Читать онлайн Клятва над кубком, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва над кубком - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва над кубком - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва над кубком - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Клятва над кубком

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Ему никогда не забыть тот вздох, который вырвался из груди Ларк, когда она поняла, что их предали.
Это был всхлип, легкий и воздушный, как ветерок, и вместе с тем полный смертельного отчаяния. В это мгновение, прежде чем Винтер успел сказать хоть слово, она уже все поняла.
Она поняла, как и Оливер, что хрупкое сокровище их любви, все невыразимое блаженство, которые они наконец обрели, будут сейчас разрушены.
Кто-то взял шпагу из безжизненных рук Оливера. Он не сопротивлялся, потому что острие стали больше не могло ему помочь. Он обернулся и, не взглянув на Ларк, задернул полог. Затем посмотрел в глаза Винтеру.
– Тебя при дворе учили таким манерам – нарушать неприкосновенность жилища? – спросил он ледяным, чуть дрожащим от бешенства голосом.
Лицо Винтера осталось невозмутимым, словно у каменного изваяния.
– Милорд, вы и ваша жена потеряли все права на неприкосновенность, когда стали предателями.
– Предателями! Боже правый, с чего ты взял?
– И еретиками, – добавил Винтер.
Оливер ясно понимал, что беззащитен перед вооруженными солдатами. В былые времена он бы не преминул удрать от них. Но не сейчас. Теперь у него есть Ларк. Ларк и их ребенок, о котором он должен заботиться.
Оливер, прищурившись, посмотрел на Винтера.
– По чьему приказу ты пришел сюда? Винтер протянул Оливеру лист бумаги, и победный блеск сверкнул в его глазах. Ордер подписал сам Эдмунд Боннер.
– Мне нужно собрать вещи.
Оливер знал, что его ожидает, но не чувствовал волнения. В конце концов, он понимал, на что шел, давая кров Ричарду в своем доме и помогая ему покинуть Англию. Но все же он не ожидал, что его арестуют так быстро. Он собирался все отрицать даже перед лицом неопровержимых доказательств. Потому что теперь ему былочто терять.
– Обожди со своими людьми внизу, – сказалОливер.
Взгляд Винтера упал на раскрытое окно, выходящее в густой сад, и Оливер чуть не рассмеялся. Да, прежний Оливер с легкостью скрылся бы от преследователей. А нынешний со спокойной решимостью понимал, что должен остаться.
Между ним и Винтером началось то, что можно было бы назвать войной взглядов. Глядя в красивое аскетичное лицо Винтера, в его равнодушные карие глаза, Оливер осознал, что в этой схватке может и проиграть.
Винтер моргнул первым.
– Мы подождем внизу, – сказал он и вместе с солдатами вышел из спальни.
Оливер стоял не шевелясь. Он вынудил Винтера подчиниться своей воле. Но как? Неужели в нем пробудилась доселе неизвестная ему самому сила?
Шорох полога кровати прервал его размышления. Оливер подошел к постели и крепко обнял Ларк.
Долгое время они оба молчали. Она была все еще теплая со сна, губы чуть распухли от его поцелуев, и все тело источало легкий аромат любви.
Оливеру захотелось не думать ни о чем плохом. Он запустил пальцы в темный шелк волос Ларк и поцеловал так, словно перед разлукой.
– Нас предали. – Его голос прозвучал на удивление спокойно.
–Оливер, я боюсь за тебя! Значит, они поймали Спайда?
– Конечно, нет. – Оливер не знал точно, но ему не хотелось волновать Ларк. – Если бы они его схватили, они бы не тратили время на меня.
– Кто мог нас предать?
Оливер ничего не ответил. Скорее всего это было не предательство, а ошибка в расчетах. Ларк поежилась и потянулась за рубашкой.
– Подожди, – сказал он. – Я помогу тебе. Но сначала позволь мне посмотреть на тебя.
Она неподвижно сидела на кровати и смущенно смотрела на Оливера. Он догадался, что она еще до конца не поняла, что произошло.
– Господи, – прошептал он, стараясь, чтобы голос не дрожал. – Ты прекрасней, чем весенний цветок. – Она действительно была прекрасна. Округлившиеся молочно-белые груди с алыми бутонами, немного увеличенный живот. Бедра, кажется, стали чуть шире, готовясь к появлению новой жизни. На лице застыло изумление.
– Я не знаю, какими словами описать это, – сказал он наконец. – Если я просто скажу, что ты необыкновенная, ты не поймешь. Ларк застенчиво улыбнулась. – Постараюсь понять.
