Читать онлайн Лето больших надежд, автора - Виггз Сьюзен, Раздел - 5. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лето больших надежд - Виггз Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лето больших надежд - Виггз Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лето больших надежд - Виггз Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Виггз Сьюзен

Лето больших надежд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5.



— Почему я тащусь туда? — спросил Фредди Дельгадо. Он перебирал многочисленные саундтреки, пока Оливия вела их взятый напрокат SUV по узкой, покрытой заплатами дороге к городку Авалону.
— Поверь мне, — сказала она, — это не так ужасно, как мои воспоминания. Я провела здесь множество мучительных лет. — Она все еще не могла поверить, что она делает это. Простой акт вождения автомобиля был для нее незнакомым, поскольку она никогда не водила в городе. До последней минуты ее мать пыталась отговорить ее от проекта обновления «Киоги», но Оливия решилась. Ее отец поддержал ее. Когда она прощалась с ним накануне вечером, он обнял ее и пожелал ей удачи.
— Почему мучительных? — спросил Фредди. — Это выглядит как превосходное место на лето.
Она сбросила скорость, когда бурундук перебежал дорогу. Были вещи, которые она никогда не рассказывала Фредди — или кому бы то ни было — о своей жизни.
— Я была вроде как неудачницей.
— Ты? — Он фыркнул, не поверив, что заставило ее почувствовать себя польщенной. — Что такое, лагерь для придурков и помешанных?
Она жестом показала на фотоальбом, который лежал на сиденье между ними. Мысль о нем, взглядывающем в ее прошлое, приводила ее в замешательство, но она должна была довериться ему. Кто кроме Фредди бросил бы все и согласился провести лето в отдаленном лагере в Кэтскилзе, пытаясь вернуть ему очарование ушедшего времени? Конечно, будучи безработным и бездомным, он имел массу побудительных стимулов, но теперь было слишком поздно. Он уже листал старые фотографии.
— Найди группу, снятую в 1993 году. Палатка Саратога, Орлиное гнездо, — проинструктировала она его.
Он открыл и просмотрел коллекцию фотографий.
— Выглядит как программа размножения для арийской нации. Черт, неужели, чтобы попасть в этот лагерь, каждый должен был быть высоким, темпераментным блондином?
— Смотри внимательней. Задний ряд, в конце.
— Ох. — Тон голоса Фредди показал, что он нашел ее. — Проходила через фазу неуклюжести, не так ли?
— Я бы не назвала это фазой, я бы назвала это всем моим взрослением. И я не была неуклюжей. Эти очки вроде бутылок из-под кока-колы и скобки на зубах были чем-то вроде бонуса.
Фредди присвистнул.
— И посмотри на себя сейчас. Уродливый утенок превратился в лебедя.
— Уродливый утенок надел контактные линзы, выкрасился в блондинку и круглый год пропадал в бассейне в колледже. Уродливый утенок работал два года над идеальным носом. И тебе не нужно быть вежливым. Я была ужасна. Я была несчастным ребенком и тащу этот груз за собой. Когда я поняла, как быть счастливой, все пошло лучше.
— Дети не думают о том, как быть счастливыми. Они просто счастливы.
— В некоторых семьях это не так. И это все, что я собираюсь сказать о Беллами, так что не пытайся любопытствовать.
— Ха. Ты все лето в моем распоряжении. Я узнаю все твои секреты.
— У меня нет секретов.
— Ерунда. Я думаю, что у тебя есть секреты даже от себя самой.
— Это будет настоящий праздник — провести лето с доктором Фрейдом.
— Ну, я рад, что мы взялись за этот проект. И я рад, что Рэнд Уитни уже история.
— Спасибо, — сказала она, в ее голосе прозвучал сарказм. — Это означает, что многое пришло от тебя, Фредди. Ты хотел, чтобы я проиграла.
— Оливия, ты каждый раз заставляешь себя проигрывать. Когда-нибудь думала, почему?
— Ох…
— У тебя привычка выбирать не тех парней, — продолжал он. — Я думаю, это потому, что ты не знаешь, что делать, когда на самом деле найдешь правильного парня. Ты сказала, что ты научилась быть счастливой. Почему я этому не верю?
Ей не хотелось это обсуждать.
— Я думаю, Баркису нужно остановиться, чтобы пописать.
— Нет, ему ничего такого не нужно. Он уже писал в Кингстоне. Согласно карте, мы уже почти приехали. Я заткнусь, обещаю. — И Фредди сдержал слово, он замолчал и вернулся к изучению фотографий.
Оливия уже сделала это, разложив цветные и черно-белые фотографии по порядку, чтобы напомнить себе, как выглядело это место. К счастью, ее бабушка сохранила краткую историю лагеря с его скромного начала в 1930-х до его расцвета в 1950-х, период, который она хотела восстановить в честь золотой свадьбы. Она надеялась воссоздать простые радости летнего прошлого, сделать лагерь «Киога» таким местом, в которое люди приезжают или хотят приехать.
Фредди с треском захлопнул альбом:
— Когда я увидел тебя ребенком, я немножко больше понял тебя.
— Что ты имеешь в виду?
— Ты мастер в искусстве преображения вещей. Неудивительно, что ты хороша в том, что делаешь.
