Читать онлайн Клятва над кубком, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва над кубком - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва над кубком - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва над кубком - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Клятва над кубком

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Ларк смотрела на него сквозь черную траурную вуаль. Оливер стоял, небрежно отставив ногу. Его волосы были слегка взлохмачены. Красивое лицо ничего не выражало.
Пока Ричард Спайд читал брачный контракт, поспешно составленный Китом, Оливер поймал на себе взгляд Ларк и вдруг весело подмигнул ей.
Ларк отвела глаза и заставила себя сосредоточиться на том, что говорил преподобный Спайд.
Он выздоровел и даже немного отъелся, так что с трудом натягивал ненавистное ему женское платье, в которое был вынужден облачаться ради конспирации. Спайд нервничал не меньше, чем Ларк, и даже длинная юбка не могла скрыть, что он от волнения переминается с ноги на ногу. Он просил позволения хотя бы сегодня надеть хитон священника, но Оливер заявил, что это слишком рискованно.
Зная, как любит повеселиться Оливер, Ларк подозревала, что его немало забавляет священник в юбке. Кит Янгблад в роли друга жениха стоял рядом с Оливером и плотно сжимал губы, чтобы не рассмеяться.
Добрый безотказный Кит. Благодаря его усилиям брак будет законным. Прошлой ночью забокалом вина Кит составил условия брачного контракта. Он позаботился о финансовой стороне дела, оговорил приданое и проследил за всеми приготовлениями к свадьбе.
И вот сейчас Ричард Спайд решит ее судьбу. Как положено во время церемонии, он спросил у новобрачных, не знают ли они препятствий к заключению брачного союза.
Ларк тяжело вздохнула. Это была последняя возможность передумать. Ей хотелось крикнуть, что она не желает выходить замуж, повернуться и убежать, но вспомнились последние слова Спенсера: «Поклянись, Ларк! Поклянись, что он станет твоим мужем».
Она дала слово у постели умирающего.
Оливер отрицательно покачал головой. – Продолжайте, – сказал он Спайду.
В полумраке сырой холодной церкви Блэкроуза Ларк услышала свой собственный голос. Она обещала быть целомудренной и послушной женой и рожать мужу детей.
Затем пришла очередь Оливера. Ларк ожидала, что он произнесет свою клятву небрежно, с издевкой или усмешкой, но вместо этого он снял с нее вуаль, взял за руку и взглянул на нее голубыми сияющими глазами.
– Я хочу видеть твое лицо, когда буду произносить клятву, – сказал он. – И хочу быть уверен, что ты слышишь меня.
Клянусь любить и почитать жену, разделять сней радость и горе и никогда не покидать ее. Клянусь защищать ее и заботиться о ней.
Ларк не могла понять, показалось ей или действительно рука Оливера дрожала, когда он медленно надевал кольцо ей на безымянный палец.
– Это кольцо свидетельствует перед людьми, что мы сочетались христианским браком. С этого момента я твой муж. Доколе смерть не разлучит нас.
Глаза его стали серьезны, а рот сжался, словно от боли. Но уже в следующее мгновение Оливер широко улыбнулся, и Ларк решила, что все это плод ее воображения.
Оливер нежно коснулся ее подбородка.
– Ларк, все закончилось.
Закончилось? – переспросила она отрешенно.
– Да, дорогая. По крайней мере, скучная часть обряда. А теперь начинается самое интересное.
Оливер вошел в спальню невесты. Никого. Он молча налил в кубок вина и подошел к окну.
На открытую створку окна села птичка. Оливер увидел рассыпанные на подоконнике крошки. Ларк! Он представил, как она, томясь в одиночестве, год за годом рассыпала здесь крошки, чтобы привлечь птиц, которые скрашивали ей скучные часы, проведенные за рукодельем.
В темно-синем сумеречном небе появились первые звезды. Оливер одним глотком осушилкубок и с грохотом поставил его на стол. Птичка чирикнула и улетела.
– Сегодня ночью в моих руках будет другая маленькая птичка, – пробормотал он.
