоким сводчатым потолком холл, похоже, когда-то служил трапезной. Стены украшали вырезанные из камня фигуры, чьи лица невозможно было рассмотреть под слоем столетней копоти.
– Мы встречались с вами раньше, милорд? – спросил Винтер, внимательно разглядывая висевшие над камином скрещенные шпаги.
– Мы встречались с вашими наймитами, милорд, – отчеканил Оливер.
Винтер повернулся к гостям. На его красивом лице не дрогнул ни один мускул.
– Наймиты? Не понимаю, о чем вы.
Кит посмотрел на Винтера с плохо скрываемым презрением.
–На нас напали, – сказал он. – Госпожа Ларк думает, что это были ваши люди.
– Госпожа Ларк – очень странная особа, – Винтер развел руками. – Она часто становится жертвой собственного воображения. Подозрительная маленькая женщина. Мой отец делает все возможное, чтобы изменить ее, но безрезультатно.
– Она ваша сестра? – задал Оливер давноволновавший его вопрос. При мысли, что Ларк родственница этому холодному типу, по коже забегали мурашки. А вдруг они помолвлены? Он приказал себе не думать о худшем.
Винтер рассмеялся. Его веселье было искренним и странно чарующим.
– Нет.
– Тогда кузина? Воспитанница вашего отца?
– Думаю, можно и так сказать.
–В таком случае вы, вероятно, помолвлены? – с трудом выговорил Оливер.
Винтер расхохотался:
– Милорд, вы так забавны. Ларк не помолвлена со мной, слава богу.
Оливер немного расслабился и сделал вид, что эта тема его не особенно интересует.
Оттолкнувшись от камина, Винтер грациозно подошел к Оливеру и Киту. Его глаза на мгновение дольше, чем требовали приличия, задержались на лице Оливера.
Они не касались друг друга и даже не говорили, но Оливер почти физически чувствовал неприязнь Винтера. Тишина в холле напоминала затишье перед бурей.
– Господа, – на тонких губах Винтера играла улыбка, – я хотел бы спросить о цели вашего пребывания здесь.
Кит сжал руки в кулаки.
– Его светлость сейчас примет вас.
Оливер оглянулся и увидел старого слугу, который делал им знак следовать за собой.
–Простите. – Оливер вежливо поклонился Винтеру.
Винтер ответил таким же учтивым поклоном. При этом его пальцы коснулись рукоятки шпаги.
Оливер нервно мерил шагами спальню Спенсера Меррифилда, графа Хардстафа. Занавеси на высоких окнах почти не пропускали солнечный свет, и длинная узкая комната была погружена в таинственный полумрак. Спенсер только что велел удалиться всем, кроме Оливера.
–Ты мечешься, как загнанныйв клетку волк, – заметил Спенсер спокойно.
Оливер заставил себя замедлить шаг. Эта темная комната, пропитанная запахами тяжелой болезни, напомнила ему первые семь лет его собственной жизни в похожем месте. Только любовь самой удивительной на свете женщины заставила Стивена де Лэйси вывести своего больного сына на свет.
– Я могу открыть занавески? – спросил Оливер.
–Как хочешь. – Спенсер неопределенно махнул рукой. – Врачи утверждают, что солнечный свет губителен для моего здоровья, но я чувствую себя одинаково плохо и ночью и днем.
Оливер отодвинул занавески. Мгновение он любовался видом красивой долины, которую пересекала серебристая лента реки, желто-зелеными полями и лугами.
Затем он повернулся и внимательно посмотрел на человека, который спас его от виселицы и ради которого он оставил все свои развлечения. Дневной свет проникал сквозь оконный переплет, набрасывая черно-золотой узор на вымощенный плиткой пол. Длинные полосы света падали на хрупкого, кожа да кости, старика. У него были всклокоченные седые волосы, резкие черты лица и умные, проницательные глаза.