У нее действительно была масса практики. Еще когда она была ребенком, ее преследовали вещи с зарядом: ее комната в квартире ее матери на Пятой авеню, ее ящик в школе Далтона, даже ее домик в лагере «Киога» каждое лето. В лагере это было единственное, в чем она была хороша. Однажды она совершила рейд в кладовку над обеденным залом и нашла стопку старых скатертей. Ее подружки по палатке, вернувшись с восхождения в горы, обнаружили, что их кровати застелены вручную выполненными покрывалами, мягкими и поблекшими от времени. Окна были занавешены ситцевыми занавесками, подоконники заставлены свежесорванными полевыми цветами в банках из-под желе.
— Посмотрим, насколько это хорошо, — предостерегла она Фредди. — Мы никогда раньше не делали целый лагерь в пустыне.
— Твоя бабушка предоставила нам огромный бюджет и все лето, чтобы сделать эту работу. Это само по себе приключение.
— Надеюсь, что ты прав. И спасибо, что согласился поехать со мной. Ты послан мне Богом, Фредди.
— Поверь мне, дорогая, я нуждался в этой работе, — сказал он с подкупающей искренностью. — Однако для этого преобразования тебе потребуется больше народу. Кого ты намерена использовать для работ?
— Мои бабушка с дедушкой выдали бюджет для генерального подрядчика. Нам нужно найти кого-то как можно быстрее. Тебе придется также встретиться еще с несколькими Беллами. Приезжает моя ближайшая кузина, Дэйр. Как и мой дядя Грег и мои кузины Дэзи и Мас. Грег ландшафтный архитектор, и он будет отвечать за землю. У него тяжелое положение в браке, так что лето здесь может спасти их семью.
— Вот видишь, брак — плохая идея, — констатировал Фредди.
— Так что мне не стоит даже беспокоиться, это ты хочешь сказать?
Он проигнорировал вопрос и вернулся к коллекции фото.
— Старые фотографии выглядят так, будто здесь происходили воссоединения семей.
— Много лет назад лагерь был семейным. Иногда это была единственная возможность для родственников собраться вместе. Мамы и детишки оставались здесь на все лето, а отцы приезжали поездом каждую пятницу. Странно, да?
— Может быть. Однако я думаю, что семейные лагеря возвращаются. Я знаю семьи, перегруженные делами, людей, которые ищут местечко на природе, чтобы побыть вместе.
Она взглянула на него:
— Тебя, похоже, всерьез захватила эта мысль.
— Детка, я ушел из своей семьи, а не воссоединился с ними.
— Эй, что с тобой? — сказала она. — Я не знала, что у тебя проблемы с семьей.
— У меня нет проблем. У меня нет семьи.
Она прикусила язык. Они были друзьями долгие годы, но он никогда не рассказывал ей о своей семье, кроме того, что они жили в Куинсе и не поддерживали отношений с тех пор, как он покинул дом.
— Ты терзал меня последние девяносто миль, так что теперь моя очередь.
— Поверь мне, это неинтересно, разве что ты фанатка Юджина О'Нила. А теперь заткнись. Мне нужно разобраться с дорогой.
Как раз перед тем, как они добрались до Авалона, перед ними опустился железнодорожный шлагбаум, и она остановила машину, пропуская местный поезд.
— Я обычно ездила этим поездом из города в Авалон.
Оливия все еще помнила восторг, охватывающий детей в пассажирском вагоне. Некоторые из более опытных скаутов пели традиционные песни или хвастались прошлыми победами в стрельбе из лука, плавании или в состязаниях по ходьбе. Там были волнующие гадания о том, кто к кому попадет в домик, потому что все знали, что друзья могут быть разлучены на целое лето. Когда ей было от восьми до одиннадцати, она не могла дождаться, когда поедет в лагерь. У нее было три кузины в той же возрастной группе, и поездка на поезде, а потом переезд в фургоне через горы были волшебным путешествием в очарованный мир.
Все изменилось в тот год, когда расстались ее родители. Она вылезла из кокона детства, но не маленькой бабочкой, а угрюмым толстым подростком, который не доверяет всему миру.
Поезд прошел, последний вагон исчез из вида, и перед ними открылся вид на чудесный горный городок Авалон.
— Здорово, — заметил Фредди. — Это место настоящее?
Авалон был классической деревушкой Кэтскилза. Он выглядел точно так, как ожидают туристы, — вне мира, отделенный от самого времени железнодорожной веткой с одной стороны и мостом — с другой, с мощенными булыжником улочками с тенистыми деревьями, городской площадью с залом суда в середине и как минимум тремя церковными крышами. Из года в год он почти не менялся. Она помнила магазин Кларкса и магазин скобяных товаров «Агвей Фид», ювелирный магазинчик «Палм-квист» и булочную «Скай-Ривер», которой все еще владела семья Маески, согласно вывеске в окне. Там были сувенирные лавки с вещицами ручной работы и настоящие бутики. Рестораны и кафе с полотняными навесами и разноцветными окнами окружали площадь. Магазины антиквариата представляли прядильные колеса и винтажные стеганые одеяла, и практически в каждом магазинчике был домашний кленовый сироп и яблочный сидр для туристов, которые приезжали сюда осенью полюбоваться чудесной природой.