Их ждала первая ночь любви. И все было бы прекрасно... Одна мысль не давала Оливеру покоя – ребенок! Их с Ларк ребенок. Имеет ли он право иметь детей? Его болезнь непредсказуема. У Оливера были все основания полагать, что она передается от отца сыну. Его брат Дикон страдал от того же недуга и умер, не прожив и шести лет.
Даже если дети Оливера окажутся совершенно здоровыми, сам он болен и, умерев молодым, только сделает несчастным своего сына или дочь.
Спустя несколько минут в комнату вошла Ларк. Широко раскинув руки, Оливер бросилсянавстречу.
– Мои поздравления, мадам. Вам со Спенсером все-таки удалось заполучить наследника из рода Уимберли.
– Что ты имеешь в виду?
–Я имею в виду, – сказал он, – что ты и Спенсер, упокой Господь его душу, пошли на большой риск ради того, чтобы заполучить меня. Сначала спасли от виселицы, потом с моей помощью изменили акт, закрепляющий порядок наследования земли, и, наконец, когда Спенсер откинул копыта, ловушка захлопнулась. Блестящевыполненный план.
– Это самая гнусная, отвратительная и оскорбительная ложь, которую я когда-либо слышала, – гневно воскликнула Ларк.
– Ты уверена?
Конечно. Ты практически вынудил меня дать согласие на брак возле постели умирающего Спенсера.
– Я не сразу раскусил твои уловки. Ты отличная актриса, Ларк, но мне тебя жаль.
Они стояли лицом к лицу и старались испепелить друг друга взглядом.
– Я не играла. Мне и в голову не приходило, что Спенсер хочет поженить нас. Я этого не хотела! На самом деле это ты поймал меня в ловушку.
– Было бы что ловить. И ради чего?
Оливер похолодел от собственных слов. Какон мог так грубо, так жестоко обидеть женщину, которая несколько часов назад стала его женой?
Больше всего ему хотелось бы взять эти слова обратно. У него мелькнула мысль сказать ей правду, но тогда пришлось бы сознаться, что он боится ее. Он хотел ее несколько недель, а теперь, когда Ларк наконец принадлежит ему по праву, он вдруг понял, что не так-то просто уложить ее в постель. Теперь он отвечал за ее будущее. И за ее счастье.
Счастье? Господи, да что он знает о женском счастье?
–Ради чего? – тихо переспросила Ларк. – Наверное, ради богатства. Ведь я теперь богатая вдова.
Голос ее задрожал.
Оливер вспомнил, какв момент смерти Ларк склонилась над Спенсером, с какой безграничной нежностью поцеловала его. Она любила этого старика. «Как я буду жить без тебя?» – вновь услышал он ее полный отчаяния шепот.
– Что сделано, то сделано. Я поклялся, что возьму тебя в жены, и выполнил обещание.
Он обошел вокруг стола, приблизился к Ларк и прижал ее ладонь к своим губам.
– Я обещал Спенсеру защищать тебя и заботиться о тебе.
Ларк выдернула руку.
– Я отлично прожила без тебя девятнадцать лет. А что касается заботы, то я в ней не нуждаюсь. По крайней мере, не от мужчины, для которого жизнь – это цепь развлечений и побед. Который играет чувствами женщины. Забавляясь, произносит клятвы и забывает о них, как только теряет интерес к своей очередной жертве.
Больше всего Оливера раздражало то, что Ларк была права. Строгая, непогрешимо добродетельная, бескомпромиссная, она перечисляла его недостатки и бросала их ему в лицо.
Оливер медленно приближался к Ларк, а она отступала от него, пока не уперлась в стену. Тогда он остановился и заглянул ей в глаза.
– Возможно, это правда. Но ты вышла за меня замуж. Теперь ты – моя. – Оливер осторожно коснулся губами ее рта. – Почему ты не стала танцевать со мной во время ужина?
Неприлично танцевать так скоро после смерти моего... Спенсера.
– Здесь этого никто не увидит. Никто, кроме меня. Потанцуй со мной, Ларк. Потанцуй со своим мужем.
–Нет, – прошептала она, и ее лицо побледнело. – Здесь нет музыкантов...
– Я могу напеть.
– Дело не в этом, Оливер! Я не буду танцевать с тобой.