Оливер легонько поцеловал ее в бровь. Он, всегда такой бойкий на язык, не мог подобрать слов, чтобы сказать, что чувствует сейчас. Ларк была прекрасна, но ее красота каким-то образом исходила из его собственного сердца.
Вместо слов Оливер поцеловал Ларк и нежно обнял ее.Потом помог ей надеть рубашку и встать с кровати. Они умылись водой из тазика. Расчесывая волосы, Ларк спросила:
– Как ты думаешь, что случится? Неужели она не знает? Может быть, нося егоребенка, она бессознательно защищает себя отправды?
Он легонько поцеловал ее в кончик носа.
–Мне зададут несколько вопросов, – ответил он. – При моем положении и положениимоего отца они не осмелятся долго держать меня под стражей. И я опять буду дома с моей беременной женой.
– Конечно, – прошептала Ларк и, подойдя к Оливеру, обняла с такой силой, которую он в ней не подозревал.
Он поцеловал ее еще раз, долго, томительно, поручая своей памяти навечно сохранить ощущение ее тела, нежность губ, ритм ее дыхания и стука сердца.
Она поцеловала его в ответ, и Оливер подумал, почувствовала ли она его любовь, его сожаление о прошлой жизни, слезы, которые он не пролил. Услышала ли она то единственное слово, которое он отказывался произнести.
Прощай.
–Предупреждаю тебя, дружище, – раздался из темноты камеры лондонского Тауэра голос Оливера. – Я сижу здесь в полном одиночестве уже шесть недель.
Новый заключенный отпрянул к противоположной стене.
– Сэр, я порядочный человек... Оливер расхохотался.
–Господи, это совсем не то, о чем ты подумал. Со мной твоя добродетель в безопасности. – Он откинул рукой прядь спутанных волос. – Но от моих разговоров у тебя заложит уши.
Мужчина бросился вперед, шаркая ногами по заваленному соломой полу.
– Черт возьми! – воскликнул он, откидывая с головы капюшон. – Это ты, Оливер!
– Финеас!
Снайпс опустился возле Оливера и привалился спиной к стене. Он выставил вперед здоровую руку. Пальцы на ней были безжизненно неподвижны и покрыты гноем.
– Я старался держаться твердо, – с горечью произнес Снайпс. – Видит бог, я старался. Старался до тех пор, пока... пока они не принялись за мой большой палец. – Он с трудом пошевелил искалеченным пальцем.
– У каждого свой предел, – спокойно сказал Оливер.
Он находился в странном состоянии какого-то смирения, как будто уже перешел этот «свой предел», когда его разлучили с Ларк. Сердце его окаменело.
– Как много ты рассказал им? – спросил Оливер Снайпса.
Финеас сгорбился и стал казаться меньше ростом. Старше. Несчастнее.
– Все, что знал.
–Все? – По спине Оливера пробежал холодок.
Старик кивнул.
– Про спасение в Шордитче. Про работу моей несчастной жены в самаритянах.
– Черт тебя побери, Финеас. Даже про свою жену!
– Я не мог вынести эту боль. – Он шевельнул изувеченной рукой. – Как не смог и много лет назад, когда был молод и силен. С тех пор я ношу этот бесполезный обрубок как свидетельство своей трусости. Я вернулся, чтобы помочь спасать заключенных от смерти. Это было для меня искуплением, но бог не принял моей жертвы. Уж лучше бы я умер в их руках, чем предал невиновных людей.
Наступило долгое молчание.
– Продолжай, —произнеснаконецОливер. – Ты выдал свою жену. Еще кого?
– Вас, милорд. Вот почему, я полагаю, вы здесь.
Это было не так, но Оливер не стал его разубеждать.
– Я сказал им, что вы помогли Ричарду Слайду избежать смерти на костре в Смитфилде и уехать из Англии. Я рассказал им, как и когда он отплывает.
Оливер облегченно вздохнул. Хвала богу хоть за эту малость. Его предчувствия не подвели его. Он сообщил Снайпсу неверную дату и подменил шифрованную записку.
– Милорд? – Голос Снайпса дрожал от угрызений совести.
– Что?
– Боюсь, я назвал имя леди Ларк. Ярость и ужас мгновенно охватили Оливера.
– Ты, змеиная душа, – выдавил он. – Впутывать женщин...
Он умолк на полуслове и с силой сцепил руки, заставляя себя оставаться на месте. Финеас будет наказан. Ненависть к самому себе пострашнее, чем то, что может сделать с ним Оливер.