На заднем сиденье проснулся Баркис и сунул нос в окно, когда они проезжали мимо места для пикников на Шулер-Ривер. Самой красивой улицей в городке была Кленовая улица, застроенная деревянными готическими домами эдвардианской эпохи, некоторые были украшены табличками Национального исторического общества.
— Век невинности, — провозгласил Фредди.
Выкрашенные пастелью домики были превращены в гостиницы с завтраком, юридические офисы, галереи искусства и дневные спа. Последний дом на улице был украшен вывеской ручной работы: «Строительство Дэвиса».
— Оливия, смотри! — прокричал Фредди.
Она ударила по тормозам. На заднем сиденье Баркис встал на задние лапы.
— Это перекресток, — сказал Фредди. — Осторожней.
— Прости. Я пропустила знак. — Один только вид имени Дэвис заставил ее вздрогнуть.
«Спокойно, — сказала она себе. — В мире миллион Дэвисов. Без сомнения, строительная фирма не принадлежит… Невозможно, — подумала она. — Это было бы полным безумием».
— Я запишу номер этой строительной фирмы, — сказал Фредди рассеянно.
— Зачем тебе это?
— Наверное, это единственная фирма в городе, а нам понадобится ее помощь.
— Мы найдем другую.
Он повернулся на сиденье, пока они проезжали мимо. На вывеске значится, что они обеспечены облигациями, застрахованы и бесплатно делают смету и счет.
— И ты в это веришь?
— А ты нет? — Он цокнул языком. — Такая циничная к таком нежном возрасте. — Он нацарапал номер строительной фирмы.
Не может быть, чтобы «Дэвис констракшнз» имело какое-то отношение к Коннору Дэвису, убеждала она себя. А даже если и так, что с того? Он, возможно, даже не помнит ее. И это должно было послужить ей утешением, если вспомнить, какой дурой она выставила себя по отношению к нему.
— Ну хорошо, скажи мне, что это не мост под крышей, — сказал Фредди, хватаясь за фотоаппарат.
— Это мост под крышей.
— Не могу поверить, — сказал он — Это лучше, чем мосты графства Мадисон.
— Даже лоботомия лучше мостов графства Мадисон. Он резко повернулся, глядя на табличку, которая гласила, что этот мост построен в 1891 году. У него даже есть имя — мост Скай-Ривер, и он был необычайно хорош, как на открытке. Оливия вспомнила, что лагерный фургон, который доставлял их от поезда в лагерь «Киога», всегда гудел, въезжая в темный тоннель со скрипучим покрытием, обрамленный ласточкиными гнездами. Это был последний рукотворный оплот перед въездом в лагерь.
За мостом дорога шла вдоль реки, проходила через цепь гор, на которых были выбиты названия и высота. Фредди, городской мальчишка, был вне себя.
— Это потрясающе, — восхищался он. — Не могу поверить, что твоя семья владеет такой красотой, и ты мне никогда не говорила об этом.
— Лагерь закрыт последние восемь, нет, девять лет. Компания по недвижимости присматривает за этим местом. Некоторые семьи приезжают сюда в отпуск и собираются здесь время от времени. — Оливию приглашали на семейные встречи, но она никогда не ездила. Для нее это было слишком — столько плохих воспоминаний! — Зимой, — добавила она, — мой дядя Клайд привез сюда семью кататься на лыжах и ради восхождений на снежные вершины.
— С ума сойти, — пробормотал Фредди. — Почти как в нормальной семье.
Она взглянула на него:
— Ну, если то, что ты увидишь сегодня, не заставит тебя мчаться обратно в Нью-Йорк, ты все лето будешь встречаться с кланом Беллами.
— Напугала. А я не забыл рассказать тебе о моих квартирных делах?
— О, Фредди.
— Ты правильно поняла. Безработный и бездомный. Я настоящая находка.
— Этим летом ты работаешь на меня и живешь в лагере «Киога».
Он ее лучший друг. Что еще она может сказать?
Оливия снизила скорость, увидев краем глаза белый взмах оленьего хвоста. Мгновением позже появились самка с детенышем, и Фредди был в таком восторге, что едва не разбил свою камеру.
Девять лет тому назад к лагерю вели указатели вдоль всей дороги, и каждый с восторгом поздравлял их с прибытием, пока они подъезжали все ближе и ближе к месту назначения.
— Это гора Лукаут, — говорил кто-нибудь, показывая в окно и подпрыгивая на сиденье фургона. — Я увидел ее первым.
Другие местечки тоже назывались неплохо — ручей Мосс, холм Уотч, гора Сентри, дуб Треати. Дерево такое старое, что поговаривали, будто шериф Десси Лайон посадил его в честь договора, который он подписал с Питером Стувесантом, губернатором колонии.
Это будет ее двадцатое лето в лагере. Оливия вела машину в молчании. Ее желудок опускался ниже, и страх стал почти физическим ощущением холода и мертвой тяжести внутри. И снаружи, думала она. Вес, который она набрала, тогда был результатом стресса от тихого развода ее родителей, требований школы, ее собственных невыраженных страхов.
Они проехали стеклянную художественную студию с причудливой вывеской у дороги, и затем потянулась прибрежная полоса, где луга были преувеличенно зелеными, а леса глубокими и таинственными. Высоко на солнечной полянке был припаркован маленький дорожный трейлер, а рядом черный хромированный «харлей».
— Интересное место, — прокомментировал Фредди.