– Хорошо, – ответил Оливер, с удивлением услышав, как ее губы произнесли его имя, и все больше возбуждаясь от близости ее тела. – Сегодня наша брачная ночь, так что давай не будем тратить время на болтовню. Каждый раз, когда мы начинаем разговор, все заканчивается ссорой.
Ларк долго смотрела на него, и от этого взгляда Оливеру стало не по себе. Интересно, о чем она сейчас думает? Может, она наконец увидела в нем мужчину и сгорает от желания? Или думает о том, что Ричард Слайд более красив, а Кит более надежен?
– Я не знаю, что должна делать, – смущенно сказала она наконец.
– Ох, Ларк. – Он легонько сжал ладонями ее щеки, любаясь ее нежной, словно перламутровой кожей. – Не беспокойся ни о чем. Я помогу тебе.
Оливер опустил ладони ей на плечи и начал их нежно поглаживать. Он чувствовал, как напряжено все ее тело.
– Помнишь птиц на Ньюгейтском рынке?
Ларк кивнула.
– Когда я выпустил их на волю, они думали о том, как полетят и куда?
–Но ведь они птицы и делают то, что велитим инстинкт.
– И ты должна вести себя так же, моя милая Ларк. – Он наклонился и легонько подул ей в ухо. – Хватит беспокоиться о том, что правильно, а что нет. Не надо бояться. Ты такое же творение бога, как любая птица. Тебе нужно перестать думать и начать просто чувствовать.
– Я боюсь, что не смогу.
– Не надо бояться. Ты все сможешь, любовь моя.
Это было самое необычное обольщение, которое когда-либо выпадало на долю Оливера. И не только потому, что Ларк была так неопытна и окутана пуританскими предрассудками и правилами. Эти достоинства, может, хороши для души, но являются серьезным препятствием при завоевании тела.
Но хуже всего было то, что его сердце оказалось в плену. Такого раньше с ним никогда не случалось, и он не знал, как с этим справиться.
– Подойдем к огню.
Он взял обе ее руки и медленно повел к камину, не отрывая от нее глаз и даже не решаясь моргнуть из страха потерять внезапно возникшую между ними хрупкую связь.
Последние догорающие угольки окрашивали их лица в розовый цвет. Оливер легко, почти невесомо прикоснулся губами к ее лбу. Ему не хотелось спугнуть ее. Он будет нежен и терпелив. Но он завоюет ее любовь. Пусть на это понадобится целая жизнь.
Оливер не мог сказать, почему счастье Ларк так важно для него. До этого дня он даже не думал, что вообще способен заботиться о ком-то.
Ларк потянулась, чтобы снять чепец, который надела сразу после свадьбы, но Оливер перехватил ее руку и прижал к своей груди.
– Не шевелись и ни о чем не думай. Сегодня все делаю я.
Ларк послушно опустила руку. Оливер нащупал две деревянные шпильки, на которых держался чепец.
Ее волосы рассыпались сверкающими черными волнами, укрывая Ларк до самых бедер. Погрузив ладони в их живой водопад, Оливер прижался к ним лицом и глубоко вдохнул.
– Если мне суждено сегодня лечь спать и никогда не проснуться, – произнес он, – я умру счастливым.
Ему так часто приходилось думать о смерти, что он перестал ее бояться.
–Какие у тебя мягкие волосы – чистый шелк.
Он покрывал поцелуями ее лицо, шею, волосы, а пальцы уже нашли тесемки платья Ларк. Тугой лиф с легким шелестом упал на пол, вслед за ним соскользнули и рукава.
Ларк выглядела хрупкой и трогательной. Умелые движения его рук, казалось, околдовали ее. Оливер поднялся и, не удержавшись, поцеловал ее в губы, одновременно развязывая юбку.
Тяжелая черная ткань упала, словно полог, открывая другую, более тонкую юбку, которую постигла та же участь. Под ней оказался кринолин. Изящное тело Ларк окружали тонкие тростниковые кольца.
– Я был недалек от истины, – сказал он, расстегивая крепления, – когда назвал тебя жаворонком в клетке.
Наконец он справился с ненавистным каркасом и с удовлетворением смотрел, как он концентрическими кругами падает на пол. Затем, словно приглашая на танец, он взял Ларк за руку и повел прочь от ненужной больше одежды.