Пока Ларк на свободе. Ему представилась возможность тайно послать семье записку. Они защитят ее. Он должен в это верить.
Внезапно новая мысль ужаснула Оливера. Знал ли Финеас о поездке в Хэтфилд к принцессе Елизавете? Если королева узнает о симпатиях своей сестры к протестантам, она, чего доброго, изменит нынешний порядок престолонаследования.
Елизавета тщательно следила за тем, чтобы не выказать благоволения ни к вере королевы, ни к реформаторской церкви. Королева Мария, желая предоставить сестре самой сделать выбор, тем не менее предпочитала думать, что, заняв трон, Елизавета будет держаться католической веры.
Оливер ворочался несколько часов, пытаясь уснуть, и лишь под утро забылся коротким, не давшим облегчения сном. Его тревожные мысли растворились в черном вихре ночного кошмара. Проснулся он, когда кто-то дергал его за плечо. – Оливер! Это я, Кит!
Оливер заморгал и потер глаза.
– Что ты здесь делаешь, черт возьми?
Кит бросил взгляд на массивную деревянную дверь с крошечным окошком за железной решеткой.
– То же, что и ты, дружище. Оливер сурово посмотрел на Снайпса.
– Полагаю, ты и Кита назвал?
– Милорд, – произнес Финеас упавшим голосом, – вы не знаете, что они делали. Они жгли меня раскаленным железом. Я знаю, что для вас это слабое утешение, но я очень сожалею о том, что случилось.
– Ларк! – прошептал Оливер и, с силой сжав кулаки, стукнул ими по полу. – Кит! Он назвал Ларк!
Кит выругался и пристально посмотрел на Оливера.
–Если тебя это успокоит, с ней сейчас Бе-линда.
–Ларк! Она спасла мне жизнь, Финеас. Ты был с ней в ту ночь. Ты все видел и даже участвовал в этом. А теперь ты ее предал! – заорал он на Снайпса. – Даже если бы ты предал только ее одну, это уже был бы грех, который нельзя искупить. Но она ждет ребенка, Финеас, будь проклята твоя черная душа. Она ждет ребенка!
Тогда она может написать прошение, – сказал Кит. – И отложить исполнение решения суда на несколько месяцев. Я слышал, – он понизил голос, – что королева вряд ли проживет больше года. .
– У Ларк нет нескольких месяцев. – Оливер почувствовал, что страх сжал ему горло. – Счет идет на недели.
Кит изумленно ахнул и некоторое время сиделмолча. Финеас тихо заплакал, но через некоторое время умолк. Его сморил сон.
– Почему меня до сих пор не допрашивали? – спросил Оливер.
– У них свои порядки. Меня тоже пока не трогали. – Кит потер нечесаные волосы. – Оливер, это вряд ли имеет теперь какое-нибудь значение, но я теперь точно знаю, что Спенсер планировал ваш брак задолго до того, как ты появился в Блэкроуз-Прайори.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Как только Спенсер понял, что умирает, он начал искать подходящий способ обеспечить будущее Ларк. Я думаю, он с самого начала знал о праве передачи собственности, но сделал так, чтобы мы сами его «обнаружили».
Ты спятил. Почему же из всех мужчин он выбрал для Ларк именно меня?
– Он любил твоего отца. Полагаю, он разглядел тебя лучше, чем ты сам.
– Господи, и что же он увидел?
Разбитые губы Кита изогнулись в подобииулыбки.
– Оливер, ты по-настоящему любишь Ларк.
Я не думал, что ты на такое способен. Ты хочешь, чтобы весь мир считал тебя легкомысленным человеком. Кто бы подумал, что Оливер де Лэйси, скандально известный распутник и ловелас, без ума полюбит такую женщину, как Ларк?
Оливер хотел заключить Кита в объятия ипризнаться ему, что значат для него годы их дружбы. Но вместо этого он произнес:
– Кит, скажи мне, что делать, когда они начнут меня допрашивать? Как мне спасти Ларк от ареста?
– Я думаю, есть способ, – неуверенно ответил Кит, – но он будет стоить тебе жизни.
Стоить жизни? Какая жизнь может быть без Ларк?
– Кит, – сказал он твердо, – научи меня, что я должен делать.
Ларк нежно сжала руки Белинды.
– Я стараюсь не впадать в отчаяние, но оно не покидает меня.