— Тут полным-полно типов из контркультуры

l:href="#n_10" type="note">[10]
. Леса не так далеко.

Они проехали ферму Уинди-Ридж, еще один причудливый знак, потом достигли последнего поворота дороги и повернули на гравийный подъезд, обозначенный как частое владение, куда вход запрещен. Дорога петляла через лес, который с каждой милей становился все гуще. И наконец, вот она, перед ними — арка ручной постройки, изгибавшаяся над дорогой, — вход во владения. Построенная из массивных деревянных бревен, она была торговой маркой лагеря. Рустикальную арку украшали обычные письма, которые дети еженедельно отсылали домой. За аркой раскинулся лагерь «Киога». Основанный в 1932 году в стиле адирондак

l:href="#n_11" type="note">[11]
.
В автобусе дети задерживали дыхание, пока проезжали под аркой, а когда оказывались внутри, раздавался громкий коллективный крик, сопровождаемый аплодисментами восторга и означавший «Мы здесь».
— Ты в порядке? — спросил Фредди.
— Нормально, — с трудом выдавила Оливия. Она замедлила ход, и сухой, острый гравий захрустел под колесами. Пока они ехали дальше по древней дороге, затененной кленами и дубами, у нее появилось странное ощущение возвращения во времени, в место, которое никогда не было для нее безопасным.
Заброшенный подъезд зарос деревьями, ветви касались громыхающего SUV. Она припарковалась перед главным холлом и выпустила Баркиса. Пес понесся вокруг в экстазе открытия, намереваясь обнюхать каждую травинку.
Собственность в сотню акров было по большей части пустыней, с озером Уиллоу в центре. Там были рустикальные здания, луга и спортивные корты, маленькие домики и бунгало, окружавшие безмятежное нетронутое озеро. Оливия показала на площадку для стрельбы из лука, теннисные корты, амфитеатр и горные тропы, которые теперь совершенно заросли. Она уже делала в уме заметки, оценивая, во что обойдется восстановление лагеря.
В главном павильоне располагалась столовая. Он был вытянут вдоль озера, где обычно проходили танцы и вечерние развлечения. Низкая часть здания заключала в себе кухню, кабинет регистрации и лагерный офис. Теперь все было в запустении — от заросшей сорняками дорожки до розовых кустов вокруг голых флагштоков. Удивительно, но розы выжили, разросшись в бурном цветении колючими ветвями.
Оглядывая главный павильон и домики, Фредди заметил:
— У меня не было представления, что места вроде этого все еще существуют. Это так похоже на «Грязные танцы».
— Теперь это город призраков, — сказала она, хотя ее воображение было населено детьми в форменных футболках с логотипом «Киога». — До начала шестидесятых тут каждый вечер устраивали танцы, иногда с живой музыкой.
— Прямо здесь, в середине ничего?
— Мои дедушка и бабушка утверждают, что музыканты были не такими плохими. Всегда можно было найти талант, потому что музыканты и актеры из Нью-Йорка искали, где бы провести лето. После того как лагерь перешел только к детям, там проводились уроки пения и танцев.
Она содрогнулась при воспоминании. Она всегда приходила последней и обычно танцевала с другой девочкой, со своей кузиной, или с мальчиком, а его лицо при этом выражало отвращение от того, что он танцевал с Лолли, бочкой жира, под этим прозвищем она была известна в те дни.
— Давай откроем главный павильон, и я покажу тебе столовую, — предложила она.
Ключом, который дала ей бабушка, она отперла здание, и они распахнули тяжелые двойные двери. В фойе стеклянные витрины были занавешены, за стеклами обитали охотничьи трофеи со стеклянными глазами: лось, медведь, олень, ягуар.
— Это мне не нравится, — скривился Фредди.
Баркис появился только для того, чтобы согласиться с ним. Он стоял рядом, бросая подозрительные взгляды на животных, и скалил зубы.
— Обычно мы давали им имена, — улыбнулась Оливия. — Таскали друг у друга белье и вывешивали его на оленьих рогах.
— Это еще хуже.
Она повела его в столовую. Над их головой вздымались высокие, словно в соборе, деревянные потолки. Там были огромные камины из речного камня в обоих концах зала, длинные деревянные столы и скамейки, стеклянные двери вели на веранду и еще одну крытую галерею вокруг чердака. Легкий запах сожженного дерева все еще витал в воздухе.
— Это развалины, — сказала она.
Фредди, похоже, погрузился в молчание перед величественностью их проекта. Его глаза расширялись, пока он медленно поворачивался, охватывая взглядом все.
— Послушай, если ты думаешь, что нам не стоит браться за это, скажи мне об этом сейчас. Мы, может быть, сможем вернуть контракт…
— Замолчи, — оборвал он ее, направляясь к французским дверям, выходящим на озеро. — Я никуда отсюда не поеду.
Оливия ничего не могла с собой поделать — она улыбнулась этой очарованной душе. Это ослабило боль ее собственных воспоминаний.
Словно в трансе, он подошел к стеклянным дверям, выходящим на озеро, открыл замок и шагнул наружу на обширную веранду.
— Мой бог, — выдохнул он. — Мой бог, Ливви.
Вместе они долго стояли, глядя на озеро. Окруженное изящно склоненными ивами, оно напоминало золотое зеркало, окружающее цепь заросших лесом гор. Это действительно было прекрасно. Магически прекрасно. Тогда она этого не замечала. Когда твоя жизнь совершенно вышла из колеи, разве тебе есть дело до природы?
— Вон там, в середине, — показала она на озеро. — Это называется остров Спрюс. — Остров был достаточно большим для того, чтобы на нем разместились вышка, док и место для пикника, и все еще выглядел как нечто магическое, сияющий изумруд посредине золотого моря. — Мои бабушка с дедушкой поженились здесь пятьдесят лет тому назад. Вот почему они хотят обновить лагерь к августу, чтобы все было как надо.
— Так вот что у тебя на уме?
— Эй, это не довоенный двухтысячефунтовый домик, который просто нуждается в кое-какой покраске. Это сотни акров пустыни с набором старых зданий, некоторые датируются 1930-ми годами.
— Мне нет дела. Мы сможем это сделать. Мы должны.
Она обняла его.
— И тут, я думаю, я должна пожать тебе руку.
Он обнимал ее немного дольше и немного крепче, чем требовал случай. Она первой отодвинулась и улыбнулась ему, притворяясь, что в его глазах видит только дружбу. И первый раз она начала понимать, что чувствовал Рэнд Уитни, глядя в эти молящие глаза и будучи не в состоянии ответить на них тем же чувством.
— Спасибо за то, что приехал, партнер, — сказала она, подходя к перилам веранды и ощущая легкое дуновение ветра на воде. Сине-зеленый запах озера и лесов вызывал в памяти поток воспоминаний, и, к удивлению, не все из них были плохими.
— Я даже и не думал оказаться в таком уединенном местечке, — сказал Фредди. — И похоже на то, что мы единственные люди на земле. Первый мужчина и первая женщина, Адам и Ева.
— Только не относись ко мне как к потустороннему явлению, — сказала она.
— Ты имеешь в виду шутки Иоанна с топором? — Он одарил ее широкой улыбкой.
— Думаю, я могу обойтись и без этого, спасибо большое.
— Отлично. Но если бы я хотел написать книгу, это было бы превосходное место.
Она направилась внутрь.
— Давай решим, где мы проведем эту ночь.