Ларк стояла перед ним, одетая лишь в тонкую сорочку без рукавов.
Оливер с восхищением смотрел на нее. Потом притянул Ларк к себе и обхватил ладонями ее голову.
– Разве тебе не хорошо вот так, Ларк?
Она кивнула:
– Я бы хотела, чтобы ты позволил мне объяснить...
– В этом нет необходимости.
Он повел Ларк к кровати, довольно простой, без узорной резьбы или балдахина, но с удобными подголовными валиками и расшитым покрывалом. Легонько надавив ей на плечи, он заставил ее сесть и начал раздеваться.
Легкими движениями он быстро скинул камзол и ботинки и остановился, чтобы наполнить кубок вином.
– Возьми. – Он протянул его Ларк. – Это согреет тебя.
Она послушно выпила, следя за Оливером широко раскрытыми серыми глазами.
Он за это время снял чулки и стоял в одной рубашке, которая прикрывала его до бедер. Какая горькая ирония судьбы! Ларк замужем и при этом оставалась девственницей. Вот почему она казалась ему такой загадочной. В чем-то она была умна и не по годам опытна, но в другом осталась ребенком.
Эта мысль пробудила в нем такую нежность, что Оливер нарочно помедлил, развязывая тесьму на вороте рубашки, прежде чем сбросил одежду.
У Ларк от восторга перехватило дыхание. Оливер опустился возле нее на кровать, взял из ее рук кубок и поставил на прикроватный столик.
– Ты боишься, Ларк?
– Нет... конечно, нет. – Она отвела взгляд. —Да.
Его улыбка стала печальной.
– Я никогда, никогда не причиню тебе боль. Она вздрогнула.
– Я хочу, чтобы все скорее кончилось. Пожалуйста, сделай это побыстрее.
– Нет, дорогая моя, и не проси. Я потрачу столько времени, сколько захочу, а когда мы закончим, ты будешь рада, что все произошло именно так.
– Сомневаюсь.
Он обнял ее за плечи и прижал к себе. Крепко и вместе с тем осторожно. Затем наклонился и, коснувшись ее губ, легонько поцеловал.
Ларк крепко обвила его за шею. Наконец-то! Оливер возликовал. Его руки скользили вверх и вниз, вверх и вниз, открывая для себя изящные изгибы ее тела, которое, казалось, было создано для того, чтобы дарить наслаждение мужчине. Оливер скользнул губами по ее подбородку, затем по шее, спустился к маленькой ямке над ключицей. Он потянул завязку на сорочке. Дюйм за дюймом открывалась ее грудь, и когда она полностью обнажилась, Оливер не мог оторвать глаз...
Оливер провел ладонью по ее груди и целовал до тех пор, пока слабый протест из уст Ларк не сменился томительным вздохом. Он все ниже стягивал с нее сорочку, обнажая упругий плоский живот, бедра и, наконец, то место между ними, которое сводило его с ума.
Ларк тихо застонала от смущения, но ее бессловесный протест не остановил Оливера. Его руки ласковым движением скользнули ниже, пока сорочка не оказалась отброшенной на пол.
Затем Оливер снова поцеловал ее в губы, ощущая языком влажную теплоту рта.
– Ведь это не страшно, правда? – спросил он.
– Ты уже закончил?
Оливер тихо рассмеялся.
– Любовь моя, я еще не начал. Ларк с ужасом посмотрела в его смеющееся лицо. Она не хотела видеть его глаза и задыхаться от волнения, не хотела жаждать его поцелуев и ласк. Но видит бог, как она их жаждала.
Оливер снова поцеловал ее. Его язык все настойчивее проникал ей в рот, и странное оцепенение постепенно завладевало Ларк. Это было совсем не так, как она представляла.. Прошлое перестало существовать. Он – ее муж, а причина, по которой она вышла замуж, больше не имеет значения. Ее охватывали новые прекрасные ощущения, и сознание постепенно отступало, медленно готовясь к полной сдаче.
Теперь ей уже хотелось, чтобы новые ощущения длились вечно. Обжигающие поцелуи Оливера и неутомимое движение его рук возымели на Ларк необыкновенное действие. Она выпила совсем немного вина, но восхитительное опьянение разливалось по всему телу, заставляя кожу пылать там, где он касался ее пальцами.