– Я знаю, – прошептала Белинда. Упавший на ее склоненную белокурую головку солнечный луч зажег огнем золотистые пряди волос. – Я чувствую то же самое. – Она посмотрела на заваленный письмами стол. – Как только я узнала, что случилось с Оливером, я сразу послала записку нашим родителям. Но их корабль уже отплыл из Бристоля.
Ларк кивнула.
– Можно было не сомневаться, что они бросятся вслед за Натальей. Как глупо с ее стороны тайно выйти замуж и покинуть Англию вместе с беглецом, которого преследует церковь. Она подвергла себя такой опасности. И все же я не могу не восхищаться ее мужеством. – Ларк отняла руки и принялась бесцельно теребить бумагу. – Бросить все, что у тебя есть – семью, дом, – ради того, чтобы быть рядом с любимым человеком!
Белинда задумчиво улыбнулась.
– Ты или я сделали бы то же самое.
Ларк заерзала на стуле, Ребенок за последнее время сильно вырос и стал активнее. Он словно стучался изнутри. Она ощущала такой прилив любви, что была готова кричать от сладостной боли.
– Белинда, – сказала она, – я бы все отдала, чтобы находиться сейчас рядом с Оливером. Он не был в восторге, когда я впервые сказала ему о ребенке, но потом, когда шок прошел, он разделил мою радость.
Белинда, высокая и белокурая, как и ее брат, разрыдалась.
– У вас, во всяком случае, была радость, которую можно разделить. – Она в отчаянии схватила одно из написанных ими писем и разорвала на мелкие кусочки. – Как они посмели отобрать у меня Кита! Я так и останусь теперь девственницей. – От душивших ее рыданий она больше не могла вымолвить ни слова.
Ларк неуклюже опустилась на скамейку возле плачущей девушки. Они сидели обнявшись до тех пор, пока Белинда не взяла себя в руки.
– Какая я ужасная эгоистка. Горевать о своей невинности, когда Кит и Оливер томятся в Тауэре.
Ларк расправила плечи и вздохнула. Сколько ни горюй, это не поможет освободить их. Белинда последние дни была сама не своя от горя. Пытаясь отвлечь девушку от мрачных мыслей, Ларк протянула ей шелковый носовой платок и спросила:
– Как ты это делаешь?
– Что?
–Ухитряешься выглядеть красавицей, даже когда плачешь.
Белинда еле заметно улыбнулась.
– Иметь лицо, которое кто-то считает красивым, небольшая заслуга.Это не дает ничего, кроме разве что заинтересованных взглядов мужчин, которые меня всегда раздражали. – Она погладила Ларк по черным волосам. – Лет через десять от моей внешности мало что останется, а у тебя, сестра моя, в глазах будет все тот же взгляд.
– Какой взгляд?
– Ты спокойная, рассудительная. Ты знаешь, чего хочешь.
Первый раз за все эти ужасные недели Ларк рассмеялась.
– Любовь Оливера дает мне силы. – Она коснулась подаренной Джулианой брошки, с которой не расставалась с того момента, как арестовали Оливера. Дни сплетались в недели, недели в месяцы, а она так и не смогла повидаться с ним. Официально он и Кит были «гостями короны», и это давало им право на пристойное содержание и еду. Но Ларк слишком хорошо понимала, что это не может длиться вечно.
Она жалела, что не рассказала Оливеру о своих чувствах, не призналась, что любит его таким, каков он есть. Он отправился в тюрьму с мыслью, что она все еще не верит в его любовь.
– Белинда, – сказала Ларк, – я хочу тебе показать кое-что.
Трясущимися руками она открыла маленький сундучок, стоящий на столе. Внутри лежали пузырьки с чернилами, острые наконечники для перьев и иголки. А на самом дне виднелся тщательно свернутый лист бумаги, исписанный небрежными каракулями Оливера.
Она читала письмо до тех пор, пока строчки не расплылись у нее перед глазами. Письмо предназначалось их будущему ребенку. Он давал советы, не скупясь на ласковые слова, словно не ожидал когда-либо увидеть его.
В своей обычной прямолинейной манере Оливер советовал ему ковать железо, пока горячо, почитать свою мать и, главное, получать удовольствие от жизни. В этом месте Ларк всегда улыбалась.
В конце письма тон менялся. «Когда ветерок ласкает твои щеки, – писал Оливер, – когда волны набегают на берег, это я целую тебя, это мои нежные прикосновения. Я – то, что всегда рядом с тобой. Ты никогда не будешь одинок».
Белинда затряслась от беззвучных рыданий. Осторожно свернув письмо, Ларк положила его обратно на дно сундучка.
– Он знал, что его арестуют, правда? – спросила Ларк.