Он едва ли походил на героя или рыцаря, и все же в нем было что-то из прошлых славных времен. Невольно возникла мысль о могучем уме, который пережил ставшее бесполезным тело.
– Почему вы приказали Киту покинуть комнату, милорд? – спросил Оливер.
– Он нам понадобится позже. Садись.
У Спенсера была очень приятная манера отдавать приказы. Он сразу располагал к себе.
–Я должен поблагодарить вас, милорд, – сказал Оливер. – Вы спасли мне жизнь. Я ваш должник.
–Жизнь невинного человека – достаточная награда для меня, – ответил Спенсер. – И все же я вынужден просить вас о помощи.
– Чем я могу отплатить вам, милорд? Спенсер посмотрел на изножье кровати, гдестоял огромный сундук с висячим замком.
– Возможно, придется нарушить закон. Оливер ухмыльнулся:
– В свое время я нарушил немало законов. Оливера де Лэйси нельзя назвать невинной овечкой. Я действительно принимал участие в мятежах, когда на меня нападало такое настроение.
– Есть люди, которые скажут тебе «спасибо» за это. Дух честного англичанина не должен исчезнуть под каблуками королевских министров-негодяев.
– И я так думаю, – сказал Оливер, радуясь, что в лорде Спенсере нашел единомышленника. – Расскажите мне подробнее о задании.
– Оно опасное и связано с кропотливым поиском нужных документов.
Оливера охватило нетерпение, и он еле удержался, чтобы снова не забегать по комнате. Даже солнечные лучи не развеяли царивший здесь мрак надвигающейся смерти.
–Почему бы вам просто не сказать мне, что от меня требуется?
–Ах, молодость, молодость.—Вголосе Спенсера мелькнула грусть.
– Милорд, – заметил Оливер, – я сгораю от нетерпения. Госпоже Ларк пришлось приложить немало усилий, чтобы найти меня и привезти сюда.
Спенсер схватился за край покрывала, словнособрался встать.
– Ты обидел ее?
Тревога, с какой были сказаны эти слова, поразила Оливера.
– Нет, милорд. Но, должен сознаться, я не сидел дома, ожидая ее визита. Она нашла меня, —тут он понизил голос до шепота, – в таверне на берегу Темзы.
Не самое пристойное место, – фыркнул Спенсер.
–Ларкисключительнопреданавам, милорд, – попытался сменить тему Оливер.
– Разумеется, – сказал Спенсер, – она росла под моим надзором с самого детства.
Спенсер глубоко вздохнул:
–Ты думаешь, я позвал тебя помочь мне? Нет, глупый ты человек. Я позвал тебя, чтобы ты помог Ларк.
– Что он от нас хочет? – поинтересовался Кит.
Они гуляли по парку в северной части старого поместья. Сбросившие листву деревья казались серыми. На пожелтевших лужайках между зарослями дикой ивы высились мишени для стрельбы из лука. Среди кустов виднелся кусок полуразрушенной стены, около нее лежал сломанный каменный пьедестал, на котором раньше возвышалась скульптура неизвестного святого.
–Изменить право наследования поместья, – объяснил Оливер. – Он не хочет, чтобы оно досталось Винтеру.
–Но он же единственный сын. – Кит подобрал камушек и запустил его в мишень. Он угодил точно в центр, пробив дыру в изъеденной непогодой коже. – Если, конечно, его не призналинезаконнорожденным. Был ли брак Спенсера и матери Винтера аннулирован?
– Да, но Спенсер отказывается объявить Винтера ублюдком. – Оливер улыбнулся. – Официально, конечно. По словам старика, Винтеру нельзя доверять. Я так понимаю, что он слишком любит католиков.
– В таком случае отец должен был сам воспитать его в реформаторском духе.
Оливер смотрел, как с деревьев парка взлетают стайки ворон.
Ему нравился Кит. Простой, надежный как скала. Он всегда знал, что правильно, а что нет.