Со стоном отчаяния она обвила Оливера руками за шею и прижалась губами к его губам, желая близости и завершения, которому еще не знала названия.
Оливер. Как странно думать о нем, называя просто по имени.
Она выгнула спину, чтобы прижаться грудью к его мускулистому телу, и это прикосновение чутьне свело ее с ума. Она жаждала его поцелуев, но не знала, как сделать, чтобы он понял это.
Но он понял. Глубокий стон вырвался из его груди. Он припал ртом к ее губам и крепко поцеловал, одновременно раздвигая руками ей бедра.
Она хотела сказать «нет», но губы произнесли «да». Его пальцы скользнули внутрь, найдя потаенное место, которое превратило угольки ее желания в полыхающий пожар и лишило возможности сопротивляться. Она больше не принадлежала себе. Она плыла по неведомому океану, где ее единственным спасением был Оливер де Лэйси.
–Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – услышала она свой шепот.
– Уже скоро, любовь моя, – пробормотал он, касаясь языком ее сосков и вновь возвращаясь к губам, в то время как его пальцы в одном ритме с языком проникали внутрь ее тела. Это безумие уносило Ларк все выше, пока надрывный стон не вырвался из ее груди.
Затем она почувствовала тяжесть его тела, и ее кожи коснулась его горячая бархатистая плоть. Ларк подалась навстречу сильному, но безболезненному толчку, который лишь усилил ее желание. Оливер на мгновение замер и заглянул ей в глаза.
– Все в порядке?
– Нет. Да. Не знаю. – Она была как в тумане.
– Если тебе больно, я перестану. – На его губах мелькнула печальная улыбка. – Умру, но остановлюсь.
–Нет! Нет, Оливер.
Он поцеловал ее и опустился на дюйм ниже.
Мне нравится, как ты произносишь мое имя.
Их дыхание смешалось. Сердца забились в унисон. Оливер продолжил осторожное, но настойчивое движение. Давление все нарастало, но оно несло с собой не боль, а скорее какую-то смесь сладкого мучения и восторга.
– Оливер! – сорвался с ее губ крик.
– Тебе больно? – Он осторожно попытался выйти из нее, но Ларк жадно обхватила руками его бедра.
– Не... не смей, – с трудом выговорила она.
Оливер прижался к ней всем телом и помедлил буквально какую-то долю секунды. Она приготовилась к едким обидным нападкам, но вместо этого он продолжил движения. Сначала ритм был медленным, затем стал быстрее. Теряя последние крохи рассудка, Ларк изгибалась всем телом навстречу каждому толчку.
Она взлетала все выше и выше, пытаясь схватить ускользающее ощущение, которому не знала названия.
–Сейчас, любовь моя, – шептал ей на ухо Оливер. – Уже скоро.
Наконец настал восхитительный момент освобождения. Ларк закричала от муки и восторга. Оливер последний раз погрузился в нее и издал хриплый стон. Ларк почувствовала новый взрыввнутри себя... и время для нее перестало существовать.
Тело Оливера сладостным грузом прижимало ее к кровати. Они лежали не шевелясь, удерживаемые вместе таинственной силой, которая заставляла гулко биться их сердца и испытывать сладкую истому.
Мысли Ларк с трудом пробивались сквозь розовый туман восторга и смущения. Всю жизнь ее учили управлять своим сердцем и телом. Этой ночью она пошла на поводу своих чувств и впустила Оливера в свою жизнь. Она рискнула и теперь была благодарна ему за все.
–Ты плачешь? – Его теплые губы поймал слезинку, которая катилась у нее по щеке.
Оливер осторожно лег рядом с Ларк.
– Прости, если причинил тебе боль.
–Дело не в этом. Я не могу понять, что со мной.
– Тебе понравилось?
– Что я должна ответить? – Ларк чувствовала себя уязвимой и незащищенной. Ей вдруг захотелось спрятаться от него.
Но Оливер ей не позволил. Он плотнее прижал Ларк к себе и подложил согнутую в локте руку ей под голову.
–Ничего не отвечай. Спи. У тебя был длинный день.