Ту первую ночь Оливия и Фредди закончили тем, что разделили на двоих одну хижину. Никому из них не понравилась мысль о том, чтобы ночевать в пещеристом бараке, в одиночестве и в пустоте, пугаясь каждого шороха, и вдыхать неприступную темноту, которая покрывала это место после заката. Когда приедут остальные, они переедут в частные коттеджи, но пока что никто из них не хотел оставаться один.
Все арки были названы в честь исторических крепостей и полей боя — Тикондерога, Саратога, Ставикс, Ниагара, — и Оливия выбрала Тикондерогу за близость к столовой и за большую общую душевую.
Они разобрали свой багаж и пожитки, отнесли банку консервированного супа и крекеры в затянутую паутиной, но все еще функционирующую кухню и с помощью кондиционера надули свои матрацы. Затем Оливия и Фредди устроили себе постели в арке Тикондерога и организовали генеральную уборку.
Вечер медленно наползал на них, небо стало из переливчато-розового глубоким фиолетовым, и затем наступила такая полная темнота, словно они оказались в пещере. Когда опустилась ночь, Баркис совершенно перепугался. Он вздрагивал от каждого таинственного шороха листьев или крика одинокой птицы.
После душераздирающей борьбы с двумя пауками в большой общей душевой, пристроенной к бараку, Оливия была готова лечь в постель и возвратилась в хижину и сиреневых пижамных брюках и таком же топе. Ночной ветер через окно овевал ее.
Фредди уставился на ее сиськи.
— Люблю мать-природу, — сказал он.
В ответ она нырнула в свитер и завернулась в него.
— Да ладно, я не обижен, — пожаловался он. — Обычно в это время я смотрю «Собаку охотника».
— Я говорила тебе, что здесь нет телевизора. Ни телефона, ни Интернета, ни сигнала для мобильника.
— Что, черт побери, мы собираемся здесь делать? — в отчаянии спросил Фредди.
— Говорить. Играть в настольные игры. Читать книги. Спать.
— Убей меня прямо сейчас.
Они уселись каждый на своей койке и посмотрели друг на друга. Затем она потянулась и выключила верхний свет.
— Так странно не слышать город, — заметила она, залезая под хрустящие простыни и толстое шерстяное одеяло. — Я так привыкла к гудкам и сиренам.
Баркису, похоже, тоже не хватало городского шума. Он был напуган дыханием ветра в ветвях дубов. Он залез под койку Оливии и свернулся калачиком.
Она смотрела в темноту и желала себе уснуть. Вместо ною она почувствовала себя беспокойной и смущенной. Минуты, казалось, ползли одна за другой, и вместо того, чтобы стать сонной, она чувствовала себя бодрее, чем всегда. В ее сознании мчались планы и проекты.
— Фредди, — прошептала она.
Нет ответа.
— Фредди. Ты не спишь?
— Уже сплю, — произнес голос, лишенный тела. — Где ты, черт побери? Здесь слишком темно.
— Надо взять фонарики, — сказала Оливия.
— Завтра, — согласился он.
Баркис заскулил, и она распознала просьбу в его голосе.
— Его надо еще раз вывести. — Оливия нашла шлепанцы и фонарик. — Пойдем со мной.
— Я только-только согрелся.
— Цыпленок.
Он страдальчески вздохнул, и она направила на него луч света. Он выглядел неожиданно привлекательным в боксерах, белой футболке, с растрепанными волосами. Он натянул на себя пару свитеров, все время чертыхаясь.
В пустынной местности, тонущей в темноте, Баркис оставался в луче фонарика, обходя кругом заросшее поле, окружающее бунгало.
— Ты здесь совсем другая, — заметил Фредди. — Похоже, что здесь ты больше дома, чем в городе.
— О, это точно, — сказала она.
— Так оно и есть. Попомни мои слова. — Он неожиданно крепко схватил ее за руку. — Выключи свет на секунду, — сказал он.
— Что?
— Шучу-шучу, просто выключи фонарик.
Она пожала плечами и щелкнула кнопкой.
— Что такое…
— Ш-ш-ш. Посмотри на небо, Ливви.
Когда она подняла голову, звездное одеяло, казалось, накрыло их, Млечный Путь был ярким и тем не менее наполнен тайной. Она слышала дыхание Фредди, было тихо.
— Нравится? — спросила она.
— Никогда раньше не видел такого неба. Откуда, черт возьми, взялись все эти звезды?
— Они всегда были здесь. Тебе только нужно было найти место достаточно темное, чтобы их увидеть.
— Думаю, что мы его нашли. — Он сжал ее руку.
— У моих бабушки с дедушкой есть телескоп. Он, скорее всего, где-нибудь здесь. Мы можем поискать, если он еще работает, рассмотрим небо поближе.
— Я чувствую себя достаточно близко, чтобы коснуться их. — Без предупреждения он обхватил ее руками и прижал к себе.
Оливия был так удивлена, что захихикала.
— Фредди…
— Ш-ш-ш. — Он поцеловал ее очень нежно и осторожно, его губы нашли ее губы в темноте.
Поцелуй был таким неожиданным, что она неуверенно поборолась, упершись руками в его грудь.
— Bay, — сказала она. — В чем дело?
— Теперь ты наконец избавилась от как-его-там-зовут, и пришло время решить что-нибудь с нами.
Она оттолкнула его, удивление уступило легкой панике.
— Фредди, ты лучший друг из всех, какие когда-либо у меня были. Не надо все портить, превращая это в романтическую историю.
— Почему бы и не…
— Мне надоели романтические отношения. У меня ужасное прошлое в этом смысле. Ты сам так говорил. Я настроена на поражение.
— Ты будешь восхитительна, если только выберешь правильного парня. — Он поцеловал ее снова. Его рот был теплым и сладким, и доброта этого жеста заставила ее почувствовать, что она сейчас разрыдается. — О господи Иисусе, — растерянно произнес он, отодвигаясь. — Теперь ты плачешь.
— Прости, — смутилась она. — Я не имела в виду… Боже, Фредди, я такая глупая. — Она не плакала из-за Рэнда Уитни, но вот это случилось, слезы наполняли ее глаза просто потому, что Фредди поцеловал ее.
— Я знаю. И я тоже. Может быть, этим летом мы еще над чем-нибудь поработаем, кроме восстановления этого лагеря. — И с этими словами он освободил ее.
Она почувствовала себя брошенной, но при этом испытала облегчение. Фредди был замечательный, она обожала его, но романтические отношения? Она вытерла глаза рукавом. Невозможно. Отодвинувшись от него, она стала изучать отражение звезд в озере.
— И теперь между нами будет сплошная неловкость, потому что мы попытались поцеловаться и ничего из этого не вышло?
— Кто сказал, что не вышло?
— Фредди, я…
— Заткнись, Ливви. — Он нежно погладил ее по спине. — Я умываю руки. Это не из-за тебя. — Он откашлялся. — Но ты понимаешь, я должен был попытаться.
Она подумала, что, если направит на него луч фонарика, увидит его лицо. Но она не была уверена, что хочет этого, и отвела луч в сторону.
Когда взошло солнце, ни Оливия, ни Фредди не вспоминали предыдущую ночь. К счастью, им нашлось чем заняться. Она натянула обрезанные джинсовые шорты, толстовку и собрала волосы в небрежный узел. Предстоял рабочий день.
За кружками с кофе они провели обычное обсуждение, которое могло бы быть у них в городе, когда они начинали проект. Оливия составляла список, а Фредди делал наброски на больших листах оберточной бумаги.
Они работали за длинным столом из струганой сосны в столовой, с видом на озеро.
— Это будет потрясающе, — сказала она, вставая и наслаждаясь видом. — Все, что нам нужно сейчас, — это правильный строитель, чтобы сделать работу.
Фредди вырвал из записной книжки лист бумаги.
— Вот номер, который я записал, когда мы вчера проезжали через город. «Дэвис констракшнз».
— Я поспрашиваю вокруг о других. — Заметив выражение его лица, она сказала: — Ну, чтобы была конкуренция.
— Не удивлюсь, если это единственная компания в городе. И с тем бюджетом, который выделила нам твоя бабушка, нам нет нужды считать каждый пенни.
— Я поспрашиваю, — упрямо сказала Оливия. — Пожелай мне удачи.