– Думаю, Спенсеру следовало прислушаться к твоему совету, – заметил Оливер, – но у матери Винтера было другое мнение, и она сделала все возможное, чтобы донести его до сына. Она была испанкой.
Одного этого слова оказалось достаточно.
– Служанка королевы?
–Да, одна из фрейлин Екатерины Арагонской. Умерла год назад, но успела отомстить Спенсеру через сына. Ее преданность королеве Екатерине сейчас проявляется в лояльности Винтера королеве Марии. Если он унаследует это поместье, то оно может вернуться в собственность церкви, а может быть, и прямо в руки епископа Боннера. Впрочем, Винтер может передать его и тем монахам, что жили здесь раньше и неизвестно чем занимались.
Кит пожал плечами:
– Боннер. Одна только мысль о нем может испортить хороший денек. Если лорд Спенсер не хочет, чтобы его собственность досталась сыну, то кому же он собирается ее передать? Ларк?
– Да. И он считает, что это простая юридическая процедура.
– Когда юридические процедуры станут простыми, людям больше не нужна будет моя помощь, – фыркнул Кит. – Но почему ты? Почему мы? В Лондоне тысячи юристов, он мог выбрать любого.
– Я спросил его об этом. Оказывается, Спенсер знаком с моим отцом и считает, что я унаследовал от него глубокое чувство порядочности. – Оливер отвесил Киту шутливый поклон.
– Если бы он только знал правду, – расхохотался Кит.
Слова друга вызвали какой-то неприятный осадок в душе Оливера, но он тут же отмахнулся от него.
– Он спас меня от смерти. Сейчас ему нужна наша помощь, и мы ему поможем.
– Мы?
– Ты и я, дорогой Кит.
– Я еще ни на что не соглашался. Оливер скрестил руки на груди. – Ты согласишься.
– Нет!
Зазвучал колокол.
– Пошли ужинать. – Оливер повернул к дому, не обращая внимания на пылкие протесты Кита.
Столовой служила скудно обставленная узкая комната со сводчатым потолком и картинами на стенах. Не слишком уютное местечко.
Но еще более неприветливыми, чем комната, были люди за столом. Особенно Ларк. Обрамленное уродливым чепцом лицо было холодно, как камень. Светло-серые глаза казались пустыми. Губы плотно сжаты.
Оливер быстро пересек комнату и схватил Ларк за руку. Опустившись на одно колено и целуя ее ледяные пальцы, он прошептал:
–Куда же делась та женщина, что силой тащила меня из Лондона?
Он начал бояться, что перед ним не Ларк, а какой-то холодный, похожий на нее двойник. И тут вдруг опять возникло то ощущение сопричастности, что он испытал, когда впервые прикоснулся к ней. Словно вспышка молнии.
Ее лицо дрогнуло, но лишь на мгновение, а потом ледяная маска вновь вернулась на место. Ему очень хотелось спросить, что случилось, почему она ведет себя так странно, но, увы, придется подождать, пока они останутся одни.
Оливер выпрямился, выпустил руку Ларк и поздоровался с Винтером.
– Милорд. – Он слегка поклонился. – Я вижу, вам удалось пробудить в госпоже Ларк все ее самые лучшие качества.
Винтер заговорщицки улыбнулся:
– В таком случае мне лучше быть как можно дальше, когда она решит проявить свои плохиекачества. Добро пожаловать к моему столу. – Он кивнул Оливеру, затем перевел взгляд на Кита.
– К столу вашего отца, – поправил его Оливер с самой приветливой улыбкой. – К слову сказать, лорд Спенсер – очаровательный и весьма достойный господин.
– Лорд Спенсер умирает, – равнодушно заметил Винтер. – Я думаю, он послал за вами, чтобы лишить меня наследства. Я не допущу этого. Давайте есть.
Он сел во главе стола. Оливер метнул многозначительный взгляд на Кита и подвинул стул для Ларк.
– Пожалуйста, садись, – пробормотал Оливер. Винтер усмехнулся:
–Прошу вас простить нашу Ларк. Хорошие манеры ей недоступны.