Приятная тяжесть, словно шелковая шаль, накрыла тело Ларк. Запах его тела дурманил ей сознание, дыхание становилось медленнее и ровнее.
– Ларк?
Она улыбнулась тому, как осторожно и неуверенно он произнес ее имя.
– Да?
– Я хотел тебе кое-что сказать. Не влюбляйся в меня, Ларк.
– Почему?
– Я видел, что смерть Спенсера разбила тебе сердце. Я не хочу, чтобы ты снова страдала, но уже из-за меня.
Ее веки задрожали, но не открылись.
–Влюбляться в тебя, Оливер? С какой стати мне делать такую глупость?
С Чилтернских холмов спускалась весна, укрывая все вокруг зеленым пушистым ковром. Стояли ясные теплые дни. Пастухи гнали стада овец на летние пастбища. Крестьяне-арендаторы пахали землю, а их дети шли за плугом, разбрасывая семена пшеницы.
Ларк окунулась в повседневную работу, которой в Блэкроуз-Прайори было достаточно в любой сезон. Она проверяла уплату ренты, следила за изготовлением свечей, командовала мытьем полов и стен.
Дни проходили в обычных заботах, но ночи...
Именно о ночах вспоминала Ларк, направляясь в швейную мастерскую, чтобы помочь Флора-бель набить матрац.
От этих воспоминаний сердце забилось быстрее, заныло внизу живота. Ларк остановилась возле небольшой комнатки рядом с кухней, стараясь успокоиться.
Служанка, должно быть, вышла. Матрац, уже набитый до половины соломой и душистой травой, висел посередине комнаты. Ларк обошла вокруг него и принялась за дело. Не прошло и нескольких минут, как она услышала за дверью шаги.
– Флорабель, – сказала она, не оборачиваясь, – я полагала, что все обитатели Блэкроуза осудят меня за то, что я вышла замуж за Оливера так скоро после смерти Спенсера. Но все, похоже, спокойно восприняли это. Что говорят слуги за моей спиной?
Флорабель молчала.
– Можешь не отвечать, – сказала Ларк, – я не настаиваю. Только скажи мне, что ты думаешь о моем муже?
Снова тишина.
Ларк представила, как щеки девушки заалел! от смущения, и улыбнулась.
– На этот вопрос тоже можешь не отвечать, Флорабель. Ясно, что все находят его очаровательным. Он веселый, сильный, восхитительный. – Она закрыла глаза и, опустившись на уже готовый матрац, вдохнула пряный запах лаванды и лавра. – И еще он невозможно красив, правда? – А поскольку Флорабель была с Ларк одного возраста и тоже недавно вышла замуж, Ларк смелодобавила: – Я совсем не высыпаюсь последнее время, потому что лорд Оливер... слишком активен по ночам.
–И днем тоже, – раздался низкий мужской голос совсем рядом. Ларк открыла глаза, но, прежде чем она успела вскрикнуть, Оливер крепко поцеловал ее в губы и прижал своим телом.
Она почувствовала почти болезненную радость, словно это ее мысли и слова вызвали Оливера к ней.
Вырвавшись из-под власти его долгого поцелуя, Ларк с притворным возмущением спросила:
– Где Флорабель?
Оливер засмеялся и лизнул ее в ухо.
– Я дал ей два пенса и отправил на рынок.
– Но у нее много дел.
Оливер прижался набухшей плотью к ее раздвинутым бедрам.
– У нас тоже.
Ужасное подозрение остудило вспыхнувшую в ней страсть.
– Как давно ты здесь? – строго спросила Ларк. Оливер потянул за тесемки ее лифа.
– Достаточно.
– Достаточно для чего?
Он снова рассмеялся и потянул за край ее сорочки. Грудь Ларк обнажилась, и Оливер легонько куснул ее зубами.
– Достаточно для того, чтобы услышать, как меня называют очаровательным, веселым, сильным, восхитительным. Пожалуй, я могу смутиться от таких похвал.
– Вот уж вряд ли. – Ларк была полна решимости держаться строго, но предательская слабость вдруг овладела ею, и она подалась вперед, навстречу его губам. – Я совершенно не имела это в виду.
– Конечно, не имела. – Он сдернул рубашку и снял штаны.