Ей не повезло. Компании мобильной связи здесь не существовало, а лагерный офисный телефон был отсоединен много лет тому назад. Чтобы сделать звонок, ей нужно было взобраться к главному входу и использовать антикварный телефон-автомат у ворот. До тех пор как в старый офис не провели телефон, это была единственная связь в лагере. Согласно словам оператора, которая была рада помочь, в Авалоне была только одна строительная фирма, как Фредди и предсказывал.
Сжав зубы, она набрала номер. Как и в большинстве мелких фирм, в «Дэвис констракшнз» включился автоответчик, который произнес: «Оставьте ваш номер, и я вам перезвоню». В первый раз, услышав голос на автоответчике, она повесила трубку, ничего не сказав.
«Перестань, Оливия, — говорила она себе. — Голос даже не похож. Это не может быть он. Что бы он стал делать со строительным бизнесом в Авалоне, штата Нью-Йорк? И даже если это он, что с того?» Она профессионал. Она все время имеет дело со строительными фирмами.
Однако ни один из этих строителей не заставлял ее так глубоко дышать, когда она набирала его номер. Это было что-то новенькое.
Полная мрачной решимости, она опустила еще один четвертак в щель автомата и снова набрала номер. И снова попала на автоответчик. На этот раз она оставила четкое, ясное сообщение: «Меня зовут Оливия Беллами, и я звоню из лагеря «Киога». Мне бы хотелось обсудить… проект реставрации, если вы заинтересованы…»