Ларк даже не моргнула, словно уже привыкла к его ядовитым замечаниям. Не проронив ни слова, она покорно села и сложила руки в молитве.
Оливер с удовольствием смотрел, как небольшая армия хорошо вымуштрованных слуг пришла в действие, снуя туда-сюда через маленькую боковую дверь, которая вела в кухню. На закуску были поданы свежий хлеб с маслом, салат из зелени с орехами и жареная форель.
–Спасибо, Эдгар, —пробормотала Ларк мальчику, который передал ей корзинку с хлебом.
– Мне потребовались месяцы, чтобы научить их послушанию, – заявил вдруг Винтер и, не глядя, протянул руку за хлебом. Он, очевидно, не сомневался, что корзинка будет на месте. Так оно и оказалось. – Думаю, наша милая Ларк делала все от нее зависящее, но этого недостаточно для грубых деревенских увальней.
Он не заметил гнева, который вспыхнул в глазах мальчика-слуги. Оливер улыбнулся.
– Похоже, вы завоевали их своим обаянием, милорд.
Винтер обладал редким даром придавать взгляду остроту кинжала.
– Моя судьба была нелегкой. Спенсер опозорил мою мать и сослал ее в Шотландию. Если мне присуще обаяние, то оно передалось мне не от отца.
Кит, который видел в жизни только черное и белое, поднял к губам бокал и презрительно фыркнул.
Оливеру хотелось бы также отмахнуться от этих слов, но он не мог, так как понимал, что в душе Винтера остались шрамы, нанесенные ему другими людьми. Винтер не выбирал себе мать, чья мораль оставляла желать лучшего, и отца, обладавшего слишком строгой моралью.
– У всех людей нелегкая судьба, – внезапно сказала Ларк и повернулась к Оливеру. – За исключением вас, милорд.
– Вы правы, – сухо сказал Оливер, салютуя ей бокалом вина.
Лакеи внесли поднос с жарким и поставили его на середину стола.
Винтер закрыл глаза и глубоко вздохнул.
– О, каплун! Мое любимое блюдо.
– Лорд Оливер, – внезапно сказала Ларк. – Окажите нам честь и положите себе первому.
Оливер почувствовал себя очень неловко.
– Спасибо, я никогда не ем каплуна.
Ларк с недоумением посмотрела на Оливера.
– И почему же?
– Потому что это кастрированный петух.
Он ожидал, что она будет шокирована его прямотой, но вместо этого увидел в ее глазах смешинки.
–Полагаю, что в таком случае вы никогда не садитесь на мерина? – с невинным видом поинтересовалась Ларк.
– Я седлаю только кобыл.
Вот такая Ларк ему очень нравится. От такой Ларк он просто без ума.
– А вот я не возражаю против каплуна. – Кит отломил ножку птицы и впился в нее зубами. Винтер взял себе другую ножку. Оливер протянул слуге бокал, чтобы тот наполнил его вином.
– Как дела с гобеленом, Ларк? – вполне дружелюбно спросил Винтер.
– Хорошо. – Она даже не повернула голову к нему.
– Разве? – Винтер скептически поднял бровь. – Что-то я не заметил никаких изменений.
–Я и не знала, что являюсь объектом твоих наблюдений.
– Нельзя не заметить, когда женщина пренебрегает своими обязанностями и уезжает в Лондон.
Оливер перевел взгляд с Ларк на Винтера. Какая странная пара. Никакой вежливый разговор не мог скрыть их презрения друг к другу.
– А что ты делал, когда остался один, Винтер? – Голос Ларк был полон ехидства. Сейчас она ничуть не напоминала побитую собаку, как казалось в начале вечера. – Ловил еретиков?
Винтер фыркнул:
– Милая Ларк, у тебя очень своеобразный юмор.
Оливер заметил, как рука Винтера снова сжала рукоятку кинжала.