– Возможно. Но... – Белинда закусила губу и затем набрала воздух, готовясь сказать то, в чем сама не была уверена. – А может, это из-за его болезни? Он старался не говорить о ней, но время от времени его мучили тяжелые приступы.
Ларк вздрогнула:
– Если он серьезно болен, то в тюрьме он... – Она не осмелилась закончить мысль.
Белинда стукнула кулаком по столу.
– Не понимаю, как они могут игнорировать твои просьбы о свидании с мужем. – Она посмотрела на многочисленные копии писем, которые они каждый день посылали королеве во дворец, епископу Боннеру, начальнику тюрьмы в Тауэр, доктору Феккенгэму, настоятелю церкви Святого Павла. Они также написали принцессе Елизавете в Хэтфилд, но еще не отослали этого письма, опасаясь обнаружить свое знакомство с ней.
Ларк тяжело вздохнула:
–«Ждите» – вот единственный ответ, который я получила. Я устала ждать.
Пожилая служанка Нэнси Харбут прервала их беседу:
– К вам посетитель, миледи.
Ларк и Белинда обменялись взглядами, потом как по команде подхватили юбки и заспешили из комнаты. Нэнси проводила их в главный холл.
Они остановились перед двойными дверьми, и Белинда поправила Ларк прическу.
– Может быть, ты наконец получила разрешение пройти в Тауэр.
– Молю бога об этом.
Она распахнула двери, вошла в холл и чуть не вскрикнула. Через секунду она взяла себя в руки и с ненавистью посмотрела на пришедшего.
– Винтер!
Какое-то мгновение Винтер, чей язык мог ранить, как бритва, не мог вымолвить ни слова. Его сияющие ониксовые глаза не отрываясь смотрели на ее живот.
Она почувствовала опасность, словно вдохнула зараженный воздух, и невольно вскинула руки перед собой, инстинктивно пытаясь защитить ребенка. В это же мгновение она подумала о кинжале в брошке, прикрепленной у нее на плече.
С холодной безжалостной уверенностью Ларк поняла, что ради спасения своего ребенка она сможет совершить убийство. Она представила, как из брошки выбрасывается кинжал и как она без малейших колебаний вонзает его в шею или грудь Винтера.
Наконец Винтер улыбнулся.
– Здравствуйте, леди, – произнес он и поклонился обеим женщинам.
– Не надо тратить время и изображать галантность, – сурово остановила его Ларк. – В прошлый раз, нарушив покой этого дома, ты несправедливо арестовал моего мужа. Когда его освободят?
–Это зависит от него. Он опасен... для тебя так же, как и для истинной веры.
–Почему мне не позволяют увидеться с ним? – строго спросила Ларк.
– Миледи, – произнес Винтер, – вы должны пойти со мной.
Точно такие же слова он сказал Оливеру в то последнее утро...
– Это арест? – спросила Ларк.
– Конечно, нет. Я приглашаю тебя увидеться с мужем.
Белинда, надменная и красивая, как заморская принцесса, выскользнула вперед.
– Ей нужно собрать вещи.
Ларк заметила отчаянный блеск в ее глазах и почувствовала, как дрожат ее пальцы. Письма. Их последняя надежда.
– Прикажи, чтобы тебе принесли твои вещи, – велел Винтер.
– Я принесу сама, – сказала Белинда. – Так будет быстрее. Я уверена, тебе не терпится отправиться в путь.
Когда они уже подходили к причалу, Винтер остановил Ларк.
– Прости меня.
Она не знала, что делать: кричать, плакать, смеяться? Было время, когда Ларк хотела полюбить Винтера, понять его, завоевать его уважение. Но это было так давно. Этот человек забрал ее мужа в тот момент, когда она больше всего в нем нуждалась.
Ларк решительно посмотрела Винтеру в глаза. Он был потрясающе красив.
– Скажи мне, Винтер, – сказала она, – почему ты теперь разрешаешь мне увидеться с Оливером? Почему не тогда, когда я попросила об этом в первый раз?
Винтер некоторое время молчал. – Потому что, – тихо, даже вкрадчиво произнес он, – его приговорили к смерти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клятва над кубком - Виггз Сьюзен

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718Эпилог

Ваши комментарии
к роману Клятва над кубком - Виггз Сьюзен



Не понравилось это чтиво. Сухо написано, не захватывает. ГГ все время противоречат себе все время. Разочаровалась.
Клятва над кубком - Виггз СьюзенОльга
10.03.2016, 20.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100