— Повезло? — позвал ее Фредди.
— Нет. Я попала на автоответчик. — Ей потребовалась минута, чтобы найти его, она двигалась на звук его голоса. Он был в кладовой над столовой. Высокая галерея представляла собой впечатляющее помещение, которое срочно нужно было очистить от пыли.
— Но никто тебе не перезвонил.
— Я оставила указания и велела приехать, если его интересует эта работа. Если до завтрашнего утра никто не покажется, нам придется поискать кого-то еще. — Она сказала это с легкой улыбкой, явно испытывая облегчение. — Что ты делаешь?
— Только начал. Я раскапываю тут всякие сокровища.
— Типа чего?
— Типа телескопа, о котором ты мне говорила.
Это было его единственное упоминание прошлой ночи, и Оливия притворилась, что не слышит. Она неожиданно пришла в восторг от коллекции раскрашенных байдарочных весел, которые обычно выставляли в фойе.
— Посмотри на это. — Фредди бросил что-то на перила. Большой узел упал на пол, подняв тучу пыли.
— Это флаги, — сказала Оливия, чихая от пыли. Она наклонилась и развернула старую, выцветшую ткань, отпрыгнув, когда из нее вылез паук. — Я не думаю, что ты оставишь их на земле.
— Это правило пять-два, — сказал он.
— Точно, — согласилась она.
Она проворно развязала узел и уложила его на пустой стол. Там было три флага: штата Нью-Йорк, США и флаг лагеря «Киога». Потускневшая ткань была заткана пауками и паучьими яйцами. Она скрутила флаги и вывесила их наружу. Первым делом, когда приедет контейнер для мусора, она выбросит их на помойку.
«Однако не предполагалось, что ты выбросишь флаги на помойку. — Она вспомнила уроки по гражданскому нраву. — Ты должна вывесить их, чтобы показать миру свое благоговение».
Затем ей пришла в голову другая мысль. Перед главным павильоном в круге въезда стояло три флагштока, окоченевшие и обнаженные, словно деревья зимой. Вид трех флагов, безусловно, оживит картину.
Она решительно встряхнула каждый флаг. Флагштоки, казалось, были в рабочем состоянии. Через несколько минут она подняла флаг лагеря «Киога», который изображал вигвам индейцев на берегу озера. Затем шел флаг штата с двумя богинями, держащими щит. Наконец, на центральный, самый высокий флагшток она стала поднимать флаг США. Она чувствовала себя до странного добродетельной и патриотичной, двигая шнур и напевая национальный гимн. Флаг был древностью, потому что на нем было сорок восемь звезд. Как ее бабушка с дедушкой, она видела полувековую историю — войны и рождение рок-н-ролла, бедствия и изобилие, социальные движения и национальные кризисы.
Этот флаг был… символом.
В патриотической горячке Оливия пошла не тем путем. Флаг-символ не хотел подниматься. И это было недопустимо.
Она проследила за направлением веревки, но, похоже, та где-то зацепилась. Она несколько раз подергала за веревку, но безрезультатно.
— Лестница, — пробормотала она, направляясь к сараю. Она нашла одну, засиженную пауками, и потащила ее к флагштокам. Теперь солнце высушило прохладу утра, и она стащила с себя толстовку, оставшись в топе. Потребовались некоторые маневры, чтобы прислонить лестницу к узкому флагштоку, но она нашла способ удержать ее в центре.
На полпути она услышала, как ветер шумит в деревьях, и остановилась, чтобы оглядеть лагерь с высокой точки. Она видела отсюда всю территорию, громадную деревянную структуру в отдалении, озеро, блестящее на солнце и ветру. Отсюда вид был волшебный и чарующий.
Ей пришло в голову, что работы здесь больше, чем она даже себе воображала. Это будет чудо, если она с ней справится.
«Я смогу это сделать, — подумала она, двигаясь со ступеньки на ступеньку. — Нана любила говорить, что все случается по какой-то причине и ты не всегда знаешь, какова она».
Оливия взобралась так высоко, как только осмелилась. Когда она протянула руку вверх, чтобы подвинуть флаг, почувствовала, что лестница падает.
«Нет, — подумала она. — Нет». Но прежде чем она успела открыть рот, чтобы позвать на помощь, лестница упала в сторону. Она охватила руками флагшток, непроизвольно сжавшись, пока лестница со стуком падала на землю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Лето больших надежд - Виггз Сьюзен