«Когда Спенсер умрет, – подумал Оливер, – Ларк придется быть очень осторожной с Винтером Меррифилдом».
– Временный закон об опекунах... Предательские оскорбления титулованных особ... Все не то. – Кит нахмурился, листая на длинном столе библиотеки толстую книгу.
Ларк встала коленями на скамейку рядом с ним.
– А это? – Она показала на другую страницу. – «Акт о выплате компенсации и восстановлении права на земельную собственность».
Оливер устало потер глаза. Уже середина ночи, а они сидят в огромной библиотеке Спенсера с захода солнца, копаясь в трактатах и документах.
– Придется ехать в Лондон. – Кит с трудом подавил зевок, от которого закачалось пламя свечи. – Здесь мы ничего не найдем. – Он с грохотом захлопнул огромный талмуд.
– Ох! – воскликнула Ларк. – Ты зажал мой палец! – Она вновь раскрыла книгу.
Оливера внезапно осенило.
–Выплаты...пробормотал он себе под нос. – Восстановление права...
В юности, пытаясь сбежать от скуки светской жизни, он поступил в Кембридж, где слушал шокирующие реформаторские лекции по праву. К несчастью, воспоминания о тех временах включали в себя не столько учение, сколько приятную череду женщин, азартных игр, пирушек и проказ.
– Ищите сами, – бросил Кит. – Я всего лишь адвокат из простолюдинов. К тому же очень устал. – Позевывая, он вышел из библиотеки.
–Он действительно из простолюдинов? – спросила Ларк.
– У его отца есть низший дворянский титул и одиннадцать сыновей. Кит был взят под опеку моим отцом.
Воспоминания вернули Оливера в прошлое. Было время, когда Стивен де Лэйси едва ли признавал существование Оливера. Приемный сын Кит стал заменой родному. Именно он учился охотиться и фехтовать рядом со Стивеном. Но обиды ни на одного, ни на другого в душе Оливера не осталось. Напротив, он восхищался ими обоими.
С трудом вернувшись к действительности, он посмотрел на Ларк. Бледная чужестранка исчезла, уступив место очаровательной девушке. Онастояла на коленях, облокотившись о стол, и вид ее аппетитной попки тут же разбудил в Оливере дьявола. Выбившиеся из-под нелепого чепца волосы мягкими черными волнами обрамляли бледное лицо. Глаза сияли, губы улыбались. Оливер незаметно заглянул за корсаж платья. Высокие округлые груди, кожа словно атлас...
– Ты плохо себя чувствуешь? – внезапно спросила Ларк.
Оливер недоуменно моргнул и заерзал на скамейке. Если не считать некоторого стеснения в паху, он чувствовал себя превосходно.
– Нет. Почему ты спросила?
– Ты как-то странно посмотрел на меня. Оливер весело рассмеялся:
– Ты хочешь сказать – похотливо?
Она опустила глаза в книгу. Что-то подсказывало Оливеру, что она раньше никогда не сталкивалась с похотью.
– Не волнуйся, – сказал он. – Уверяю тебя, я могу контролировать свои инстинкты.
– Надеюсь. – Она забарабанила пальцами по странице. – Я не чувствую опасности в твоем присутствии. Но в то же время ощущаю себя беззащитной, как выпавший из гнезда птенец. – Ее лоб прорезала небольшая морщинка.
Оливер легонько коснулся указательным пальцем кончика ее носа.
– Это потому, что я угрожаю самой уязвимой части твоего тела, моя радость. Твоему сердцу.
Не дав ей возможности обдумать его слова, он продолжил:
– О чем ты так усердно читала?
–О выплате компенсации и восстановлении...
– Точно! – Оливер вскочил на ноги и, склонясь над столом, быстро пробежал глазами страницу.
– Что? – спросила она в недоумении. Оливер подхватил ее под мышки, чмокнул вгубы и, откинув голову назад, расхохотался.
– Ларк, у тебя мозги ученого! – кричал он.