–Я не стану влюбляться в тебя, – сказала Ларк, раскрывая ему объятия. Оливер вошел в нее, и Ларк обреченно вздохнула.
– Конечно, не станешь.
Ларк сладко застонала и подалась бедрами навстречу ему.
– Тогда почему... я позволяю тебе... почему... хочу тебя... – Она больше не могла говорить.
– Потому что не можешь бороться с собой, моя дорогая. И я тоже.
Оливер не знал, сколько прошло времени, да это и не имело значения. Он бросил взгляд на единственное незастекленное окно швейной мастерской и увидел, что небо алеет, как раскрасневшиеся щеки Ларк.
Он посмотрел на спящую жену. Матрац, словно облако, окутывал их тела, защищая от холодного воздуха. Когда Оливер был маленьким, запах сухой соломы обычно вызывал у него приступы удушья, но в последние годы болезнь проявлялась реже. В Блэкроузе воздух был сухой и чистый, и Оливер чувствовал себя здесь вполне прилично.
Ларк вздохнула и плотнее прижалась к нему. Она спала в его объятиях сладко и доверчиво, как ребенок.
Уже несколько недель Оливер жил со странным чувством недоумения. Его предназначение – пускаться в авантюры, испробовать все удовольствия жизни, пить жизнь жадными глотками, не заботясь о том, какие руины остаются у него за спиной.
Но случилось что-то немыслимое.
Оливер де Лэйси влюбился в собственную жену.
Он несколько минут размышлял, пытаясь понять, когда это случилось, и пришел к мысли, что это не походило на любовь с первого взгляда, словно купидон пронзил его стрелой. Напротив, его чувства зрели постепенно с того самого дня, когда Ларк вытащила его из могилы для нищих. Потом было ее появление в таверне. И прогулка по Ньюгейтскому рынку. Его чувства стали прочнее и нежнее, когда Оливер узнал, на какой риск пошла Ларк, чтобы спасти невинно осужденного, и когда он увидел, как она плачет у постели мертвого Спенсера.
И окончательно овладели им, когда Ларк отдалась ему в брачную ночь.
У Оливера был богатый опыт общения с женщинами. Он мог сразу распознать девственницу. Ларк была целомудренней всех девственниц мира, она была невинна... Или нет? Может быть, Ларк просто ни на кого не похожа, и потому ее невинность сдалась без обычного сопротивления? Эти сомнения порой не давали ему покоя. Впрочем, какое это имеет значение?!
Оливер нагнулся и поцеловал выбившиеся из ее прически локоны. Он мог часами лежать рядом с Ларк, нежиться в ее объятиях, ожидая пробуждения, чтобы снова наслаждаться друг другом.
Любовь поглотила его полностью, до головокружения. Как могла эта маленькая строгая женщина посеять хаос в душе такого мужчины, как он?
Оливер вздохнул и посмотрел на Ларк. Нежная кожа, темные ресницы, восхитительный рот, если не считать те мгновения, когда она неодобрительно надувала губки...
Волна нахлынула с необычной силой. Оливер почувствовал, как сдавило грудь. Приступ? Нет, не сейчас. Не здесь.
Осознав, что это не приступ, он облегченно вздохнул. Это было совсем другое. Это была любовь.
Оливер вдруг понял, что у любви есть один серьезный недостаток. Она причиняет боль, если остается безответной.
Я не стану влюбляться в тебя, – зазвучал у него в ушах задыхающийся, почти отчаянный возглас Ларк.
Он печально улыбнулся.
– Тогда, надеюсь, ты не будешь возражать, – прошептал он, – если я буду любить тебя?
Кто-то громко забарабанил в дверь швейной мастерской.
Ларк проснулась и открыла глаза. – Что это? – пробормотала она.
– Милорд! Госпожа! – Голос Флорабель от волнения сорвался на визг. – Идите скорее! Лорд Винтер вернулся!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клятва над кубком - Виггз Сьюзен

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718Эпилог

Ваши комментарии
к роману Клятва над кубком - Виггз Сьюзен



Не понравилось это чтиво. Сухо написано, не захватывает. ГГ все время противоречат себе все время. Разочаровалась.
Клятва над кубком - Виггз СьюзенОльга
10.03.2016, 20.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100