Разделы:
Пролог1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.29.30.31.32.33.34.35.

Ваши комментарии
к роману Лето больших надежд - Виггз Сьюзен



Класно!!!
Лето больших надежд - Виггз СьюзенКсюша
11.08.2011, 20.03





очень хороший и добрый роман, всем советую почитать!
Лето больших надежд - Виггз СьюзенВера
14.08.2011, 13.49





Мне роман очень понравился.
Лето больших надежд - Виггз СьюзенМария
28.09.2011, 20.31





мне очень понравился. вроде бы все не ново, на когда читаешь банальностью не отдает
Лето больших надежд - Виггз Сьюзентатьяна
3.11.2011, 11.18





очень понравилось, столько жизней описывается в романе. Советую
Лето больших надежд - Виггз Сьюзенаня
17.07.2012, 14.36





хороший добрый роман, это первая книга из серии, есть еще книга , где рассказывается о Дженни, советую прочитать
Лето больших надежд - Виггз Сьюзен@ннушк@
15.08.2012, 12.08





Роман неплохой, но некоторые линии не доведены до конца. Хочется happy enda.
Лето больших надежд - Виггз СьюзенТатьяна
19.05.2013, 20.46





Какой классный роман!!! Очень рада, что открыла для себя этого автора. Замечательная семейная сага. В предыдущем комментарии написано. что некоторые линии не доведены до конца. скорее это потому, что многим героям посвящены отдельные романы. Читайте о клане Беллами отдельные романы. Их штук 5. Я пока прочитала только аннотации к ним, но эти романы у меня на очереди. Ищите их на других сайтах Еще раз хочу сказать, что роман классный, очень понравилось. Конечно 10!!!
Лето больших надежд - Виггз СьюзенЛеля
19.01.2014, 20.18





Неплохо! Пошла читать остальные романы про эту семейку!
Лето больших надежд - Виггз СьюзенЮлия...
22.01.2014, 18.58





классно
Лето больших надежд - Виггз СьюзенЛюбовь Владимировна
25.01.2014, 4.37





Хороший роман ... Читать легко. Понравилось сочетание прошлого и настоящего.. Раскрыта жизнь нескольких поколений 9/10 советую""""
Лето больших надежд - Виггз СьюзенVita
28.01.2014, 13.17





серьезный роман,не слезливая сказочка.заслуживает 9,9
Лето больших надежд - Виггз Сьюзенвалентина
10.02.2014, 21.59





Роман романом, но переводчика нужно бы побить, слегка хотя бы
Лето больших надежд - Виггз СьюзенГостья
1.05.2014, 1.02





Да и вообще, как я обнаружила на другом литературном сайте, переведённых романов как минимум на 9 больше, в том числе и о некоторых упомянутых в этом персонажах
Лето больших надежд - Виггз СьюзенГостья
1.05.2014, 13.29





Мура.
Лето больших надежд - Виггз СьюзенДашка
22.08.2014, 22.51





Начиналось все замечательно, как я люблю, история растянутая на несколько десятилетий и воспиминаний, параллельные персонажи. под конец не хватило эмоций. Все равно хороший роман 9,9/10.
Лето больших надежд - Виггз Сьюзенanurra
31.08.2015, 12.24





Этот роман первый из серии, всего их 9, но просмотрела другие сайты - переведены только 5, и причем не по порядку. Очень обидно, ЛР понравился. Буду читать те, что есть. Очень, очень жаль.
Лето больших надежд - Виггз Сьюзениришка
25.02.2016, 23.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100