– Этого не может быть.
Оливер перестал смеяться и положил руки ей на плечи.
– Почему же?
–Ну, – она смотрела на него с трогательной серьезностью, – потому что я женщина.
– А как же Элеонор Аквитанская или Перкин Варбек?
– Перкин Варбек был претендентом на трон, – заметила Ларк. – К тому же он был мальчиком.
–Откуда такая уверенность? – Оливер, не удержавшись, провел пальцами по ее щеке. – Ради бога, откуда ты взяла подобную глупость?
Ларк попыталась отвернуться, но он удержал ее.
– Самые ученые мужи нашего времени провели тщательное исследование ума женщины и доказали, что он слабее мужского.
– Ученые мужи когда-то утверждали, что Земля плоская. Ларк, ты только что подсказала мне, как выполнить просьбу Спенсера и лишить Винтера наследства.
– Я?
Радость преобразила ее лицо. Оно стало прекрасным. Он и не подозревал, что она, еще недавно безжизненная и вялая, может стать такой красавицей.
– Восстановление в правах собственности, – сказал Оливер с удовлетворением. – Я бы и не подумал о нем, если бы ты не упомянула. У тебяострый ум, Ларк. – Он улыбнулся ей. – В знак благодарности позволь мне поцеловать тебя.
– Вы уже один раз сделали это, благодарю покорно, – заметила Ларк. – А что дальше?
Оливер не мог оторвать глаз от ее лица. Теплый золотистый отблеск свечи смягчал бледность, подчеркивал изящную форму носа и скул и отражался в бархатистой глубине ее серых глаз.
– Что дальше? – повторил он. – Сейчас покажу. – Он притянул ее к себе, придерживая одной рукой за талию. – Было бы лучше, если бы ты немного расслабилась.
– Милорд...
– Ты должна положить руки вот сюда... – Он взял руки Ларк в свои и заставил ее обнять себя за шею.
– Но...
– И, ради Христа, не разговаривай. Это все испортит.
– Я имела в виду...
Оливер поцелуем прервал ее возражения. Когда они целовались в таверне, он чуть было не потерял голову. Сейчас он хотел доказать себе, что может справиться со своим желанием. Что Ларк ничем не отличается от десятков других женщин. Что ничего особенного в ней нет... Хотел доказать, но не мог. Ларк – особенная. Она – единственная женщина, которая может заставить его чувствовать. Ларк. . .
Оливер вскрикнул от неожиданного удара и разжал руки.
–Зачем ты это сделала?
Ларк посмотрела на свой кулачок.
– Я старалась не задеть рану.
– Я целовал тебя, а ты меня ударила! – Удар по гордости, однако, был куда болезненней.
Ларк сухо улыбнулась. Ее губы были нежными и мягкими, они сводили его с ума. Ему опять захотелось поцеловать бе, но он не осмелился.
– Я тебе не нравлюсь? – Оливер внимательно рассматривал ее лицо, пытаясь увидеть ответ до того, как она произнесет его вслух.
–Если честно, то нет, но Спенсеру нужна твоя помощь. Я предана ему, поэтому терплю все твои выходки. Я спросила, что мы будем делать дальше... но ты неправильно меня понял.
– Если уж выбирать, – сухо сказал Оливер, – я выбрал бы поцелуй. Закон о восстановлении права собственности – смертельная скука.
–Но он поможет нам лишить Винтера права на Блэкроуз-Прайори?
– Ситуация очень сложная, Ларк. Придется попотеть – мне, Киту... тебе.
– Мне? – Глаза Ларк широко распахнулись. Как она очаровательна!
–Да. От наших совместных усилий зависит будущее Блэкроуз-Прайори. Сможешь ли ты работать со мной?
Казалось, ее загипнотизировал его взгляд.
– Да. То есть если надо.
– Надо! – решительно отрезал Оливер.
–Что за удивительное совпадение, – сказал Кит на следующий день. – Целый трактат по закону о восстановлении права собственности у нас под рукой, в библиотеке Блэкроуз-Прайори.
– Очень удобно, – заметил Оливер.
Ларк исподтишка разглядывала Оливера. Солнечные лучи обычно безжалостно высвечивают недостатки людей, но, как она поняла, Оливер де Лэйси был лишен недостатков, по крайней мере в том, что касается внешности. Льющийся из окна свет лишь подчеркивал золото волос и синеву глаз.
Один лишь взгляд на Оливера пробуждал в ней какие-то запретные, скрытые глубоко внутри, непонятные еще ей самой чувства. И, помоги ей небеса, он знал это. Как Ларк ни старалась скрыть свой интерес, Оливер поймал ее взгляд и подмигнул с таким лукавством, что она была готова провалиться сквозь землю.
Приказав себе быть благоразумной, Ларк посмотрела на книгу, которую изучал Кит.
– Неужели это такая редкость?
– Да. Интересно, зачем она лорду Спенсеру? Он проявляет особый интерес к юриспруденции?
«Нет, он сам живет и остальных заставляет жить по своим собственным жестоким законам», – подумала Ларк и тут же отругала себя за эти предательские мысли.
–Не знаю, но его светлость – очень образованный человек. – Ларк старалась не встречаться с ними взглядом. – Лорд Оливер так и не смог объяснить мне, как работает закон о восстановлении права на собственность.
– Просто не видел смысла углубляться в дебри права после полуночи. Это время создано совсем для другого.
Ларк продолжала делать вид, что не замечает его.
– Я хотела бы знать, Кит.
Спокойная готовность Кита удовлетворить ее любопытство стала для Ларк приятной неожиданностью.
–Речь идет о тяжбе. Используя Оливера как третью сторону, я могу доказать, что лорд Спенсер получил поместье незаконным путем. Оливер получит компенсацию за нарушение его прав, а также возможность распорядиться поместьем по своему выбору.
–Оливер? Но он же не имеет никакого отношения к Блэкроуз-Прайори.
– Для достижения наших целей и только на бумаге он является настоящим владельцем поместья.
Ларк не нравилась эта затея. Однако она понимала, что другого выхода нет.
– Надеюсь, лорд Оливер не станет передавать Блэкроуз-Прайори Винтеру Меррифилду.
– Разумеется. Я отдам его тебе, моя прекрасная Ларк. Мы должны выйти в парк и все обсудить, – предложил Оливер. – Сейчас же.
– Зачем выходить на улицу? – подозрительно спросила Ларк.
– Нас никто не должен слышать, – твердо сказал Оливер.
– Он прав, – согласился Кит. – Винтер знает, что мы пытаемся помочь лорду Спенсеру, и мне не хотелось бы снова встретиться с его друзьями.
Оливер коснулся своей раны.
– Я тоже. Ненавижу все эти сражения.
Кит в изумлении уставился на друга, но Оливер, напустив на себя самый строгий вид, поспешно вышел из библиотеки.
Земля вокруг поместья пробуждалась от зимней спячки, на деревьях начали набухать почки. Чувствовалось приближение весны.
Ларк повела своих спутников по тропинке вдоль высокого берега реки. В воздухе пахло речной водой и сухими водорослями.
– Когда Спенсер был здоров, мы часто гуляли здесь, – сказала она, стараясь перекрыть шум ветра и шелест высокой сухой травы.
Ларк хорошо помнила не только сами прогулки, но и нравоучительные лекции Спенсера о морали и смысле жизни. Эти воспоминания были ей неприятны.
Ларк шла по самому краю тропы. Здесь начинался резкий обрыв к реке, а на камнях гнездились голуби.
– Иногда деревенские мальчишки спускаются сюда и воруют яйца из гнезд. Для них это волнующее приключение, – объяснила Ларк.
– А ты пробовала? – спросил Оливер.
– Что ты! – Она оглянулась по сторонам. – Где Кит? Я думала, он пойдет с нами.
– Он отстал. У него много дел – мы же затеваем тяжбу.
Ларк задумчиво смотрела на реку, вблизи освещенную солнцем, вдали теряющуюся в туманной дымке.
–Ты собираешься заявить, что Блэкроуз-Прайори твой и дан тебе во владение после рождения? В этом случае Спенсер выглядит законченным негодяем, ты не находишь?
– Вовсе нет. Он поклянется, что третья сторона...
– Кто это? – перебила Ларк.
– Этого человека на самом деле не существует. Назовем его, к примеру, Мортимер.
– Ненавижу это имя.
– Его же нет на свете, Ларк. Так вот, Мортимер окажет нам большую услугу. – Оливер коснулся ее руки...
– О! – Ларк посмотрела на руку Оливера. Обычная мужская рука. Большая, покрытая золотистыми волосками. Почему же ее прикосновение отзывается в ней теплой волной и заставляет дрожать от желания? Может быть, Оливер де Лэйси владеет черной магией?
Ларк резко отодвинулась.
– Продолжай. Спенсер поклянется, что Мортимер...
– Продал ему поместье. Незаконно.
– Ага. Значит, Спенсер имеет право на компенсацию со стороны Мортимера?
Оливер кивнул. Он небрежно оперся спиной о большой камень и жадным, чувственным взглядом скользил по соблазнительным изгибам ее тела.
–Это должно быть земельное угодье равной ценности.
–Но где этот мифический Мортимер найдет...
Он коснулся ее губ пальцем. Ларк чуть было не застонала от пронзившего ее наслаждения. Ей стоило ударить его побольнее вчера ночью.
– Слушай, дорогая. – Пальцы скользнули по подбородку к выбившимся из-под чепца прядям волос. – На этом этапе наш дорогой Мортимер исчезнет.
Ларк с трудом удержалась, чтобы не прижаться к нему.
– В таком случае его станут искать.
Нежная, понимающая улыбка Оливера стала ответом и на ее слова, и на невольную реакцию ее тела.
Ларк заставила себя отступить на шаг в тщетном стремлении избавиться от его чар.
– Насколько я понимаю, «побег» Мортимера заставит судей признать его виновным.
Оливер шагнул к ней.
– Да.Суд решит, что Мортимер не имел права продавать поместье Спенсеру.
Ларк вновь отступила.
– В результате поместье будет возвращено тебе. Оливер наступал, медленно, но неотвратимо.
Ларк сделала вид, что не понимает его намерений.
– А как же Спенсер? Он имеет право на компенсацию со стороны Мортимера?
– Мы со Спенсером что-нибудь придумаем. – Оливер подходил все ближе. – Я могу оставить поместье себе, а ему выплатить приличную сумму. Или продам поместье тому, кого укажет Спенсер. Неважно. Главное, оно не достанется Винтеру.
– Это хладнокровное мошенничество. – Ларк отодвинулась как можно дальше.
Оливер потянулся к ней, она сделала еще один шаг к обрыву и, прежде чем она успела испугаться и закричать, оказалась в его объятиях. Он с такой силой дернул ее на себя, что они оба чуть не упали.
Ларк стояла, прижавшись щекой к его груди.
Хотелось, чтобы это мгновение длилось вечно, но Оливер взял ее за руку и повел по каменистой тропе назад к дому. Внезапно он остановился и повернулся к Ларк, с улыбкой наблюдая, как ветер треплет ее роскошные волосы.
– Клянусь тебе, – прошептал он ей на ухо, – я не так страшен, чтобы бросаться от меня с обрыва.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клятва над кубком - Виггз Сьюзен

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718Эпилог

Ваши комментарии
к роману Клятва над кубком - Виггз Сьюзен



Не понравилось это чтиво. Сухо написано, не захватывает. ГГ все время противоречат себе все время. Разочаровалась.
Клятва над кубком - Виггз СьюзенОльга
10.03.2016, 20.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100